Форум В шутку и всерьёз

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум В шутку и всерьёз » Политика » Иран


Иран

Сообщений 31 страница 60 из 62

31

Мухаммад – самое популярное имя британских младенцев. Обзор иранских СМИ

Сайт PressTV передает заявление пресс-секретаря МИД Ирана Марзие Афхам, призвавшей международную общественность оказать давление на Израиль с тем, чтобы добиться от него снятия блокады с сектора Газы, где, по ее словам, происходит гуманитарная катастрофа.

Израиль, как заявила представитель иранского МИД, намерен продолжать кровопролитие в Газе, отказываясь принимать требования палестинцев, основанные на их неотъемлемых правах. Иран требует расследования военных преступлений Израиля в Газе и передачи его досье на рассмотрение Международного уголовного суда.

С призывом осудить сионистов выступил также заместитель министра иностранных дел Ирана Аббас Аракчи на собрании в Тегеране, приуроченном к Всемирному дню гуманитарной помощи. В одном ряду с сионистами, иранский представитель упоминает также "такфиров" ("неверных", как шииты называют экстремистов-суннитов). И те и другие несут ответственность за тысячи жертв среди мирного населения, включая стариков, женщин и детей, подчеркнул Аракчи.

Иранские информагентства публикуют сообщения о визите в Тегеран генерального директора МАГАТЭ Юкии Амано, который встречался с президентом Ирана Хасаном Роухани, министром иностранных дел Джавадом Зарифом и главой Организации по атомной энергии Али Акбаром Салехи. Как передает агентство MEHR, руководитель МАГАТЭ отметил готовность Ирана к сотрудничеству с возглавляемым им агентством.

Президент Ирана также подчеркнул прекрасные отношения, существующие между Ираном и МАГАТЭ и призвал эту организацию принимать более активное участие в решении ядерной проблемы Ирана на переговорах с шестеркой международных посредников. Роухани вновь заявил, что в ходе этих переговоров Тегеран категорически отказывается обсуждать свой ракетный потенциал.

MEHR цитирует Аббаса Аракчи, который в очередной раз повторил, что ядерная проблема Ирана будет обсуждаться с представителями "шестерки" в кулуарах сессии Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке, однако точная дата очередного раунда переговоров еще не установлена. Он рассказал также, что встречи накануне этих переговоров были проведены представителями иранского МИД с сотрудниками посольств всех стран "шестерки" в Тегеране за исключением США, не имеющих дипломатического представительства в столице Ирана.

Агентство IRNA приводит заявление заместителя генерального секретаря ООН по гуманитарным вопросам Валери Амос, которая посетила Иран для участия в мероприятиях по случаю Дня гуманитарной помощи. Она дала высокую действиям Ирана по оказанию гуманитарной помощи регионе, которая стала возможной, в частности, благодаря связям с благотворительными организациями Сирии.

Агентство FARS передало, что директор Национальной иранской газовой компании Хамид Реза Араки отверг претензии турецкой государственной Petroleum Pipeline Corporation (BOTAS), утверждающей, что Иран поставляет ей газ по ценам, выше принятых на международном рынке. "Наши цены не выше международных, они диктуются подписанным соглашениям и могут быть пересмотрены только при заключении нового", – сказал Араки, отметив, что при этом Анкара ведет с Тегераном переговоры об увеличении поставок газа.

Практически все иранские информагентства сообщают о землетрясении на западе страны магнитудой 6.2 по шкале Рихтера, эпицентр которого находился в 36 км от города Абданан, провинция Илам. Подземные толчки ощущались также в провинциях Лорестан и Хузестан.

Сообщается о 250 раненых, некоторые деревни в этом районе практически полностью разрушены. В Абданане нарушена система водоснабжения и подачи электроэнергии.

Как передает агентство IRNA, имя Мухаммад (Мухаммад, Мохаммад, Мухаммед) оказалось самым распространенным в Великобритании, по данным Национального управления статистики за 2013 год. Отмечается, что из 63 миллионов человек, населяющих Великобританию, как минимум, 3 миллиона – мусульмане.

0

32

Генерал Джазаири: "победоносная стадия" борьбы с сионистами. Обзор иранских СМИ

"Продолжение войны в секторе Газы приближает освобождение Палестины и удаление раковой опухоли, которую представляет собой Израиль", – заявил заместитель начальника генерального штаба вооруженных сил Ирана Масуд Джазаири, цитируемый агентством IRNA. "Страх оккупационного режима перед вооружением, находящимся в руках палестинского сопротивления, отражает слабость сионистского режима и вступление борьбы против него в новую победоносную стадию", – сказал бригадный генерал Джазаири.

IRNA приводит также высказывание председателя парламента Ирана Али Лариджани, подчеркнувшего, что новые преступления сионистского режима в секторе Газы стали возможны благодаря попустительству, а иногда и поддержке некоторых арабских стран региона.

Министр иностранных дел Ирана Джавад Зариф прибыл с двухдневным официальным визитом в Багдад. Как передает сайт PressTV, иранский министр будет совещаться со своим иракским коллегой Хошияром Зебари, а также встретится с президентом Ирака Фуадом Масумом, спикером парламента Салимом аль-Джабури, новоназначенным премьер-министром Хайдаром аль-Абади, а также Нури аль-Малики, покидающим пост премьера.

По сообщениям агентства MEHR, глава МИД Ирана совершит 29 августа визит в Россию по приглашению своего российского коллеги Сергея Лаврова, а затем начнет европейское турне, в ходе которого посетит Бельгию, Люксембург и Италию.

Как сообщил заместитель министра иностранных дел Ирана Аббас Аракчи, во время посещения Брюсселя Джавад Зариф встретится 1 сентября с координатором делегации шестерки международных посредников на переговорах с Ираном высшим представителем Евросоюза по внешней политике Кэтрин Эштон.

В интервью, транслируемом MEHR, Джавад Зариф подчеркнул, что всеобъемлющее соглашение по решению ядерной проблемы Ирана может быть достигнуто только в случае, если Совет безопасности ООН отменит санкции против Ирана.

Это агентство информирует также о запуске установки в Исфагане по обогащению диоксида урана (UO2) до 5%. По словам главы иранской Организации по атомной энергии Али Акбара Салехи, такое обогащение для обеспечения топливом Бушерской АЭС предусмотрено предварительным соглашением между Ираном и "шестеркой".

В Иране отмечается сегодня День оборонной промышленности. Как передает агентство ISNA, президент Ирана Хасан Роухани, выступая на торжественном собрании по этому случаю, сообщил о четырех новых оборонных проектах: создании двух беспилотников – "Карар-4" и "Мохаджер", а также двух видов ракет – "Кадир" и "Наср Басир".

Пресс-секретарь МИД Ирана Марзие Афхам осудила нападение террористов на суннитскую мечеть в Валубу, административном центре иракской провинции Дияла. В этом же заявлении, переданном сайтом PressTV, иранский представитель категорически опровергала утверждения о присутствии в Ираке иранских сил.

Агентство FARS обращает внимание на противоречивые сообщения иранских представителей относительно судьбы иранского пограничника Джамшида Данаифара, который был захвачен террористами из Пакистана, а затем, по их утверждению, убит. По словам начальника отдела информации МИД Ирана Рохуллы Джомехийи, по-прежнему нет никаких подтверждений смерти Данаифара. В то же время заместитель губернатора провинции Систан – Белуджистан Али Асгар Миршекар подтвердил, что пограничник был действительно убит похитителями.

0

33

Хаменеи: Запад создал "Исламское государство" в интересах Израиля

Верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи заявил, что террористическая группировка "Исламское государство" создана западными странами с целью обеспечить безопасность Израиля и внести раскол в ряды мусульман.

Али Хаменеи сказал, обращаясь 3 октября к паломникам, совершающим хадж в Мекку, что мусульмане должны сохранять единство, не забывать о палестинцах, а также ясно различать "настоящий, чистый ислам пророка Мухаммада от ислама в американском стиле", сообщило иранское информационное агентство "Фарс".

Напомним, Иран в последнее время выражал недовольство коалицией, созванной США для борьбы с террористической организацией "Исламское государство". Когда о присоединении к коалиции заявило правительство Турции, министр иностранных дел Исламской республики Мухаммед Джавад Зариф предостерег своего турецкого коллегу об опасных последствиях данного шага.

Тегеран регулярно требует от западных стран прекратить прямое вмешательство в дела Ближнего Востока и предоставить странам региона самим урегулировать все проблемы, опираясь на поддержку мирового сообщества.

0

34

Иран: наш главный враг — не Израиль, не США, а Саудовская Аравия

Высокопоставленный иранский чиновник заявил в частной беседе, что единственное государство, которое угрожает нынешнему иранскому режиму — это Саудовская Аравия.

Эти слова цитирует кувейтская газета "А-Раи" со ссылкой на бывшего сотрудника госдепартамента США Фредерика Хопа. Именно с ним беседовал иранский чиновник, который подчеркнул, что руководство Ирана не считает Израиль и США своими главными угрозами. "Нам скорее следует опасаться Саудовской Аравии и Турции", — заявил он.

Тем временем, как сообщает New York Times, президент США Барак Обама собирается с официальным визитом именно в Саудовскую Аравию. Его встреча с королем Абдаллой запланирована на март 2014 года. Газета сообщает, что цель визита — растопить лед, возникший между США и королевством из-за позиции Вашингтона по Сирии и Ирану.

0

35

Президент Ирана заявил об отказе от производства ядерного оружия

МОСКВА, 1 мар — РИА Новости. Президент Ирана Хасан Роухани заявил, что его страна отказалась от производства ядерного оружия, сообщает агентство Ассошиэйтед Пресс

Заявление Роухани прозвучало на субботнем заседании в министерстве обороны. По его словам, решение об отказе создавать подобную бомбу основано «на моральных принципах». Президент отметил, что если бы Иран хотел бы создать оружие массового поражения, то было бы легче сделать химическое или бактериологическое оружие. Ранее верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи опубликовал религиозный указ, запрещающий производство в стране ядерного оружия. По его словам, наличие такого оружия является грехом, отмечает агентство.

США и ряд западных стран считают, что Иран намерен построить ядерное оружие. Тегеран в ответ неоднократно опровергал подобные доводы.

Как сообщалось ранее, очередной раунд переговоров между Ираном и «шестеркой» (США, Великобритания, Франция, Германия, Китай и Россия) на уровне политических директоров пройдет в Вене 17 марта. Как ожидается, до этого глава дипломатии ЕС Кэтрин Эштон 9-10 марта посетит Тегеран. В ноябре 2013 года Тегеран и «шестерка» сроком на полгода договорились о частичной приостановке ядерной деятельности Ирана в обмен на облегчение режима санкций в отношении исламской республики. К реализации соглашения стороны приступили 20 января. До 20 июля должно быть выработано всеобъемлющее соглашение, а также полностью сняты международные санкции в отношении Ирана.

Как начиналась иранская ядерная программа

Создание атомной энергетики в Иране началось во время правления шаха Мохаммеда Реза Пехлеви, когда в середине 1950‑х годов был основан Атомный центр Тегеранского университета. Разработки в области атомной энергии проводились при помощи США, с которыми Иран в 1957 году подписал Соглашение о мирном использовании ядерной энергии. В соответствии с этим соглашением Вашингтон обязался поставить в Иран ядерные установки, оборудование и подготовить специалистов.

0

36

Взрыв на иранском ядерном объекте

Сильный взрыв прогремел накануне вечером в районе ядерного военного объекта Исламской республики в Парчине – об этом в понедельник, 6 октября, сообщило иранское новостное агентство ISNA.

В результате взрыва вспыхнул сильный пожар. По меньшей мере, два человека погибли, о количестве пострадавших не сообщается.

По неподтвержденным официально данным взрыв произошел на расположенной по соседству фабрике по производству взрывчатых веществ. Стоит отметить, что Парчин – это военная база, где, как подозревает МАГАТЭ, Иран занимается разработкой ядерной бомбы. Инспектора МАГАТЭ не допускаются на объект с 2005 года.

Оппозиционный сайт Sahamnews сообщает, что взрыв был такой силы, что выбило стекла в домах, расположенных на расстоянии 15 километров от места происшествия.

0

37

Иран и Россия обсуждают создание совместного банка
11 октября 2014 
http://ruposters.ru/images/news/5439209d6dc73_ва.jpg

О том, что Россия и Иран намерены создать совместный банк с целью эффективного финансирования экономических и торговых проектов между двумя государствами, в эфире популярного телеканала Press TV заявил сегодня председатель Совместной Ирано-Российской торговой палаты Асадолла Асгаролади.

Как передает ИТАР-ТАСС,  г-н Асгаролади отметил, что как в Тегеране, так и в Москве в настоящее время прорабатывают все возможности «открытия новой главы в торговых и взаимовыгодных отношениях двух государств, которая призвана исключить доминирование западных валют в расчетах между Ираном и РФ».

«Следует отметить тот факт, что в связи с тем, что российские банки опасаются пока сотрудничать с Республикой Иран вследствие санкций, которые были введены Западом, мы намерены вновь основать совместный Российско-Иранский банк при непосредственной поддержке наших Центральных банков, а также частного сектора. Он мог бы осуществлять взаимный обмен валют этих стран и избавиться, таким образом, в международных расчетах от евро, долларов США и фунтов стерлингов», - подчеркнул г-н Асгаролади.

По словам председателя Совместной Ирано-Российской торговой палаты, те санкции, которые были введены Америкой и государствами Западной Европы в отношении банковской системы Ирана, а также недавняя серия экономических санкций и запретов против РФ однозначно придали дополнительный стимул развитию и интенсификации российско-иранских торгово-экономических связей.

«О том внимании, которое уделяется на сегодняшний день эффективному развитию наших экономических связей и в Тегеране, и в Москве, четко свидетельствует то, что лидеры обеих стран провели уже четыре встречи с момента, когда к власти пришел в 2013 году нынешний лидер Республики Иран Хасан Роухани», - резюмировал председатель совместной Ирано-Российской торговой палаты.

Исламские банки Арабского Востока в настоящее время полностью готовы к взаимовыгодному сотрудничеству с Россией, если только она сама создаст для этого все необходимые условия в плане банковского регулирования.

0

38

У Ирана появилась ускоренная центрифуга

По данным института исследования международной безопасности (ISIS), Иран нарушил обязательства, взятые на себя в рамках промежуточного соглашения с шестеркой международных посредников, и разработал центрифуги, позволяющие обогащать уран более быстрыми темпами. Новая модель называется IR-5 — вместо IR-1.

Это сообщение института перекликается с опубликованным ранее секретным отчетом Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ), согласно которому за последние два месяца Иран на 8% увеличил объем обогащенного урана.

Несмотря на эту информацию, пока неясно, отразится ли она на готовности Запада прийти к соглашению с Ираном в свете желания президента США Барака Обамы договориться с Исламской республикой.

0

39

Россия и Иран заключили договор о военном сотрудничестве
20 января 2015 
http://ruposters.ru/images/news/54be331153bae_DNR.jpg

Соглашение о военном сотрудничестве 20 января заключили Москва и Тегеран. Официальный межправительственный акт был подписан министром обороны РФ Сергеем Шойгу и министром обороны и поддержки Вооруженных сил Ирана Хосейном Дехканом.

«Значительным шагом в укреплении этих отношений стало подписание сегодня межправительственного соглашения о военном сотрудничестве. Создана теоретическая основа взаимодействия в военной области», - заявил Шойгу во время церемонии подписания соглашения.

Дехган в свою очередь сообщил, что, по мнению обеих сторон, причиной обострения обстановки в регионах является политика США. Он подчеркнул, что на переговорах «был сделан акцент на необходимости развития сотрудничества России и Ирана по совместной борьбе с вмешательством внерегиональных сил в дела региона».

Как сказал министр обороны РФ, в ходе переговоров в Тегеране страны достигли договоренности о расширении обмена делегациями, обмене опытом в миротворческой деятельности и борьбе с терроризмом, участии в учениях в качестве наблюдателей, а также в подготовке военных кадров.

По предложению российской стороны министры также обсудили вопросы гуманитарного разминирования.

0

40

Иран отказался использовать доллар в расчетах с зарубежными странами
24 января 2015 

Отказалась от использования долларов во внешней торговле Исламская Республика Иран. Об этом объявил Центральный банк ИРИ, сразу же назвав, какие валюты заполнят освободившееся место.

"Во внешней торговле при заключении контрактов отныне будут использоваться другие валюты, в том числе юань, евро, турецкая лира, российский рубль и южнокорейская вона", - цитирует слова заместителя директора Центрального банка Ирана Голяма Али Камьяба ТАСС.

