Форум В шутку и всерьёз

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум В шутку и всерьёз » Экономика » Экономика РФ: состояние и перспективы


Экономика РФ: состояние и перспективы

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Что убивает нашу авиацию и как ее спасти
11.07.2017

Сейчас отрасль стагнирует, но есть легкий способ ее развить

Основная проблема гражданской авиации в России заключается в отсутствии нормальной классической бизнес-цепочки, выражающейся формулой "деньги-товар-деньги". То есть отечественные авиакомпании не закупают отечественные же гражданские пассажирские самолеты. Из-за этого авиационные заводы теряют навыки массового выпуска воздушных судов.

Такая ситуация складывается и во всей цепочке смежных производств, которая затрагивает сотни, а может быть и тысячи компаний и десятки тысяч человек, работающих на этих предприятиях-смежниках.

Все эти производства переходят с серийного выпуска авиационных комплектующих на мелкосерийные или даже штучные. Это приводит к застою, деградации производства, утрате квалифицированных кадров, а также к существенному удорожанию всей продукции — как мелкосерийной, так и штучной.

Для того, чтобы начать решение этого вопроса, необходимо запустить производственную цепочку — то есть российские авиакомпании должны закупать самолеты, сделанные в России. На сегодняшний день крупнейшие авиакомпании (Аэрофлот, S7, Уральские авиалинии) эксплуатируют порядка 250 самолётов, в основном класса Airbus A320 или Boing 737.

Все они являются узкофюзеляжными среднемагистральными самолетами, конкурентом которых является МС21, и из более ранних самолётов Ту-204, 214.

Из-за сложностей в развитии страны, начиная с 90-х годов прошлого века, авиационная отрасль, и особенно отрасль гражданской авиации находились в полной деградации, сейчас же — в стадии застоя. Для того, чтобы сдвинуть ситуацию с мертвой точки не требуется глобальных государственных инвестиций. Существует несколько простых шагов, благодаря которым российские самолеты могли бы занять достойное место в парке авиакомпаний.

Во-первых, нужны прозрачные критерии оценки эффективности эксплуатации воздушных судов. Методология оценки должна быть публичной, одобренной государством. Тогда вопрос о том, выгодно или не выгодно эксплуатировать воздушное судно, будет решаться уже не кулуарно и не узким кругом менеджеров конкретной авиакомпании. Если правила игры будут однозначными для всех, появится возможность исключить потенциальную коррупционную составляющую.

Во-вторых, необходима протекционистская защита внутреннего рынка, чтобы расчистить его для отечественных самолетов. А именно — нужно принять государственную программу поэтапной замены авиапарка внутренних линий на самолеты российского производства. Если сейчас авиаперевозчики-лидеры эксплуатируют порядка 250 воздушных судов, то отечественная промышленность может изготовить такое же количество примерно за 10 лет. Таким образом, программа замены авиапарка, которую необходимо приять должна быть рассчитана на 10 лет.

Что в таком случае получит промышленность? В случае принятия такой программы промышленность впервые за постсоветское время получит гарантированный большой заказ на 250 воздушных судов. Этот заказ позволит предприятиям планировать производственные мощности, планировать само производство на 10 лет вперед. В военной авиации существовала возможность планирования до 2020 года, а в ряде случаев и дальше за счет гособоронзаказа, в то время как в гражданской авиации такой возможности не было.

Сегодняшний горизонт планирования в отрасли гражданской авиации не превышает 2-3 лет, поскольку промышленности не дают продолжительных контрактов, в отличие от мировых авиационных компаний, таких как Boing или Airbus. Соответственно, четко планируемое производство на длительный период позволит наращивать мощности, заниматься модернизацией станочного парка, оптимизировать закупки и так далее.

