Форум В шутку и всерьёз

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



США

Сообщений 61 страница 90 из 304

61

Доктор Робертс: «У США уже нет золотого запаса»
2.07.2014

Все золото — свое и чужое — ушло на поддержку доллара во время количественного смягчения

«Чем больше мы узнаём, тем страшнее он кажется», — написал один из американских блогеров про своего президента Барака Обаму. На что другой заметил, что бояться надо не Обаму, а той силы, которая привела его к власти.

Так или иначе, но сегодня мало кому в США позволяют публично критиковать президента и его курс. Вернее, они есть, и их единицы. Уже долгое время «почитателем» нынешней финансовой и экономической политики страны остается американский экономист, бывший помощник по экономической политике министра финансов США в администрации Рональда Рейгана Пол Крейг Робертс.

Не так давно доктор Робертс прокомментировал на страницах портала King world news скандальную ситуацию с присвоением Штатами германского золота. Напомним: о намерении репатриировать часть своего золотого запаса, хранящегося в США, власти Германии заявили еще в начале прошлого года. Речь шла о золоте в слитках общим весом примерно 700 тонн и стоимостью более 140 миллиардов евро.

Одной из главных причин, побудивших бундестаг начать беспокоиться о возврате золота, называлась постоянная критика со стороны Счетной палаты Германии об отсутствии регулярной ревизии зарубежных золотовалютных запасов на предмет подлинности. Золото Германия, естественно, не получила; более того, хозяевам слитков даже было отказано в проверке их наличия.

На вопрос, что доктор Робертс думает об отказе Германии в возврате золота, хранимого в Федеральном банке Нью-Йорка, он ответил, что у США этого золота уже нет:

— Они вынудили Германию смириться с потерей и перестать требовать, чтобы его вернули. США попросту приказали своему марионеточному государству (Германии) заткнуться и выступить с заявлением, что Берлин хочет и далее хранить свой золотой запас в Федеральной резервной системе. Скорее всего, Штаты предложили Германии взятку или какие-то преференции. Но по существу они заставили Берлин оставить затею получить свое золото.

— Какие последствия Вы видите для тех, кто так же, как и Германия, хранит свои золотые запасы в ФРС?

— Последствия таковы, что никто из них не получит свое золото обратно. На мировом рынке драгоценных металлов давно подозревали, что банки по поручению ФРС использовали все имевшиеся резервы, чтобы сбивать цены на золото последние несколько лет. А после того, как Штаты истратили свое золото, они начали распродавать и то, что было у них на хранении.

О масштабах операций можно было судить по тому, как кто-то постоянно сбивает цены фьючерсов на золото, которое в 2011 году достигло максимальной отметки в 1900 долларов за тройскую унцию. Обрушение цен чаще происходило на «вялом» рынке в результате необеспеченных коротких продаж бумажного золота (фьючерсов). При этом никакого физического золота на продажу не поступало. Такие наглые манипуляции невозможны без попустительства государственных регуляторов.

Цель таких манипуляций — защита доллара (золото наравне с долларом является защитным активом: покупая растущее в цене золото, инвесторы распродают американскую валюту, что отражается на ее курсе. — Прим. KM.RU). Срочная защита курса доллара потребовалась в связи с запуском программы количественного смягчения. Для этого ФРС и прибегла к политике скидывания и распродаж фьючерсов на золото.

На мой взгляд, большая часть золотых запасов была исчерпана где-то в 2011 году, когда США контролировали основную часть цен на фьючерсы с помощью коротких продаж на инертном рынке.

Как ранее пояснял доктор Робертс, проблема США также в том, что некоторые страны начинают отказываться от доллара во взаимной торговле, и это грозит падением «зеленого» по отношению к другим валютам. Недаром американские власти побуждают Японию девальвировать собственную валюту и постоянно давят на Европейский центральный банк, чтобы тот делал то же самое. «Иначе доллар упадет, политика отрицательных реальных процентных ставок провалится — и вся западная финансовая система рухнет, как карточный домик», — рассуждает Пол Крейг Робертс.

В финансовой системе, которая основана на долгах, главная вещь — доверие к бумажным валютам. Его можно сохранить, только вызвав недоверие к альтернативным средствам вложения капиталов, включая драгметаллы и сырьевые товары.

0

62

Бжезинский советует уничтожить Киев и Харьков
http://rushor.su/upload/iblock/03d/03d900bbd41a7a2e5f0ea935d282155c.jpg
Известный американский политолог Збигнев Бжезинский предложил план обороны Украины от российского вторжения. Ключевой момент — свирепые городские бои в Харькове и Киеве. Главное, чтобы у украинцев хватило решимости принести эту жертву. Об этом Бжезинский заявил, выступая на конференции в Центре Уилсона.

Он отметил, что главная проблема в отношениях с Россией — это «мистический русский шовинизм». Большая часть россиян и президент Владимир Путин убеждены, что Россия — великая, самостоятельная цивилизация, отличная от Запада. Украинские события — это следствия такого негативного состояния российского общества.

Украина должна стать полем боя

Бжезинский отметил, что если Украину необходимо будет поддержать в ее попытках сопротивляться, украинцы должны знать, что Запад готов помочь им. И нет никаких причин скрывать эту готовность. Гораздо полезнее заявить о ней, сообщить украинцам и тем, кто им угрожает, что, если Украина будет сопротивляться, она получит оружие. «И мы предоставим это оружие еще до того, как свершится сам акт вторжения. Поскольку в отсутствии этого оружия с искушением вторгнуться и опередить остальных будет крайне сложно бороться», — отметил он.

Бжезинский предложил простой план обороны Украины — это втянуть русских в тяжелые городские бои в Харькове и Киеве. Украинской армии следует поставить оружие, пригодное для таких боевых действий. Это нанесет российской армии большие потери, затянет конфликт на долгие месяцы. То, что эти города с многомиллионным население будут уничтожены, видимо, не смущает известного политолога.

«Но значение имеет также и то, какое оружие мы предоставим. С моей точки зрения, это должно быть оружие, особенно эффективное в войне сопротивления в условиях крупных городов. Нет никакого смысла пытаться вооружить украинцев так, чтобы они могли противостоять российской армии на открытом пространстве: российская армия — это тысячи танков и командующие, готовые применить сокрушительную силу.

Нам стоит обратиться к урокам, которые мы извлекли из эпизодов сопротивления в условиях городов во время Второй мировой войны и войны в Чечне, чья столица была местом ожесточенных боев в течение трех месяцев. Суть в том, что, чтобы попытки вторжения стали успешными в политическом смысле, необходимо захватить крупнейшие города. Если крупные города, такие как Харьков или Киев, начнут сопротивляться и боевых действий в городских условиях будет не избежать, конфликт затянется и повлечет за собой огромные расходы.

И главное заключается в том — именно в этом смысле время начала этого кризиса имеет большое значение — что Россия пока не готова пойти на такого рода шаг. Такой шаг повлечет за собой серьезные человеческие потери и огромные финансовые расходы. На него нужно потратить много времени, и он вызовет усиление давления со стороны международного сообщества.

Я считаю, что мы должны дать украинцам понять, что, если они готовы к сопротивлению, судя по их заявлениям и действиям (хотя и не слишком эффективным), мы предоставим им противотанковые орудия, ручные противотанковые орудия, ручные ракеты — то есть оружие, которое можно использовать в условиях города. Речь не идет о том, чтобы вооружать украинцев для нападения на Россию. Невозможно напасть на страну, такую как Россия, имея только оборонительное оружие. Но если у вас есть оборонительное оружие и доступ к нему, если вы знаете, что оно будет у вас, вы с гораздо большей вероятностью согласитесь на сопротивление», — заключил Бжезинский.

0

63

Вашингтон — это смутьян, подталкивающий Украину к краю пропасти ("OpEdNews.com", США)
Майк Уитни (Mike Whitney)
11/07/2014
http://beta.inosmi.ru/images/22122/87/221228736.jpg
«В действительности, после двух десятков лет натовского расширения этот кризис был вызван попытками Запада решительно втянуть Украину на свою орбиту.
Однополярная модель мирового устройства не состоялась. Народы и страны все громче заявляют о решимости самим определять свою судьбу, сохранять свою цивилизационную и культурную идентичность, и противодействуют попыткам Запада сохранить доминирование в военной сфере, в политике, финансах, экономике и идеологии».

Владимир Путин

«Все заголовки кричат о человеческом аспекте кризиса на Украине, однако во многом в центре данного конфликта лежит газовая политика».

Эрик Драйцер, из статьи «Ведя войну против России: по трубопроводу за один раз» (Waging war against Russia, one pipeline at a time) (RT)

Какое отношение трубопровод в Афганистане имеет к кризису на Украине?

Самое непосредственное. Это показывают коммерческие интересы, приводящие в действие американскую политику. Война в Афганистане велась в основном для того, чтобы обеспечить транспортировку природного газа из Туркмении на Аравийский полуостров. Точно так же Вашингтон организовал кровавый переворот в Киеве, чтобы прекратить поставки энергоресурсов из России в Европу и способствовать американскому развороту в сторону Азии.

Вот почему творцы политики в Вашингтоне вполне удовлетворены исходом афганской войны, несмотря на то, что ни одна из заявленных целей там не была достигнута. Афганистан не стал действующей демократией с сильным центральным правительством; контрабанда наркотиков там не ликвидирована; женщины не получили свободу; инфраструктура и сфера образования в стране - в худшем состоянии, чем до войны. По всем объективным меркам война эта была провальной. Но так или иначе, заявленные цели были просто болтовней ради пиара.

Они ничего не значат. Значение имеет газ, а именно, неосвоенные запасы Туркмении, которые смогут добывать частные американские корпорации. Они будут пользоваться своей властью и влиянием, чтобы держать под контролем процесс усиления конкурентов Америки и ее потенциальных соперников, таких как Китай. Вот для этого-то и нужна была война. Газ будут перекачивать по трубопроводу из Туркмении через Афганистан, Пакистан и Индию в Аравийское море, и маршрут этот пойдет мимо российской и иранской территории. С завершением строительства так называемого ТАПИ (трубопровод Туркменистан — Афганистан — Пакистан — Индия) будет нанесен удар по проекту иранского трубопровода, и таким образом сорваны усилия американского противника.

Трубопровод Туркменистан — Афганистан — Пакистан — Индия показывает, насколько агрессивно Вашингтон овладевает нужными ему активами, чтобы сохранить свое господство на все обозримое будущее. Чтобы понять это, достаточно почитать The Express Tribune от 5 июля:

«Официальные представители Пакистана, Индии, Афганистана и Туркмении должны встретиться на следующей неделе в Ашхабаде, чтобы продвинуться вперед со своими планами строительства транснационального газопровода, который свяжет эти страны, а также чтобы договориться о передаче этого многомиллиардного проекта американским компаниям.

„США настаивают на том, чтобы четыре страны предоставили этот очень выгодный и прибыльный трубопроводный контракт американским энергетическим гигантам. Американские компании Chevron и ExxonMobil вступили в гонку в своем стремлении стать лидерами консорциума, выиграть проект и профинансировать прокладку трубопровода“, — заявил в интервью The Express Tribune высокопоставленный правительственный чиновник.

Вашингтон активно лоббирует этот проект по поставке газа, носящий название трубопровод Туркменистан — Афганистан — Пакистан — Индия (ТАПИ), называя его идеальной схемой для решения проблемы нехватки энергии в Пакистане. С другой стороны, он давит на Исламабад, настаивая на отказе от проекта ирано-пакистанского газопровода по причине ядерного противостояния с Тегераном...

Согласно заявлениям официальных лиц, министр нефти и природных ресурсов Шахид Хакан Аббаси (Shahid Khaqan Abbasi) возглавит пакистанскую делегацию на очередном заседании руководящего комитета по проекту ТАПИ, которое состоится 8 июля в Ашхабаде.

В настоящее время готовятся конкурсные документы, и делается это после консультаций с Азиатским банком развития, который выступает в качестве консультанта по сделке. Документы для участия в тендере передадут только этим двум компаниям.

Chevron ведет лоббирование в Индии, Пакистане и Афганистане, пытаясь выиграть в конкурсе и получить контракт. Его поддерживает Госдепартамент США. Но другие компании также могут стать членами консорциума, который возглавит либо Chevron, либо ExxonMobil». (TAPI pipeline: Officials to finalise contract award in Ashgabat next week — Трубопровод ТАПИ: официальные лица согласуют вопрос о вручении контракта в Ашхабаде на следующей неделе, The Express Tribune).

Итак, план строительства трубопровода наконец сдвинулся с места, и как отмечается в статье, «документы для участия в тендере передадут только этим двум компаниям».

Здорово, да? Госдепартамент немного надавил и — вуаля! Chevron и Exxon заключают сделку. А как насчет свободного рынка?

И как вы думаете, кто будет охранять 1600-километровый участок трубопровода, который пройдет через враждебно настроенный, контролируемый талибами Афганистан?

Ну, американские войска, конечно. Ведь именно по этой причине их военные базы как-то очень удачно расположились вдоль маршрута трубопровода. Совпадение? Да ни в коем случае. Операция «Несокрушимая свобода» — это более масштабная мистификация, нежели изъеденная молью война с террором.

Давайте не будем себя обманывать. Эта война не имеет никакого отношения к освобождению женщин и к обеспечению демократией немытых масс. Это неотъемлемый элемент политики с позиции силы, геостратегического маневрирования, кражи ресурсов, наказания потенциальных соперников и увеличения прибылей прожорливых нефтяных гигантов. Кому это еще неизвестно? А вот что пишет об этом Wall Street Journal:

«В этом месяце президент Обама направил письмо президенту (Туркмении) Гурбангулы Бердымухамедову, в котором подчеркнул общую заинтересованность в оказании помощи Афганистану в его развитии, а также выразил поддержку проекту ТАПИ и свое желание видеть крупную американскую фирму в роли строителя этого трубопровода.

Успех в реализации ТАПИ также даст мощный толчок многим другим трансафганским транспортным проектам, включая автомобильные и железные дороги, которые составляют основу американской „стратегии нового Шелкового пути“ для афганской экономики.

Белый дом должен понимать, что если ТАПИ не будет построен, ни США, ни санкции ООН не помешают Пакистану проложить трубопровод из Ирана». (The Pipeline That Could Keep the Peace in Afghanistan — «Трубопровод, способный установить мир в Афганистане», Wall Street Journal).

Вы понимаете, что происходит? Афганистан, играющий центральную роль в американской стратегии привязки к Азии, будут использовать для размещения там военных баз, добычи и транспортировки ресурсов. Вот так. Не будет никакой реконструкции и национального строительства. США больше этим не занимаются. Таков он — империализм 21-го века, в чистом виде и без прикрас. «Никакой страны ты, кореш, не получишь. Просто отдай нам свой газ, и мы уйдем». Вот так сейчас работает система. Очень похоже на Ирак, ставший самой страшной адской бездной на земле. Там «добыча нефти увеличилась до самого высокого уровня за 30 лет» (согласно сообщению Wall Street Journal). И кто же прикарманивает выручку от этого нефтяного богатства?

Ну кто-кто, конечно, нефтяные гиганты. ExxonMobil, BP и Shell. Может, именно поэтому вы нигде и никогда не прочитаете о том, какой ужасной ошибкой была эта война. Ведь для важных людей, которые умеют считать деньги, она не была никакой ошибкой. На самом деле, в итоге все получилось очень хорошо.

Конечно, США будут сохранять видимость демократии в Кабуле, но у правительства не будет реальной власти за пределами столицы. Да и не было никогда. (Местные люди в шутку называют Карзая «мэром Кабула».) А что касается остальной страны, то ею будут заправлять полевые командиры, как было все время после вторжения в 2001 году. (Помните Северный альянс? Не хочется вам об этом говорить, но все они — кровожадные, женоненавистнические военно-феодальные удельные князьки, которых восстановили в правах Рамсфелд и компания.)

Это новое лекало анархии в стиле «Безумного Макса», которое Вашингтон прикладывает повсюду, где осуществляет вмешательство. Цель при этом состоит в разрушении национального государства, чтобы устранить все препятствия для добычи ресурсов. Вот почему повсюду, где Соединенные Штаты суют свой длинный нос, возникают государства-банкроты. Все это делается преднамеренно. Цель — это хаос. Если говорить проще, гораздо легче воровать все, что тебе хочется, там, где нет центра силы, способного оказать сопротивление.

Вот почему так встревожены политические лидеры в Европе. Им не по душе идея общей границы с Сомали. Ведь именно так будет выглядеть Украина, когда Соединенные Штаты разделаются с ней.

На Украине США используют стратегию «разделяй и властвуй», настраивая ЕС против его торгового партнера России. Госдепартамент и ЦРУ помогли свергнуть избранного президента Украины и поставить у власти в Киеве американскую марионетку, которой приказали остановить поток российского газа в ЕС и втянуть Путина в затяжную партизанскую войну на Украине. Важные персоны в Вашингтоне посчитали, что если Путина немного спровоцировать, он будет действовать точно так же, как во время вторжения Грузии в Южную Осетию в 2006 году (так в тексте — прим. перев.) Но пока Путин не поддается искушению и не вмешивается. Поэтому новый кукольный президент Петр Порошенко превратился в этакого Джеки Чана, и всячески усиливает провокации, безжалостно бомбя восток Украины. Это просто такой способ вынудить Путина направить на Украину танки.

Но вот какая странность: у Вашингтона не оказалось запасного плана. Это очевидно, потому что Порошенко все повторяет и повторяет одно и то же, ожидая иного результата. Это говорит о том, что план Б отсутствует. Либо Порошенко заманит Путина на Украину и втянет в конфликт, либо план неоконов развалится. Именно так и будет, если они не смогут демонизировать Путина, называя его «опасным агрессором», которому нельзя доверять как деловому партнеру.

Поэтому Путину надо просто сидеть спокойно и ждать. И он победит, потому что Евросоюзу нужен российский газ. Если поставки энергоресурсов прекратятся или резко сократятся, цены поднимутся, ЕС сползет обратно в болото рецессии, и во всем будет виноват Вашингтон. Поэтому у США очень мало возможностей втянуть Путина в драку, и нам следует ждать новых сфабрикованных событий гораздо большего масштаба, нежели пожар в Одессе. Вашингтону надо сделать что-то по-настоящему серьезное, а потом свалить все на Москву. Иначе его планы упрутся в каменную стену. Вот сообщение с сайта Софийского информационного агентства novinite:

«Украинский парламент принял ... закон, согласно которому до 49% газопроводной системы страны может быть продано иностранным инвесторам. Это может проложить дорогу американским и европейским компаниям, которые в последние месяцы пристально приглядываются к украинской газотранспортной системе.

Премьер-министр Арсений Яценюк ранее заявлял, что этот закон позволит Киеву привлечь европейских и американских партнеров к эксплуатации и модернизации украинской газотранспортной системы в условиях, когда ситуацию на украинском энергетическом рынке можно назвать сверхкритической. Критики закона неоднократно указывали на то, что Запад давно уже проявляет интерес к украинским трубопроводам, а кое-кто усматривает в украинской революции способ получить доступ к этой системе» (Ukraine allowed to sell up to 49% of gas pipeline system — «Украине разрешили продать до 49% газопроводной системы», novinite.com).

Да, парни, людям Обамы надо отдать должное. Они знают, как подбирать лидеров переворотов, не правда ли? Эти марионетки пробыли у власти всего пару месяцев, но уже начали раздавать богатства страны направо и налево.

И какая это сделка! Американские корпорации смогут купить почти половину трубопровода, по которому перекачивается 60 процентов идущего из России в Европу газа. Вот это доильный аппарат, друзья мои! Американские компании получат великолепную возможность для того, чтобы заставить Москву платить за каждую каплю газа, которые идет по этим трубам транзитом. И они заставят, можете мне поверить.

Не по этой ли причине Госдепартамент состряпал безумный киевский путч, не для того ли, чтобы американские денежные мешки и их паразитирующие дружки могли нагрести побольше бабла?

Этим объясняется и то, почему люди Обамы пытаются торпедировать другой крупный трубопроводный проект России под названием «Южный поток». «Южный поток» выгоден Европе и России. С одной стороны, он существенно усилит энергетическую безопасность ЕС, а с другой даст России необходимые прибыли, чтобы она могла продолжить процесс модернизации своей обветшавшей инфраструктуры и повышения уровня жизни народа. Но «предлагаемый к строительству трубопровод, который протянется на 2400 километров с юга России через Черное море в Болгарию, Сербию, Венгрию и в конечном счете в Австрию, сможет перекачивать около 60 миллиардов кубометров газа в год, а этого достаточно, чтобы пустить основную часть российского газового экспорта в Европу в обход Украины» (New York Times). Он еще больше ослабит вашингтонскую стратегию «привязки», а поэтому Обама, Госдепартамент и влиятельные американские сенаторы (Рон Джонсон (Ron Johnson), Джон Маккейн (John McCain) и Крис Мерфи (Chris Murphy)) делают все возможное, чтобы сорвать данный проект.

«Власть и контроль Владимиру Путину дают его нефтяные и газовые ресурсы, а также зависимость от них Запада и Восточной Европы, — заявил в интервью сенатор Джонсон. — Нам нужно ослабить его мертвую хватку, которой он держит энергопоставки. Нам нужно разрушить эту монополию» (New York Times).

Что за вздор! Путин не обладает монополией на газ. Россия ежегодно поставляет в ЕС лишь 30 процентов потребляемого там газа. И Путин никого не шантажирует. Страны Евросоюза могут покупать российский газ, а могут и не покупать. Это их выбор. Никто им пистолет к голове не приставляет. Да и цены у Газпрома вполне приемлемые, порой ниже рыночных. Именно по таким ценам он на протяжении многих лет поставлял газ на Украину — до тех пор, пока чокнутые украинские политики не начали при каждой удобной возможности тыкать Путину в глаза, а потом вообще решили, что им больше не надо платить по счетам, потому что... ну, потому что Вашингтон сказал им не платить. Вот почему.

Украина попала в нынешнюю неразбериху по одной причине — потому что она решила последовать совету Вашингтона и отстрелить себе обе ноги. Ее лидеры посчитали, что это хорошая идея. Поэтому страна сегодня расколота, осталась без денег и разрывается на части из-за социальных волнений. К сожалению, лекарства от глупости не существует.

Гении из числа неоконов очевидно решили, что если они сорвут проект «Южный поток» и получат в свою собственность 49 процентов украинской трубопроводной инфраструктуры, Россия будет просто вынуждена перекачивать основной объем своего газа через трубопроводы Украины. Они полагают, что это даст им дополнительную власть над Москвой. Но в этом плане есть одна загвоздка, о которой аналитик Джеффри Манкофф (Jeffrey Mankoff) пишет в статье под названием «Может ли Украина при помощи своих газопроводов угрожать России?» (Can Ukraine Use Its Gas Pipelines to Threaten Russia?) Вот что он отмечает:

«Самый большой недостаток такой точки зрения состоит в том, что сокращение газовых поставок создаст вполне реальную опасность для европейской экономики... На самом деле, усилия Киева по отбору предназначенного для Европы российского газа в январе 2009 года, когда Москва прекратила его подачу на Украину, наглядно показывают, почему манипуляции с газовыми поставками являются рискованной стратегией для украинских властей. В ответ на отбор газа Москва на две недели прекратила все газовые поставки через украинскую территорию, из-за чего большая часть Восточной и Южной Европы в буквальном смысле начала замерзать. Европейские лидеры отреагировали с возмущением, обвинив в перебоях с поставками Москву и Киев, и потребовав, чтобы они разобрались между собой. Сегодня реакция ЕС, скорее всего, будет более сочувственной по отношению к Украине. Но из-за уязвимости Киева и его потребностей во внешней финансовой поддержке манипуляции с газовыми поставками становятся очень рискованным делом, поскольку могут вызвать раздражение у европейцев».

С газом случается одна интересная штука: когда ты прекращаешь платить по счетам, тебе отключают отопление. Неужели это трудно понять?

Так что да, провидцы из Госдепартамента и их дружки-рэкетиры из корпораций могут подумать, что выкрутят Путину руки, скупив украинские трубопроводы. Но тот, кому принадлежит газ (это Газпром) по-прежнему стоит у штурвала. И он будет действовать в собственных интересах и в интересах своих акционеров. Кто-то должен объяснить Джону Керри, что именно так работает капитализм.

Политика Вашингтона на Украине — это такая бестолковщина, что возникают сомнения в компетентности людей, которые выдвигают эти бредовые идеи. Неужели состряпавшие этот план умники действительно считают, что им удастся вбить клин между двумя крупными торговыми партнерами, отключить газ, низвести важную страну-транзитера до положения безнадежного банкрота типа Ирака и начать отдавать приказы всем в этом регионе?

Это сумасшествие.