Также ИРИ рассматривает возможность заключения валютных свопов с рядом других стран, и такие договоры будут подписаны уже в ближайшее время - добавил представитель иранского Центробанка.

Напомним, что Китай запустил свопы на российский рубль около месяца назад - в преддверии 2015 года. Юань уже обменивается напрямую, минуя доллар, на валюты 11 разных стран. Иран, очевидно, стремится сделать то же самое для своей денежной единицы - риала.

0

41

Atos написал(а):

Юань уже обменивается напрямую, минуя доллар, на валюты 11 разных стран. Иран, очевидно, стремится сделать то же самое для своей денежной единицы - риала.


http://se.uploads.ru/t/oZaFv.gifhttp://se.uploads.ru/t/O7Whn.gif

0

42

Обама считает, что Иран должен отложить реализацию своей ядерной программы на 10 лет

Обама настаивает на "заморозке" иранской ядерной программы на 10 лет

Президент Соединенных Штатов Барак Обама выразил мнение, что в ближайшие 10 лет о реализации ядерной программы Ирана говорить рано, так как именно столько времени понадобится мировому сообществу чтобы полностью убедиться в том, что Иран не будет производить ядерное оружие.

Барак Обама дал интервью информационному агентству "Рейтер" в котором оценил перспективы подписания окончательного соглашения по Иранской ядерной программе. По мнению американского президента, подписания данного соглашения возможно только в том случае, если Иран "заморозит" свой ядерный проект минимум на 10 лет.

Такой продолжительный срок обусловлен, по мнению президента США, тем, что мировое сообщество должно полностью убедиться в том, что Иран не будет производить ядерное оружие. Для этого необходимо получить доступ на все объекты в Иране, провести массу инспекций, проверок и только после этого дать добро на старт реализации программы.

Сам американский президент выразил выразил сомнения в том, что Иран пойдет на подобные уступки, но при этом глава Белого дома уверен, что только таким образом можно быть уверенным в том, что США и Израилю не придется применять военную силу для того, чтобы убедиться в отсутствии ядерного оружия в Исламской республике. Именно такую позицию занимает лауреат Нобелевской премии мира, который получил данную награду "за огромные усилия по укреплению международной дипломатии и сотрудничества между народами".

Напомним, что в ноябре 2013 года представители Ирана и так называемой "шестерки" международных посредников в Женеве договорились о том, чтобы разрешить Исламской республики реализовывать свою ядерную программу из-за которой в отношении Ирана западными странами были введены экономические санкции. Тогда было решено отменить наложенные экономические ограничения в обмен на отказ Ирана от производства ядерного оружия.

Череда переговоров, которые проходили в течение 2014 года, не привели к ощутимому результату, при чем Иран не однократно заявлял, что целью его ядерной программы является исключительно мирный атом, а не оружие массового поражения.

0

43

США вычеркнули Иран и Хезболлу из списка террористических угроз

http://ruposters.ru/images/news/550b053e1adb7_james-clapper.jpg
В ежегодном отчете о безопасности, представленном недавно в Сенате США директором Службы национальной разведки Джеймсом Клэппером, Иран и Хезболлах исключены из списка террористических угроз впервые за многие годы, сообщает издание Middle East Monitor.

В докладе отмечаются усилия Ирана по борьбе с "суннитскими экстремистами", в том числе с элементами, связанными с “Исламским государством”, что повлияло на отношение США к режиму Ахмадинежада. Таким образом, Хезболла лишилась статуса угрозы из-за противостояния ИГИЛу и фронту Аль-Нусры.

Между тем, эксперты предполагают, что Иран и Хезболла перестали быть врагами США по иным причинам. В настоящее время США и Иран ведут переговоры по так называемой “ядерной сделке”, в которой Тегеран в обмен на разрешение разработать ядерное оружие поможет Вашингтону вновь обрушить мировые цены на нефть. Именно в связи с изменившейся позицией США по ядерной программе Ирана в последние месяцы заметно ухудшились отношения между Белым Домом и Израилем, что привело к публичному конфликту между администрациями президента США и премьера Израиля.

0

44

Отсроченная конкуренция
Иранское присутствие на постсоветском пространстве так же ощутимо, как турецкое или арабское

Отечественные политологи часто пишут об Иране, как о новой Кубе или Вьетнаме, чье сопротивление давлению США в любой ситуации автоматически делает Тегеран союзником Москвы. Для публики это уже стало общим местом. Реальность, однако, сложнее.

В одних вопросах позиции Ирана и России совпадают, как с обсуждением запрета присутствия на Каспии военных из любых стран, кроме пяти прибрежных государств. В других – нет, как по вопросу о разделе акватории. Иран отстаивает принадлежность ему не менее 20 процентов Каспийского моря, в то время как по договору с СССР контролирует только 11,5–12 процентов. Позиции России, Азербайджана и Казахстана с иранской не совпадают и совпасть не могут (Туркменистан, напротив, поддерживает Иран, хотя и не слишком активно).

В отношениях Москвы и Тегерана нет ничего постоянного и заранее определенного. Все зависит от конкретной темы и конкретных интересов в тот или иной период. Причем ни Россия за Иран, ни Иран за Россию не будут ссориться ни с кем из ведущих мировых игроков. Что демонстрирует ситуация с ракетными комплексами С-300, поставка которых была заморожена из-за введения против Ирана санкций ООН. Если же интересы Москвы и Тегерана совпадают, как, например, в сохранении режима Асада, координация их политики возможна. Россия оказывает сирийскому правительству политическую поддержку в Совете Безопасности ООН, имея в то же время хорошие отношения с таким врагом Дамаска, как Анкара. Иран – поддержку финансовую, логистическую и, что для Асада важнее всего, военную, в том числе руками иракских и ливанских шиитских военизированных структур, а также афганских хазарейцев.

Помимо прочего, совпадение позиций Ирана и России в сирийском вопросе вызвано тем, что «цветные революции» на постсоветском пространстве и «арабская весна», которые США в ряде случаев использовали (с разным успехом) или напрямую провоцировали для укрепления своих позиций за счет ослабления сложившихся без их участия альянсов или излишне самостоятельных местных лидеров (включая таких американских союзников, как президент Египта Хосни Мубарак), вполне могут быть тиражированы на их собственном пространстве. С чем отечественные эксперты, ранее критически относившиеся к вероятности такого развития событий применительно к России, вынуждены согласиться, анализируя текущую ситуацию на Украине.

Иран после санкций

Сотрудничество Исламской Республики Иран (ИРИ) и Российской Федерации является «дружбой против США» в достаточной мере, чтобы задаться вопросом: что будет, если эта схема станет неактуальной? В том числе потому, что Соединенные Штаты Америки в лице действующей администрации президента взяли курс на нормализацию отношений с Ираном и снятие с него санкций, введенных предшественником Барака Обамы. Позиция нынешнего главы Белого дома отнюдь не отражает видения отношений Вашингтона и Тегерана со стороны всех ветвей американской власти, но вряд ли помешает ему сделать вид, что он удовлетворен положением дел в переговорах по ядерной программе Ирана. Тем более что остановить ее военным путем он не хочет и не может, а давление – экономическое и дипломатическое – Иран не остановит.

Президенту Обаме необходим Иран в качестве стабилизирующего фактора в Афганистане после вывода оттуда американского воинского контингента, чтобы неизбежное возвращение к власти в Кабуле талибов и союзных им радикальных исламистских группировок выглядело не таким провальным, как последствия ухода американских войск из Ирака (хотя на самом деле оставляемый американцами после себя вакуум безопасности и слабое правительство не оставляют Афганистану других перспектив, кроме коллапса). Иран нужен ему и в военной кампании против Исламского государства (ИГ), благо, неформальная координация между Вашингтоном и Тегераном проходящего в то время, когда пишется настоящая статья, наступления антитеррористической коалиции на Мосул показала эффективность такого сотрудничества.

Шиитские военизированные структуры, контролируемые Исламской Республикой, а также иранская армия и Корпус стражей исламской революции (КСИР) – естественный противовес суннитским исламистам в Двуречье и Леванте, будь то группировки, входящие в ИГ или «Аль-Каиду». Стоящие за салафитскими радикалами Саудовская Аравия и Катар или Турция, решающая исключительно собственные задачи, в борьбе с международным терроризмом представляют для Америки часть проблемы, а не ее решения.

Спонсируемым Катаром «Братьям-мусульманам» Обама покровительствует, но вынужден демонстрировать избирателям и конгрессу готовность противостоять салафитским группировкам. Без сильных региональных союзников делать это он не может. Иран в этом вопросе для него – сильный и предсказуемый партнер, причем ключевой.

Однако главным достоинством ИРИ, с точки зрения Обамы, является возможность замены российских нефти и газа на европейском рынке углеводородов на иранские. В случае снятия с Ирана санкций это займет достаточно короткое время, притом что Евросоюз поддержит Соединенные Штаты в этом максимально активно исходя из собственных интересов. Иллюзий по вопросу поставок энергоносителей на европейский рынок быть не должно. Иран заменит там любого конкурента, если только получит такую возможность. Как и на любом другом рынке. К России это относится в той же мере, как и к Алжиру или монархиям Персидского залива. Бизнес есть бизнес – ничего личного. Все экспортеры энергоносителей (да и не только их) поступают в данном случае одинаково – Россия, кстати, не исключение.

Прагматизм иранской политики хорошо известен. Нет никаких оснований предполагать, будто в преддверии снятия с Ирана санкций, что президент Обама намерен сделать, не обращая внимания на возражения со стороны таких традиционных союзников США, как Саудовская Аравия или Израиль, не без оснований утверждающих, что для них ядерная программа ИРИ представляет смертельную угрозу, Тегеран поступится своими интересами ради сохранения в Европе позиций России. История с многомиллиардным судебным иском Тегерана к Москве из-за непоставки комплексов С-300 доказывает это. Появление энергоносителей из Ирана на рынке Евросоюза, таким образом, предрешено. Вопрос лишь в сроках и маршрутах доставки.

Вариантов здесь немного. Иранская нефть в Европу пойдет обычным для региона путем – морем. Сложнее с газом. Строительство газопровода через Турцию или терминалов СПГ на побережье займет примерно одинаковое время, однако с высокой степенью вероятности предположим, что выбор будет сделан в пользу «трубы», несмотря на более высокие затраты. Помимо собственно иранского голубого топлива она даст возможность вывести на европейский рынок природный газ прикаспийских и ряда других стран и регионов, в первую очередь Туркменистана, а также Азербайджана, Узбекистана и Иракского Курдистана. Именно на это был нацелен проект «Набукко», в свое время успешно торпедированный «Газпромом», и нынешние ТАНАП и ТКГ.

Ключевую роль в реализации проектов такого рода может сыграть транзитный альянс Ирана и Турции, по территории которых должны пройти трубопроводы, о которых идет речь. Шансов на то, что Анкара и Тегеран откажутся от них в условиях льготного режима со стороны Евросоюза и Соединенных Штатов, который, помимо прочего, означает «зеленый свет» финансированию строительства, мало. России практически нечего противопоставить такому развитию событий. Проект «Южный поток» исчерпал себя по политическим причинам, а трансчерноморский газопровод на Турцию, призванный обеспечить доставку российского природного газа в Южную Европу, не выглядит для руководства этой страны безальтернативным. Точно так же, как Россия не является для Турции единственным партнером, притом что Анкара останется в выигрыше при любом развитии событий.

Снятие с Ирана санкций будет означать де-факто признание его прав на ядерный статус, что для Соединенных Штатов и Евросоюза не означает ровно ничего. Конфликта с Тегераном они не боятся как из-за своих ядерных арсеналов (в Европе у Франции и Великобритании) и бессмысленности для Ирана атаковать государства Европы (никто не воюет со своим рынком сбыта), так и из-за наличия общего врага: суннитских террористов, воюющих против США, ЕС и Ирана. Разумеется, конфликт интересов сохраняется в Сирии, однако коль скоро Асада не удается свергнуть на протяжении длительного времени, саудовские и катарские проекты по прокладке через ее территорию газо- и нефтепроводов в ЕС, предложенные Эр-Риядом и Дохой Великобритании, Франции и Турции в качестве экономического обоснования необходимости организации коллапса режима в Дамаске, теряют свою целесообразность.

Гонка ядерных вооружений, в том числе региональная, которую спровоцирует появление у Ирана ядерного оружия (предложение Обамой Тегерану десятилетнего моратория на развитие его ядерной программы мало что меняет), в конечном счете России осложнит диалог по Каспию и станет серьезным вызовом для Израиля и монархий Персидского залива. Выделение через два-три десятилетия из числа примерно 40 стран, способных в настоящий момент с технической точки зрения создать атомную бомбу, порядка 20, которые ее сделают и возьмут на вооружение, не слишком изменит военную стратегию США с их подавляющим ядерным арсеналом и географическим положением вне любых будущих театров военных действий Старого Света.

Что касается ЕС, никакой реальной военной стратегии у Брюсселя нет и вопреки капиталоемкому проекту создания европейской армии в обозримой перспективе не будет. По итогам операции по свержению Каддафи в Ливии, а также иракской и афганской кампаний 2000-х годов, в которых войска стран ЕС приняли активное участие, это неоспоримый факт. С более серьезными противниками, не имея поддержки США, Европа воевать не может. Так что появление небольших ядерных арсеналов у Турции, Египта, Алжира или Марокко не слишком изменит сложившийся в Средиземноморье расклад сил, с европейской точки зрения. Идеи же о возможности попадания ядерного оружия в руки террористических организаций имеет смысл оставить в качестве фантасмагорических: химическое и биологическое оружие, которое они могут получить (и получают) достаточно легко, намного доступнее и применить его в качестве оружия массового поражения куда проще.

Единственные страны, имеющие территориальные споры с Ираном, – его соседи (в том числе по Каспию), включая Россию, которая входит в состав «шестерки» переговорщиков, но сделать что-либо в случае формирования американо-иранских договоренностей не может. Перед Москвой в случае создания Ираном А-бомбы встанет необходимость изменения концепции национальной безопасности на южном направлении, однако ситуация на Украине доказывает способность высшего военно-политического руководства страны принимать в условиях резкого изменения ситуации в ближайшем приграничье стратегические решения, неожиданные для ее потенциальных противников, эффективные и реалистичные. Тем более что ядерный потенциал России гарантирует ей перевес над любым внешним врагом, кроме США.

Израиль готовится к худшему

Периодически возникает вопрос: нужно ли России втягиваться в противостояние Ирана с его противниками на стороне ИРИ. Сторонники этого аргументируют необходимость такого шага тем, что разрешение противоречий Ирана с США означает появление американских военных баз на южном побережье Каспийского моря, что для Москвы является ненамного менее опасным, чем их появление в Крыму.

Позволим себе не согласиться с этим. Такие самодостаточные в военном отношении страны, как Иран или Алжир, с жесткой вертикалью власти, прошедшие длительный период борьбы за независимость с европейскими державами (полуколониальный статус Ирана в начале ХХ века мало чем отличался от колониального статуса Алжира), предоставлять кому-либо военные базы на своей территории не готовы в принципе. Даже при шахе не приходилось говорить об американском военном присутствии, направленном против СССР, на каспийском побережье. Тем более бессмысленно строить такие планы в отношении Исламской Республики, несколько десятилетий находящейся с США в состоянии холодной войны.

Это не означает, что современный Иран не пойдет на максимальное расширение контактов со Штатами, в том числе в ущерб России, там, где это не затрагивает собственных интересов ИРИ и не требует от Тегерана отказываться от стратегических приоритетов (к числу которых относится ядерная программа). В конечном счете защита национальных интересов означает в первую очередь необходимость добиваться максимальных результатов с минимальными издержками. Коль скоро США Иран становится необходим, поддерживать с ними отношения он будет по всем возможным направлениям. Ожидать от него чего-то другого бессмысленно. Тем более что с точки зрения послереволюционной идеологии ИРИ США были «большим Сатаной», а СССР – «Сатаной малым».

Иран доказал, что способен не только успешно сопротивляться внешнему давлению, но и вести военное противостояние с противниками по нескольким направлениям, одновременно формируя вокруг себя шиитский мир как основу будущей Новой Персидской империи. Он активно проникает в Латинскую Америку (плацдармом является Венесуэла), Африку и Азию – за пределами исламского мира. Иранское присутствие на постсоветском пространстве к настоящему времени так же ощутимо, как турецкое и арабское, а в Таджикистане и Армении Тегеран доминирует над ближневосточными конкурентами. Для современного Багдада Иран – партнер номер один, а сложности в отношениях с Турцией и Пакистаном уравновешены проектами двустороннего сотрудничества в энергетической сфере, имеющими для Анкары и Исламабада принципиальное значение.

