Форум В шутку и всерьёз

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум В шутку и всерьёз » Общие вопросы, крупные спецоперации » Спецслужбы и интернет


Спецслужбы и интернет

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Какую часть жизни видят российские спецслужбы и какие методы используют.
Хотя конституции практически всех государств гарантируют тайну переписки, телефонных разговоров и т.д., в действительности существует огромное количество законов, ограничивающих эти права.
О том, каким предстает интернет для спецслужб России и США, что они могут там читать и чего хотят от киберпространства в будущем, «МН» рассказывают главный редактор портала «Агентура.ру» Андрей Солдатов и его заместитель Ирина Бороган.

Гнев важнее милости

— Почему государства одно за другим отказали Сноудену в политическом убежище? Ведь он защищал интересы тех же европейцев.

Ирина Бороган: Просто никто не хочет вступать в конфликт с США, поскольку поймать Сноудена и передать его суду — исключительно важный вопрос для администрации Обамы. А многие страны не считают, что откровения Сноудена настолько важны для них, чтобы портить отношения с Америкой.

Андрей Солдатов: Если вызывать гнев администрации Обамы, то надо понимать ради чего. А по большому счету только Россия и Китай, которые участвуют в большой игре за изменение правил регулирования интернета, могут получить политические дивиденды. Видимо, этим и объясняется то, что сначала Сноуден хотел в Китай, а затем прилетел в Россию.

— После разоблачений Сноудена и оправданий американских спецслужб возникает вопрос, а существует ли вообще грань между заботой о безопасности и неприкосновенностью частной жизни? Где кончается предотвращение терактов и начинается слежка за гражданами?

И.Б.: Такой грани по большому счету не существует. Большим игрокам всегда выгодно собирать информацию на всех — это определено самой природой власти.
Хотя конституции практически всех государств гарантируют тайну переписки, телефонных разговоров и т.д., в действительности существует огромное количество законов, ограничивающих эти права. И в последнее время их число в мире только растет. Скажем, в США и Англии за последние 12 лет было принято беспрецедентное количество документов, каждый из которых ограничивал право на частную жизнь и увеличивал полномочия спецслужб и правоохранительных органов под эгидой борьбы с терроризмом. Проблема еще в том, что помимо государства в privacy очень сильно вмешиваются корпорации. Они постоянно расширяют перечень условий, на которых принимают сотрудника на работу, например человек должен раскрыть свои страницы в соцсетях. Противостоять суммарным усилиям государств и корпораций может только общество. Но в последнее десятилетие оно сильно проигрывает.

По закону право на тайну переписки может быть нарушено, если возбуждено дело и есть судебный ордер на прослушивание подозреваемого

Заберем еще немножко

— Вы сказали: было принято много законов. Но, очевидно, электронный шпионаж ведется не только на основании судебных ордеров.

И.Б.: Да, но и официальная статистика может сказать о тенденции. Согласно данным, которые мы получили в судебном департаменте Верховного суда России, за шесть лет перехват телефонных переговоров и электронной почты наших граждан вырос вдвое — с 265,9 тыс. в 2007 году до 539,8 тыс. в 2012-м.
По закону право на тайну переписки может быть нарушено, если возбуждено дело и есть судебный ордер на прослушивание подозреваемого. В законные действия входят и такие случаи, как, например, прослушивание и ведение наружного наблюдения за депутатом Екатеринбургской гордумы Максимом Петлиным, который вскрыл это случайно в ходе другого разбирательства. За ним официально было установлено наблюдение ФСБ, и как одна из причин было указано: ведет активную оппозиционную деятельность и критикует ФСБ. Это то, что мы получили в результате закона о противодействии экстремизму, принятого в начале 2000-х.
Подчеркиваю, это то, что делается легально. Есть еще и огромное количество случаев, когда прослушка осуществляется незаконно. Мы не знаем, например, как появились видео- и аудиозаписи Немцова, Рыжкова, Гудкова. Тот же Немцов, который ведет по этому поводу судебное разбирательство, пока ничего не выяснил.

А.С.: Кроме того, нужно учитывать: в официальную статистику перехватов не входит прослушка, которая ведется в рамках контрразведывательной деятельности. Эта статистика засекречена. Но большая проблема сейчас даже не банальный перехват телефонных переговоров или почты, а геолокация и face recognition, то есть распознавание лиц на видеозаписях.

— То есть грань между нуждами безопасности и соблюдением прав граждан медленно, но верно размывается в пользу государства.

И.Б.: Причем во всем мире. Пример Сноудена это показал.

А.С.: Спецслужбы по идее должны вычислять террористов своими средствами и методами, не вторгаясь в нашу жизнь. Но что происходит? При каждом новом теракте силовики говорят: давайте мы еще немножко заберем у граждан их конституционных прав, чтобы нам лучше делать свою работу.
http://mn.ru/images/35094/91/350949103.jpg?550

Сеть стерпит, бумага — нет

И.Б.: И люди сами готовы больше терпеть. В 90-е еще помнили старое тоталитарное государство и беспокоились, что их может прослушивать ФСБ, собирать данные, хотя тогда возможности спецслужб как раз не были такими большими. Но людям казалось возмутительным, что кто-то вскроет конверт и прочитает письмо. Сейчас, когда информация стала цифровой, люди считают более допустимым, что она станет кому-то доступна.

— Если не рукопись — значит, не личное?

И.Б.: Да, электронное письмо многие не воспринимают как свое неотъемлемое privacy. Это психологический феномен. Если кто-то залезет в бумажную картотеку и скопирует чью-то амбулаторную карту — будет скандал. А перехват диагнозов, пересылаемых в страховую компанию или поликлинику по электронной почте, воспринимается куда более спокойно.