Европа и Россия прекрасно подходят друг другу. Европе нужен газ, чтобы отапливать дома, чтобы работали ее станки. У России есть газ на продажу, и ей нужны деньги для укрепления экономики. Ситуация здесь выигрышная для обеих. В чем Европа и Россия не нуждаются, так это в Соединенных Штатах. На самом деле, США — это проблема. Пока они будут продолжать свое вмешательство, будут беспорядки в обществе, будут противоречия, будут войны. Все просто. Поэтому надо ослаблять возможности Вашингтона по проведению таких дестабилизирующих действий, надо принуждать американских политических руководителей к тому, чтобы они занимались своими делами и не лезли в чужие. А это значит, что нужны согласованные усилия по отказу от доллара, от американских казначейских бумаг, от нефтедолларовой системы. Надо заставить США вести себя ответственно и в рамках норм международного права.

Мгновенно этого не произойдет, главным образом из-за того, что люди смертельно устали от всех этих беспорядков.

0

64

Исполнительный директор НПО «Энергомаш» Владимир Солнцев сообщил, что Вашингтон попросил российское предприятие поставить в США не 29, а 37 штук двигателей РД-180.

«Американская сторона просит увеличить нас общее количество двигателей на 8 единиц. Они хотят, чтобы мы увеличивали ежегодную поставку на некоторое количество, в частности, в 2015 году планируется, что мы им поставим вместо 5 двигателей восемь», - говорится в заявлении исполнительного директора НПО «Энергомаш» Владимира Солнцева.

Напомним, что ранее власти США обратились в суд по федеральным искам с запросом о снятии временного запрета на покупку ракетных двигателей РД-180 из России для американских носителей «Атлас-5». По заключению представителей правительства, закупки оборудования у НПО «Энергомаш» не противоречат введённым ранее Вашингтоном экономическим санкциям в отношении Москвы.

0

65

США необходима адекватная политика в отношении России
27.07.2014

Разумной политикой тягу к «наказанию России» назвать нельзя, считает американский журналист

Гнева на Россию более чем достаточно. Вашингтону не хватает осмысленной политики. Бесспорно, после трагедии с рейсом MH17 стремление наказать Россию, заставить ее заплатить за агрессию против Украины, ужесточить санкции, добиться ее международной изоляции вполне понятно. Отчасти дело в глубокой психологической потребности продемонстрировать, что нам небезразлична гибель почти 300 ни в чем неповинных людей. Но разумной политикой тягу к «наказанию России» назвать нельзя.

Нам нужно поставить перед собой жесткие вопросы о том, чего мы хотим достичь, какими путями мы хотим этого достичь и какими будут последствия наших действий. Нынешний беспокойный мир не обещает простых ответов и моральной ясности. Чтобы отстаивать и продвигать наши интересы, нам в любом случае придется совершать не совсем удовлетворительные с моральной стороны сделки. Это неотъемлемая часть государственной деятельности.

Итак, о чем же нам не следует забывать на фоне всех этих страстей и призывов принять меры против России?

Пункт первый: санкции. Каким бы ни был их эффект на больших отрезках времени, в краткосрочной перспективе они лишь укрепляют позиции Путина внутри страны и вдохновляют ультранационалистические силы, особенно влиятельные в кругах военных и в спецслужбах. Бесспорно, санкции могут повлиять на тактику Путина, однако они не способны помешать ему преследовать, как он считает, жизненно важные интересы России и пытаться намертво прикрепить Украину к российской сфере влияния. Несмотря на международное недовольство, Россия продолжает снабжать сепаратистов на востоке Украины тяжелой техникой. Бои продолжают усиливаться. Если Путин уступит внутреннему давлению и отправит через границу войска, что будет готов сделать Запад, чтобы защитить Украину (тем более, что применение силы мы исключили)? Ввести новые санкции?

Пункт второй: Украина. Мы хотим, чтобы Украина двигалась по западному пути, и поощряем ее отстаивать свой суверенитет и территориальную целостность. Однако Украина политически расколота и экономически разорена. Российская агрессия не создала противоречия между востоком и западом страны, между элитами и остальной частью общества и между олигархическими кланами, а только вывела их на первый план их. Эти проблемы терзали Украину с тех пор, как она обрела независимость. Даже если сепаратисты будут побеждены, Украине потребуется целое поколение — и миллиарды долларов, чтобы восстановить государство и экономику. Хватит ли у Запада терпения и ресурсов для этой задачи, если учесть, насколько глубоки его собственные социально-экономические затруднения? Судя по недавним проблемам со спасательными пакетами для расточительных стран Европейского Союза, можно предположить, что не хватит. Более того, как Запад планирует без российской помощи восстанавливать экономику, которая еще долгое время будет зависеть от российских энергоносителей и нуждаться в России как в рынке для своих товаров, не соответствующих жестким стандартам ЕС?

Пункт третий: трансатлантическое сообщество. Как бы всех нас ни завораживала Азия, очевидно, что ближайшим партнером Америки по-прежнему остается Европа. Нам следует не жалеть времени и сил на восстановление связей с европейцами, особенно с Германией. В последнее время эти связи заметно пострадали — как от нашего пренебрежения, так и из-за откровений разоблачителя АНБ Сноудена. Нам необходимо завершить переговоры по Трансатлантическому торговому и инвестиционному партнерству. Между тем наша погоня за санкциями и наше стремление вести за собой Запад лишь дополнительно высветили противоречия между нами и Европой, а также между странами Евросоюза. Даже после трагедии MH17 ключевые европейские игроки не хотят ужесточать санкции. Их тесные коммерческие связи с Россией делают их намного уязвимее для российской ответной реакции, чем Соединенные Штаты. Вдобавок они еще не успели полностью восстановиться после глобального экономического кризиса 2008-2009 годов. В общем, сплачиваться под предводительством США европейцы определенно не намерены.

Помимо санкций мы стремимся укрепить НАТО, чтобы она противостояла возрождающейся России. Безусловно, нам необходимо заверить наиболее уязвимых из наших союзников в том, что мы не отказываемся от идеи коллективной обороны. Однако, как показывает пример Украины, вызовы, которые бросает Россия, имеют в первую очередь не военную природу (НАТО превосходит Россию по военной силе), а социально-экономическую. Соответственно, странам НАТО следовало бы в первую очередь фокусироваться не на наращивании потенциала вооруженных сил, а на борьбе с внутренними проблемами, которые Россия способна использовать. В частности речь идет об обращении с русскими меньшинствами в прибалтийских странах, а также о растущем влиянии популистских сил, настроенных против Евросоюза.

Пункт четвертый: Китай. Одним из непосредственных последствий наших попыток загнать Москву в изоляцию стало возросшее стремление Москвы развивать отношения с Китаем. Путин устроил вокруг своей майской поездки в Китай огромную шумиху, чтобы продемонстрировать, как было сказано в совместном заявлении, «новую стадию всеобъемлющего партнерства и стратегического сотрудничества». Он специально подчеркнул прогресс в области создания «китайско-российского энергетического альянса», который, по словам Путина, должен стать ключевым фактором энергетической безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Главной темой поездки была 30-летняя газовая сделка на сумму 400 миллиардов долларов. Однако Россия больше не ведет переговоры с Китаем с позиций силы, и текущие трудности с Западом ее только дополнительно ослабляют. При всех разговорах о партнерстве, китайцы, не колеблясь, этим воспользуются. В результате, наказывая Россию, которая не представляет для нас стратегической угрозы, мы играем на руку Китаю, нашей главной стратегической проблеме.

Пункт пятый: глобальная экономика. Экономические санкции могут показаться удобным инструментом для обуздания противников, лишенным рисков, которые связаны с использованием военной силы. Так это или не так, необходимо учитывать долгосрочные последствия ввода санкций против крупной экономики для той глобальной экономической системы, которую мы создали после Второй мировой войны и которая стала основой для нашего процветания и для нашей мощи. Другие страны, неминуемо, будут искать способы защититься. Недавно государства БРИКС решили создавать альтернативы МВФ и Всемирному банку и активнее вести торговлю в собственных валютах — и это только начало, хотя непосредственные перспективы подобных инициатив в настоящий момент выглядят сомнительно.

Пункт шестой: Россия. Это самая сложная часть данной стратегической головоломки. Хотя мы и хотим сдерживать российскую агрессию в Европе, Россия по-прежнему может быть полезным партнером, когда речь идет о прекращении смуты на Ближнем Востоке, разрешении иранской ядерной проблемы и предотвращении нестабильности в Афганистане после ухода американских сил. В долгосрочной перспективе она также может служить барьером для усиливающегося Китая. Если относиться к России как к противнику и вводить против нее жесткие санкции, можно излишне ослабить страну, способную стать важным элементом глобального баланса, соответствующего интересам Америки.

В конечно итоге, нам все равно придется до некоторой степени идти навстречу России, как бы многие из нас ни относились к этой идее. Даже во времена холодной войны мы шли навстречу Советскому Союзу ради собственных стратегических целей. Нам следует обсуждать, в чем и до какой степени мы готовы уступить, а не только, как нам лучше наказать Россию. Для этого нам необходимо определиться с глобальными приоритетами, честно оценить пределы нашей — по-прежнему внушительной — мощи и взвесить преимущества и недостатки каждой из потенциальных сделок с Москвой. Моральное возмущение не освобождает нас от обязанности критически мыслить о последствиях собственных действий и вырабатывать эффективную и сбалансированную политику в отношении России.

Автор: Томас Грэм — управляющий директор Kissinger Associates, специалист по проблемам России и Евразии. С 2004 года по 2007 год он был специальным помощником президента и старшим директором по России в аппарате Совета национальной безопасности, а с 2002 года по 2004 год — директором по российским делам в той же структуре.

0

66

Пол Крейг Робертс: Вашингтон толкает мир к ядерной войне
4.08.2014

Действия США на Украине – прямой путь к ядерной войне с Россией, считает советник по экономике в администрации Рейгана

Вашингтон организовал переворот на Украине, опасаясь растущего влияния России в мире. Теперь ответственность за войну на востоке Украины президент Обама приписывает Владимиру Путину. Как отмечает на своем портале политический обозреватель и экономист Пол Крейг Робертс, это прямой путь к войне с Россией, которая, конечно, будет ядерной.

Больница исследовательского Университета Эмори в Атланте собирается принять двоих страдающих от смертоносной лихорадки Эбола. Несомненно, все вздохнут с облегчением, если эпидемия начнется в США и избавит весь мир от Америки, пишет журналист и экономист Пол Крейг Робертс. По его мнению, идти на такой риск крайне необдуманно со стороны США: ведь обеспечить строгий карантин, когда речь идет о таком вирусе, – вопрос жизни и смерти.

Но даже если Эбола не уничтожит Америку, то все еще придется найти способ избежать ядерной войны, к которой, судя по всему, Вашингтон целенаправленно стремится, подчеркивает автор. На очередной пресс-конференции президент Обама свалил всю свою вину в происходящем на Украине кризисе на Путина. Либо его вводят в заблуждение его советники и он верит пропаганде, исходящей из Госдепартамента, либо он намеренно пытается начать войну с Россией, а там и с Китаем, заключает Робертс.

Война с Россией, конечно, будет ядерной, отмечает Робертс, и, готовясь к ней, Вашингтон вышел из Договора по ПРО и изменил военную доктрину, которая теперь позволяет США первыми нанести ядерный удар. Однако Россия, по мнению обозревателя, не станет сидеть и сложа руки ждать этого момента.

На каждом шагу Москва, хотя и запоздало, пытается развенчивать обманы Вашингтона, которые всегда приводят к войне. В Ираке, Афганистане и Ливии и Россия, и Китай, который занимает схожую позицию, в конце концов поддались уловкам США. В Сирии Россия все же смогла воспрепятствовать американским планам, как и в вопросе иранской ядерной программы. Таким образом, помешав двум задуманным Вашингтоном войнам, она заработала себе две «черные метки», пишет Робертс.

Кроме того, Москва продемонстрировала, что обладает достаточной силой и влиянием, чтобы спровоцировать реакцию согласно «доктрине Вулфовица», которой в последнее время руководствуется администрация США. Согласно этой доктрине, нельзя допускать появления никаких центров силы, способных бросить вызов американской гегемонии в мире. Как полагает Робертс, Вашингтон решил, что рискует потерять Европу, и организовал переворот в Киеве, пока Россия была увлечена Олимпиадой.

Официальный представитель Госдепартамента США Виктория Нуланд назвала покупку украинских политиков и НПО на 5 миллиардов долларов «продвижением демократии», однако в результате прихода к власти русофобского правительства в Киеве под угрозой оказались жители исконно российских территорий, произвольно присоединенных к Украинской ССР в советское время. Эти регионы провели успешные референдумы об отделении от Украины. Однако Россия – по мнению Робертса, желая показать Европе, что не занимается провокациями и не хочет быть источником конфликта, – приняла в состав федерации только Крым.

По предложению Путина Совет Федерации даже отменил постановление об использовании российских сил на Украине. Это только воодушевило Киев, который с подачи Вашингтона начал военную операцию против восточных областей страны. Затем американской пропаганде удалось возложить вину за развязывание гражданской войны на востоке страны на Россию, пишет Робертс. Вашингтону это легко дается, ведь он контролирует мировой язык – английский, а Москве трудно вести информационную войну в таких условиях.

Американское правительство, по мнению аналитика, стремится к войне и к истреблению жизни на Земле. Россия, опираясь на добрую волю, логику и доказуемые факты, недооценила Вашингтон. «Если бы российское правительство приняло заявку сепаратистов, войны бы не было. Украинское правительство страдает слабоумием и управляется из Вашингтона, однако они не стали бы нападать на территории, признанные Россией как часть государства», – подчеркивает Робертс.

Когда Обама заявляет, что Путин должен урегулировать этот конфликт дипломатическим путем, он имеет в виду, что Россия должна, ни на что не оглядываясь, вернуть Крым киевскому правительству, полагает обозреватель. Таким образом Россия потеряет свой южный порт, а заодно и военно-морскую базу в сирийском Тартусе. Затем от нее требуется ввести войска на Восточную Украину, чтобы усмирить сепаратистов. Такова «дипломатическая» позиция Вашингтона, который пытается заставить Украину пойти против России, с которой они долго были одним государством.

Однако автор возмущен и позицией российских СМИ, которые приглашают его высказаться в качестве эксперта и высказывают сомнения в том, что российский бюджет выдержит принятие ответных санкций против Вашингтона и прекращение поставок энергоносителей в Европу. В то время как на Западе Россию демонизируют и очерняют, российские СМИ, с точки зрения автора, тоже подпадают под действие пропаганды Вашингтона и считают, что единственный путь для России – это смириться с санкциями и усилиями Вашингтона по развязыванию войны.

Вероятно, пишет Робертс, Вашингтон промыл мозги даже россиянам. Ведь Россия легко может остановить большую часть европейского производства и оставить европейцев без отопления в зимнее время. Вашингтон же не сможет ни восполнить недостаток в поставках энергии, ни защитить европейские страны, на территории которых расположено американское ядерное оружие, от российского удара.

России необходимо разъяснить это Европе. Человечество будет страдать от руки американского правительства, пока Россия не даст «глупому и заносчивому» Западу понять, что Москва заставит его заплатить за преступную агрессию. Если Китай поступит так же и как можно скорее, это поможет быстрее обезопасить мир от ядерной войны, к которой подталкивает Вашингтон, заключает Робертс.

Пол Крейг Робертс

0

67

Новая холодная война и потребность в патриотической ереси
13.08.2014 , Стивен Коэн

Заблуждения США могут привести к войне с Россией, опасается известный американский историк Стивен Коэн

От автора: Приводимый ниже текст я приготовил для выступления на ежегодном российско-американском форуме, состоявшемся в Вашингтоне 16 июня. Это мероприятие проходило в здании Cената имени Харта, и в нем приняло участие большое количество людей, однако форум был организован в частном порядке, без какого-либо содействия властей. Чтобы уложиться во время, отведенное для выступления, мне пришлось сократить его.

В этой статье я восстановил вычеркнутое и добавил ряд возникших экспромтом замечаний. Кроме того, в качестве иллюстрации своих доводов я ссылаюсь на некоторые последующие события. Но в целом я не стал существенно менять свое выступление.

Наша сегодняшняя встреча проходит в самый худший и потенциально самый опасный момент российско-американской конфронтации за многие десятилетия. Наверное, такое было только во время Карибского кризиса в 1962 году. Гражданская война на Украине, вызванная незаконной сменой власти в Киеве в феврале месяце, уже перерастает в опосредованную войну между США и Россией. То, что казалось немыслимым, становится вообразимым. Речь идет о реальной войне между НАТО во главе с США и постсоветской Россией.

Безусловно, мы уже находимся в состоянии холодной войны, которая только углубится и обретет формальные черты в связи с ужесточением санкций. Эта война может оказаться более опасной, чем прежнее советско-американское противостояние, которое мир пережил с трудом. Тому есть несколько причин.

— Эпицентр новой холодной войны находится не в Берлине, а на границе России, на Украине, которая, по мнению Москвы, жизненно важна для ее национальной безопасности и даже для ее цивилизации. А это значит, что те просчеты, казусы и провокации, с которыми мир сталкивался десятки лет назад, будут в еще большей степени чреваты опасностью. (Зловещий пример тому — таинственное уничтожение малазийского авиалайнера в небе над восточной Украиной.)

— Еще больший риск заключается в том, что новая холодная война может подтолкнуть стороны к применению ядерного оружия, чего не было в период советско-американской конфронтации. Я имею в виду тот довод, который приводят некоторые московские военные стратеги: если России будут напрямую угрожать превосходящие неядерные силы НАТО, она может прибегнуть к своему крупному арсеналу оперативно-тактического ядерного оружия. (Окружение России базами США и НАТО, а также системой противоракетной обороны наземного и морского базирования только усиливает такую возможность.)

— Еще одна опасность заключается в том, что в новой холодной войне нет сдерживающих правил, которые появились за сорок лет предыдущей холодной войны, и особенно после Карибского кризиса. На самом деле, из-за исключительно сильных подозрений, недовольства, превратных представлений и дезинформации со стороны Вашингтона и Москвы добиться такой взаимной сдержанности будет еще труднее. То же самое касается сюрреалистической демонизации российского руководителя Владимира Путина. Такое обливание человека грязью не имеет реального прецедента в прошлом, по крайней мере, после смерти Сталина. (Генри Киссинджер сказал, что «демонизация Владимира Путина - это не политика; это оправдание отсутствия таковой». А я думаю, все даже хуже: это отказ от настоящего анализа и рационального процесса формирования политики.)

— И наконец, новая холодная война может оказаться более опасной, потому что, в отличие от предыдущей холодной войны, длившейся 40 лет, она не встречает действенной американской оппозиции — ни в администрации, ни в конгрессе, ни в ведущих средствах массовой информации, ни в университетах, ни в аналитических центрах, ни в обществе.

Здесь нам надо понять свое собственное бедственное положение. Нас, оппонентов американской политики, которая внесла столь удручающий вклад в нынешний кризис, очень немного. Мы неорганизованны, у нас нет влиятельных сторонников. Я достаточно стар и знаю, что наши позиции существенно отличались в 1970-х и 1980-х годах, когда мы боролись за разрядку международной напряженности. Мы были в меньшинстве, но - в существенном меньшинстве.

У нас были союзники наверху, даже в конгрессе и Госдепартаменте. О наших взглядах писали ведущие газеты, говорили на радио и телевидении. Мы не только пользовались поддержкой снизу; у нас даже было собственное лобби в Вашингтоне — Американский комитет за согласие между Востоком и Западом, в правление которого входили главы корпораций, политики, известные ученые и государственные деятели такого калибра, как Джордж Кеннан.

Сегодня ничего этого нет. У нас нет выхода на администрацию Обамы, практически нет доступа к конгрессу, который стал двухпартийным оплотом политики холодной войны, и нас очень редко пускают в средства массовой информации основного направления. (Кто-то может вспомнить, как с углублением украинского кризиса он читал о наших взглядах на редакционных страницах и в разделах мнений в New York Times, Washington Post и Wall Street Journal, или что он видел, как их излагают MSNBC и Fox Cable News, мало чем отличающиеся друг от друга в своих несбалансированных программах?)

У нас есть доступ к альтернативным медийным площадкам, но в Вашингтоне они не считаются авторитетными и даже существенно важными. Я не могу припомнить такого провала в американском демократическом дискурсе в период кризиса. (Американский специалист по России и опытный корпоративный руководитель Гилберт Доктороу (Gilbert Doctorow), который живет в Бельгии, пытается создать американо-европейскую версию комитета за согласие между Востоком и Западом.)

В оставшееся ограниченное время я буду в трех качествах говорить об этой зловещей ситуации, которая почти наверняка является роковым переломным моментом в мировых делах: как участник тех немногих дебатов, которые разрешены в СМИ господствующего направления, как историк, долгое время изучающий российско-американские отношения, и как информированный наблюдатель, верящий в то, что выход из этого ужасного кризиса пока еще существует.

***

По поводу моего эпизодического участия в очень ограниченной дискуссии на площадках ведущих СМИ я буду говорить в более личностном плане, чем обычно. С самого начала я усматривал для себя двоякую роль. Помня старую американскую пословицу «У каждой истории есть две стороны», я пытаюсь объяснить точку зрения Москвы на украинский кризис, которой практически не находит места в репортажах СМИ. (Не будь незаменимого ежедневного бюллетеня Дэвида Джонсона (David Johnson) Russia List, не владеющие русским языком читатели имели бы очень ограниченный доступ к альтернативным точкам зрения.)

Например, что имел в виду Путин, когда он сказал, что западные политические руководители «пытаются загнать нас в какой-то угол», «много раз лгали нам», а на Украине «перешли черту»?

Во-вторых, я еще в 1990-х годах начал говорить о том, что политика Вашингтона в отношении России (демократическая и республиканская) может привести к новой холодной войне и именно к такому кризису (см. мои статьи в Nation и мои книги Failed Crusade (Провалившийся крестовый поход) и Soviet Fates and Lost Alternatives (Советские судьбы и утраченные альтернативы)). Тем самым я хотел сделать так, чтобы мой многолетний анализ хоть как-то повлиял на сегодняшний кризис.

В результате меня постоянно подвергают нападкам, и не где-нибудь, а в якобы либеральных публикациях. Меня называют американским «апологетом Путина № 1», «полезным идиотом», «простофилей», «лучшим другом», а теперь еще и новым незрелым ругательством — «лизоблюд». Да, я ждал критики, как это было на протяжении почти 20 лет, когда я работал комментатором CBS News, но не такой оскорбительной и задевающей мою личность. (Что изменилось в нашей политической культуре? Возможно, это связано с интернетом.)

До сих пор я не отвечал на эти клеветнические нападки. Но сегодня отвечаю, поскольку считаю, что они направлены не только против меня, но и против многих из нас, находящихся в этом зале, против всех, кто критикует вашингтонскую политику в отношении России. (Иммунитетом здесь не пользуется даже Генри Киссинджер и невероятно успешный посол США в Москве Джек Мэтлок (Jack F. Matlock).) Перечитывая эти нападки, я пришел к следующим выводам:

— Ни один из этих клеветников не опроверг с фактами в руках ничего из того, что я написал или сказал. Они занимаются клеветническими обвинениями, рассчитанными на чувства и предубеждения, а не на разум, искажая факты и исходя из общей посылки о том, что любой американец, пытающийся понять точку зрения Москвы, является «путинским апологетом», а следовательно, непатриотичным человеком. Такая посылка лишь подстрекает к началу войны.

— Некоторые из этих авторов, а также стоящие за ними люди издавна являются сторонниками той двадцатилетней американской политики, которая привела к кризису на Украине. Пытаясь нас опорочить, эти люди стараются скрыть свою причастность к возникающей катастрофе и свое нежелание ее предотвратить. Отказ от переосмысления обрекает нас на самую худшую развязку.

— Не менее важно и то, что эти неомаккартисты пытаются подавить демократические дебаты, клеймя нас позором и стараясь сделать так, чтобы мы стали нежелательными людьми для ведущих СМИ, газетных рубрик и политических руководителей. И они в основном добиваются в этом успеха.

Давайте говорить откровенно. Это значит, что не порочащие нас слева и справа люди, а мы являемся настоящими американскими демократами и патриотами США, отстаивающими национальную безопасность страны. Мы не стремимся подвергать остракизму и затыкать рты новым рыцарям холодной войны, а пытаемся вовлечь их в публичные дебаты. И это не они, а мы понимаем, что сегодняшняя политика США может иметь катастрофические последствия для международной и американской безопасности. Риски и издержки новой продолжительной холодной войны будут причинять боль и страдания нашим детям и внукам. Так или иначе, эта безрассудная политика, проводники которой даже на самом высоком уровне неустанно демонизируют Путина, уже лишила Вашингтон важного партнера в лице Кремля, с которым можно было решать серьезнейшие вопросы американской безопасности — от Ирана, Сирии и Афганистана до противодействия распространению ядерного оружия и международного терроризма.

Но я должен добавить, что мы также виноваты в том, что дебаты либо вообще отсутствуют, либо носят однобокий характер. Как я уже говорил, мы неорганизованны. Мы очень редко публично выступаем в защиту друг друга, хотя я лично благодарен Джеймсу Кардену (James Carden), Гилберту Доктороу и Роберту Легвольду (Robert Legvold) за то, что они вступились за меня. И очень часто мы говорим недостаточно смело. (Например, мы не должны беспокоиться по поводу того, что наши аргументы порой совпадают с тем, о чем говорит Москва, поскольку это не что иное, как самоцензура.)