Аравийские монархии для Ирана – противник с военной точки зрения слабый. Реальной угрозой для него является Израиль.

Конфронтация с ним имеет идеологическую природу, стала стержнем иранской внешнеполитической и военной доктрин и прекратить ее без войны не слишком реально. Израиль готов вернуться к взаимному игнорированию, если Иран перестанет поддерживать атакующие его из Газы (ХАМАС) и Южного Ливана («Хезболла») организации, однако Тегеран на это пойти не может, несмотря на все то, что исторически связывает обе страны, а также наличие общих врагов в лице радикальных салафитских группировок, полагающих евреев, христиан и шиитов в равной мере заслуживающими смерти. В настоящее время противостояние между ними несколько затихло в связи с борьбой против ИГ, в которой Иран участвует, но в ближайшее время может вновь обостриться.

Судя по всему, ХАМАС, на протяжении длительного времени лишенный поддержки ИРИ как предавший Асада, на что лидеры этой организации пошли, поверив обещаниям Катара, не получил обещанных Дохой денег и вернулся в орбиту влияния Тегерана. Означает это помимо прочего неизбежную активизацию его борьбы против Израиля, благо, часть бедуинских племен Синая с подачи властей Египта получила послабления в ведении традиционной для них контрабанды в Газу в обмен на отказ от поддержки террористов, атакующих египетскую армию на Синайском полуострове. Это означает расширение поставок оружия в Газу при том условии, что оно не будет возвращено в Египет для борьбы против президента Ас-Сиси и его режима. Контроль же союзных Ирану хоуситов над основным северойеменским портом Ходейда дает КСИР все необходимые инструменты для возобновления поставок оружия на Синай и в Газу.

Парадоксальным образом возобновление обстрелов Израиля из Газы может начаться в результате как провала американо-иранских переговоров, так и их успеха. Тегеран внимательно следит за кризисом в отношениях между американским президентом и израильским премьер-министром, в основе которого лежит диаметрально противоположный подход к переговорам по иранской ядерной программе.

Достигшее высшей точки охлаждение отношений между Вашингтоном и Иерусалимом предоставляет Тегерану значительную свободу действий. Как Иран ей воспользуется, зависит от множества факторов, однако Израиль готовится к худшему сценарию развития событий.

Представляется вероятным, что это относится и к Ирану, так как Саудовская Аравия достигла с Израилем договоренности о предоставлении воздушных коридоров над своей территорией, если премьер-министр Биньямин Нетаньяху примет решение о воздушной атаке на ядерные объекты ИРИ.

На фоне неизбежного обострения внутриполитической ситуации в стране в случае ухода со своего поста верховного аятоллы Хаменеи, здоровье которого оставляет желать лучшего, консервативное крыло иранского истеблишмента демонстрирует значительный перевес над «прагматиками» в ходе выборов руководства комиссий, от которых зависит назначение преемника Рахбара. То, что президент Хасан Роухани, представляющий объединенный либеральный (в том смысле, который в это понятие вкладывают в Иране) лагерь, поставил репутацию на кон в переговорах с «шестеркой», является для него и страны дополнительным фактором риска.

При срыве переговоров консервативное крыло иранской теократии усилит давление на оппонентов. В случае же успеха президент Роухани вынужден будет доказывать свою приверженность ценностям исламской революции. В какой именно момент агрессивная риторика иранского руководства в отношении Израиля сменится агрессивными действиями, сказать трудно. Каким будет ответ – еще труднее. Выборы в Израиле проведены. Победа действующего премьер-министра, представляющего правоцентристский лагерь, чья зацикленность на иранской угрозе хорошо известна в Тегеране, никем не оспаривается. Что дает ему значительную свободу действий, несмотря на его личную вражду с президентом Обамой.

Пока же, оставляя в стороне перспективы ирано-израильской военной конфронтации и внутренние проблемы Тегерана, отметим: для России главное – договорятся ли Иран и США. Это станет ясно в ближайшее время.

Евгений Сатановский

0

45

Обама: «Историческое соглашение отрежет Ирану все пути к бомбе»

Президент США Барак Обама назвал рамочное политическое соглашение с Ираном «историческим» и объявил, что это «хорошая сделка, удовлетворяющая всем нашим ключевым нуждам».

В ходе специальной пресс-конференции в парке роз у Белого дома Обама объявил, что державы договорились с Ираном о параметрах долгосрочного соглашения, «которое отрежет Ирану все возможные пути к бомбе и включает самые жесткие инспекции».

В числе путей к ядерному вооружению, которые будут перекрыты, в соответствии с подписанным в четверг рамочным договором, президент США назвал следующие:

— реактор в Араке не будет производить плутоний, так как будет работать на легкой, а не на тяжелой воде;
— две трети имеющихся у Ирана ядерных центрифуг будут выведены из использования. Не будет обогащения урана на подземном заводе в Фордо. Не будут работать центрифуги более современных моделей, позволяющие увеличить скорость производства обогащенного урана, — только центрифуги первого поколения. Большая часть обогащенного урана будет «нейтрализована», объявил Обама. Эти ограничения будут действовать в течение десяти лет.
— Иран согласился на внезапные инспекции на любых объектах, вызывающих подозрение. «Если Иран будет мошенничать, мы об этом узнаем», — пообещал президент США.

В рамочном соглашении оговаривается, что отмена санкций будет поэтапной, и если Иран нарушит условия, санкции в любой момент можно будет вернуть, подчеркнул Обама.

Обращаясь к противникам соглашения с Ираном, Обама предложил им ответить на вопрос: что лучше — соглашение или новая война на Ближнем Востоке?

В ночь на пятницу Обама позвонил Нетанияху и проинформировал его об условиях соглашения. Еще до этого источник в правительстве Израиля объявил договор с Ираном «исторической ошибкой», так как «соглашение дает легитимацию ядерной программе Ирана, цель которой — только и исключительно бомба».

Нафтали Беннет в «Фейсбуке» уподобил соглашение Мюнхенскому сговору, и лидеров шести держав — Чемберлену.

Глава правительства Биньямин Нетанияху пока официального комментария не дал.

0

46

Эксперт: в случае снятия оружейных санкций РФ может продать Ирану С-300

http://ruposters.ru/images/news/551e8178cc1b5_69338.jpg
Контракт на поставку Ирану зенитно-ракетных комплексов С-300 может быть возобновлен Россией в случае снятия с Тегерана оружейных санкций - заявил директор Центра анализа мировой торговли оружием (ЦАМТО) Игорь Коротченко. Правда, американцы могут учесть этот вариант, поставив Исламской Республике дополнительные условия насчет отказа от приобретения российских ЗРК.

“Снятие санкций с Ирана, в том числе и оружейных, это совершенно логичный вариант развития ситуации. Ключевым для России контрактом является поставка в Иран новейших модификаций ЗРС С-300. Такой контракт может быть возобновлен на условиях, которые устроят Москву и Тегеран", - цитирует Коротченко РИА Новости.

Согласен с главой ЦАМТО и член комитета Госдумы по обороне Франц Клинцевич.

“Естественно, будет сниматься эмбарго, и, конечно же, снятие эмбарго даст возможность снятия всей ситуации по оружию. Но должен сказать, что 300-й комплекс, пусть это и экспортный вариант, он с точки зрения его продажи имеет большую специфику”, - сказал российский депутат.

Запад постарается не допустить возобновления оружейного контракта между Тегераном и Москвой, навязав Ирану дополнительные условия - считает Клинцевич.

“Что бы там ни говорили, ни американцы, ни французы, ни англичане сегодня похвастаться таким не могут. Естественно, комплекс С-300 находится в некой иной шкале, которая находится под более серьезным присмотром. Я, конечно, этих нюансов не знаю, но боюсь, что там будут дополнительные протоколы по 300-му комплексу”, - резюмировал парламентарий.

Напомним, в 2007 году РФ подписала контракт на поставку Ирану пяти дивизионов С-300 ПМУ-1 в составе 40 пусковых установок на сумму около 800 миллионов долларов. Однако после введенных в 2010 году санкций против Ирана выполнение контракта было приостановлено. После этого Исламская Республика подала иск к "Рособоронэкспорту" в третейский суд Женевы на сумму около 4 миллиардов долларов. Москва предложила пойти на мировую, пообещав новые поставки ЗРК "Тор-М1Э". Однако Тегеран это не устроило. Также Иран не согласился на поставку вместо С-300 системы ПВО "Антей-2500".

Теперь, после достижения договоренностей по ядерной программе Исламской Республики между странами "шестерки" (пять постоянных членов Совбеза ООН и Германия) и Ираном, с последнего должны быть сняты односторонние экономические санкции Евросоюза и США. По окончанию переговоров замглавы МИД РФ Сергей Рябков заявил, что СБ ООН нужно отменить и оружейное эмбарго против Тегерана.

0

47

Глава МИД Ирана исключил возможность допуска западных инспекторов на его военные объекты
11 апреля

http://photocdn3.itar-tass.com/width/744_b12f2926/tass/m2/uploads/i/20150412/3988566.jpg
ТЕГЕРАН, 11 апреля. /ТАСС/. Иран исключает возможность допуска западных инспекторов на его военные объекты под предлогом удостовериться в отсутствии военной составляющей ядерной программы Исламской Республики. Эту позицию отразил в субботу в интервью информационному агентству Tasnim заместитель министра иностранных дел ИРИ Аббас Арагчи.

"Нашим ракетам - баллистическим или иным - не бывать под надзором или наблюдением другой стороны (участницы переговоров с пятью постоянными членами СБ ООН и Германии)", - заявил дипломат.

Ранее Арагчи сообщил, что очередной раунд переговоров Ирана и "шестерки", скорее всего, состоится в Нью-Йорке. "Предстоящие переговоры пройдут на уровне заместителей глав внешнеполитических ведомств и на уровне экспертов", - сказал он. Арагчи добавил, что в случае необходимости к переговорам присоединятся министры иностранных дел стран - участниц дискуссий.

"С большой долей вероятности переговоры ИРИ и "шестерки" пройдут "на полях" очередной сессии Комиссии ООН по разоружению", - уточнил замглавы иранского МИД. Стороны приступят к выработке окончательного соглашения по иранской ядерной программе, рамочные параметры которого были оговорены в совместном политическом коммюнике, одобренном ИРИ и "шестеркой" в Лозанне 2 апреля.

Как сообщали ранее иранские СМИ, очередной раунд переговоров может начаться уже 14 апреля.

За последние годы Иран активно развивал баллистическую программу, создав ракеты дальностью до 2 тыс км, что позволяет поразить Израиль. Это вызывает обеспокоенность еврейского государства и западных держав.

0

48

Россия начала поставлять Ирану товары в обмен на нефть

http://ruposters.ru/images/news/552bc7e21bc4f_34554544.jpg
Поставки российского зерна, стройматериалов и оборудования в обмен на иранскую нефть стартовали сегодня - пишет Reuters со ссылкой на заместителя министра иностранных дел России Сергея Рябкова. По информации агентства, Москва будет получать от Тегерана до 500 тысяч баррелей “черного золота” ежедневно.

“Я хотел бы обратить внимание на развернувшуюся реализацию сделки "нефть в обмен на товары", которая имеет очень значительный объем. Бартер осуществляется в обмен на поставки иранской сырой нефти, а мы осуществляем поставки определенных видов продукции. Ни то, ни другое не то что не запрещается, а даже не регламентируется действующим санкционным режимом”, - цитирует Рябкова Reuters.
Общая сумма сделки между Россией и Ираном, обсуждавшейся с начала 2014 года, составляет около 20 миллиардов долларов.

Напомним, сегодня президент РФ также подписал указ о снятии запрета на поставку Тегерану зенитно-ракетных комплексов С-300.

0

49

Президент РФ снял запрет на поставку Ирану комплексов С-300

http://ruposters.ru/images/news/552bb951de407_35345.jpg
Указ о снятии запрета на поставку Тегерану зенитно-ракетных комплексов С-300 подписал Владимир Путин - сообщает РИА Новости со ссылкой на пресс-службу Кремля. Эксперты предсказали возможность такого развития событий сразу после того, как стало известно об успехе переговоров по ядерной программе Ирана.

“Указ снимает запрет на транзитное перемещение через территорию Российской Федерации (в том числе воздушным транспортом), вывоз с территории Российской Федерации в Исламскую Республику Иран, а также передачу Исламской Республике Иран вне пределов Российской Федерации с использованием морских и воздушных судов под Государственным флагом Российской Федерации зенитных ракетных систем С-300”, - цитирует правку к президентскому указу РИА Новости.

Напомним, в 2007 году РФ подписала контракт на поставку Ирану пяти дивизионов С-300 ПМУ-1 в составе 40 пусковых установок на сумму около 800 миллионов долларов. Однако после введенных в 2010 году санкций против Ирана выполнение контракта было приостановлено.

0

50

Иран заявил о начале экспорта нефти в Россию на следующей неделе

http://ruposters.ru/images/news/55747c34ae1e0_iran-oil.jpg
Иранское правительство сообщило, что начинает поставлять нефть в Россию уже на следующей неделе. Заявление о начале поставок сделал министр нефти Ирана Биджан Занганех спустя более чем год после начала переговоров, сообщает The Moscow Times.

Окончательное соглашение было достигнуто на встрече ОПЕК в Вене. Ранее Кремль уже раскрывал детали сделки: Россия обязуется выкупить и оплачивать 500 тысяч баррелей иранской нефти в день, на деньги, полученные от экспорта нефти, Иран в свою очередь должен закупать российские товары — сталь, нефтепродукты, пшеницу. Отмечается, что на рынке всё ещё не проявились признаки начала выполнения контракта Ираном.

Ранее иранский экспорт сократился более чем в два раза после введения западных санкций, связанных с ядерной программой Исламской Республики. Иран вступил переговоры с западными странами и добился успехов в отмене санкций.

0

51

Россия — Иран: проблемы и перспективы военно-технического сотрудничества
20 июня 2015

В российско-иранских отношениях назрела необходимость качественного прорыва. Объём двустороннего торгово-экономического оборота несколько последних лет демонстрирует спад. Содержательная сторона взаимной торговли также далеко не удовлетворительна. В плоскости политических контактов Москвы и Тегерана заметна активность, которая распространилась и на сферу военно-технического сотрудничества. Но сторонам не хватает сильного импульса для углубления связей, расширения базы взаимодействия. Созданы предпосылки для нахождения взаимоустраивающих развязок по остающимся нерешёнными вопросам. К их числу относится контракт по поставкам в Иран российских систем С-300, действие которого было прервано осенью 2010 года.

Перспективы российско-иранского оружейного сотрудничества определяются не только внутренней мотивацией сторон продвинуть свои отношения на качественно иной уровень. Существует ряд глобальных и региональных факторов, подталкивающих Москву и Тегеран к крепким военно-политическим связям и развитию отношений в сфере военно-технического сотрудничества (ВТС). Украинский кризис сделал Москву менее расположенной к учёту «особого мнения» западных и некоторых ближневосточных столиц относительно продажи Тегерану современных военных систем. Международно-правовые ограничения в данном вопросе в виде известных резолюций Совета Безопасности ООН сохраняют своё сдерживающее влияние на российскую сторону, но внешнеполитическая мотивация преодолеть эти препоны на пути к восстановлению масштабного ВТС с Тегераном у Москвы значительно выросла. Две крупнейшие державы Каспия оказались под схожим санкционным прессом Запада, что задаёт свою логику совместных действий в деле нейтрализации этого давления со стороны евроантлантического блока. Свою особую роль, несомненно, призван сыграть и фактор воинствующего джихадизма на Ближнем Востоке, тесное вовлечение Ирана в противостояние с террористической группировкой «Исламское государство» в Ираке.

Ближневосточный регион усиленно вооружается, борьба с орудующим здесь «экстремистским интернационалом» выходит на первый план. Россия и Иран не вовлечены в состав так называемой антиджихадистской коалиции, сколоченной Западом. Но они оказались на одной военно-политической линии фронта в борьбе с «Исламским государством».

Протокол с последствиями

Начиная с 1990-х годов, Россия и Иран столкнулись с серьёзными барьерами на пути развития взаимовыгодной кооперации по военной линии. В большей части эти препятствия были обусловлены внешними факторами. Ещё в бытность СССР между Москвой и Тегераном были подписаны крупные соглашения о военных поставках. В советско-иранской декларации от 5 ноября 1989 года СССР выразил согласие «сотрудничать с иранской стороной в деле укрепления её обороноспособности».

