Форум В шутку и всерьёз

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум В шутку и всерьёз » Литература » Притчи


Притчи

Сообщений 31 страница 60 из 122

31

Чашки

Группа выпускников, успешных, сделавших замечательную карьеру,пришли в гости к своему старому профессору. Конечно же, вскоре разговор зашел работе - выпускники жаловались на многочисленные трудности и жизненные проблемы.
Предложив своим гостям кофе, профессор пошел на кухню и вернулся с кофейником и подносом, уставленным самыми разными чашками - фарфоровыми, стеклянными, пластиковыми, хрустальными, простыми, и дорогими, и изысканными.
Когда выпускники разобрали чашки, профессор сказал:
"Если вы заметили, все дорогие чашки разобраны. Никто не выбрал чашки простые и дешевые. Желание иметь для себя только лучшее и есть источник ваших проблем. Поймите, что чашка сама по себе не делает кофе лучше.
Иногда она просто дороже, а иногда даже скрывает то, что мы пьем. То, что вы действительно хотели, было - кофе, а не чашка. Но вы сознательно выбрали лучшие чашки. А затем разглядывали, кому какая чашка досталась.
А теперь подумайте: жизнь - это кофе, а работа, деньги, положение, общество - это чашки. Это всего лишь инструменты для хранения Жизни. То, какую чашку мы имеем, не определяет и не меняет качества нашей Жизни.
Иногда, концентрируясь только на чашке, мы забываем насладиться вкусом самого кофе. Наслаждайтесь своим кофе!!!!!!!!!" У самых счастливых людей нет лучшего. Но они извлекают все лучшее из того, что есть. Счастье в том, чтобы хотеть то, что у тебя есть. А не в том, чтобы иметь то, что хочешь.

0

32

Жил однажды человек, одинокий и несчастный. И взмолился он:

— Господи, пошли мне прекрасную женщину: я очень одинок, мне нужен друг.

Бог рассмеялся:

— А почему не крест?

Человек рассердился:

— Крест?! Мне что, жизнь надоела? Я хочу только красивую женщину.

Что ж, он получил красивую женщину, но вскоре стал ещё несчастнее, чем раньше: эта женщина стала болью в сердце и камнем на шее. Он снова взмолился:

— Господи, пошли мне меч.

Он собирался убить женщину и освободиться от неё, мечтал вернуть доброе старое время.

И снова Бог засмеялся:

— А почему не крест? Не послать ли тебе уже крест?

Человек разгневался:

— А ты не думаешь, что эта женщина хуже любого креста? Пошли мне меч!

Появился меч. Человек попытался убить женщину, но был схвачен и приговорён к распятию. И на кресте, молясь Богу, он громко смеялся:

— Прости меня, Господи! Я не слушал Тебя, а ведь Ты спрашивал, не послать ли мне крест, с самого начала. Если бы я послушался, я избавился бы от всей этой ненужной суеты.

0

33

о Мудреце, Дерьме и Смысле Жизни.

Однажды Мудрец, не просвещенный Дао и не пофигист по натуре, шел по лесу, размышляя о Смысле Жизни. Внезапно на тропинку из леса выпрыгнуло Страшное Крутое Лесное Дерьмо и говорит:
– Мудрец, я тебя сейчас съем!!!
И мудрец, не просвещенный Дао и не пофигист по натуре, огорчился, заплакал и убежал.

Мораль: Дерьма бояться — в лес не ходить.
________________________________________

Шел той же тропой другой Мудрец, просвещенный Дао и не пофигист по натуре, шел он, размышляя о Смысле Жизни. Внезапно на тропинку из леса выпрыгнуло Страшное Крутое Лесное Дерьмо и говорит:
– Мудрец, я тебя сейчас съем!
Мудрец, просвещенный Дао и не пофигист по натуре, ответил:
– Hет, Страшное Крутое Лесное Дерьмо , это я тебя съем!
Стали они спорить, препираться и состязаться в крутости. Но Мудрец, просвещенный Дао и не пофигист по натуре, оказался сильнее, чем Страшное Крутое Лесное Дерьмо. И съел его.

Мораль: Добро опять победило зло, но у этой победы какой-то подозрительно пахнущий привкус…
________________________________________

Шел по той же тропе и другой Мудрец, не просвещенный Дао и пофигист по натуре, шел по лесу, размышляя о Смысле Жизни. Внезапно на тропинку из леса выпрыгнуло Страшное Крутое Лесное Дерьмо и говорит:
– Мудрец, я тебя сейчас съем!
Мудрец, не просвещенный Дао и пофигист по натуре, ответил:
– Да **** я тебя и твоих ****** родителей, пи****** ******* **********!!!
И ударом ботинка отшвырнул Страшное Крутое Лесное Дерьмо далеко от тропинки. Путь Мудреца стал свободным, однако сильно запахло дерьмом.

Мораль: Hе тронь дерьмо , а то завоняет.
________________________________________

В другое время шел по той тропе еще некий Мудрец, просвещенный Дао и пофигист по натуре, шел по лесу, размышляя о Смысле Жизни. Внезапно на тропинку из леса выпрыгнуло Страшное Крутое Лесное Дерьмо и говорит:
– Мудрец, я тебя сейчас съем!
Мудрец, просвещенный Дао и пофигист по натуре, не удостоив ни словом, ни взглядом Страшное Крутое Лесное Дерьмо , продолжил свой путь. И Страшное Крутое Лесное Дерьмо огорчилось, заплакало, убежало и скрылось в чаще Леса, ибо оно обожало беседы с Мудрецами…

Мораль: Размышляя о Смысле Жизни — не опускайся до разговоров со всяким дерьмом...

0

34

Всё к лучшему

У одного африканского короля был близкий друг, с которым он вместе вырос. Этот друг, оценивая всё, что бы с ним ни происходило, имел привычку говорить: «Это хорошо!»

Во время охоты друг заряжал ружья для короля. Но однажды сделал что-то не так, и при выстреле у короля оторвало палец. Увидев это, друг, как обычно, изрёк:

– Это хорошо.

– Нет, это совсем не хорошо! – возразил король и приказал поместить друга в тюрьму.

Через год случилось так, что во время охоты короля и находившихся с ним слуг взяли в плен людоеды. Они привели их к себе в деревню, где собирались изжарить и съесть. Но вдруг один из них заметил, что у короля не хватает пальца. Из-за своего суеверия они никогда не ели того, кто имел ущербность в теле. И короля отпустили.

Вернувшись домой, король сразу же освободил друга:

– Ты оказался прав. Это было хорошо, что я остался без пальца.

Король рассказал другу о происшедшем и выразил сожаление, что продержал его год в тюрьме.

– Нет, – сказал его друг, – это хорошо! Если б я не был в тюрьме, то оказался бы на охоте вместе с тобой.

0

35

Как выбрать мужа
Современная притча

Мать наставляла дочь-подростка:

— Выбор мужа — ответственное дело. К этому надо относиться с умом. Вот посмотри на папу. Он может починить всё, что угодно: и машину сам чинит, и в доме всё может починить: электричество, сантехнику… И мебель, если поломается, тоже починит…

Дочка кивала головой. Всё это происходило на её глазах.

— Если ты найдёшь себе такого мужа, — продолжала мать, — то у тебя никогда не будет ничего нового.

0

36

Бекки Гольдберг вернулась и с ужасом обнаружила Хайми в постели с молодой красоткой. Она уже была готова вылететь пулей из дома, когда Хайми остановил ее.
- Перед тем как ты уйдешь, пожалуйста, выслушай, как все это произошло. Я увидел эту девушку усталую, в поношенной одежде. И я привел ее домой и приготовил ей сэндвич.
На ней были поношенные сандалии, так что я отдал ей пару твоих туфель, которые ты не носишь, потому что они вышли из моды. Она замерзла, так что я отдал ей свитер, который я подарил тебе на день рождения, но который ты не носишь, потому что тебе не идет свет. Ее джинсы тоже были поношены, так что я отдал твои, которые хорошо сидели на тебе, пока ты не набрала пару лишних фунтов.
Когда она собиралась уходить, она остановилась и спросила: "Есть еще что-нибудь, чем твоя жена больше не пользуется?"

0

37

У дороги стояло засохшее дерево.
Ночью шел мимо вор и испугался - подумал, что это стоит, поджидая его, полицейский.
Прошел влюбленный юноша, и сердце его забилось радостно: он принял дерево за возлюбленную.
Ребенок, напуганный сказками, увидав дерево, расплакался: ему показалось, что это привидение.

Но во всех случаях дерево было только деревом.

Мы видим мир таким, каковы мы сами.