На самом деле, некоторые люди, втайне разделяющие нашу обеспокоенность — из конгресса, из СМИ, университетов, мозговых трестов — вообще никогда не высказываются. Каковы бы ни были причины — боязнь оказаться обесчещенным, беспокойство за карьеру, характер человека — эти люди молчат. Но в нашей демократии, где плата за инакомыслие относительно невелика, молчание не является уже признаком патриотизма. (Лично я, как американец, ощущаю это очень сильно; я с огромным негодованием наблюдаю за тем, как поддержанный США киевский режим без всякой на то нужды опустошает восток Украины, ведет его к гуманитарной катастрофе и, возможно, совершает военные преступления против собственных граждан в этих регионах.)

Но я должен также подчеркнуть, что нам следует освободить от этой нравственной ответственности молодежь, которой есть что терять. Некоторые молодые люди обращаются ко мне за советом, и я всегда говорю им: «В Америке даже незначительные наказания за инакомыслие в отношении России могут негативно отразиться на вашей карьере. На данном этапе жизни ваши главные обязательства — перед семьей, а следовательно, вам надо думать о карьере. Ваше время сражаться еще придет».

И наконец, в связи с нашей борьбой за более мудрую американскую политику я пришел еще к одному выводу. Многих из нас учили, что умеренность в мыслях и в словах - это всегда лучший принцип. Но во время таких роковых кризисов, как тот, с которым мы сталкиваемся сегодня, умеренность ради умеренности не может считаться добродетелью. Она превращается в конформизм, а конформизм становится соучастием.

Я вспоминаю, как мы обсуждали этот вопрос очень давно и в другом контексте — с диссидентами советской эпохи, когда я жил среди них в Москве в 1970-е и 1980-е годы. Некоторые наши сторонники, знакомые с этой историей (в том числе, бывший советский диссидент и рейгановский республиканец Эдуард Лозанский, который организовал сегодняшнее мероприятие), недавно назвали нас «американскими диссидентами». Такая аналогия несовершенна: у моих советских друзей было гораздо меньше возможностей для выражения своего несогласия, да и последствия им грозили намного более серьезные.

Но такая аналогия преподносит определенный урок. Советские диссиденты выступали против глубоко укоренившейся ортодоксии догм и некритичного формирования политики. Именно поэтому советская власть и средства массовой информации осуждали их, называя еретиками. С 1990-х годов, начиная с администрации Клинтона, исключительно неразумные представления о постсоветской России и политкорректность американской политики слились в двухпартийную американскую ортодоксию с ее общепринятыми взглядами. Естественной реакцией на ортодоксию, как свидетельствует история, является ересь. Так давайте же будем патриотическими еретиками, не обращая внимания на последствия и надеясь на то, что к нам присоединятся многие, как часто бывает в истории.

***

Теперь я, как историк, обращусь к этой ортодоксии. Покойный сенатор Дэниел Патрик Мойнихан (Daniel Patrick Moynihan) как-то произнес ставшую знаменитой фразу: «Каждый имеет право на собственное мнение, но не на собственные факты». Господствующие взгляды новой холодной войны основаны почти исключительно на ошибочных и ложных мнениях. Сегодня особенно важно помнить о пяти таких заблуждениях:

— Заблуждение первое. После распада Советского Союза в 1991 году Вашингтон относился к посткоммунистической России великодушно, как к желанному другу и партнеру, прилагая значительные усилия к тому, чтобы помочь ей стать демократическим и благополучным членом западной системы международной безопасности. Не желая того, или будучи не в состоянии это сделать, Россия отвергла такой американский альтруизм, наиболее выразительно делая это при Путине.

Факт. Начиная с 1990-х годов, и опять же, с администрации Клинтона, каждый американский президент и конгресс обращались с постсоветской Россией как с побежденной страной, не обладающей полноценными правами у себя дома и за рубежом. Такое надменное отношение по принципу «победитель забирает все» нашло свое главное отражение в расширении НАТО, которое сопровождалось отсутствием взаимности в переговорном процессе, а теперь еще и созданием противоракетной обороны. НАТО вторгалась в традиционные сферы национальной безопасности России, а сама исключала ее из системы европейской безопасности. С самого начала конечной целью этого расширения была Украина и в меньшей степени Грузия. Как писал в 2004 году влиятельный обозреватель Washington Post, «Запад хочет завершить дело, начатое с падением Берлинской стены, и продолжить свой марш на восток. ... Главным призом является Украина».

— Заблуждение второе. Существует такая страна, как «Украина», и такая нация, как «украинский народ», который стремится уйти от многовекового российского влияния и присоединиться к Западу.

Факт. Как знает каждый информированный человек, Украина - это страна, разделенная этническими, языковыми, религиозными, культурными, экономическими и политическими различиями — особенно ее западные и восточные регионы. Но не только. Когда в 2013 году начался нынешний кризис, у Украины было одно государство, но она не была единым народом или сплоченной нацией. Некоторые из этих разногласий после 1991 года еще больше усугубила безнравственная элита, но в основном они формировались и развивались на протяжении столетий.

— Заблуждение третье. В ноябре 2013 года Европейский Союз при поддержке Вашингтона предложил украинскому президенту Виктору Януковичу благотворную ассоциацию с европейской демократией и процветанием. Янукович был готов подписать это соглашение, однако Путин запугал и подкупил его, заставив президента отвергнуть европейское предложение. Это вызвало протесты на киевском майдане и все, что последовало потом.

Факт. Предложение ЕС было опрометчивой провокацией, принуждающей демократически избранного президента глубоко расколотой страны сделать выбор между Россией и Западом. Такой же провокацией был и отказ ЕС от встречного предложения Путина с совместным российско-европейско-американским планом по спасению Украины от финансового краха. Само по себе предложение ЕС в экономическом плане было неосуществимо. В нем было мало финансовой помощи, но содержались требования к украинскому правительству принять жесткие меры экономии и самоограничений, а также резко сократить давние экономические отношения с Россией. Да и благотворным предложение ЕС можно назвать лишь с большими оговорками. В нем были протоколы, требующие от Украины приверженности европейской политике в области обороны и безопасности, что по сути дела означало приверженность НАТО без упоминания названия альянса. Короче говоря, не мнимая путинская «агрессия» породила сегодняшний кризис, а своеобразная «бархатная» агрессия Брюсселя и Вашингтона, цель которой заключалась в перетягивании всей Украины на Запад и в ее вовлечении в НАТО (это — мелким шрифтом).

— Заблуждение четвертое. Развернувшаяся сегодня гражданская война на Украине была вызвана агрессивной реакцией Путина на мирные протесты майдана против решения Януковича.

Факт. В феврале 2014 года радикальные протестующие с майдана под мощным влиянием ультранационалистов и даже полуфашистских уличных группировок перешли к применению жестокой силы. Надеясь на мирное разрешение кризиса, европейские министры иностранных дел добились компромисса между парламентскими представителями майдана и Януковичем. Согласно достигнутой договоренности, он должен был остаться президентом коалиционного правительства национального примирения вплоть до новых выборов, намеченных на декабрь 2014 года. Но за несколько часов яростные боевики с улиц Киева сорвали эту договоренность. Европа и Вашингтон не стали защищать свое собственное дипломатическое соглашение. Янукович бежал в Россию. Находившиеся в меньшинстве парламентские партии, которые представляли майдан и преимущественно западную Украину (среди них было ультранационалистическое движение «Свобода», которое Европарламент прежде подвергал анафеме как несовместимое с европейскими ценностями), сформировали новое правительство. Они также отменили действующую конституцию. Вашингтон и Брюссель поддержали переворот и до сих пор продолжают поддерживать его последствия. Все, что произошло потом, от российской аннексии Крыма и распространения восстания на юго-востоке Украины, которое переросло в гражданскую войну, и до «антитеррористической операции» Киева, было спровоцировано этим февральским переворотом. А действия Путина - это в основном ответ на происходящие события.

— Заблуждение пятое. Единственный выход из кризиса — это прекращение Путиным своей «агрессии» и отзыв его агентов с юго-востока Украины.

Факт. Причины, лежащие в основе кризиса, - это внутренние украинские противоречия, но не действия Путина. Основной фактор, ведущий с мая месяца к эскалации кризиса, - это киевская «антитеррористическая» военная кампания, которую власти проводят против собственных граждан в городах Донбасса, на сегодня в основном в Луганске и Донецке. Нет сомнений, что Путин оказывает влияние на силы «самообороны» Донбасса и предоставляет им помощь. С учетом того давления, которое оказывается на него в Москве, он, скорее всего, будет делать это и дальше, возможно, усиливая свою поддержку. Но Путин не контролирует ополченцев. Если Киев прекратит свое наступление, Путин, наверное, сможет заставить повстанцев сесть за стол переговоров. Но заставить остановиться Киев может только администрация Обамы, а она этого не делает.

Короче говоря, двадцать лет американской политики привели к этой роковой конфронтации между Россией и США. Наверное, Путин тоже этому способствовал, но за 14 лет пребывания у власти он почти всегда ограничивался тем, что оборонялся и отвечал на удары. И это довольно часто ставят ему в вину московские ястребы.

***

В политике, как и в истории, всегда существуют альтернативы. Есть как минимум три выхода из украинского кризиса:

— Гражданская война расширяется и усиливается, в нее втягиваются российские, а возможно, и натовские вооруженные силы. Это самый худший исход, похожий на современную версию Карибского кризиса.

— Нынешнее фактическое разделение Украины закрепляется формально в виде двух украинских государств. Одно вступает в альянс с Западом, второе — с Россией. Это будет некая форма сосуществования между холодной войной и холодным миром. Это не самый лучший выход, но и не худший.

— Оптимальный исход - это сохранение единства Украины. Для этого потребуется провести добросовестные переговоры между представителями всех украинских регионов, включая лидеров восставшего юго-востока. Переговоры можно организовать при посредничестве Вашингтона, Москвы и Евросоюза, что уже давно предлагает и Путин, и его министр иностранных дел Сергей Лавров.

Между тем, человеческая трагедия на Украине продолжает усиливаться. По данным представителя ООН, к августу были убиты и получили ранения тысячи ни в чем не повинных мирных людей, и около миллиона человек стали беженцами. Это ненужная трагедия, так как разумные люди со всех сторон знают общие условия мирных переговоров.

— Украина должна стать федеративным или достаточно децентрализованным государством, чтобы ее очень разные регионы могли выбирать собственных руководителей, жить в соответствии с нормами и обычаями местной культуры, имели право голоса при решении вопросов налогообложения и бюджета, как это бывает в многочисленных федеративных государствах от Канады до Германии. Такого рода конституционные положения надо утвердить в ходе референдума или на конституционном собрании, во время или после которых должны состояться парламентские и президентские выборы. (Поспешные президентские выборы в мае были ошибкой, ведь по сути дела почти четверть страны не имела своих кандидатов, а следовательно, была лишена права голоса.)

— Украина не должна сближаться ни с одним военным блоком, включая НАТО (как и все прочие бывшие советские республики, которые сегодня переманивает к себе Североатлантический альянс).

— Украиной надо управлять так, чтобы они могла развивать экономические отношения как с Россией, так и с Западом. Иначе она никогда не станет политически независимой и экономически процветающей.

— Если эти принципы будут приняты, их, а также территориальную целостность Украины должны гарантировать Россия и Запад. Сделать это можно в виде резолюции Совета Безопасности ООН.

Но такие переговоры не могут начаться, пока Киев не прекратит свое военное наступление на востоке Украины. Россия, Германия и Франция неоднократно призывали к прекращению огня, но «антитеррористическая операция» может завершиться только там, где она началась — в Киеве и Вашингтоне.

Увы, в Вашингтоне нет лидеров, способных сделать это. Президент Обама исчез как государственный деятель в украинском кризисе. Госсекретарь Джон Керри в своих выступлениях больше похож на военного министра, нежели на нашего главного дипломата. Сенат готовит новые законопроекты о войне. Ведущие средства массовой информации слепо полагаются на пропаганду Киева и аплодируют его политике. В отличие от разрушений в Газе, американское телевидение редко показывает то, как Киев уничтожает Луганск, Донецк и другие украинские города. А поэтому в обществе не возникает ни сомнений, ни вопросов.

Поэтому мы, патриотические настроенные еретики, остаемся в основном в одиночестве, часто подвергаясь клевете и оговорам. Я могу предложить одну очень оптимистическую перспективу, и предлагаю вспомнить, что позитивные изменения в истории часто возникали как ересь. Здесь можно процитировать слова Михаила Горбачева, который когда-то так сказал о своей борьбе за перемены внутри еще более косной и ортодоксальной советской номенклатуры: «Все новое в философии начинается как ересь, а в политике - как мнение меньшинства».

Стивен Коэн — заслуженный профессор Нью-Йоркского и Принстонского университетов, занимающийся российскими исследованиями и вопросами политики. Он также является пишущим редактором Nation.

0

68

США помогут Украине отгородиться от Крыма колючей проволокой
15.08.2014

Власти США в рамках программы помощи отгородят Украину от Крыма колючей проволокой. Об этом сообщается в документе, опубликованном на правительственном сайте Federal Business Opportunities.

«Колючая проволока необходима государственной пограничной службе, чтобы защитить недавно установленную границу между основной частью Украины и Крымским полуостровом, а также чтобы усилить безопасность на восточной границе страны», — говорится в документе.

В качестве подрядчика США выбрали киевскую компанию B.K. Engineering System, которая поставит 2,5 тысячи катушек. Общая сумма выделенных на работы средств составляет 435 тысяч долларов

Американские власти выделили деньги в рамках антикризисного пакета помощи Украине, утвержденного 22 апреля 2014 года. Он также включает средства связи и наблюдения, палатки, генераторы и другое оснащение.

Ранее Пентагон также выделял деньги на закупку специального снаряжения военнослужащих для охраны границы. По словам представителя ведомства Стива Уоррена, американское посольство в Киеве закупило и передало силовикам средства связи, автозапчасти, бинокли, проволочные заграждения, топливные насосы и прочее оборудование.

0

69

Выход из украинского кризиса
("The Atlantic ", США)
Американские руководители должны говорить с русскими, а не угрожать им
Джеффри Тэйлер (Jeffrey Tayler)
14/08/2014

Москва — В мае высокопоставленный республиканец из сенатского комитета по иностранным делам Боб Коркер (Bob Corker) внес на рассмотрение поразительно безрассудный законопроект, как будто специально созданный для того, чтобы окончательно разрушить отношения между США и Россией. Само название законопроекта — «Акт о предотвращении агрессии со стороны России 2014» — является неправильным, потому что в случае его принятия положения данного законопроекта приведут к драматическому усилению напряженности между Москвой и Вашингтоном. Заранее отказавшись от того, что мы должны сделать, а именно, начать серьезный диалог с Россией о том, как остановить украинский кризис, мы углубляем этот конфликт, множим возникающие в результате этого человеческие страдания и подталкиваем себя к краю военной пропасти. На самом деле, этот законопроект уже вредит перспективам мира, став для кремлевских пропагандистов манифестом о намерении США поставить Россию на колени и унизить ее руководителя. Это ультиматум Кремлю, на который не согласится ни один глава государства, а уж тем более известный своей гордостью Владимир Путин.

Пока «Акт о предотвращении агрессии со стороны России 2014» является всего лишь законопроектом. Но если республиканцы на ноябрьских промежуточных выборах возьмут под свой контроль сенат (и сохранят контроль над палатой представителей), этот законопроект укажет направление, в котором конгресс будет подталкивать президента Обаму по мере усиления сегодняшнего противостояния. Данная мера представляет собой жесткий подход, к которому все больше склоняется Белый дом в этот важнейший момент длительного кризиса, когда украинская армия наступает на пророссийский оплот повстанцев Донецк, а российские войска концентрируются на границе. Документ Коркера свидетельствует о серьезном и необъяснимом непонимании (в свете истории) того, как вести дела со все более напористой Россией.

После большевистской революции 1917 года, когда российский социалистический и экспансионистский режим оказался на ножах со значительной частью остального мира и пребывал в таком состоянии большую часть 20-го века, Запад, и особенно Соединенные Штаты, мучительно размышляли над поставившим их в тупик вопросом: что делать с Россией? В 1970-е годы администрация Никсона нашла ответ: разрядка, политика, которая основана не на угрозах, а на диалоге. Россия слишком большая, слишком богатая в ресурсном плане, слишком важная (как поставщик энергоресурсов для Европы) и слишком развитая в техническом плане страна, чтобы ее игнорировать (или «изолировать», как это надеется сделать Обама). Один только ядерный арсенал России — единственный, способный уничтожить Запад — диктует необходимость налаживания диалога, какой бы неприятной такая перспектива ни казалась многим. Короче говоря, если Россия и Соединенные Штаты ссорятся, в опасности оказывается весь мир.

Подразумевается, что законопроект Коркера создает «стратегический механизм для оказания помощи и налаживания сотрудничества в сфере безопасности между США, Европой и Евразией». Но на самом деле, он предписывает президенту принятие ряда мер, которые поставят под угрозу обе эти цели. Согласно этому законопроекту, Соединенные Штаты и НАТО в нарушение основополагающего акта между блоком и Россией от 1997 года будут на постоянной основе размещать войска в таких странах-членах Североатлантического альянса как Польша, Эстония, Литва и Латвия, а также «ускорять» (каким образом, не конкретизировано) «усилия по созданию европейской и натовской противоракетной обороны». (А конкретизировать здесь надо многое, поскольку в 2009 году администрация Обамы, столкнувшись с мощной критикой со стороны России, а также с общественной оппозицией в Чехии и Польше, урезала свои планы по созданию системы противоракетной обороны в Восточной Европе.) Украине, Грузии и Молдавии согласно законопроекту должен быть предоставлен беспрецедентный статус «ведущих союзников, не входящих в НАТО». Украине обещана военная помощь, а имеющееся там загадочное словоблудие об «оборонной продукции и оборонных услугах» создает возможность для предоставления всего этого и двум другим бывшим советским республикам.

В законопроекте есть и много других тревожных положений, но важно то, что он поручает президенту блокировать российские активы и существенно расширить санкции против России, если Кремль не выведет войска из Крыма, не отведет их от украинской границы и не прекратит расшатывать власть украинского правительства над восточными регионами. А госсекретарю США законопроект поручает «активизировать деятельность с целью... усиления демократических институтов и организаций политического и гражданского общества в Российской Федерации». Это очень похоже на оказание помощи неправительственным организациям в деле смены режима. (Если у Путина и были какие-то сомнения в том, что эти организации финансируются из США и стремятся к его свержению, то этот законопроект их полностью и абсолютно развеял.) Основные положения закона должны вступить в силу в течение 7-30 дней с момента его принятия, если Путин не изменит свою политику на Украине.

Как российский президент отреагирует на такой ультиматум? Бывший глава ФСБ, который за 14 лет пребывания на высших государственных постах регулярно демонстрирует по телевидению свою мужественность и отчаянную храбрость, никогда ему не подчинится. Санкциями пока не удалось добиться ничего, кроме усиления поддержки Путину внутри страны и его политике в отношении Украины. Поистине суровые экономические ограничения будут еще больше усиливать враждебность по отношению к Западу (и конкретно к США), а также укреплять уверенность россиян (при помощи мощной и непрестанно распространяемой в государственном эфире пропаганды) в том, что Запад объединяет силы против России, твердо намереваясь ее уничтожить. На самом деле, такая точка зрения уже нашла широкое распространение среди россиян, которые прежде были безразличны к политике и враждебны к Путину, чьи рейтинги популярности сегодня составляют 87 процентов.

Предлагаемые законопроектом военные меры определенно опасны. Если Запад начнет поставлять оружие, предоставлять разведывательные сведения и отправлять военных советников на Украину, в Грузию и Молдавию, которые ссорились или до сих пор ссорятся с Россией, то могут возникнуть просто невообразимые на сегодня сценарии. Если изготовленные в Америке и поставленные на Украину бомбы и пули будут убивать российских солдат, либо если американская разведка поможет Украине одержать существенные победы над пророссийскими сепаратистами, Путину придется реагировать на это, чтобы не показаться слабым. Молдавия, Грузия и Украина никогда не входили в западные политические, военные и экономические альянсы, хотя и участвуют в символической натовской программе «Партнерство во имя мира». Но если не считать Грузию, все они входят в Содружество Независимых Государств, где главенствует Россия (19 марта 2014 года Совет национальной безопасности и обороны Украины принял решение о выходе Украины из состава СНГ — прим. перев.). Трудно понять, что эти страны принесут США и НАТО, кроме проблем и неприятностей.

Администрация Обамы не проявляет особой сообразительности и умений в разблокировании украинского кризиса, вводя против России санкции, которые не смогли заставить Путина отказаться от Крыма и прекратить поддержку сепаратистам на востоке Украины. Они лишь породили бурный поток разглагольствований, которые укрепят Путина в его решимости не идти на попятную.

Выход из этого противостояния лежит в диалоге, основанном на принципах прагматичной политики. Это должен быть такой диалог, который в 1970-х годах инициировали Соединенные Штаты, чтобы заложить основы политики разрядки с гораздо более сильным, грозным и доставляющим большие неприятности Советским Союзом эпохи Леонида Брежнева. Разговор с Россией полностью соответствует тому, как на отношения со своими партнерами из Кремля смотрели американские президенты от Рузвельта до Рейгана и Буша-старшего. Они стремились налаживать эти отношения даже после крупных актов советской агрессии, от подавления венгерского восстания в 1956 году и размещения ракет на Кубе в 1962-м до оккупации Чехословакии в 1968-м и уничтожения корейского авиалайнера в 1983-м. (Во время Карибского кризиса Джон Кеннеди ввел «карантин» против Кубы, который обеспечивали ВМС США, не давая советским кораблям доставлять на остров дополнительные вооружения, но в то же время, он продолжал переговоры с Кремлем на всем протяжении этого противостояния.) Прежние администрации понимали, что им необходимо признавать и пусть неохотно, но учитывать советские интересы. Поскольку над ними висела угроза ядерной войны, у них не было выбора. И эта угроза ни в коем случае не исчезла.

Что повлечет за собой такой диалог? Для начала, президент и его госсекретарь должны отказаться от своих беспричинно уничижительных заявлений о России (что она слабая региональная держава, которая «ничего не делает», которая оторвалась от реалий 21-го века и так далее) и прекратить говорить о том, что они «заставят Россию поплатиться». Возможно, Обама и Джон Керри в основном правы, когда делают такие заявления, однако их слова это настоящий подарок для кремлевских пропагандистов. Они лишь разжигают российские страсти против США, лишая Путина возможности изменить свой курс без унижения для себя.

Факт остается фактом: Россия на протяжении столетий была ведущей державой (и снова может стать ею). Такое «национальное эго» вполне подходит России с ее тысячелетней историей — стране, сыгравшей главную роль в разгроме нацистов и за несколько десятилетий прошедшей путь от отсталой аграрной страны до ядерной сверхдержавы, которая первой запустила в космос спутник, собаку, человека и женщину-космонавта.

От продолжительных и безрезультатных телефонных разговоров Обамы с Путиным (это было отличительной чертой первых месяцев противостояния) также следует отказаться в пользу закулисной дипломатии. Сотрудникам Белого дома и Госдепартамента надо тихо и спокойно говорить со своими российскими партнерами о конкретных и реалистичных целях, которые приведут к сделке с Россией, выгодной для всех, в том числе, для Украины. Целью в таких условиях должна стать российско-американская встреча в верхах, и об этом надо прямо говорить Кремлю. Я не первый, кто призывает провести саммит с участием Обамы и Путина. Организация «Ветераны разведки за здравомыслие», созданная для того, чтобы опровергнуть разведывательные данные, которыми пользовалась администрация Буша в оправдание своего вторжения в Ирак, уже выступила с таким призывом в мае.

Как будет выглядеть такая договоренность? Следуя советам бывшего госсекретаря Генри Киссинджера и советника по национальной безопасности Збигнева Бжезинского, Соединенные Штаты должны взять на себя обязательство не приглашать Украину к вступлению в НАТО, тем самым сохранив для нее нейтральный статус, каким пользуется Финляндия. Архитектор американской политики сдерживания дипломат Джордж Кеннан (George Kennan), с самого начала выступавший против продвижения НАТО на восток, предупреждал двадцать лет тому назад, что такое продвижение приведет «к новой холодной войне, которая может закончиться горячей», а также положит конец всем попыткам создать в России «работающую демократию». (В 2002 году я на страницах этого журнала также выступал с доводами против расширения Североатлантического альянса.) Соединенные Штаты должны поверить Путину на слово, что возможность вступления Украины в НАТО заставила его присоединить в марте Крым. И уж конечно, это важный мотив, заставляющий его помогать сегодня сепаратистам на востоке Украины.

Обеспокоенность России по поводу расширения НАТО вполне обоснованна и закономерна. В конце концов, этот альянс создавался с единственной целью: противостоять советской военной мощи. В 2008 году страны-члены НАТО совместно заявили, что они приветствуют «евроатлантическое стремление Украины и Грузии к вступлению в НАТО», и отметили, что «эти страны станут членами НАТО». Хотя перспектива размещения натовских войск, танков, ракет, сил и средств разведки в нескольких сотнях километрах к югу от Москвы и кажется весьма отдаленной, а Россия вряд ли лишится своего единственного незамерзающего морского порта в крымском городе Севастополе, такие заявления не могут не тревожить Кремль.

