Форум В шутку и всерьёз

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум В шутку и всерьёз » Политика » Политические вопросы ЕС


Политические вопросы ЕС

Сообщений 181 страница 196 из 196

181

В 2017 году Европа может столкнуться с новой волной народного гнева. The New York Times, США

2016 год принес Европе ряд политических потрясений: почти рекордное число иммигрантов, прибывающих из стран Ближнего Востока и Африки, голосование в Великобритании о выходе из Европейского союза и возобновление угрозы российского вмешательства на континенте. Но 2017 может быть еще более неспокойным.
В следующем году в Европе будет, по меньшей мере, три голосования: в Германии, Франции и Нидерландах, и, возможно, в Италии. Почти всюду, политический истеблишмент упрекают в медленном росте, недостатке рабочих мест и в преобладании глобальных финансовых рынков над интересами обычных граждан. Новым индикатором народного недовольства стал референдум в Италии в воскресенье, когда избиратели отвергли конституционные изменения, предложенные премьер-министром Маттео Ренци.

Этот результат был тяжелым ударом по Ренци, который заявил о своей отставке. После голосования в Великобритании в этом году, решение Италии стало еще одним упреком десятилетиям усилий по объединению союза 28 стран. И вызвало новые сомнения в том, сможет ли союз удержаться в ближайшие годы.
«Этот кризис наносит такой удар по самому центру ​​Европейского союза, какой не удалось нанести даже «брекситу», — сказал Муджтаба Рахман, управляющий директор по Европе в консалтинговой компании Eurasia Group. «Великобритания всегда была наполовину в ЕС, и наполовину за ним», — сказал он. «Италия — одно из государств-основателей, она полностью интегрирована в политическую и экономическую структуру союза. Это очень важно для ЕС».

Итальянские избиратели отвергли конституционную реформу, которая, среди прочих изменений, увеличила бы власть премьер-министра за счет сокращения числа сенаторов и их полномочий. Политическое влияние отказа скрывается не столько в прямом воздействии на политику, сколько в предоставлении новых возможностей «Движению пяти звезд», популистам, которые агитировали против конституционных изменений.
Голосование также повлекло за собой отставку Ренци, решительного сторонника Европейского Союза, который много работал над тем, чтобы стабилизировать некоторые из самых слабых банков Италии. Народный гнев превратил то, что, как правило, является обычными выборами, в то, что Франсуа Эйсбур, бывший представитель министерства обороны Франции и председатель Международного института стратегических исследований, назвал моментами «непредсказуемости и загадочности».

Так часто бывает на референдумах (сначала в Великобритании, затем — в Италии). Отказ народа политической элите может быть шансом отправить сигнал неизбираемым чиновникам в Брюсселе, которые тесно сотрудничают с лидерами европейского правительства.
В этом контексте, сказал Эйсбур, антиевропейские настроения «усиливают чувство потери контроля, потери организации», которое ощущают люди. «В Великобритании, один из предвыборных лозунгов в поддержку «брексита» звучал так: «Голосуйте за выход, берите контроль в свои руки», — отметил он.
«Идея заключалась в том, что ЕС якобы не позволял британцам сделать это. ЕС — это пиньята для популизма». Мотивация избирателей в Великобритании и Италии была почти такой же, как у американских избирателей, поддержавших Дональда Трампа: донести элите, что статус-кво неприемлем. Разочарование на обоих континентах, и особенно в Европе, усугубляют затянувшиеся последствия глобального экономического спада 2008 года, после которого многие европейские страны полностью не восстановились.

«Социальный контракт, который мы, Запад, подписали в Европе, Соединенных Штатах, больше не по душе» людям, сказала Ксения Уикет, которая наблюдает за Соединенными Штатами и американской программой для исследовательского института в Chatham House. «Население стареет, у нас гораздо больше пожилых людей, которые зависят от поддержки более молодых, производительность замедляется, мы не инвестируем в нашу инфраструктуру и образование», — говорит Уикет. «Есть бесправные люди, которые говорят: «Это не работает для нас». Во Франции, к примеру, экономический рост едва достиг 1 процента в прошлом году. Безработица среди молодежи все еще на уровне 25 процентов. (В Италии, Испании и Греции — еще выше.) Пожилые и менее образованные работники чувствуют себя подавленными экономикой, которая, кажется, оставила их позади.

«Индустриальный пояс есть не только в Америке — он есть также и на севере Франции», — сказала Александра де Хооп Шеффер, директор парижского офиса немецкого фонда Маршалла. «Они чувствуют себя лишенными — суверенитета своей страны и своей экономики». Членство в Европейском Союзе обвиняют в обострении этих тревог. И режим жесткой экономии, которого требовали брюссельские чиновники и международные кредиторы, особенно от южной Европы, вызвал еще больший гнев.
Голосование в Италии, вероятно, расширит пропасть между северными странами еврозоны, во главе с Германией, и южными странами, сказал Павел Токарский, старший научный сотрудник Немецкого института международных отношений и безопасности в Берлине. Многие в Германии и других северных странах, сказал он, воспримут голосование как признак нежелания Италии пересмотреть свою экономику так, как того хочет Брюссель. «Определенно, это голосование усилит голоса против ЕС», — сказал Токарский.

Эти голоса формировались более 25 лет. По мере расширения союза, брюссельская бюрократия росла, и многие люди стали чувствовать, что правила и требования союза приносили больше проблем, чем выгоды. Напряженность была очевидна еще в 1992 году, когда Маастрихтский договор, который должен был сблизить Европу, едва смог получить одобрение в Дании и Франции. Сегодня настроения против Европейского Союза являются частью платформы почти каждой популистской партии, в том числе Национального фронта Марин Ле Пен во Франции, Партия за свободу Герта Вилдерса в Нидерландах, и Движения пяти звезд в Италии, во главе с Беппе Грилло.

Политический крах Ренци, итальянского премьера и его программы реформ, привел к уходу абсолютно проевропейского лидера, который надеялся повысить экономический рост путем прекращения эры жесткой экономии, наносившей вред бюджету.
Вместо этого, его могут запомнить, как человека, который проложил путь политикам, враждебно настроенным по отношению к Европе и зоне евро. «Многие французы или немцы, или итальянцы, воспринимают Брюссель так же, как многие американцы — Вашингтон», — говорит Александра де Хооп Шеффер. «Они воспринимают Брюссель почти как незаконную организацию».

Ранее старые правоцентристские и левоцентристские партии разделили власть в ряде стран и удерживали Европу стабильной в течение десятилетий, теперь практически всюду их заменили новые и непредсказуемые силы.
На подъеме находятся политики, которые играют на национализме и опасениях по поводу экономического бесправия. Враждебность к Европейскому Союзу — часть этой программы. «Больше нет борьбы правых против левых», — сказал в интервью Вилдерс, которого регулярно называют одним из самых популярных политиков в Нидерландах. Многим избирателям по обе стороны Атлантики, похоже, надоели старые политические имена и лица, как, например, Хиллари Клинтон или Джеб Буш в Соединенных Штатах.

Во Франции, в этот список вошли бывший президент Николя Саркози и еще один правоцентрист, Ален Жюппе, которые одновременно выбыли из президентской гонки 2017 года, а также нынешний президент-социалист Франсуа Олланд, который решил не баллотироваться на второй срок, поскольку его рейтинги невероятно низкие. Впереди столько крупных выборов, но решены лишь некоторые из сложных проблем.
Похоже, Европе суждено еще не раз подвергнуться политическим потрясениям, она может стать уязвимой для сил, которые угрожают расколоть Европейский Союз. «Мы хотим вернуть ценности, идентичность, культуру, деньги, и снова отдать приоритет национальным интересам», — сказал Вилдерс. Сложно сказать, возможны ли такие изменения, но европейские популисты явно хотят распространить признаки неотвратимости. «Я говорю вам, джинн не залезет обратно в бутылку», — сказал Вилдерс. «Этот процесс будет продолжаться, и изменит Европу навсегда».

Алиса Рубин (Alissa J. Rubin), The New York Times, США

0

182

Глава европейского МИД не исключила общей с Москвой позиции по некоторым вопросам в противовес политике Трампа

Санкции, введенные Евросоюзом в отношении России, продолжать действовать до выполнения всех пунктов минских договоренностей, не смотря на позицию новой администрации США во главе с Дональдом Трампом. Об этом заявила верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини.

По ее словам, что ЕС готов в отношениях с будущей администрацией США занять позицию, более ориентированную на заключение соглашений, которые в одинаковой степени учитывали бы интересы обеих сторон.

Могерини также не исключила, что Евросоюз и РФ могут по ряду вопросов занять общую позицию, не совпадающую с политикой Трампа. Например, соглашение по ядерной программе Ирана и ближневосточное урегулирование, пишет газета The Wall Street Journal.

0

183

Европа смертельно отравлена мусульманским радикализмом. Успеют ли найти противоядие?
15.12.2016 , Дарья Асламова

Бельгия превратилась в плацдарм, с которого ваххабиты начали завоевание Европы

Спецкор «Комсомолки» Дарья Асламова побывала в Бельгии и с ужасом убедилась в том, что эта страна превратилась в плацдарм, с которого ваххабиты начали завоевание Старого Света.
Ближе к полуночи в маленькой брюссельской гостинице в пяти минутах от знаменитой Гранд Пляс портье Али надежно запирает дверь на множество замков. Через пару часов начнется настоящая свистопляска — пьяный уличный мордобой, звон битого стекла, крики дерущихся и стоны раненых. «Веселый у нас район, - с усмешкой говорит Али. - Центр города — самое опасное место в Брюсселе, но по ночам полицию здесь не увидишь. Разве что убьют кого-нибудь».

Для Али ночное дежурство — лучшее время. Можно сидеть в темноте, разрезаемой светом фар и пульсацией ночных реклам, курить (что строго запрещено) и даже опрокинуть рюмочку кальвадоса с каким-нибудь разговорчивым гостем. Вроде меня.

Али по происхождению марокканец, а по паспорту бельгиец — в третьем поколении. Да и сам отель принадлежит арабам, и вся обслуга — арабская. Али — из этих, «интегрированных». Не дурак выпить, любит девчонок, сигары, ночные клубы и ненавидит своих соплеменников из Моленбека, главного террористического гетто Европы (до него всего десять минут пешком).

«Я их боюсь, рано или поздно ОНИ до меня дотянутся, - тихо говорит Али. - И деваться мне будет некуда».

«Чепуха! - говорю я. - Ты нормальный веселый парень, и ребята ваши в отеле отличные. Вы ж не террористы какие-нибудь. Если какая-то заварушка, — ваше дело сторона».

«Ну, ты даешь! - хохочет Али. - А еще, говоришь, что военный корреспондент. Ты знаешь, что такое гражданская война? Нейтральных в ней убивают первыми. Война будет, я ее в воздухе чувствую. Даже не война, а сдача власти шариатским придуркам. Эти жирные брюссельские курицы из Европейского квартала (там находятся все главные институты Евросоюза — Д.А.) даже не пикнут, поднесут нам шариат на блюде, по всем законам демократии. Проведут референдум в отдельно взятом районе, и начнется. В ответ поднимутся местные националисты, и кого они пойдут бить? Чтоб мочить настоящих террористов в Моленбеке, у них кишка тонка. Они возьмутся за обыкновенных арабов, таких, как я, - разнесут мою гостиницу, выбьют стекла в парикмахерской у моего соседа-араба, где ты сегодня причесывалась. Хотя мы-то как раз нормальные бельгийцы. Я даже в Марокко никогда не был».

«Понятно: у нас в России говорят, что бьют не по паспорту, а по морде».

«А потом к нам придут «эти», из Моленбека. Отобьют мне печень за то, что я продаю алкоголь, да и сам выпиваю. А моему соседу-парикмахеру выдавят глаза (уже грозились!) за то, что у него и мужчины, и женщины вместе обслуживаются. И куда нам с ним деваться? Бежать к «своим»? А кто для нас «свои»? Для коренных бельгийцев мы всегда останемся «чужими». Придется «покаяться» и вернуться к якобы «своим». Чтоб голову не отрезали. И так поступят все «интегрированные мусульмане», которыми так гордится Евросоюз. Из страха. Из циничного расчета: в гражданской войне надо всегда переходить на сторону сильного. А сильный кто? Тот, кто не боится умереть. Ваххабитские фанатики».

БРЮССЕЛЬ КАК РАЙ ДЛЯ ТЕРРОРИСТОВ

И всегда им был. Еще с 1960-х годов. Кто тут только не ошивался! «Красные бригады», боевики Ирландской республиканской армии, курдские партизаны, «оасовцы» (противники де Голля). Прямо рядом с вокзалом здесь можно купить любое оружие, - достаточно знать нужных вертких людишек. А можно и не знать. Есть известные бары, куда заходят только для того, чтобы найти посредников. Фальшивые паспорта — тоже специализация Брюсселя. Правда, сделать качественный европейский паспорт сейчас практически невозможно, так ведь он и не нужен. Для пересечения внутренних шенгенских границ достаточно «внутренней карты» (для профессионалов — плевое дело). Местные полицейские — люди воспитанные. Даже после громких терактов в Париже и Брюсселе франко-бельгийская граница не контролируется, в поездах проверяют только билеты, а уж хайвеи и вовсе красота. Если не превышаешь скорость, то ты приличный гражданин, даже если у тебя в багажнике труп и пара гранатометов из центрального парка Брюсселя.