0

38

Не в деньгах счастье

Ученик спросил Мастера: «Насколько верны слова, что не в деньгах счастье?» Тот ответил, что, хотя без денег жизнь тяжела, слова верны полностью.
И доказать это просто.
Ибо за деньги можно купить постель - но не сон;
еду - но не аппетит;
лекарства - но не здоровье;
слуг - но не друзей,
женщин - но не любовь;
жилище - но не домашний очаг;
развлечения - но не радость;
подчинение, но не уважение;
учителей — но не ум.
И то, что названо, не исчерпывает списка.

0

39

Порой утрата - путь к спасению

Единственный человек, уцелевший после кораблекрушения, был выброшен волной на маленький необитаемый остров. Он лихорадочно молил Бога о спасении. Каждый день высматривал горизонт в поисках приближающейся помощи. Однако, устав от тщетных надежд, построил шалаш из плавающих бревен, чтобы защититься от стихий. Но однажды он увидел жилище в пламени, гарь поднималась к небу. Немудрящие пожитки - и те были утрачены. Скитальца охватили гнев и горе:

- Боже, как ты мог так поступить со мной! — рыдая, кричал он.
Рано утром на следующий день его разбудил звон корабельного колокола: судно приближалось, чтобы спасти его.
- Как вы узнали, что я здесь? — спросил утомленный человек спасителей.
- Мы увидели твой дымовой сигнал, - ответили они.

Никто не знает, что хорошо, а что плохо, пока не проживет жизнь до конца.

0

40

Прометеевы страсти

Прометей, как известно, титан. С точки зрения демографической титан сын бога и смертной женщины. Полукровка. А полукровки, с точки зрения биологической, личности талантливые и способны на разные поступки, довольно часто – благородные.

Прометей в свое время крупно проштрафился: он похитил огонь с Олимпа и отдал его людям. То есть, конечно, не весь огонь. Его осталось на Олимпе невпроворот, на всех богов во как хватало! Но и на Олимпе были против того, чтобы люди даже понятие об огне имели.

Почему так? А так.

Стали с тех пор люди вовсю пользоваться огнем: разводили костры, освещали и отапливали жилища, варили, парили и жарили пищу, плавили руду, жарили еретиков и т. д. и т. п.

Что же имел со своего благородного поступка отважный титан Прометей? Ни шиша хорошего.

Денег он, конечно, с людей за огонь не взял. Деньги ему как титану были ни к чему. Да их еще в ту пору, кажется, и на Земле не было. Ради денег стал бы он рисковать шкурой? Нет, он просто хотел оказать человечеству ценную услугу, облегчить условия его жизни, ускорить прогресс.

Словом, он решился на свой отчаянный подвиг исключительно ради счастья человечества.

Но ему это, как известно, даром не прошло. Зевс приказал отвезти мятежного титана на Кавказ, на гору повыше, приковать тяжелой цепью к скале с тем, чтобы в установленные сроки прилетал орел и клевал у Прометея печень. Все это с чисто воспитательной целью: чтобы никому больше неповадно было расхищать божественную собственность. И чтобы вообще была дисциплинка. Чтобы никто не осмеливался ослушиваться богов.

Любопытно, что приковал Прометея к скале крепко-накрепко его хороший знакомый – хромой бог, некто Гефест. Конечно, ему было довольно совестно перед Прометеем, и он все приковывал и извинялся, приковывал и извинялся. И все валил на Зевса, на его приказ. Дескать, Зевс приказал, он и приковывает. Поскольку лично ему, Гефесту, как раз неповадно ослушаться Зевса. Оказывается, лично он не любил, чтобы его приковывали к скале.

Он и в дальнейшем, на первых порах довольно часто, по-дружески навещал Прометея, проверить, не пора ли цепям текущий ремонт провести. И каждый раз извинялся до слез.

И прошло много-много лет. Древние греки свое время отжили. Другие появились греки, не древние. Давно уже перестали прилетать орлы – поклевать Прометееву печень. Стали вместо себя ворон присылать. Поклюют вороны наспех печень, и айда восвояси.

А Прометей, бедняжечка, стоит себе на своей скале, как рекрут на часах. Только цепью изредка зазвенит. Смотрит вниз, в долину. А долина (когда-то она пустая была, люди по пещерам прятались) сейчас вся огнями Прометеевыми светится – факелы, костры, окошки в домах, огонь в доменных печах и хлебопекарнях. Прометею все это в радость. Вкусные запахи, огнем рожденные, доносятся из долины – варева, жареного мяса, свежепечённого хлеба, – и снова Прометей радуется: не зря он пошел против всего Олимпа. Приятно, люди его огнем вовсю пользуются. Гори, гори ясно, чтобы не погасло!

Жаль только, плохо голоса различишь за далью расстояния. Что-то вроде про Прометея говорят, а что именно – не разберешь.

И хорошо, что не разберешь.

Бабы собрались, про Прометея языки чешут.

Одна баба говорит: «Прямо беда с Прометеевым огнем! Только и думай, как бы котлеты не подгорели. Куда как хорошо было в старые времена, еще до этого Прометея! Оторвешь, бывало, сколько надо сырого мяса и жуй себе на здоровье… И витаминов больше в сыром мясе, и стряпать не надо… Посолишь, бывало, слезами, и кушай на здоровье… А то отбивай ее, проклятую, да вываляй в сухарях, да переворачивай еще с боку на бок… Да еще когда она подрумянится…»

Другая соседка возмущается: «А пожары?.. Только зазевайся, и все горит синим огнем – и мебель, и дубленки… Прямо хоть не разводи этот чертов огонь! До Прометея, небось, и пожаров никто не знал… А сколько уходит денег на страховку от огня!.. Ребенка одного дома не оставишь… Прабабка мне рассказывала: уйдут, бывало, с прадедом в гости, а ребята остаются одни в пещере. И никакой не было пожарной опасности… Разве что забредет изредка в пещеру саблезубый тигр…»

А третья соседка на правовую сторону вопроса напирает: «А я вам так скажу. Хочешь – не хочешь, а с точки зрения уголовного права, похищение огня – заурядное хищение чужого имущества. Порядочный титан, небось, ничего не позволит себе похитить – ни огня, ни чего другого. Воровать огонь! Фи!.. Сегодня огонь украдет, завтра – амброзию с божественного стола, послезавтра весь Олимп оставит без хитонов, в чем мама родила!..»

Все эти разговоры до Прометея, слава Зевсу, не долетают. Зато он видит – служит его огонь людям, и Прометей счастлив.

Проедет мимо той скалы на верном своем осле какой-нибудь путник, поздоровается равнодушно с Прометеем:

– Здорово, титан? Как печень?

А Прометей отвечает:

– Лучше всех!..

0

41

Притча о Женской лжи

Жила-была Женщина-швея. В одно утро она сидела на берегу реки и шила заказ, как вдруг ее наперсток упал в воду. Заплакала горькими слезами Женщина. Услышал Господь ее слезы, спустился к ней и сказал:
— Дитя мое, почему ты так горько плачешь??
— Я уронила свой наперсток в реку. Как же я буду шить без наперстка, я не смогу теперь помогать своему Мужу прокормить семью…
Господь опустил руку в воду и вытащил из воды золотой с жемчугом наперсток.:
— Это твой? — спросил Он Женщину.
— Нет, — ответила она ему .
Опустил во второй раз Господь руку в воду и достал оттуда серебряный наперсток, украшенный сапфирами:
— Это твой наперсток? — спросил Господь Женщину
— Нет, — ответила Женщина.
В третий раз достал Господь из воды кожаный наперсток:
— А это твой наперсток?
— Да, — ответила Женщина.
Обрадовался Бог такой честности и оставил ей все три наперстка, и она счастливо возвратилась домой.
Прошло несколько лет. Как-то Женщина-швея гуляла вместе с мужем вдоль реки, как вдруг муж поскользнулся, упал в реку и скрылся под водой. Швея заплакала, и снова явился Господь к ней и спросил:
— Почему ты плачешь?
— Мой Муж упал в реку, я не смогу без него жить.
Вошел Господь в воду и вышел оттуда с Джорджем Клуни:
— Это твой Муж? — спросил Он Женщину
— Да, — ответила она ему
Господь разгневался:
— Неправда, ты лжешь.
— Прости меня Господь, но если бы я сказала про Джорджа Клуни «нет», ты бы вывел мне Брэда Пита. Скажи я и в этот раз «нет», ты бы вышел из воды с моим Мужем. И если бы я на этот раз сказала «да», ты дал бы мне в мужья всех троих. Здоровья я не особенно крепкого, заботиться о трех мужьях не смогу. Вот почему я согласилась на Джорджа Клуни.

Мораль: Если Женщина врет, то только из самых лучших и высоких побуждений, и всегда во благо окружающих!