Обаме следует официально дезавуировать декларацию членов НАТО с обещанием принять к себе Украину и Грузию. В обмен на такое обязательство Россия должна прекратить оказывать помощь сепаратистам и дестабилизировать Украину. Москва должна дать ей возможность идти своим путем к демократии и экономическому процветанию. К выгоде всех сторон Украина подвергнется «финляндизации», то есть, станет нейтральной. В этом термине нет ничего плохого. У Финляндии протяженная общая граница с Россией, и она когда-то входила в ее состав, а теперь между ними существуют вполне нормальные отношения.

Аннексия Крыма станет самой трудноразрешимой проблемой для участников переговоров. Стремление к автономии от Киева и к союзу с Россией присутствует в политике полуострова с 1954 года, когда Никита Хрущев отдал его Украинской Советской Социалистической Республике, не посоветовавшись с крымчанами. (Крым входил в состав России с 1783 года, когда императрица Екатерина II захватила его и положила конец существованию там татарского ханства.) В 1991 году 93 процента крымчан проголосовали на референдуме за восстановление Крымской Советской Социалистической Республики. Спустя три года восемь из десяти жителей Крыма в ходе другого референдума проголосовали за сохранение у полуострова статуса республики после того, как украинское правительство отменило его. Сейчас звучат призывы провести новый референдум — под эгидой Организации Объединенных Наций. Если членство Украины в НАТО будет снято с повестки, Путин вряд ли станет возражать против его проведения, хотя вопрос о статусе Севастополя может стать камнем преткновения. (После распада Советского Союза и вплоть до аннексии Крыма в марте месяце Россия арендовала эту базу у Украины, и она вполне может сделать это снова.) Но Соединенные Штаты должны быть готовы к тому, чтобы признать результаты плебисцита, на котором большинство выступит за союз с Россией.

Когда соглашение будет заключено, Обаме надо будет провести с Путиным встречу в верхах и церемонию его подписания. Учитывая явную личную неприязнь между двумя лидерами, это будет весьма непростое дело. Обама в политическом плане проиграет больше всего, поскольку он во всеуслышание заявил о том, что поставит Россию на место. Но Путин будет приветствовать такой исход, поскольку угроза со стороны НАТО будет устранена, и Россия при этом ничем не поплатится. Престиж и признание, которые ассоциируются с саммитами, должны успокоить его самолюбие, которое явно страдает от грозных заявлений администрации.

Если Обама решит отказаться от дипломатического пути в отношениях с Россией, и продолжит применять исключительно карательные меры (а именно это предполагает республиканский «Акт о предотвращении агрессии со стороны России», и именно так, похоже, намерен поступать президент), то ему придется объяснить, как Соединенные Штаты и Европа в перспективе будут обходиться без рабочих отношений с Москвой, которая играет ключевую роль в урегулировании серьезных конфликтов в Иране, Сирии и других местах. Прежде всего, ему придется объяснить, какими стратегическими и нравственными расчетами он руководствовался, решив рискнуть будущим нашей планеты. Пришло время для начала разговора.

0

70

Угроза распада США - мнимая или реальная?
На фоне беспорядков в американском Фергюсоне преподаватель ИВЭСЭП Сергей Василенков проанализировал для «НьюсБалт» сепаратистские настроения в США.
18 08 2014

Массовые беспорядки на расовой почве в американском городе Фергюсон заставляют задуматься, насколько сильны в США сепаратистские настроения. Ситуацию для читателей «НьюсБалт» проанализировал преподаватель Санкт-Петербургского института внешнеэкономических связей, экономики и права (ИВЭСЭП) Сергей Василенков.

Последнее время волна сепаратистских настроений буквально накрыла всё мировое сообщество. Это и отделение Шотландии, и проблема Басков в Испании, и независимость Курдистана, и украинские события… Многие конфликты уже долгие десятилетия тлеют, вспыхивая проявлением акций где-то в виде демонстраций, а где-то в виде террористический актов и открытых военных действий.

Впрочем, сепаратизм, как явление, присутствовал всегда и везде. Уж так устроен человек, что ему частенько кажется, что отделение от чего-либо принесёт только пользу. А объединяться страны как правило заставляют общие экономические проблемы, либо серьёзная угроза существования народа, нации как таковой.

Но вот вопрос. Угрожает ли сепаратизм такой стране как США? Ведь многим кажется, что США как никакая другая держава вряд ли может попасть в список стран, в которых также зреют сепаратистские настроения. Но увы. Даже такую устойчивую с виду державу как США, скорее всего, в будущем будет сложно удержать от распада. А причина, если вникнуть в историю, будет банальна, как, впрочем, и для любой другой страны.

Но прежде следует отметить, что американский сепаратизм имеет серьёзные отличия от европейского или азиатского. В основе европейского сепаратизма лежит в первую очередь вопрос национального меньшинства. На втором плане - вопрос делегирования полномочий центру и связанные с этим экономические вопросы.

Если заглянуть в историю, всплывает любопытный факт. Ведь США есть ни что иное, как государство, возникшие как раз на почве проявления самого настоящего сепаратизма. Объявление независимости 13-ю штатами от Британской короны — красноречивый тому пример. Но что интересно - дабы пресечь в будущем распад США, который предвидели политики Америки, в 1869 году было постановление Верховного суда США, запретившее штатам выход из состава страны.

Но главный фактор, который удерживал столько времени США как единое государство - это федералистский принцип субсидиарности.

Субсидиарность подразумевает принятие базовых политических и экономических решений на местном уровне. Наверх делегируются лишь те полномочия, которые сами местные власти не могут реализовать в полной мере.

В США выстроилась система, в которой маленький городок имеет своего властного мэра, решает внутренние вопросы, делегируя лишь часть своих полномочий от городка к городу, округу, к штату. И каждая единица сообщества оставляет за собой экономический и религиозный суверенитет.

Становление США как государства в итоге привело к тому, что штаты делегировали федеральной власти решать вопросы, касающиеся армии, валюты, внешней политики. А вот налогообложение, местные законы, различаются в разных штатах до сих пор и порой очень существенно. За одно и то же преступление в разных штатах можно нести разную ответственность. Система налогообложения и уровень налогов отличается не только в штатах, даже в разных городах. Этот принцип самоуправления был цементирующим в устойчивости США как государства.

Но в 20-м веке возникли разногласия между властью в штатах и между федеральным центром. Федеральную власть всё больше начали обвинять в узурпации власти. Взять хотя бы вопрос национальной безопасности. Потихоньку федеральная власть начала забирать права, которые имели местные органы самоуправления. И конфликт не заставил себя долго ждать. Уже не одно десятилетие из разных штатов, округов и городов США всё громче звучат лозунги: «Мы вам не давали право за нас решать!» Всё громче протесты о том, что Америке пора вернуться к заветам отцов-основателей США.

А что происходит в ЕС? Движение за региональное самоуправление набирает силу, как противовес центральной бюрократии Брюсселя. В таком свете сепаратизм в США не выглядит чем-то необычным. Скорее всего, это часть глобальных сепаратистских мировых процессов.

Но почвы для сепаратизма в США всё же хватает. Посмотрите на штат Техас. Там в прошлом году было собрано 125 тысяч подписей за независимость штата. Техас на то имеет серьёзные исторические основания. В 1836 году штат сумел отвоевать свою независимость и в течение 10 лет был независимым государством. Мало того - ему удалось даже добиться признания в мире. Кстати, сепаратисты в Техасе открыто заявляют, что США просто аннексировали этот штат. И это не лучше, чем когда Техас был в составе Мексики.

Кроме того, в последние годы к чисто историческим прибавились и экономические факторы. По последним опросам, 25% населения штата выступает за немедленное провозглашение независимости. Ещё бы - на фоне экономических кризисов, а также неимоверно быстрого растущего внешнего долга политики и жители Техаса всё больше задаются вопросом: «А на кого мы работаем?». Ведь Техас - огромный штат, с развитой промышленностью и нефтедобычей, имеющий население более 25 миллионов.

Техас – один из главных штатов-доноров, который кормит, одевает, вооружает и финансирует всю Америку. В период глобального кризиса и растущей безработицы именно в Техасе было создано 40% новых рабочих мест, которые предотвратили сползание США в пропасть. Поэтому нет ничего удивительного в том, что многие жители Техаса думают о независимости штата как о благе, которое позволит жить лучше, чем в составе единого государства. И эти мысли уже нашли сторонников у четверти населения штата.

Другой пример – Калифорния. Тут сепаратизм идёт с точностью до наоборот. Миллиардер Тимоти Дрейпер, основатель венчурной фирмы в Силиконовой долине, недавно объявил о том, что собрано необходимое количество подписей за проведения плебисцита. Роджер Салазар, представитель компании Дрейпера, объявил о собранных более 800 тысяч подписей, что позволит поставить вопрос на голосование уже в ноябре 2016 года.

Дрейпер, в отличии от сепаратистов Техаса, предлагает расколоть огромный штат Калифорния на шесть небольших штатов. Что интересно, идея раскола штата продиктована опять-таки как экономическими причинами, так и принципами субсидиарности, которые в своё время скрепили США. Дрейпер в своём предложении основывается на том, что мелкие штаты будут лучше управляться, лучше реагировать на изменения в экономической жизни. Иначе говоря, речь идет о дебюрократизации штата. Огромный управленческий, зачастую не поворотливый аппарат не способен, по мнению миллиардера, обеспечить быстрое реагирование на изменения в экономической сфере.

Ещё один пример — Аляска. На Аляске есть собственная Партия независимости. Представитель этой партии Уолтер Хикл в 1990 году победил на выборах и занял губернаторское кресло. Чем примечателен этот факт? Двухпартийная система США дала сбой. Победу одержал член совершенно другой партии, да ещё и какой! Политической независимости, конечно, Хиклу добиться на своём посту не удалось. Зато об экономическом чуде на Аляске говорит вся Америка. Федеральный центр был просто в шоке и тихо молчал.

В отличии от всех остальных штатов, на Аляске все природные (!) ресурсы переведены в общественную собственность. Не каждая американская, а уж тем более иностранная компания, может работать на Аляске в сфере добычи природных ресурсов - разрешено это лишь тем компаниям, которые берут на себя повышенные экологические обязательства. Вдобавок, компании выплачивают колоссальную ренту местным жителям.

Как видим, во внутренней жизни США не всё так просто, как может показаться на первый взгляд. Сепаратизм в США набирает обороты ничуть не меньше, чем в старушке Европе. По понятным причинам, пока не совершаются террористические акты, пока удаётся сдерживать массовые выступления, ни одна страна не будет открыто заявлять об этом на весь мир. А меж тем американский сепаратизм – бомба замедленного действия. В случае обвала доллара или другого мощного экономического катаклизма в США федеральной власти, вполне возможно, не удастся сдержать набирающий обороты сепаратизм.

Однако тем, кто со злорадством потирает руки в ожидании распада экономического гиганта, стоит напомнить о том, что в США, как мало где в мире, силён патриотизм. Многие политологи утверждают, что в США сепаратизм обусловлен не столько желанием некоторых штатов отделиться от США, сколько попытками возвращения права большего самоуправления.

Таким образом, единство США не столь бесспорно, как может показаться со стороны. Внутренних проблем, раздирающих страну, более чем достаточно. И новой президентской администрации, которая станет у руля правления страной в 2016 году, наверняка придётся решать вопрос сохранения политической и государственной целостности США.

Автор статьи: Преподаватель Санкт-Петербургского института внешнеэкономических связей, экономики и права Сергей Василенков специально для «НьюсБалт».

0

71

Американо-британский спецназ обезглавит "Исламское государство"

Бойцов элитных воинских подразделений США и Британии решено объединить в возрожденном спецназе Task Force Black, в задачи которого входит разгром экстремистской террористической организации "Исламское государство".

Цель секретного подразделения, как сообщила газета The Sunday People, — "отрубить голову змеи", ликвидировав высшее командование террористической исламистской группировки "Исламское государство", ответственной за злодеяния в Сирии и на территории Ирака.

Премьер-министр Британии Дэвид Кэмерон сказал, что после того как британский джихадист обезглавил американского журналиста Джеймса Фоули, разведывательные ведомства Великобритании и США решили вести борьбу с экстремистами совместными усилиями.

Бойцы британского спецназа будут сотрудничать с американскими подразделениями Delta Force и Seal Team 6. В результате будет возрождено одно из лучших секретных подразделений — Task Force Black, которое помогло подавить террористов "Аль-Каиды" в Ираке.

На сей раз специалисты по борьбе с террором поведут охоту на Абу Бакра аль-Багдади, главаря "Исламского государства", одного из самых разыскиваемых террористов в мире.

Анонимный источник сообщил, что бойцы совместного американо-британского спецназа отправятся, по всей видимости, в Сирию и Ирак, чтобы ликвидировать "как можно больше боевиков "Исламского государства", потому что вести с ними переговоры невозможно".

"У них полно денег, им бесперебойно поставляют огромные арсеналы оружия, — сказал он. — Если мы не начнем их отлавливать, в скором времени они явятся за нами".

"В Ираке целевая группа Task Force Black выполняла операции каждую ночь, — добавил источник. — То была безжалостная атака на боевиков "Аль-Каиды", координируемая разведкой. Потребовалась тяжелая работа и немалое количество жертв, но это оказалось эффективным. Победить посредством авиаударов такую группировку невозможно. Требуется присутствие на местности — надо настичь командиров и обезглавить змею. Террористическая организация начнет разрушаться".

Источник добавил, что это будет длительная кампания, которая, возможно, растянется на несколько лет.

"Прежде Западу не приходилось сталкиваться ни с чем подобным", — подчеркнул он.

Кроме бойцов, в новый спецназ войдут представители американской и британской разведки. Руководить операциями будет ЦРУ.

0

72

Роберт Пэрри: избирательное возмущение – суть западных СМИ

Портал consortiumnews.com - Американское издание

«Американсикие СМИ регулярно проявляют избирательное негодование, ханжески осуждая того или иного оппонента за нарушение норм международного права и лицемерно храня молчание, когда еще более серьезные злоупотребления совершаются самими США или их союзниками», - пишет Роберт Пэрри

Чувства «Нью-Йорк Таймс» были глубоко задеты «недостойным маршем» с участием пленных украинских солдат, который был организован этническими русскими повстанцами на востоке Украины. «Таймс» отметила, что, согласно Женевским конвенциям, унижение военнопленных запрещено, что, собственно, представляет собой вполне обоснованное мнение.

Однако «Таймс» с ее глубоко предвзятым освещением кризиса на Украине, по всей видимости, считает, что другие аспекты этой отвратительной гражданской войны, например, бомбежки городов восточной Украины по приказу киевских властей, в результате которых погибли тысячи людей, в том числе, дети и другие мирные жители, в меньшей степени заслуживают освещения.

Также в приглушенных тонах сообщалось об отправке Киевом неонацистских штурмовиков для провоцирования городских боев в больших и малых городах на востоке Украины, населенных этническими русскими.

Когда «Таймс» наконец заметила роль неонацистских боевиков в уличных боях, то сей примечательный факт — впервые со времен Второй мировой войны вооруженные нацисты были отправлены правительством убивать людей в европейской стране — был упомянут в трех последних абзацах пространной статьи совсем на другую тему, что, по сути, выглядело просто как мимоходом брошенная реплика.

Точно так же, открытый по приказу киевского режима артиллерийский огонь по жилым кварталам, который привел к гибели многих мирных жителей, а в минувшие выходные повредил и здание больницы — машинально прошел в «Таймс» как второстепенная новость. Тем не менее, предполагается, что читатели «Нью-Йорк Таймс» должны прийти в негодование по поводу такой бестактной демонстрации в Донецке, чтобы потом еще удобнее было оправдывать убийства этнических русских.

И хотя никто не погиб и не был ранен во время антиукраинского марша в воскресенье — и повстанческие войска защищали пленных солдат от разгневанных жителей — «Таймс» начала освещение событий на Украине в понедельник со статьи об унижениях военнопленных. В статье Эндрю Крамера и Эндрю Хиггинса намеренно проведен контраст между уродливой сценой в Донецке и более организованными празднованиями независимости Украины в других городах.

Сюжет начинался так:

«В день, когда украинцы отмечали свою независимость от Советского Союза парадами и речами, пророссийские сепаратисты в восточной части страны поставили им в пику свой мрачный спектакль: парад с глумлением над национальной армией и прославлением гибели и пленения ее солдат.

Возглавляла шествие привлекательная молодая блондинка с автоматом. За ней шли с опущенными головами несколько десятков захваченных в плен украинских солдат: грязных, битых, с бритыми головами и одетых в запачканную камуфляжную форму».

Зеваки кричали, что солдат надо расстрелять и забрасывали пленников пустыми пивными бутылками, яйцами и помидорами, пока те, спотыкаясь, брели по главной магистрали Донецка — Артемовской улице…. Люди в толпе скандировали «Фашисты!» «Фашисты!» Сепаратисты оттащили мужчину, который пытался ударить пленного».

«Таймс» тогда отметила: «положения Женевской конвенции в отношении военнопленных запрещают делать их предметом публичного любопытства, но такое обращение с ранеными и растерзанными военнопленными, казалось, мало заботило зрителей, которые, в любом случае, пришли сюда посмотреть на обещанное омерзительное зрелище. «Расстрелять их!» кричала одна женщина».

Злоупотребление властью со стороны киевских властей

Справедливо, конечно, что военнопленные не должны подвергаться жестокому обращению, но не в меньшей степени заслуживают освещения в СМИ и случаи, когда мирные жители, в том числе дети, гибнут во время артиллерийских обстрелов городов, или когда правые штурмовики под нацистскими знаменами атакуют и оккупируют города восточной Украины. Но тенденциозность «Таймс» и ее поддержка киевского режима наиболее очевидно проявилась в избирательном негодовании на страницах этой газеты.

В начале кризиса, зимой, газета «Таймс» поддерживала «демократических» демонстрантов на Майдане в Киеве, которые хотели свергнуть демократически избранного президента Виктора Януковича, отказавшегося подписать соглашение об ассоциации с Европейским Союзом, предусматривавшее введение мер жесткой экономии, предписанных Международным валютным фондом. Янукович выбрал более щедрое предложение от России в виде кредита в размере 15 млрд долларов.

Как и остальные средства массовой информации США, «Таймс» приветствовала насильственное свержение Януковича 22 февраля и преуменьшила решающую роль организованных неонацистских боевиков, которые вышли на первые роли в протесте на Майдане в ходе последних дней протеста, уже отмеченных насилием. Когда Янукович вышел из игры, и на смену ему пришел новый режим во главе с организаторами государственного переворота, в том числе назначенным из США премьер-министром Арсением Яценюком, план жесткой экономии МВФ был быстро утвержден.

С тех пор, «Таймс» вела себя, в целом, как орган пропаганды нового режима в Киеве и Госдепартамента, проталкивая «темы», в которых вина за кризис возлагалась на президента России Владимира Путина.

Пожалуй, наиболее вопиющими из числа материалов, опубликованных в «Нью-Йорк Таймс», были предвзятые и ошибочные выводы из хроники событий на Украине. Например, сразу же после насильственного переворота (с 20-22 февраля), газета сообщила, что среди 80 погибших было более двенадцати полицейских. Но, по мере того, как симпатии газеты к участникам переворота крепли, сообщения поменялись: «Более 80 участников протеста были застрелены полицией, когда восстание вышло из-под контроля в середине февраля». [«Нью-Йорк Таймс», 5 марта]

И погибшие полицейские и туманные обстоятельства вокруг снайперского огня, приведшего к многочисленным жертвам, просто исчезли из сообщений «Таймс». Газете стало совершенно «очевидно»: преступная «проянуковичевская» полиция застрелила невинных «демократически настроенных» демонстрантов.

Чья жизнь важнее

Точно так же как сообщения о гибели демонстрантов в самом начале событий были раздуты и даже раскручены в «Таймс», чтобы представить факты в более черно-белых тонах, последующие сообщения о гибели тысяч этнических русских подавались в намеренно приглушенном свете. И гнев жителей восточной Украины по поводу бесчеловечных атак на их города, который явным образом прослеживается в воскресной демонстрации в Донецке, затем используется «Таймс» для того, чтобы, по сути, оправдать продолжение «антитеррористической» операции со стороны Киева. Другими словами, похоже, что «Таймс» придает большую ценность жизням демонстрантов Майдана в Киеве, чем жизням этнических русских на востоке Украины.

«Таймс» также проявил такую тенденциозность после того, как десятки этнических русских демонстрантов погибли 2 мая в результате поджога и других форм насилия в южном портовом городе Украины Одессе. Жертвы укрылись в здании профсоюзов после столкновения с прокиевской толпой.

Даже известное своей неоконсервативной политикой издание «Вашингтон Пост» размещало на своих первых полосах сюжеты о «десятках погибших на Украине» и описывало этот роковой инцидент так: «В пятницу вечером проукраински настроенная толпа напала на лагерь, где пророссийские сторонники разбили палатки и заставила их искать укрытия в соседнем госучреждении», сказал свидетель. Затем толпа начала бросать наполненные бензином бутылки внутрь здания. По словам полицейских, 31 человек погиб от отравления дымом и от травм, полученных в результате падения с высоты». (Число погибших позже выросло).

«На вопрос о том, кто бросал коктейли Молотова, проукраинская активистка Диана Берг сказала: «Наши люди, но теперь они помогают им [выжившим] покинуть здание»». Но, на самом деле, тех, кто выпрыгнул из окон, избивала прокиевская толпа.

Однако «Нью-Йорк Таймс» сообщила об этом событии в рамках сюжета, изложенного Си Джей Чиверсом и Ноа Снейдером, в котором рассказывалось об успехах прокиевских вооруженных сил в захвате некоторых позиций повстанцев на востоке Украины.

«Всплеск насилия также произошел в пятницу в когда-то спокойном черноморском портовом городе Одесса. Десятки людей погибли в результате пожара, возникшего в ходе столкновений, вспыхнувших между участниками протеста, проводившими марш в поддержку украинского единства, и пророссийскими активистами. По сообщениям МВД Украины, в результате столкновения погибли 4 человека и 12 были ранено. По украинским и российским СМИ передавались видео горящего здания и обломков, брошенных кем-то бутылок с зажигательной смесью и вооруженных пистолетами людей».

Обратите внимание, как «Таймс» уклоняется от возложения какой бы то ни было ответственности на толпу сторонников переворота за попытку сжечь заживо «пророссийских активистов», которые укрывались в здании. Из материала «Таймс» невозможно понять, кто погиб, и кто поджег здание.

Досадные оплошности

В своем рвении к выполнению своей пропагандистской функции журналисты «Таймс» не раз совершали явные оплошности. Так, например, в статье на первой полосе были размещены фотографии якобы сотрудников российских спецслужб сначала в России, а потом тех же сотрудников уже в Восточной Украине якобы в доказательство того, что народное сопротивление режиму, установившемуся после переворота, было ничем иным, как неумело замаскированной российской агрессией.

Любому серьезному журналисту сразу бы стали видны нестыковки в этом сюжете, так как непонятно где сделаны фотографии и вообще одни и те же ли люди изображены на размытых фотографиях. Однако это не беспокоило «Таймс», разместившую эту сенсационную новость на первой полосе. Всего через два дня сенсация разлетелась в клочья. Выяснилось, что основное фото, на котором изображена якобы группа военнослужащих России, которые впоследствии появились в Восточной Украине, было сделано на Украине. Факт уничтожил весь замысел этой истории.

Есть также момент, связанный с избирательностью США в защите принципа неучастия пленных в маршах или иных унижений военнопленных. Этот вопрос возник в последнее десятилетие во время американского вторжения в Афганистан и Ирак, когда средства массовой информации США не особо возмущались по поводу обращения с пленными во время «войны с терроризмом», которых выставляли в унизительных позах в тюрьме Гуантанамо. Или когда иракских солдат проводили перед американскими камерами для демонстрации военных успехов США в Ираке.

Когда же в первые дни после вторжения США в Ирак иракские тележурналисты задавали вопросы пятерым американским военнопленным в городе Насирия на юге Ирака, в американских СМИ возник взрыв негодования.

Официальные лица США тут же осудили краткие телевизионные интервью с заключенными как нарушение Женевских конвенций. Это обвинение повторялось снова и снова по всем телевизионным каналам США. «Обращаться с военнопленными в унизительной манере — незаконно», заявил тогда министр обороны Дональд Рамсфелд.

Тем не менее, основные средства массовой информации США молчали о явном несоответствии между своим возмущением по поводу отснятого материала с участием американских солдат и решением американских СМИ всего за несколько дней до этого демонстрировать видео с иракскими военнопленными.

В данном случае иракских военнопленных снимали на американские камеры в качестве «доказательства» того, что иракское сопротивление сходит на нет. В некоторых сценах иракских военнопленных под дулом пистолета заставляли вставать на колени с руками за головой, в то время как американские военнослужащие обыскивали их. Тем не менее, ни американские официальные лица, ни американские журналисты, освещавшие события той войны для основных новостных каналов, не сообщали о том, что такие сцены могут представлять собой нарушение международного права.