А все-таки, почему именно Бельгия? Это крохотное искусственное государство-монархия, куда насильственно втиснуты две ненавидящие друг друга нации — валлоны (говорящие исключительно на французском) и фламандцы (лингвистический багаж аж три языка — голландский, английский и французский). Французский фламандцы учат исключительно для того, чтобы доказать этим упертым валлонам, что мы люди прагматичные, вежливые и готовы даже ВАШ язык выучить. Взаимная ненависть достигает высот неслыханных (арабы и евреи отдыхают). Если браки между евреями и арабами все-таки существуют, то фламандцы и валлоны категорически отказываются спариваться друг с другом. (Наверняка есть исключения, но мне почему-то не встречались.)

В стране царит полувековой бардак. Только в Брюсселе 19 коммун и 6 полицейских участков. (Раньше их было 19!). Если вы переезжаете из одной коммуны в другую, вы сразу выпадаете из поля зрения местных властей, которые вечно ставят палки друг другу в колеса, отказываются сотрудничать, гадят как могут соседям и ябедничают на них в федеральное правительство, в котором тоже крайне запутанная система управления. Все попытки фламандцев (Брюссель когда-то был чисто фламандским городом) упорядочить и централизовать этот дурдом упирались в нежелание местной франкоязычной бюрократии хоть что-то менять, - ведь тогда множество никчемных бездельников потеряют теплые насиженные места с гарантированной высокой зарплатой. Фламандцы плюнули и уехали из столицы (их теперь всего 70 тысяч на 1100000 человек брюссельского населения.)

Если вам надо спрятаться, лучше места чем Бельгия и не придумаешь. «Террористы всегда использовали преимущества географического положения Бельгии, - говорит профессор геополитики Пьер-Эммануэль Томанн. - Маленькая богатая страна с раздутым и неповоротливым бюрократическим аппаратом, отличные дороги, большие порты, трафик оружия, снисходительная полиция. А рядом огромные города — такие, как Париж, Лондон, Амстердам, и добраться до них можно за считанные часы. А главное — никакого контроля на границах».

«Здесь очень привлекательная среда для международной организованной преступности, - подтверждает бывший член Европарламента Филип Клэйс. - Калашников можно купить прямо на улице. Суды мягкие. Даже если полиция хватает преступника, то суд его отпускает: «О, давайте дадим ему еще один шанс! Он еще может исправиться. У него было тяжелое детство». Разумеется, позиция «добро пожаловать, террористы, главное, не совершайте преступлений в Бельгии» была неофициальной, но удобной, поскольку избавляла от ответственности. Начиная с убийства в 2001 году министра обороны Афганистана легендарного Ахмада-шах Масуда абсолютно ВСЕ крупные мировые теракты так или иначе имели связь с Брюсселем, с районом Моленбек».

ЕВРОПЕЙСКОЕ ГНЕЗДО ТЕРРОРИЗМА

В Моленбеке в одиннадцать утра царит прямо-таки мертвая тишина. Закрыты витрины множества магазинов, заколочены окна некоторых квартир, не слышно детского смеха. Нет даже запаха кофе, столь обычного для торговых арабских кварталов. Приличные машины, чистенькие улицы, по которым, тяжело переваливаясь на ходу, бродят глубоко беременные арабские матроны в хиджабах и длинных черных одеяниях, толкая перед собой коляски с детьми. Мужчин почти нет. После того как выяснилось, что парижские и брюссельские теракты были задуманы и организованы выходцами из Моленбека, район с населением 95 тысяч человек затаился. Многие бежали. «Надо просто написать на стенах: «Все ушли на фронт. В Сирию», - говорю я со смешком своему переводчику Рене. Ему мои слова отнюдь не кажутся шуткой: «Скорей всего так и есть. Пересидят и вернутся».

Советник мэрии Моленбека Айт Йеттиг, член Исламской партии, марокканец по происхождению, встречает нас со всей любезностью, уверяет, что он коренной бельгиец, правда, отказывается жать мне руку: религиозные убеждения не позволяют.

За чашкой кофе я выслушиваю бесконечные жалобы на дискриминацию мусульман, на 50-процентную безработицу среди молодых, на ужасное образование. «Дискриминация — это возмутительно, - соглашаюсь я.

- Но по пути в Моленбек я видела множество дорожных рабочих из Болгарии и Румынии, которые копались в канавах в грязи под проливным дождем. Неужели даже на такие нелегкие работы не берут мусульман?!»

Господин Йеттиг мягко уходит от ответа: «Да, здесь много гастарбайтеров, готовых работать за копейки даже в тяжелых условиях, потому что в Болгарии зарплаты очень низкие. Но почему наши люди, граждане Бельгии, должны соглашаться на несправедливую оплату труда? Тем более среди мусульман много квалифицированных специалистов с дипломами».

За следующей чашкой кофе я выслушиваю жалобы на то, как трудно получить социальную квартиру. «Иногда приходится ждать почти десять лет! Семьи, конечно, получают быстрее, но это в любом случае дискриминация! Откуда у людей деньги, чтобы платить за квартиру?»

«Социальная квартира — это, значит, бесплатная?» - кротко спрашиваю я. «Не совсем. Люди платят коммунальные расходы».

«Ну, а если человек безработный, как же он платит?» «Государство выплачивает потерявшему работу 80 процентов от его прежней зарплаты», - объясняет господин Йеттиг. «А если молодой человек никогда не имел работы?» «Для таких существует программа социальной интеграции. Ведь им нужно место, где жить, и деньги на расходы. Они получают не больше 900 евро в месяц. Конечно, если есть дети, то платят больше. И, разумеется, медицина и образование для детей бесплатно. Но люди чувствуют себя изолированными. Я же говорю: дискриминация».

(У меня сто горячих выражений, отнюдь не политически корректных, пляшут на языке. Я сразу вспоминаю слова Ван Гриекена, молодого председателя влиятельной фламандской партии «Влаамс беланг» («Фламандский интерес»): «Европейские мусульмане перманентно жалуются. Они никогда не виноваты. Виноват весь мир. Им недодали, их не доучили, не докормили. Они НИКОГДА не берут на себя ответственность. Даже за теракты. Мол, террористов дискриминировали, они попали в дурную компанию в юности, общество их бросило. Бла-бла-бла. В наших тюрьмах 40 процентов заключенных не имеют бельгийского паспорта. Чем они занимаются? Радикализацией местных зэков. Да вышлите вы их к чертовой матери на родину. Нельзя. У нас феминизированное, слабое общество, где царит культ жертвы и самобичевания. За десять лет население Бельгии выросло с 10 до 11 миллионов человек. Миллион — это те самые мигранты. И не говорите мне про умеренные взгляды мусульман. Их лидеры всегда выступают за шариат».)

Господин Айт Йеттиг, советник мэра в Моленбеке, считает, однако, что за радикализацию мусульман в Бельгии ответственны «импортируемые» имамы из Саудовской Аравии и Катара: «Прямо рядом с нами находится самая большая мечеть в Моленбеке, имам которой уже тридцать лет живет в Бельгии и не говорит по-французски! Он не знает страну и не хочет ее знать. Кого он воспитает? И таких имамов большинство.

Но главная вина за то, что Моленбек превратился в рассадник терроризма, лежит на франкоязычной Социалистической партии Бельгии».

Я широко раскрываю глаза: «Что вы имеете в виду?»

«Двадцать лет социалисты правили Моленбеком, а местный мэр Филип Моро имел тесную связь с мечетями, - рассказывает господин Йеттиг. - Когда в конце восьмидесятых множество марокканцев и турок получили бельгийские паспорта, они получили и возможность голосовать. Социалисты стали немедленно заигрывать с ними. Они закрывали глаза на все, что творится здесь. Филип Моро приходил в мечети, и имамы разрешали ему произносить пропагандистские речи прямо с кафедры-минбар. Он обещал мусульманам все — пособия, бесплатные квартиры, лишь бы они голосовали за социалистов».

«Вы хотите сказать, что либералы косвенно поддерживали радикальный ислам?!» - восклицаю я.

«Выходит, что так. Нынешний мэр Моленбека Франсуаз Схепманс, бывшая соратница Филипа Моро, недавно сообщила, что ей послали список 54 потенциальных террористов, проживающих в районе. И что она будет делать? А ничего. У нее нет полномочий».

«Но объясните мне странный факт, - террористы всех мастей никогда не трогали Бельгию. Это их база, их лежбище. Почему вдруг случились теракты в самой Бельгии?»

«Выросло новое криминальное поколение, прошедшее через тюрьмы, где из них сделали фанатиков. Но разве бельгийская полиция об этом не знала? Она просто закрыла глаза и уши. Знаете, почему? Теракты дали повод для Бельгии послать свои войска в Сирию и Ирак якобы для борьбы с ДАИШ (ИГИЛ - запрещенная в России террористическая организация. Прим. - ред.). Вы русская, вы помните Афганистан. Я был молодым и помню, как здесь, в Бельгии, тренировали людей идти воевать в Афганистан против русских. То же самое сейчас с Сирией. Я не верю, что самая большая милитаристская держава в мире США с мощной разведкой, спутниками, дронами и современным вооружением не может расправиться с бандами ИГИЛ, которые разъезжают на тойотах по пустыне. Игиловцы — это тренированные псы Запада, который хочет изменить границы Ближнего Востока, а Асад стал у него на пути. Сирийские политики не приходят в Европу и не говорят: нам не нравятся ваши президенты. А почему Франция и Бельгия заявляют, что у сирийцев плохой президент? И вообще, кто они такие, чтобы решать, что хорошо или плохо для сирийцев?!»

Мне нравится господин Йеттиг, но меня мучают сомнения: «Вы говорите, что вы бельгиец. Но почему ваша партия называется Исламской? Вы выступаете за шариат?»

Мой собеседник внезапно вспыхивает: «Мы против экстремизма. Мы за мирный ислам, который никого не заставляет быть мусульманином. Люди должны иметь выбор. Мы никого не заставляем. Мы просто очень аккуратно информируем людей».

После беседы мы выходим на улицу, и мой переводчик Рене спрашивает меня: «А ведь он тебе понравился? Несмотря на то, что не пожал тебе руку?»

Я лишь безразлично улыбаюсь: «Я привыкла к этому в мусульманских странах».

«Ты меня не поняла. Господин Йеттиг по профессии - учитель химии. А теперь представь себе обыкновенную бельгийскую женщину, которая идет к преподавателю обсудить проблемы своего ребенка. Она протягивает ему руку, а он («коренной бельгиец») отказывается ее пожимать. Для нее это оскорбление. Она у себя дома, и ей плевать на обычаи в других странах. И хуже того: это видят дети. Их уважаемый учитель отказывается пожать руку женщине! Почему? Она нечистое животное? Она ниже мужчины? Вообрази, что думают при этом дети! Вот тебе и столкновение культур!»

Рене почти кричит. Мы оба вымокли под зимним дождем. Внезапно я останавливаюсь: «А ведь ты прав! И где же выход?» Я чувствую, как тушь стекает у меня с ресниц, и слышу глухой голос Рене: «Поздно искать выход. Он бельгиец в третьем поколении. Это его родина. Его даже некуда выслать».

КАК САУДИТЫ ЗАХВАТИЛИ ЕВРОСОЮЗ

Все началось опять-таки с маленькой Бельгии. В 60-х годах процветали традиционные отрасли экономики франкоязычной Валлонии — добыча угля и черная металлургия. «В Бельгии тогда никто не хотел браться за тяжелую или грязную работу, - рассказывает бывший секретный агент французских спецслужб Клод Монике. - Тогда бельгийцы импортировали из Турции и Марокко десятки тысяч людей. Турки обосновались, но все их конфликты до сих пор не выходили за пределы общины. С марокканцами оказалось сложнее. Деревни и маленькие города целиком были перенесены из Марокко и превратились в гетто. Целые племена сохранили семейные и соседские связи, не обращая внимания на тот простой факт, что они уже живут в другой стране. Следующее поколение выросло в гетто, но ничего не знало об исламе. Хотя хотело знать».

И тут Бельгия опять отличилась, первой из европейских стран признав ислам официальной религией еще в семидесятых годах. Разумеется, встал вопрос о мечетях. В этот момент на историческую сцену вышел бельгийский король Бодуэн, который не разбирался в исламе, зато интересовался нефтяными контрактами с Саудовской Аравией. В парке нашли огромный заброшенный выставочный павильон, который превратили в Брюссельскую соборную мечеть, а ключи торжественно отдали саудитам, тем самым создав первую ваххабитскую площадку в Европе.

«Вряд ли тут был злой умысел, - размышляет французский разведчик Клод Монике. - Кто тогда разбирался в тонкостях ислама? Логично было предполагать, что те, кто контролируют Мекку и Медину, и должны заниматься воспитанием европейских мусульман. Саудовские имамы приехали сюда, ничего не зная ни о западном образе жизни, ни вообще о христианах. Даже их арабский сильно отличался от марокканского и алжирского диалектов».