Естественно, учитывая такой крупный гарантированный государством заказ (именно гарантированный, а не оплачиваемый — об источниках финансирования ниже) цена одного воздушного судна может быть в совокупности снижена приблизительно на 15-20%. Теперь об источниках финансирования. Известно, что самолет, например, ТУ-214 примерно в два раза дешевле, чем самолеты марки Airbus или Boing. Соответственно, продавая свои иномарки, Аэрофлот имеет возможность получать деньги на закупку аналогичных машин, но уже российского производства.

При этом продажа одного иностранного воздушного судна, даже с дисконтом, позволит получить средства на приобретение ориентировочно полутора самолётов ТУ-204, 214. Соответственно, государственных средств эта программа вовсе не требует. Самолеты будут закупаться на собственные бюджеты либо авиакомпании, либо финансовых институтов, которые предоставляют самолеты в лизинг.

Третий шаг, который необходимо сделать для того, чтобы поддержать авиакомпании, эксплуатирующие российские суда. Поскольку российские самолеты могут проигрывать в эффективности по параметрам топливной экономичности (ориентировочно на 10%) и по коэффициенту лётной годности (ориентировочно на 10%), при реализации программы замены авиапарка, государство на время её исполнения должно софинансировать разницу, чтобы перевозчик-эксплуатант не чувствовал экономическое отличие в использовании разных воздушных судов. Вот на этом этапе и потребуется господдержка, но это будут существенно меньшие инвестиции, чем прямые вливания денег в авиаотрасль, не имеющую четкого рынка сбыта.

Четвертый шаг, касающийся роли государства. Государство обязано на базе Научно-исследовательских институтов, например, таких как ГосНИИ ГА (Государственный научно-исследовательский институт гражданской авиации) разработать критерии оценки авиационных систем, двигателей, агрегатов и самих самолетов, причем требования опережающие.

Нужно спрогнозировать к каким параметрам придет мировая авиаотрасль, через 10 лет, и поставить опережающие планы перед отечественной промышленностью на эти годы.

Таким образом, отечественная промышленность, зарабатывая на гарантированном государственном заказе на 250 самолетов, получит возможность использовать собственные ресурсы для разработки новых агрегатов завтрашнего дня. Можно сказать, что эти опытно-конструкторские работы должны стать обратной стороной медали твердого государственного заказа на самолеты. Если некое предприятие хочет участвовать в таком крупном проекте как производство 250 самолетов, то по своей выпускаемой продукции оно должно либо заказать некому Конструкторскому бюро, либо самостоятельно разработать агрегат (элемент, узел, систему), который будет соответствовать предъявленным требованиям завтрашнего дня.

Эти ОКР должны быть четко структурированы по стоимости, по времени, по датам, по этапам. Государству необходимо очень жестко контролировать их исполнение, и если предприятие начинает срывать сроки опытно-конструкторских работ, то важно немедленно лишить его лицензии на производство авиационной техники и отстранить его от участия в программе. Таким образом, как это уже происходит во всем мире, модернизация, дальнейшая разработка и научно-технический прогресс финансируется самими участниками производственного процесса для того, чтобы выпускать более и более конкурентную технику.

Так к концу переходного этапа мы получим воздушные суда, которые должны как минимум не уступать, а по возможности превосходить аналогичную технику зарубежных производств, а также бесценный опыт внедрения отечественных гражданских самолетов в российские авиакомпании. Это также запустит «пищевую» цепочку сервисных компаний, которые будут обеспечивать полноценный быстрый сервис по всей территории как Российской Федерации, так и, может быть, в мировом масштабе.

А самое главное, что единственные расходы государства — это софинансирование авиакомпаний на переходный период в виде погашения разницы в стоимости перевозки пассажиров на иностранном воздушном судне и на самолете российского производства. Причем государство может делать это не только напрямую в виде денежной дотации, но и косвенно в виде предоставления каких-либо налоговых льгот.

Выгоды очевидны — появление конкурентных воздушных судов, опыт внедрения их в России, и, по сути, перезапуск всего сектора производства гражданской авиации.

