Форум В шутку и всерьёз

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум В шутку и всерьёз » Вторая мировая война » Судьбы советских генералов


Судьбы советских генералов

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

https://versia.ru/images/c/h/chto-stalo-s-sovetskimi-voenachalnikami-v-nemeckom-plenu-1-1.jpg
Считается, что из 83 генералов Красной армии, попавших в плен к фашистам, неустановленной остаётся судьба лишь одного – дивизионного комиссара Серафима Николаева.

На поверку же оказывается, что достоверная информация отсутствует ещё как минимум о 10 пленных высших командирах. Немецкие историки пишут про них одно, наши – другое, причём данные расходятся кардинально. Да что там данные, до сих пор точно не сосчитали, сколько же их было, попавших в плен генералов, – то ли 83 человека, то ли 72? Официальные данные гласят, что в немецком плену погибли 26 советских генералов – кто-то умер от болезни, кого-то, куражась, убили охранники, кого-то расстреляли.

Семерых, изменивших присяге, повесили по так называемому делу Власова. Ещё 17 человек расстреляли на основании приказа Ставки № 270 «О случаях трусости и сдачи в плен и мерах по пресечению таких действий». С ними по крайней мере всё более-менее ясно. А с остальными? Что стало с остальными?

Кто сотрудничал с немцами – генерал Мишутин или его двойник?

Пожалуй, больше всего споров у историков вызывает судьба генерал-майора Павла Семёновича Мишутина – героя боёв за Халхин-Гол. Великая Отечественная застала его в Белоруссии – Мишутин командовал стрелковой дивизией. Однажды генерал бесследно исчез – вместе с несколькими офицерами. Считалось, что они погибли, но в 1954 году американцы предоставили сведения, что Мишутин занимает высокий пост в одной из разведывательных служб Запада и якобы работает во Франкфурте. У немецких историков в ходу версия о том, что Мишутин сотрудничал с Власовым, а после войны его завербовал командующий американской 7-й армией генерал Пэтч. Но советские историки выдвигают иную версию судьбы генерала Мишутина: он действительно попал в плен и погиб. А идея с двойником пришла в голову генералу Эрнст-Августу Кёстрингу, отвечавшему за формирование «туземных» воинских подразделений. Он поразился внешнему сходству советского генерала и своего подчинённого, полковника Пауля Мальгрена. Вначале Кёстринг пытался уговорить Мишутина перейти на сторону немцев, но, убедившись в том, что родиной торговать наш генерал не намерен, попытался прибегнуть к шантажу. Приказав загримировать Мальгрена, он показал его Мишутину в мундире советского генерала без знаков различия и погон (этот эпизод приводится в советском сборнике воспоминаний «Чекисты рассказывают», изданном в 1976 году). Кстати, Мальгрен хорошо говорил по-русски, так что произвести подлог было достаточно просто.

Нет ясности и в вопросе о судьбе командующего Уральским военным округом генерал-лейтенанта Филиппа Ершакова. В начале войны округ преобразовали в 22-ю армию и отправили её в самое пекло, на Западный фронт. В августе 1941 года армию Ершакова фактически разгромили под Смоленском, но генерал уцелел. И, странное дело, его не отдали под трибунал, а доверили ему командование 20-й армией. Через месяц эту армию немцы разнесли в пух и прах под Вязьмой – и снова Ершаков выжил. А вот дальнейшая судьба генерала вызывает много вопросов. Советские историки отстаивают версию о том, что Ершаков умер в концлагере Хаммельбург менее чем через год после пленения, ссылаясь при этом на лагерную книгу памяти. Но никаких подтверждений того, что в Хаммельбурге содержался именно генерал Ершаков, нет.

Два генерала: такие схожие судьбы и такие разные финалы

Если с судьбами Мишутина, Ершакова нет вообще никакой ясности, то биографии командармов Понеделина и Потапова более-менее известны. И тем не менее тайн и неразгаданных загадок в этих биографиях всё равно немало. За время войны в плен попали пять наших командующих армиями – среди них были и Понеделин с Потаповым.