«Постепенно саудиты взяли контроль не только над бельгийскими, но и над французскими мечетями, - говорит член Исламской партии Айт Йеттиг. - Ваххабизм ничего общего не имеет с мирным интеллектуальным исламом. Это опасная секта, созданная с помощью англичан, которые заключили пакт с саудитами еще в 19 веке и помогли им завладеть главными святынями мусульманского мира — Меккой и Мединой. Англосаксы оказывают протекцию королям Саудовской Аравии, а те с их финансовыми возможностями продвигают в Европе свою версию ислама. Проблема в том, что деньги, на которые спонсируются мечети, не прозрачные. Никто не знает, сколько этих денег, на что они идут и откуда они. Официально они могут прийти через Турцию, Алжир или Марокко, но это саудовские или катарские деньги».

В 80-х годах экономика Валлонии рухнула (фактически прекратилась добыча угля и сильно снизилось значение черной металлургии). Экономический центр переместился во Фландрию с ее высокоразвитой химической, нефтехимической и текстильной промышленностью, туризмом, индустрией хай-тека, фармацевтикой, крупнейшим портом в Антверпене, который также является мировым центром торговли алмазами. Фактически Фландрия стали кормить Валлонию и заодно множество мигрантов, ставших бельгийцами, которые потеряли работу и перешли на полное содержание государства.

Молодые арабы либо болтались на улице, продавая наркотики и оружие, потом попадали в тюрьмы, где за их «воспитание» брались мусульманские фанатики. Либо сердобольные родители посылали маявшихся от безделья детей в мечети (ведь в мечети плохому не научат!), где их обучением занимались ваххабитские имамы. Новообращенных сначала отправляли в Афганистан сражаться с русскими, потом на войну в Боснию, где они резали головы сербам и хорватам, ну и далее по списку войн. К двухтысячному году Бельгия превратилась в главный европейский центр мусульманского радикализма.

КАК МУСУЛЬМАНЕ СТАЛИ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИЛОЙ В ЕВРОПЕ

Все началось после Второй мировой войны. Победа СССР на фашистской Германией и создание блока социалистических государств произвели огромной впечатление на европейские умы. В моде были идеи Маркса, Троцкого и Ленина. Рабочий класс в капиталистических странах дружно голосовал за партии, которые называли себя социалистическими, «левыми». Социалисты пришли к власти практически повсюду и де-факто стали главной политической элитой.

«Но со временем произошла эволюция «левых» партий, - рассказывает председатель партии «Влаамс Беланг» Ван Гриекен. - Дети «старых социалистов» превратились в буржуазную богему, которая распивала шампанское в ресторанах, лакомилась черной икрой и рассуждала о мировой революции в духе Троцкого. Они совершенно потеряли связь с действительностью и со своими избирателями. Рабочий класс и фермеры также утратили доверие к социалистам и стали голосовать за правые партии. Возникла проблема. Для сохранения власти понадобились новые избиратели. Вот тогда европейские социалисты сделали ставку на мигрантов. Они не только подлизывались к ним, обещая полную поддержку государства, но и на деле стали поощрять массовую миграцию в страну. В Бельгии был принят закон: любой человек, даже не знающий местного языка, но проживший в стране три года (пусть и нелегально!) имеет право голоса. Это немыслимо, но это сработало! Арабы в мусульманских коммунах шли голосовать, не зная ни слова на местных языках, но с бумажкой в руке с написанным именем».

«Выходит, в этой ситуации мусульмане выступают в роли «полезных идиотов»?»

«Вовсе нет. Кто кого использует, это большой вопрос. Почитайте, к примеру, программу местной Исламской партии, которая вас так очаровала своей умеренностью».

На листке бумаги изложены четкие тезисы: «Законы Бога существуют всегда, а человеческие законы могут быть изменены. Мы уверены, что сможем сделать это в конце концов, когда люди поймут, что только ислам имеет решение». «Ислам — это гораздо больше, чем религия. Это политика». «Ислам — это наша главная цель». «Если большинство выступает за законы шариата, мы должны поставить вопрос на референдум». И это в христианской Бельгии! Разумеется, в коммунах, где большинство составляют мусульмане, может быть совершенно легально установлен шариат!

Я поднимаю глаза на господина Ван Гриекена: «Но это безнадежно! Они никогда не откажутся от своих целей! Вы проиграли. Уже десять лет самое популярное имя среди новорожденных в Брюсселе — Мухаммед. Я даже больше не вижу здесь надписей «Веселого Рождества». Вы перестали праздновать Рождество, потому что мусульмане попросту сжигали рождественские елочки.»

«Да, мы теперь празднуем «зимний фестиваль», чтобы не оскорблять чувства верующих мусульман, - саркастически говорит Ван Гриекен. - Слово «Рождество» запрещено! И все же надежда есть. Если мы, правые, придем к власти, мы закроем границы для мигрантов. Никаких минаретов, никаких раздельных бассейнов в общественных школах и халяльной еды в школьных столовых. Мы введем запрет на хиджабы в госучреждениях и прекратим спонсирование мечетей за счет государства».

«Что насчет христианских церквей? - спрашиваю я. - Для того, чтобы их поддерживать официально, вам придется внести христианство в Конституцию страны как государственную религию, а значит, придется выйти из ЕС. А ведь именно Брюссель является столицей Евросоюза».

«Я очень надеюсь, что народы Европы вернут себе свои страны и снова станут в них хозяевами. Мы нуждаемся в таких лидерах, как Путин, Марин ле Пен, Трамп, Орбан. Следующий год может преподнести немало сюрпризов».

ПОЧЕМУ ЕВРОПА СОВЕРШАЕТ САМОУБИЙСТВО

«Мама Меркель», как называют канцлера ФРГ мигранты, выглядит хладнокровной прагматичной немецкой фрау, напрочь лишенной сентиментальности. Остальные лидеры Европы тоже не страдают «любовью к человечеству», однако, упорно проводят политику массовой миграции, которой просто убийственна для их собственных избирателей. Со стороны это похоже на помешательство. К примеру, высокопоставленный брюссельский чиновник, отец 19-летней немецкой красавицы Марии Ладенбургер, изнасилованной и убитой афганским беженцем, просит всех сочувствующих не тратить деньги на цветы, а сделать пожертвования в пользу мигрантов. (Кстати, сама девочка была активным волонтером и работала в лагере беженцев.) Можно, конечно, подумать, что человек от горя головой тронулся, но как-то не в ту сторону.

«Политкорректность — это болезнь, - говорит председатель католической партии «Сивитас» Алан Эскада. - После терактов в Париже и Брюсселе Европарламент пытается протолкнуть расширенный закон о воссоединении семей, чтобы мигранты смогли привозить с собой не только жен и детей, но и родителей, дедушек и бабушек, кузенов, дядей. Короче, весь клан. В свою очередь, вновь прибывшие также подпадут под закон о воссоединении и потащут за собой целое село или даже племя. Следовательно, миграция станет легальной и непрерывной. Налицо изменение популяции Европы. Также усиленно проталкиваются идеи о «позитивной дискриминации» коренных жителей. Раньше на гоcслужбе в Бельгии могли работать только люди с гражданством, что естественно. А сейчас хотят сделать квоты для неграждан, даже в полиции и в армии!»

«То есть бодрые молодые террористы без паспортов или даже с паспортами из Сирии и Ирака (на территориях, захваченных ИГИЛ остались сотни тысяч официальных бланков паспортов) дружно пойдут служить в европейских армиях?!»

«Верно. Позитивная дискриминация также не позволяет полицейским в Бельгии обыскивать бородатого ваххабита с рюкзаком за спиной. Его, конечно, можно обыскать, но при этом нужно также обыскать бельгийскую бабушку с сумочкой, чтобы соблюсти политкорректность! Уже давно не секрет, кто стоит за этой вакханалией миграции — Сорос и его «Открытое общество». Он добивается тотального хаоса и гражданской войны в Европе, чтобы привести к власти мировое правительство, которое якобы всех спасет».

(В Европе за принятие мигрантов выступают около ста неправительственных организаций (НПО), большая часть которых спонсируется ЕС, фондом Сороса «Открытое общество» и вашингтонским «Институтом миграционной политики». Есть даже их совместный доклад «Как частное спонсорство может содействовать размещению беженцев в ЕС?» Самые известные НПО Сороса в Европе — это «Платформа международного сотрудничества нелегальных мигрантов», выступающая за расширенный доступ беженцев к социальным услугам и юридической защите, и Oxfan, «экологическая организация». В прошлом году меня поразило, насколько хорошо было организовано движение беженцев. В каждом городе их ждали удобные помещения, их встречали группы волонтеров с халяльной едой, игрушками, теплой одеждой.)

Если цели Сороса и стоящего за ним Фонда Рокфеллеров относительно понятны, то какой интерес в спонсировании миграции самому Евросоюзу и на деньги европейских налогоплательщиков?! А вот какой.

СУВЕРЕНИТЕТ КАК УГРОЗА ГЛОБАЛИЗАЦИИ

Европейская элита давно не существует как европейская. Все это глобальная космополитическая англоговорящая элита (вне зависимости от родного языка). Знаменитый ученый Сэмюэл Хантингтон еще в 90-х годах прошлого века году придумал термин «люди Давоса», «которые контролируют практически все международные институты, многие правительства мира, а также значительную долю мировой экономики и военного потенциала». Они «имеют мало потребности в национальной лояльности, рассматривают национальные границы как препятствия, которые к счастью исчезают и рассматривают национальные правительства как остатки прошлого, чья единственная полезная функция заключается в том, чтобы оказывать содействие их глобальным операциям».

«В Евросоюзе идет великая битва за национальный суверенитет отдельных стран, - говорит бывший член Европарламента Филип Клэйс. - ЕС видит массовую миграцию как средство контроля над своими членами. Евробюрократы ненавидят концепцию национальной идентичности. Отсюда идея засунуть в Европу как можно большее количество мигрантов и тем самым навсегда уничтожить понятие национальной идентичности и отобрать суверенитет отдельных стран, оставив им только административные функции. Чем больше будет увеличиваться миграция, тем легче для ЕС контролировать страны вроде Венгрии, принудить из брать определенную квоту беженцев и кормить их, даже если у венгров нет средств кормить собственных нищих.

Евроэлита совершенно оторвалась от реальности, она живет в гигантском мыльном пузыре. Мэр Антверпена говорит, что полиция слишком белая. Он чувствует себя виноватым. Министр внутренних дел хвастается тем, что у потенциальных террористов отбирают заграничные паспорта, чтоб они не уехали в Сирию. Одновременно их не садят в тюрьму, поскольку они еще не совершили преступления. Значит, они останутся в Европе и будут готовить свои теракты здесь. Защитить нас некому. Я был последним человеком в стране, проходившим обязательную воинскую службу. Ее отменили, и теперь молодые люди не знают, что такое воинская дисциплина, и не умеют обращаться с оружием».

«Столкновение цивилизаций — это бомба замедленного действия, - утверждает профессор геополитики Пьер-Эммануэль Томанн. - Она неизбежно сработает. Мы зашли слишком далеко с массовой миграцией и теперь вынуждены твердить, что ислам совместим с демократией. Несогласие с этим тезисом означает гражданскую войну. Мы притворяемся, чтобы избежать проблем. Если вы говорите, что нация должна стать сильной, вас немедленно обвиняют в фашизме. Первой в либерализме тон задает Германия. Мол, мы больше не делаем войну, но мы даем всей Европе уроки морали. Да, мы были очень плохими, а теперь нашли новую модель мира и собираемся научить вас, что такое мир. Эта идеология ослабила европейские нации и государства, и мы не можем больше контролировать движение капиталов и людей. Поэтому нами легко манипулировать. Власти твердят, что большинство мусульман являются умеренными. Это так. Но революции и войны начинает агрессивное меньшинство. Оно готово умереть, поэтому именно меньшинство творит историю. Вспомните большевиков. Вспомните стотысячную толпу на майдане, которая повергла в хаос Украину, страну с 47-миллионным населением!»

«Значит, война?»

Месье Томанн отводит глаза.

«Лучше выпьете бокал этого чудесного вина, вдохните его необыкновенный букет!»

Я сижу в прелестной удобной квартире, устроенной с большим изяществом, с прекрасной библиотекой и мягкими диванами, на которых так удобно цитировать классиков, вести интеллектуальные беседы и обсуждать достоинства вин. Островок уходящей европейской жизни, такой обаятельной в своей беспомощности. А как себя чувствовали аристократы в гостиной романтичного генерала Лафайета, когда над ними уже нависла тень гильотины?

Я вспоминаю слова католического лидера Алана Эскады: «Все слишком поздно. Мы все надеемся, что придут новые люди, правые партии, и Европа будет спасена. Наш дом уже горит, а мы все еще спорим, кто будет вызывать пожарников».

0

184

Новая холодная война и санкции: судьба Европы зависит от Германии
06.10.2016
http://ktovkurse.com/wp-content/uploads/2016/10/thumbs_b_c_842e9c1beb5bf4c5986faf99110c8516.jpg

Очередной виток антироссийской истерии, поднятый США из-за действий РФ в Сирии получил продолжение в Европе, где власти Германии решают вопрос о введении новых санкций. Но это только один из маленьких эпизодов в большой игре, которая может означать новую «холодную войну».