Автор: Леонид Богуславский, первый заместитель генерального директора НПО «Родина»

0

2

Как России удалось избежать неизбежного санкционного коллапса? — Der Spiegel
11.07.2017

После крушения малайзийского «Боинга» против России были введены санкции, которые действуют по сегодняшний день. Экономист Крис Уифер объясняет, как Москве, несмотря на это, удалось избежать экономического коллапса.

Катастрофа малайзийского «Боинга» изменила все. 17 июля 2014 года ракета типа «Бук» сбила пассажирский самолет в небе над Донецком, все 298 человек, находившихся на борту, погибли. Затем ЕС вслед взял новый курс: Брюссель, который долгое время медлил, несмотря на боевые действия на Востоке Украины, ввел экономические санкции против России.

Первые санкции вступили в силу 1 августа 2014 года и после были расширены. Среди санкций — оружейное эмбарго, а также запреты на продажу России гражданских технологий, которые могут использоваться и в военных целях, а также технологий для разведки новых нефтяных месторождений. Кроме того, под санкциями оказался ряд российских госконцернов, среди которых много государственных банков: им заблокировали доступ к международным рынкам капитала.

Экономические последствия санкций трудно оценить. Они совпали по времени с потрясениями на международных энергетических рынках. Цена на нефть — важнейший российский экспортный продукт — с конца 2014 года значительно снизилась.

Эксперт по России Крис Уифер (Chris Weafer) объяснил в интервью, почему страна пережила двойной шок — падение цен на нефть и санкции — лучше, чем предполагалось, и почему Владимиру Путину все же следует, наконец, урезать власть крупных госконцернов.

Россия погрузилась на два года в рецессию. Но с начала года настроения в Москве улучшились. Экономика вновь показывает незначительный рост. Прогноз на 2017 год — прирост от 0,7 до 1,5%.

Spiegel: Почему России удалось избежать коллапса, который предсказывали многие эксперты?

Крис Уифер: В 2014 году, действительно, было распространено мнение, что спад экономики может составить 10% и в 2015 году у России закончатся деньги. Этого не произошло.

Основная причина — гибкий курс рубля. Российский ЦБ не снижал искусственным образом курс, когда оказался под давлением из-за падения цен на нефть, в отличие от многих других нефтедобывающих стран, у которых сегодня возникли намного более крупные проблемы.

— Каковы последствия слабого рубля?

— Значительно сократился дорогой импорт, от этого выигрывают отечественные компании. Российская экономика сегодня очень конкурентоспособна. Зарплаты упали, налоги низкие. Россия для некоторых производителей сегодня выгоднее, чем Китай.

Вместе с тем, госбюджет остался стабильным, потому что цена на нефть в долларах хотя и снизилась, но и доллар стал дороже по отношению к рублю. Тем самым правительство может и дальше обеспечивать пенсии и государственные расходы.

— Как обстоит ситуация с российскими финансами?

— Они в очень хорошем состоянии. Госдолг все еще значительно ниже, чем у большинства западных стран. Внешний долг сейчас намного ниже 20% объема ВВП. Резервы ЦБ вновь увеличились до 350–400 миллиардов долларов. Массовый отток капитала прекратился.

— С чем это связано?

— Путин в течение последних 15 лет поддерживал осторожную позицию министерства финансов в отношении внешнего долга. Президент считает, что иметь слишком большие внешние долги, значит, подрывать национальную безопасность. В отношении государственных расходов Кремль в ходе кризиса остался дисциплинированным, хотя парламент и хотел получить денег, чтобы дать импульс росту.

Безработица тоже не стала крупной проблемой — большая часть потерянных рабочих мест пришлась на гастарбайтеров из стран Центральной Азии.

— Реальные доходы населения падали в течение почти 30 месяцев подряд. Это приводит к недовольству?