Последующие годы выразились в значительном по объёму и содержанию военно-техническом сотрудничестве Москвы и Тегерана. По соглашению от 13 ноября 1991 года предусматривалось передача лицензии и оказание технического содействия в организации производства в Иране 1 тыс. танков Т-72С и 1,5 тыс. боевых машин пехоты БМП-2, а также боеприпасов к ним на общую сумму $2,2 млрд. В рамках этого контракта российская сторона, как правопреемница международных договоров СССР, осуществила постройку в иранском Доруде завода по лицензи­онному производству танков Т-72С, в Тегеране — завода по производству БМП-2. В ходе реализации соглашения в 1993 году в Иран с «Уралвагонзавода» было поставлено 100 танков Т-72С, в 1994 году — 20 танков, в 1996-м — ещё две машины. Сфера двустороннего ВТС охватила не только наземные виды вооружений и военной техники. В 1994 году Казанский вертолётный завод поставил в Иран 12 машин «Ми-17».

США и их ближневосточные союзники изначально заняли резко отрицательную позицию к продаже Россией оружия в Иран. В мае 1995 года на встрече с прези­дентом США Биллом Клинтоном в Москве Борис Ельцин уступил американскому давлению, взяв обязательство досрочно, до конца 1999 года, завершить выполнение перед Ираном всех ранее подписанных военных контрактов.

При этом российская сторона решила поставки по этим соглашениям более не производить и обязывалась впредь не заключать никаких новых соглашений военного характера с Тегераном. Официальным двусторонним оформлением этих договорённостей стала сначала секретная, а затем преданная огласке, Памятная записка («Протокол») от 30 июня 1995 года. Под документом стояли подписи председателя правительства РФ Виктора Черномырдина и вице-президента США Альберта Гора.

Ущерб от данных российско-американских соглашений ощущается до сегодняшнего дня. Не помогло даже быстро пришедшее российскому руководству во главе с Борисом Ельциным осознание необходимости выправить отношения с Тегераном. Практически сразу после президентских выборов 1996 года Москва начала поиски путей ревизии взятых перед американцами обязательств. В 1997 году президентом России был одобрен комплексный план развития ВТС с Ираном. С приходом в Кремль Владимира Путина российская сторона решила отказаться от предыдущих соглашений с американцами. 3 ноября 2000 года Москва уведомила Вашингтон о своём выходе из «протокола Гор — Черномырдин».

Военные эксперты констатируют фактический провал российского оборонного экспорта на иранском направлении в период сразу после отмены «протокола Гор — Черномырдин». Общая сумма заключённых с Ираном контрактов на отрезке 2000−2005 годов составила не более $300-$400 млн. Причём едва ли не бóльшая их часть приходилась на вертолётную технику двойного назначения. И это после многомиллиардных контрактов с иранской стороной в начале 1990-х годов…

При всём регрессе в двустороннем ВТС, за период с 2000 по 2007 годы Иран, тем не менее, занял третье место среди крупнейших получателей российских вооружений, заключив контрактов на сумму $1,96 млрд. За указанный период на российские поставки пришлось 85% всего военного импорта Ирана.

Ситуация вокруг С-300: испытание на прочность отношений России и Ирана

Было бы большим упрощением объяснять сложности в сфере российско-иранского ВТС одними происками американской и израильской сторон. Имеется значительный внутренний пласт проблематики в этой сфере, который до сих пор оказывает своё деструктивное влияние. Прежде всего, это продолжающаяся зависимость российского оборонно-промышленного комплекса от разработок продукции военного назначения западных компаний. Российский ОПК при всём взятом на импортозамещение курсе пока не может обойтись, к примеру, без так называемой электронной «начинки» вооружений и военной техники по целому ряду оружейной номенклатуры. Но там, где российская «оборонка» достигла успехов в производстве военной продукции по «замкнутому циклу», то есть без привлечения технологий и подрядчиков Запада, американцы и израильтяне норовят вставить «палки в колёса» российско-иранскому ВТС. Наиболее зримо это проявилось в истории вокруг свёрнутого Москвой в сентябре 2010 года контракта по поставке Ирану пяти дивизионов систем С-300 ПМУ-1. Сумма контракта, заключённого в 2007 году, составляла около $800 млн. Важно отметить, что производство систем С-300 было налажено российским ОПК на принципах «замкнутого цикла».

После невыполнения своих обязательств перед иранским заказчиком, Москва столкнулась с неприятностями в двусторонних отношениях с соседом по Каспию. Помимо урона доверительности между политическими руководствами двух стран, российская сторона понесла имиджевые потери и встала перед лицом значительных финансовых издержек. Образ надёжного партнёра был сильно подмочен. Перспектива судебных тяжб с Ираном в международном арбитраже, куда иранцы обратились с внушительным иском за сорванный контракт, подчёркивала упадок в двусторонних отношениях.

Несмотря на выплату Россией Тегерану осуществлённого ранее авансового платежа в сумме $166,8 млн., Иран, через полгода после того, как Москва отказалась поставлять С-300, 13 апреля 2011 года подал в Третейский суд Женевы иск против «Рособоронэкспорта». Сумму исковых требований иранцы оценили в почти $4 млрд., включив в неё, помимо стоимости самого контракта на поставку комплексов, подготовку Тегераном инфраструктуры для постановки систем на боевое дежурство и моральный ущерб. Кроме того, иранская сторона включила в эту сумму неустойки по контрактам с Россией с 1995 года, когда вследствие «протокола Гор — Черномырдин» ВТС двух стран было заморожено.

Иран объяснил обращение в судебные инстанции помимо прочего тем, что это может помочь России преодолеть последние сомнения вокруг попадания или непопадания систем С-300 под санкционный запрет ООН. В Тегеране мотивировали свою настойчивость в доведении дела до арбитражного разбирательства тем, что решение суда «помогло бы Москве осуществить эти поставки» и иск подан, чтобы «у России был политический козырь» (заявления посла Ирана в России Махмуда Резы Саджади от 24 августа 2011 года).

Тегеран настаивает на выполнении контракта

Как известно, в центр решения России о свёртывании контракта 2007 года поставлена резолюция Совета Безопасности ООН, принятая 9 июня 2010 года. На базе этой резолюции 22 сентября 2010 года президентом России Дмитрием Медведевым был подписан Указ «О мерах по выполнению резолюции Совета Безопасности ООН 1929 от 9 июня 2010 г.».

Полностью подпадала под запрет военно-морская техника по категории «военные корабли» (боевые надводные корабли основного класса, подводные лодки, катера и малые десантные корабли), бронетанковая техника (основные боевые танки, боевые бронированные машины, бронеавтомобили), вертолётная техника, ракетно-артиллерийское вооружение (оперативно-тактические ракетные комплексы, противотанковые ракетные комплексы, реактивные системы залпового огня, самоходные артиллерийские установки, орудия и минометы калибром более 100 мм), средства ПВО (зенитные ракетные системы малой, средней и большой дальности), ракеты всех типов (наземного, морского и авиационного базирования). Таким образом, ниша возможного сотрудничества с Ираном в сфере ВТС осталась крайне узкой.

Очевидно, осенью 2010 года Кремль принял политически мотивированное решение. Опасения США и Израиля, к мнению которых на тот момент российское руководство предпочитало прислушиваться в более приоритетном порядке, чем к позиции Ирана, были связаны с самим фактом поставок С-300 Ирану. А как иначе объяснить, например, то, что спустя считанные месяцы после указа президента России из Москвы в Тегеран было направлено предложение о поставке других систем борьбы с воздушными целями. Москва выразила готовность поставить Ирану дополнительное количество зенитно-ракетных комплексов (ЗРК) «Тор-М1Э», причём в максимально сжатые сроки. Иран в 2011 году получил последние из 29 батарей данной системы по контракту 2005 года. В числе плюсов данного предложения был тот факт, что иранские военные уже успели пройти курсы обучения и ЗРК «Тор-М1Э» им хорошо знакомы.

Но иранская сторона посчитала это предложение далёким от удовлетворения своих претензий по С-300. Системы «Тор-М1Э» и С-300 ПМУ-1 являются оборонительными. Отличие лишь в дальности поражения целей. Тогда возникает резонный вопрос. Почему одна оборонительная система подпадает под запрет резолюции СБ ООН, а другая — вне зоны действия данного запрета? Ответ следует искать во внешнеполитической плоскости. Дело в том, что С-300 стал определённым «брендом», указывающим, что с его обладателем разговор на «повышенных военных тонах» чреват самыми опасными для агрессора последствиями. Очевидна сдерживающая репутация С-300: ни у Слободана Милошевича, ни у Саддама Хусейна, ни у Муаммара Каддафи этих систем не было, потому авиация НАТО внесла решающий вклад в их сокрушение.

В рамках той же политики России на поставку Ирану строго оборонительных вооружений следует рассматривать реализованный осенью 2011 года контракт по средствам радиоэлектронной борьбы (РЭБ) типа «Автобаза». Последние были поставлены иранской стороне без каких-либо сбоев по срокам и содержанию исполнения двустороннего контракта.

После отклонения заявки по «Тор-М1Э», с российской стороны в адрес иранцев поступило другое предложение: поставка близких С-300 по своим тактико-техническим характеристикам ЗРК «Антей-2500» (С-300ВМ). Как можно понять из реакции иранской стороны, данное предложение Москвы было оценено на порядок серьёзнее, чем предыдущий вариант урегулирования спора дополнительными ЗРК «Тор-М1Э». Но и это не сняло все претензии Тегерана. Там настаивают на реанимации контракта 2007 года, после чего можно будет говорить о новых перспективах всего комплекса российско-иранских связей в сфере ВТС. 10 февраля посол Ирана в Москве Мехди Санаи выразил надежду на поставки С-300 Россией до конца текущего года.

Россия и Иран продолжают рассматривать варианты урегулирования проблемы вокруг комплексов С-300. В феврале этого года руководство госкорпорации «Ростех» официально подтвердило информацию о готовности России поставить Ирану несколько дивизионов ЗРК «Антей-2500». Соответствующее предложение было направлено иранской стороне в конце 2014 года. О предложенной иранцам опции по системам «Антей-2500» глава «Ростеха» Сергей Чемезов сообщил, будучи на выставке вооружений и военной техники IDEX-2015 в Абу-Даби.

Вариант с «Антеем-2500» возник из-за пожеланий иранских партнёров приобрести именно систему типа С-300. Но окончательной уверенности в том, что Иран согласится на покупку этих комплексов, нет, отмечают источники в российской системе военно-технического сотрудничества с зарубежными странами. В качестве запасного варианта рассматривается предложение о поставке Тегерану новейших С-400 «Триумф».

Этот вопрос обсуждали на состоявшихся в Тегеране 20 января переговорах министр обороны России Сергей Шойгу и его иранский коллега Хосейн Дехган. Российская сторона не исключила тогда вариант поставок Тегерану комплексов С-400 взамен сорванной сделки с С-300 и в случае вероятного отклонения Тегераном предложенных Москвой ЗРК «Антей-2500». При этом российские переговорщики дали понять, что о поставках С-400 Москва готова говорить только в случае отзыва Тегераном иска к «Рособоронэкспорту» в международный арбитраж.

Потери России в результате фактического сворачивания после 2010 года ВТС с Ираном Центр анализа мировой торговли оружием (ЦАМТО) оценивает в сумму от $11 до $13 млрд. Этот объём включает как поставки по уже подписанным до сентября 2010 года контрактам, так и упущенную выгоду от сворачивания программ по перспективным проектам. Эксперты ЦАМТО оценили общие потери России в ВТС с Ираном по тематике ПВО в пределах от $1,8 до $2,2 млрд., по военно-морской тематике — в пределах $2,2-$3,2 млрд., по авиационной тематике — от $3,4 до $3,7 млрд., по сухопутным вооружениям — до $2,5 млрд. В сегменте поставок запчастей, сервисного обслуживания и текущего ремонта по поставленной ранее военной техники российская «оборонка» недосчиталась от $200 до $250 млн.

По некоторым оценкам, отмена оружейного эмбарго в отношении Ирана позволит поднять ВТС двух стран на 5-миллиадную отметку (1). Думается, такие прогнозы в большей степени носят завышенный характер, однако это вовсе не отменяет перспективы, пусть и отдалённые во времени, выхода российско-иранского ВТС на миллиардные объёмы. В обозримом будущем Иран не сможет обойти по объёмам закупаемой у России продукции военного назначения двух ведущих оружейных партнёров Москвы. В 2014 году Китай и Индия приобрели у России вооружений и военной техники соответственно на $2,3 и $1,7 млрд.

Стороны активизировали контакты

В феврале 2012 года состоялась встреча между курирующим российский ОПК вице-премьером РФ Дмитрием Рогозиным и послом Ирана в Москве Махмудом Резой Саджади. По итогам встречи иранский дипломат заявил о достигнутом сторонами согласии восстановить военно-техническое сотрудничество между Ираном и Россией в рамках международно-правовых норм.

Осенью 2013 года Россия и Иран предприняли очередную попытку найти взаимоприемлемые решения. В октябре Иран посетил главком ВВС РФ Виктор Бондарев. Повестка переговоров оказалась весьма насыщенной: сотрудничество в обучении военных лётчиков, техническом обслуживании боевой техники ВВС, ракетных и радарных систем ПВО советского/российского производства. Стороны также коснулись вопроса восстановления связей по линии ВТС в полном объёме, затронули тему поставок в Иран российских ЗРК дальнего радиуса действия. Результаты проведённых встреч по понятным причинам не могли быть представлены общественности в развёрнутом виде. Но и то, что попало в поле зрения экспертов, выглядело весьма многообещающим. Один лишь факт обращения сторон к предметному диалогу по восстановлению военно-технических связей, нахождению развязок вокруг контракта по С-300, вселил в заинтересованные стороны оптимизм.

В марте 2014 года прошла встреча вице-премьера Дмитрия Рогозина с вновь назначенным послом Ирана в Москве Мехди Санаи. В ходе встречи иранский дипломат, в частности, назвал весьма важными слова президента России о том, что отношения двух стран вошли в новую фазу.

Обнадёживающий визит

Знаковым событием в сфере военного сотрудничества двух соседей по Каспию стал визит министра обороны России Сергея Шойгу 19−20 января этого года в Тегеран. Итогом контакта российского и иранского оборонных ведомств явилось соглашение о военном сотрудничестве. Документом предусмотрен интенсивный обмен делегациями на уровне Минобороны и Генштабов, проведение совместных военных учений, подготовка военных кадров, обмен опытом в миротворческой деятельности и борьбе с терроризмом. Был обсуждён и круг вопросов по оживлению ВТС России и Ирана, отмечена подготовка к заключению двустороннего соглашения в этой сфере.

В иранском оборонном ведомстве визит Сергея Шойгу назвали переломным этапом в отношениях двух стран, в особенности в сфере военного сотрудничества.

Визит главы Минобороны РФ пришёлся на острую фазу отношений России с Западом, откуда не замедлил поступить предостерегающий Москву сигнал. Американская администрация внимательно отслеживают любую информацию, связанную с возможной реанимацией российско-иранского контракта по системам С-300, заявили в Госдепартаменте США спустя месяц с окончания визита главы российского оборонного ведомства в Тегеран (2).

Посыл американской стороны был связан с появившимися в прессе сведениями о достижении Москвой и Тегераном договорённостей вокруг замороженного в сентябре 2010 года контракта. Из Вашингтона заранее предупреждают, что поставки в Иран российских ЗРК дальнего радиуса действия были бы для Белого дома неприемлемы.

Важно отметить, что, несмотря на постигшую Москву санкционную «обструкцию» со стороны Запада, российские дипломаты всё же проявляют большую сдержанность при оценках перспектив восстановления ВТС России и Ирана до прежних уровней. В этом отношении, как можно понять, они более восприимчивы к возможной реакции западных столиц, чем их коллеги в военном ведомстве РФ. Так, главный российский переговорщик в формате страны «шестёрки» — Иран, занятого урегулированием проблемы ядерной программы Тегерана, замминистра иностранных дел Сергей Рябков высказался в пользу укрепления ВТС двух стран только после снятия с ИРИ международного оружейного эмбарго (3).