— А вообще есть исследования, как электронный шпионаж помогает предотвращать теракты? Джохар Царнаев ставил лайки под фото Шамиля Басаева, но на это никто не обратил внимания.

А.С.: Это самый яркий пример, и он говорит о том, что эффективность средств слежения в соцсетях низкая. Американские спецслужбы стали активно работать в соцсетях с 2010 года — для вычисления не организованных групп, а одиночек. Тратились большие ресурсы на создание программ, позволяющих вычислять людей, зажженных некими идеями, которые потом пытаются узнать, где и что приобрести, чтобы устроить теракт. Но мы видим, что ничего не получилось. Братья Царнаевы были активны в сетях, но не привлекли внимания. Вообще со всеми средствами, которые нарушают privacy, одна и та же история: они хороши для расследования преступления (когда уже все случилось, помогают установить, куда человек шел, что делал), но абсолютно неэффективны для предотвращения.

И.Б.: Сложно понять КПД работы спецслужб в этом отношении. Вот глава Агентства национальной безопасности США Кит Александер сказал: рассекреченная Сноуденом программа автоматической слежки помогла предотвратить более 50 терактов. Как мы можем это проверить? Никак.

— Почему общество по большому счету даже не ставит эти вопросы перед властью?

А.С.: Дети. Большинство людей от 30 лет, а это наиболее активная часть населения, имеют детей. И ради их иллюзорной безопасности готовы мириться с вторжением в частную жизнь. На вопрос «вы действительно хотите контролировать каждый шаг своего ребенка?» почти все молодые родители говорят: да, мы готовы пожертвовать privacy нашего ребенка и даже собственным, чтобы точно знать, где он находится, сколько денег тратит с банковской карточки и т.п. Поэтому, обратите внимание, многие меры по ограничению права на частную жизнь проводятся под эгидой защиты детей. Например, систему интернет-фильтрации мы получили под предлогом защиты детей от вредной информации. Оказалось очень удобно и эффективно.
Кроме того, сейчас работает еще аргумент «а мне нечего скрывать от спецслужб!». Люди искренне верят, что речь идет только об их переписке с работодателем или друзьями. А речь идет уже не только об этом, но и о медицинских данных, местонахождении людей.

Все соцсети, у которых серверы в России, абсолютно прозрачны

Получить, но не показать

— Сноуден разоблачил американских чекистов. А насколько велики возможности российских спецслужб в плане доступа к соцсетям?

А.С.: Их возможности делятся на две части. Первая — сети, которые хостятся на территории России: «вконтакте», «одноклассники». Специальные программы могут мониторить то, что там происходит, выделяя протестные группы, отслеживая дискуссии.

— В том числе приватную переписку?

А.С.: В том числе. С одной стороны, мониторинговые программы анализируют открытые данные. С другой — с помощью СОРМ (система технических средств для обеспечения функций оперативно-розыскных мероприятий) есть доступ к серверам, а значит, ко всей информации, включая личную переписку. То есть все соцсети, у которых серверы в России, абсолютно прозрачны.

— Для этого спецслужбам совсем не нужна лояльность самих компаний?

А.С.: Совершенно нет нужды обращаться к руководству соцсети. Можно прийти в хостинговый центр и получить все данные у них. Более того, это можно сделать по закону. А поскольку это дистанционный процесс, даже хостинговая компания не будет знать, какого рода запрос спецслужба туда отправляет. Кроме того, хотя в России существует такое же правило, как и в США, — получать судебный ордер на прослушку, есть одно важное отличие. В Америке сотрудник спецслужб обязан предъявить ордер. В России это, напротив, запрещено законом. То есть сотрудник ФСБ получает ордер в суде, но показывает его только себе и своему начальнику. Показывать ордер непосредственно провайдеру или телекоммуникационному оператору он не может — провайдер не имеет доступа к гостайне.
http://mn.ru/images/35094/90/350949088.jpg?372

Сам послушаю, или Китайский путь

— Замечательно. А что касается Facebook и Twitter?

А.С.: Площадки, которые хостятся не на территории России, будь то Facebook, Twitter или Google, представляют большую проблему для российских спецслужб. Все, что они могут здесь, — мониторить открытые данные. Последние два года, особенно после всплеска протестных настроений, российские спецслужбы как раз думали, как получить доступ к данным Facebook и Twitter.

Сегодня есть опасения, что Россия пойдет по одному из двух китайских путей. Первый — разрешать пользование глобальными сервисами только до момента, пока не разработана национальная программа. В Китае сейчас пользуются не Facebook, а местным аналогом XiaoNei. У нас, видимо, на это не пойдут.
Но есть и второй способ, намного более эффективный: вы разрешаете гражданам пользоваться так называемой национальной версией глобального продукта. В Китае это произошло со Skype. Там нельзя пользоваться обычным Skype, можно только китайским. А он, хотя и звучит так же, на самом деле абсолютно прозрачен для китайских спецслужб. Специалисты ряда университетов США недавно провели исследование и выяснили, что в программе заложены ключевые слова, которые позволяют вычислять тех, кто пытается говорить на политические темы, и записывать их. Не исключено, что российские власти думают в эту сторону.

— Для этого им надо будет договариваться с Цукербергом?

А.С.: Да, но такие вопросы решаются в том числе в результате давления. Обычно это угроза потери рынка. Компании, которые имеют в стране большой бизнес, наиболее уязвимы. Тот же Skype до момента продажи «Майкрософту» ничего не продавал на территории России. И пытаться надавить на него было бессмысленно.

— Какие российские органы могут заниматься прослушкой?

И.Б.: Таким правом обладают восемь структур: ФСБ, МВД, ФСО, таможня, ФСКН, СВР, УФСИН и ГРУ.