— Посыл российских СМИ за последние годы был следующим: Россия — цель экономической атаки Запада. Люди в проблемах винят, скорее, США или ЕС, а не Кремль. Поддержка правительства остается на высоком уровне.

— Рост продолжается?

— Вряд ли экономика будет намного сильнее расти. В 2017–2018 годах это будет максимум 1,5%, в 2019 и 2020 году, возможно, 2,0–2,5%. Большего с сегодняшней экономической структурой России не достичь.

— Что Вы имеете в виду?

— Правительство стремится к росту в размере четырех процентов. Чтобы этого достичь, России нужен постоянный приток прямых иностранных инвестиций.

Для этого нужно убедить инвесторов, что правительство «на этот раз» действительно решительно настроено улучшить условия для инвестиций и деловой климат.

— Что препятствует развитию российской экономики?

— Сейчас заметна недостающая диверсификация. Россия оказалась чрезвычайно сильно зависимой от цен на нефть. Кроме того, страна сильно зависит от иностранного капитала.

Вместе с тем, за границей вложено 750 миллиардов долларов российских денег.

Российские инвесторы слишком мало доверяют собственной стране и своему экономическому будущему.

Сегмент малого и среднего бизнеса в размере 20% слишком мал, доминирует сегмент государственных концернов в размере 65%. Это означает, что инновационная часть экономики крайне мала. А должно быть с точностью наоборот.

— Россия с момента вступления в должность Путина в 2000 году обсуждает фундаментальные структурные реформы.

— Кажется, на этот раз необходимость настоящих перемен поняло больше высокопоставленных чиновников, чем ранее. Без них экономика будет стагнировать, может наступить общественная ответная реакция и политические последствия. Стало понятно, что и высокие цены на нефть не приведут к успеху. Даже в 2013 году, при цене на нефть в размере 110 долларов, рост экономики составлял всего 1,3%.

— Бывший министр финансов Алексей Кудрин представил президенту проект реформ «Стратегия 2035». Приведет ли это к прорыву?

— Я уже 19 лет в России. У меня возникло твердое впечатление, что страна и правительство только тогда начинают принимать правильные меры, когда не остается никакого другого выбора или последствия бездействия еще хуже. Я думаю, Путин достиг сегодня этого момента.

— Насколько?

— Он хочет войти в историю как человек, который оставит страну в намного лучшем состоянии, чем когда он пришел к власти. Сегодня позиция России в мире намного сильнее, она вновь участвует в мировой политике. Но экономика — хотя и находится и в лучшем состоянии, чем в хаотичные 90-ые годы, тем не менее остается слабой. По данным опросов, недовольство населения растет.

Если Путин сейчас не сконцентрируется на экономике, в следующий президентский срок он потеряет поддержку населения.

— Китай выиграл от кризиса между Россией и Западом?

— С 2014 года Россия попыталась открыться для Китая. Политики пропагандировали поворот в сторону Азии, чтобы заменить Запад в качестве важнейшего партнера. Китай ответил не так, как надеялись в России.

В 2014 году глава госбанка Сбербанк после поездки в Пекин сказал: «Мы стояли в длинной очереди людей, которые хотели денег, и никто нас не позвал вперед».

Крис Уифер — один из самых авторитетных знатоков российской экономики. Он работает в России более 19 лет. Уифер являлся главным стратегом Сбербанка, Альфа-банка и финансовой группы «Уралсиб». С 2013 года он работает в Москве как независимый консультант.