Россия готова вернуться к исполнению своих обязательств по контракту 2007 года

13 апреля российско-иранский контракт по С-300 получил новый шанс на своё практическое воплощение. Ровно через 4 года после подачи иранской стороной иска на Россию в международный арбитраж, указом президента Владимира Путина был снят запрет на реализацию оружейной сделки. С учётом достигнутого 2 апреля в Лозанне рамочного соглашения по ядерной программе Тегерана, российский МИД выступил с разъяснениями подобного шага высшего политического руководства страны. По заявлению главы внешнеполитического ведомства Сергея Лаврова, необходимость в эмбарго на поставки ЗРК отпала в свете прогресса, достигнутого на переговорах Тегерана и стран «шестёрки» в Лозанне. Была также отмечена возросшая заинтересованность иранской стороны в получении комплексов в связи с напряжённой ситуацией в ближневосточном регионе, в частности в Йемене.

Вслед за возвращением Москвы к ситуации на момент «сентябрь 2010 года» не замедлили активизироваться российско-иранские политические контакты. Из Тегерана выразили надежду на закрытие контракта от 2007 года до конца 2015 года. Однако, посвящённые в детали продолжающихся между двумя странами консультаций российские эксперты отмечают малую вероятность поставки иранским партнёрам до конца текущего года пяти дивизионов С-300 ПМУ-1, что предполагалось по первоначальному соглашению. Остаётся пока неулаженным и вопрос последовательности действий Москвы и Тегерана вокруг реанимации оружейной сделки: Тегеран настаивает на первоначальном получении хотя бы одного дивизиона ЗРК, после чего будет отозван поданный против Москвы в Третейский суд Женевы иранский иск на $3,985 млрд.

Иран отдаёт предпочтение своим разработкам, но от сотрудничества не отказывается

При всех складывающихся позитивных предпосылках для продвижения российско-иранского ВТС необходимо понимать следующее. Иран уже не тот, каким он был в начале и середине 1990-х годов. То есть в тот период, когда Исламская республика ещё связывала большие надежды на тесные военно-технические связи с зарубежными партнёрами в качестве основного пути пополнения и модернизации имеющихся оружейных арсеналов. Санкции Запада нанесли более чем чувствительный урон иранской экономике. Но в них есть и остаётся важный элемент позитивного свойства для иранского государства и общества. С ростом санкций в Иране крепло осознание необходимости создания собственной оборонно-промышленной отрасли, с исключительной опорой на свои ресурсы. Развитие иранского ОПК потянуло за собой многие смежные отрасли местной промышленной индустрии. Наряду с принципиальным решением развивать атомную энергетику, создание сильной оборонной промышленности стало для иранцев стимулом показать всю контрпродуктивность санкций Запада. А также создать технологический задел на будущее.

Иран — это не Саудовская Аравия, сделавшая исключительную ставку на покупку самого современного вооружения и военной техники. Иран выбрал качество, а не количество в военно-технической сфере. Лучше добиться самостоятельных успехов в производстве не самой совершенной военной техники, чем скупать современное оружие без малейшей попытки наладить собственное производство хотя бы лёгкового стрелкового оружия.

С начала 2000-х годов иранское руководство поставило задачу повысить научно-технический потенциал страны, направив часть усилий в область военных разработок, развитие оборонной промышленности, создания новых образцов оружия для всех видов вооружённых сил. За последние годы Ирану есть, что занести в свой актив. Появились собственные разработки военно-воздушной и военно-морской техники, высокотехнологичных средств ведения боевых действий (беспилотные летательные аппараты, баллистические ракеты). Вместе с тем, по некоторым видам вооружений и военной техники Иран не отказывается от сотрудничества с зарубежными партнёрами. Вплоть до закупок той оборонной продукции, самостоятельная наладка производства которой не представляется осуществимой в ближайшей перспективе. К такой продукции можно с уверенностью отнести системы противовоздушной и противоракетной обороны дальнего радиуса действия. В Тегеране готовы использовать передовые технологии тех стран, которые являются признанными лидерами в производстве конкурентоспособной продукции военного назначения. С несколькими базовыми условиями — это должно быть партнёрство равных субъектов, на взаимоуважительной основе и с просчитываемой на годы вперёд гарантией выполнения взятых ранее обязательств.

Будущее за тесной военно-технической кооперацией России и Ирана

Развивающий свой ОПК Иран должен стать для России партнёром, а не безмолвным заказчиком продукции военного назначения. Если, например, Турция, с её огромной зависимостью от поставок оружия с внешних рынков, претендует на совместное с Россией и другими зарубежными партнёрами освоение производства военной продукции, то почему Иран должен быть менее требовательным? Есть версия, что турецкая сторона отклонила предложенные Россией системы С-300 осенью 2013 года в виду полученного с российской стороны отказа о полной передаче технологий производства этого оборонительного оружия. Если России и вступать с кем-либо (вне круга стран-членов ОДКБ) в тесную военно-техническую кооперацию на принципах передачи технологий (не обязательно именно по С-300), то кандидатура Ирана должна рассматриваться в приоритетном порядке.

Россия может оказать Ирану военно-техническое содействие не только в поставке средств борьбы с воздушными целями. По факту Иран становится морской державой на пересечении стратегических торговых путей в Мировом океане. Цели борьбы с международным пиратством, обеспечения безопасности судоходства требуют от Тегерана каждодневных усилий в создании сильного военно-морского флота. Залив называется «Персидским», но там хозяевами себя чувствуют американцы с их огромным 5-м флотом, действующим в регионе.

Вновь приходится вспомнить первую половину 1990-х годов, когда Россия и Иран развернули интенсивное оружейное сотрудничество. До 1996 года Россия передала иранской стороне три дизель-электрические подводные лодки проекта 877ЭКМ «Кило». Соответствующий контракт предусматривал постройку на российских судоверфях ещё четырёх подлодок для Ирана. Но в дело вмешался злополучный протокол «Гор — Черномырдин». Планы сотрудничества по подводным лодкам носили широкий характер, не ограничивались лишь поставкой субмарин иранскому заказчику. Предусматривалось оказание технического содействия иран­ской стороне в создании и дооборудовании в Бендер-Аббасе шести объектов берегового базирования подлодок с поставкой специмущества. Общая плановая стоимость контрактов по подлодкам оценивалась в $1,6 млрд. Но всё ограничилось скромной поставкой трёх подлодок класса «Кило».

В начале 2014 года эскадра ИРИ вышла в военный поход в международные воды. Субмарина «Yunes» (одна из трёх подлодок класса «Кило» на вооружении Ирана) составляла ударную мощь этой группировки, до сих пор заставляющую считаться с ней сверхсовременный 5-й флот США. В Иране налажено производство подлодок «Ghadir», но их использование ограничено водами Персидского залива и прилегающих к нему акваторий (это сверхмалые аппараты для проведения разведывательных операций и нанесения скрытных ударов по надводным целям противника) (4). 2300-тонные же подлодки класса «Кило» обладают достаточный радиусом действия для патрулирования всего Индийского океана (от Южной Африки до Австралии).

Прорыв в российско-иранском ВТС следует готовить и на военно-морском направлении оружейной кооперации. Уже сейчас можно строить смелые планы усиления Ираном своего флота подлодками с ядерными энергетическими установками. И кто, как ни Россия может оказать в этом помощь соседу.

***

Развитие связей России и Ирана по линии ВТС выведет весь комплекс двусторонних отношений на новый уровень. Иран не состоит в региональных системах коллективной безопасности, является принципиальным сторонником решения всех проблем исключительно силами региональных государств. Внеблоковый статус Ирана, его настрой на двустороннее развитие отношений с зарубежными партнёрами создают благоприятную почву для налаживания тесной оружейной кооперации Москвы и Тегерана. Интересные возможности для двух стран могут появиться, например, в случае создания на иранской территории сертифицированных центров и совместных предприятий по ремонту и техническому обслуживанию вооружений и военной техники советского/российского производства.

Сотрудничество России и Иран в военно-технической сфере за последние 25 лет подверглось серьёзным испытаниям. Были периоды, когда весь наработанный ранее тяжёлыми усилиями потенциал ставился под вопрос. Причём делалось это из соображений учёта интересов Запада и его союзников на Ближнем Востоке. До сих пор не поддаётся вразумительному объяснению, например, то, каким образом поставка Россией Ирану оборонительных систем С-300 могла нарушить безопасность некоторых ближневосточных режимов. Остаётся надеяться, что нынешний этап активного поиска Москвой и Тегераном путей тесной оружейной и оборонно-промышленной кооперации уже не будет повёрнут вспять.

0

52

Керри выдвинут на Нобелевскую премию мира за соглашение по Ирану

http://ruposters.ru/images/news/55a6240aae5f2_kerri_vydvinut_na_nobelevskuyu_premiyu_mira_za_soglashenie_po_iranu.jpg
На соискание Нобелевской премии мира выдвинута кандидатура госсекретаря США Джона Керри, передает ТАСС.

Стокгольмский международный институт исследования проблем мира (СИПРИ) выдвинул его кандидатуру после заключения соглашения по ядерной программе Ирана. Причем на получение награды также номинирован иранский министр иностранных дел Джавад Зариф.

СИПРИ отметил значительную роль данных политиков в достижении этого соглашения. Как сообщает РИА Новости, директор программы по разоружению и нераспространению оружия в СИПРИ Тарик Рауф назвал достигнутые договоренности наиболее значимым многосторонним ядерным соглашением за последние два десятилетия, достойным Нобелевской премии мира.

«В прошлом подобным документом был Договор о запрете ядерных испытаний от 1996 года», - уточнил Рауф.

Напомним, накануне Иран и «шестерка» международных посредников достигли исторического соглашения по атому после 10 лет переговоров. Как отметил президент США Барак Обама, Россия сыграла важнейшую роль в переговорах. По его словам, договор не удалось бы заключить, если бы не желание России поддержать других членов «шестерки».

0

53

Президент Ирана: Лозунг «Смерть Америке» не направлен против народа США
21 сентября 2015
http://img.vz.ru/upimg/m76/m767903.jpg
Произнесенный на пятничной молитве лозунг «Смерть Америке» не направлен против народа США, Иран «уважает американский народ и не ищет войны с кем-либо», заявил президент Ирана Хасан Роухани.

Хасан Роухани отметил, что политика США была направлена против национальных интересов иранского народа и вполне ожидаемо, что люди болезненно воспринимают этот вопрос, передает РИА «Новости» слова президента Ирана Хасана Роухани, сказанные в интервью телеканалу CBS.

Ведущий  акцентировал внимание президента на том, что верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи поддержал демонстрантов, выкрикивавших «Смерть Америке, смерть Израилю». Он также напомнил, что Хаменеи до этого называл США «Большим Сатаной». Интервьюера интересовало, нужно ли подобные высказывания понимать буквально либо они предназначены для внутрииранского употребления.

Роухани ответил, что многолетняя вражда, которая существовала между Соединенными Штатами и Ираном, разногласия и отсутствие доверия не исчезнут в ближайшее время. Сейчас важно то, в каком направлении движутся обе страны, и, по его мнению, уже сделаны первые шаги в сторону снижения напряженности.

Президент заявил, что «Сатана – это сила, чьи слова не соответствуют реальности. Я могу сказать, что США сделали много ошибок и теперь должны их исправить.... Американская политика в отношении Ирана была враждебной, и понятно, что для людей это больной вопрос – мы не можем забыть прошлое, но наши взгляды должны быть обращены в будущее».

«Если США отойдут от вражды и проявят добрую волю, двусторонние отношения в будущем изменятся», – уверен Роухани.

Также Роухани заявил, что Иран и США могут предпринять шаги по обмену заключенными.

Роухани отметил, что в Сирии должны быть сначала ликвидированы террористы, лишь затем можно обсуждать будущее арабской республики.

0

54

Иран отказался от доллара в расчетах за нефть
05.02.2016

http://rusvesna.su/sites/default/files/styles/node_pic/public/iran_16.jpg?itok=GcewNlXx

Власти Ирана решили отказаться от доллара США при расчетах за поставки нефти — в новых контрактах Исламская республика требует оплаты в евро, сообщает Reuters со ссылкой на представителя государственной нефтяной компании Ирана National Iranian Oil Co (NIOC).

По его словам, расчеты в евро прописаны в соглашениях на продажу нефти с французской Total, испанскими Cepsa и Litasco, а также с «Лукойлом», который согласился заняться перепродажей иранского «черного золота» на мировом рынке.

«В наших накладных мы указываем условие, что покупатели нашей нефти должны будут платить в евро по курсу к доллару на момент поставки», — сказал источник в NIOC, добавив, что решение принято «по политическим причинам».

Кроме того, Тегеран просит использовать европейскую валюту своих контрагентов, задолжавших за поставки нефти, в частности Индию с долгом в размере 6 млрд долларов. В Дели Reuters подтвердили условия иранской стороны.

По оценке американских властей, около 100 млрд долларов валютных активов Ирана были заморожены в результате санкций. С их отменой Тегеран должен получить около половины этой суммы и расчеты также требует провести в евро.

«Многие европейские компании сейчас бегут в Иран за бизнес-возможностями, так что перевод (нефтяной) выручки в евро имеет смысл», — объясняет глава Qamar Energy в Дубае Робин Миллс.

Иран пытался перевести в евро расчеты за поставки нефти еще во время президентства Махмуда Ахмади Нежада, который на фоне резкого обострения отношений с Вашингтоном не раз называл доллар «ничего не стоящей бумажкой».

Впрочем, его попытки убедить других членов ОПЕК перейти на европейскую валюту не имели успеха.

Санкции против Ирана, ограничившие экспорт нефти из страны миллионом баррелей в сутки, были сняты 18 января. Тегеран намерен увеличить поставки на мировой рынок на 0,5 млн баррелей в день в течение полугода и на 1 млн баррелей — через год, говорит министр нефтяной промышленности Ирана Биджан Зангане.

0

55

Иран: «Цель наших баллистических ракет — Израиль»

Корпус стражей Исламской революции (КСИР) провел в среду утром испытательные запуски баллистических ракет. Две ракеты «Кадр» были запущены из северного Ирана по целям, расположенным в 1400 км на юго-востоке страны.

Командующий военно-воздушных и космических сил Ирана бригадный генерал Амир Али Хаджизаде прямо заявил, что мишенью новых ракет дальнего радиуса является Израиль. «Мы разработали ракеты с радиусом до 2000 км, чтобы иметь возможность ударить по сионистскому врагу с безопасного расстояния», — сказал он в интервью иранскому агентству новостей ISNA.

От западной границы Ирана до Тель-Авива и Иерусалим — около 1000 км.

Испытание ракет произошло в день визита в Израиль вице-президента США Джо Байдена и, несомненно, будет обсуждаться в ходе его встречи в премьер-министром Биньямином Нетаниягу.
Госдепартамент сообщил во вторник, что вынесет вопрос о ракетных испытания Ирана на обсуждение в Совете Безопасности ООН. Спикер Палаты представителей Конгресса сказал, что есть необходимость в принятии дополнительных односторонних американских санкций против Ирана.

Два месяца назад Вашингтон наложил санкции на компании и лица, связанные с ракетной программой.

Впрочем, иранцы просто насмехаются над попытками США изобразить строгость в отношении Ирана. «Запущенные нами ракеты — это и есть результат санкций, — цитирует агентство ФАРС заместителя командующего КСИР бригадного генерала Хусейна Салами. — Санкции только помогают Ирану развивать свою ракетную программу».

Как сообщает агентство Reuters, Вашингтон заявил вчера, что ракетные испытания Ирана не являются нарушением Венских соглашений между Ираном и западными державами о прекращении ядерной программы в обмен на снятие экономических санкций.

Между тем испытываемые Ираном ракеты могут нести ядерные боеголовки, и в тот момент, когда Тегеран решит нарушить соглашения и совершить прорыв в создании ядерного оружия, у него уже будут готовые средства доставки.

0

56

Прощай,Босфор! Здравствуй, Трансиранский канал!
18 Февраля, 2016
http://slovodel.com/uploads/2016/02/18/full-bosfor-1455815229.jpg
Трудное начало

Ещё в 1714 году российский царь Пётр Великий продумывал план по освоению нового торгового пути, который пролегал бы через Каспийское море сквозь Персию (Иран). Уж слишком манила императора экзотическая Индия с её переполненными всякой всячиной портами, с её богатейшим торговым потенциалом. Прибывший в те же года в Петербург туркмен Ходжа Нефес с полуострова Мангышлак, нашептал Петру Великому, что в давние времена река Амударья впадала в Каспийское море, пока хивинцы не построили на ней плотину. Если разрушить плотину, река потечет по старому руслу. А значит, появится новый канал, который позволит осуществить кратчайший выход в Индийский океан. Каспийскому походу быть.