А.С.: Еще в начале 1990-х было решено: физически прослушивание осуществляет ФСБ. Прокладывает кабели, ставит жучки, договаривается с операторами и т.д. Другие спецслужбы приходят в ФСБ и говорят: «Мне нужно прослушать Васю». Однако с середины 2000-х кое-что изменилось. Насколько мы можем судить, примерно с 2005 года стали создаваться параллельные системы. То есть УФСИН покупает свой СОРМ, таможня — свой. Каждая структура начинает сама этим заниматься и технически.

— Соответственно они могут одновременно прослушивать одних и тех же людей?

И.Б.: Да. Пару лет назад был пример небольшого города Краснокаменска. УФСИН поставило свой СОРМ, получив возможность слушать весь город. По идее максимум, что они должны прослушивать, — колонию, которая там находится. Но они почему-то решили прослушивать весь городской телефонный узел. Ну раз это делается легально, значит, теперь, видимо, считается нормой.

Мы получим не один глобальный интернет, о котором все мечтали, но который находится под контролем США, а множество интернетов. В каждой стране будет свой

От глобального к локальному

— Какой урок из истории со Сноуденом могут извлечь наши спецслужбы?

А.С.: Это очень удобный повод начать масштабное наступление на глобальные платформы. Главной новостью в разоблачениях Сноудена является не то, что АНБ или ЦРУ пытается шпионить по всему миру. Это не новость уже лет 60, с тех пор как американцы начали строить систему глобального спутникового перехвата.
Новостью является участие в системе перехвата и слежки глобальных интернет-сервисов. Люди думали, что пользование ими является некой гарантией. Тот же Google был символом свободы, а теперь все это скомпрометировано. Спецслужбам разных стран, включая российские, это дает повод сказать: «Почему американцы имеют доступ к данным этих сервисов, а мы нет? А давайте сделаем так: серверы, обслуживающие российских пользователей, будут в России, немецких — в Германии, и т.д.»
Все это может привести к тому, что мы получим не один глобальный интернет, о котором все мечтали, но который находится под контролем США, а множество интернетов. В каждой стране будет свой. Да, он будет независим от Америки, но не уверен, что это будет великим благом. Поэтому, с одной стороны, вопрос, который задается после разоблачений Сноудена, почему одна страна контролирует не только технологии, но и сервисы, и каналы, справедлив. С другой — альтернатива американской гегемонии только суверенные интернеты.

— А технически как это может произойти? Каждая страна будет отдельно договариваться о своем куске виртуального пространства?

А.С.: В декабре на форуме Международного союза электросвязи Россия уже предлагала передать регулирование интернета от США международным структурам. Тогда нас уже поддержали 89 стран. Но поскольку Западная Европа, США, Канада и Австралия отказались, решение было отложено. В принципе ничто не мешает к нему вернуться. Это приведет, в частности, к тому, что контроль над распределением доменных имен перейдет от американской организации ICANN в Международный союз электросвязи. В инициативы вписано много слов и о том, что другие страны не имеют права вмешиваться в то, что происходит в информационном пространстве конкретной страны, и что нужны специальные меры по недопущению этого вмешательства.

И.Б.: Предположим, решат у нас запретить The New York Times, и все. Что, вообще говоря, противоречит самой идее интернета.

Кто кого придавит

— Раз это так выгодно спецслужбам, можно предположить, что Сноуден работает на них, а не на общество.

И.Б.: На мой взгляд, Сноуден чисто американский феномен. Впервые он появился еще на пике холодной войны и постмаккартизма, когда люди осознали: охота на ведьм и большие полномочия спецслужб могут плохо отразиться на обществе. И вообще государство может принимать решения, которые обществу не нужны. Были Pentagon Papers, переданные прессе Даниэлем Эллсбергом в 1971 году и касающиеся войны во Вьетнаме.

— Но тогда полномочия спецслужб под нажимом общества были ограничены, а сейчас может быть наоборот.

И.Б.: Многое вновь будет зависеть от того, как общество станет давить на политиков, будут ли граждане защищать свое privacy.

— Почему такие герои, как Ассанж и Сноуден, стали появляться именно сейчас?

А.С.: Несколько лет назад спецслужбы США поняли: огромный массив разведданных доступен только уровню генералов. Где-то в 2004 году, во время иракской войны, была поставлена задача расширить круг потребителей этой информации до уровня лейтенантов. То есть чтобы доступ к самым свежим данным имел не только генерал в Вашингтоне, но и офицер на поле боя.
Так что американцы в какой-то степени жертвы собственной реформы. Они расширили доступ ради эффективности операции в Ираке, а в результате получили сначала Бредли Мэннинга, военнослужащего, который передал секретные материалы WikiLeaks, а затем Сноудена. Это люди с невысоким статусом, которые вдруг решили работать в интересах не государства, а общества. И можно не сомневаться, в мире будут появляться новые Сноудены.

0

2

Цифры в стеклянном доме.
Что интересует современную разведку и почему...

Случай с Эдвардом Сноуденом показал, чего достигли американцы и к чему должны стремиться все разведки мира. Но он также показал и то, к чему нужно быть готовым простому обывателю в новой цифровой реальности. О провалах и прорывах разведсообщества в интервью «МН» рассказывает заместитель председателя комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Никита Иванов.

Как разведки развели

— Ситуация, развивающаяся сегодня в разведсообществе США, впоследствии будет описана в учебниках и для академий ФСБ и СВР, и для Института военной разведки США, и других учебных заведений.

— После 11 сентября в Америке произошла реформа разведки. До этого посты директора ЦРУ и Центральной (ныне — Национальной) разведки фактически совмещались. А оперативное руководство де-факто было у замдиректора ЦРУ.