Американские СМИ не сочли нужным напомнить зрителям и о том, что президент Джордж Буш мл. лишил военнопленных, захваченных в Афганистане, их прав в соответствии с Женевскими конвенциями. Буш отдал приказ о том, чтобы сотни пленных из Афганистана были помещены в крошечные клетки на открытом воздухе в лагере «X-Ray» в Гуантанамо.

Пленных обрили наголо, заставили встать на колени, завязали глаза, уши и рты, чтобы они не имели возможности видеть и слышать происходящее вокруг. Закованных в цепи заключенных, которых носили на допросы на носилках, тоже снимали на камеру. Их унижения транслировались на весь мир, но для американской прессы такое отношение было нормальным.

Такое избирательное возмущение снова появилось на страницах «Нью-Йорк Таймс» в понедельник.

0

73

Кто будет спасать Украину?
("ИноСМИ", Россия)
Американские СМИ о ситуации на Украине 25-31.08.2014
02/09/2014

Российское «вторжение» на Украину. Очередное

На этот раз о нем заговорили на следующий день после переговоров в Минске, когда Петр Порошенко обвинил Россию в военном вторжении через украинскую восточную границу. СМИ сразу же сделали вывод, что «Россия, судя по всему, подкрепила свое тайное, но хорошо организованное вторжение танками и артиллерией, чтобы организовать контрнаступление и помочь осажденным проросийским сепаратистам под Донецком».

А президент России Владимир Путин «явно хочет помешать Украине самостоятельно прокладывать собственный курс». Никаких сомнений по поводу «самостоятельности» и «собственного» курса американские журналисты не высказывали — умеют они все-таки убеждать публику! Да и говорить о поражении украинской армии от ополченцев, хоть и пророссийских, тоже было неловко. Поэтому и вторили Порошенко — это российское вторжение.

«Солдаты роют окопы, а демонстранты сформировали живую цепь, чтобы попытаться защитить Мариуполь, стратегический портовый город на юго-востоке Украины, в связи с распространением опасений, что Россия расширит вторжение на Украину» — так описывали ситуацию в регионе СМИ.

Президент Украины Петр Порошенко

Они убеждали читателей, что «Мариуполь может стать следующей мишенью, потому что имеет доступ к морю, а также станет ценным сухопутным мостом в Крым, бывшую автономную украинскую территорию, аннексированную Россией в марте. Повстанцы при поддержке российских солдат, танков и БТР захватили контроль над городом Новоазовск в четверг, по словам украинских военных должностных лиц».

«Президент Украины Петр Порошенко обвинил Россию в проведении кампании „военной агрессии и террора“ против его страны и сказал европейским лидерам в субботу, что безопасность их собственных стран зависит от того, сможет ли украинская армия остановить российские войска, разжигающие конфликт в восточной Украине, который может перерасти в большую войну» — сообщила The Boston Globe в перепечатанном ею материале из New York Times.

«Сейчас нет никаких сомнений: российские войска находятся в Украине не в качестве добровольцев, как убеждал мир командир повстанцев в Донецке, а в качестве подразделений, оснащенных мобильной артиллерией и тяжелой военной техникой», — утверждали СМИ в пятницу. Ссылались при этом на заявление в четверг натовского генерала Нико Така о том. что «Альянс следил за „значительным увеличением“ российского военного „вмешательства“ на Украине, и что более 1000 российских военнослужащих действуют на юго-востоке страны». Генерал назвал это «вмешательством», предположительно потому, — считали журналисты, — что «вторжение» означало бы тотальное военное нападение".

При этом высказывались требования, что «Запад должен заставить Путина заплатить за агрессию».

О том, что заявлениям НАТО о военных из РФ на Украине не стоит верить, можно было узнать лишь на немногих независимых сайтах в американском интернете. Так, американский публицист и политолог Пол Крейг Робертс, объяснив нелепость подобных обвинений, пришел к выводу, что таким способом «Вашингтон намерен вовлечь Европу в конфликт с Россией, который приведет к разрушению политических и экономических связей между сторонами».

Пора урегулировать украинский кризис

Такое мнение высказал Джек Мэтлок, профессор Института перспективных исследований в Принстоне, бывший посол США в СССР в журнале The National Interest. Он — один из немногих, кто называет вещи своими именами и гражданскую войну — именно гражданской войной. И считает, что она длится слишком долго, поэтому заинтересованным сторонам пора всерьез задуматься об урегулировании.

Проанализировав действия США вокруг украинского кризиса, эксперт пришел к выводу, что они были не адекватны ситуации, более того, ухудшили ее. Это в свою очередь направило по неверному пути и новое украинское руководство. «Те, кому кажется, будто правительство в Киеве сможет объединить страну военными средствами, одержав победу над сепаратистами, несомненно ошибаются», — указал Мэтлок. И в связи с этим «ЕС необходимо понять, что какими бы благонамеренными ни были его договоренности с правительством в Киеве, успех будет невозможен, если на Украине не возникнет определенная степень подлинного национального единства».

По его мнению, «Урегулирование на любых условиях при продолжении боевых действий это самый маловероятный вариант; а поэтому в качестве приоритета надо рассматривать усилия по прекращению боев и удовлетворению гуманитарных потребностей людей, оказавшихся в западне военного противостояния». Мэтлок предлагает с татье конкретные шаги, которые необходимо предпринять для выхода из тупика.

Раздел Украины как выход из кризиса?

Так озаглавил статью Марсель Михельсон в журнале Forbes. С ним можно спорить по этому поводу, но он, скорее всего, прав в том, что нынешние и будущие «санкции нанесут по экспортному сектору и экономике Европы в целом не меньший удар, чем по потребителям и политическому климату России».

Поэтому он предлагает согласиться с теми, кто считает наиболее подходящим решением для Европы «„замороженный“ конфликт, ... в рамках которого Донбассом и Крымом будут управлять российские уполномоченные лица, а оставшаяся часть Украины начнет укреплять свои связи с Западом и пользоваться его поддержкой. Ничья, которая поможет разрядить обстановку».

Ополченцы Донецкой народной республики (ДНР) в городе Иловайске

Томас Грэм, управляющий директор фирмы Kissinger Associates, специалист по проблемам России и Евразии, в статье «Кому небезразлична Украина?», опубликованной в журнале Politico 26 августа, все еще был убежден, что «украинские войска воюют на востоке с пророссийскими сепаратистами с возрастающей целеустремленностью и успехом». Он считает, что «Украине нужна поддержка Запада в решении нарастающих экономических проблем», однако «Запад колеблется, опасаясь давать крупные суммы денег оказавшейся в расстройстве и замешательстве власти, чья легитимность до сих пор сомнительна, и чей правящий политический класс погряз в коррупции».

Тем не менее, Западу придется финансово помогать Украине, более того «Западу и Киеву ради разблокирования кризиса придется идти на некоторые компромиссы с Россией, особенно в вопросе геополитической ориентации Украины и российского влияния на ее восточные регионы».

Жаль, что нельзя поинтересоваться у автора, кто же на Западе возьмет на себя бремя этой финансовой помощи? США пытаются всячески переложить этот груз на Европу, но «Евроcоюз не собирается выручать Украину», и это весьма логично доказал в журнале Forbes Марк Адоманис.

Владимир Путин не говорит о разделе Украины

Некоторые СМИ обратили внимание на призыв Владимира Путина к ополченцам открыть гуманитарный коридор и выпустить оказавшихся в котле окружения украинских солдат. Было отмечено также, что Путин призвал и украинское правительство прекратить огонь и начать мирные переговоры.

Однако большинство изданий, сообщая об этих словах президента РФ, тут же указывало на то, что «российский лидер не ответил на обвинения украинского правительства и Запада по поводу присутствия российских войск в юго-восточной Украине». Более того, сообщалось на последовавшие вслед за этим заявления украинских властей о том, что призыв Путина создать гуманитарный коридор показывает: сепаратистов «возглавляет и контролирует Кремль».

Ряд изданий передали публике и слова Владимира Путина в интервью государственному телевидению в воскресенье о том, что Киев должен начать «содержательные, конструктивные переговоры, и не по техническим вопросам, но по поводу политической организации общества и государственности на юго-востоке Украины».

В этой связи был также распространен комментарий пресс-секретаря Кремля Дмитрия Пескова о том, что ссылка Путина на «государственность» совсем не означала признание и поддержку требований сепаратистов о независимости от Украины.

В.Путин посетил молодежный форум "Селигер-2014"

СМИ рассказали также о выступлении Владимира Путина на молодежном форуме «Селигер-2014», где он сравнил сопротивление ополченцев Донбасса с обороной Ленинграда времен Второй мировой войны.

При этом журналисты воспринимали как должное и не стеснялись откровенно говорить о попытках администрации США сформировать в России угодное им общественное мнение: «Новое обращение администрации Обамы к общественному мнению в России, вероятно, отражает растущие сомнения в том, что США могут вернуть Путина за стол переговоров по Украине».

Европу готовят к войне?

По информации ряда газет, «некоторые европейские лидеры, особенно из бывших коммунистических стран в Восточной Европе, призвали к прямой военной помощи украинским вооруженным силам, которые борются с пророссийскими боевиками на трех фронтах в восточной Украине. Однако, официальные лица заявили, что решение о военной помощи будет оставлено на усмотрение отдельных стран».

Последнее предложение из этой цитаты требует отдельного внимания и серьезных комментариев американских экспертов. Пока же на эту тему рассуждали лишь двое. Одна из них, Энн Эплбаум, привычно «стращала» американцев Россией и фактически призывала европейцев готовиться к открытой войне с ней. А что такого? — она американка и, хоть и живет сейчас в Польше, но – вернется в случае войны в Штаты. А европейцы — пускай воюют за правое американское дело.

Второй эксперт, Джеффри Тейлер, хоть и живет постоянно в Америке, вдали от Европы, но — более разумен и осознает «опасную реальность» сегодняшнего дня, призывая в связи с этим «учиться говорить с Путиным и уважительно относиться к некоторым его обоснованным озабоченностям».

НАТО испугалась, значит, всем пора вооружаться

«Противостояние Украины и Москвы обострилось, когда в пятницу, 29 августа, президент России Владимир Путин выступил с резкой критикой в адрес Киева и его союзников, уклонившись от ответа на обвинения в том, что его войска продвигаются вглубь украинской территории и оказывают помощь сепаратистам» — написала в тот же день The Wall Street Journal. Поэтому надо усиливать НАТО, «учитывая растущую угрозу со стороны России». А платить за это, разумеется, должна уже не только Америка — «американские чиновники хотят получить от других членов альянса гарантии того, что те увеличат свои военные расходы».

Все это происходит накануне саммита НАТО, который состоится 4 и 5 сентября в Уэльсе, куда приедут президент США Барак Обама и лидеры 27 стран-членов блока. Там будут обсуждаться стратегии альянса на Украине, в Афганистане и других горячих точках. А на финальном заседании обсудят соглашение об увеличении военных расходов. «По словам одного высокопоставленного дипломата НАТО, вопрос о том, чего именно это потребует от стран-членов, вероятнее всего, вызовет самые горячие дискуссии», — указала газета.

Подготовил Виктор Карасин

0

74

Американские разведчики - Меркель: «США лгут насчет Украины»
3.09.2014, Владимир Бучельников

Обвинения в том, что Россия совершила вторжение на Украину, не имеют под собой надежного разведподкрепления

Целая группа отставных деятелей разных служб американской разведки обратилась с открытым письмом к канцлеру Германии Ангеле Меркель. Они крайне встревожены тем, что систематическая ложь относительно положения на Украине может втянуть в войну не только Европу, но и их собственную страну.

Текст письма

Мы, нижеподписавшиеся, много лет служили в различных разведывательных службах США. Писать такое открытое письмо для нас не совсем обычно, но нам важно, чтобы вы были осведомлены о наших взглядах накануне саммита НАТО, который состоится 4-5 сентября.

Вам следует знать, что обвинения в том, что Россия совершила крупное вторжение на Украину, не имеет под собой надежного разведподкрепления. Скорее, это из той же области, что и сомнительные, подчиненные политической целесообразности данные, которые «обосновали» американское вторжение в Ирак 12 лет назад. Тогда мы не видели достоверной информации о наличии оружия массового поражения у Ирака. Сегодня мы не видим достоверной информации о российском вторжении. Канцлер Герхардт Шредер, понимая всю убогость данных об иракском ОМП, отказался присоединиться к нападению на Ирак. На наш взгляд, вы должны с таким же подозрением относиться к обвинениям государственного департамента США и НАТО о якобы вторжении России на Украину.

Президент Барак Обама попытался несколько остудить настрой собственных дипломатов и ведущих медиа. Он назвал недавние события на Украине «продолжением того, что происходило там месяцами — ничего нового, на самом деле».

Обама, однако, лишь весьма условно контролирует процесс формирования политики своей администрации. Как ни печально, но его люди плохо знают историю, не представляют себе, что такое война, а обличения России заменяют им политику. Год назад ястребы в государственном департаменте и их друзья в СМИ почти спровоцировали Обаму на то, чтобы нанести мощный удар по Сирии. Они, как и сейчас, опираются на, мягко говоря, сомнительные разведданные.

Именно потому, что недостоверные разведывательные сведения играют все большую роль в принятии решений, мы считаем, что возможность выхода конфликта за границы Украины в последние дни резко возросла. Еще важнее, что такой опасности можно избежать, если вы и другие европейские лидеры проявите здоровый скептицизм на предстоящем саммите НАТО.

Надеемся, ваши советники напомнили вам, что генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Рассмусен не заслуживает доверия. Такое ощущение, что речи ему по-прежнему пишут в Вашингтоне. Это было ясно уже тогда, когда накануне вторжения США в Ирак он, будучи премьер-министром Дании, заявил парламенту своей страны: «У Ирака есть оружие массового поражения. Мы не думаем так. Мы знаем.

Фотографии могут сказать больше, чем тысячи слов, но они могут и вводить в заблуждение. У нас богатый опыт сбора, анализа и интерпретации информации со спутников, другой визуальной информации, равно как и иных видов разведданных. Уверены: снимки, распространенные НАТО 28 августа — очень хлипкое основание для того, чтобы обвинять Россию во вторжении на Украину.

Если фотографии, которые НАТО и США предъявили миру — это действительно лучшее, что у них есть, то мы только укрепляемся в подозрении, что имеем дело с кампанией дезинформации, цель которой добиться на саммите НАТО решений, которые Россия не сможет воспринять иначе, как провокационные. Проявите максимум скептицизма относительно того, что пытаются вам внушить г-н Расмуссен и даже государственный секретарь Джон Керри.

Вступление Украины в НАТО

Мы надеемся, что ваши советники с самого начала кризиса на Украине в 2014 году держали вас в курсе того, что возможность вступления Украины в НАТО действительно неприемлема для России. В секретной телеграмме от 1 февраля 2003 года (обнародована «Викиликс») посольства США государственному секретарю Кондолизе Райс, сообщается, что посла Уильяма Бернса пригласил министр иностранных дел Сергей Лавров, чтобы разъяснить твердую оппозицию России вступлению Украины в НАТО.

Лавров в явной форме дал понять, что существуют опасения, что «этот вопрос может расколоть страну, привести к насилию или даже, по некоторым оценкам, к гражданской войне, которая может поставить перед Россией вопрос о вмешательстве». Бернс озаглавил телеграмму нетривиально для дипломатического документа: «НЕТ ЗНАЧИТ НЕТ. РОССИЯ ПРОВОДИТ КРАСНУЮ ЧЕРТУ ДЛЯ РАСШИРЕНИЯ НАТО». Он отправил ее в Вашингтон с грифом «ЧИТАТЬ НЕМЕДЛЕННО». Два месяца спустя на саммите НАТО в Бухаресте было официально заявлено, что Грузия и Украина будут приняты в альянс.

Буквально на днях украинский премьер-министр Арсений Яценюк сообщил, что с разрешения парламента, которое он получил, дорога в НАТО теперь открыта. Яценюк — это выбор США на пост премьера после государственного переворота 22 февраля. «Яц — это наш парень», — сказала зам.госсекретаря Виктория Нуланд за несколько дней до путча. Это было в ее перехваченном разговоре с послом США на Украине Джеффри Пайятом. Возможно, вы припомните, что в том же самом разговоре г-жа Нуланд произнесла: “Fuck the EU.”

Сроки русского «вторжения»

В последние недели Киев пропагандировал мотив: украинские вооруженные силы одерживают победу над сторонниками федерализации на юго-востоке Украины. Идет «зачистка». Но это была версия официальных источников в Киеве. С места поступало крайне мало информации. Тем не менее, из одного источника — со ссылкой на президента Украины Петра Порошенко — следовало, что радоваться рано. Порошенко призвал к «перегруппировке украинских вооруженных сил, участвующих в силовой операции на востоке Украины... Сегодня нам нужно осуществить перемещение наших сил, которое позволит нам оборонять нашу территорию и продолжить наше наступление, — заявил Порошенко, добавив: «Нам нужно думать о новой операции в новых условиях».

Если новые условия означали успешное наступление украинских правительственных войск, зачем потребовалась перегруппировка? Примерно в это самое время источники на месте стали сообщать об успешных атаках антипучистов-федералистов на правительственные силы. По оценке этих источников, именно правительственные силы отступают и несут тяжелые потери — главным образом из-за бездарности своих командиров.

Десять дней спустя, когда эти силы оказались в окружении и/или отступали, «русское вторжение» «подтвердилось» как никогда кстати. Именно в это время появились мутные фотографии от НАТО, а репортерам «Нью-Йорк таймс» вроде Майкла Гордона дали команду начать распространять информацию о том, что «русские идут». Добавим, что Майкл Гордон был одним из самых ярких пропагандистов за войну в Ираке.

Вторжения нет — есть активная поддержка со стороны России

Антипутчисты-федералисты пользуются на юго-востоке Украины значительной поддержкой местного населения. Отчасти это объясняется правительственными бомбардировками крупных населенных пунктов. И мы не сомневаемся, что Россия оказывала им поддержку, главным образом, в виде отличной информации о ситуации на театре военных действий. Но более чем не очевидно, что в эту поддержку входят танки и артиллерия — прежде всего потому, что у федералистов прекрасные командиры и удивительная способность громить правительственные силы.

В то же время мы не сомневаемся, что когда федералистам понадобятся русские танки — они подоспеют.

Именно поэтому ситуация требует совместных усилий по достижению перемирия — а именно с этим, как вы знаете, Киев постоянно затягивает. И что делать в такой ситуации? На наш взгляд, вам необходимо категорически заявить Порошенко и Яценюку: никакого членства в НАТО. НАТО не собирается вести «косвенную войну» с Россией — и уж никак не на стороне разваливающейся армии Украины. До других членов НАТО нужно довести ту же мысль.

0

75

Брошенная Украина
("The Washington Post", США) Чарльз Краутхаммер (Charles Krauthammer)
06/09/2014

На первой пресс-конференции после того, как был обезглавлен американец Джеймс Фоли (James Foley), президент Обама поразил собравшихся, признав, что у него нет стратегии по противостоянию ИГИЛ (оно же Исламское государство) в Сирии. Однако это было еще не самое вопиющее его заявление — и не самое важное.

Бесспорно, это идиотизм. Если ты лидер свободного мира, и у тебя нет стратегии — особенно, если у тебя нет стратегии, — ты никогда не будешь признавать это публично.

Впрочем, если, на самом деле, Обама вырабатывает сейчас стратегию воздушной кампании, скоординированной с операциями наземных сил союзников, это потребует времени. Например, Джордж Буш-младший благоразумно выждал с ответом на 11 сентября месяц, пока не был подготовлен необычный план совместных действий Командования специальных операций и Северного альянса, который позволил за сто дней свергнуть правление талибов.

Мы еще увидим, предложит ли Обама стратегию по борьбе с ИГИЛ, но его стратегию по Украине мы уже видим: он просто решил сбросить эту страну со счетов. Вот что было самым шокирующим на брифинге 28 августа: Обама заявил, что в российском вторжении на Украину — колоннах танков и бронетранспортеров, артиллерии и тысячах бойцов нагло пересекающих границу — нет ничего нового. По его словам, все это — просто «продолжение того, что уже происходит несколько месяцев.

Как будто специально, чтобы подчеркнуть свое безразличие и бездействие, Обама бездумно повторил свой любимый рефрен о том, что украинская проблема не имеет военного решения. Это так, но неужели он не понимает, что дипломатические решения во многом диктуются военным балансом сил на местах?

Возможно, для Обамы в начатом Владимиром Путиным вторжении и нет ничего нового, для Украины оно изменило буквально все. Россия была на грани поражения. Теперь на грани поражения оказалась Украина. Именно поэтому Украина приветствует прекращение огня, равняющееся капитуляции.

Месяц назад пропутинские сепаратисты были окружены и находились в отчаянном положении. Их спасло вторжение Путина на юго-восток. Оно отвлекло украинскую армию от Луганска и Донецка, позволив повстанцам восстановить позиции, пока российская бронетехника крушила украинские силы, подрывая их контроль над всем юго-востоком. Путин даже хвастался, что он мог бы взять Киев за пару недель.

Но кого это волнует? Между тем Путин уже дробит и подчиняет Украину, воссоздавая «Новороссию», вопрос о «государственности» для которой будет решаться, разумеется, уже дипломатическими методами.

На этом фоне невозможно понять нежелание Обамы снабдить Украину хотя бы оборонительными вооружениями— стрелковым оружием, противотанковыми и зенитными ракетами. Поразительная пассивность президента перед лицом вполне классического вторжения не только смущает украинцев, но и нервирует Восточную Европу. Впрочем, на саммите НАТО в Уэльсе Обама попытался ее успокоить.

Сперва он обратился к Эстонии. Похоже, она стала очередной его «красной чертой». Уверен, что теперь, когда Обама пообещал, что он не бросит эстонцев, в Талине будут спать спокойно. (Помните госдеповский хэштег #UnitedforUkraine?)

Чтобы подкрепить слова Обамы, НАТО обещала в случае необходимости (читай: «в случае российского вторжения») в течение 48 часов направить на заранее подготовленные базы в Польше и Прибалтике примерно 4 000 солдат из сил быстрого реагирования, которые альянс только обещает создать.

Между тем, во-первых, о европейских силах быстрого реагирования мы слышим уже не первое десятилетие, но эти разговоры пока ни к чему не привели.

Во-вторых, даже если этот план осуществится, он останется слабой полумерой. Дело не только в том, что войска придется собирать, вооружать и транспортировать в пожарном порядке, но и в том, что сама их отправка потребует определенного и быстрого решения со стороны НАТО. Попробуйте-ка добиться этого от альянса, славящегося привычкой принимать решения крайне медленно и неуверенно (см. Украина). К тому моменту, когда силы быстрого реагирования появятся на месте, их пустующие базы уже будут захвачены русскими.

Главная новость из Уэльса связана с тем, что НАТО не сделала. Она не создала постоянных баз в Прибалтике и восточной Польше, способных выполнять роль сил мины-растяжки. Это единственное, что могло бы надежно сдерживать Россию. «Растяжки» обеспечивают автоматизм. Любой российский лидер будет понимать: при вторжении его войска сразу же столкнутся с силами НАТО, что гарантирует войну с Западом.

Именно так мы в течение половины столетия сохраняли мир в Европе во время холодной войны. Американские войска в Западной Германии не смогли бы остановить российское вторжение. Однако нападение русских сразу же вовлекло бы в войну Америку — а Россия не могла этого себе позволить.

Именно это и позволяет сейчас сохранять мир в Корее. Даже безрассудные северокорейские власти не осмеливаются вторгаться в демилитаризованную зону, потому что по пути к Сеулу им придется убить американских солдат — и начать войну с Америкой.

Это и есть сдерживание. И никакие силы быстрого реагирования его обеспечить не могут. В Уэльсе данное решение, безусловно, провозгласят триумфом. В Эстонии, в Польше и на Украине в нем увидят лишь то, чем оно является — громкую декларацию нежелания действовать, провозглашенную альянсом, лидером в котором выступает ходячее воплощение двойственности.

0

76

Сумасбродство Обамы по поводу Украины совершило полный круг
8.09.2014, Роберт Мерри

Путин полностью перехитрил американского коллегу, утверждает The National Interest

Президент Обама просто не понимает, чем его ударило на Украине на прошлой неделе. Российский президент Владимир Путин полностью его перехитрил, и тем не менее, Барак Обама ведет себя так, будто может сказать нечто важное и значительное на эту тему.

Несоответствие между действительностью и характером президентских заявлений говорит о том, что этот президент живет в отрыве от реальности.

На прошлой неделе в среду Путин предложил украинским властям и пророссийским сепаратистам с востока Украины план прекращения огня. Украинский президент Петр Порошенко немедленно ухватился за этот план как за основу для прекращения боевых действий. На следующий день стороны объявили, что будут соблюдать перемирие, в которое наверняка вошли положения, предложенные Путиным. А это прекращение наступательных действий, включая авиаудары, отвод украинской артиллерии на безопасное расстояние от удерживаемых сепаратистами городов, обмен пленными, «безопасные коридоры» для доставки помощи и материалов для восстановления истерзанных войной городов, развертывание международных наблюдателей, которые должны будут следить за соблюдением перемирия и за российско-украинской границей.