Павла Понеделина приказом Ставки № 270 от 16 августа 1941 года объявили злостным дезертиром и заочно приговорили к расстрелу. Известно, что до конца апреля 1945 года генерал содержался в немецком концлагере. А дальше начинаются странности. Лагерь, в котором содержали генерала, освободили американские войска. Понеделину предложили служить в армии США, но он отказался, и 3 мая его передали советской стороне. Казалось бы, приговор не отменён, Понеделина должны расстрелять. Вместо этого генерала выпускают на свободу, и он едет в Москву. Полгода генерал весело «обмывает» в столичных ресторанах победу и своё нежданное освобождение. Никто и не думает его задерживать и приводить действующий приговор в исполнение. Арестовывают Понеделина под самые новогодние праздники, 30 декабря 1945 года. Четыре с половиной года он проводит в «Лефортове», мягко говоря, в щадящих условиях (есть сведения о том, что еду генералу носили из ресторана). А 25 августа 1950 года Военная коллегия Верховного суда СССР приговаривает генерала к высшей мере наказания, и его в тот же день расстреливают. Странно, не так ли?

Не менее странной выглядит судьба генерал-майора танковых войск Михаила Потапова. Пленили командующего 5-й армией Юго-Западного фронта осенью 1941 года при обстоятельствах, аналогичных пленению Понеделина. Так же, как и Понеделин, Потапов пробыл в немецких лагерях до апреля 1945-го. А дальше – совершенно иная судьба. Если Понеделина отпускают на все четыре стороны, то Потапова под арестом везут в Москву, к Сталину. И – о чудо! – Сталин отдаёт приказ восстановить генерала на службе. Мало того, Потапову присуждают очередное звание, а в 1947-м он оканчивает высшие курсы при Военной академии Генштаба. Дослужился Потапов до генерал-полковника – карьерному росту не помешала даже его личная встреча с Гитлером и слухи о том, что красный командир, находясь в плену, якобы «консультировал» германское командование.

Изменник Родины оказался разведчиком, выполняющим боевое задание

Судьбы некоторых пленённых генералов настолько захватывающи, что могли бы стать сценариями приключенческих боевиков. Командир 36-го стрелкового корпуса генерал-майор Павел Сысоев попал в плен под Житомиром летом 1941 года при попытке выйти из окружения. Генерал бежал из плена, обзавёлся формой и документами рядового, но его снова поймали, правда, так и не распознав в нём военачальника. Помыкавшись по концлагерям, в августе 1943-го генерал вновь совершает побег, собирает партизанский отряд и бьёт фашистов. Менее чем через год партизана-героя вызывают в Москву, где арестовывают, – полгода Сысоев проводит за решёткой. После войны генерал восстановился на службе и, окончив высшие академические курсы при АГШ, вышел в отставку и занялся преподаванием.

Начальник штаба 6-го стрелкового корпуса Киевского особого военного округа Борис Рихтер был кадровым офицером царской армии, дворянином, добровольно перешедшим на сторону Красной армии. Рихтер не только успешно пережил всевозможные кадровые чистки, но и получил звание генерал-майора в 1940-м году. А далее – война и плен. В советское время официальная версия дальнейшей жизни генерала Рихтера гласила: в 1942 году он под фамилией Рудаев возглавил разведывательно-диверсионную школу абвера в Варшаве, и на этом основании Военная коллегия Верховного суда СССР заочно приговорила его к расстрелу. В августе 1945 года его якобы задержали и расстреляли, но… оказалось, что Рихтер отнюдь не расстрелян, а бесследно исчез в последние дни войны. Рассекреченные несколько лет назад архивные данные свидетельствуют о том, что генерал-майор Борис Рихтер выполнял в немецком тылу задание советской разведки, а после войны продолжил исполнять свой долг перед Родиной, находясь в ближнем окружении германского генерала Гелена, отца-основателя западногерманских спецслужб.

+1

2

"Маршал-Катастрофа": после чего так прозвали советского военачальника Георгия Кулика
https://russian7.ru/wp-content/uploads/2019/03/455-3.jpg
В январе 1947 года был арестован бывший маршал СССР Григорий Кулик, прославившийся не военными победами, а сплошными поражениями. Среди коммунистической верхушки ему дали прозвище «маршал-катастрофа», а 24 августа 1950 года он был расстрелян.

Из фейерверкера в маршалы

Григорий Иванович родился на Полтавщине в обычной крестьянской семье. С началом революции Кулик — артиллерийский фейерверкер и видный активист. Он выступает на фронтовых митингах, избирается в ревкомитет и присоединяется к большевикам. В гражданскую служит в 5-й армии, возглавляемой Ворошиловым.