+1

42

Истина

За высокими горами, за дремучим лесом жила царица Истина. Рассказами о ней был полон весь мир. Её не видел никто, но любили. О ней говорили пророки, о ней пели поэты. При мысли о ней кровь загоралась в жилах. Ею грезили во сне. Одним она являлась в грёзах в виде девушки с золотистыми волосами, ласковой, доброй и нежной. Другим грезилась чернокудрая красавица, страстная и грозная. Это зависело от песен поэтов. Одни пели:

— Видел ли ты, как в солнечный день, словно море, золотыми волнами ходит спелая нива? Таковы волосы царицы Истины. Расплавленным золотом льются они по обнажённым плечам и спине и касаются её ног. Как васильки в спелой пшенице горят её глаза. Встань тёмной ночью и дождись, как зарозовеет на востоке первое облачко, предвестник утра. Ты увидишь цвет её щёк. Как вечный цветок, цветёт и не отцветает улыбка на её коралловых устах. Всем и всегда улыбается Истина, которая живёт там, за высокими горами, за дремучим лесом.

Другие пели:

— Как тёмная ночь черны волны её благоухающих волос. Как молния блещут глаза. Бледно прекрасное лицо. Только избраннику улыбнётся она, черноокая, чернокудрая, грозная красавица, которая живёт там, за дремучим лесом, за высокими горами.

И юный витязь Хазир решил увидеть царицу Истину. Там, за крутыми горами, там, за чащей непроходимого леса — пели все песни — стоит дворец из небесной лазури, с колоннами из облаков. Счастлив смелый, которого не испугают высокие горы, кто пройдёт через дремучий лес. Счастлив он, когда достигнет лазурного дворца, усталый, измученный, и упадёт на ступени и споёт призывную песнь. Выйдет к нему обнажённая красавица. Аллах только раз видел такую красоту! Восторгом и счастьем наполнится сердце юноши. Чудные мысли закипят в его голове, чудные слова — на его устах. Лес расступится перед ним, горы склонят свои вершины и сравняются с землёй на его пути. Он вернётся в мир и расскажет о красоте царицы Истины. И, слушая его вдохновенную повесть об её красоте, все, сколько есть на свете людей, — все полюбят Истину. Её одну. Она одна будет царицей земли, и золотой век настанет в её царстве. Счастлив, счастлив тот, кто увидит её!

Хазир решил ехать и увидеть Истину.

Он заседлал арабского коня, белого, как молоко. Туго стянулся узорным поясом, обвешал себя дедовским оружием с золотой насечкой. И, поклонившись товарищам, женщинам и старым витязям, собравшимся полюбоваться на молодца, сказал:

— Пожелайте мне доброго пути! Я еду, чтобы увидеть царицу Истину и взглянуть в её очи. Вернусь и расскажу об её красоте.

Сказал, дал шпоры своему коню и поскакал. Вихрем нёсся конь по горам, крутился по тропинкам, по которым и козочке проскакать бы с трудом, распластавшись по воздуху, перелетал через пропасти. И через неделю, на усталом и измученном коне, Хазир подъезжал к опушке дремучего леса.

На опушке стояли кельи, а среди них жужжали на пчельнике золотые пчёлы. Тут жили мудрецы, удалившиеся от земли, и думали о небесном. Они звались — Первые стражи Истины.

Заслышав конский топот, они вышли из келий и с радостью приветствовали увешанного оружием юношу. Самый старый и почтенный из них сказал:

— Будь благословен каждый приход юноши к мудрецам! Небо благословляло тебя, когда ты седлал своего коня!

Хазир соскочил с седла, преклонил колена перед мудрым старцем и ответил:

— Мысли — седины ума. Приветствую седины твоих волос и твоего ума.

Старику понравился учтивый ответ, и он сказал:

— Небо уже благословило твоё намерение: ты благополучно прибыл к нам через горы. Разве ты правил на этих козьих тропинках? Архангел вёл под уздцы твою лошадь. Ангелы своими крыльями поддерживали твоего коня, когда он, распластавшись в воздухе, словно белый орёл, перелетал через бездонные пропасти. Какое доброе намерение привело тебя сюда?

Хазир отвечал:

— Я еду, чтоб увидеть царицу Истину. Весь мир полон песен о ней. Одни поют, что волосы её светлы, как золото пшеницы, другие — что черны, как ночь. Но все сходятся в одном: что царица прекрасна. Я хочу увидеть её, чтоб потом рассказать людям об её красоте. Пусть все, сколько есть людей на свете, полюбят её.

— Доброе намерение! Доброе намерение! — похвалил мудрец. — И ты не мог поступить лучше, как явившись зa этим к нам. Оставь твоего коня, войди в эту келью, и мы расскажем тебе всё про красоту царицы Истины. Твой конь пока отдохнёт, и, вернувшись в мир, ты сможешь рассказать людям всё про красоту царицы.

— А ты видел Истину? — воскликнул юноша, с завистью глядя на старика.

Мудрый старец улыбнулся и пожал плечами.

— Мы живём на опушке леса, а Истина живёт вон там, за дремучей чащей. Дорога туда трудна, опасна, почти невозможна. Да и зачем нам, мудрым, делать эту дорогу и предпринимать напрасные труды? Зачем нам идти смотреть Истину, когда мы и так знаем, какова она? Мы мудры, мы знаем. Пойдём, и я расскажу тебе о царице все подробности!

Но Хазир поклонился и вдел ногу в стремя:

— Благодарю тебя, мудрый старик! Но я сам хочу увидеть Истину. Своими глазами!

Он был уже на коне. Мудрец даже затрясся от негодования.

— Ни с места! — крикнул он. — Как? Что? Ты не веришь в мудрость? Ты не веришь в знание? Ты смеешь думать, что мы можем ошибаться? Смеешь не доверять нам, мудрецам! Мальчишка, щенок, молокосос!

Но Хазир взмахнул шёлковой плёткой.

— Прочь с дороги! Не то я оскорблю тебя плёткой, которой не оскорблял даже коня!

Мудрецы шарахнулись в стороны, и Хазир помчался на отдохнувшем коне.

Вдогонку ему раздавались напутствия мудрецов:

— Чтоб ты сгинул, негодяй! Пусть небо накажет тебя за дерзость! Помни, мальчишка, в час смерти: кто оскорбляет одного мудрого, оскорбляет весь мир! Чтоб тебе сломать шею, мерзавец!

Хазир мчался на своём коне. Лес становился всё гуще и выше. Кудрявые кустарники перешли в дубраву. Через день пути, в тенистой, прохладной дубраве, Хазир выехал к храму. Это была великолепная мечеть, какую редко сподобливался видеть кто из смертных. В ней жили дервиши, которые смиренно звали себя — Псами Истины. И которых звали другие — Верными стражами.

Когда молчаливая дубрава проснулась от топота коня — навстречу витязю вышли дервиши с верховным муллой во главе.

— Пусть будет благословен всякий, кто приходит к храму аллаха, — сказал мулла, — тот, кто приходит в юности, благословен на всю жизнь!

— Благословен! — подтвердили хором дервиши.

Хазир проворно соскочил с коня, глубоко поклонился мулле и дервишам.

— Молитесь за путника! — сказал он.

— Откуда и куда держишь путь? — спросил мулла.

— Еду для того, чтобы, вернувшись в мир, рассказать людям о красоте Истины.

И Хазир рассказал мулле и дервишам про свою встречу с мудрецами. Дервиши рассмеялись, когда он рассказал, как он должен был плёткой пригрозить мудрецам, и верховный мулла сказал:

— Не иначе, как сам аллах внушил тебе мысль поднять плётку! Ты хорошо сделал, что приехал к нам. Что могли сказать тебе мудрецы про Истину? То, до чего они дошли своим умом! Выдумки! А мы имеем все сведения о царице Истине, полученные прямо с неба. Мы расскажем тебе всё, что знаем, и ты будешь иметь сведения самые верные. Мы скажем тебе всё, что сказано о царице Истине в наших священных книгах.

Хазир поклонился и сказал:

— Благодарю тебя, отец. Но я поехал не для того, чтоб слушать чужие рассказы или читать, что пишется в священных книгах. Это я мог сделать и дома. Не стоило трудить ни себя, ни лошадь.

Мулла нахмурился слегка и сказал:

— Ну, ну! Не упрямься, мой мальчик! Ведь я знаю тебя давно. Я знал тебя, когда ещё жил в мире, когда ты был совсем маленьким, и часто держал тебя на коленях. Я ведь и отца твоего Гафиза знал, и деда твоего Аммелека тоже знал отлично. Славный человек был твой дед Аммелек. Он тоже думывал о царице Истине. У него в доме лежал коран. Но он даже и не раскрывал корана — он довольствовался тем, что ему рассказывали об Истине дервиши. Он знал, что в коране написано, должно быть, то же самое — ну, и довольно. К чему ж ещё читать книгу! Твой отец Гафиз тоже был очень хороший человек, но этот был помудрёнее. Как задумается, бывало, об Истине, возьмёт сам коран и прочтёт. Прочтёт и успокоится. Ну, а ты ещё дальше пошёл. Ишь ты какой. Тебе и книги мало. К нам порасспросить приехал. Молодец, хвалю, хвалю! Идём, готов рассказать тебе всё, что знаю. Готов!