The Wall Street Journal со ссылкой на свои источники пишет, что Европа напугана действиями России в Сирии, опасается ухудшения миграционного кризиса и именно поэтому возвращается к вопросу усиления санкций.

Но это, конечно, не отражает реальную ситуацию. Большинство мигрантов в Европу приезжают из других стран, да и Сирия для большинства европейских стран вообще не является тем вопросом, который стоил бы усиления санкций.

Еще в 2015 г. агентство Bloomberg писало, что против антироссийских санкций выступают как минимум 7 европейских стран: Кипр, Италия, Греция, Венгрия, Словакия, Австрия и Испания. Также настроения против санкций сильны в бизнес-сообществе Германии и Франции.

Но ЕС не может вводить санкции со стороны отдельных стран, поэтому Германии необходимо будет убедить другие страны поддержать антироссийскую позицию в очередной раз. При этом именно европейские страны потеряли больше всего от санкций против России. Эксперты французского исследовательского центра Centre d`Etudes Prospectives et d’Informations Internationales (CEPII) подсчитали, что поддержавшие санкции против России страны в период с декабря 2013 г. по июнь 2015 г. недополучили экспортной прибыли на $60,2 млрд.

Об эффективности санкций можно спорить, но в Европе о давлении США уже говорят открыто или хотя бы намекают. Франсуа Олланд и Ангела Меркель вынуждены действовать с оглядкой на Вашингтон, и для них идеальным вариантом было бы прекращение боевых действий на востоке Украины, так как это позволит сразу признать выполнение минских договоренностей и станет основанием для отмены санкций. Но сделать это уже не получается, что в преддверии выборов в 2017 г. может быть весьма опасно.

Сейчас похоже на то, что лидеры Франции и Германии добьются усиления или хотя бы продления санкций, а затем предоставят своим оппонентам разбираться с этой проблемой. В 2017 г. выборы пройдут в нескольких странах Европы, при этом Германии и Франции предстоит выбрать парламент и президента:

Страна Тип выборов
Чехия Парламентские выборы
Франция Выборы президента и парламентские выборы
Германия Выборы президента и парламентские выборы
Венгрия Выборы президента
Лихтенштейн Парламентские выборы
Нидерланды Парламентские выборы
Норвегия Парламентские выборы
Словения Выборы президента

Шансов сохранить свои президентские кресла у Меркель и Олланда не так уж много. Во многом это связано с теми обещаниями, которые они давали раньше, но не смогли их выполнить.

Пока конкуренты молчат, но можно быть уверенными, что они уж точно все помнят и готовятся. Олланд, например, обещал значительные улучшения в экономике и снижение безработицы ниже 10%, и он обещал, что уйдет, если не сможет этого добиться. Сейчас безработица во Франции находится в районе 12,5%, экономика во II квартале 2016 г. упала впервые с 2013 г., снижаются инвестиции и расходы домохозяйств.

В Германии ситуация несильно лучше, хотя это больше связано с социальными проблемами. Миграционный кризис так и не был преодолен, он грозит выйти из-под контроля, недовольство избирателей растет. Кроме того, канцлер Германии оказалась заложницей в непростой ситуации: США, как и некоторые страны в мире, требуют от Германии снизить налоги, ускорив тем самым рост собственной экономики. За счет этого можно будет добиться общеевропейского роста, который необходим всем.

Но Берлину нет никакого смысла снижать налоги, так как экспорт растет и без этого, а дополнительные доходы бюджету необходимы, для того чтобы справиться с растущими расходами на мигрантов. Грубо говоря, если Германия выполнит требования США по налогам, она рискует остаться без денег. Еще в 2015 г. Ангела Меркель вынуждена была убеждать всех, что налоги из-за миграционного кризиса не будут расти.

Вряд ли она хочет войти в историю как политик, при котором бюджет крупнейшей экономики Европы окажется «черной дырой». Поэтому сейчас самым очевидным ходом для Берлина будет отвлечение внимания.

Христианско-демократический союз Германии сейчас не контролирует даже половину земель Германии, но спасает союз с социал-демократами, которые уже неоднократно высказывали свое недовольство действиями и позицией Меркель.

http://ktovkurse.com/wp-content/uploads/2016/10/san2-595x640.jpg

Кроме того, влияние ХДС снижается даже в традиционных «оплотах» этой партии.

http://ktovkurse.com/wp-content/uploads/2016/10/san3-780x467.jpg

Новая «холодная война»

В рамках Петербургского экономического форума президент встретился с руководителями крупнейших мировых информационных агентств. Владимир Путин выразил надежду, что журналисты будут стремиться к максимальной объективности в отношении нашей страны.
Все складывается так, что сейчас для США и их партнеров очень удобный момент для расширения позиций НАТО.

Стратегическая задача заключается в том, чтобы увеличить контингент НАТО вблизи российских границ на тех территориях, которые альянс обещал не занимать. НАТО хочет выйти далеко за рамки четырех батальонов в странах Балтии и Польши.

В самом альянсе уже не скрывают, что позиции 4 тыс. солдат должны быть «подкреплены другими силами». Речь, судя по всему, идет о контроле над морским и воздушным пространством. Ведущий эксперт НАТО Хорхе Бенитес, например, опасается российских подводных лодок. Он сказал, что их все сложнее обнаружить, а Россия постоянно модернизирует свою армию.

В результате сейчас готовится основа для возвращения НАТО к принципам маневренной войны, которые включают в себя крупномасштабные движения войск и вооружения. Грубо говоря, это означает проведение полномасштабных учений, какие мы видели в Германии во времена «холодной войны», но на этот раз в странах Балтии.

При этом в НАТО озабочены тем, что не все в Европе понимают опасность «растущей российской угрозы», в отличие от США.

Сейчас США через альянс намерены, судя по всему, добиться размещения дополнительного контингента в Швеции и Финляндии, а для этого просто необходимо запустить очередную волну антироссийской истерии. События с выходом РФ из соглашений с США по ядерной энергетике и плутонию, как и действия в Сирии, вполне могут стать базой для этого.

Идеальным развитием для НАТО и США будет очередная милитаризация Германии, но только в составе коалиции. Германия весьма активно участвует в таких операциях, хотя обычно только вспомогательными силами.

Америка боится потерять влияние в регионе, но проблема еще заключается в том, что европейским лидерам и их электорату не очень нравится давление, которое исходит из-за Атлантического океана, а разговоры о единой европейской армии в последнее время активизировались. Это означает риски для НАТО, так как контингент альянса в случае армии ЕС просто будет не нужен.

Глава внешней политики ЕС Федерика Могерини в прошлом месяце заявила, что готовится направить график, в котором будут перечислены шаги для создании военных структур ЕС, действующих автономно от НАТО. Необходимость таких шагов объясняется с точки зрения выхода Великобритании из состава ЕС. Да, формально ЕС не мог говорить о единой армии раньше, так как Великобритания в этом точно не стала бы участвовать. Сейчас же предполагается создать военные структуры из сил Франции, Германии, Италии, Испании и Польши, которые будут действовать от имени ЕС, а штаб будет располагаться в Брюсселе. Многие страны, включая Чехию и Венгрию, уже поддержали такую идею. Европейские политики понимают, что действия Североатлантического альянса никак не соответствуют интересам государств на континенте, а также имеют мало общего с коллективной безопасностью, на которой основываются все шаги по расширению военного присутствия.

Армия ЕС, которая будет действовать отдельно от НАТО, – это страшный сон для руководства альянса и Вашингтона. И разрушение этих планов является еще одной стратегической целью. Потеряв возможность расширения военного присутствия в регионе, как и вообще возможность этого присутствия, США потеряют влияние на европейские страны, которое только усиливалось в последние годы.

Для США очень важно не допустить сближения России и Германии. Глава американской аналитической компании Stratfor, которую также называют «теневым ЦРУ», Джордж Фридман неоднократно отмечал, что «первоочередная цель Вашингтона на протяжении веков — остановить возможное сближение России и Германии и не допустить создания коалиции между названными странами».

Фактически от позиции Германии зависит потеря или сохранение влияние США в Европе. Бизнес-сообщество ФРГ традиционно имеет свои интересы в России, а также считает важным сохранять и наращивать связи. На этом направлении Вашингтон пока проигрывает: работы над реализацией «Северного потока-2» продолжаются, при этом главой управляющего совета компании Nord Stream 2, которая будет строить трубопровод, назначен бывший канцлер Германии Герхард Шредер; бизнес Германии находится все больше возможностей работать в России и с российскими компаниями в обход санкций.

Запланированное и необходимое расширение присутствия США в регионе рушится, поэтому необходимы новые аргументы, для того чтобы Европа не отклонялась от курса, выбранного Белым домом. Европейские лидеры прекрасно понимают, что выиграть следующие выборы в текущих условиях будет крайне сложно, но прямо и открыто противостоять давлению США для них сейчас почти нет смысла.

0

185

Европейское домино начнет свое разрушение с Италии
09.12.2016
http://ktovkurse.com/wp-content/uploads/2016/12/20161207_dom.jpg

Упала следующая фишка домино в нестабильной европейской системе. Итальянский референдум 4 декабря прошел именно так, как многие ожидали. И это не обещает ничего хорошего.

При явке 70% на избирательные участки, отрицательно проголосовали 59% избирателей, положительно – 41%.

После сокрушительного поражения проевропейский премьер-министр сразу же объявил о своей отставке. Популистская партия ждет своего часа.

Захватив власть, она, скорее всего, выждет несколько месяцев, а затем проведет новый референдум по вопросу отказа от евро и возврата к лире. В таком случае, итальянцы, скорее всего, проголосуют за отказ от евро.

Без Италии валюта евро распадется. Без евро ЕС – крупнейшая в мире экономика – скорее всего, пойдет ко дну.

Референдум в Италии – это лишь первая «фишка» из многих-многих-многих «фишек» домино, которые неизбежно упадут потом. Собственно, вот они – следующие «фишки».

Банковский кризис

Итальянская банковская система — это как карточный домик.

Отрицательное голосование лишь ускорит кризис в итальянской банковской системе, которая и без того уже на грани краха.

Распад теперь кажется неизбежным. И начаться он может уже в эти выходные.

А искрой, из которой разгорится это пламя, станет Banca Monte dei Paschi di Siena.

Третий по величине банк Италии и самый старейший в мире в ближайшие дни объявит, достаточно ли у него капитала, чтобы оставаться платежеспособным.

Если усилия по привлечению капитала не оправдают себя, остается только один способ сохранить банк и всю итальянскую банковскую систему – провести процедуру спасения. Когда это произойдет, позиция итальянских популистских партий, настроенных против евро, лишь усилится.

Суперпузырь итальянских гособлигаций лопнет

В Италии один из самых высоких уровней госдолга в мире. Долг составляет $2,4 трлн, что эквивалентно 130% ВВП. Для сравнения, отношение долга США к ВВП составляет 104%.

Но ситуация на самом деле гораздо хуже.

ВВП показывает производительность экономики страны. Тем не менее, это очень часто вводит в заблуждение большинство экономистов при подсчете бюджетных расходов к ВВП.

В Италии расходы бюджета превышают 50% ВВП. При более точном подсчете соотношения долга к ВВП необходимо исключить государственные расходы из экономического производства. Вполне возможно, что финальная цифра выявит безнадежную несостоятельность правительства Италии.

И совсем не ясно, каким образом итальянское правительство может получить достаточно налогов от продуктивной части экономики, чтобы расплатиться с долгами.

Тем не менее, итальянские государственные облигации торгуются с рекордно низкими доходностями.

Более $1 трлн итальянских облигаций имеют отрицательную доходность. И это полное безумие!

Учитывая огромные риски, связанные с кредитованием, доходность итальянских суверенных облигаций должна быть около рекордных максимумов, и уж точно не у рекордных минимумов.

Теперь, когда референдум провалился, суперпузырь облигаций итальянского правительства попросту лопнет.

Это означает, что есть два варианта.

Во-первых, ЕЦБ должен запустить печатный станок в усиленный режим, чтобы ускорить программу по покупке итальянских государственных облигаций. Это также заставит другие правительства предпринять отчаянные шаги, если предположить, что ЕЦБ сможет поддержать их. Это, конечно, больно ударит по стоимости евро.

В противном случае, итальянское правительство признает свою несостоятельность. Это было бы унизительно для основных партий и оправдало бы популистские партии. Либо результат станет плохой новостью для еврократов.

Другие ключевые европейские выборы

Популистское цунами прокатится по всей Европе. Это коренным образом изменит политический ландшафт континента, приведя к изменениям, невиданным со времен Второй мировой войны.

Эта волна смоет традиционные «основные» партии и возвестит эру популистов, выступающих против истеблишента, против валюты евро и ЕС.

Это уже ударило по Великобритании в виде Brexit, уничтожив «проевропейское» правительство Дэвида Кэмерона.

Эта волна уже ударила по Италии в начале этой недели, «смыв» проевропейца Ренци.

Отрицательное голосование на референдуме в Италии может стать переломным моментом. Потом уже тенденцию будет не остановить.