0

3

Валентин Катасонов: Инвестиционная оккупация России
Валентин Катасонов

Половина экономики страны принадлежит иностранному капиталу

Тема иностранных инвестиций на протяжении многих лет была одной из главных в выступлениях наших руководителей и в российских СМИ. Сегодня она отошла в тень. Причина — начавшиеся весной 2014 года экономические санкции Запада против России. С одной стороны, вроде бы ослаб приток иностранных инвестиций в Россию. С другой стороны, даже те иностранные инвесторы, которые обосновались в нашей стране, стали ее покидать. Действительно, Банк России на протяжении трех последних лет фиксирует большие оттоки капитала. По его данным, в 2014 году чистый отток капитала из России был рекордным, превысив 152 млрд долл. Правда, Центробанк не дает разбивку экспорта и импорта капитала по видам «российский» и «иностранный». Вместе с тем, считается, что чистый отток капитала из России происходит преимущественно за счет иностранного капитала, хозяева которого, мол, опасаются неприятностей, могущих возникнуть из-за нарушения санкционного режима в отношении России. У некоторых наших сограждан (даже экономистов) возникло представление, что иностранный капитал покинул Россию. Мол, российская экономика теперь держится на отечественных инвесторах.

Однако, должен разочаровать тех наших патриотов, которые думают, что экономика постепенно освобождается (или уже освободилась) от гнета иностранного капитала. То, что мы называем чистым оттоком капитала, демонстрирует движение спекулятивного капитала, который в России занимается лишь мародерством, но глубоко и надолго в экономику не внедряется. Но есть другой иностранный капитал, который не очень-то подвержен как экономической и политической конъюнктуре и который Россию не только не покидал, но и намеревается ее дальше «осваивать». Можно даже предположить, что наши геополитические противники заинтересованы в том, что иностранный капитал «глубокой закладки» в России оставался. Это примерно также, как присутствие своих партизан в глубоком тылу противника. В любой момент времени такие «партизаны» могут всадить нож в спину России.

Статистика по присутствию иностранного капитала в российской экономике не очень богата. Но даже то, что дает Росстат, позволяет составить приближенную картину и определить динамику. Ниже привожу таблицу, составленную на основе данных Росстата по двум годам — 2011 и 2015. Показатели по 2011 году отражают положение дел накануне экономических санкций, а показатели по 2015 году — во время действия таких санкций (данные за 2015 год — последние из опубликованных Росстатом).

Позиции компаний и организаций с участием иностранного капитала в российской экономике.

http://svpressa.ru/p/17/177/177230/s-769.jpg

Как видно из приведенных данных, позиции иностранного капитала в российской экономике после начала экономических санкций против нашей страны не только не ослабли, но даже укрепились. Особенно по такому показателю, как обороты (объемы продаж). Если экстраполировать тенденцию периода 2011−2015 гг., то следует предположить, что на сегодняшний день (середина 2017 года) предприятия с участием иностранного капитала по показателю объема продаж превзошли предприятия российского происхождения. Разве это не засилье иностранного капитала? О последствиях (экономических и политических) такого засилья я уже неоднократно писал, поэтому повторяться не буду. Единственное, что хочу отметить: только что принятая «Стратегия экономической безопасности России на период до 2030 года» (указ Президента Российской Федерации от 13 мая 2017 года № 208) вообще умалчивает о такой угрозе нашей безопасности, как присутствие иностранного капитала в российской экономике. Тем самым, значимость указанного документа полностью девальвируется.

В связи с экономическими санкциями Запада наша власть провозгласила курс на импортозамещение. Но даже те очень скромные успехи в так называемом «импортозамещении» обеспечиваются, в первую очередь, именно предприятиями с участием иностранного капитала. Им такое импортозамещение на руку. Они активно осваивают и захватывают внутренний рынок. Импортозамещение с помощью иностранного капитала опасно. Не надо питать никаких иллюзий: нити управления компаниями с участием иностранного капитала уходят далеко за границы Российской Федерации. В штаб-квартиры транснациональных компаний и банков. И далее — в Белый дом, Государственный департамент США, Минфин США (именно там находятся основные подразделения, планирующие и реализующие мероприятия «экономической войны» против России) и другие ведомства США. Даже если под «иностранным капиталом», «иностранными инвестициями» скрываются физические и юридические лица РФ, пользующиеся офшорными юрисдикциями, угроза для нас ничуть не меньше, чем в случае с «настоящими иностранцами». Российские клиенты офшорных юрисдикций — под «колпаком» у спецслужб США, а также Великобритании (последняя контролирует многие офшорных юрисдикции).