Хазир улыбнулся:

— Отец мой пошёл дальше, чем дед. Я — дальше, чем отец. Значит, сын мой пойдёт ещё дальше, чем я? И сам, своими глазами захочет увидеть Истину? Не так ли надо думать?

Мулла вздохнул:

— Кто знает! Кто знает! Всё может быть! Человек не деревцо. Смотришь на побег — не знаешь, что вырастет: дуб, сосна или ясень. Хазир сидел уж на коне.

— Ну, так вот что! — сказал он. — Зачем же оставлять сыну то, что могу сделать я сам? И он тронул лошадь. Мулла схватил его за повод.

— Стой, нечестивец! Как же ты смеешь после всего, что я сказал, продолжать путь? А, неверная собака! Так ты смеешь, значит, не верить ни нам, ни корану!

Но Хазир дал шпоры своему коню. Конь взвился, и мулла отлетел в сторону. Одним прыжком Хазир был уже в чаще, а вслед ему неслись проклятия муллы, крики и вой дервишей.

— Будь проклят, нечестивец! Будь проклят, гнусный оскорбитель! Кого ты оскорбил, оскорбляя нас? Пусть раскалённые гвозди впиваются в копыта своей лошади при каждом её шаге! Ты едешь на гибель!

— Пусть разлезется твой живот! Пусть выползут, как гадины, как змеи, твои внутренности! — выли дервиши, катаясь по земле. Хазир продолжал путь.

А путь становился всё труднее и труднее. Лес всё чаще — и чаща всё непроходимее. Пробираться приходилось уж шагом, да и то с большим трудом. Как вдруг раздался крик:

— Остановись!

И, взглянув вперёд, Хазир увидел воина, который стоял с натянутым луком, готовый спустить дрожащую стрелу с тугой тетивы. Хазир остановил коня.

— Кто такой? Куда едешь? Откуда? И зачем держишь путь? — спросил воин.

— А ты что за человек? — переспросил его в свою очередь Хазир. — И по какому праву спрашиваешь? И для какой надобности?

— А спрашиваю я по такому праву и для такой надобности, — отвечал воин, — что я воин великого падишаха. А приставлен я с товарищами и с начальниками для того, чтоб охранять священный лес. Понял? Ты находишься на заставе, которая называется «заставой Истины» — ибо она устроена для охраны царицы Истины!

Тогда Хазир рассказал воину, куда и зачем он едет. Услыхав, что витязь держит путь к лазурному дворцу Истины, воин позвал своих товарищей и предводителей.

— Ты хочешь узнать, какая такая на самом деле Истина? — сказал главный предводитель, любуясь дорогим оружием, славным конём и молодецкой посадкой Хазира. — Доброе намерение, юный витязь! Доброе намерение! Сходи же скорей с твоего коня, идём, я тебе всё расскажу. В законах великого падишаха всё написано, какая должна быть Истина, — и я тебе охотно прочту. Можешь потом вернуться и рассказывать.

— Благодарю тебя! — отвечал Хазир. — Но я отправился затем, чтобы видеть её своими глазами.

— Эге! — сказал предводитель. — Да мы, брат, не мудрецы тебе, не муллы и не дервиши! Мы разговаривать много не умеем. Слезай-ка с коня, живо, без разговоров!

И предводитель взялся за саблю. Воины тоже понаклонили копья. Конь испуганно насторожил уши, захрапел и попятился. Но Хазир вонзил ему шпоры в бока, пригнулся в луке и, засвистав над головой кривою саблей, крикнул:

— Прочь с дороги, кому жизнь ещё мила!

За ним только раздались крики и вой. Хазир уже летел сквозь густую чащу.

А вершины деревьев всё плотней и плотней смыкались над головой. Скоро стало так темно, что и днём царила в лесу ночь. Колючие кустарники плотной стеной преграждали дорогу. Обессилевший и измученный благородный конь уж терпеливо выносил удары плётки и, наконец, пал. Хазир пошёл пешком пробираться через лес. Колючий кустарник рвал и драл на нём одежду. Среди тьмы дремучего леса он слышал рёв и грохот водопадов, переплывал бурные реки и выбивался из сил в борьбе с лесными потоками, холодными, как лёд, бешеными, как звери. Не зная, когда кончался день, когда начиналась ночь, он брёл и, засыпая на мокрой и холодной земле, истерзанный и окровавленный, он слышал кругом в лесной чаще вой шакалов, гиен и рёв тигров.

Так неделю брёл он по лесу — и вдруг зашатался: ему показалось, что молния ослепила его. Прямо из тёмной, непроходимой чащи он вышел на поляну, залитую ослепительным солнечным светом. Сзади чёрной стеной стоял дремучий бор, а посреди поляны, покрытой цветами, стоял дворец, словно сделанный из небесной лазури. Ступени к нему сверкали, как сверкает снег на вершинах гор. Солнечный свет обвил лазурь и, как паутиной, одел её тонкими золотыми чёрточками дивных стихов из корана. Платье лохмотьями висело на Хазире. Только оружие с золотой насечкой было всё цело. Полуобнажённый, могучий, с бронзовым телом, увешанный оружием, — он был ещё красивее.

Хазир, шатаясь, дошёл до белоснежных ступеней и, как пелось в песнях, измученный и без сил упал на землю. Но роса, которая брильянтами покрывала благоухающие цветы, освежила его. Он поднялся, снова полный сил, он не чувствовал более боли от ссадин и ран, не чувствовал усталости ни в руках, ни в ногах. Хазир запел:

— Я пришёл к тебе чрез дремучий лес, чрез густую чащу, чрез высокие горы, чрез широкие реки. И в непроглядной тьме дремучего бора мне светло было, как днём. Сплетавшиеся верхушки деревьев казались мне ласковым небом, и звёзды горели для меня в их ветвях. Рёв водопадов казался мне журчаньем ручейков, и вой шакалов песнью звучал в моих ушах. В проклятиях врагов я слышал добрые голоса друзей, и острые кустарники казались мне мягким, нежным пухом. Ведь я думал о тебе! Я шёл к тебе! Выйди же, выйди, царица снов моей души!

И, услыхав тихий звук медленных шагов, Хазир даже зажмурился: он боялся, что ослепнет от вида чудной красавицы.

Он стоял с сильно бьющимся сердцем, и когда набрался смелости и открыл глаза — перед ним была голая старуха. Кожа её, коричневая и покрытая морщинами, висела складками. Седые волосы свалялись в космы. Глаза слезились. Сгорбленная, она едва держалась, опираясь на клюку.

Хазир с отвращением отшатнулся.

— Я — Истина! — сказала она.

И так как остолбеневший Хазир не мог пошевелить языком, она печально улыбнулась беззубым ртом и сказала:

— А ты думал найти красавицу? Да, я была такой! В первый день создания мира. Сам аллах только раз видел такую красоту! Но, ведь, с тех пор века веков промчались за веками. Я стара, как мир, я много страдала, а от этого не делаются прекраснее, мой витязь! Не делаются!

Хазир чувствовал, что он сходит с ума.

— О, эти песни про златокудрую, про чернокудрую красавицу! — простонал он. — Что я скажу теперь, когда вернусь? Все знают, что я ушёл, чтоб видеть красавицу! Все знают Хазира, — Хазир не вернётся живой, не исполнив своего слова! У меня спросят, — спросят: «Какие у неё кудри — золотые, как спелая пшеница, или тёмные, как ночь? Как васильки или как молнии горят её глаза?» А я! Я отвечу: «Её седые волосы, как свалявшиеся комья шерсти, её красные глаза слезятся»…

— Да, да, да! — прервала его Истина. — Ты скажешь всё это! Ты скажешь, что коричневая кожа складками висит на искривлённых костях, что глубоко провалился чёрный, беззубый рот! — И все с отвращением отвернутся от этой безобразной Истины. Никто уж больше никогда не будет любить меня! Грезить чудной красавицей! Ни в чьих жилах не загорится кровь при мысли обо мне. Весь мир — весь мир отвернётся от меня.

Хазир стоял перед нею, с безумным взглядом, схватившись за голову:

— Что ж мне сказать? Что ж мне сказать?

Истина упала перед ним на колени и, протягивая к нему руки, сказала умоляющим голосом:

— Солги!