Этот человек аккумулировал данные всех членов разведсообщества, в частности РУМО (разведуправление минобороны, аналог нашего ГРУ) или Агентства нацбезопасности (АНБ). Часто именно он был докладчиком на ежедневных брифингах для президента.

Пример: Джордж Тенет, директор ЦРУ и Центральной разведки, политический назначенец, и Джон Маклафлин, первый зам, умнейший карьерный разведчик — сейчас он пишет предисловия к книгам, в которых оправдывает действия США в 1950–1960-е годы, связанные с политическими убийствами за рубежом. Он — традиционно для американской системы — балансировал политические решения, которые транслировались через Тенета, и удерживал их в рамках профессиональных возможностей и нужд.

— Как в любой системе, построенной по принципу: первое лицо ведомства — назначенец, приходящий с командой, выигравшей выборы, первый зам и дальше — профессионалы, глубоко знающие предмет.

— Совершенно верно. Однако после 2004 года с образованием министерства внутренней безопасности и отделением ЦРУ от руководства разведсообщества ситуация кардинально изменилась. С 11 сентября прошло 12 лет, и мы можем говорить уже об устоявшейся новой системе.

Данные всех разведсообществ аккумулирует директор Национальной разведки, а ЦРУ, потерявшее часть полномочий, работает прежде всего с так называемой human intelligence — агентурой.

Это совпало с общим трендом последних десятилетий, когда все большую роль занимает так называемый SIGINT — signal intelligence, то есть работа не с человеком, а с первичным массивом электронной информации: компьютерами, телефонными звонками и т.д. Тем, чем раньше занималось прежде всего АНБ.

Кроме того, за последние 15–20 лет за счет спутниковых группировок и других средств получила мощное развитие геопространственная разведка.

Национальную разведку возглавляет сейчас Джеймс Клэппер. Было бы ошибкой считать его «простым трехзвездным» генералом от ВВС. На самом деле он был директором по разведке ВВС и замминистра обороны по разведке, курируя РУМО и разведорганы видов и родов войск. Он как раз занимался геопространственной разведкой, которую осуществляют ВВС и которой прежде всего и сильна армия США.

Ядром разведсообщества стал антитеррористический центр, потому что основной враг — международный терроризм

Воздух стал важнее человека

— Разведка с воздуха?

— Грубо говоря, это беспилотники и съемка из космоса. Скажем, агентурные данные об Усаме Бен Ладене либо слабы, либо похожи на провокацию. SIGINT тоже нельзя использовать — как известно, он не пользовался мобильным. Что остается? Геопространственная разведка. Она засекает какие-то шевеления, например, в зоне племен Пакистана. И вот тогда, с помощью сопоставления различных данных, подключаются другие ресурсы.

— Например, люди?

— Которые уже являются следствием. В классической разведке 1950–1960-х годов все идет от агентуры, а уже потом подключается остальное. Сейчас ситуация полностью изменилась.

И руководство всем разведсообществом США отражает эту ситуацию. Директор ЦРУ Джон Бреннан и его замы, упомянутый уже Клэппер и тем более Кит Александер, директор АНБ, одновременно возглавляющий киберкомандование, — все они являются неполитическими назначенцами. Не в том смысле, что не проходят утверждение сенатом, а в том, что по своему происхождению они карьерные разведчики. И сторонники, я бы даже сказал, идолопоклонники не агентурной, а сигнальной и геопространственной разведок.

Анализируя ситуацию после 11 сентября, разведсообщество США пришло к выводу: классическая форма разведки, эффективно действовавшая полвека назад, при новых угрозах более не работает. А ядром разведсообщества стал антитеррористический центр, потому что основной враг — международный терроризм. Все остальное вторично.
Все, а значит, никто

— Где в этой конфигурации Сноуден?

— Система перехвата, которая была обнародована Сноуденом, а до него и другими, в любой эффективной разведке имеет две составляющие. Первая — когда известно, кого надо перехватить. Вторая, которая и вызывала наибольший общественный резонанс, — когда в «копилку» падает все. Это так называемая работа со сверхбольшими объемами информации.

Думаю, на этом было основано и закрытое решение суда, а у разведсообщества существует так называемый юрисконсульт, который дает добро на закрытые (clandestine) операции: перехват тотальный и безадресный, то есть интересуют не переговоры конкретного человека, а всех. Следовательно, происходит обезличенное действие, не влекущее нарушения права на частную жизнь и информацию конкретного человека.

— Все, а значит, никто.

— Однако важна не сама возможность технического перехвата, а то, что с этим можно сделать.

Искусственный разум, который поймет и запомнит

— Из обнародованного Эдвардом Сноуденом следует главное: Штаты научились работать со сверхбольшими объемами информации.

— Еще 20 лет назад все разведки мира носились с системами автоматического перехвата звонка, если в разговоре возникают слова «бомба», «подготовка», «фитиль» и т.д.

Но террористы тоже не идиоты и давно перестали употреблять ключевые слова, на которые включается аппаратура.

Получается, что США создали контекстный распознаватель с системой искусственного разума.

США — хозяева интернета, как по происхождению, так и по техническим возможностям, и не собираются делиться им ни с кем

— И создают эти системы как раз те самые Сноудены — технари нового поколения, одни из которых концентрируются в Google и Apple, а другие — в АНБ и Нацразведке.

— Совершенно верно. Разочарование в классической агентурной разведке совпало с приходом нового поколения.

Что такое контекстный распознаватель? Скажем, собрано 3 млрд сообщений, из них система может выбрать 5 тыс., в которых слово «лопата» звучит искусственно. То есть система распознает: «лопата» не соответствует контексту, в котором употребляется. И означает нечто другое.

А дальше с этим начинают уже работать люди. Если российские разведслужбы делают то же самое, это прекрасно и отвечает назначению этих служб. Так должна действовать любая разведка мира. Тем более США являются хозяевами интернета, как по происхождению, так и по техническим возможностям, и не собираются делиться им ни с кем.