Поход Петра Великого (1722 - 1723 гг.) подарил Российской империи новые территории (Баку, Решт, провинции Ширван, Гилян, Мазендеран, Астрабад), тем самым дав великой державе хорошую почву для дальнейшего осуществления плана по Трансиранскому каналу.

При Александре III русскими инженерами в 1889–1892-м полноценно разрабатывался проект судоходного канала Каспий – Персидский залив. Но российско-иранская комиссия так и не смогла договориться о статусе проекта. Тегеран настаивал на принцип паритетного совместного управления, Петербург придерживался принципа экстерриториальности канала. Как итог, мнения не сошлись.

Но время идёт. Российскую империю сменяет «красный» СССР, который в 60-х годах заново берётся за реализацию Трансиранского канала. Но под давлением США, обладавших наибольшим влиянием в Иране в тот период, этот план был сорван. Взяться за «расконсервирование» проекта решили после распада СССР, точнее в 1996-м году. Министерство дорог и транспорта Ирана направляет в Россию делегации, дабы обсудить инвестиционные и технологические моменты, связанные с постройкой судоходного пути. Мало-помалу обе стороны находят общий знаменатель. И вот, казалось бы, канал должен уже начать строится. Но 1997-й год сулит антииранскими санкциями. И самое примечательное в этом то, что под прозападные запреты попадает и российско-иранский проект.

Трансиранский канал сегодня

Но благодаря дипломатической поддержки Ирана со стороны России, прозападные санкции стали постепенно ослабевать. Изоляции Тегерана наступил конец, а это значит, что «законсервированные» проекты можно достать из пыльного ящика и воплощать в жизнь.

В данный момент в Иране полным ходом идёт подготовка к строительству долгожданного судоходного канала Каспий - Персидский залив, что, разумеется, благотворно отразится на российской экономике и стратегическом положение страны.

В чём «соль»?

Дело в том, что при реализации Трансиранского проекта турецкой портовой монополии придёт конец. У России и многих стран Восточной Европы впервые появится возможность выбрать маршрут, альтернативный нынешнему (через Босфор – Дарданеллы – Суэцкий канал и Красное море).

В совокупности  протяженность судоходного пути составит около 700 километров. Требуемые инвестиции для сооружения всей артерии оценивались иранской стороной в 2012–2013 годах минимум в 10 миллиардов, в том числе по соединительному трансиранскому участку (северо-запад – юго-запад) – в 5,5–6 миллиардов долларов. Полная окупаемость проекта наступит, по местным оценкам, на пятый год с момента ввода в строй. По тем же расчетам, канал обеспечит России и Ирану транзитные доходы – соответственно 1,2–1,4 и 1,4–1,7 миллиарда долларов, начиная с третьего-четвертого года эксплуатации.

Впервые появится реальная возможность резко ослабить транзитную зависимость РФ от Турции и одновременно на треть сократить расстояние перевозок со странами Среднего Востока. И это, безусловно, огромный плюс.

Отбросив торговлю

Помимо торговых и экономических преимуществ, Трансиранский канал имеет и стратегическое значение.

Судоходный путь будет только российско-иранским и ничьим больше. Никакой зависимости от изменчивой политики Турции. Если через пролив Босфор в акваторию Чёрного моря «в гости» часто наведывались и наведаются американские военные корабли, то попасть в Каспийское море через Персидский залив у наших оппонентов уж точно не получится. А вот наши ракетные катера из ударной группы могут «на случай важных переговоров» оперативно оказаться в Индийском океане. Ну не здорово ли?

Препятствие

Учитывая, сколько плюсов от реализации будет иметь российская и иранская экономика, прозападные страны вряд ли заходят дать жизнь столь перспективному проекту. Они пойдут на всё лишь бы сохранить турецкую монополию в Босфоре. США не очень любят, когда они теряют рычаг влияния, а уж тем более, когда такой же рычаг появляется у потенциального врага, т.е. России.

С другой стороны, Иран полностью выполняет условия, для того, чтобы с него были сняты все санкции. Плюс, вмешательство России в данном вопросе умерит пыл зазнавшихся монопольных магнатов. Да и влияния США на данный регион было потеряно сразу же после подписания бумаг об отмене запретов. А значит... проекту жить!

0

57

Иран после санкций. О дивный новый мир

16 января 2015 года глава МАГАТЭ Юкиа Амано представил доклад, в котором подтвердил выполнение Ираном всех взятых на себя обязательств по иранской ядерной сделке. Результатом доклада стала частичная отмена политических и экономических санкций, введенных международным сообществом против Ирана с 1979 года. Чем это «грозит» миру и России?

Суть перемен

Говоря о снятии санкций, нужно понимать, что с Ирана сняли не все санкции, а только те, о которых было заявлено в рамках ядерной сделки. Например, санкции на продажу оружия Ирану сохранили как Америка, так и Европейский Союз. В санкционном списке по-прежнему осталось 29 человек и 94 организации. Вдобавок в силе остались санкции, касающиеся ракетных и компьютерных технологий, металлов. Также международное сообщество будет продолжать инспектировать грузы, идущие в Иран и из Ирана.

При этом второй, свободной рукой, США ввели 17 января новые санкции против Тегерана за разработку ракетной программы, куда попали 11 компаний. МИД Ирана в ответ заявило, что у США, продающих на Ближнем Востоке оружия на миллиарды долларов, нет никакого права вводить санкции за разработку иранской ракетной программы. Кроме того, Израиль выступил самым большим сторонником санкций, так как Иран вполне угрожает возможностям Израиля в регионе.

Финансы и банковская система SWIFT

В первую очередь, Иран получает доступ к своим арестованным и замороженным счетам в иностранных банках. По оценке Всемирного банка эта сумма составляет около 107 миллиардов долларов, 29 из которых Иран получит немедленно.

Министерство финансов США сообщило, что разрешило третьим странам вести бизнес в Иране и сотрудничать с компаниями страны, но американские компании по-прежнему не могут вести совместную работу с Тегераном. Исключения коснулись только поставок в Иран деталей для гражданского авиастроения, с которым у них очень большие проблемы из-за отсутствия запчастей, и экспорта продовольствия.

В целом, Обама и не скрывает, что Америка сняла «второстепенные санкции» с Ирана, однако даже это в корне меняет всю геополитическую и экономическую ситуацию, как на Востоке, так и в Европе. Евросоюз также снял нефтяное эмбарго и готов проводить финансовые операции с Ираном. Для полноценного финансового и торгового взаимодействия иранские банки подключают в системе межбанковских сообщений SWIFT. В свое время российские власти, банки и инвесторы говорили, что отсутствие Ирана в SWIFT не позволяет им полноценно сотрудничать.

Нефтяной вопрос и ОПЕК

Отмена санкций в отношении Ирана сразу ударила по саудовской бирже Tadawul All Share Index и катарскому индексу QE Index, которые просели на 6,5% и 7,2% соответственно. Перемены коснулись и дубайского индекса, который опустился на 4,6%, и индекса Абу-Даби ADX General Index, который упал на 4,2%. Таким образом, все страны Персидского залива очень остро отреагировали на возвращение Ирана в глобальные финансовые и нефтяные процессы.

Министр нефтяной промышленности Ирана также заявил, что страна способна в течение года после снятия санкций выйти на прежний уровень добычи нефти, который составлял 3,4 млн. баррелей в сутки. Однако более реалистичная оценка — это полмиллиона баррелей в день весь год. Сверх этого, по разным оценкам, в иранских нефтехранилищах находится около 40 млн. баррелей.

В августе 2015 года Всемирный банк сообщил, что в ближайшие годы Тегерану потребуется около 130-140 млн. долларов инвестиций в нефтяную инфраструктуру и производство, чтобы выйти на прежний уровень добычи и сохранить его в будущем. Таким образом, без срочных и масштабных инвестиций иранская нефтедобыча будет переживать сложный технологический кризис, что скажется, как на качестве, так и количестве нефти.

После окончания масштабной санкционной войны Иран занимает совсем другое положение в ОПЕК. Если до этого момента Саудовская Аравия диктовала свои условия всему картелю и откровенно шла на постоянное снижение цены, то теперь у них есть мощнейший региональный и глобальный конкурент — Иран. Кроме того, для Ирана теперь также открыт и европейский рынок, где в основном циркулирует российская и саудовская нефть.

В этих условиях особенно сильный шок вызвали слухи о будущей приватизации крупнейшей государственной компании-экспортера нефти — саудовской Saudi Aramco. Эксперты полагают, что власти Саудовской Аравии могут пойти на такой беспрецедентный шаг, чтобы привлечь новые средства в свою «сдутую» экономику.

Иран и Россия. Конкуренция и сотрудничество

Что может значить отмена санкций для России?

Ситуация получилась довольно непростая. У Ирана и России сложились весьма разнообразные и энергоемкие отношения. Здесь есть место, как конкуренции, так и полноценному сотрудничеству.

В первую очередь, с приходом в Иран западных компаний российские нефтяные и газовые компании окажутся в острой конкурентной борьбе. Второй момент заключается в том, что выход иранской нефти ударит по ценам и составит конкуренцию России в Европе и Китае.

С другой стороны, «Ростех» поставляет оборудование для ТЭЦ Ирана почти на 5 миллиардов долларов, РЖД электрифицирует часть ж/д сообщения в Иране, а «Росатом» планирует строить еще несколько энергоблоков для АЭС «Бушер». КамАЗ также планирует развернуть свое производство в Иране. Кроме того, интерес к Ирану проявили такие компании, как ЛУКОЙЛ, «Роснефть», «Газпром». Так, президент ЛУКОЙЛА Вагит Алекперов сказал, что компания готова продолжить разработку блока Анаран. Но низкие цены на нефть пока что тормозят эти процессы.

Итоги

Таким образом, снятие санкций с Ирана изменяет баланс сил в стенах ОПЕК, а Саудовская Аравия перестает диктовать мировые цены на нефть. Кроме того, успехи Ирана создают нерв напряженности в отношениях со всеми суннитскими странами Персидского залива и Израилем.

Выход иранской нефти на европейский рынок также спровоцирует острую конкурентную борьбу с российской и саудовской нефтью.

В свою очередь, Москва сможет принять участие в разработке нефтяных месторождений Ирана и осуществить технологическую модернизацию на его территории по ряду направлений, в том числе и в сфере мирного атома, что положительно скажется на российском бюджете, даже с учетом ценовой войны на углеводороды.

0

58

Иран поставил на колени США

http://politikus.ru/uploads/posts/2016-03/1458289010_12.jpg

Иранский генерал Али Разможуи, командующий 2-м морским сектором береговой охраны, сообщил прессе, что в распоряжение Ирана попали 13000 страниц секретной документации, изъятой из ноутбуков, GPS-устройств и планшетов-карт офицеров ВМФ США. Причем информацию Тегеран предоставил только в тот момент, когда американская песенка была уже спета.

Данные у иранских военных оказались не случайно! В начале этого года, 12 января, возле острова Фарси в территориальных водах Ирана были задержаны две камуфлированные надувные лодки с десятью военнослужащими США и со снаряжением диверсионно-разведывательных групп. Арест был произведен в непосредственной близости одной из основных баз иранских ракетных катеров – главной головной боли США в Персидском заливе.

Американцы поспешили оправдаться и объяснили свое нахождение в закрытой военной зоне Ирана ошибкой навигации. Очевидно, решив выставить иранских военных полными идиотами. Тегеран со своей стороны не начал закатывать громких политических скандалов и, «поверив», что представители ВМФ США просто ловили рыбу, отпустили их через 16 часов.

Иран больше не поднимал вопрос о задержанных американских военнослужащих неслучайно. Тегеран в течение двух месяцев до заявления Али Разможуи пользовался информацией, считанной со всех ноутбуков, GPS-устройств и планшетов-карт офицеров ВМФ США. Конфиденциальные данные, включающие в себя коды «свой-чужой» и каналы шифрованной коммуникации ВМФ были получены в руки иранских военных.

Это настоящая сенсация! Пентагон фактически упустил важнейшую секретную информацию. Генералы ВМФ США по факту создали угрозу национальной безопасности флота. Причем интересно, что американские военные никак не отреагировали на возможную «утечку» информации. Или как по-другому объяснить ситуацию, когда иранский беспилотник свободно летал над авианосцем «Гарри С. Трумен» и «чувствовал» себя вполне спокойно? Ни один из радаров системы ПВО не среагировал на данный полет – радиолокаторы видели в нем «свой» аппарат.

Конечно, американцам выгоднее сослаться на беспечность дежурных расчетов, но сути это не меняет! У иранских военных было лишь 16 часов, и они воспользовались ими на славу. Теперь американским генералам ВМФ США остается только выпрыгивать из кителей, оправдываясь в Вашингтоне. Блестящая работа!

Антон Орловский

0

59

Свои люди в «Талибане»

Пакистану и Катару приходится отступать

Рассматривая Пакистан, мировые СМИ, как правило, концентрируют внимание на его отношениях с Афганистаном и Индией, а Иран интересует их с точки зрения противостояния этой страны с Израилем и арабскими монархиями Залива либо его взаимодействия с Москвой и Вашингтоном. Между тем эти государства образуют общее геополитическое пространство, которое объединяет Средний Восток, Центральную и Южную Азию.

Их отношения определяют состояние дел на БСВ по целому ряду направлений – от маршрутов конкурирующих между собой трансграничных газопроводов до результативности борьбы с наркотрафиком. Рассмотрим отношения между этими тремя странами и их перспективы, опираясь на работы экспертов Института Ближнего Востока Н. Замараевой и Д. Карпова.

Газопроводы дружбы

Официальный фон ирано-пакистанских отношений проявил визит 25–26 марта в Исламабад президента ИРИ Хасана Роухани. Премьер-министр Наваз Шариф, представлявший принимающую сторону, и президент Роухани одновременно пришли к власти в 2013 году. Они встречались в третий раз. Шариф, став премьером, присоединился к режиму антииранских санкций, хотя его предшественник – президент Асиф Али Зардари в марте 2013-го, на пике изоляции ИРИ, подписал с Тегераном углеводородный контракт. В феврале 2016 года правительство Пакистана отменило санкции против Ирана вслед за США и странами ЕС.

Тегеран заинтересован в развитии двусторонней торговли с Пакистаном (с повышением ее объемов до пяти миллиардов долларов за пять лет), укреплении регионального сотрудничества на китайском новом Шелковом пути, а также в продвижении энергетических региональных проектов. Исламабад ждет от Тегерана устранения нетарифных барьеров для текстильных изделий, риса, фруктов, другой сельхозпродукции и заключения соглашения о свободной торговле. Иран готов предоставить Пакистану доступ к ресурсам: газу, нефти и электроэнергии. В частности, предлагает увеличить поставки последней со 100 мегаватт в 2016-м до 3000, в первую очередь в пограничные районы Белуджистана.

Иран ждет от Пакистана реализации его части углеводородного контракта стоимостью 7,5 миллиарда долларов, подписанного в марте 2013-го, то есть завершения строительства участка газопровода протяженностью 1800 километров на своей территории. Планируется, что магистраль соединит месторождение «Южный Парс» с пакистанским портом Карачи.

Исламабад объясняет задержку строительства отсутствием финансирования, однако на деле Шариф учитывал позиции США и Саудовской Аравии, которые лоббируют газопровод ТАПИ – Туркменистан – Афганистан – Пакистан – Индия.

При этом, по мнению экспертов, пакистано-иранская труба будет построена, ведь в ней заинтересован Пекин. Реализуемый с 2015 года проект китайско-пакистанского экономического коридора (КПЭК, стоимость – 46 миллиардов долларов) помимо прочего ставит целью прокачивать иранский газ в КНР, отводя ИРП роль одновременно и покупателя, и транзитера. В 2015-м главный интересант приступил к строительным работам на участке между Карачи и портом Гвадар, в 70 километрах от иранской границы. Когда эта секция газопровода будет введена в эксплуатацию, Пакистан проложит оставшийся участок в сторону Ирана. Тегеран заинтересован и в строительстве автомагистрали, соединяющей Гвадар с иранским Чахбахаром.

Главное в сфере безопасности для Тегерана и Исламабада – охрана межгосударственной границы (900 километров). Основные затраты на ее обустройство несет Иран. Он неоднократно ставил в вину Пакистану активность террористических группировок в иранской провинции Систан и Белуджистан. Как и в 2009–2013 годах, в повестке двусторонних переговоров стоит афганский вопрос. Иран согласился с предложением Пакистана о проведении трехсторонних консультаций с участием Афганистана. При этом Исламабад отводит

Тегерану роль дипломатического посредника, не ответив на его предложение о проведении совместной военной кампании против боевиков.