0

43

Однажды в храм во время службы зашел молодой мужчина крупного телосложения, по лицу которого были видны недобрые намерения. Он прошел вперед всех, сел на скамейку и, развалившись, стал лузгать семечки и громко ругаться. Шла проповедь, за кафедрой стоял священник. Парень перебивал его, глумился над словами, кидал в него шелуху от семечек. Потом громко смеялся над хором, когда запели псалмы. Никто ему ничего не говорил. Служба шла своим чередом. А когда служба закончилась, к нему подошла старушка с веником и сказала:
- Позволь, сыночек, я подмету вокруг тебя.
Парень после этих слов внезапно заплакал и выбежал. На следующий день он вернулся в церковь и покаялся.

0

44

Однажды царь решил подвергнуть испытанию всех своих придворных, чтобы узнать, кто из них способен занять в его царстве важный государственный пост. Множество властных и мудрых мужей окружило его.
- О, мудрецы, - обратился к ним царь, - у меня есть для вас трудная задача, и я хотел бы знать, кто сможет решить ее.
Он подвел присутствующих к такой огромной двери, какой еще никто никогда не видывал.
- Это самая большая и самая тяжелая дверь, которая когда-либо была в моем царстве. Кто из вас сможет открыть ее? - спросил царь.
Одни придворные только отрицательно качали головой. Другие, которые считались мудрыми, посмотрели на дверь поближе, но признались, что не смогут ее открыть. Раз уж мудрые признались в этом, то и остальные согласились, что эта задача слишком трудна.
Лишь один визирь подошел к двери. Он внимательно ее рассмотрел и ощупал, затем так и эдак попробовал ее сдвинуть и наконец резко толкнул ее. О чудо, дверь открылась! Она была просто прикрыта, но не заперта. Нужна была лишь воля, чтобы это проверить, и отвага, чтобы действовать решительно.
Тогда царь объявил:
- Ты получишь этот пост при дворе, потому что полагаешься не только на то, что видишь и слышишь, но надеешься на собственные силы и не боишься сделать попытку.

0

45

Американский индеец и его друг были в центре Нью-Йорка, прогуливаясь около Таймс-сквер в Манхэттене. Приближался час обеда, и улицы были заполнены людьми. Машины сигналили, на перекрестках скрежетали такси, завывали сирены, и эти звуки города почти оглушали.
Неожиданно индеец сказал:
- Я слышу сверчка.
Его друг ответил:
- Что? Должно быть, ты спятил. Ты не мог услышать сверчка в таком шуме!
- Нет, я в этом уверен, - сказал индеец, - Я слышал сверчка.
- Это ненормально, - сказал его друг.
Индеец на минуту прислушался, а затем направился через улицу к большому цементному горшку, в котором росло несколько кустарников. Он заглянул в кусты пониже ветвей и действительно обнаружил маленького сверчка. Его друг был крайне удивлен.
- Это невероятно, - сказал он. - Должно быть, у тебя уши сверхчеловека!
- Нет, - ответил индеец. - Мои уши ничем не отличаются от твоих. Все зависит от того, что ты слушаешь.
- Но этого не может быть! - сказал друг. - Я бы никогда не услышал сверчка в этом шуме.
- Да, это правда, - последовал ответ. - Это зависит от того, что действительно важно для тебя. Вот, позволь, я покажу тебе.
Он сунул руку к себе в карман, выгреб несколько монет и бросил их на тротуар. И тогда, хотя шум переполненной улицы все еще ревел в их ушах, они заметили, как каждый человек в двадцати футах от них обернулся посмотреть, не его ли деньги звенят на тротуаре.
- Видишь, о чем я? - спросил индеец. - Все зависит от того, что важно для тебя.

0

46

Сейчас один ребенок лет десяти вошел в кафе и сел за столик. Официантка подошла к нему.
- Сколько стоит шоколадное мороженое с орешками? - спросил мальчик.
- Пятьдесят центов, - ответила женщина.
Мальчик вытащил руку из кармана и пересчитал монетки.
- Сколько стоит простое мороженое, без ничего? - спросил ребенок.
Некоторые посетители ожидали за столиками, официантка начала выражать недовольство.
- Двадцать пять центов, - бросила коротко в ответ.
Мальчик опять пересчитал монетки.
- Хочу простое мороженое, - решил он.
Официантка принесла мороженое, бросила на стол счет и удалилась. Ребенок закончил есть мороженое, оплатил в кассе счет и ушел. Когда официантка вернулась убирать
стол, у нее стал комок в горле, когда она увидела, что рядом с пустой вазочкой лежали аккуратно сложенные монетки, двадцать пять центов - ее чаевые.

Никогда не делай выводов о человеке, пока не узнаешь причины его поступков. (с)

Арнольд

+1

47

Два ангела остановились на ночлег в доме богатой семьи. Хозяева не захотели оставить путников в доме и положили их на ночлег в холодном подвале. Ложась спать, старший ангел увидел дыру в стене и заделал ее. На следующую ночь они остановились в доме очень бедного, но гостеприимного человека и его жены. Супруги разделили с путниками остатки пищи, которые были в доме, и уступили свою постель. Наутро у хозяев околела единственная корова. Тогда младший спросил старшего: - Почему так несправедливо получилось? Первый хозяин был богат, но злобен, а ты ему помог. А второй был беден, но добр, а ты позволил, чтобы у него умерла единственная корова. - Когда мы ночевали в подвале, я почувствовал, что в стене был клад, который хозяева обнаружат, как только дыра в стене станет еще больше. Поэтому я ее заделал. Пусть клад достанется кому-то более достойному. Когда мы спали на следующую ночь в постели добрых бедняков, я увидел, что за женой хозяина пришел ангел смерти, и отдал ему корову.

0

48

Однажды мужчина и женщина, состоящие в давней и прочной любовной связи, валялись в кровати и болтали — не знаю, до секса, после или вместо. Женщина лежала на животе, мужчина нежно и по-хозяйски рассматривал её тело и вдруг сказал:
— О, а у тебя тут целлюлит.
Поскольку ответом ему было глубокое молчание, он спохватился и добавил:
— Ну, когда ты так лежишь, тут сминается…
— Спасибо, милый, — ядовито ответила женщина, обретшая дар речи, — что предупредил. Когда окажусь в постели с кем-нибудь другим, обязательно приподниму попу. Чтобы не сминалось.
Он звонко шлёпнул ее и тут же поцеловал, и оба засмеялись, потому что отношения их были надёжными и всерьёз измен не предполагали.
Не знаю, как так вышло, но через какое-то время она действительно «оказалась в постели с кем-то другим». И в нужный момент совершенно искренне подумала «спасибо, милый», и приподняла попу.

Морали тут никакой нет, — откуда у меня мораль, — но предлагаю выпить за то, чтобы наши мужчины следили за базаром, а наши женщины — за собой. И отдельно нужно выпить за попу.

+1

49

Абсолютная истина

Однажды Мастер Никеда сказал своим ученикам:
— В мире нет Абсолютной Истины.
Один из учеников спросил:
— А эта истина абсолютна?
— Нет, конечно, — улыбнулся Мастер.

0

50

Есть одна занимательная история, которая произошла с Александром Македонским. Когда он вошел в Индию, он понял, что индийцы — храбрые, бесстрашные люди. Он даже подружился с некоторыми из них.

Когда он уже решил возвращаться домой, он вспомнил, что его люди просили привезти индийского йога... Они много слышали о йогах и очень хотели увидеть кого-то из них, встретиться с ним, поговорить и получить его благословения. Александр слышал, что йоги живут в лесах.

В поисках кого-то из йогов он пошел в лес. Наконец, он увидел одного из них, сидящего под деревом в глубокой медитации. Он стал терпеливо ждать, пока йог откроет глаза. Глаза йога излучали таинственный, мистический свет.

С чувством благоговения Александр попросил йога сопровождать его в Грецию, сказав: «Я дам тебе все, о чем бы ты ни попросил. Но, умоляю тебя, пойдем со мной. Мои люди стремятся увидеть тебя!»

Йог спокойно ответил: «Мне ничего не нужно, я счастлив здесь и сейчас!»
Еще никто до этого не отклонял просьбу Александра. Это вывело его из себя. Он был в гневе. Обнажив свой меч, он закричал: «Ты знаешь, кто говорит с тобой? Я — великий царь Александр. Если ты не послушаешься меня, я убью тебя, разрубив на куски!»

Йог невозмутимо ответил: «Ты не можешь убить меня! Ты можешь убить только мое тело. Тело — это лишь одежда, которую я ношу. Я сам — не тело. Я сам нахожусь внутри него».

«Ты говоришь, что ты — царь,» — продолжал йог. «Можно я скажу, кто ты? Ты — раб моего раба!»

Ошеломленный, Александр спросил: «Как это я могу быть рабом твоего раба?»

Голосом, исполненным сострадания, йог объяснил: «Я овладел своим гневом. Гнев — мой раб. Но, посмотри, как легко впал в гнев ты. Ты — раб гнева, и, поэтому, ты — раб моего раба.»