Избиратели в крупнейших странах Европы вскоре могут отказаться от «основных» партий в пользу популистских партий, а 2017 станет решающим годом.

Избиратели придут на выборы в крупных выборах в Нидерландах (15 марта), Франции (23 апреля) и Германии (в период с 27 августа по 22 октября).

Популисты, настроенные против евро, имеют реальный шанс выиграть в любой из этих стран. Если они выиграют хотя бы в одной, ЕС, скорее всего, распадется.

0

186

К 2050 году Европа может превратиться в мусульманский континент
По уточненным данным Европейского cовета, в течение 2015 года в Европу прибыл не миллион, а 1,5 млн мигрантов.
Вместе с беженцами из Северной Африки и стран Ближнего Востока в Европу пришли нормы поведения мужчин мусульманского мира.

Германия
Центральный район Берлина, Моабит, превратился в гетто. Тысячи неопрятных мужчин расположились на тротуарах жилых районов и в парке, который раньше был гордостью района.
Мужчины молятся, едят, справляются естественные надобности, стоят в очередях, поют и пляшут – в общем, ведут себя непринужденно. При этом оплачивает все это великолепие администрация Берлина из городского бюджета.
Тысячи беженцев из Сирии, Ирака, Афганистана заменили собой многочисленных фрау с колясками и пенсионеров, раньше гулявших по парку.
Примечательно, что основная масса приезжих - мужчины, а куда подевались восточные женщины – загадка века. Говорят, что восточные женщины работают, пока восточные мужчины отдыхают.
Главное занятие восточных мужчин - бестолковое шатание по улицам, поедание семечек, курение и плевки на тротуар.
Раз в день квартал оживает: кричит, толкается. Это значит, началась раздача жетонов. На каждом из них номер, по которому затем формируется цивилизованная очередь за денежным пособием и ордером на временное жилье.
Жилье мигрантам отдают из числа муниципальных квартир в этом же районе, поэтому сначала рухнули цены на жилье, а затем из района Моабит побежали местные жители, готовые на переселение куда угодно, лишь бы не жить в этом аду

"Понимаете, я ни разу не исламофоб! Я из Казани, у меня три четверти друзей татары. У меня первый муж и ребенок - мусульмане. Но эти беженцы - они совсем другие мусульмане. Агрессивные. Нецивилизованные. То дорогу перекрывают, то дерутся, полиция к ним в поселение ежедневно выезжает. Без году неделя тут, а уже требуют себе халяльное мясо, наше им не нравится", - возмущается россиянка.
"Во многих школьных столовых запретили подавать свиные сосиски, колбасу и паштет, запретили даже приносить такие бутерброды из дома.
В классах отменили уроки религии, со стен сняли распятия. Рождественские каникулы переназвали, это теперь "зимний перерыв".
В бассейнах открыли специальные отделения для купания в одежде, в школах мусульманам разрешили не ходить на уроки плавания (голые ноги и купальники их оскорбляли).
Во многих компаниях в Рамадан сотрудникам предлагают не есть и не пить, чтобы не смущать мусульман.
17-летней девушке подожгли волосы, за то, что она шла без платка...
За любое из этих свидетельств тебя назовут наци, а это недетский срок.
Кроме того, католическая церковь Германии приняла решение отказаться от практики крещения младенцев. Причина: нельзя навязывать человеку Веру, пусть он вырастет и решит сам. По мнению автора, это тоже связано с приездом мусульман.

Болгария

Депутат Народного собрания (парламента) Болгарии Евгений Стоев обратил внимание на то, что далеко не все беженцы — люди, бежавшие от войны, которые рады любой помощи и поддержке. "Некоторые из них агрессивны и навязывают свои религиозные и идеологические взгляды, достигая иногда даже до крайности. Уже наблюдаются случаи, когда так называемые беженцы требуют обязательного и безусловного обращения христиан или принятия ислама от неверующих людей в странах, которые их принимают", — сказал Стоев.

Молдавия

Депутат парламента Молдавии, представитель Партии социалистов Ион Чебан предложил тех, кого называют "беженцами", именовать главным образом "экономическими мигрантами". По его словам, в подавляющем большинстве эти люди прибывают не из Сирии, а из лагерей беженцев в Турции и Ливане, где их жизни ничто не угрожает. В основном, это молодые, крепкие, холостые мужчины, которые едут из Ирака, Афганистана и стран Северной Африки — "хорошо организованные, очень требовательные, агрессивные и абсолютно уверенные в своем полном праве получить все то, что есть в Европе.
Прибывая в Германию и другие богатые европейские страны, мигранты не хотят жить в провинции, где специально для них строятся или освобождается жилье, а стремятся в крупные города, с обилием развлечений и доступными женщинами. Многие из них отказываются от еды и гуманитарной помощи, поскольку у них есть достаточно денег. Они хорошо одеты, обладают новейшими смартфонами и планшетами. Они едут в Европу не для того чтобы получить работу и интегрироваться в европейское общество, а за бесплатным комфортабельным жильем, образованием, медициной и социальными выплатами", — отметил Чебан.

Греция

Участники конференции указали на происходящее в Греции как яркий пример нежелания мигрантов как-либо интегрироваться в принимающее их общество. По свидетельству митрополита Калавритского Амвросия (Элладская православная церковь), в Греции зафиксированы случаи, когда "мигранты снимают иконы со стен храмов и часовен и разводят из них костры, чтобы согреться". "У митрополита Серафима в Пирее попросили снять своей православный крест. В городе Кавала нелегальные иммигранты-мусульмане сняли со стены школы икону Богородицы и потребовали не звонить в церковные колокола", — отмечает митрополит.

Великобритания

Через 30 лет число христиан в Англии станет заметно меньше. Приверженцев этой религии будет не больше 45% всего населения страны. Такие данные получены в ходе двухлетнего изучения британского общества. Результаты исследования опубликованы в докладе британской Комиссии по вопросам религии и убеждений.
Примечательно, что в 2010 году христиане составляли 72,6% населения Британии. Сейчас же в стране стремительно увеличивается число людей, придерживающихся ислама, иудаизма и сикхизма.
Докладчики рекомендовали правительству Великобритании строить общественную религиозную политику с учетом этих изменений в обществе. Исследователи считают, что необходимо выделить в Палате Лордов места для представителей других конфессий. Кроме того, нужно отменить коллективные молитвы в школах.

Послесловие
Читаю книгу Сатановского о Бл. Востоке. Так вот, что стало понятно. У них там в принципе другой менталитет, это почти как "Чужие" из другой галактики. У нас ведь как: "лишь бы не было войны". А у них там война между племенами, кланами, странами, сектами - НОРМАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ, мир их даже раздражает, непонятно, чем заниматься. Поэтому мы столбенеем, когда отрезают голову мальчику, а они не понимают, что тут особенного, ради аллаха же. В рай попадет.
А потому всякая демократия, когда существуют разные партии, это гарантия перманентной резни. Клинтон Трампа словами поливает, а у них - голову с плеч. И единственное, что может худо-бедно гарантировать относительный мир и спокойствие - сильный и жесткий, даже жестокий лидер. Вот, как были Хуссейн и Каддафи. Убери их, и всё - страна рассыпается на кланы и начинается всеобщая резня. Потому-то мы и говорим: если не Асад, там будет ИГИЛ, 100%.
Independent сообщает, что в зоне ИГИЛ находятся около 31 000 беременных, которые родят, что совершенно очевидно, 31000 будущих террористов. Потому что будут с детства именно так воспитаны, чтобы с радостью принести себя в жертву за дело аллаха, покарать неверных и т.д.

0

187

Европе в 2017 году грозит политический «апокалипсис» , — The Guardian
28.12.2016
http://rusvesna.su/sites/default/files/styles/node_pic/public/evrosoyuz_krizis_zvezdy_karikatura.jpg?itok=SeFuGsl1
Европу в 2017 году может ждать политический «апокалипсис»: крах властных элит, чреда терактов и новая волна миграции повергнут ЕС в кризис, который Брюссель вряд ли сможет преодолеть, считает обозреватель The Guardian Джон Хенли.

Как полагает автор, «апокалиптический сценарий» для Европы будет выглядеть так: в начале года спецслужбы стран ЕС вновь допустят промашку, и в одной из столиц Старого света случится резонансный теракт.

Первым, кто воспользуется растущим ощущением беспомощности перед лицом терроризма станет голландский правый политик Герт Вилдерс, чья партия с высокой вероятностью одержит победу на парламентских выборах в Нидерландах в марте будущего года. Хенли подчеркивает, что в контексте кризиса европейской безопасности жесткий курс Вилдерса в отношении вопросов миграции сыграет на руку голландскому политику и укрепит позиции его «Партии свободы».

Далее обозреватель предупреждает об опасности, исходящей от Турции. Прекращение переговоров по безвизовому режиму, заморозка обсуждения членства страны в ЕС и жесткая критика Эрдогана со стороны еврочиновников могут спровоцировать кризис в отношениях между Брюсселем и Анкарой.

Наиболее вероятным ответом турецкого лидера на дальнейшее «охлаждение» станет предоставление беженцам, размещенным на территории Турции, «коридора» в европейские страны. Автор убежден, что этот шаг может коренным образом изменить политический ландшафт Евросоюза. Три миллиона беженцев устремятся в «зажиточные» страны Европы в канун выборов во Франции и Италии, что безусловно усилит позиции противников ЕС.

Если это произойдет, то к власти во Франции, Италии и Германии придут евроскептики, пишет Хенли. При этом Марин Ле Пен уже заявила, что в случае победы на президентских выборах она инициирует референдум о выходе Франции из ЕС. Нидерланды, по мнению автора, также последуют ее примеру, а в Италии «Движение пяти звезд» скорее всего выступит за возвращение итальянской лиры.

«Будет очень нехорошо, если все это произойдет», — считает автор. Тем не менее он убежден, что Европе не удастся избежать потрясений. «Над Европой дуют ветра перемен, и странно, если мы не увидим новых жертв в лице представителей политических элит», — пишет обозреватель.

Хенли однако надеется, что «апокалиптический» сценарий не сбудется, а грядущий год будет спокойнее прошедшего как для Европы, так и для всего мира.

0

188

Евросоюз и терроризм: жизнь в условиях постоянной угрозы
30 декабря 2016
https://img5.eadaily.com/r650x400/o/c9c/a3360aa573138598717d7a459252b.jpg
На исходе 2016 года в Европейском союзе готовы смириться с новой эпохой, когда террористическая опасность переходит в категорию постоянной угрозы, с которой предстоит жить. Таков главный урок, полученный Европой после резонансных террористических актов 2016 года в Бельгии, Франции и на исходе года накануне Рождества в Германии.

Призывы запрещенного повсеместно «Исламского государства» к своим последователям планировать и осуществлять террористические удары в Европе не сулят ничего хорошего для ЕС. Он и дальше будет главной целью джихадистов. Плотный глобальный электронный контртеррористический мониторинг западных спецслужб затрудняет крупные террористические атаки. И, наоборот, как выход из этой ситуации, предлагаемый «Исламским государством» сетевой террор посредством простых подручных средств становится эффективным способом, позволяющим достичь нужного террористам результата. Нападения, подобные тому, что было осуществлено в Берлине, требуют небольшого предварительного планирования, минимума материально-технической поддержки. Они предполагают отказ от координации из единого террористического центра с последующим «отчетом» перед ним о террористическом акте после его исполнения.

Террористический центр обеспечивает информационный эффект подтверждением своей причастности к теракту. Против такой тактики у европейцев нет средств. Уничтожение «Исламского государства» на занимаемой им компактной территории вовсе не означает победы над сетевым террором джихадистов в Европе. И это прекрасно понимают, как в центре организации террора, так и в центрах по противодействию ему.

«Нулевой риск» по международному терроризму больше не достижим для Европы в обозримой перспективе. Спецслужбы европейских государств-членов уже предотвращают значительно больше терактов, чем пропускают их. На долю европейских правоохранителей выпадает исключительно работа по снижению риска террористических атак с одновременной угрозой провалов в отдельных точках.

После последнего берлинского теракта Брюссель продемонстрировал аналогичную реакцию, что была проявлена на теракты 2015—2016 годов. В очередной раз речь зашла об объединении усилий по борьбе с терроризмом национальных спецслужб, об усилении контроля по периметру внешних границ и т. д. Аналогичным образом критики официальной политики из несистемных сил в Евросоюзе повторили в очередной раз собственные мотивы: восстановить контроль на внутренних границах Шенгена и остановить в обозримом будущем миграцию. Критики подобных предложений утверждают, что они после их реализации создадут большую напряженность и станут еще одним стимулом для радикализации. Остается этот вывод проверить опытным путем.
Из новых антитеррористических мер ЕС пока что обнародовал пакет предложений, направленных на создание препятствий для финансирования террористов в Европе. Но в Брюсселе понимают, что подобные меры ни в какой степени не смогут воспрепятствовать сетевому террору одиночек и небольших групп, ориентированных на идеологию джихада, проповедуемую ДАИШ (ИГИЛ). Предпринятые в последний год меры по противодействию рекрутингу ДАИШ в Европе почти что остановили движение потока европейских боевиков в Сирию и Ирак, но они не могут противодействовать террористическим актам в ЕС по модели Ниццы и Берлина июля и декабря 2016 года.