Для России главное — не зубоскалить по поводу того, что Штаты перехватывают все и вся, а думать, насколько далеко они продвинулись в разработке программ, позволяющих вычленить сообщения со странным употреблением морфем.

— Вы используете слово «перехватывают». Но по смыслу все же получается «собирать». Есть разница?

— Грубо говоря, перехват — это когда просто послушали, кто что говорит. А собирание (collecting) — когда послушали и положили в огромную копилку. Потому что значение разговора, который состоялся вчера, может вылезти через полтора года, когда в совершенно другом разговоре в другом уголке мира вдруг возникнут схожие морфемы. И тогда начнется сеточное построение логических связей.

Грань между предателем и спасителем

— Вы сказали, через 20–30 лет эти истории будут в учебниках. Как думаете, как представят этих ребят, когда спадет конъюнктурная волна, — героями, предателями, идеалистами?

— В США действует сложная система саморегуляции элиты. Совершенно точно, что для разведсообщества кадровый сотрудник АНБ-ЦРУ Сноуден — предатель. Если бы кто-то из наших сделал подобное, я был бы первым, кто требовал его выдачи и осуждения.

Но есть второй аспект. Вспомним Уотергейт. Лишь спустя 30 лет выяснилось, кто был «глубокой глоткой», источником, для Боба Вудворта — ни много ни мало замдиректора ФБР.

— А совсем не лифтер, который что-то заметил.

— Когда американская элита чувствует: то, что делает офис президента или разведсообщество, выходит за рамки ее понимания, что нужно для обеспечения национальных интересов, люди с высшей формой допуска сами допускают утечки. И не причисляются к предателям.

Условно говоря, если национальные интересы США требуют убийства какого-нибудь южноамериканского президента, для элиты это нормальная вещь. Но если бы национальные интересы США потребовали подтасовки результатов выборов, скажем, в штате Нью-Хэмпшир, люди с самым высоким допуском, те же самые люди, которые спокойно санкционировали убийство, утекли бы эти попытки тут же.

— Где грань между служебным долгом и долгом перед обществом? И в какой момент второе становится важнее первого?

— Каждый раз это определяется лично человеком. Думаю, Сноудена, этакого кибермальчишку, напугало то, что система позволяет вторгаться в частную жизнь. А работа со сверхбольшими объемами информации просто не может не сопровождаться этим. Если система из миллиарда сообщений дает пять тысяч наводок, естественно, их все нужно отработать.

Система, задуманная как абсолютно правильная для борьбы с терроризмом, позволяет делать не только то, для чего предназначена. В этом ее ужас

— Хотя в реальности искомый двойной смысл будет содержать одна.

— Да, а 4999 человек, которые в своих разговорах почему-то употребили странные выражения, окажутся не при чем. Но их частная жизнь станет достоянием разведки. Честно, не вижу здесь ничего страшного.

— Людям неприятно. Поднялась большая волна протеста — люди не хотят находиться все время под колпаком у «большого брата».

— Им можно посочувствовать, но в XXI веке разведка будет действовать так.

Казусы небытия

— Что ж получается, мы все будем жить в доме со стеклянными стенами?

— Да. Нарушение прав человека — это несколько иное. Предположим, в результате полученных данных стало ясно, что человек не имеет отношения к терроризму, но имеет любовницу, и это становится достоянием общественности. Тогда нарушение имеет место. Но пока это просто цифра, которая отработана и ушла в небытие, никакого нарушения нет.

Но остается вопрос: какие данные после обработки не стираются, а хранятся, это называется казусом Гувера. Основатель и многолетний директор ФБР Эдгар Гувер, заводя политические досье, после обработки не уничтожал их, а оставлял. К примеру, идет работа по радикалам; по системе связей группа выходит на некоего либерального политика, который контактирует с коммунистической партией в Европе.

Такие досье Гувер оставлял, хотя формально люди не имели прямого отношения к тому, над чем шла работа. А это уже нарушение, поскольку тогда на это нужна отдельная санкция на работу по данному человеку.

То есть система, задуманная как абсолютно правильная для борьбы с терроризмом, позволяет делать не только то, для чего предназначена. В этом ее ужас.

Чем активнее Америка вовлечена в такие действия, как казнь Саддама Хусейна, переворот в Ливии, поддержание Гуантанамо или свержение Башара Асада, тем меньше людей готово помогать ей

Право на правду

— В том-то и дело. Ассанж, обнародуя переписку госдепа, не убрал фамилии людей, контактировавших с посольствами США. Они живут в странах с разными режимами. Появление человека в этом списке может угрожать его безопасности и даже жизни. Но об этом никто не потрудился подумать. Здесь же получается еще хуже: даже никак не связанная с политикой информация, которую человек просто не хотел бы видеть на сайте или в газете, завтра может там появиться.

— Развилка, в которой оказалось разведсообщество США, связана именно с этим. Публично признав, что всех мониторит, оно тем самым как бы предупредило потенциальных фигурантов системы, то есть самих террористов. А не признав и не предупредив, спецслужбы поставили под угрозу общество. Потому что такие люди, как Ассанж и Сноуден, могут предать гласности что угодно и кого угодно.

Работа с цифрами сама по себе ничего страшного не несет. Негативное следствие системы в том, что борцы с ней, радеющие за права человека, могут этим самым правам и человеку нанести вреда больше, чем само разведсообщество. В этом парадокс. Не разведка США, а Ассанж сделал имена публичными.

Конечно, моральные мотивы таких людей, особенно в англосаксонской системе прецедентного права, будут учитываться. Их вряд ли признают предателями, поскольку предатель работает в интересах другой страны. В данном же случае это делалось в интересах общества.