0

51

Сын неба, - пусть его имя переживет вселенную! - император Ли-О-А стоял у окна своего фарфорового дворца. Он был молод и потому добр. Среди роскоши и блеска он не переставал думать о бедных и несчастных. Шел дождь. Лил ручьями. Плакало небо, лили за ним слезы деревья и цветы. Грусть сжала сердце императора, и он воскликнул:
- Плохо тем, кто в дождь не имеет даже шляпы!
И повернувшись к своему камергеру, он сказал:
- Я хотел бы знать, сколько таких несчастных в моем Пекине?
- Свет солнца! - ответил, падая на колени и наклонив голову, Тзунг-Хи-Тзанг. - Разве есть что-нибудь невозможное для повелителя царей? Еще до заката солнца ты будешь знать, отец зари, то, что тебе угодно!
Император милостиво улыбнулся, и Тзунг-Хи-Тзанг побежал быстро, как только мог, к первому министру Сан-Чи-Сану. Он прибежал, едва переводя дух, и второпях не успел даже отдать всех почестей, которые следовали первому министру.
- Радость вселенной, наш всемилостивый повелитель, - задыхаясь проговорил он, - в ужасном беспокойстве. Его беспокоят те, кто ходит в дождь без шляпы в нашем Пекине, и он хочет знать сегодня же, сколько их числом!
- Да есть-таки бездельники! - отвечал Сан-Чи-Сан. - А впрочем…
И он приказал позвать Пай-Хи-Во, начальника города.
- Плохие новости из дворца! - сказал он, когда Пай-Хи-Во склонил голову к земле в знак внимания. - Владыка наших жизней заметил непорядки!
- Как? - с ужасом воскликнул Пай-Хи-Во. - Разве не существует прекрасного тенистого сада, который закрывает дворец от Пекина?
- Уж не знаю, как это случилось, - ответил Сан-Чи-Сан, - но его величество ужасно беспокоят негодяи, которые ходят в дождь без шляпы. Он желает знать сегодня же, сколько такого народа в Пекине. Распорядись!
- Позвать ко мне сейчас же эту старую собаку Хуар-Дзунга! - кричал через минуту Пай-Хи-Во своим подчиненным.
И когда начальник стражи города, белый от ужаса, дрожащий, повалился ему в ноги, мандарин обрушил на его голову целый водопад проклятий.
- Негодяй, бездельник, подлый предатель! Ты хочешь, чтоб нас всех распилили пополам вместе с тобой!
- Объясни мне причину твоего гнева, - колотясь от дрожи у ног мандарина, сказал Хуар-Дзунг, - чтоб я мог понимать утешительные слова, которые ты мне говоришь. Иначе, я боюсь, я не пойму языка твоей мудрости!
- Старая собака, которой следовало бы смотреть за стадом свиней, а не за самым большим городом на свете! Сам повелитель Китая обратил внимание, что у тебя в городе беспорядки, - по улицам шатаются негодяи, у которых даже в дождь нет шляпы, чтоб надеть. Чтобы к вечеру ты мне дал знать, сколько их останется в Пекине!
- Все будет исполнено в точности! - ответил, три раза ударяясь лбом об пол, Хуар-Дзунг, и через мгновенье ока он уже кричал и топал ногами на стражей, которые были собраны оглушающими звуками гонга.
- Негодяи, из которых я повешу половину только для того, чтобы остальных изжарить на угольях! Так-то вы смотрите за городом! У вас в дождь ходят по улицам без шляп! Чтобы через час были переловлены все, у кого нет шляпы даже из тростника!
Стражи принялись исполнять приказание, - и в течение часа на улицах Пекина шла настоящая охота.
- Держи его! Лови! - кричали стражи, гоняясь за людьми, не имевшими шляп.
Они тащили их из-за заборов, из-под ворот, из домов, куда те прятались, как крысы, которых преследует повар, чтобы сделать из них рагу.
И через час без одной минуты все, кто в Пекине не имел шляп, стояли во дворе тюрьмы.
- Сколько их? - спросил Хуар-Дзунг.
- Двадцать тысяч восемьсот семьдесят один! - отвечали, кланяясь в землю, стражи.
- Палачей! - приказал Хуар-Дзунг.
И через полчаса 20871 обезглавленный китаец лежал на дворе тюрьмы. А 20871 голова была воткнута на пики и разнесена по городу в назидание народу.
Хуар-Дзунг пошел с докладом к Пай-Хи-Во. Пай-Хи-Во - к Caн-Чи-Сану. Сан-Чи-Сан дал знать Тзунг-Хи-Тзангу.
Наступил вечер. Дождь кончился. Пробегая, ветерок трогал деревья, и дождь бриллиантов летел с деревьев на благоухающие цветы, которые искрились и горели в лучах заходящего солнца. Из блеска и благоухания был создан весь сад, - и сын неба Ли-О-А стоял у окна своего фарфорового дворца, любуясь чудной картиной. Но, молодой и добрый, он и в эту минуту не забывал о несчастных!
- Кстати! - сказал он, обращаясь к Тзунг-Хи-Тзангу. - Ты хотел мне узнать, сколько народу в Пекине не имеют даже шляпы, чтоб накрыться во время дождя.
- Желание владыки вселенной исполнено его слугами! - с низким поклоном отвечал Тзунг-Хи-Тзанг.
- Сколько ж их? Смотри, говори только правду!
- Во всем Пекине нет ни одного китайца, у которого не было бы шляпы, чтоб надеть во время дождя. Клянусь, что я говорю чистейшую правду!
И Тзунг-Хи-Тзанг поднял руки и наклонил голову в знак священной клятвы.
Лицо доброго императора озарилось счастливой и радостной улыбкой.
- Счастливый город! Счастливая страна! - воскликнул он. - И как счастлив я, что под моим владычеством так благоденствует народ.
И все во дворце были счастливы при виде счастья императора. А Сан-Чи-Сан, Пай-Хи-Во и Хуар-Дзунг получили по ордену Золотого Дракона за отеческие попечения о народе.

Влас Дорошевич

0

52

Конфуций дожил до пятидесяти одного года, но так и не постиг Пути. Он отправился на юг, пришел во владения Пэй и там повстречался с Лао-цзы.
- Ты пришел? - удивился Лао-цзы. - Я слышал, что ты - достойнейший муж северных краев. Ты тоже обрел Путь?
- Еще нет, - ответил Конфуций.
- А как ты искал его? - спросил Лао-цзы.
- Я пять лет искал его в установлениях и числах, но не мог постичь.
- А потом?
- Я искал его в учении об Инь и Ян, но так и не постиг его.
- Иначе и быть не могло, - сказал Лао-цзы. - Если бы Путь можно было вручить как подношение, не было бы на земле подданного, который не поднес бы его своему правителю. Если бы Путь можно было подарить, не было бы на земле человека, который не подарил бы его своим родителям. Если бы о Пути можно было поведать, не было бы на земле человека, который не поведал бы о нем своим братьям. А если бы Путь можно было передать, не было бы на земле человека, который не передал бы его своим детям и внукам. Однако же сие невозможно, и тут уж ничего не поделаешь. Если в самом себе не обретешь Пути, удержать его не сможешь. Если делами своими Путь не подтвердишь, он в мире не претворится. Что исходит изнутри, не примут вовне, а потому мудрый себя не раскрывает. Что входит извне, не найдет места внутри, а потому мудрый ничего не таит в себе. Имя - общая принадлежность, им нельзя пользоваться в одиночку. Человечность и долг - временное пристанище древних царей: в них можно скоротать ночь, но нельзя жить долго. Если же люди приметят, что ты в них живешь, не оберешься неприятностей.
Настоящие люди древности ради удобства шли дорогами человечности, ночевали в постоялых дворах долга, чтобы потом привольно гулять на просторе. Они кормились простой пищей и жили на земле, не взятой взаймы. Когда ты привольно гуляешь, то следуешь Недеянию. Когда ты питаешься простой пищей, легко насытиться. Когда живешь на земле, не взятой взаймы, не лишаешься своих сокровищ. Древние называли это “странствием ради собирания подлинности в себе”.
Тот, кто жаждет богатства, не может отказаться от наград. Тот, кто жаждет славы, не может отказаться от известности. Тот, кто жаждет власти, не может дать людям воли. Подбодришь его - и он возгордится. Упрекнешь его - и он расстроится. Такие ничего не замечают вокруг себя и ни на миг не могут обрести покой. Они из тех, на ком лежит кара Небес.
Устрашать и миловать, отбирать и давать, бранить и наставлять, даровать жизнь и казнить - таковы восемь способов исправления людей, но применять их может лишь тот, кто умеет, не стесняя себя, следовать Великому Превращению. Потому и говорят, что лишь тот, кто сам прям, выпрямит других. А если нет праведности в сердце, и Небесные Врата в нем не откроются.