Если вести речь о продолжающейся дипломатической драме, в которую вовлечены Украина, Россия и Запад, то это было огромное достижение. Газета New York Times в пятницу привела слова лондонского эксперта по региону из Standard Bank Томоти Эша (Timothy Ash), который заявил, что достигнутая договоренность переведет российско-украинский конфликт в некое дипломатическое противостояние, создав псевдонезависимые «серые зоны» под властью России по типу Приднестровья в Молдавии или Абхазии и Южной Осетии в Грузии.

Днем ранее Wall Street Journal заявила о том, что данные события «могут сорвать киевские планы по сближению с Европой» как средство возрождения украинской экономики. Газета заявила, что Путин хочет провести «границу, очерчивающую удерживаемую повстанцами территорию в Донецкой и Луганской областях», переходить через которую украинским войскам будет запрещено. «Из-за спорных границ вступление Украины в НАТО станет фактически невозможно», — сообщает газета.

Именно так. И именно такого исхода добивался Путин все это время — лишить Украину шансов на вступление в НАТО, а западные страны — возможности придвинуть свои войска к российской границе. Статья в Wall Street Journal, написанная Полом Сонном (Paul Sonne), и Грегори Уайтом (Gregory L. White), дает редкую возможность аналитического взгляда в будущее, представляя характеристику российской точки зрения:

«Шаг в сторону компромисса наглядно объясняет действительность, состоящую в том, что Россия, имеющая вековые культурные, языковые и экономические связи с Украиной, готова поставить на карту гораздо больше, чем Запад, дабы оказывать влияние на Киев. Россия считает, что недопущение членства Украины в Организации Североатлантического договора является жизненно важным для ее национальной обороны».

Такова реальность, и президент Порошенко уступил ей, согласившись на путинское предложение. Конечно, ни ЕС, ни Соединенные Штаты не готовы участвовать в этом споре военными средствами. И хотя Россия упорно отрицает свое собственное военное участие в гражданской войне на Украине, последние события продемонстрировали, что Путин будет инициировать любые тайные действия, которые необходимы для того, чтобы киевские власти не взяли верх над пророссийскими силами на востоке страны.

Как отмечает Тимоти Эш, Киев столкнулся с угрозой утраты важной стратегической территории. «Любая задержка может привести к потере Мариуполя, — заявил он, после чего Россия сможет проложить наземный коридор в Крым». А это, по словам Эша, станет концом для украинской экономики.

Здесь мы сталкиваемся с неумолимым дифференциалом силы. В сфере международных отношений сила и власть существуют во многих формах: это боевая мощь военной техники и технологий, и способность пользоваться ими; численное превосходство населения и национальное богатство; интенсивность национальных чувств по поводу тех или иных конфликтов; геополитические преимущества и императивы; готовность расходовать богатства страны и нести жертвы ради достижения общенациональных целей. Если сложить все эти элементы силы и власти, а потом провести их оценку, станет ясно, что Россия способна оказывать на Украину то влияние, какое пожелает.

И какова реакция Обамы на этот урок внешнеполитического реализма? Отвечая на предложение Путина и на очевидную готовность Порошенко согласиться на него, Обама выразился так, будто слова для него - это замена власти. «Нельзя добиться никакого реалистичного политического урегулирования, — объявил он, — если Россия по сути заявляет, что продолжит посылать танки, войска, оружие и советников под маской сепаратистов, хотя все это российское, и что единственное возможное решение кризиса для Украины — это поступиться своей территорией или суверенитетом».

В контексте произошедшего на Украине серьезный человек такие слова говорить не стал бы. В действительности реальное политическое урегулирование возможно лишь тогда, когда конфликтующие стороны понимают существующий дифференциал силы. Видимо, Порошенко это понимает, а вот Обама - нет.

Это один из основополагающих доводов тех, кто с самого начала этой драмы утверждает, что у Запада ставки на Украине даже близко не приближаются к тому, насколько эта страна важна для России, которая включила украинскую территорию в свою сферу влияния три с половиной века назад, и считает эти отношения исключительно важными для своей национальной безопасности.

В связи с этим возникает вопрос. Если мы не очень сильно заинтересованы в этом вопросе (а мы предельно ясно заявили и себе, и всему миру, что воевать за Украину не собираемся), и если подавляющее превосходство сил - у противоположной стороны, то зачем мы вообще ввязались в этот спор?

Воевать словами, когда в политике преобладает сила, это не только видимость слабости. Из-за этого президент кажется сбитым с толку, не понимающим, что происходит на самом деле. Не такое впечатление должна создавать великая держава.

Роберт Мерри — редактор The National Interest по политическим вопросам, автор книг по американской истории и внешней политике. Его последняя книга называется Where They Stand: The American Presidents in the Eyes of Voters and Historians (Каково их место. Американские президенты глазами избирателей и историков).

0

77

Обама готов вести войну с исламистами без разрешения Конгресса

Президент США Барак Обама заявил на встрече с лидерами от обеих партий, что ему не нужно разрешение Конгресса для борьбы с «Исламским государством», сообщает в среду, 10 сентября, Reuters.

Спикер Палаты представителей Конгресса США, член Республиканской партии Джон Бейнер высказался в поддержку инициативы Обамы по повышению эффективности иракских сил безопасности и вооружению некоторых групп сирийской оппозиции. «Спикер ясно дал понять, что ИГИЛ (“Исламское государство” — прим. “Ленты-ру”) готовится воевать с нами, и, как научила нас Сирия, чем дольше мы ждем, тем сложнее становится наш выбор», — сказал его помощник.

Планируется, что в среду, 10 сентября, в 9 вечера (11 сентября, в 5 утра по московскому времени) Обама выступит с программной речью, в которой обозначит стратегию по борьбе с исламистами.

В США существует закон, по которому президент имеет право вести войну в течение 60 дней без одобрения Конгресса.

На саммите НАТО в Уэльсе 5 сентября президент США Барак Обама представил план по созданию международной коалиции против боевиков «Исламского государства». По его словам, региональное вмешательство «абсолютно необходимо» для противодействия исламистам. Американские ВВС наносят регулярные удары по позициям боевиков.

0

78

Шести Калифорниям не бывать, одной не миновать

Сепаратистские настроения растут не только в Западной Европе, но и в США. План "Шесть Калифорний", выдвинутый венчурным капиталистом, миллиардером из Силиконовой долины Тимом Дрейпером, имел довольно много шансов на успех.

Дрейпер предлагал разбить самый процветающий и густонаселенный штат США на целых шесть отдельных штатов. По его мнению, Калифорния в ее нынешнем виде плохо управляется из-за того, что у различных местностей различные интересы, и центральная власть не может поддерживать баланс.

Дрейпер пытался осуществить свою идею на протяжении последних месяцев. Вложив в проект пять миллионов долларов из собственного кармана, он собрал миллион подписей, необходимых по закону для вынесения этой темы на всенародный референдум штата.

Хотя, по февральским опросам, эту идею не поддерживали 59% калифорнийцев, как сложится реальное голосование на референдуме, никто не знал.

Однако, как стало известно сегодня, референдум не состоится. По крайней мере 16 ноября 2016 года, как планировалось. Проведя рандомальные проверки по представленным подписям, избирательная комиссия штата Калифорния объявила, что действительны лишь 66% из них. Впрочем, Дрейпер намерен опротестовать выводы комиссии.

Население Калифорнии составляет 38 миллионов человек, и если бы этот штат был самостоятельным государством, он занимал бы восьмое место в мире по состоянию экономики.

0

79

СМИ: Санкции против России нанесут ущерб компаниям из США

Новые санкции США против энергетического сектора России могут навредить интересам американских нефтяных компаний. Обозреватели американских СМИ в частности отмечают, что ограничения, вероятно, нанесут ущерб партнерству «Роснефти» с Exxon Mobil.

По оценке агентства Bloomberg, «из всех американских компаний наибольший ущерб понесет Exxon Mobil, обладающая правами на бурение в России на участках общей площадью 11,4 млн акров».

«Эксперты полагают, что санкции поставят под риск контракты западных компаний в России, — отмечает авторитетная бизнес-газета Wall Street Journal. — Exxon Mobil согласилась оплатить большую часть исследовательских работ в Арктике, общая стоимость которых оценивается в 3,2 млрд долл, в обмен на долю в 33 процента в предприятии. Сделка с “Роснефтью” давала компании уникальный доступ к участку российских месторождений в Арктике, запасы которых составляют миллиарды баррелей нефти и газа». В самой Exxon Mobil пока ограничились заявлением о том, что «изучают введенные ограничения».

Под угрозой может оказаться и совместный проект Royal Dutch Shell и «Газпромнефти» по разработке сланцевых месторождений. Газета цитирует сотрудника компании, консультирующей нефтяных гигантов по работе в условиях санкций: «Пока неясно смогут ли американские компании выполнять определенные обязательства по контрактам, в том числе перечислять платежи российским партнерам. Фирмы из США могут столкнуться со сложным выбором между нарушением условий контракта и нарушением режима санкций».

Объявленные в пятницу санкции среди прочего запрещают экспорт из США товаров, услуг и технологий в поддержку российских проектов добычи нефти на глубоководных участках, арктическом шельфе или в сланцевых пластах в отношении пяти компаний из России — «Газпром», «Газпром Нефть», ЛУКОЙЛ, «Сургутнефтегаз», «Роснефть». Американским компаниям отведено две недели на то, чтобы подстроиться под такие требования.

Между тем

Пока министерства финансов и торговли США объявляли о новых санкциях, которые ставят под риск интересы американских компаний в России, президент Барак Обама признал, что «ситуация на Украине не создает прямых угроз для Америки». «У нас очень маленький объем торговли с Украиной», — констатировал хозяин Белого дома на мероприятии по сбору средств в фонд Демократической партии в Балтиморе (штат Мэриленд), объяснивший, что Вашингтон, тем не менее, будет не только «следить, но и продолжать предпринимать усилия» на этом направлении из стремления «отстаивать международные нормы и принципы».

0

80

Племя Навахо получит от США рекордную компенсацию: 554 миллиона долларов

В пятницу, 26 сентября, будет поставлена точка в судебной тяжбе между властями США и индейским племенем Навахо, которая длилась более 50 лет. В рамках достигнутого соглашения, Соединенные Штаты выплатят племени Навахо 554 миллиона долларов в качестве компенсации "за неумелое управление фондами и природными ресурсами резервации Навахо в течение многих десятилетий", пишет газета The Washington Post.

Соглашение будет подписано в Виндоу Роке (штат Аризона).

Племя Навахо, резервации которого находятся в Аризоне, Юте и Нью-Мехико, является самым многочисленным индейским народом Северной Америки. По состоянию на 2006 год, численность индейцев навахо составляла около 250 тысяч человек. Обширные территории данного племени арендовались для сельскохозяйственных предприятий, нефтегазодобычи и других нужд, включая дорожное и жилищное строительство.

Согласно договору с правительством США, получив денежную компенсацию, племя Навахо отказывается от дальнейшей тяжбы с американскими властями. Решение о том, в какие проекты будут инвестированы деньги, полученные в качестве компенсации от правительства, будет принято позже.

Совет правления племени Навахо отмечает, что принятое соглашение не распространяется на иски связанные с вопросами о пользовании водными ресурсами, а также на иски со стороны граждан, заявляющих, что их здоровью был нанесен ущерб в связи с добычей урана на территориях данного племени.

За последние четыре года администрация США достигла соглашения о выплате компенсаций 80 индейским племенам, на общую сумму $2,61 млрд, отмечает The Washington Post. Сумма, выплачиваемая племени Навахо, является рекордной.

0

81

Говоря об Украине в ООН, Обама серьезно ошибся ("The American Conservative", США)
Президент в своей речи оскорбил Россию, которая могла бы пригодиться ему в борьбе с ИГИЛ.
Джеймс Карден (James Carden)
27/09/2014
http://beta.inosmi.ru/images/22327/33/223273317.jpg
Выступая сегодня в Нью-Йорке на открытии 69-й сессии Генеральной ассамблеи ООН, президент Обама заговорил о продолжающемся кризисе на Украине, причем его отзыв был в лучшем случае односторонним:

«Вот каковы факты. Когда украинский народ усилил протесты и призывы к реформам, их коррумпированный президент сбежал. Против воли правительства в Киеве Крым был аннексирован. Россия отправила на Восточную Украину оружие, поддержав агрессивных сепаратистов, и разожгла конфликт, убивший тысячи человек. Когда с территории, контролируемой российскими ставленниками, был сбит гражданский авиалайнер, доступ к месту крушения был закрыт на много дней. Когда Украина начала возвращать себе контроль над этими территориями, Россия прекратила делать вид, что она просто поддерживает сепаратистов и двинула через границу войска.

Это картина мира предполагает: кто силен, тот и прав. В таком мире одна страна может перекраивать границы другой, а цивилизованные люди не могут получить останки своих погибших близких, чтобы не открылась правда. Америка выступает за совсем другой мир. Мы верим, что, кто прав, тот и силен — что большие страны не должны угнетать маленькие и что люди вправе выбирать собственное будущее».

Помимо того, что Генри Луис Менкен (Henry Louis Mencken) назвал бы «повседневным лицемерием», эта сокращенная версия истории украинского кризиса имеет ряд очевидных недостатков. В частности, президент выбрал для нее крайне неподходящие время и место.

Вчера США начали свою пятую войну (Косово, Ирак, Афганистан, Ливия, Сирия/Ирак) за 15 лет — на сей раз в компании пяти исламских стран, четыре из которых можно без преувеличения назвать одними из самых одиозных режимов на Земле. Целью авиаударов США выступает сравнительно небольшая (30-35 000) армия бунтарей и фанатиков, в руководстве которой немало бывших иракских офицеров, бесцеремонно уволенных в 2003 году, после нашей второй иракской авантюры. При этом ИГИЛ не только объявила войну Соединенным Штатам (в основном в рекламных целях, но кого это волнует), но и назвала одним из своих врагов никого иного, как российского президента Владимира Путина — в том числе за поставки оружия Асаду и за политику России в населенной в основном мусульманами Чечне.

Это означает, что России, превосходящей в военном плане наших пятерых союзников и имеющей давние связи с Сирией и Ираном, бросили вызов те же самые экстремисты, что и нам. Безусловно, она могла бы быть полезна для нашей очередной ближневосточной авантюры.

Вдобавок, после заключенного 5 сентября перемирия, стычек между Россией и Украиной стало намного меньше. В пятницу стороны начнут переговоры о возобновлении остановленных 15 июня поставок российского газа на Украину. Тот факт, что г-н Обама счел открытие Генеральной ассамблеи ООН подходящим моментом, чтобы оскорбить Россию, многое говорит о качестве советов, которые ему дает его окружение. В итоге вместо того, чтобы в своей речи призвать к сохранению перемирия на Восточной Украине и заодно попытаться привлечь Россию в коалицию противников ИГИЛ, президент, как он часто делает, предпочел порисоваться и продемонстрировать миру американское моральное превосходство — в основном воображаемое.

0

82

http://www.rubaltic.ru/upload/iblock/d29/d29b3fabbd6438465c00c3b9d9c7432f.png

0

83

Самый большой миф – американская армия

http://topwar.ru/uploads/posts/2012-03/thumbs/1331388751_D0A1D0A8D090-D0B3D0BED182D0BED0B2D0B8D182D181D18F-D0BA-D0B2D0BED0B9D0BDD0B5.jpg

Имея реальную информацию, можно без труда развеять так тщательно создаваемый СМИ миф о непобедимой и самой подготовленной армии мира — армии Соединенных Штатов Америки.

В начале марта 2012 года информационные агентства сообщили о том, что США обладают супероружием, которым является некая бомба весом около 13 тонн, имеющая такой мощный заряд, что способна пробить подземный бункер с толщиной бетонного слоя 65 метров. Американские военные возлагают большие надежды на то, что применение этой бомбы позволит получить более эффективный результат при бомбардировке ядерных объектов Ирана.

В настоящее время США и не скрывают, что американская армия способна решать практически любые проблемы, которые не удается уладить средствами дипломатии.

Но так ли сильна американская армия?

Давно известно, что сумев запугать врага до битвы, можно выиграть даже самый безнадежный бой. Так какие же страшилки используют американские власти?

Первая из них: военный бюджет США превышает бюджеты всех стран мира.

Вторая: постоянное обновление вооружения, аналогов которого не имеет ни одно из государств мира. Основное направление развития вооружения — реализация, так называемой, «дистанционной войны», когда бой ведется техническими средствами, которыми управляют операторы-военнослужащие.

Третья: уникальные программы обучения военного состава армии, позволяющие направлять на службу в боевые подразделения высокопрофессиональных бойцов.

Эти страшилки сразу вызывают сомнения по нескольким позициям:
— почему «самая лучшая армия мира» терпит поражения от моджахедов в Афганистане, федаинов в Ираке и сомалийских бандформирований;
— почему спецподразделения США постоянно проигрывают при ведении оборонительных боев (возникает вопрос — а смогут ли они защитить свою территорию при нападении на нее внешнего врага?);
— как часто, услышав очередную информацию о разработке США нового супероружия, в реальности все оказывается мифом;
— американский военно-промышленный комплекс под видом нового вооружения давно поставляет только улучшенную (модифицированную) технику, уже имеющуюся на вооружении армии США;
— армия США в основном пополняет свои ряды за счет мигрантов (им обещают оформление вида на жительство и деньги), наемников из других стран, а также граждан США, которые надеются получить от государства гранты в виде бесплатного обучения, предоставления жилья и т.д.

Поэтому в американской армии полностью отсутствуют такие понятия как боевой дух, мотивация к самопожертвованию. Ведь если солдата убьют, то кто же сможет воспользоваться «заработанными» им льготами.

Из всего сказанного следует, что по большому счету в США некому воевать по-настоящему, поэтому все войны, в которых участвуют американские войска, выглядят как пропагандистские политические шоу. Американские бойцы могут только убивать, а вот умирать за идеи своей страны среди них желающих нет. Поэтому, как показали события на Ближнем Востоке, даже незначительные потери личного состава американской армии приводят к массовому бегству бойцов самой расхваленной армии мира.

Чтобы как-то поддержать в мире миф о непобедимой американской армии, власти страны прибегают к искажению данных о потерях личного состава американских подразделений в военных конфликтах. Например, по данным западных аналитиков, в корейской войне США потеряли более 50 тысяч солдат, тогда как по официальным данным Вашингтона погибшими и пропавшими без вести числятся только 8 тысяч. Северокорейцы подтверждают гибель 150 тысяч бойцов армии США. Из доступной информации можно сделать вывод, что бойцы Северной Кореи, имея ограниченную помощь СССР, уничтожили больше американцев, чем Германия и Япония за годы Второй мировой войны.

Также были в сто раз занижены потери армии США при вторжении в Гренаду (1983 год) для свержения неугодного им режима. Только сейчас стало известно, что при высадке на Гренаду было сбито более ста американских транспортных самолета, что привело одновременно к гибели 2 тысяч человек, включая спецназовцев из группы «Дельта».

История с элитной группой «Дельта» достаточно поучительна. За время своего существования это подразделение ни разу не вступало в реальный бой. Практически сразу после своего создания «Дельта» потеряла 40% личного состава при освобождении заложников в Иране, а при высадке на Гренаду погиб практически весь состав спецподразделения.

Кстати, американский десант на Гренаде был уничтожен советским оружием времен Второй мировой войны. В военном конфликте со стороны США был 30-ти тысячный военный контингент против 3 тысяч гренадских солдат и тысячи кубинцев (среди них только 200 человек были профессиональными военными, а остальные являлись гражданскими специалистами). Только после того, как у кубинцев кончились боеприпасы, американцам удалось сломить их сопротивление. Именно превосходство кубинцев в бою перед американцами, возможно, стало одной из причин, по которой Вашингтон не решился свергать режим Ф. Кастро (даже после того, как Россия бросила Кубу на произвол судьбы). Это еще раз подтверждает, что непобедимость американской армии всего лишь миф. Зато после свержения правительства Гренады американцы в яростной злобе из-за огромных потерь по кирпичику растащили кубинское посольство на Гренаде.

Спустя 6 лет американцы с позором отметились в боевых действиях в Панаме. Именно здесь они имели значительное количество случаев ведения огня по своим позициям. Такой «дружественный огонь» с тех пор стал устойчивой традицией армии США.

Но сомнительные победы американцев не заставили самоуверенных янки истребить пороки своих вооруженных подразделений. Не были устранены недостатки в обучении войск, не учтены ошибки тактики и стратегии при проведении боевых операций. Итогом этой неадекватной оценки своих военных возможностей стал плачевный, для американцев, результат войны с Ираком (1991 год). Только при поддержке западных средств массовой информации властям США удалось скрыть от мирового сообщества свои огромные потери (за шесть дней боев армия США потеряла 15 тысяч военнослужащих, 600 единиц танков и 18 новейших самолетов-бомбардировщиков). Убедительные победы иракских вооруженных сил были связаны с хорошей подготовленностью и опытом личного состава, а также наличием надежной и современной боевой техники, закупленной в России, Украине и Китае.

Средства ПВО Ирака уничтожили миф американцев о «самолетах-невидимках»: советские радиолокаторы прекрасно их видели (за семь месяцев боев в Ираке США и Англия потеряли более 300 новейших самолетов).

Также разрекламированные американские танки «Абрамс» поражались всеми видами советских противотанковых ракет (это еще одно доказательство о наличии очередного вашингтонского мифа).

Практически мгновенное уничтожение колонны американской бронетехники иракским военным подразделением с использованием советского комплекса залпового огня было представлено американцами как попадание под «дружеский огонь» (ложь всегда была и есть на вооружении США).

Уверив весь мир в своей победе, американские вооруженные силы в Ираке не достигли желаемых результатов: не были уничтожены иракские войсковые соединения на территории Кувейта и Южного Ирака, устоял режим Саддама Хусейна.

И опять никаких значительных уроков американская военщина не извлекла из своей иракской военной компании.

Правящая элита США только взяла «на вооружение» методы подкупа противника, чтобы иметь возможность очередной раз доказать «непобедимость и мощь» армии США (аналогичный прием был применен при высадке американских войск во Франции в 1944 году).

Вашингтон заплатил за свою «пиррову победу» в Ираке жизнями более чем 50 тысяч солдат. Результатом стал устроенный американцами хаос в стране, обладающей огромными запасами нефти. Американцами было вывезено из Ирака антиквариата на сумму более двух миллиардов долларов (эти действия можно охарактеризовать только как мародерство). И хотя власти Ирака «сдали» американцам страну, сопротивление иракцев не прекращалось ни на один день: ежедневно совершались нападения на американцев (около 200 за сутки), не выполнялись приказы командования оккупационных войск. Армия США несла постоянные потери в живой силе и технике. О масштабах потерь можно судить по огромной загруженности госпиталей не только вооруженных сил США, но и НАТО. Также за время конфликта Вашингтоном был осуществлен призыв 185 тысяч резервистов. Информационные агентства не размещали на своих страницах реальную информацию о военных потерях США в Ираке.

Значительный урон американской армии в иракском конфликте можно также объяснить низким уровнем интеллектуального развития солдат и офицеров американской армии, полное отсутствие в их среде таких понятий, как «профессиональная этика» и «долг перед Отечеством».

В военных конфликтах американские солдаты демонстрируют низкую военную выучку и неумение пользоваться основными средствами вооружения, незнание простейших навыков фортификационных работ, неспособность возвести простейшее полевое укрепление.

Таким образом, американо-иракский военный конфликт стал лакмусовой бумагой, которая высветила для всего мира реальное состояние американских вооруженных сил. Создаваемый американцами великий миф о своем военном превосходстве рассеялся как «утренний туман».

Практически в каждом государстве мира есть минимум две истории: для массы — идеологическая и реальная — для элиты, но США имеет одну. И каждый американец с уверенностью скажет, что Вторую мировую войну выиграла именно американская армия. Имея такую «непобедимую армию», зачем стремиться улучшать свою боеспособность, а тем более изучать опыт чужих вооруженных сил?

Известный русский дипломат Теплов В.А. еще в 1898 году сказал, что американское самомнение не соответствует достигаемому ими результату.

А это приводит к убогой системе подготовки командного и рядового состава американской армии, неумению управлять сложнейшей военной техникой — что и является основной причиной гибели солдат в бою.

Более двух третей офицеров в американской армии не являются кадровыми офицерами — это выпускники гражданских учебных учреждений, получившие военное образование на военных кафедрах или краткосрочных курсах, а практические навыки отрабатываются в течение шести месяцев на лагерных сборах (уровень 9-10 классов советской школы).

Поскольку служба в армии в течение трех лет позволяет бесплатно получить доступ к дорогостоящему обучению в высших учебных заведениях Америки, то офицерский корпус формируется либо из бедных слоев общества, либо из тупых и ленивых выпускников, которые не в состоянии выдержать вступительные испытания в престижные ВУЗы США.