— Чего ждать в ближайшее время? Появится армия Ассанжей или союз лидеров и разведсообществ, стремящихся не допустить этой армии?

— И то и другое. Очевидно, что Ассанжи и Сноудены будут появляться. И те методы, которые используют США, провоцируют появление Сноуденов и Ассанжей. Чем активнее Америка вовлечена в такие действия, как казнь Саддама Хусейна, переворот в Ливии, поддержание Гуантанамо или свержение Башара Асада, тем меньше людей готово помогать ей по идеологическим мотивам или из симпатии к американскому образу жизни. Попытки компенсировать это чем-то, что находится вне идеологии, например системой электронной разведки, как мы видим, тоже имеют свои пределы.

— А в других странах Ассанжи и Сноудены могут появляться?

— Могут.

0

3

В ООН представлен проект резолюции о недопустимости электронного шпионажа

Бразилия и Германия официально представили в ООН проект резолюции Генеральной Ассамблеи о недопустимости электронного шпионажа. Документ призывает покончить с глобальной слежкой и распространить на Интернет закрепленное в Международном пакте о политических и гражданских правах право на невмешательство в частную жизнь.

Толчок к разработке проекта дал громкий политический скандал, разразившийся после обнародования материалов экс-сотрудника ЦРУ США Эдварда Сноудена. Бывший подрядчик АНБ предал огласке сведения о глобальной электронной слежке, которую американские спецслужбы осуществляли по всему миру.

Планируется, что документ будет вынесен на голосование в третьем комитете Генеральной Ассамблеи не позднее 27 ноября. Если резолюция будет принята, ее рассмотрение на пленарном заседании Генассамблеи будет формальностью, сообщает ИТАР-ТАСС.

Какая наивность)) Как будто только США используют технику в задачах разведки. Если разведка не использует достижения науки в своих целях, она проигрывает разведкам других государств, а, следовательно, умышленно наносит вред своей стране. Зачем государству тогда такая спецслужба? И попробуйте разделить задачи и интересы разведки и контрразведки - это невозможно, они тесно взаимосвязаны. А отнять у кого-либо права на защиту (контрразведку) невозможно, да и бессмысленно.
Это только придурок Ельцин с Бакатиным в одностороннем порядке рассекретили российские технические возможности в посольстве США. Чем поставили штаты в крайне неловкое положение. Вроде бы инициатива дорой воли, приглашали США к встречным инициативам, но те не смогли объяснить (да и не хотели, просто ловили кайф от самосдающегося придурковатого противника), что так не делается среди самодостаточных государств. Упование на честность и милость противника - удел слабых и недееспособных, а к таким ни одно государство Западного мира никогда себя не относило.

+1

4

Skype расскажет российским силовикам о своих пользователях все

Корпорация Microsoft, которая владеет сервисом интернет-телефонии Skype, готова хранить шесть месяцев и передавать правоохранительным органам России информацию о переговорах, переписке и обмене данными пользователей из Российской Федерации.

"Microsoft подтверждает свою приверженность работать в полном соответствии с российским законодательством, как это делается во всех странах, где компания ведет свой бизнес. При принятии любого закона мы будем действовать в соответствии с его требованиями", — цитирует ИТАР-ТАСС заявление пресс-службы корпорации.

Ранее группа депутатов во главе с Ириной Яровой внесла в Государственную Думу пакет антитеррористических поправок, которые накладывают дополнительное регулирование, в том числе и на отрасль связи. В частности, в тексте поправок говорится, что физическое или юридическое лицо, организующее коммуникации пользователей в интернете, "обязано хранить информацию о приеме, передаче, доставке и обработке голосовой информации, письменного текста, изображений, звуков или любого рода действиях, совершенных пользователями при распространении информации и (или) обмене данными, в течение шести месяцев с момента окончания таких действий и предоставлять указанную информацию уполномоченным государственным органам".

0

5

Спецслужбы ищут террористов в World Of Warcraft

Эльфы хитры, гномы бородаты, орки пупырчаты, панды-пивовары явно что-то замышляют, а тролли... ну кто ж любит троллей! Американские и британские спецслужбы уверены, что среди игроков World Of Warcraft попадаются существа и похуже - террористы, причем, настоящие.

Конечно, агентов напугали не угрозы "забить стрелку в Марьино". Но в чате и логах WoW, как оказалось, можно вычитать то, что поможет бороться с мировым террором. Стоило бы, конечно, почитать переписку из Counter-Strike. Зрелище не из приятных, но по тематике поближе будет.

Однако печально известное Агентство нацинальной безопасности США (АНБ) и Штаб по управлению государственными коммуникациями Великобритании (GCHQ) решили следить именно за World Of Warcraft и другими многопользовательскими ролевыми играми, популярными на территории двух государств. По информации спецслужб, террористы обсуждают в онлайн-мирах свои зловещие планы, так как считают, что здесь никто их не поймает за руку. Более того, через игровые аукционы могут перечисляться средства на организацию террористических актов.

Проблема в том, что никаких доказательств существования такой переписки агентства продемонстрировать не могут или не хотят. А вот деньги на слежку за ордой и альянсом из американского и британского бюджета текут рекой.

Наблюдение за играми началось в 2007-2008гг. Особенно серьезно к делу отнеслись специалисты GCHQ. Однажды они полностью пролистали все текстовые сообщения в игре Second Life за целых три дня.

Популярность этого онлайн-мира не сравнить с WoW, но информации игроки туда вливают огромное количество.

Однажды с помощью слежки в Second Life агентам удалось пресечь деятельность преступной группы, которая пыталась в игре торговать данными краденых кредитных карт. Это, конечно, были не террористы, но все равно деятельность GCHQ в играх частично оправдывается такими фактами. Большая же часть сообщений с онлайн-полей от британской и американской разведки выглядит не слишком убедительно.