В каких отраслях российской экономики позиции иностранного капитала особенно значительны? Я уже называл некоторые из них. Это, в первую очередь, оптовая и розничная торговля. В капитале сектора торговли доля организаций с участием иностранного капитала составила 81,4% всего уставного капитала. Кроме того, это пищевая промышленность, где не менее 2/3 отрасли контролируется иностранным капиталом.

Остановлюсь еще на секторе «Добыча природных ресурсов». Иностранные инвестиции в уставные капиталы предприятий указанного сектора на конец 2015 года составили 82,76 млрд руб. Общий объем уставных капиталов предприятий с участием иностранного капитала (далее — ПИК) отрасли на тот же момент времени был равен 197,91 млрд руб. Получается, что в среднем доля нерезидентов (физических и юридических лиц) в уставных капиталах ПИК была равна 42%. В свою очередь, доля ПИК в общем объеме уставных капиталов всех предприятий отрасли составила 26%.

Объем продаж ПИК, действующих в секторе добычи природных ресурсов, в 2015 году составил 3,95 трлн. руб. По отношению к показателю оборотов всего сектора это равняется 34,7%. Здесь мы видим (как и в случае с другими секторами экономики), что доля ПИК в показателях оборотов существенно выше, чем их доля в уставных капиталах. Если принять средний курс рубля в 2015 году, равный 60 рублям за 1 доллар США, то получается, что иностранные инвестиции в уставные капиталы предприятий сектора добычи природных ресурсов были эквивалентны 1,4 млрд долл. Получается, что ценой таких мизерных вложений в уставные капиталы иностранцы купили право контролировать более 1/3 оборота добывающей промышленности России.

Приведенные мною оценки присутствия иностранного капитала в добывающей промышленности России базируются на данных Росстата. Имеются иные оценки. Вот, например, обзор под названием «Кому принадлежит экономика России». Этот общий обзор дополняется серией отраслевых (секторальных) обзоров, названия которых начинаются со слов: «Кому принадлежит…». Авторы дают картину по разным отраслям, в том числе по сектору добычи природных ресурсов, в 2014 году. По сектору добычи природных ресурсов были использованы отчеты и другие данные по 106 организациям добывающей промышленности по добыче 24-х видов полезных ископаемых (в среднем 94% добычи этих ископаемых в стране). Казалось бы, что по некоторым видам природных ресурсов ключевые позиции принадлежат государству. Например, по добыче газа. Но вот что пишут авторы обзора: Предприятиями с госучастием добыто около ¾ российского газа. Опять же не забываем, что так же, как и в добыче нефти, среди газодобывающих компаний России нет ни одной, в которой не засветились бы офшоры или иностранцы". Вот резюмирующая цитата из отчета по сектору добычи природных ресурсов: «Предприятия в иностранной или оффшорной юрисдикции добывают 55% российских полезных ископаемых».

В отдельном обзоре, который называется «Кому принадлежит сырьевая экономика в России» те же авторы дают более развернутое резюме по ситуации в добывающей промышленности России: «…всё участие государства в добывающей промышленности России сводится к владению Калининградским янтарным комбинатом, „ПГХО“, „Алросой“, „Роснефтью“ и „Газпромом“, которые, с учётом дочерних компаний, добывают весь российский уран, янтарь (официальный), около половины нефти, 75% газа и все алмазы. Все остальные ресурсы в России добываются частными, оффшорными или иностранными компаниями». Отмечу, что в обзоре была рассмотрена отдельно добыча многих видов металлов, имеющих жизненно важное значение в производстве оружия и военной техники. Такие, как полиметаллы, медь, никель, кобальт, молибден, металлы платиновой группы. Там нет никаких признаков присутствия государства (либо же оно представлено в гомеопатических дозах). Зато везде присутствует иностранный и офшорных капитал. Также обращу внимание, что масштабы присутствия иностранного капитала в секторе добычи природных ресурсов, оцениваемые авторами обзора, существенно большие, чем это вытекает из цифр, представляемых Росстатом.