0

53

Однажды теща приехала в гости на неделю, но осталась жить на целый месяц.
- Мне у вас нравится! - говорила она.
Молодые люди долго думали, как от нее избывиться, и наконец придумали план.
- Я сегодня подам суп, - сказала жена мужу, - и мы начнем ссориться. Ты скажешь, что я его пересолила, а я буду настаивать, что соли даже не хватает. Если мать согласится с тобой, я взорвусь и попрошу ее уйти. Если она согласится со мной, то ты впадешь в яростьи прикажешь ей убираться.
Подали суп. Начался скандал, но теща на него никак не реагировала. Наконец жена с нетерпением спросила:
- Мама, ну скажи: суп пересолен или недосолен?
Старушка опустила ложку в тарелку, поднесла ее ко рту, попробовала суп, немного помедлила и сказала:
- Нормальный!

0

54

Отшельник в оранжевом одеянии пришел как-то в деревню, где было полным-полно неверующих. Его окружила молодежь, призывавшая его показать, где же обитает Бог, столь глубоко им чтимый. Он сказал, что может это сделать, но сначала пусть дадут ему чашку молока.
Когда молоко поставили перед ним, он не стал его пить, а долго и молча глядел на него со все возрастающим любопытством. Молодые люди проявляли нетерпение, их требования становились все настойчивей. Тогда отшельник сказал им:
- Подождите минутку; говорят, в молоке содержится масло, но в этой чашке, как я ни старался, его не увидел.
Молодежь стала смеяться над его наивностью.
- Глупый ты человек! Не делай таких нелепых заключений. В каждой капле молока содержится масло, оно и делает его питательным. Чтобы получить и увидеть его, нужно вскипятить молоко, остудить его, добавить простокваши, подождать несколько часов, чтобы оно свернулось, потом сбить и извлечь кусок масла, который появится на поверхности.
- Ах так! - сказал аскет, - теперь мне гораздо легче объяснить вам, где обитает Бог. Он повсюду, в каждом существе, в каждом атоме Вселенной, благодаря чему все они существуют и мы воспринимаем их и радуемся им. Но чтобы увидеть Его как реальную сущность, вам нужно строго, ревностно и искренне следовать предписанным правилам. Тогда, в конце этого процесса, вы ощутите Его милость и Его могущество.

0

55

Наверное сюда...

Идёт Адам по базару в воскресенье (по этим дням все отдыхают). Скука несусветная. 129 лет одно и то же - кому не надоест. Да и на базаре ничем не лучше. Ангелы приторговывают кагором и просвирками, черти битумом, залётные из других галактик и созвездий чем попало. Конечно, можно было бы что-нибудь купить, например комбайн – заменитель женщины, продаёт один с Кассиопеи, но просит тонну алмазов, где их столько наберёшь! Правда Адам не знал, что такое женщина, но кассиопеец объяснил, что комбайн умеет готовить, стирать, убирать помещение и что-то ещё, чего Адам не понял.

Увидев Адама, все начали наперебой предлагать свой товар, особенно усердствовали черти, но смолу уже некуда было девать, даже дорожку к пещере и пол залил асфальтом, да и все углы завалены битумом. Дойдя до ангелов, он решил пропустить ложечку кагора, правда очень уж много просят, а пока найдёшь алмаз или изумруд, сколько надо перелопатить земли! Но за спиной в бурдюке лежал огромный рубин. Адаму уже надоело его таскать. Конечно, жалко было с ним расставаться, очень уж красивый был камень, но что делать, не переть же его обратно, а в пещере оставлять – ещё умыкнут. Адам нашёл сговорчивого ангела и сторговался за две ложки кагора. Правда, кагор был какой-то не качественный. « Разбавил водой, наверно» - подумал Адам. «Одно преимущество – избавился от такой тяжести, пусть теперь ангел попробует затащить его на небо» - хихикнул Адам, вспомнив, как рубин чуть не придавил его.

Проходя между рядов, Адам вдруг заметил новенький кожаный костюм. Точно такой был у него лет сто назад, правда, когда костюм истрепался и порвался, пришлось выбросить. 29 лет он носил его, но… ничто не вечно… Теперь приходится ходить голым, а хоть это и Эдем, но в пещере ночью холодновато. Правда, отросшие волосы почти полностью закрывают, но есть определённое неудобство: в бороде и волосах завелись какие-то живые существа, которые иногда мешают спать. Но Адам уже привык и не сильно утруждал себя борьбой с этими малюсенькими насельниками.

Подойдя поближе, Адам понял по некоторым приметам, что это его костюм, только отремонтированный, почищенный и поглаженный! Из-за куста выглянула беленькая мордочка непонятного существа. Адам знал всех обитателей Эдема, да и прилётные уже примелькались. Эту же мордочку он увидел впервые. «Кто такая, почему не знаю, и откуда здесь мой старый костюм?» - грозно спросил он, не отрывая глаз от этой мордочки, которая так была похожа на ангельскую, но отличалась от их эфирного облика румянцем на пухленьких щёчках.

«Меня зовут Ева, а костюм я нашла и отремонтировала. Но раз он твой, то забирай. Только заплати за ремонт и всё». Адам почесал затылок. Костюм всё же ему нравился, но рубин он пропил, а в загашнике больше ничего не было. Заметив затруднение Адама, Ева предложила рассчитаться позже, а сейчас пусть заберёт костюм. «Может тебе битум надо» - вспомнил Адам о запасах в пещере. «Хорошо, я согласна» - и протянула ему костюм.

«Но он не со мной, а дома» заметил Адам, пытаясь напялить костюм на себя.

Но Ева покачала головой - «Ты же сейчас его измажешь, сначала помойся, да и постричься бы не мешало. Пойдём, здесь рядом есть тёплый источник, я тебе помогу».

Когда Ева вышла из-за куста, что-то дрогнуло в груди Адама с левой стороны, а в голову ударил хмель. «Не такой уж плохой кагор был» - подумалось ему.

После бани, помытый, постриженный Адам и Ева пошли в пещеру, где Ева, увидев заваленную костями и мусором, грязную и неуютную обитель Адама, всплеснула руками и принялась за уборку. Мигом, наведя порядок, сделав постель из шкур, соломы и лапок пихты Ева собралась уходить. Адаму почему-то не хотелось, чтобы это существо уходило. «Ты где живёшь?» - спросил он её.

«Нигде, я приезжая, лимитчица». Здесь мысли у Адама закрутились быстрее. Ещё во время помывки он заметил, что они очень уж похожи, отличаясь в мелочах. Правда, эти мелочи почему-то его сильно притягивали, и Адам несколько раз, как бы случайно, касался их, - это доставляло ему какое-то неэдемовское удовольствие. А когда она начала его мыть, удовольствие стало таким сильным, что он чуть не потерял сознание. «И этого больше не будет!» - испугался Адам.

Ева направилась к выходу. «Стой!» - крикнул Адам. «Раз негде остановиться, можешь здесь пожить».

Ева нерешительно остановилась: «А это удобно?» - робко спросила она.

«А-а-а, я всё равно дома днём не бываю, разве что в воскресенье. Места много. Плату не возьму, разве что будешь убирать, хотя бы раз в год».

Ева обрадовалась: « И убирать, и стирать, и готовить пищу, и мыть тебя каждый день».

«Ну вот», подумал довольный Адам, засыпая, «этот с Кассиопеи втюхивал какой-то комбайн за тонну алмазов, когда бы я их насобирал! А здесь и порядок и даже удовольствие!»

А началось всё в Небесной резиденции Бога (так Его будем называть, т.к. перечисление его имён займёт слишком много времени).

Поводом совещания синклита был срыв эволюции Адама в Эдеме. Вот уже больше века прошло, а Адам не только не поднялся по эволюционной лестнице хотя бы на ступеньку, но и явно деградировал. Пещеру завалил костями, разной чепухой… Пристрастился к алкоголю. «Где кагор он берёт?» - грозно спросил Бог, повернув голову в сторону Гавриила. Но архангел и ухом не повёл. Он знал, что Бог добрейшее существо, воплощение Любви и наказать, ни-ни! Даже своего ярого оппонента – Люцифера не трогает. Говорит, что нужна оппозиция, без неё нет демократии.

«Что будем делать?» - задал Бог вопрос синклиту. Все молчали, опустив глаза, думая: «Сам затеял этот эксперимент, вот сам и думай!»

Молчание затягивалось. Когда уже стало невыносимым, поднял руку Люцифер: « Можно, Господь, я попробую решить эту задачу?» Бог обвёл всех сидящих синклитчиков, но никто и не сподобился поднять глаза. «Как ты это решишь?» - спросил Бог.

«Можно я детали доложу позже?» - попросил Люцифер. Бог махнул рукой. Он понимал, что Люцифер его опять где-нибудь объегорит, но понадеялся на свою проницательность и всемогущество!