Обо всех сверхсекретных сетевых подвигах стало известно из документов, опубликованных Эдвардом Сноуденом. До этого даже сами создатели WoW не знали, что в их игре кто-то за кем-то следит.

0

6

Австралия принимает закон о безопасности, вызывая опасения по поводу свободы прессы
("Reuters", Великобритания) Мэтт Сигел (MATT SIEGEL)
02/10/2014

В среду парламент Австралии одобрил первую серию из пакета законопроектов по борьбе с исламскими боевиками, внесенных правительством страны, которые дают новые полномочия силам безопасности. Это было сделано, несмотря на критику и заявления о том, что теперь за решеткой могут оказаться журналисты, пишущие на тему национальной безопасности.

Австралию все больше беспокоит численность ее граждан, направляющихся в Ирак и Сирию для участия в боевых действиях на стороне радикальных исламистов. А полиция заявляет, что ей в прошлом месяце удалось сорвать заговор «Исламского государство», которое намеревалось схватить и обезглавить гражданина Австралии.

Консервативный премьер-министр Тони Эбботт предупредил, что баланс между свободой и безопасностью «может сместиться» после серии рейдов и обысков, проведенных, как заявляют власти, против членов ИГИЛ и их сторонников.

Согласно новому закону, который был утвержден нижней палатой парламента и получил поддержку со стороны главной оппозиционной силы страны - Лейбористской партии, - любой, кто раскроет информацию о спецоперациях разведслужб, может оказаться за решеткой на срок до десяти лет.

Он также ставит вне закона запись, копирование, переписывание и хранение разведывательных материалов, что, по словам критиков, является прямым ответом на губительные разоблачения сотрудника Агентства национальной безопасности Эдварда Сноудена и серьезно расширяет полномочия властей в области компьютерной слежки.

Для обновления законов, написанных в 1970-е годы, реформы были действительно необходимы, заявил генеральный прокурор Джордж Брэндис (George Brandis). И проведены они в том же духе, что и британский закон о чрезвычайном положении, который обязывает телекоммуникационные компании сохранять данные о клиентах.

Министр юстиции Майкл Кинан (Michael Keenan) сказал, что правительство «не собирается оправдываться» за свои попытки сохранить в секрете тайные спецоперации.

«Вопреки ошибочным заявлениям, речь не идет о недопущении публикации информации, которая может просто поставить в неловкое положение действующую власть или вызвать критику в ее адрес», — отметил он.

Однако Комитет по защите журналистов заявил о своей обеспокоенности по поводу того, что в новом законе нет никаких исключений для репортеров. Это означает, что их могут посадить в тюрьму на срок до десяти лет просто за то, что они сообщают о делах в сфере национальной безопасности.

«Этот закон о национальной безопасности и прочие законопроекты вызывают серьезную озабоченность относительно того направления, в котором движется Австралия», — отметил в своем заявлении представитель комитета Боб Диц (Bob Dietz).

«Эти законы нанесут серьезный ущерб журналистике, работающей в интересах общества, и мы призываем законодателей включить в них необходимые меры защиты журналистов и разоблачителей».

Принятый закон стал первым в серии законопроектов, направленных на усиление полномочий государства в сфере безопасности. Среди прочего, там есть одно скандальное предложение, согласно которому поездки австралийских граждан в районы, объявленные государством запретными, должны считаться преступлением.

Скоро на рассмотрение будут внесены и другие законопроекты, которые обязывают национальных провайдеров в сфере телекоммуникаций хранить метаданные и предоставлять их по требованию полиции и органов безопасности. Таким образом государство может получить более обширный доступ к переписке и общению своих граждан.

0

7

Британские спецслужбы идут по следам США в контроле над интернетом
20 октября 2014 
http://ruposters.ru/images/news/54452c2229431_1%20(1).jpg
Всю информацию о тех, чьи высказывания в «мировой паутине» власти Великобритании посчитают экстремистскими, интернет-компании будут обязаны передавать правоохранительным органам. 

Google, Facebook, Twitter и даже Microsoft отныне будут обязаны отчитываться перед спецслужбами Великобритании и, по факту, работать на них, выявляя «экстремистов» и раскрывая их личные данные.

Британские власти заявляют, что речь идёт о сборе полной информации о террористах и их вербовщиках. Тем не менее, лишь от самих британских спецслужб будет зависеть, кого они обвинят в «экстремистских взглядах».

Предполагается, что Facebook, Google, Microsoft, Twitter, а также другие компании будут передавать спецслужбам имена, IP-адреса, а также пароли от электронной почты всех подпавших под подозрение людей.

О какой-либо реакции от представителей интернет-бизнеса пока не сообщается.

В соответствии с действующим британским законодательством, компании обязаны удалять экстремистские сообщения по требованию спецслужб.

Напомним, что в США подобную систему мониторинга интернета, называющуюся «PRISM», вскрыл экс-сотрудник спецслужб Эдвард Сноуден, получивший убежище в России.

0

8

Председатель Совета по правам человека при президенте РФ против цензуры Интернета по модели Китая

В четверг, 26 января, председатель Совета по правам человека при президенте РФ (СПЧ) Михаил Федотов выступил против ограничений Интернета по примеру Китая, которые, якобы, предложил ранее Герман Клименко, советник президента по вопросам развития Интернета. Мера не будет эффективной для обеспечения информационной безопасности, считает Федотов.

Единственной возможностью обеспечить информационную безопасность в России станет ограничение Интернета по аналогии с Китаем, заявил Герман Клименко в ходе своей лекции «Информационная безопасность России», которая прошла в Военной академии Генштаба ВС РФ.