Европейская информация об угрозах безопасности разделена на достаточно большое количество национальных баз данных, которые не пересекаются между собой и не создают общую картину. Евросоюз имеет фрагментированную по разным основаниям структуру безопасности. Спецслужбы государств-членов при имеющемся уровне взаимного сотрудничества не всегда склонны делиться информацией друг с другом. И не всегда это порождено политическим недоверием. Недоверие, скорее, носит технический характер и связано с опасением раскрыть свои собственные источники информации. Кроме того, в вопросах борьбы с терроризмом потенциал ЕС не идет ни в какое сравнение с американским. В США имеются федеральные структуры, которые обрабатывают угрозы безопасности по всей стране. В ЕС имеются лишь консультации, координация на уровне Евросоюза, но отсутствует централизованное руководство и управление. Все большее число политиков указывают на дефицит безопасности, как на причину развития европейского интеграционного проекта. Однако движение в нужном направлении сдерживается на национальных уровнях.

Пример Берлинского теракта успешно продемонстрировал, как потенциальные злоумышленники пользуются европейскими открытыми границами для своей мобильности. «Сколько еще людей должно умереть от рук исламских экстремистов прежде, чем наши правительства закроют проницаемые границы и прекратят прием тысяч нелегальных иммигрантов?» — задается вопросом лидер французских правых Марин Ле Пен в рамках уже начавшейся во Франции избирательной кампании. Если не соглашаться с ней и оставаться на прежних проевропейских позициях, не затрагивая Шенген, то единственной доступной мерой противодействия становится единый пограничный контроль на внешних границах Евросоюза. Уже предложено ужесточение пограничного контроля Евросоюза через фиксацию всех въезжающих в Шенген (и шире в ЕС) и всех выезжающих, включая собственных граждан. После бельгийского теракта Европейский парламент одобрил создание базы данных авиапассажировк. Однако предложенную меру тормозят отдельные национальные законодательства, нацеленные на охрану персональных данных граждан. Из базовых проблем основ безопасности следует ожидать, что тема Шенгена будет доминировать в дискуссии внутри Евросоюза в следующем году.

Другой путь — чрезвычайная политика по борьбе с терроризмом. Из «грандов» ЕС Франция дальше всех продвинулась на пути «чрезвычайщины» в борьбе с терроризмом. В ноябре 2015 года после бойни в Париже президент Франсуа Олланд ввел «чрезвычайное положение» с возможностью проведения обысков и арестов без санкции суда. Чрезвычайное положение во Франции действует до сих пор. Именно во Франции родилось кардинальное предложение лишать местных террористов французского гражданства. В знак протеста против предлагаемой меры, нарушающей права человека, министр юстиции Кристин Табира ушла в отставку еще в январе этого года.

После Берлинского теракта Германия пока не идет по пути чрезвычайных мер, аналогичных французским. В Германии развивают собственный вариант чрезвычайных мер без их официального введения. Если декабрьская атака в Берлине знаменует начало джихадистской кампании во французском стиле в самой Германии, то это может предвещать поворотный момент в политике внутренней безопасности этой страны. В отличие от других европейских стран, Германия до последнего момента не имела на своей территории в современный период крупных терактов, осуществленных джихадистами. Однако резонансному берлинскому теракту предшествовала в ноябре видимая активизация деятельности местных спецслужб, направленная против террористов и их пособников. Как теперь становится ясно, ноябрьские аресты в Германии стали предвестником берлинского теракта. Накануне теракта несколько человек были арестованы по подозрению в планировании или подготовке терактов, но это не предотвратило удар, осуществленный одиночкой или небольшой группой, работающей в сетевом режиме. В ноябре Госдепартамент США предупредил американских граждан, намеренных посетить Европу, воздерживаться от посещения массовых мест, в частности, рождественских рынков. О возможном теракте по берлинскому сценарию догадывались и в США. Угрозы в отношении рынков идут в Европе по крайней мере с 2000 года, когда был сорван заговор джихадистов взорвать рынок в Страсбурге.

В последние месяцы 2016 года казалось, что Меркель стабилизировала свои позиции после пика кризиса беженцев в 2015 году. Меркель даже позволила себе на ключевом съезде ХДС, решившем вопрос о ее выдвижении, резко высказаться в адрес женщин, носящих в Германии традиционные исламские наряды. В итоге берлинский теракт, прежде всего, ударил по авторитету канцлера. Временное падение рейтинга ХДС после теракта и наращивание позиций несистемной партии «Альтернатива для Германии» продемонстрировали это на второй день после события. Правда, теперь все значения в рейтингах вернулись к прежним величинам, но это не означает, что проблема ушла. На первом месте общественных проблем респонденты в Германии по-прежнему называют миграционный кризис.

Меркель пообещала сделать выводы после теракта в Берлине. Правительство намерено увеличить персонал полиции. Временный контроль на внутренних относительно Шенгена границах Германии продлевается, по заявлению министра внутренних дел Томаса де Мезьера, «на многие месяцы».

Предусматривается рассмотрение заявлений на статус беженцев граждан из «безопасных стран» по ускоренной процедуре. Аналогичным образом должна осуществляться и их депортация. В качестве «безопасной страны», например, рассматривается тот же Тунис, из которого вышли недавние «автомобильные» террористы в Ницце и Берлине. Немецкие консерваторы предлагают жестче подходить к подлежащим депортации беженцам. Подозрительных предлагают держать под стражей — всего около четырех недель до момента высылки. Уже предложено отменить право судебной апелляции на решение о депортации.

Из более затратных мер противники нынешней миграционной политики предлагают создать на границах Германии специальные миграционные центры по образцу транзитных зон в аэропортах. В таких обеспеченных специальным персоналом центрах беженцы, пересекшие сухопутную границу, стали бы дожидаться рассмотрения своих заявлений на убежище. Сейчас эти предлагаемые заведения стыдливо называют «специальными учреждениями первичного приема». Но, фактически, речь идет о неких карантинах-накопителях с ограниченным для их временных обитателей пространством.

Из других мер депутаты от ХСС предлагают узаконить тайную слежку за «подозрительными», начиная с четырнадцатилетнего возраста, т. е. — за несовершеннолетними.

Для противодействия террористам собираются расширить практику уличного видеонаблюдения и видеонаблюдения в закрытых общественных местах с последующим долгим хранением видеоматериалов. Министр внутренних дел де Мезьер ратует за установку неких «смарт-камер», способных распознавать лица потенциальных преступников и считывать номера подозрительных автомобилей, хотя на практике речь идет о специальном программном обеспечении, которое давно уже задействовано в видеонаблюдении западных спецслужб.

Таким образом, «чудный новый мир» тотальной электронной слежки за интернетом и сотовыми телефонами в Германии предлагают связать с видеонаблюдением, работающим в режиме реального времени. По результатам социологических опросов 60% германских граждан одобряют расширение подобного рода фоновой слежки. В ситуации угрозы сетевого терроризма, исходящая от государства угроза столь любимым немецкими гражданами «персональным данным» не встречает должного общественного сопротивления. Создается впечатление, что под предлогом борьбы с терроризмом систему тотального контроля за гражданами Германии планируется усложнить.

0

189

Евросоюз выступил могильщиком восточноевропейской промышленности
19.02.2017, Александр Плеханов

Практически тотальная деиндустриализация восточноевропейских стран – вот плата за вступление в европейский «общий дом» на правах бедных родственников

Сейчас мало кто уже помнит, но в восьмидесятые годы существовали болгарские компьютеры, латвийские микроавтобусы, чехословацкие тяжелые грузовики, румынские внедорожники и венгерские автобусы. Но ничего этого больше нет, разве что за малым исключением.

Причем вот что странно – деиндустрилизация Восточной Европы преподносится как благо. Уничтожение целых отраслей, с сотнями тысяч выброшенных на улицу людей, почему-то считается неизбежным историческим процессом, той самой «рукой рынка», которая всё сама отрегулирует. Но так ли это? Или это было всего лишь обыкновенным уничтожением и поглощением конкурентов?

В конце восьмидесятых стало очень модно и хлебно ругать промышленность соцстран. Дескать, социализм и передовая экономика – вещи несовместимые. Когда же делались попытки привести контрдоводы, например, введенные в строй в годы первых пятилеток тысяч заводов и фабрик, такие доводы моментально высмеивались. Ну какая эффективная экономика может быть в тоталитарном Мордоре, вопрошали разного рода «эксперты» обильно расплодившиеся в горбачевско-ельцинский период? И поясняли для особо тупых – все промышленные достижения убогого «совка» – это рабский труд миллионов заключенных или полурабов. Ведь в странах соцлагеря других категорий граждан попросту не было.

Тем не менее, все, кто жил в советское время, прекрасно помнят, что рассказы о тоталитарном экономически убогом Мордоре – не более чем басни.

Причем донельзя примитивные. Это сейчас мы прищепки и трусы из Китая завозим, но тридцать лет назад ситуация была кардинально противоположная.

Например, эпоху Л. Брежнева – когда были построены Атоммаш, ВАЗ, КАМАЗ - доходы населения выросли в полтора раза, а само население увеличилось на 12 млн человек, один хорошо известный умник взял да и обозвал словом «застой». И это словцо прилипло теперь к той эпохе навечно.

Но если тогда был «застой», то как назвать то, что было в эпоху беломраморного царя-теннисиста? Неужели взрывным экономическим ростом? Или все-таки взрывным ростом личных состояний отдельных граждан, по которым до сих пор мордовские лагеря обливаются горючими слезами?

Но коль уж речь зашла об экономике Восточной Европы, то имеет смысл привести конкретные примеры. Вернее, посмотреть на факты, ибо только им и можно доверять. А факты говорят о том, что экономика Восточной Европы пострадала едва ли не сильнее, чем во время войны. Причем этот колоссальный погром стоит рассматривать как плату за вхождение в европейский «общий дом».

Восточноевропейцы должны были вливаться в семью свободных европейских народов «налегке». И не тащить с собой свою промышленность, которую новые «братья» под боком у себя видеть не желали. Ну, кроме некоторых особо лакомых кусков, которые они быстро и проглотили впоследствии.

Начнем с наших прибалтийских соседей. Помнится, в 1991 году в одном перестроечном издании, некий прибалтийский журналист восторженно писал, как в самое ближайшее время Латвия станет передовой европейской автомобильной державой. Для этого надо всего-то ничего – купить у фирмы Citroen лицензию и всё - дело в шляпе. Завалим, дескать, дешевыми и современными малолитражками не только соседний Мордор, но и всю Европу.

Правда, восторженный прибалтийский креакл, как и его нынешние цеевропейские коллеги, не понимал одной простой вещи – лохи всегда платят больше всех. Это скупой платит дважды, дурак трижды, а лох – больше всех.

Так получила ли Латвия в итоге вожделенный лицензионный Citroen? Конечно, нет, такой вариант для лохов не предусматривался изначально. Реальность же такова, что Латвия осталась вообще без автопрома. Завод RAF, выпускавший хорошо известные в СССР маршрутки и машины «скорой помощи», в 1998 был объявлен банкротом и на этом его история завершилась.

Десятки тысяч автозаводцев оказались на улице, перспективные модели «Роксана» и «Стилс» изготовили в единственном экземпляре и в серию, разумеется, их не запустили. Но при этом, многие как ни в чем не бывало рассуждают о том, как хорошо живет свободная Латвия без русских «оккупантов». И без автопрома впридачу. Да, фактически, и без промышленности тоже.

Посмотрим на других представителей соцлагеря - ГДР. Нобелевский лауреат Горбачев в своё время приложил серьезные усилия для упразднения восточногерманского государства. Члена ООН, между прочим. Увешанный разнообразными наградами за свои феерические «достижения», генсек-президент фактически затолкал ГДР в братские объятия ФРГ, после чего начался форменный погром восточногерманской экономики.

Уж на что немцы рациональные и бережливые люди, но такие предприятия, как IFA, Trabant, Wartburg, Barkas, Robur плюс судостроение, плюс бытовая электроника – всё попало под сокрушительный каток пресловутого «исторического процесса».

Лес рубят – щепки летят, любят говорить про эпоху Сталина. Но почему- то ни один правозащитник с самыми честными на свете глазами не напишет, как оказывались на улице целые рабочие коллективы. А уж если, не дай бог, состоял ты в правящей партии ГДР, то проблемы от новых хозяев были гарантированы. И не только трудоустройством, но даже с пенсией и учетом трудового стажа.

И многие немцы уходили в смерть от жуткой безысходности, не понимая, как жить дальше в этом прекрасном обществе демократии и изобилия. Но что-то никто не спешит привести статистику суицида в Восточной Германии после её поглощения ФРГ. Вместо этого будут и дальше нам рассказывать, как людоед Сталин перед войной перестрелял всю Красную Армию и загнал 120% населения страны в ГУЛАГ, а развратник Берия гонялся по Садовому кольцу за школьницами.