Границы экстремизма

Свидетельством высокого уровня террористической угрозы на территории Пакистана стал взрыв в парке Лахора, где христиане праздновали Пасху. Ответственность взяла на себя «Джамаат аль-Ахрар», которую считают ответвлением пакистанских талибов. Характерной особенностью группировки считается совершение ею терактов против христиан. В Лахоре погибли более 70 человек. Ранее объектами атак экстремистов становились, как правило, индуисты или шииты.

Теракт в Лахоре – ответ консервативных религиозных кругов в Пакистане, прежде всего в Пенджабе, курсу армии на подавление радикалов. Пенджаб и Кашмир – основные колыбели религиозного фанатизма, который пакистанские власти поддерживали, направляя его против Индии, а затем советского присутствия в Афганистане. Эта политика получила особое распространение во времена М. Зия уль-Хака (президент Пакистана в 1978–1988-м), которого американцы и саудовцы полагали единственной фигурой, способной минимизировать влияние СССР в регионе, выдавая ему на это шесть миллиардов долларов в год. Деньги шли на культивирование религиозного экстремизма и проведение подрывной деятельности.
Как это всегда бывает, радикалы вышли из-под контроля и сами захотели стать властью. Вопрос о восстановлении контроля над страной решится только после долгой борьбы. Пока власти Пакистана проводят эпизодические реформы в отдельных штатах, чтобы прощупать настроения населения в отношении установления режима религиозной терпимости. Так, в минувшем феврале в Синде приняли законопроект, который позволял бы индуистам официально регистрировать свои браки. В марте в Пакистане законодательно разрешено отмечать христианскую Пасху, а также индуистские праздники.

Озабоченность пакистанских властей вызывала ситуация в Пенджабе. 28 марта начальник штаба армии генерал Р. Шариф получил разрешение премьер-министра на проведение в этой провинции третьей фазы спецоперации военных со значительным усилением их присутствия, а также право на внесудебные задержания и допросы в связи с начавшейся 15 февраля операцией по ликвидации экстремистского подполья в восточных провинциях Пакистана под названием «Зарб эль-Заб». Атака в Лахоре – прямое следствие активности военных. Говорить при этом о какой-то реальной связи боевиков из «Джамаат аль-Ахрар» с талибами преждевременно. Последние разобщены, озабочены борьбой за власть в своих рядах и заинтересованы в установлении собственного контроля над Афганистаном.

Нужно проводить различия между талибами, а также экстремистскими группировками в Пенджабе и Кашмире типа «Лашкар е-Тойба». Они создавались с разными целями. Талибы – для распространения пакистанского влияния в Афганистане, «Лашкар е-Тойба» – для подрывной работы против Индии. Нет никаких данных, которые бы доказывали взаимодействие и координацию между ними. Так что теракт в Лахоре связан с курсом Исламабада на либерализацию межрелигиозных отношений. И при этом особую озабоченность вызывает факт нахождения на территории страны ядерного оружия. Пакистан входит в период политической турбулентности и раскола элит, на что указывает возросшая самостоятельность ранее полностью подконтрольных военным экстремистских группировок. Так происходит, когда ослабевает контроль центра и начинается борьба за власть в верхних эшелонах истеблишмента.

Кто правит «Талибаном»

Перспективы урегулирования ситуации в Афганистане после окончательного вывода оттуда американских войск абсолютно неясны. Движение «Талибан» дало понять, что не готово к мирным переговорам. Это похоронило надежды международного квартета (Афганистан, КНР, США и Пакистан) на какой-то прорыв в этой сфере. В феврале члены четверки говорили, что есть предпосылки к официальному приглашению талибов в переговорный процесс, но этого нет и не предвидится. В качестве «утешительного приза» миротворцы получили готовность полевого командира и главу партии «Хизб аль-Ислами» Г. Хекматиара присоединиться к мирным консультациям. Сам он скрывается в Пакистане, а его группа составляет только несколько сот бойцов. Значительного влияния на ситуацию в Афганистане не оказывает.

17 марта неожиданно появилось аудиообращение номинального главы «Талибана» муллы Мансура, который после совершенного на него своими же собратьями покушения в декабре прошлого года хранил молчание, себя никак не обозначал и по слухам то ли лечился после тяжелого ранения, то ли погиб. До покушения он выступал за начало прямых переговоров, теперь же призвал не идти на мирное соглашение, пока условия талибов не будут выполнены, и интенсифицировать боевые действия. При этом активность талибов и так высока. В отличие от всех прошлых лет, включая время советского присутствия в Афганистане, они воевали в 2015 году без перерыва на суровые зимние месяцы.

На настоящем этапе талибы владеют стратегической инициативой. Не говоря об успехах отрядов движения на севере страны, где до этого не отмечалось их массового присутствия, в феврале они добились военных побед в провинции Гильменд. Захватив пять из 12 районов этой провинции, вынудили НАТО направить туда дополнительный корпус советников и несколько сот военных во главе с генералом Эндрю Роллингом. Для начала мирных переговоров талибы требуют выполнения предварительных условий: полного вывода из Афганистана иностранных войск, освобождения пленных бойцов, удаления движения и его командиров из черного списка террористических организаций ООН. Плюс проведение мирных консультаций исключительно через офис «Талибана» в Катаре.

Кабул категорически против, поскольку это означает международную легитимацию талибов. Но главное не это. После прошлогодних событий, связанных с объявлением о смерти лидера «Талибана» муллы Омара и назначением на его должность Мансура, в движении возникла фронда этому курсу. Среди основных оппонентов внутри самого движения назывались и лидер военного крыла мулла Кайюм, и глава катарского офиса М. Ага. Сразу же после этого катарский офис был официально закрыт. Но в самом Афганистане объявились сторонники запрещенного в России «Исламского государства». Появление ИГ и закрытие катарского офиса взаимосвязаны ролью в этих событиях Дохи, которая дала понять Исламабаду и другим членам четверки, что обойтись без Катара во внутриафганском умиротворении не удастся.

Заявление муллы Мансура о продолжении борьбы и условие о главенствующей роли катарского офиса «Талибана» свидетельствуют, что между Исламабадом и Дохой начинается негласное сотрудничество с целью преодоления фрагментации талибов. Символичны в этой связи слова советника пакистанского премьер-министра по иностранным делам С. Азиза, который публично признал, что талибам оказывается тыловая, медицинская и логистическая поддержка, но влияния на них в полной мере Исламабад не имеет. Это соответствует истине. В отличие от старых времен, когда талибами командовал мулла Омар, пакистанские силовики потеряли контроль над значительной частью «Талибана».

Именно поэтому они несколько лет скрывали факт смерти Омара. Мулла Мансур – давняя креатура межведомственной разведки Пакистана. Все его заявления согласованы с кураторами. А призывы к дальнейшей активизации вооруженной борьбы – показатель того, что Исламабад решил вернуться к первоначальной платформе своего видения умиротворения в Афганистане.

Рекруты для Йемена

Говоря проще, он признал бесперспективным сотрудничество с Кабулом и Вашингтоном по этой теме. Вывод войск США и НАТО будет означать взятие Кабула в течение короткого промежутка времени. Ради решения этой задачи талибы раскол в своих рядах преодолеют. Так что ситуация в Афганистане возвращается к активизации гражданской войны. Попытки договориться с Кабулом признаны Исламабадом бессмысленными. Это вызвано не только усилением там позиций сторонников отказа от компромисса с талибами. Главное – Исламабад не полностью контролирует движение «Талибан». В этой связи как первоочередная задача и выделяется идея вооруженной борьбы с целью вновь цементировать движение и поставить его под контроль.

Естественно, ни о какой военной победе талибов до вывода иностранных войск речь не идет в принципе. Пакистану необходимо вернуть контроль над «Талибаном», без чего выходить на мирные консультации для него бессмысленно. Правда, образовавшийся вакуум пока что заполняют другие региональные игроки, и тут мы вновь возвращаемся к Ирану, хотя еще недавно сама идея налаживания контактов между шиитским Ираном и суннитами-талибами казалась чудовищной ересью.

Секретные контакты между представителями спецслужб Ирана и рядом полевых командиров движения «Талибан» вызвали тревогу в руководстве Пакистана и аравийских монархий, прежде всего КСА и ОАЭ. По данным Исламабада, такие контакты осуществляют представители как КСИР, так и иранского Министерства информации (являющегося спецслужбой). По данным межведомственной разведки Пакистана, консультации были инициированы Тегераном. В сентябре 2015-го оперативники КСИР встречались с муллой Мансуром. Переговоры закончились неудачно. Мансур предпочел сотрудничать с пакистанцами.

Эмиссары КСИР установили контакт с главным конкурентом муллы Мансура – бывшим командующим военным крылом «Талибана» Абдулом Кайюмом Закиром. Пакистанская разведка утверждает, что этот полевой командир получает от иранцев помощь вооружением и боеприпасами, значит, переговоры были плодотворными.

Почти все резонансные теракты против иностранных целей в Афганистане проводили боевики Кайюма. Визит Роухани в Исламабад озабоченности пакистанцев и представителей аравийских монархий не развеял. Глава афганской Службы национальной безопасности и президент страны Ашраф Гани Ахмадзай обращались с просьбой повлиять или отреагировать на растущую иранскую экспансию к главе дипмиссии США в Кабуле Д. Линдволлу, но Вашингтон промолчал.

По данным Исламабада, глава разведки КСИР Хуссейн Тайеб курирует сферу усиления иранского влияния в Афганистане, на территории которого создана полевая резидентура стражей в составе 20–25 оперативников. Тайеб инициировал тренинг хазарейской шиитской милиции в Иране и Афганистане, в зонах традиционного проживания хазарейцев. После подготовки их направляют для участия в боевых действиях в Сирии, Ираке и Йемене (на стороне хоуситов). В последнее время поток хазарейцев в Йемен значительно усилился.

Причем глава разведки КСИР лично принимает участие в рекрутировании новых бойцов в Афганистане. В последние два месяца процесс активизировался. Образованы дополнительные тренировочные лагеря для хазарейцев в провинциях Бамиан и Герат.

С талибами достигнуты договоренности о том, что они не будут нападать на позиции хазарейцев. Налажена координация усилий против сторонников ИГ и командиров, которые остались лояльными мулле Мансуру. Бойцы из отрядов Кайюма получают помимо оружия и боеприпасов денежное довольствие от иранцев через систему финансирования КСИР.

Несколько сотен афганцев из числа талибов проходят военную подготовку на территории Ирана под руководством инструкторов из КСИР. Для них организованы три лагеря – под Тегераном, Керманом и Захеданом.

Усиление иранского влияния в Афганистане было предсказуемым. Неожиданным оказалось его распространение на нетрадиционную для Тегерана сферу. Отношения между пуштунами и хазарейцами всегда были крайне напряженными. Но этот альянс и союз военного крыла талибов с иранцами хорошо иллюстрирует тот очевидный факт, что пакистанцы, чьим детищем изначально был «Талибан», потеряли над ним контроль, по крайней мере над его значительной и наиболее боеспособной частью.

Ирану требовалось расширить свое присутствие в Афганистане хотя бы из соображений безопасности и протяженной совместной границы. Но интересы Тегерана простираются дальше. Он стремится создать в зонах компактного проживания конфессионально родственных хазарейцев зону влияния, в которой основной военной силой предполагается сделать прошедшее войну ополчение. Формируется афганский аналог ливанской «Хезболлы». Эту модель КСИР реализует в Афганистане, Сирии и Ираке, ради чего и идет на сотрудничество с талибами. У последних и у Тегерана налицо общая задача – ограничить, а лучше уничтожить распространение местного ИГ. Вернее, той части полевых командиров «Талибана», которые находятся под контролем и в сфере влияния Катара.

Иранские спецслужбы пытались наладить контакты с этой частью пуштунов и даже приглашали на консультации летом 2015 года главу катарского офиса М. Агу. Переговоры не удались. Срыв попытки Дохи разыграть свою карту в Афганистане также стоит в череде задач, которые иранцы решают, активизируя сотрудничество с частью талибов. Для Кайюма в условиях борьбы за власть в «Талибане» и выхода в этой связи из-под контроля межведомственной разведки Пакистана жизненно важен вопрос о приобретении влиятельного зарубежного спонсора, который обеспечивал бы его отрядам тыловую базу и материально-техническое снабжение. Ради этого он готов закрыть глаза на вражду между пуштунами и хазарейцами, а также конфессиональные предрассудки. Иран же усиливает свое влияние в Афганистане за счет пакистанцев. Еще один «террариум единомышленников».

Евгений Сатановский,
президент Института Ближнего Востока

0

60

Иранский шаблон: история санкций США против энергетического сектора Ирана
7 января 2017

https://img1.eadaily.com/r650x400/o/01a/4c340048b5c0bdfed3aaa1b9e7af9.jpg

В кулуарах Конгресса США обсуждаются новые антироссийские санкции. Поводом для них стало обвинение в адрес российского руководства во вмешательстве во внутренние дела США во время последней президентской избирательной кампании. Новые санкции предполагается направить против топливно-энергетического комплекса РФ. Известный сторонник жесткой линии в отношениях с Россией сенатор Джон Маккейн обуславливает это тем, что Россия — это «страна-бензоколонка», «…чья экономика на самом деле зависит только от нефти и газа». Правда, на практике, заметим мы, топливно-энергетический комплекс России создает не более 16% российского ВВП. Но при этом доля углеводородов в экспорте составляет около 65%. К середине 2016 года доля нефтегазовых доходов в бюджете РФ из-за падения цен и других обстоятельств снизилась до 43% и продолжает снижаться дальше. В свете подобных значений проектируемые антироссийские санкции США выглядят вполне шаблонно на фоне известной американской санкционной политики по отношению к Ирану. Поэтому из-за озвученных в США угроз было бы полезно рассмотреть более, чем четвертьвековую историю американских санкций против иранского энергетического сектора.

В настоящее время Иран имеет 136,3 млрд баррелей доказанных запасов нефти и находится в мире на третьем месте по этой величине после Саудовской Аравии и Канады. Кроме того, Иран обладает очень большими ресурсами природного газа — 34,02 трлн кубических метров (18,2% мировых запасов), чуть отставая по этому показателю от России. Однако газовая добыча в Иране значительно отстает от нефтяной.

В 2005 году на энергетический сектор Ирана приходилось 20% иранского ВВП, около 80% валютных поступлений, а также около 50% бюджетных доходов. Стоит заметить, что по всем этим показателям Иран находился тогда достаточно близко к России. Сейчас, на выходе из режима международных санкций, Иран из-за диверсификации своей экономики внешне выглядит более уверенно, чем до начала режима санкций.

Далее следует отметить, что, как и в России, иранский нефтедобывающий сектор существует с начала ХХ века. Он был ориентирован по части сбыта на Запад и устроен таким образом, что для своего функционирования нуждался исключительно в западных инвестициях и технологиях. Например, такая сохраняющаяся черта иранского энергетического комплекса, как преобладание экспорта сырой нефти перед внутренней нефтепереработкой, унаследована из эпохи полной политической зависимости Ирана от Запада. Именно национализация иранским премьером Мохаммедом Мосаддыком нефтяной промышленности Ирана привела к первому крупному конфликту Ирана с США и Великобританией в 1952—1953 годах. После национализации Ираном энергетического комплекса при Мосаддыке добыча нефти практически остановилась в этой стране из-за выезда британских специалистов и введенного Великобританией иранского нефтяного эмбарго. Этот короткий и давний исторический эпизод может рассматриваться как первый опыт санкций Запада против энергетического сектора Ирана. В итоге этого конфликта премьер Мосаддык был свергнут в результате военного заговора при участии американского ЦРУ после того, как британцы договорились с американцами о разделе иранских нефтяных прибылей.
19 сентября 1954 года новое правительство шаха Ирана Моххамеда Реза Пехлеви подписало соглашение с Международным нефтяным консорциумом (МНК). По этому соглашению 95% акций МНК принадлежало восьми западным компаниям: British Petroleum — 40%, англо-голландской Royal Dutch Shell — 14%, американской «большой пятерке» — Standard Oil of New Jersey, Socony Mobil Oil, Standard Oil of California, Texaco, Gulf Oil Corporation — 35% и Compagnie Française de Petrol — будущей французской Тоtal — 6%. По этому соглашению Иран получал 50% чистой прибыли МНК. Срок действия соглашения был определен в 25 лет — до конца 1979 года. И так уж совпало, что именно в этот самый 1979 год грянула Исламская революция в Иране. После революции Иран отказался от посредничества и услуг иностранных корпораций в продаже иранской нефти. В мае 1979 года революционное иранское правительство в одностороннем порядке заявило о приостановке действия соглашения между Иранской национальной нефтяной компанией (ИННК) и западными транснациональными корпорациями. Компания нефтяных услуг, учрежденная международным консорциумом для добычи иранской нефти, была ликвидирована. С этого времени добыча, переработка и транспортировка нефти полностью перешли к ИННК. Летом 1979 года для урегулирования спорных финансовых вопросов по иранской нефти в Лондоне начались переговоры между представителями ИННК и МНК. Иностранные компании требовали от Ирана выплаты разовой компенсации в размере $ 350 млн. Эти переговоры завершились без результата. В пику Иран в одностороннем порядке увеличил экспортные цены на свою нефть в 2,5 раза. Подобное развитие событий подталкивало США к санкциям и конкретно против национализированного исламской революцией энергетического комплекса Ирана. Для санкций нужен был только повод.