У меня нет возможности приводить оценки, содержащиеся в обзорах из серии «Кому принадлежит…», по всем отраслям и секторам российской экономики. Отмечу лишь, что исследование было весьма фундаментальным, но, к сожалению, промелькнуло мало замеченным (думаю, что были предприняты усилия по его замалчиванию). Попытаюсь привлечь внимание читателей к этому исследованию. В нем была рассмотрена деятельность не только добывающей, но и обрабатывающей промышленности. По последней были проанализированы учредители 1265 предприятий и холдингов обрабатывающей промышленности (на них в 2014 году пришлось 74% объема производства по 121 виду продукции). Цель исследования — оценить, что еще из экономики остается в руках государства и в каких секторах еще можно ожидать приватизации остающихся государственных активов.

Вот резюме по положению в российской промышленности в целом: «Активы государства пока ещё наиболее велики в генерации электроэнергии, добывающей промышленности (нефтегазодобыча, янтарь, уран и алмазы), нефтепереработке, транспортном машиностроении, атомной промышленности. В остальных отраслях государство уже не играет заметной роли. Более половины из рассмотренных компаний имеют в списке акционеров или учредителей иностранные, или оффшорные компании».

И опять я возвращаюсь к документу «Стратегия экономической безопасности России на период до 2030 года». Может ли власть членораздельно ответить, как она собирается обеспечивать экономическую безопасность страны в условиях, когда ей почти ничего не принадлежит? И вообще: может ли она управлять страной, когда, по крайней мере, половина экономики принадлежит иностранному и офшорному капиталу?

0

4

Что творится с экономикой: июнь 2017

Риторика российской теле-пропаганды уже давно убеждает обывателей в том, что экономический кризис преодолён, а благодарить за это мы должны нашего мудрого верховного руководителя, гениальных управленцев из Центрального банка и не менее талантливое правительство. Разумеется, данные слова не имеют никакого отношения к действительности и служат лишь целям отвлечения внимания людей от реального положения дел в стране. Но какие процессы в действительности происходят в экономике РФ и насколько глубоко она поражена кризисом? Об этом в нашем небольшом экономическом обзоре.

Вместо стремительного падения в пропасть, подорожавшая нефть позволила российской экономике перейти в режим постепенного сползания в том же направлении, что, однако, не меняет общей тенденции происходящего. Очередным подтверждением данного факта явилась крайне плачевная статистика по первому кварталу 2017 года – темпы роста промышленного производства показали наименьший рост за последние 1,5 года: всего 0,1%, что существенно уступает прошлогоднему показателю в 1,6%. В «расцветающем» благодаря анти-санкциям сельском хозяйстве наблюдается самый медленный прирост производства за 2 года – всего лишь 0,7%, вместо имевших место ранее 2-3%. Показателем отсутствия инвестиций в российской экономике является ускорение спада объема работ в строительной сфере, где падение составило целых 4%.

Пусть вас не вводит в заблуждение слово «рост», он имеет место лишь на бумаге и обеспечивается в основном ускоренным выкачиванием природных ресурсов, которое в статистике классифицируется как промышленность. Реальность же намного хуже и это видно по многочисленным закрытиям предприятий на всей территории страны, неслыханным до кризиса сокращением числа юрлиц и индивидуальных предпринимателей. Падает даже производство продукции низкого передела: автомобильного бензина на 13,5%, листового литого стекла – на 13,0%, кирпича – на 8,2%, обуви – на 5,1% и т.д. Еще более трагично обстоят дела в сфере услуг и реальных доходов населения — розничный товарооборот падает уже более 2,5 лет, что является рекордным показателем с 1990-х годов и свидетельствует о том, что кризис напрямую продолжает сказываться на жизни широких слоёв населения. Вполне логичным на этом фоне является и резкое снижение реальных располагаемых доходов населения в апреле 2017 г., которые сократились на целых 7,6%, что в 2-3 раза превышает показатели февраля-марта. Следовательно, положение простых жителей России улучшается только на площадках Питерского экономического форума и увеличение нефтяных котировок никак не отразилось на жизни большинства населения страны.