А кто помнит чехословацкие самосвалы Tatra, тысячи которых эксплуатировались в Советском Союзе и трамваи ЧКД? Хотя чего их помнить, они до сих пор ежедневно выходят на маршруты многих российских городов, ведь в свое время их купили немало. Отлично сделанные, надежные, чехословацкие трамваи и сейчас ещё держатся бодрячком, несмотря на свой возраст.

Но производителя трамваев ЧКД больше нет – в 1998 году он обанкротился. Да и самосвалы Tatra фактически стали достоянием истории. Если хорошо известные в СССР Tatra 138 и 148 были выпущены более чем стотысячным тиражом, то сейчас чешская компания не выпускает и тысячи грузовиков за год, а отделение легковых автомобилей вообще ликвидировано.

Можно, конечно, восторженно говорить о свободе, демократии и прочих ценностях, вот только свобода вряд ли заменит зарплату, еду и одежду тем рабочим Tatra, которые оказались на улице. Кстати, те же самые самосвалы и трамваи наглядно доказали, что и в странах соцлагеря умели делать качественные вещи, выдерживающие без особых проблем многолетнюю эксплуатацию. Да не где нибудь в Греции или Испании, а в Сибири.

Посмотрим на ещё одну чешскую компанию – авиационную фирму Aero Vodochody. Если во времена советского тоталитарного Мордора это предприятие выпустило 2868 штук одних только учебно-тренировочных самолетов L-39, что для военного самолета является весьма неплохим показателем, то последняя разработка чешской компании – L-159, выпущена в количестве менее сорока экземпляров. И не за один год, а за последние семнадцать лет.

Понятно, что с такими объемами выпуска работникам компании остается только стоять с протянутой рукой на паперти.

Интересно, согревает ли их мысль о том, что Чехия теперь член НАТО и Евросоюза? Или кушать хочется всё же больше? Сюда ещё можно добавить такие предприятия как Avia, Praga и LIAZ. Как говорил классик – иных уж нет, а те далече.

Также очень поучительна история венгерских предприятий Ikarus и Csepel. Представлять автобусы Ikarus смысла нет, так как ещё совсем недавно их знали почти все. В год их выпускалось более 14 тысяч, и это не считая троллейбусов. Но с 2003 года всеразрушающая волна «свободы» накрыла и Ikarus, и теперь этот завод находится в коматозном состоянии. Впрочем, как и Csepel, который свернул производство грузовиков и переквалифицировался в производителя автокомпонентов, которые и пытается сбывать с немалыми трудностями.

Да, формально они не умерли, вот только до прежних объемов выпуска им не подняться уже никогда. И ведь это не единственные венгерские предприятия, пострадавшие в процессе евроинтеграции.

Можно было бы вспомнить и про польские автокомпании – FSO, FSC, FSM, FSR и Nysa. И о них тоже придется говорить, разумеется, в прошедшем времени. Процесс евроинтеграции оставил от них только воспоминания, и теперь со стопроцентной уверенностью можно сказать, что национального польского автопрома не существует. Производители штучных спорткаров и автобусов, выпускаемых в кооперации с европейскими компаниями – не в счет.

Да, в Польше продолжается сборка автомобилей, но только не польских марок, которых попросту больше нет. И, наверное, уже никогда не будет. Но ругают поляки не своих евробратьев, изящно «разведших» их как последних лохов, а СССР.

Про румынские предприятия ARO и Oltsit даже и вспоминать не стоит – они умерли почти одновременно, в 2006 и 2009 годах. Еще раньше умерло производство болгарских компьютеров «Правец» из одноименного городка. А ведь в конце 90-х завод «Правец» выпускал 60 000 компьютеров в год, а оборот превышал 13 млрд долларов. Зато теперь в Правце есть гольф-клуб. Куда ж без него, ведь это всяко нужнее и полезнее для страны, чем какие-то там компьютеры.

За рамками этой статьи остался достаточно развитый ВПК соцлагеря, и если посмотреть на статистику его потерь, то масштаб погрома будет ещё более впечатляющим.

Поэтому когда нам пытаются рассказывать, как ужасно всё было в странах народной демократии и некоторых советских республиках, просто давайте вспомним RAF, Avia, Ikarus, ЧКД и далее по списку. Причем приведенный выше список – это только малая часть того, что было уничтожено в процессе евроинтеграции. Которую справедливее было бы называть евродеструкцией.

Можно сколь угодно долго рассуждать о том, что, к примеру, Csepel выпускал не самые передовые грузовики, а Trabant не мог конкурировать с BMW или Lexus. Так и английский Morgan не в состоянии с ними конкурировать, как и почти все китайские автомобили местных производителей. И что, кому-то придет в голову упразднить китайский автопром и прикрыть старейшего британского автопроизводителя?

В общем, Восточная Европа дорого заплатила за неравный брак с сытым и богатым Западом. Если посмотреть на руины заводов и фабрик, а то и на пустыри, где когда-то стояли производственные корпуса, то вывод один – восточноевропейцев «развели» точно так же, как и всех других лохов. Кто когда-то хотел пятьдесят сортов колбасы, голливудских фильмов и поп-корна.

И так происходило и будет происходить всегда, когда развесив уши начинают слушать чужого дядю из Брюсселя или Вашингтона, который решает, кому и как отныне жить и работать.

+1

190

Центробежные силы в Европе продолжают расти. Учитывая то, что этот год в Европе выборный, это тревожит участников рынка. Напомним, в марте выборы пройдут в Нидерландах, а в апреле – во Франции. Фаворитами на них являются, соответственно, лидеры Партии Свободы Гирт Вилдерс и Национального фронта Марин Ле Пен. Оба кандидата не являются сторонниками евроинтеграции. В Германии выборы пройдут в сентябре, по их итогам Меркель может потерять контроль в парламенте, так как на текущий момент лидирует Зигмунд Габриэль и его Социал-демократическая партия. Кроме того, вероятно проведение перевыборов парламента в Италии.

0

191

Да, это так.
Мой прогноз - Марин Ле Пен выиграет первый тур, но проиграет во втором. Франция еще не готова к политику такой направленности, к сожалению.
Что будет в Германии, не берусь судить, все-таки позиции Меркель сильны, если не случится ничего непредвиденного, может переизбраться еще раз, хотя мне лично хотелось бы увидеть там новое лицо.

0

192

Европроект пришел к Jedem das Seine
25.02.2017

«Каждому свое» (Jedem das Seine) — такую надпись сделали нацисты на воротах Бухенвальда, придав крайне негативный оттенок известному с античных времен афоризму.

Поэтому не стоит обвинять меня в том, что я провожу некие параллели, но, судя по всему, именно этот принцип положен в основу новой концепции развития «европроекта», к которой пришли в Берлине.

«История последних лет показала, что в ЕС и дальше будут существовать различные скорости, что не все непременно будут участвовать в тех или иных интеграционных шагах», — сообщила бундесканцлер Ангела Меркель во время пресс-конференции по итогам саммита ЕС на Мальте.

Как сообщают СМИ, «суть идеи «Европы разных скоростей» — в разделении Евросоюза на «ядро», осуществляющее самые смелые интеграционные проекты, и отстающую периферию» Но давайте называть вещи своими именами: речь не о том, что «периферийные» страны не готовы в смысле «не хотят» к новым интеграционным шагам, а в том, что страны «ядра» будут определять, насколько те «готовы» и стоит ли их принимать в более узкий круг.

Т. е. «ядром» будут наиболее высокоразвитые страны ЕС (Германия, Франция, Нидерланды и др.), традиционно относимые к «первому миру», а периферией будут наименее развитые страны Балтии, Польша, другие отстающие государства Южной и Восточной Европы, которые попросту не могут угнаться за экономическими лидерами. Их негласная роль европейских «задворок» будет концептуально оформлена.

Говоря проще, прежняя концепция «единого европейского дома», в котором более богатые должны помочь бедным со временем достичь своего уровня, уходит в прошлое, потому что такие расходы и богатым уже не по карману. Теперь действительно «каждому свое».

Впрочем, думаю, речь идет не столько о «смене вех», сколько о формальном признании (да и то в предельно осторожных, обтекаемых формах) того, на чем политика расширения ЕС строилась изначально. Просто, видимо, пришло время назвать вещи своими именами, дабы «периферийщики» знали свое место и даже не пытались претендовать на большее.

И, собственно, что в этом удивительного? Ведь не только в ЕС разные страны живут по-разному — и в самых благополучных странах люди живут по-разному. Кто-то богат и успешен, а кто-то довольствуется скромным заработком или социальным пособием (пусть и весьма приличным по украинским меркам). Да, богатые там делятся с бедными (дабы не допустить социальных бунтов), но отнюдь не торопятся пустить их в свой бизнес, живущий по жестким законам конкуренции. И это же относится и к отношениям между государствами.

Стоит просто сделать элементарный анализ причин благополучия «первого мира». А их по большому счету всего три (и они взаимосвязаны между собой).

Первое — «бабушкино наследство», накопления за столетия колониальной политики, созданная за это время инфраструктура.

Исторически сложилось и то, что, во-первых, на них работает контроль мировой финансовой системы. Именно валюты этих стран официально считаются «первоклассными» (такими их объявил им же подконтрольный МВФ), в них весь мир держит свои золотовалютные резервы, в них осуществляется мировая торговля.

Простая эмиссия дает этим странам огромный доход, а расположенные в Нью-Йорке и Лондоне рейтинговые агентства дают им наивысшие рейтинги, позволяющие кредитоваться под наименьший процент. Редкое государство «первого мира» не имеет госдолга на уровне 100% ВВП. И что характерно, и при прежней концепции новичков в зону единой европейской валюты допускать не торопились (хотя они были совсем не против). Такой чести удостоились лишь страны Балтии, Словакия и Словения. И представляется, дело не столько в успехах реформ в этих странах (в Польше и Чехии они уж как минимум не меньше), сколько в том, что это пять самых маленьких стран из «новичков» ЕС, т. е. их доля в зоне евро — на уровне статистической погрешности.

Во-вторых, «первый мир» практически монополизировал высокие технологии. Говорим: «везде Китай», но речь-то идет в основном о ширпотребе. Но летает мир на изготовленных в США и самых богатых странах ЕС самолетах, там же разрабатывается и производится все высокотехнологичное производственное оборудование и многое другое. И понятно, что делится своими нишами, тем более что только они способны обеспечить уровень «золотого миллиарда», никто не намерен.

В качестве эталона успешной евроинтеграции приводят Польшу и Чехию со Словакией — но сферы экономической деятельности, которые свойственны странам «золотого миллиарда», которые в значительной мере монополизированы ими и обеспечивают их исключительный статус, являются их «парафией» в международном разделении труда, в них практически не представлены.

Нет там предприятий концерна EADS (объединяющего практически всю аэрокосмическую отрасль Европы), не известно о ее заметном присутствии на рынке вооружений, уникального технологического оборудования и т. п. Не слыхать о польских ноу-хау в различных сферах науки и техники, расположенных в Польше научно-исследовательских и конструкторских центрах, чьи разработки и реализуются на польских и китайских предприятиях. Они, опять-таки, сосредоточены в странах «золотого миллиарда».

И шансов, что такие центры появятся, никаких. Для их создания нужны огромные средства, причем «длинные деньги», которые вкладываются без расчета на скорую отдачу. Такие инвестиции можно ждать только от государства или очень крупного бизнеса, а чаще всего — от их совместных усилий. Так, распространена практика, когда частные корпорации получают госзаказы на перспективные разработки.

О перспективах государственной поддержки гипотетических наукоемких отраслей польской экономики можно судить по санкциям за поддержку судостроения. «Из трех основных верфей, которые всегда были флагманами польского судостроения (Гдыньская, Щецинская и Гданьская), на сегодняшний момент функционирует только Гданьская. Причиной является решение Европейской комиссии, которая признала нелегальной государственную поддержку, оказанную Гдыньской и Щецинской судоверфям в прошлые годы после вступления Польши в ЕС, т. е. после 1 мая 2004 г. Решения в отношении вышеуказанных судоверфей повлекло необходимость продажи их имущества с целью возврата средств нелегальной (! — Авт.) господдержки».

Своего крупного бизнеса в этих странах также нет. Из-за обвальной приватизации в начале 90-х и политики широко распахнутых дверей крупный национальный бизнес так и не сформировался, практически вся экономика оказалась в руках транснациональных корпораций, чьи штаб-квартиры находятся в странах «золотого миллиарда», и там же остаются «сливки» от работы их польских филиалов.

Отсутствие крупных корпораций с местной пропиской взаимосвязано и с отсутствием значимого финансового сектора. Не является Польша международным финансовым центром, где «крутятся» миллиарды долларов и евро со всего мира, не кладут в польские и чешские банки ищущие «спокойную гавань» капиталы. А ведь финансово-посредническая деятельность, аккумуляция капиталов со всего мира вносит очень весомый, если не решающий вклад в благополучие стран «золотого миллиарда».

Польша стала европейским Китаем, цехом по производству ширпотреба, выдерживающим конкуренцию с Юго-Восточной Азией благодаря относительно дешевой рабочей силе (дешевле, чем в Греции и Португалии), беспошлинному выходу на рынки ЕС и близости основного рынка сбыта. Но и этой ниши хватило лишь на Польшу да Чехию со Словакией.