Офицеров для сухопутных войск готовит училище в Уэст-Пойнте и школа офицеров в штате Джорджия (выпускает 500 офицеров в год, срок обучения 3 месяца). Училище выпускает тысячу офицеров в год. Поступить в него можно только по рекомендации чиновника высокого ранга. Обучение будущего офицера длится 4 года (осваивается улучшенный курс средней школы: иностранные языки, химия, физика, математика, история, философия, литература, право, военное управление и др.). Программой училища не предусмотрена подготовка офицера для службы в конкретном роде войск. Реальное обучение курсанты проходят только на практике в школах родов войск, центрах подготовки, сержантских школах, стажировке.

Во многих странах существует система повышения уровня образования действующего офицерского состава: академии родов войск, академия генштаба. Обучение в них длится не менее 2 лет.

В США существует только система повышения квалификации в виде «военных колледжей», где срок обучения составляет 10 месяцев.

Также в Соединенных Штатах Америки существует военный колледж, выпускающий специалистов для военной промышленности, мобилизационных подразделений и профессионалов материально-технического обеспечения. Обучение длится 10 месяцев. В год выпускается 180 человек.

Боеспособность любой армии мира можно оценить:
— в реальной войне;
— в мирное время по следующим характеристикам: боевой и численный состав; количество вооружения и техники; качество подготовки кадрового состава.

Имея реальную информацию, можно без труда развеять так тщательно создаваемый СМИ миф о непобедимой и самой подготовленной армии мира — армии Соединенных Штатов Америки.

0

84

Глава Секретной службы США покидает пост из-за инцидента в Белом доме МОСКВА, 1 окт — РИА Новости. Глава Секретной службы США Джулия Пирсон покинула свой пост, после того как вооруженный ножом мужчина сумел пройти несколько залов Белого дома. О ее отставке сообщил министр внутренней безопасности США Джей Джонсон, передает агентство Франс Пресс
http://retina.news.mail.ru/prev670x400/pic/e6/13/image19702664_c20cef355c9dbd76136a8a519056fee1.jpg
Ранее Пирсон, в чью компетенцию входит охрана высших должностных лиц страны, извинилась за этот инцидент.

«Сегодня Джулия Пирсон, директор Секретной службы США, подала прошение об отставке, и я ее принял», — цитирует агентство заявление Джонсона.

Временно исполняющим главой службы он назначил сотрудника ведомства Джозефа Клэнси (Joseph Clancy).

Омар Гонсалес (42 года) был задержан в Белом доме с ножом. Он успел пробежать несколько залов, прежде чем его скрутили агенты Секретной службы. В машине подозреваемого нашли два топора, мачете и 800 патронов.

Министр внутренней безопасности заявил, что в скором времени объявит о назначении «совета независимых экспертов», которые проведут расследование произошедшего инцидента.

0

85

США злоупотребляют силой на Ближнем Востоке
("Aftenposten", Норвегия) Х.Н.Хэрланд (H.N.Herland)
03/10/2014
http://beta.inosmi.ru/images/22338/83/223388313.jpg
США в очередной раз наносят авиаудары по Ближнему Востоку и «принимают участие в гражданской войне, оказывая поддержку одной из сторон» – совершают, по сути, то, против чего в свое время предостерегал бывший министр обороны США Роберт МакНамара в книге «Туман войны». В этот раз американцы ведут битву против «Исламского государства» (ИГ), которое за последние месяцы продемонстрировало наличие у себя лучших пиарщиков и захватило власть при поддержке богатейших людей в мире.

Парадоксы выстроились в очередь. Согласно информации издания «Международные отношения», в рядах ИГ состоят уже несколько тысяч суннитских джихадистов, а ещё в 2011 году число сторонников группировки в Ираке составляло лишь 800 человек. После всемирной PR-компании «Исламского государства» США собираются совершить удар и по Сирии вместе с ведущими суннитскими странами, теми самыми, которые долгое время выступали за свержение пришедшего к власти в результате демократических выборов сирийского правительства.

Такая же цель, как и у ИГ

Американцы оказывали значительную поддержку суннитским джихадистам в Сирии, которые, как все прекрасно знают, преследуют такие же цели, что и боевики ИГ, а именно - хотят свергнуть поддерживаемого шиитами президента Башара Асада, развязав самую кровавую в наше время региональную и религиозную войну. Вашингтонский институт ближневосточной политики и другие источники подтверждают, что ИГ получает сотни миллионов долларов от людей из Саудовской Аравии, Катара, Турции и Кувейта – стран, которые являются союзниками США в регионе. Старший исследователь Вашингтонского института Эндрю Таблер отмечает, что к примкнувшим к ИГ повстанцам в Сирии деньги идут через Кувейт.

То, что США наносят авиаудары по Сирии, не заручившись согласием властей страны, кажется, не слишком волнует американцев. То, что ряд суннитских экстремистов в Сирии, которым оказывается поддержка со стороны США, по данным организации AntiWar, заключили с ИГ соглашения о ненападении, также, по всей видимости, является малозначимым для американцев. То, что Башар Асад пришел к власти в ходе демократических выборов, получив более 88,7% голосов избирателей, также никак не влияет на процесс принятия решений в отношении Сирии. В современных США уважение к нормам международного права и принципу государственного суверенитета равно нулю. Американцев мало заботит и то, что Асад является светским политиком, жена которого не носит хиджаб, и то, что он пользуется абсолютной поддержкой христиан и других религиозных и национальных меньшинств, проживающих в Сирии. Обвинения против Асада в использовании химического оружия никогда не были доказаны, и незначительные районы, откуда не были вывезены арсеналы химоружия, находятся под контролем оппозиции.

Мнение людей не учитывается

То, что опрос общественного мнения, проведенный компанией «Public Policy Polling», показал, что целых 74% простых американцев выступают против войны на Ближнем Востоке, также играет незначительную роль. Очевидно, что в современных США, где политические решения принимаются на основе идеологических мотивов, а не реалистичного подхода, мнение граждан больше не берется в расчет. Профессор Брюс Акерман из Йельского университета считает, что военные действия против ИГ также нарушают и конституцию США. Требуется получение одобрения Конгресса, поскольку мандат, выданный им после атак 11 сентября, распространялся только на страны, которые участвовали в планировании этих терактов. Нарушение американского законодательства мало волнует Барака Обаму, который, получив Нобелевскую премию мира, войдет в историю как американский президент, начавший больше всего войн.

И вновь Самюэль Хантингтон оказывается прав в своих мрачных прогнозах о том, что крупномасштабные конфликты будут возникать на стыке культур, потому что цивилизации не понимают друг друга. Однако хуже то, что все понимают, что происходит, однако стремление ВПК и другого бизнеса к прибыли приводит к войне. Если бы не активное участие США в разрушении страны за страной на Ближнем Востоке, конфликты в регионе даже близко не дошли бы до нынешнего уровня остроты.

Геноцид в Ливии

Норвегия тоже совершила ошибку. Лидер Рабочей партии Йонас Гар Стере в своей статье в New York Times написал, что «арабская весна не основывается на исламской идеологии, а значительно более прагматична, чем думает Запад», и «не создаст новых возможностей для “Аль-Каиды'». Потом Норвегия участвовала в нанесении авиаударов по Ливии, одному из богатейших государств на африканском континенте, разбомбив его до основания по указке США. Таким образом, мы, по сути, помогли связанным с «Аль-Каидой» повстанцам прийти к власти во втором по величине городе страны Бенгази. До этого Ливия представляла собой  общество всеобщего благосостояния со справедливой системой распределения доходов и ВВП выше, чем в Италии и Австралии. Норвежский телеканал НРК  задокументировал факты получения норвежскими пилотами истребителей приказов о бомбардировке случайных целей. Участие в этих военных действиях даже не обсуждалось в Стортинге, дело ограничилось смс-сообщениями лидерам некоторых партий.

Сама я была одной из немногих, кто выступал против происходящего, и в своих статьях в газете «Афтенпостен» писала о том, что военные действия НАТО в Ливии и убийство там гражданского населения является одним из худших в наше время примеров злоупотребления Западом властью. НАТО превратилась из трансатлантического оборонительного альянса в инструмент политики силы и агрессии в отношении слабых государств, в которых затрагиваются интересы Запада.

Премьер-министр Ирака Нури аль-Малики недавно обвинил Саудовскую Аравию и Катар в развязывании гражданской войны в Сирии, которая привела к сотням тысяч убитых и к тому, что миллионы сирийцев были вынуждены покинуть страну, превратившись в беженцев. В этом контексте не особенно лицеприятно выглядят высказывания саудовского принца Бандара бин Султана, который, согласно информации газеты Independent, уже 2001 году заявил британской разведывательной службе МИ6, что «в ближайшем будущем на Ближнем Востоке мусульман шиитов ждут страдания. Нас суннитов – 1 миллиард, и мы устали от  этих шиитов в регионе».

Поддержка республиканцев

Парадоксально, но недемократическая Саудовская Аравия и ее принцы пользуются поддержкой бывшего кандидата в президенты, сенатора-республиканца Джона Маккейна. Согласно CNN, он сам подтвердил свою связь с Саудовской Аравией, когда он «благодарил бога за то, что Катар, Саудовская Аравия и принц Бандар вместе с нами финансируют переворот в Сирии». Согласно некоторым источникам, именно Маккейн уговорил Эр-Рияд финансировать сирийскую оппозицию. Таким образом, США приняли активное участие в развязывании гражданской войны, ужаснейшей со времен Второй мировой войны.

Когда в 2013 году Маккейн посещал Сирию, чтобы засвидетельствовать поддержку США суннитским повстанцам, было сделано несколько его  фотографий с их лидерами. Среди них оказался один из лидеров ИГ Абу Бакр аль-Багдади, что наделало немало шума. Согласно изданию Telegraph, фотографии также свидетельствуют об американской поддержке старой партии Саддама Хусейна «Баас», нынешний лидер которой, генерал Аль-Доури, долгое время присутствовал в американском списке разыскиваемых террористов. В докладе немецкого новостного издания Der Spiegel утверждается также, что США проводили обучение членов ИГ в Иордании.

Опасные войны

А вот и более иронический факт: когда ИГ возникло в Сирии, оно было союзником США, но когда группировка пересекла границу Ирака, она  превратилась во врага. А ведь в Сирии группы суннитских джихадистов совершали то же самое, что сейчас в Ираке: пытки и жестокие убийства гражданского населения. Есть все основания не следовать политике США на Ближнем Востоке. Если ничего не изменится, мы окажемся перед лицом опасных крупномасштабных войн, которые приведут к ещё меньшей стабильности в нашем мире.

0

86

Демократы предчувствуют поражение ("Радио Свобода", США)
Станут ли промежуточные выборы в Конгресс референдумом о политике президента Обамы?
Юрий Жигалкин
05/10/2014
http://beta.inosmi.ru/images/20671/62/206716245.jpg
Почему американцы не верят в экономическое выздоровление? Приведут ли перемены в Конгрессе к изменению внешней политики Соединенных Штатов?

Эти вопросы мы обсуждаем с политологом профессором университета имени Джорджа Мэйсона Эриком Ширяевым, правозащитником сотрудником Гуверовского института Юрием Ярым-Агаевым. В передаче принимают участие обозреватель газеты The Washington Examiner Майкл Барон.

В четверг за месяц до выборов в Конгресс президент Обама выступил с необычной предвыборной речью перед студентами Северо-Западного университета в Иллинойсе. Необычность ее заключалась в том, что он попытался совместить тезисы, которые выглядят взаимоисключающими. С одной стороны, он откровенно заимствовал знаменитую формулу Рональда Рейгана, который призывал американцев оценивать действия президентов по гамбургскому счету: стал ли народ жить лучше за последние четыре года. И президент Обама призвал избирателей бросить свежий взгляд на крупные достижения своей администрации, которые он выпукло представил в своей речи. С другой, он признал, что эти достижения ощутила на себе лишь ничтожная часть населения страны, в то время как для большинства реальный уровень жизни снизился. Вот как президент сформулировал этот тезис:

— Достижение прогресса нам далось нелегко, но он стал постоянным и реальным, — сказал президент Обама. — Это прямой результат усилий американцев, их решительности, их настойчивости, но это также результат верных шагов, предпринятых моей администрацией. Бесспорный факт состоит в том, что сегодня американская экономика крепче, чем в момент моего прихода в Белый дом. Согласно любому экономическому показателю, сегодня мы находимся в лучшем состоянии, чем когда я вступил в должность президента. В то же время, столь же несомненным является тот факт, что миллионы американцев все еще не ощутили положительных результатов улучшающейся экономической ситуации там, где это является самым главным, то есть на себе. И эти факты не являются несовместимыми. Наша экономика прошла значительный путь, но результаты экономического выздоровления почувствовали не все, пока еще не все. Мы видим, что цены домов растут, котировки на фондовых биржах выросли вдвое, возможно, ваши соседи сумели впервые приобрести медицинскую страховку или купили автомобиль, сошедший с конвейера, и это хорошие приметы. Но стресс, в котором находятся многие семьи, также остается реальным. Оплата счетов для них все еще является более трудной задачей, чем это должно быть. И даже если человек крутится на работе как в колесе, ему все еще очень трудно вырваться вперед.

Эта попытка президента объяснить американцам, что объективно экономическая ситуация улучшается благодаря его личным усилиям и усилиям демократической партии, предпринята на фоне тревожных для демократов результатов опросов общественного мнения, свидетельствующих о том, что республиканцам удастся одержать убедительную победу на выборах в Палату представителей и, возможно, впервые за шесть лет взять под свой контроль Сенат, верхнюю палату Конгресса. Такой исход выборов лишит президента возможности осуществления любых законодательных инициатив, которые неприемлемы для республиканцев, и приведет к другим ощутимым для политической системы последствиям.

Евгений Аронов: На выборах будут оспариваться все 435 мест в нижней палате Конгресса и 36 из 100 мандатов в верхней палате, Сенате. В нижней палате республиканцы имеют сегодня небольшое большинство, 234 места. При этом их преимущество над демократами было больше, чем ныне, лишь один раз за все время после окончания Второй мировой войны. Стоит, однако, республиканцам увеличить свое представительство в нижней палате всего на 8 мест, как их перевес станет самым большим за весь послевоенный период. Насколько это реально? Вполне реально, говорит один из ведущих в Америке специалистов по выборам, сотрудник Института American Enterprise Майкл Барон. Статистика дает республиканцам основания для оптимизма. В 2010 году республиканцы завоевали 63 места в нижней палате, а рейтинг президента Обамы на тот момент был выше, чем сейчас. В ноябре их задача намного проще — набрать еще 8 мест. Говоря о Конгрессе, предвыборные реалии, в целом, благоприятствуют республиканцам, констатирует эксперт. Это видно из того, что в 2012 году Обама, выиграв президентские выборы, победил лишь в 209 округах, в то время как его противник Митт Ромни, намного отставший от победителя в президентской гонке, завоевал 235 округов.

— Вопросы, стоящие в повестке дня выборов 2014 года, скорее общенациональные, нежели местные, а это значит, что партийная принадлежность кандидата для избирателей будет важнее его позиций по вопросам местного значения. Что, в свою очередь, дает преимущество республиканцам, как партии, которой принадлежит больше избирательных округов, чем демократам. Один такой общенациональный вопрос, по которому демократы потеряли много очков, заключается в недовольстве избирателей стремительным увеличением масштабов и функций центрального правительства в Вашингтоне, который произошел в президентство Обамы. Ладно, если бы еще правительство было эффективным, но последние истории про провалы службы охраны Белого дома показывают, что даже в области обеспечения безопасности первого лица федеральные службы дают серьезные осечки. Сильно разочаровало американцев и фиаско с запуском электронного рынка медицинского страхования. Проводя реформу системы медицинского страхования, повышая подоходные налоги американцев с самыми высокими доходами, принимая масштабные пакеты мер по стимулированию экономики, Белый дом и фракция демократов в Конгрессе были уверены, что это все очень популярные шаги. Но они просчитались.

По словам Майкла Барона, демократы, по сути, признали свою слабость, убрав все эти ставшие непопулярными темы из предвыборных агитационных роликов.

В результате реальным выглядит поражение демократов на выборах в Сенат, где сейчас большинство демократической партии составляет лишь шесть человек.

— В нынешнем избирательном цикле оспаривается большое число мест в Сенате от тех штатов, в которых позиции республиканцев очень сильны. Достаточно сказать, что в семи из них в 2012 году победил Митт Ромни. Уже сегодня социологические службы, занимающиеся опросами, предсказывают республиканцам приобретения в трех штатах — Западная Виргиния, Монтана и Южная Дакота. В Арканзасе, Луизиане и на Аляске республиканцы всего за последние две недели сократили до минимума отставание от соперников. В Северной Каролине, очень конкурентном штате, республиканцы в начале сентября подрастеряли свой перевес, но сейчас его как будто восстанавливают. Сильный рывок совершили республиканцы также в Айове и Колорадо, двух штатах, которые Обама выиграл в 2012 году с микроскопическим разрывом, — говорит Майкл Барон, — любопытно, что этот устойчивый прореспубликанский тренд прекрасно сосуществует с результатами опросов, из которых следует, что электорат разочарован политическим истеблишментом в Вашингтоне и, в частности, Конгрессом, чей рейтинг достиг чуть ли не самого низкого значения за все время социологических замеров.

Несмотря на то, что президент Обама выступает на этих выборах лишь в роли наблюдателя и агитатора, многие аналитики говорят, что в действительности эти выборы будут референдумом относительно политики Барака Обамы, главным образом, его экономической политики. 90% американцев, опрошенных в ходе последнего опроса, проведенного по заказу агентства Associated Press, назвали экономическую ситуацию основным вопросом парламентских выборов. Согласно институту Гэллапа, 54% опрошенных считают, что экономическая ситуация в стране ухудшается. Любопытно, что в такой ситуации далеко не все кандидаты-демократы хотят ассоциировать себя в глазах избирателей с президентом.

— Если посмотреть на географию поездок президента, то большая их часть приходится на штаты, которые Обама выиграл в 2012 году, — говорит Майкл Барон. — При этом в тех штатах, где исход выборов, что называется, висит на волоске, — Луизиана, Северная Каролина — кандидаты абсолютно неприкрыто сторонятся президента и стараются не появляться вместе с ним на одних и тех же мероприятиях. И это для Демократической партии большая проблема.

Трудно припомнить хоть одни выборы, которые пресса не характеризовала, как эпохальные, и нынешние — не исключение. Насколько может быть объективна такая оценка сегодня? «Для законодателей, которые могут лишиться своих мест, каждые выборы действительно эпохальные, — напоминает Майкл Барон. — Но, если серьезно, то от того, выиграют республиканцы большинство в Сенате или нет, зависят, например, многие кадровые назначения, которые произведет Обама, в том числе, на министерские посты или в Верховном суде. Эти назначения утверждаются Сенатом, и если у республиканцев там большинство, то это неминуемо отразится на отборе претендентов: Белый дом будет менее склонен предлагать мало приемлемые для большинства кандидатуры. Равным образом, если Сенат перейдет к республиканцам, а нижняя палата, мы предполагаем, останется, как и сегодня, "республиканской", то это должно отразиться также на законодательных инициативах, которые вносит исполнительная власть».

По мнению вашингтонского эксперта, может быть, это заставит президента пойти на компромиссы с республиканцами. Что касается внешней политики, в сценарии, в котором республиканцы завоевывают Сенат, Майкл Барон предсказывает усиление давления на Белый дом по таким вопросам, как активизация помощи движению сопротивления в Сирии и реставрация жестких экономических санкций в отношении Ирана, если тот не пойдет на компромиссное соглашение в ядерной области.

— Как можно оценить значение приближающихся выборов в Конгресс? Вопрос Эрику Ширяеву, политологу, профессору университета имени Джорджа Мэйсона:

— Прежде всего это тренировка перед выборами 2016 года, как я понимаю. Как партии себя проявят, как группы себя проявят, скорее всего, это отразится на их успехе в 2016 году. Тоже это проверка сил внутри каждой партии и выявление тех новых людей, которые смогут выстоять на будущих выборах, и кто придет из старой гвардии. Для американцев эти выборы более важные, чем пяти-шестилетней давности, потому что они показывают отношение американцев к политике Обамы, которую считают нестандартной, более радикальной, чем политика других президентов.

В чем состоит значение выборов с точки зрения Юрия Ярым-Агаева, правозащитника, сотрудника Гуверовского института?

— В первую очередь эти выборы — это референдум по поводу Обамы. Другое дело, что референдум с результатом достаточно предсказуемым. Я предполагаю, что выборы покажут, что страна недовольна политикой Обамы, как внутренней, так и внешней. И собственно, предсказания того, что республиканцы получат большинство, безусловно, в Конгрессе и с большой вероятностью в Сенате — это и будет первой демонстрацией этого референдума и недовольства обамовской политикой.

— Вы очень убежденно сказали, и не только вы об этом говорите, что эти выборы будут своего рода референдумом относительно политики президента Обамы. Но мы же все-таки говорим о сравнительно, по-видимому, небольшом преимуществе республиканцев в результате этих выборов. Не точнее ли сказать, что эти выборы более перетягивание каната: сегодня повезло республиканцам, они победили, послезавтра, быть может, повезет демократам?

— Не только. Дело в том, что референдум по поводу Обамы включает в себя не только противопоставление республиканцев демократам, — говорит Юрий Ярым-Агаев. — Например, одна из групп, которая очень разочарована в политике Обамы — это как раз левые демократы. Они как бы не удовлетворены политикой Обамы по другим причинам, чем республиканцы, но одна из причин падения популярности Обамы и его политики — это разочарование его группы, которая больше всего его поддерживала. И это тоже проявится в этих демократических выборах. В частности, например, в том, что скорее всего повлияет на то, что демократы менее активно будут голосовать в этих выборах, потому что основная сила поддержки Обамы — это то, что называется база партии, это активисты партии, это люди, которые в большой степени обеспечивают явку на выборы большого количества людей и прочее. Судя по всему, именно в силу разочарования политикой Обамы этой группой они в этих выборах будут проявлять меньшую активность, что проявится в меньшем количестве людей, которые придут голосовать за демократов. С одной стороны недовольство республиканцев политикой Обамы, а с другой стороны недовольство базы самого Обамы.

— Эрик Ширяев, кое-кто из оптимистов — консервативных наблюдателей заговорил о том, что мы можем стать на этих выборах свидетелями волны консервативных настроений, которые захлестнут демократическую партию и приведут к уверенной победе республиканцев. Есть ли основания, с вашей точки зрения, говорить о существовании такой предвыборной волны?

— Волна, конечно, идет. Американская политика и выборы основаны на этих волнах. Тенденции вполне очевидные, волна идет за волной. Те, кто находится у власти сейчас, они будут иметь меньше шансов быть избранными через 2, 4, 6 лет — это совершенно очевидно. Юрий сказал совершенно правильно здесь: эти выборы не только референдум, но это способность мобилизовать избирателей выйти на участки. Президентские выборы 2012 года тоже были референдумом Обамы. В те выборы по многим причинам два миллиона республиканцев, которые голосовали за Маккейна четыре года до этого, не пришли голосовать, поэтому республиканская партия проиграла. Идет дискуссия в наших кругах академических: что же лучше делать — рассчитывать на основу партии, на ядро партии или же расширять свой спектр и попытаться привлечь независимых? Но, тем не менее, этот элемент референдума об Обаме, этот мотив будет явно присутствовать на ноябрьских выборах.

— Мы помним, с чем связывался приход Барака Обамы к президентству 6 лет назад. Многие говорили о том, что Соединенные Штаты качнулись влево, в сторону более либеральных взглядов на общество. Что сейчас можно сказать через 6 лет после правления Барака Обамы, каковы настроения, с вашей точки зрения, американцев?

— Безусловно, разочарование политикой и чрезмерным сдвигом влево и чрезмерным увеличением роли правительства, — говорит Юрий Ярым-Агаев. — Партия чаепития была довольно быстрой реакцией на политику Обамы и быстрой реакцией на очень резко увеличивающуюся роль правительства, причем именно исполнительной власти.

— Но при этом мы вспомним, что была и попытка движения «Захвати Уолл-стрит».

— Оно было крайне слабое по сравнению с Партией чаепития, оно продержалось очень недолго. Кроме того, «Захвати Уолл-стрит» не определило ни своей программы, ни своей позиции — это было чисто стихийное эмоциональное движение, в то время как Партия чаепития оказалась довольно стабильной группой, которая уже провела в Конгресс большое количество своих представителей, и в этих выборах будет тоже играть очень большую роль при выборе кандидатов от Республиканской партии. Так что это уже стало постоянным явлением. Кроме того, давайте не забывать, что выборы Обамы, особенно его первые выборы, были в первую очередь — отрицательная реакция на политику Буша и на две долго продолжающиеся войны, от которых страна уже начала уставать. И собственно, одной из первых и важных причин выбора Обамы было его обещание резко изменить внешнюю политику, быстро закончить войны, за что ему авансом, как мы знаем, даже дали Нобелевскую премию мира.

— Эрик Ширяев, у вас тоже есть ощущение, что это своего рода отказ американцев от социальной и экономической политики, которую символизирует Барак Обама?