Кстати о нефти: спекулятивный двукратный рост цен на сырье в 2016 году сменился падением в настоящее время. Котировки «черного золота» уходят в минус уже четвертый месяц подряд – с рекордных 58$ до 46$ (44$ за российский сорт нефти) в настоящий момент. Особенно «тревожно» это выглядит в связи с тем, что падение цен не остановило очередное соглашение ОПЕК (стран производителей нефти) по заморозке добычи. Крупнейшей же угрозой для традиционных сырьевых колоний (России, Арабских монархий, Венесуэлы и др.) является стремительный рост добычи в США, где добыча сланцевой нефти растёт уже более года и имеет потенциал к еще большему росту даже при такой низкой цене на сырье, что грозит очередным падением котировок до 25-30$ за баррель уже в ближайшей перспективе.

Перепроизводство нефти и новый крах нефтяных цен будет крайне болезненным ударом по бюджетной системе России, которая продолжает испытывать напряжение и в настоящий момент: дефицит существенно сократился за счёт подорожавшей нефти, однако продолжает оставаться значительным – более 550 млрд. рублей и растёт. Очевидно, что власть будет вынужден в очередной раз закрывать эту дыру при помощи резервного фонда (который по планам Минфина иссякнет в этом году) и Фонда национального благосостояния, в случае же продолжения падения цен на нефть дефицит грозит значительно вырасти и приблизить ключевой момент исчерпания финансовых резервов буржуазного государства.

Иллюзия благополучия российской экономики во многом обеспечивается занижением курса рубля. Так, Центробанк и финансовые органы власти продолжают губительную политику широкого привлечения иностранной валюты в страну путём продажи мировым финансовым спекулянтам долговых облигаций российского правительства под высокие проценты. Спекулятивный капитал устремляется в Россию и обеспечивает необходимый приток валюты в страну, что позволяет удерживать курс национальной валюты на неадекватно высоком уровне. Однако такая политика является крайне рискованной и недальновидной, по причине того, что спекулянты могут выйти из российских активов в любой момент, стартером такого сценария может стать любое изменение в политической или экономической ситуации. За распродажей российских активов последует резкое обрушения курса рубля, что незамедлительно скажется на всех гражданах.

Таким образом, благодаря господствующей в стране капиталистической системе и положении буржуазной России в системе мирового капитала (а именно — государство периферийного капитализма, полуколония), кризис в стране продолжает усиливаться, экономическая ситуация продолжает ухудшаться и неизбежно в ближайшем будущем обернется крупнейшим обострением социально-экономической ситуации на всей территории бывшего Советского Союз, обнищанием масс, снижением уровня жизни и других важнейших социально-значимых показателей.

Единственным выходом из сложившейся ситуации, единственным шансом навсегда ликвидировать кризисы и избавиться от их последствий, является только обобществление частной собственности на средства производства, ликвидация диктатуры класса капиталистов, установление власти рабочего класса и переход к строительству социализма, но до этого предстоит пройти еще очень долгий путь, на котором лежит и создание общероссийской марксистской организации, и грамотная массово налаженная классовая пропаганда для наемных работников, и формирование реально действующей коммунистической партии, и многое другое.

Леонид Солошенко

0


Вы здесь » Форум В шутку и всерьёз » Экономика » Экономика РФ: состояние и перспективы