«Путь один — это китайский вариант. Безусловно, контроль нужен, потому что не существует ни одной возможности это предотвратить. Китай менее щепетилен к мнению общества, они оценили угрозу и ограничили Интернет. Теперь у них таких проблем нет», ― цитирует издание его слова.

Клименко также отметил, что иностранные компании в России не реагируют на запросы правоохранительных органов. «К сожалению, мы не можем написать в WhatsApp и попросить отключить шифрование», ― посетовал он. Любое «уважающее себя государство» должно препятствовать работе иностранных менеджеров и соцсетей, если они не желают сотрудничать. В случае обострения отношений с Западом Россия должна приготовиться к «отключению от мирового Интернета», заявил он ранее в интервью RT.

Позднее представитель пресс-службы Института развития Интернета, который присутствовал на лекции Клименко сообщил RT, что Клименко не предлагал ограничений для Интернета. «Клименко на лекции приводил пример о том, как в разных странах мира противостоят информационным угрозам. Одним из таких примеров был Китай, на который он обратил внимание. Клименко, напротив, один из тех людей, кто выступает против любого рода ограничений в Интернете. То есть слова Клименко вырваны из контекста», — отметили в институте.

Против цензуры Интернета

По мнению главы СПЧ Михаила Федотова, ограничение Интернета в России неэффективно. «Не уверен, что обеспечение безопасности в Интернете по китайскому варианту будет эффективным. Интернет ― это океан. В океане строить дамбы бессмысленно, в океане нужно строить корабли, буровые платформы, искусственные острова, а строить там заборы дело пустое и совершенно бесперспективно», ― заявил Федотов.

Минкомсвязи разработало законопроект «Об автономной системе интернет», подразумевающий введение полного контроля государства над российским сегментом Интернета. Об этом сообщили «В...

Федотов сравнил Интернет с человеком, которого постоянно атакуют бактерии и вирусы. Однако люди не ходят в скафандре, так как защитить их иммунитет могут и другие механизмы. Необходимо выработать в обществе иммунитет против «интернет-заразы», подчеркнул он.

Не поддержал идею Клименко и интернет-омбудсмен Дмитрий Мариничев, назвавший её «контртрендом». Решать за народ, какая информация опасна, а какая нет, неправильно, поскольку государству придётся бороться со своими гражданами. Он привёл в пример книгу мыслителя Макиавелли «Государь». «Город, который был свободным, невозможно принудить к рабству, есть только один выход ― разрушить город», ― процитировал омбудсмен.

Китайский Интернет

С 2003 года в Китае действует самая мощная в мире система контроля Интернета «Великий китайский файервол» (Золотой щит), позволяющий властям ограничивать доступ граждан к иностранным сайтам, форумам и новостным порталам, которые содержат информацию, неугодную правительству Китая. Сейчас в стране заблокированы 135 из 1000 самых популярных мировых сайтов, включая Google, YouTube, Twitter и Facebook. За пользователями осуществляет круглосуточную слежку интернет-полиция. Все приложения, позволяющие пользователям выражать своё мнение, несут в себе код-метку, по которому публикации проверяются на предмет «соответствия политике» партии.

Недавно власти Китая объявили о начале 14-месячной кампании по «очистке» Интернета. С этой целью планируется ввести обязательное лицензирование услуг по доступу в Интернет, в частности для VPN-сервисов, которые позволяют обходить цензуру и читать запрещённый контент. Отсутствие лицензии у VPN-сервисов с 22 января приравнивается к уголовному преступлению.

Для российских чиновников «Золотой щит» стал примером для подражания. Минкомсвязи разработало законопроект «Об автономной системе интернет», подразумевающий введение полного контроля государства над российским сегментом Интернета. Проект обяжет всех владельцев линий связи, по которым идёт трансграничный трафик, дать доступ к данным правоохранительным органам. Кроме того, федеральная служба безопасности подготовила приказ о передаче ей интернет-компаниями ключей для расшифровки сообщений мессенджеров.

0

9

К самой масштабной вирусной атаке в истории причастна АНБ, — Сноуден
13.05.2017

Самая масштабная вирусная атака за все время существования компьютерных сетей, которая лавинообразно распространялась по миру 12 мая, могла быть реализована с использованием компьютерного вируса, изначально разработанного Агентством национальной безопасности (АНБ) США. Об этом заявил бывший сотрудник американских спецслужб Эдвард Сноуден.

Напомним, что вирус-шифровальщик, получившей название "WannaCry", только за сутки осуществил около 45 тысяч попыток внедрения в компьютеры в 74 странах по всему миру.

«Атака происходила через известную сетевую уязвимость Microsoft Security Bulletin MS17-010. За расшифровку данных злоумышленники требуют заплатить выкуп в размере 600 долларов США в криптовалюте Bitcoin», — говорится в сообщении компании «Лаборатория Касперского».

Наибольшее число попыток заражений пришлось на Россию. В частности, были атакованы сети компании «Мегафон», «Сбербанка» и МВД РФ.

«Решение АНБ создать инструменты для атаки американского программного обеспечения теперь угрожает жизням пациентов в больницах», — написал Сноуден на своей странице в соцсети.

«Несмотря на предупреждения, АНБ разработала такие инструменты. Сегодня мы видим, чего это стоит», — добавил он.

При этом британская The Telegraph уже намекает на наличие «российского следа» в атаке. Издание пишет, что хакерская группа Shadow Brokers начала распространять компьютерный вирус вскоре после ракетных ударов США по Сирии, что, по мнению «некоторых экспертов», якобы свидетельствует о связи киберпреступников с Москвой.

0


Вы здесь » Форум В шутку и всерьёз » Общие вопросы, крупные спецоперации » Спецслужбы и интернет