— Давайте посмотрим на опросы общественного мнения, чтобы посмотреть и прощупать пульс Америки сегодня. Ключевые позиции — я выбираю в произвольном порядке — таковы: первое — отношение к абортам. Примерно половина американцев не поддерживает аборты, половина поддерживает право женщин на аборт. Отношение к смертной казни. Почти 60% процентов американцев поддерживают смертную казнь в принципе. Дальше: отношение американцев по поводу окружающей среды. Очень незначительное количество считают это первоочередной проблемой, несмотря на массовую пропаганду и усилия средств массовой инфляции, усилия учителей, профессоров в университетах подчеркнуть проблему, как наиболее важную в Америке. Дальше — большинство американцев поддерживает вторую поправку к конституции — право американцев держать оружие.

— Смысл заключается в том, что американцы остаются консервативным обществом.

— Абсолютно, да. Две три являются консервативными, треть более-менее либеральными.

— Согласно последнему опросу, для девяноста процентов американцев состояние американской экономики, экономической будущее страны будет главным вопросом на этих выборах. Сегодня в своей речи президент Обама приводил цифры, свидетельствующие, как он говорит, об однозначных экономических успехах США. Юрий Ярым-Агаев, почему президенту, если полагаться на данные института Гэллапа, не доверяют 54% американцев, точнее, они не верят в то, что им становится жить лучше?

— Во-первых, общеизвестным фактом является то, что выход из последней рецессии занял намного больше времени, я бы сказал, чем все предыдущие выходы из рецессии, и он все еще продолжается. Это является объективным параметром не очень большого успеха обамовской экономической программы. Если мы посмотрим на цифры той же безработицы и систематической безработицы, которые выпадают из стандартной статистики, они по-прежнему очень велики. Средний доход на душу населения, особенно в среднем классе, он не вырос, а даже упал. Экономическая картина отнюдь не является радужной. Среднеамериканский избиратель отнюдь не чувствует большого подъема экономического и улучшения своего собственного благосостояния.

— А у республиканцев есть какая-то альтернатива или все это слова?

— Безусловно, у республиканцев есть альтернатива — это освободить больше рынок. Почему слова? Постоянные вечные дебаты, которые происходят между республиканцами и демократами — это большая роль правительства или большая роль свободного рынка. Вот, собственно, экономически вокруг чего все происходит. Конкретные вещи, связанные с этим, их очень много, например, то же самое уменьшение корпоративного налога, еще какие-то меры, любые методы, которые позволят бизнесу, в основном мелкому и среднему бизнесу более свободно оперировать.

— Эрик Ширяев, ваша точка зрения, почему, как вы считаете, американцы не отмечают достижений, если они существуют, президента Обамы в экономической сфере или, по крайней мере, разочарованы?

— Правило в политике такое: важно не то, что происходит в стране, аважно, как ты объясняешь, что происходит. Поэтому правые круги понимают, что то, что нет прогресса — это итог политики нынешней администрации. Левые круги и левоцентристские не могут сказать, что политика Обамы привела к каким-то успехам.

— Ну как не могут сказать, все-таки говорят, что безработица упала с 8 с лишним процентов до шести с небольшим.

— Безусловно, но она упала очень медленными темпами.

— С другой стороны, сторонники Барака Обамы говорят, если бы такая политика не была воплощена, то, возможно, мы бы оказались на дне какого-то безумного большого экономического кризиса.

— Это аргумент довольно демагогический, он работает в определенной степени, — говорит Эрик Ширяев. — Но в принципе, когда вы не можете похвастаться настоящими успехами, говорить о том, что без этого было бы еще хуже — это большого энтузиазма у людей не вызывает.

— Внешняя политика в этом избирательном сезоне также на уме американцев, хотя и не в той мере, что экономика. Американцы много слышат об новой для них угрозе «Исламского государства», много разговоров идет о кризисе на Украине и большинство говорит о негативной оценке внешней политики администрации Обамы. Мало того, шестьдесят процентов считают, что внешняя политика страны должна быть более активной и решительной. Что произошло, отчего такая перемена настроений в рядах американцев, профессор Ширяев?

— Обама пришел к власти как большой идеолог. Он либерал, по крайней мере, на поверхности. Принципы, которые он защищал, прежде всего делать так, как Буш не делал, делать все наоборот — этот принцип приветствовался и общественным мнением за рубежом, и большинством в США. Второе: вера в то, что переговоры, добрая воля и спокойствие должны быть главными правилами в политике. Очень похоже на новое мышление Горбачева. Третья позиция у него во внешней политике была — не делай глупостей, не спеши. Но мир ведь не ждет, мир играет по другим правилам. Его невмешательство, пассивность, наивный оптимизм привели к тому, что различные негативные силы поднялись в мире.

— Юрий Ярым-Агаев, почему, с вашей точки зрения, американцы внезапно разочаровались в осторожной внешней политике президента Обамы, которую они не так давно приветствовали?

— В действительности это дилемма между политикой и силой, политикой и слабостью. Рейган за 8 лет правления практически не участвовал ни в одной войне, но это была политика очень сильной Америки. Рейгановская внешняя политика имела громадный успех и поддержку населения. Главное, чем не удовлетворен американский народ по поводу внешней политики Обамы, — это то, что Обама сделал Америку слабой во внешнем мире. У Америки очень слабый авторитет, и Америка мало что может сделать, не применяя прямой силы. Американцы хотят, чтобы Америка имела силу и авторитет, что позволяло бы решать многие вопросы без прямых военных действий.

Интересно, что некоторые видные демократы, кажется, готовы примириться с проигрышем на этих выборах и, несколько парадоксально, говорят, что выигрыш в ноябре обеспечит большое поражение республиканцам и на президентских, и на парламентских выборах в 2016 году. Вот например, что говорит в интервью телеканалу MSNBC конгрессмен-демократ Эдам Шифф:

— Если людям нравится нефункционирующая политическая система, то победа республиканцев заведет нас еще дальше в тупик и вызовет отчаяние, потому что ничего невозможно будет сделать. Не будет никакой иммиграционной реформы, не будет предпринято никаких серьезных инициатив по стимулированию занятости, можно предположить, что впереди у нас два года стагнации. Если мы сохраним в Сенате демократическое большинство, то останется хотя бы надежда на то, что это возможно. В действительности, в нынешнем составе Сенат был достаточно продуктивен. Он принял законопроект реформы иммиграционной системы, например, который был похоронен Палатой представителей. Но если у нас будет Сенат с республиканским большинством, в результате мы ничего не получим.

А вот мнение Джей Ньютон-Смол, обозревателя журнала Time:

— Я думаю, возможное поражение сейчас приведет к победе демократов в 2016 году, потому что правление республиканского большинства вызовет у американцев столь мощное чувство разочарования, горечи, что их поражение в следующем избирательном цикле станет неизбежным.

— Ваша реакция, Юрий Ярым-Агаев?

— Я с этим не совсем согласен по той главной причине, что в течение этих двух лет президентом по-прежнему остается Обама. То есть сказать, что республиканцы будут править эти два года — это не совсем точно, даже если у них будет большинство в Сенате или большинство в Конгрессе, все-таки главная законодательная власть остается в руках Обамы. Реально страна прекрасно понимает, что, имея Сенат и Конгресс, республиканцы не имеют полной власти для того, чтобы вести какую-либо политику как внутреннюю, так и внешнюю. Это, скорее всего, будут холостые два года.

— Однако спикер Палаты представителей Джон Бейнер обещает изменения, и они касаются внешней политики. На днях он, например, сказал о готовности изменить подход к украинскому кризису: «Санкции не принесут свободу и безопасности Украине. Украинцам необходимо оружие и советники. Должна быть проведена черта, за которой мы начнем действовать». Эрик Ширяев, насколько вероятно изменение украинской позиции США на более решительную в случае перехода Конгресса под контроль республиканцев?

— Естественно, мы не можем сказать точно, в какой степени изменится, но она может измениться. Полномочия Конгресса в области внешней политики невелики. Конгресс может только принимать резолюции и не субсидировать проект, который предлагает президент США. Поэтому существенных изменений мы не ожидаем увидеть в ближайшее время.

— Юрий Ярым-Агаев, вы тоже не ожидаете существенных изменений во внешней политике?

— Я думаю, что они будут происходить, но они не будут столь партийными, как они могут показаться. На самом деле среди демократов тоже сейчас возникает крыло, которое возглавляет сенатор Менендес, глава международного комитета Сената, совсем не консервативный человек, который по отношению к украинскому конфликту занимает очень резкую и проактивную позицию. Так что я бы сказал, что эта тенденция будет нарастать, американская политика будет становиться все более жесткой. Я думаю, будет больше поддержка Украине, если, конечно, Украина сама дров не наломает. Я думаю, что в любом случае эта тенденция будет, независимо от прямых результатов выборов. Это просто общая закономерность. И Обама, я думаю, пойдет на компромисс. То есть поворот политики произойдет, общая неудовлетворенность слабостью внешней политикой Америки есть, и она даже шире, чем межпартийная. Поэтому, я бы сказал, это некий консенсус, который в целом будет сдвигать Америку к более решительной и твердой внешней политике.

0

87

Больше всего американских солдат было ранено в президентский срок Обамы

17.316 американских солдат были ранены в "театре военных действий в Афганистане" с момента избрания Барака Обамы президентом США на первый срок и в течение его второго срока. В целом, по оценкам Пентагона, за последние 13 лет в ходе военных операций было ранено 20.017 человек.

"Театр военных действий в Афганистане" включает в себя также военные операции в заливе Гуантанамо (Куба), Эритрее, Эфиопии, Иордании, Кении, Кыргызстане, Пакистане, на Филиппинах, Сейшельских островах, в Судане, Таджикистане, Турции, Узбекистане и Йемене, уточняет информационное агентство Breitbart, однако 90% военнослужащих были ранены в Афганистане.

Обама был приведен к присяге на первый срок 20 января 2009 года.

Численность военных, получивших ранения в боях, резко возросла с момента избрания Обамы: с 2701 в течение восьми лет пребывания у власти предыдущей администрации США до 20.017 сейчас.

По данным Пентагона, наиболее распространенные ранения были вызваны взрывом мин и самодельных взрывных устройств. Эти травмы часто приводят к ампутации конечностей.

В соответствии с отчетом Исследовательской службы Конгресса (CRS), опубликованным в феврале 2014 года, по состоянию на конец 2013 года в общей сложности 762 американских солдат, раненных в Афганистане, прошли операции по ампутации.

9 из каждых 10 операций по ампутации конечностей были проведены между 2009 и концом декабря 2013 года, максимальное число таких ранений — 248 пришлось на 2011 год.

Что касается гибели американских военных, то максимальное число — 2207 погибли в Афганистане в период президентского срока Барака Обамы.

Напомним, что вскоре после своего избрания президентом США Барак Обама получил Нобелевскую премию мира.

0

88

Корпоратизация мира: неблаговидный секрет американской внешней политики
10.10.2014, Патрик Смит

На Украине Америка потерпела серьезное поражение, и это хорошо, уверен Патрик Смит

В последнее время мы не так много читаем об Украине, не правда ли? С неприличной скоростью, наряду с другими наиболее важными событиями последних нескольких лет она совершенно исчезла со страниц наших газет.

И на то есть причины: Вашингтон потерпел еще одно поражение, на этот раз весьма серьезное. А мы, американцы, не можем говорить о поражениях и провалах, если речь идет о наших собственных поражениях и провалах.

Моментом истины стало заключение соглашения о прекращении огня на востоке Украины, которое было подписано в Минске 5 сентября представителями киевских властей, Москвы и двух провозглашенных республик на востоке Украины.

С помощью этого документа Владимир Путин положил конец нелепому фарсу, в котором Украина должна была мягко свернуть в сторону евро-американского лагеря, и таким образом расстелить, как линолеум, неолиберальную повестку прямо до границ России.

Прекрасная попытка с участием Виктории Нуланд и всех остальных почитателей «нового мирового порядка». На самом деле, это была ужасная попытка, в результате которой уже погибли несколько тысяч человек и были разрушены города, а также значительная часть производственной инфраструктуры на востоке Украины. И все это было сделано во имя дерегулированного капитала и «свободных рынков».

Найдется ли какая-нибудь вдова в Донецке, которая скажет: «Сын мой, твой отец погиб, потому что американцы привели к власти людей, которые хотели, чтобы такие компании, как Chevron, могли получать прибыль от использования наших ресурсов, обрекая нашу семью на бедность?»

Минский протокол предусматривает создание коридора шириной примерно в 30 километров между контролируемой Киевом территорией и восточными частями страны, где русский является первым языком и где обольстительные чары капитализма на основе свободного рынка сработали не очень убедительно. Все это есть проявление нарождающегося здравого смысла.

В дальнейшем восточный Донбасс должен получить определенную степень автономии, которая будет больше того, что содержится в неискренних предложениях Киева в настоящий момент. Кроме того, восточный регион проведет свои собственные выборы, которые, несмотря на возражения Киева, назначены на 2 ноября.

Мы являемся свидетелями федерализации Украины, и, если коротко, то с самого это начала был разумный вариант продвижения вперед, и его можно считать безупречным отражением существующих в этой нации различий. Однако за федерализацию Украины выступает российский лидер Владимир Путин, и поэтому подобное решение не может быть правильным.

Насколько можно судить, Путин выработал эту сделку в негласном сотрудничестве с Ангелой Меркель, немецким федеральным канцлером. На мой взгляд, это важно, и я еще вернусь к этому пункту.

Пока еще сложно говорить – с учетом того, что процесс еще продолжается – является ли эта сделка успехом неоконсерваторов в госдепартаменте или липовых фондов и государств-спонсоров, деятельность которых направлена на дальнейшую корпоратизацию государственных институтов планеты во имя демократии.

Слишком много жертв, слишком много разрушений, новое правительство в Киеве оказалось очередной командой коррумпированных и некомпетентных руководителей, и все, что было сделано, привело лишь к усилению враждебности, с которой предполагалось покончить.

И поскольку мы не можем говорить ни об успехе, ни о поражении, ни о провале, то мы вообще ни о чем не говорим.

Я весьма рад видеть мою страну в очередной раз побежденной, и я рад повторять это снова и снова. Поражение и провал – именно это больше всего и нужно нам, американцам, в наших действиях за границей, и именно об этом нам прежде всего следует говорить.

Подобная мысль будет горькой для многих и немыслимой для остальных. Найдутся и такие, которые скажут, что комментатор является «антиамериканистом» – старейшая и избитая фраза, к тому же глубоко антиамериканская – или подсадной уткой Путина. На сегодняшний день подобные разговоры вызывают у меня дикую скуку и почти доводят до слез. «Когда же закончатся 1950-е годы?» – часто спрашиваю я себя.

На страницах этого издания я уже писал о том, как оптимизм иногда скрывается за явным пессимизмом. Американская внешняя политика сегодня и находится именно в таком положении, а Украина является наиболее убедительным свидетельством.

Соответствующий аргумент формулируется просто: эта страна, моя страна, может находиться в лучшем положении, чем сейчас. Мы как люди лучше, чем можно подумать с учетом всех наших переворотов и антидемократических подрывных действий. Я уже несколько раз приводил эту фразу, автора которой еще предстоит установить: «Если где-то в мире вы обнаружили хаос, то будьте уверены в том, что американцы здесь уже побывали». Конечно, это вызывает чувство стыда и злости, если учитывать упущенные возможности, но так не может продолжаться все время.

Предыдущий абзац, несомненно, кажется просто ангельским. Давайте я попробую объяснить это иначе для сторонников реальной политики: если мы не сможем в самое ближайшее время начать делать все лучше, чем раньше, то нам придется очень несладко в новом веке.

Лучший способ оправдать вкус к разговорам по поводу поражений и провалов – это с самого начала обратить внимание на весьма тесные отношения между этими двумя вещами и изменениями. В каких они находятся отношениях? В этом и состоит суть нашего вопроса.

Многие читатели согласятся с тем, что американская политика с 1945 года представляет собой длинную и повторяющуюся историю делания одного и того же с получением одного и того же результата. Этот результат может быть нежелательным для многих из нас, но не для всех нас. Наши группировки в области внешней политики продолжают оставаться зацикленными на расширении и сохранении американской власти и прерогатив. Мало что в этом отношении изменилось со времени испано-американской войны в 1898 году.

Это и есть задача. А для сохранения подобной цели крайне важно избегать любых разговоров о поражении. Мы видим один за другим провалы в области политики – этот сад особенно сильно зарос сорняками в настоящий момент – однако оценка совершенных ошибок из Вашингтона не поступает. Тактика меняется, и весь шум и гам направляется в ее адрес. Стратегия никогда не меняется, и мало кто ставит ее под сомнение.

Вам, несомненно, понятен смысл подобного рода наблюдений: если мы сможем начать говорить о поражениях, провалах, хаосе, глупости, негуманности и потерях, то мы сможем говорить об изменении – и затем, какой бы удивительной ни показалась эта мысль, мы сможем изменить политику и в целом то, каким образом мы взаимодействуем с миром.

Здесь, в данном предложении, мой оптимизм скрывается внутри пессимизма. Приятно видеть провалы американской внешней политики – за исключением, конечно, всего этого ненужного страдания – потому что нам не нравится проводимая политика, и мы думаем, что можно добиться значительно лучших результатов, если изменить ее направление.

Я проанализировал эту мысль в своей последней книге. Но еще одно соображение обязательно нужно упомянуть сейчас. Некоторым читателям знакома вышедшая в 2001 году книга Вольфганга Шивельбуша «Культура поражения» (The Culture of Defeat) – на мой взгляд, лучшая его книга. Я настоятельно рекомендую ее тем читателям, которые с ней еще не познакомились.

Шивельбуш считает, что потерпевшая поражение нация вынуждена изменить основы своего мировоззрения, поскольку происшедшие события доказали его несостоятельность. Поэтому побежденный производит переоценку своих ценностей, переосмысливая себя, ищет для себя новое место среди других. Затем он вновь появляется – новый народ с новыми целями. Кстати, Шивельбуш по национальности немец.

Послевоенная Германия не фигурирует среди его примеров, однако что может быть лучшим примером в данном случае? (Чтобы было ясно: Шивельбуш – мой друг).

А что же происходит с победителями? События доказали их превосходство. Все что им нужно – это продолжать действовать так, как они делали это раньше. Нет необходимости заниматься самоанализом, задавать вопросы относительно своего места в мире или спрашивать о том, существует ли более удачный путь к определенной цели. Победители, естественно, исходят из того, что они все сделали правильно – и вступают таким образом на перегруженную дорогу, ведущую к атрофии.

Достаточно легко увидеть, насколько этот тезис подходит к описанию того затруднительного положения, в котором оказалась Америка. Но мы должны спросить: что именно потерпело поражение в случае с Америкой? Политика всегда является лишь отражением мнений и того, что принято считать знанием. А каковы в таком случае эти мнения и предполагаемое знание?

Я приведу два поражения для иллюстрации.

Первое – это идеологические одежды, в которые на протяжении долгого времени рядилось интервенционистское поведение Америки за границей. Если коротко, то это нарратив об исключительности. Заместитель госсекретаря Нуланд, вероятно, находилась недалеко от таблички компании Chevron, когда она в своей речи, ставшей популярной на портале YouTube, говорила о 5 миллиардах долларов, потраченных Вашингтоном и многочисленными корпорациями на Украину с момента обретения ей независимости в 1991 году. Однако обман состоял в попытке показать, что все это было сделано для того, чтобы зажечь факел демократии и свободы.

Подобное объяснение (если это вообще правильное слово) уже давно было опровергнуто, и даже самые близкие союзники Вашингтона понимают, что никто в Вашингтоне теперь не будет говорить об этом поражении. Спустя 97 лет после знаменитой речи Вильсона попытки сделать мир безопасным для демократии остаются обманом. Неизбежным результатом в таком случая является провал, о чем свидетельствуют пример Украины.

Второе – это неолиберальный порядок и способность Вашингтона его поддерживать. Вашингтонский консенсус в период после падения Берлинской стены никогда не был консенсусом за рамками окружной дороги Beltway в Вашингтоне, и, на самом деле, его уже давно нет. Но там, где они могут, эти идеологические дети Чикагской школы продолжают упорствовать и настаивать на том, что подобный вариант подходит для всех. В очередной раз демонстрируется неспособность признавать ошибки и учиться на них.

Украина в этом отношении представляет интерес: те люди, которые не согласны с движением Киева на Запад, имели несколько причин – исторических, культурных, семейных – однако это было еще и признанием того факта, что обмен давно установившихся и совершенно органичных отношений с Россией на жизнь в условиях плана жесткой экономии Международного валютного фонда является плохой сделкой.

Немецкая связь здесь важна. Я и другие люди давно уже высказывали мысль о том, что восхождение наций среднего дохода – Индии, Китая, России, Ирана и многих других – создаст незападную альтернативу атлантическому превосходству. Не нужно быть гением, чтобы это увидеть: для этого нужна непредвзятость, открытые глаза, билет на самолет и длительные прогулки в местах назначения. Свидетельства грядущих изменений видны повсюду.

Представляющая христианских демократов Меркель является довольно странным вестником грядущих перемен, но Германия, возможно, будет служить интересам этого лагеря.

Сотрудничество с Путиным убедительно об этом свидетельствует: на мой взгляд, Меркель сыграла ключевую роль в том, чтобы заставить Киев отказаться от его смехотворных претензий и – в большей степени имплицитно – чтобы оставить Вашингтон не у дел. Молчаливое, но совершенно очевидное сопротивление Германии агрессивной санкционной кампании Вашингтона в отношении России подтверждает этот тезис в более широком контексте.

Это те поражения, сторонником которых я являюсь без каких-либо колебаний.

Дни Америки могут еще вернуться, предоставляя американцам выбор в пользу обновления или замены существующей политической системы, что необходимо сделать для того, чтобы она отражала волю народа. Однако дни Америки должны будут сначала закончиться, и очень важно с этим согласиться.

Об авторе. Патрик Смит является автором книги «Время вышло: Американцы после американского века» (Time No Longer: Americans After the American Century). С 1985 года по 1992 года он возглавлял корпункт газеты International Herald Tribune в Гонконге, а затем в Токио. Патрик Смит является постоянным автором таких изданий, как New York Times, The Nation, The Washington Quarterly.

0

89

Сын вице-президента США уволен из резерва ВМС за употребление кокаина

Младший сын вице-президента США Джозефа Байдена исключен из резерва ВМС за употребление наркотиков, сообщает ABC News. Это решение было принято после того, как анализ показал наличие кокаина в крови 44-летнего Хантера Байдена.

"Служба в ВМС США была для меня большой честью, я очень сожалею, что мои поступки привели к увольнению. Я уважаю решение командования", — заявил Хантер Байден.

По информации The Wall Street Journal, в 2012 году младший сын вице-президента США, юрист по образованию, подал документы для работы в пресс-службе ВМС США. 7 мая 2013-го его включили в резерв. Но уже летом того же года был проведен тест на наркотики, который в итоге указал на то, что Байден-младший употребляет кокаин.

Отметим, что в мае 2014 года Хантер Байден стал членом правления нефтегазового холдинга Burisma. Холдинг занимается добычей углеводородов на Украине, Байден-младший отвечает в нем за юридическое сопровождение сделок и общей работы. Это назначение вызвало волну критики, суть которой заключалась в том, что налицо конфликт интересов, так как именно вице-президент США отвечал за политику США в связи с событиями на Украине.

Байден-младший на данный момент является председателяем Коалиции США по вопросам глобального лидерства, Центра политики безопасности и Национального демократического института.

0

90

Миллиардер Дональд Трамп усомнился в психическом здоровье Обамы
http://retina.news.mail.ru/prev670x400/pic/81/d7/image19856050_9fdbdd8079d7449204f92fef3f672b76.jpg
Барак Обама в очередной раз подвергся критике, на этот раз из уст одного из богатейших людей США – Дональда Трампа.

Москва, 17 окт — РИА Новости. Известный американский бизнесмен, миллиардер Дональд Трамп раскритиковал на своей странице в микроблоге Twitter решение Барака Обамы не запрещать въезд на территорию США лицам, прибывающим из зоны заражения вирусом Эболы.

«Я начинаю думать, что президент не совсем психически здоров. Почему он не запретил перелеты? Безумец!» — пишет бизнесмен.

Также Трамп продолжил критиковать Обаму в эфире передачи «Шоу Стива Мальцберга».

«Он либо некомпетентен и слишком упрям, либо на самом деле психически болен. Мой административный опыт помогает мне прислушиваться к мнениям людей, даже тех, кто занимает противоположную по вопросу позицию, однако в этом случае, я не могу понять президента», — заявил Дональд Трамп.

По данным Всемирной организации здравоохранения, от лихорадки Эбола погибли уже более 4,5 тысячи человек в Либерии, Сьерра-Леоне и Гвинее. В США пока что зарегистрирован один случай смерти от вируса Эбола — в штате Техас скончался либериец, заразившийся болезнью в Африке и затем прилетевший в США. От этого пациента заразились две медсестры, которые находятся под наблюдением врачей. Также под наблюдение попали сотни людей, которые могли контактировать с заболевшими.

0