Прилетев к себе из апартаментов Бога, Люцифер вызвал Главного Чёрта и поставил ему задачу за сутки приобщить к эволюции Адама. Но увидев Чёрта утром, входящего с поджатым хвостом, Люцифер понял, что опять всё придётся делать самому. Щёлкнув Чёрта по рогам, да так, что тот провалился в преисподнюю, Люцифер отправился вслед за ним. В приёмной Главного Чёрта его встретила смазливая молоденькая секретарша. «Хороша чертовка, что-что, а кадры Главный умеет себе подбирать». И тут у Люцифера мелькнула гениальная идея. Махнув рукой вскочившему навстречу Чёрту, Люцифер приказал вызвать Главного Хирурга. Показав секретаршу, он приказал Хирургу заменить копыта на ступни, удалить хвост, ликвидировать волосы, оставив их только в нескольких местах для красоты и целесообразности, выпрямить и удлинить ноги, обрезать рога.

После операции, Люцифер лично обучал чертовку целый месяц, пока не надоела, затем назвал её Евой и забросил в Эдем со спецзаданием.

Зайдя в кабинет к Богу на доклад, Люцифер вынул из кейса какую-то резину. Надул её. Получилась копия Евы в натуральную величину. «Это что за народное творчество?» - спросил Бог. «Ты решил повторить мой эксперимент?»

«Это Ева, дополнение Адаму» - ответил Люцифер. Обойдя вокруг куклы, Бог ткнул в бугорки на груди: «Это что такое? Убрать!» Но, пощупав ещё раз, махнул рукой: «Оставьте». Ещё раз оглядел куклу, сравнил со статуей Адама, стоящей в полный рост рядом с рабочим столом. «Почему нет…?» Люцифер пожал плечами: «Наверное, Главный Хирург забыл пришить». «Так пришейте… Хотя - не надо. Но скажите Адаму, что это ЗАПРЕТНЫЙ ПЛОД. И пусть не прикасается к нему. Впрочем, всё равно за волосами не видно.»

Так началась эволюция человечества!

0

56

Скончался один богатый человек, и его сын решил выказать ему уважение особым способом- «Тому, кто проведет одну ночь в склепе моего отца, я дам мешок золотых монет!» Один очень бедный дровосек, откликнулся на данное обращение, решив, что предлагаемая сумма облегчит жизнь! После окончания похоронной процессии, дровосека пригласили спуститься в склеп к гробу и заперли дверь. По мере приближения ночи, с постепенным нарастание начали слышаться голоса.. Дровосеку стало неописуемо жутко, и он стал раскаиваться, что согласился на это предложение, но было поздно. Дверь была накрепко заперта ! Голоса становились все громче и громче. И вдруг он явственно почувствовал приближающиеся к нему шаги. Они становились все ближе и ближе. И это были шаги не одного человека, а сотни людей. В неподдельном ужасе он закрыл глаза. Вдруг почувствовал прикосновение к своему плечу и услышал, как кто-то назвал его по имени. Он замер от страха! Вдруг кто-то начал сильно трясти его за плечо, он повернулся.... И... О, что он увидел! Двух ангелов, сидящих на троне, несомых сотнями других ангелов по направлению к гробу, явно с целью допросить умерешего. В это мгновение в памяти дровосека вспыхнули все его прегрешения и ошибки, как бы малы они не казались. . Наблюдая эту устрашающую картину, дровосек услышал, как один из ангелов сказал другому, «Смотри, это – мертвец, а возле него живой человек. Мертвого мы всегда успеем допросить, а живой может отсюда ускользнуть. Так что давай лучше начнем с него, а мертвого допросим позже». «Мы не станем сейчас допрашивать тебя о твоем прошлом. Возьмем во внимание только твои настоящие дела. Что у тебя имеется при себе из земных благ?» Они обыскали его, но ничего не нашли кроме топора и веревки – инвентаря, необходимого любому дровосеку. Тогда они сказали «Расскажи нам, как ты приобрел эти вещи Заработал ли ты это честным путем и собственным потом, или другим способом?» И до самого утра дровосеку пришлось подробно отвечать на эти два казалось бы простых вопроса ангелов, «как был приобретен топор» и «каким путем досталась эта веревка». Когда, наконец, бедняга услышал шум открывающейся двери, он сообразил, что это пришел сын умершего богача, чтобы отпереть дверь склепа. . В мгновение ока дровосек очутился у двери и, не разбирая дороги, стремглав устремился на свободу, наружу, подальше от склепа. А на удивленный восклик сына умершего, «Подожди, возьми свое вознаграждение!» Дровосек на бегу ответил «За один ржавый топор и старую веревку меня допрашивали до утра! И я уверен, что если возьму этот слиток золота, то меня будут допрашивать вечно! Так что оставь золото себе. А я же теперь хочу провести остаток своей жизни в беззаветном служении Богу».

0

57

Лисица рано утром вылезла из своей норы. Солнце только всходило, и отбрасываемая от неё тень была огромной. Посмотрев на неё, лисица подумала: «Какая я всё-таки большая! На завтрак мне, пожалуй, нужно целого верблюда». Утвердившись в этой мысли, она отправилась на поиски верблюда. Неожиданно перед ней выскочил заяц и пустился наутёк. Лисица пренебрежительно взглянула в его сторону и побежала дальше.

Солнце поднялось выше, и тень, падающая от лисы, стала меньше. Лиса остановилась, внимательно посмотрела на неё и решила, что верблюда она, пожалуй, не съест за один раз, и ей хватило бы и барашка. Она почувствовала нестерпимый голод. Неожиданно дорогу перебежала стайка куропаток. Но лиса, утвердившись в мысли, что ей на завтрак нужен целый баран, даже не обратила на них внимания.

Солнце поднялось выше, и лиса с удивлением смотрела на свою уже совсем маленькую тень. Она вспомнила зайца, который утром выскочил у неё из-под ног, и очень пожалела, что не погналась за ним.

Через некоторое время тень совсем исчезла. Лиса вспомнила куропаток, которые перебегали ей дорогу, и облизнулась. Злая на себя и на весь мир, голодная и растерянная, она стала гоняться за мышами...

0

58

В споре не найти истину

Мастер никогда ни с кем не спорил, ибо знал, что спорщики лишь стремятся доказать свою правоту, но не найти Истину.
Однажды он продемонстрировал "ценность" спора:
- Бутерброд падает маслом вверх или вниз?
- Конечно, вниз.
- Нет, вверх!
- А давай проверим!

Намазали хлеб маслом и подбросили его в воздух. Он упал маслом верх!
- Я выиграл!
- Лишь потому, что я допустил ошибку.
- Какую ошибку?
- Намазал маслом не ту сторону.

(Энтони де Мелло)

0

59

Жил один человек, и был у него яблоневый сад. Человек прилежно трудился в своём саду, и яблони приносили ему большой урожай. А рядом жил сосед, который постоянно пытался хоть как-то напакостить этому человеку.
Однажды проснулся человек, вышел на крыльцо, а там - ведро с помоями.
Человек взял ведро, помои вылил, ведро вычистил до блеска, насобирал в него самых больших, спелых и вкусных яблок и пошёл к соседу.
Сосед, услышав стук в дверь, злорадно подумал: "Наконец-то я достал его!". Открывает дверь в надежде на скандал, а человек протянул ему ведро с яблоками и сказал:
- Кто чем богат, тот тем и делится!

+1

60

Ученик пришёл к Учителю и спросил его:
- Мастер, сколько друзей должно быть у человека - один или много?
- Всё очень просто, - ответил Учитель, - сорви мне вон то красное яблоко с самой верхней ветки.
Ученик задрал голову и ответил:
- Но оно очень высоко висит, Учитель! Мне не достать.
- Позови друга, пусть он поможет тебе, - ответил Мастер.
Ученик позвал другого ученика и встал ему на плечи.
- Мне всё равно не достать, Учитель, - сказал огорчённый ученик.
- У тебя больше нет друзей? - усмехнулся Учитель.
Ученик позвал ещё приятелей, которые кряхтя стали взбираться друг другу на плечи и спины, пытаясь построить живую пирамиду. Но яблоко висело слишком высоко, пирамида рассыпалась, и ученик так и не смог сорвать вожделенное яблоко.
Тогда учитель подозвал его к себе:
- Ну, ты понял, сколько человеку нужно друзей?
- Понял, учитель, - сказал ученик, потирая ушибленный бок, - человеку нужно иметь много друзей. Чтобы все вместе мы смогли бы решить любую проблему.
- Да, - ответил Мастер, огорчённо покачивая головой, - действительно, человеку нужно много друзей. Чтобы среди всего этого сборища идиотов нашёлся хотя бы один умный, который догадался бы принести лестницу!

+1


Вы здесь » Форум В шутку и всерьёз » Литература » Притчи