Прочие же страны Восточного блока, вошедшие в ЕС, влачат жалкое существование, а уровень жизни в Румынии и Болгарии не выше существовавшего в Украине до евромайдана.

А теперь этот их статус будет закреплен «официально», от всех обязательств «ядро» Евросоюза будет отказываться. Впрочем, это не значит, что кто-то даст странам-«задворкам» отказаться от своих обязательств перед богатым «ядром», в частности — защищать свои рынки, избавиться от назойливого вмешательства в свои внутренние дела. От роли европейской прислуги их никто освобождать не намерен.

Автор: Александр Фидель

0

193

Шведский детектив о мигрантах: "Это совершенно другая порода людей"

61-летний Петер Спрингар, сотрудник следственного отдела полиции шведского города Эребру, чей стаж работы насчитывает 40 лет, обвиняет политиков в том, что те закрывают глаза на проблему мигрантов и отказываются признать, что подавляющее большинство преступников в его стране – выходцы из мусульманских стран.

Ранее в этом месяце он обвинил СМИ в том, что те не называют национальность преступников в угоду так называемой политкорректности, пишет 16 февраля британское издание The Times.

Полицейский, впрочем, признает, что установить национальность злоумышленников, приехавших в его страну из Ирака, Турции, Сирии, Афганистана, Сомали, Сирии и пр., не так легко – они обзаводятся фальшивыми документами, не позволяющими провести идентификацию.

"Наиболее количество самых жестоких преступлений, изнасилований и убийств, совершается по преимуществу мигрантами. Это совершенно другая преступность, это другой вид. Я чертовски устал, и то, что я скажу сейчас, не будет политически корректным, но мне плевать. Хочу донести до налогоплательщиков то, что запрещено говорить госслужащим. Вот список преступлений за рабочую неделю: изнасилование, изнасилование, еще одно изнасилование, грабеж, изнасилование с отягчающими обстоятельствами, вымогательство, шантаж, угрозы и насилие в отношении полицейских, наркотики, попытка убийства, жестокое обращение, снова изнасилование. Подозреваемые: Али Мухаммад, Махмуд, Мухаммад, Мухаммад, снова Мухаммад, ну и один Кристофер, да. Мелкий наркодилер. И снова Мухаммад, Махмуд Али и так далее и тому подобное", – приводит издание слова полицейского.

Как уже сообщалось, в ночь на 21 февраля в шведском городе Ринкебю, расположенном в окрестностях Стокгольма и населенном по преимуществу мигрантами из стран Ближнего Востока и Северной Африки, произошел погром: обитатели пригорода, возмущенные попыткой полицейских задержать соотечественника, жгли автомобили и швыряли камни в стражей порядка.

Беспорядки, в которых участвовали около сотни человек, начались около 22:00 по местному времени и продолжались до утра – очевидцы назвали происходящее "полным хаосом".

Властям долгое время не удавалось взять ситуацию под контроль.

Напомним, что в ходе митинга, состоявшегося в минувшую субботу в городе Мельбурн, штат Флорида, президент США Дональд Трамп защищал введенный им запрет на иммиграцию из семи мусульманских стран и упомянул в качестве негативного примера "события, происшедшие накануне в Швеции".

"Вы посмотрите, что случилось прошлой ночью в Швеции – в Швеции! Кто бы мог в такое поверить? Швеция"! Швеция их столько приняла, и у нее появились проблемы, которые, как они думали, не были возможными!", - провозгласил на митинге Трамп.

Этот намек погрузил шведов в глубокие раздумья: граждане страны бросились искать в СМИ и соцсетях ужасные события, якобы происшедшие в ночь на субботу в их стране, но ничего не нашли. В связи с этим заявлением Трампа в социальной сети Twitter уже появился и широко распространяется хештэг #LastNightInSweden.

Бывший глава правительства Швеции Карл Бильдт предположил, что Трамп, видимо, обкурился травой, другие граждане страны выдвигали свои версии: возможно, американский лидер имел в виду массовую кражу фрикаделек, или же поедание сельди в общественных местах прямо из банки, или на худой конец сильный снегопад, действительно имевший место в ночь на субботу. Посольство Швеции в США обратилось в Госдепартамент с требованием разъяснить высказывание американского президента. Представитель Белого дома заявила журналистам, что американский президент имел в виду не какой-то конкретный инцидент, а рост преступности в целом.

Ринкебю – один из самых неблагополучных районов Швеции, получивший из-за высокой доли расквартированных там мигрантов прозвище "Маленький Могадишо", напоминает газета "Коммерсант". В марте 2016 года съемочная группа австралийской программы "60 минут" была атакована местными жителями во время съемок документального фильма про пригород Стокгольма. Оператор, на которого был совершен наезд на автомобиле, после возвращения домой рассказал: он "снимал в Сирии, Ираке и Сомали, но такого не видел".

0

194

Депутаты Европарламента предложили ввести визы для американцев

Дело в том, что США до сих пор не дали безвизовый режим пяти странам ЕС

Депутаты Европарламента обратились в Еврокомиссию с просьбой ввести визовый режим в ЕС для американцев.

"Еврокомиссия юридически обязана принять меры по введению вновь на временной основе визового режима для граждан США, учитывая то, что Вашингтон до сих пор не дал безвизовый режим пяти странам ЕС", - сообщается в заявлении ЕП.

Обращение было подготовлено комитетом гражданских свобод Европарламента и принято депутатами ассамблеи в ходе пленарной сессии в Брюсселе. Еврокомиссии дано два месяца для введения соответствующих мер, передает ТАСС.

Для поездок в США визы нужны гражданам Болгарии, Хорватии, Кипра, Польши и Румынии. А граждане Соединенных Штатов могут въезжать во все 28 стран Евросоюза без виз.

0

195

Европа — это аппендикс России, — немецкие СМИ
29.04.2017

Членам ЕС не стоит брать пример с Великобритании и отказываться от «европейской идеи», пишет Tagesspiegel.

Все больше жителей ЕС разочаровываются в политике Брюсселя.

Результаты опроса, проведенного в восьми европейских государствах Берлинским институтом политических исследований Policy Matters, показывают, что граждане пяти стран видят в членстве в Евросоюзе больше недостатков, чем преимуществ. К ним относятся Чехия, Швеция, Италия, Нидерланды и Франция, сообщает издание.

По данным Фонда имени Бертельсманна, ЕС недовольны 72% европейцев. К такому выводу эксперты пришли, опросив 12 тысяч человек, живущих в 28 странах-членах организации.

Чтобы понять причины столь прохладного отношения к Евросоюзу, достаточно взглянуть на статистику по безработице, отмечает автор статьи. По его словам, последствия глобализации привели к потере рабочих мест, выводу производств и росту конкуренции при устройстве на работу за счет притока трудовых мигрантов.

«Именно в этом заключается причина, по которой британцы решили покинуть ЕС», — отмечает автор материала.

Тем не менее следовать их примеру остальным странам Европы не стоит. «Во что может вылиться распад ЕС, который может произойти из-за национального эгоизма отдельных государств, становится очевидным при взгляде на географическую карту.

С этой точки зрения, Европа — не что иное, как аппендикс России», — пишет Tagesspiegel.

Только Евросоюз как рамочная конструкция может объединить небольшие в мировом масштабе страны и стать фактором силы, уверен автор статьи.

«В глобальном плане каждое отдельное государство из 28 членов ЕС ничего из себя не представляет», — резюмирует он.

0

196

Раскол в ЕС: Венгрия и Польша не хотят принимать мигрантов
20.05.2017

В Европейском союзе набирают силу сторонники жестких мер против Венгрии — страны, отказывающейся участвовать в программе распределения мигрантов.

Европейский парламент принял резолюцию, допускающую введение санкций против Будапешта, предусмотренных седьмой статьей Лиссабонского договора, заменяющего ЕС конституцию.

Венгрия может потерять право голоса в Евросовете, а затем столкнуться с неопределенными «мерами воздействия», оставленными на усмотрение заинтересованных сторон.

Власти восточноевропейского государства заявляют, что готовы пойти на открытый конфликт с ЕС, но новых мигрантов на свою территорию не допустят.

Макрон угрожает Венгрии

Новый президент Франции Эммануэль Макрон может стать лицом европейских элит, желающих наказать Венгрию.

За несколько дней до избрания политик дал обещание ввести санкции одновременно против двух стран Восточной Европы — Венгрии и Польши.

«Мы не можем сидеть сложа руки, когда в ЕС входят государства, которые ведут себя недопустимым образом в том, что касается университетов, беженцев, наших фундаментальных ценностей», — заявил политик, упомянув вслед за тем Варшаву и Будапешт.

Французский президент дает понять, что с премьером Венгрии Виктором Орбаном у него связано стойкое личное предубеждение. Ранее глава государства называл этого иностранного лидера «союзником Марин Ле Пен» и политиком, «попирающим свободы».

Возможно, именно избрание Макрона придало решимости еврочиновникам, уже много лет испытывающим сложности с Венгрией.

Шестнадцатого мая еврокомиссар по делам беженцев Димитрис Аврамопулос заявил, что направляет Орбану «последнее предупреждение» и ожидает реакции от Будапешта до истечения июня.

«Если ничего не будет сделано, Еврокомиссия не остановится перед запуском юридической процедуры против Венгрии», — заявил чиновник, не исключающий финансовых санкций.

Одновременно загоняемый в угол Виктор Орбан подвергается давлению по линии Европарламента. «Европейская народная партия», в состав фракции которой в этом органе входят депутаты от венгерской Fidesz, заявила о том, что представители Будапешта могут быть исключены из ее состава.

В Еврокомиссии полагают, что изменение венгерской миграционной политики — дело принципа. В 2015 году страны ЕС одобрили соглашение по распределению 160 тысяч беженцев между странами по фиксированным квотам.

К настоящему времени Венгрия приняла наименьшее количество переселенцев. Чтобы побороть скепсис остальных стран Евросоюза (к настоящему времени «перераспределено» только 18 418 мигрантов), естественно начинать с Будапешта.

Вы еще не знаете мадьяров

Для Виктора Орбана, в 2016 году проведшего референдум по вопросу о миграции (98% против, явка менее 50%), поставить заслон на пути массового переселенческого потока — вопрос политического престижа.

Венгерские власти уверены, что вмешательство европейских институтов в миграционную политику наносит вред стране.

«Резолюция Европарламента затрагивает вопросы, которые не относятся к компетенции этого органа, а также ЕС в целом», — заявил Янош Лазар, глава аппарата премьера Венгрии.

В запасе у Будапешта есть аргумент, предназначенный для Западной Европы.

В 2015 году, когда в Венгрии на краткое время действовали более мягкие миграционные правила, через территорию страны под видом беженцев прошли террористы, подорвавшие себя во Франции у стадиона Сен-Дени 13 ноября того же года.

Ссылаясь на этот факт, Виктор Орбан называет миграцию «троянским конем терроризма».

В марте 2017 года венгерские власти обязали всех переселенцев, желающих подать прошение об убежище, размещаться в бытовках за колючей проволокой, установленных на границе с Сербией и Хорватией.

Условия содержания переселенцев в этих контейнерах вызвали нарекания со стороны ООН. Однако Будапешт эта реакция не смущает, поскольку Верховный комиссариат организации по делам беженцев призвал ЕС не направлять беженцев в Венгрию, чтобы избежать нарушения прав человека. Суровая стратегия, как может показаться, оправдывает себя, хотя и существенно осложняет отношения с Брюсселем.

Чтобы показать, что он намерен сопротивляться давлению Евросоюза и далее, Орбан в 2017 году совершает «разворот на Восток».

В мае венгерский лидер посетил Пекин, приняв участие в международном саммите с участием лидера КНР Си Цзиньпина, российского президента Владимира Путина и главы Турции Реджепа Эрдогана.

Восточная Европа против Ближнего Востока

Политику давления на Венгрию в вопросе о мигрантах считает неприемлемой по крайней мере одна страна ЕС — Польша.

В сентябре 2015 года Варшава подписала европейское соглашение о распределении мигрантов, однако пришедшие к власти спустя два месяца консерваторы заявили, что не намерены соблюдать это обязательство. В последние месяцы самые резкие реплики против ЕС по теме вынужденных переселенцев приходят именно из Варшавы.

«Исключено, чтобы Польша в настоящее время приняла бы еще мигрантов, и никакие обязывающие квоты мы не примем», — считает премьер-министр страны Беата Шидло.

Резче других о возможности приема мигрантов отзывается министр внутренних дел страны Мариуш Блащак: «Вспомним, что происходит сейчас в Западной Европе. Вспомним террористические акты в больших странах Евросоюза. Вспомним, что все в них начиналось с маленьких мусульманских общин, которые затем стали большими».

Польша не только готова поддержать Венгрию, вместе с которой входит в неформальное объединение «Вышеградская группа», но и может заручиться помощью другой страны ЕС — Австрии, также критически настроенной по отношению к миграции.

В ЕС тем временем рассматривают меры воздействия по отношению к еще одной стране, стремящейся удержаться в стороне от переселенческого потока, — Чехии.

Игорь Гашков

0


Вы здесь » Форум В шутку и всерьёз » Политика » Политические вопросы ЕС