Ворошилов патологически не доверял царским офицерам и, узнав, что Кулик служил фейерверкером, назначил его командующим своей артиллерией. После этого назначения Кулик повсюду следовал за своим «шефом» и был начальником артиллерии во всех его армиях. При Троцком Григорий Иванович возглавляет артиллерию Кавказского военного округа, а после его свержения, взлетает на должность заместителя начальника артиллерии РККА. Когда Ворошилов становится наркомом, Кулика назначают начальником артиллерии Красной армии.

Всего через три года его понижают до комдива, а позже, из-за нехватки военного образования, отправляют учиться в академию. До 1937 года командует корпусом и служит советником в Испании, но после возвращения в СССР снова занимает солидный пост — становится начальником Артиллерийского управления.

Карьерные «качели» Кулика связаны с борьбой группировок Ворошилова и Тухачевского. Представители группы Тухачевского не скрывали своего пренебрежения к выдвиженцу Ворошилова. Уборевич называл Кулика «фейерверком», а Якир, публично отказывался с ним здороваться.

После победы Ворошилова Григорий Иванович назначается его заместителем, а во время сражений на Халхин-Голе, советником Жукова по артиллерии. За бои с японцами он получил выговор и был отозван. «Звездный час» Кулика – это зимняя война с Финляндией, за которую военачальник получил звание Героя СССР и маршальский жезл.

Маршал-катастрофа

На второй день после нападения Германии Кулик пропадает на 10 суток. Оказалось, что все это время он выходил из окружения, переодевшись в крестьянина, выбросив документы и ордена. О поведении военачальника узнал Сталин, который оказался недоволен действиями своего маршала. Считается, что это подвигло его издать указ № 270, по которому командиры, срывавшие знаки различия и уходившие в тыл, приравнивались к дезертирам и приговаривались к расстрелу на месте, а их семьи подлежали аресту.

Летом 1941 года Кулик занимается формированием новых воинских частей, «но ввиду неудовлетворительности работы на этом посту» смещается с должности. В сентябре переведен Ленинградский фронт, руководить 54-й армией. Командует ее наступлением, которое проваливается. Отстраняется от руководства и направляется в Ростов-на-Дону, где должен руководить формированием оборонной армии. Через два дня переводится в Керчь, которая и стоила ему маршальского звания.

Ставка требовала до последнего оборонять город, но Кулик, оценив потери войск, отдал приказ отступать на Таманский полуостров и уже там организовать оборону. Позже он переходит в Ростов, который также теряет. Сталин принимает решение лишить Григория Ивановича маршальского жезла, звания Героя Советского Союза и прочих наград.

Адмирал Левченко, командовавший обороной Крыма, докладывал, что Кулик своим пораженческим поведением усилил панический настрой. В докладной записке говорилось: «Во время пребывания на фронте систематически пьянствовал, вёл развратный образ жизни и злоупотреблял званием Маршала… занимался самоснабжением и расхищением государственной собственности, растрачивая сотни тысяч рублей на пьянки, внося разложение в ряды нашего начсостава».

В 1943-м Кулику дают шанс и в звании генерал-лейтенанта назначают командующим 4-й армией. В своих воспоминаниях Жуков, ранее защищавший Кулика, пишет: "не пользовался уважением в войсках и не мог ими командовать".

Опала

С января 1944 году Кулик замначальника управления комплектования Красной армии. Свои неудачи Григорий Иванович считал происками личных врагов, и его недовольство надоело высшему руководству СССР. По Кулику началось следствие, и военной прокураторе стало известно, что военачальник привез с фронта пару легковых автомобилей, племенных коров, много ценностей. Для постройки подмосковного особняка привлекал бойцов, незаконно занял дачу в Крыму.

Летом 1946 года маршала-катастрофу отправили в отставку, а позже арестовали и обвинили в создании террористической группы. После 2,5 лет заключения Григория Ивановича расстреляли. Во время развенчания Сталинского мифа Кулика реабилитировали, вернули маршальское звание и награды. Однако, все значимые военачальники, сталкивавшиеся с Куликом, в мемуарах писали, что он был непригоден для ответственной работы и не имел стратегического таланта.

0


Вы здесь » Форум В шутку и всерьёз » Вторая мировая война » Судьбы советских генералов