По большому счету после 1979 года американская политика в регионе была направлена на сдерживание исламской революции в ее иранском шиитском варианте, наказание этой революции и ограничение иранского потенциала в регионе, препятствование суверенному развитию Ирана. Санкции США против Ирана стартовали уже во время кризиса с захватом исламскими радикалами в Тегеране посольства США 4 ноября 1979 года. На недолгий период до разрешения кризиса после 20 января 1981 года президент США Джимми Картер приостановил импорт иранской нефти и заморозил иранские счета в американских банках.

В конечном итоге, уже этот эпизод продемонстрировал, что США определили воздействие на иранский нефтегазовый сектор и финансы, как ключевой элемент негативного воздействия санкций на всю экономику Ирана. Однако решительное наступление США на этом направлении стало возможно только на исходе ирано-иракской войны 1980—1988 годов, которая до ее окончания была выгодна Вашингтону, поскольку ослабляла обе воюющие и недружественные Западу стороны.

На излете этой войны 29 октября 1987 года указом президента США вновь был введен запрет на импорт в США иранской нефти. Но на торговлю американцами иранской нефтью за рубежом запрет тогда не распространялся. Позднее, в 1995 году, был установлен запрет и на этот вид деятельности. Однако и здесь была оставлена возможная лазейка. Допуск компаний США для проведения своповых операций с иранской каспийской нефтью стал осуществляться на основе государственного лицензирования. Кроме того, торговый запрет не распространялся на ввоз в США бензина и других нефтепродуктов, произведенных неиранскими компаниями, даже если этот продукт был произведен с долей иранского сырья. Эта возможность в комплексе американских санкций сохраняется до сего дня.

Под предлогом борьбы с международным терроризмом, который якобы поддерживал Иран, администрация президента Билла Клинтона 6 мая 1995 года значительно расширила санкции США (указ 12 959), запретив торговлю Ирана с США и американские инвестиции в Иран. Чуть ранее указом 12 959 от 15 марта 1995 года был введен запрет на американские инвестиции в энергетический сектор Ирана. С того времени эти действующие и сейчас санкции подтверждались каждый год в марте месяце при любой очередной президентской администрации США. Преемственность санкционной политики США против Ирана сохраняется.

На практике американские санкции 1995 года в энергетическом секторе были ответом не на «терроризм», а на конкретную попытку Ирана открыть этот сектор для иностранных неамериканских инвестиций.

Далее санкции против энергетического сектора Ирана пошли в едином законе, принятом Конгрессом 5 августа 1996 года по санкциям в отношении Ирана и Ливии. В адрес Ливии санкции были прекращены в 2006 году, и этот закон стал касаться исключительно Ирана.
Конкретно санкционный закон установил, что санкции будут применяться к компаниям (и частным лицам), которые осуществляют инвестиции на сумму более $ 20 млн в год в энергетический сектор Ирана, который рассматривается широко — не только нефтяные поля, но и инфраструктура хранения, сухопутной транспортировки, морские танкеры и прочая сопутствующая инфраструктура и техника.

Кроме того, санкции учитывали сложившуюся до 1979 года внутреннюю зависимость Ирана от импорта продуктов нефтепереработки, которая составляет в настоящее время 40%. Санкционный пакет 1995—1996 годов запрещает приобретать нефтепродукты в Стратегический нефтяной резерв США от фирм, которые продают продукты нефтепеработки в Иран. Эта мера принудила, например, Индию сократить свою продажу бензина и технических масел Ирану в декабре 2008 года. С другой стороны, американские санкции ввели ограничения против попыток Ирана увеличить мощности собственных нефтеперерабатывающих предприятий.

По акту 2012 года об уменьшении угрозы Ирана и правах человека в Сирии санкции стали применяться уже к фирмам, которые предоставили Ирану на $ 1 млн или более (или $ 5 млн в течение одного года) товаров или услуг, которые Иран мог бы использовать для поддержания или развития своего нефтегазового сектора. Кроме того, запрещалось предоставлять Ирану товары или услуги на сумму $ 250 тыс (или на $ 1 млн в течение одного года), которые Иран мог бы использовать для поддержания или развитие собственной нефтепереработки.
Санкции коснулись и неиранских перевозчиков иранской нефти. Судну, замеченному в перевозке иранской нефти, или принадлежащему компании, которая занимается перевозкой иранской нефти не на этом, а на других судах, запрещается на два года вход в гавани США.

Санкции 2012 года касались и страховых компаний, которые облегчают обслуживание суверенного долга правительства Ирана, дают страховые гарантии на иранские государственные облигации, осуществляют страхование или перестрахование Иранской национальной нефтяной компании, ее различных подразделений или Национальной иранской танкерной компании. Любой иностранный банк, замеченный в обслуживании ИННК, в том числе, в перечислении на банковский счет ИННК в другом иностранном государстве, подлежал санкциям.

Получение страховки по транспортировке грузов имеет решающее значение для расширения Ираном экспорта своей нефти. Базирующийся на Нью-Йорк пул из 13 крупнейших в мире страховых компаний — т. н. группа P&I доминирует в морском транспортном деле. Поэтому США могут существенно вредить иранскому нефтяному экспорту и по этому направлению.
Акт о свободе Ирана и по нераспространению (IFCA) от 2 января 2013 года расширил антииранские санкции США, помимо энергетики, на все иранское судостроение и судоходство. В сумме под американский запрет попали предоставление товаров или услуг в энергетике, судостроении и судоходных секторах Ирана, ведение портовых операций и обеспечение страхования для всех этих операций.

Акт 2013 года предусматривал, что санкции не применяются, когда в сделках по закупке иранской нефти участвуют страны, определенные в качестве исключений. Аналогичным образом санкции на распространялись на все закупки природного газа из Ирана. Санкции США преследовали сделки в драгоценных металлах в обмен на нефть или любой другой продукт Ирана.
Таким образом, банки и другие финансовые учреждения, которые помогают Ирану инвестициями в энергетику и закупочной деятельностью продуктов нефтепереработки и бензина, могут подпасть под американские санкции. Правда, из-за отношений с европейскими союзниками санкции в период 1995—2011 годов намеренно не распространялись на крупнейшие страховые официальные агентства из ЕС, такие как КОФАС во Франции или Hermes в Германии. В некоторых случаях в режиме международных санкций иностранным фирмам, занятым в энергетическом секторе Ирана, давалась отсрочка в несколько лет для выхода из иранского бизнеса. Это было связано с долгосрочным характером прежних инвестиций в энергетику. Мгновенный выход из проектов означал бы для этих фирм большие убытки.

Введением санкций в отношении Ирана США превратили эту страну в поле риска для любых иностранных компаний и банков. Например, за помощь Ирану в обходе ограничений на работу с американскими банками в январе 2014 года Luxemburg Clearstream Banking заплатил в США большой штраф в размере $ 152 млн. В январе 2014 года российский «Банк Москвы» заплатил $ 9,5 млн за незаконное перемещение денег через финансовую систему США от имени иранского банка Melli.

Санкции против зарубежных нарушителей иранского санкционного режима могут определяться госсекретарем США или Казначейством. Они, кроме наложения штрафов, могут предполагать следующие конкретные меры:
— отказ в кредитах экспортно-импортного банка США или кредитных гарантиях для экспорта в США;
— отказ в выдаче лицензий на экспорт из США военной или полезных в военном отношении технологий;
— отказ в банковских кредитах, превышающих $ 10 млн в год;
— запрет первичного дилерства в патенте США на размещение государственных облигаций, если юридическое лицо является финансовым учреждением;
— запрет на участие в государственных закупках США;
— запрет на операции в США в иностранной валюте;
— запрет на любой кредит или платеж между организацией и любым финансовым учреждением США;
— запрет на приобретение, владение и использование имущества на территории США;
— ограничение на импорт;
— запрет на инвестиции в США.

Санкции против Ирана контролируются Конгрессом США, который каждые 180 дней требует отчета от президентской администрации об инвестициях в энергетический сектор Ирана, совместных предприятиях с Ираном, а также оценки импорта и экспорта нефтепродуктов Ирана, сведений о строительстве энергетических трубопроводов из или через Иран.

Однако при всех жестких условиях режим санкций США против Ирана никогда не был всеобъемлющ в отношении американского экспорта. Так, например, в последнем международном санкционном 2015 году США продали своих товаров в Иран на сумму в $ 281 млн и импортировали товаров из Ирана на сумму в $ 10 млн. Означенный дисбаланс весьма характерен для экспортной политики США даже в отношении враждебных государств.

Необходимо отметить, что санкции против энергетического сектора Ирана с конца 1990-х годов шли в русле глобального стратегического планирования США. Поэтому из санкций после 1996 года специально были исключены возможности покупки природного газа из Ирана. Санкции США, например, намеренно не коснулись азербайджанского проекта «Шах Дениз» и проекта Транскаспийского трубопровода, хотя в обеих проектах участвовала иранская государственная компания Naftiran Intertrade Company (NICO). Американские санкции не применяются и к разработке Ираном возможности экспорта сжиженного природного газа (СПГ). Но, тем не менее, Иран не имеет экспортных терминалов СПГ отчасти по причине того, что технология для таких терминалов запатентована фирмами США. Поэтому она недоступна для продажи в Иран по другим санкционным статьям.

Пика санкционный режим против энергетического сектора Ирана достиг после того, как к нему присоединились союзники США и «международное сообщество» под предлогом противодействия военной ядерной программе Ирана. Расширение санкционного режима на международный уровень обеспечила известная резолюция Совета безопасности ООН 1929. После нее санкции Европейского союза против Ирана стали почти столь же обширны, как и санкции США. ЕС в 2012 году ввел запрет на импорт нефти и природного газа из Ирана, запрет на страхование отгрузки нефти или продуктов нефтехимической промышленности Ирана. По части запрета на экспорт иранского газа европейцы даже превзошли американцев.

До этого кризиса в отношениях в 1990-е годы страны ЕС придерживались политики «критического диалога» с Ираном. Так, например, ЕС и Япония отказались присоединиться к санкциям США в 1996 году. В конце 1990-х годов, несмотря на правила Парижского клуба, европейские и японские кредиторы воспротивились возражениям США по вопросу реструктуризации иранского национального долга в размере $ 16 млрд. В июле 2002 года Иран впервые после исламской революции вышел на международные финансовые рынки, продав своих облигаций европейским банкам на сумму в $ 500 млн. В течение 2002−2005 годов ЕС и Иран вели активные переговоры о торговом соглашении, которое снизило бы тарифы и увеличило квоты для иранского экспорта в страны ЕС. Ситуацию изменила иранская ядерная программа.

Но даже в продвижении международных санкций США вынуждены были учесть интересы своих европейских союзников. В результате эмбарго ЕС на закупки иранской нефти, объявленное 23 января 2012 и вступившее в полную силу 1 июля 2012 года, предполагало, что практически все нефтяные клиенты Ирана в ЕС получили льготы на продолжение иранских поставок, а это десять стран Евросоюза, среди которых все ведущие — Великобритания, Франция, Германия, Италия, Испания, Нидерланды, Бельгия, Чехия, Греция и Польша. Поэтому санкционное опускание уровня нефтяного экспорта Ирана в 2012—2013 года с 2,5 млн до 1,1 млн баррелей в сутки происходило вполне организованно. Президент Барак Обама публично подтвердил, что он будет применять санкции против Ирана с тем условием, чтобы не нанести ущерба отношениям США с союзниками и странами-партнерами. Кроме того, санкции применялись с таким учетом, чтобы они не привели к росту цен на нефть на мировом рынке, что могло бы принести дополнительные выгоды подсанкционному Ирану. Строгая бухгалтерия санкций исходила из того, чтобы Иран в период их действия за свои поставки нефти получал примерно $ 700 млн в месяц. На эти деньги Иран должен был оплачивать свои долги и разрешенный импорт.

Вне ЕС после июня 2012 года следующие страны имели льготы для значительного сокращения иранских нефтяных поставок: Индия, Китай, Южная Корея, Турция и Тайвань. В итоге Китай к 2015 году сократил свои поставки иранской нефти с 550 тыс баррелей в сутки до 410 тыс, Япония — с 325 тыс до 190 тыс, Индия — с 320 тыс до 190 тыс, Южная Корея с 230 тыс до 130 тыс, Тайвань с 35 тыс до 10 тыс. Определение для «льготников» объемов импорта иранской нефти пересматривалось каждые 180 дней, и эти страны должны были постепенно и плавно сокращать свои закупки нефти у Ирана. Президент США лично определял, существует ли достаточный запас нефти по всему миру, чтобы позволить этим странам и дальше сокращать закупки нефти из Ирана.

Другие страны рангом поменьше имели льготы с конечной целью полного прекращения закупок ими нефти из Ирана — это Сингапур, Малайзия, Южная Африка и Шри Ланка. В итоге, как и планировалось, к 2014 году эти страны выполнили условие полного отказа от импорта иранской нефти.

Из-за международных санкций общий экспорт сырой нефти из Ирана сократился с примерно 2,5 млн баррелей в сутки (оценка 2011 года) до 1,1 млн к середине 2013 года. Одновременно импорт необходимого Ирану бензина в 2013 году сократился примерно со 120 тыс баррелей в сутки до примерно 30 тыс баррелей. Позже импорт бензина в Иран и под санкциями увеличился до 50 тыс баррелей в сутки.

В попытках преодолеть ограничения на торговлю сырой нефтью Иран увеличил продажи собственных продуктов нефтехимии и конденсатов. Так, например, в период 2011—2016 годов Иран экспортировал своих конденсатов в размере, эквивалентном 200 тыс баррелей сырой нефти, и получил около $ 4,7 млрд доходов из этого источника.

Национальные санкционные режимы в рамках режима международных санкций имели свои особенности, от которых отдельные страны не только теряли, но и искали собственных выгод. В этом отношении режим международных санкций, как теперь выясняется, создавал для незападных акторов новые возможности в Иране. Особенно характерен в этом случае пример Китая.
В 2011 году несколько китайских энергетических компаний, инвестировавших значительные средства в энергетический сектор Ирана, заморозили эти проекты до лучших времен. Сейчас, после января 2016 года, все эти проекты возобновляются. Кроме того, на период 2012—2016 годов Китай зафиксировал большую часть своего торгового, и не только по поставкам нефти, баланса с Ираном своими товарами, а не твердой валютой. Это было очень выгодно для Китая в финансовом и промышленном отношении. На этом основании, например, сотрудничество с Китаем по поставкам комплектующих позволило Ирану еще в период санкций почти полностью восстановить свою автомобильную промышленность, до этого упавшую из-за санкций на 60%.
В январе 2016 года через несколько дней после снятия санкций президент Китая Си Цзиньпин посетил Иран и договорился об увеличении товарооборота до $ 600 млрд в год в течение следующего десятилетия. Китай рассматривает Иран как важное звено в расширении своего экономического влияния на запад под лозунгом «Один пояс, одна дорога». Китайские энергетические фирмы были в первых рядах по возобновлению инвестиционных проектов в энергетическом секторе Ирана. Подобное сотрудничество с Ираном было заложено Китаем именно в период самых жестких по отношению к нему международных санкций. И США приходится считаться с этим обстоятельством.

Другие крупные игроки — Япония и Южная Корея в 2010 году присоединились к политике санкций из-за своих союзнических отношений с США. Они запретили своим фирмам новые энергетические проекты в Иране, но позволили завершиться начатым. Южная Корея в декабре 2011 года запретила своим фирмам приобретать нефть у Ирана и продавать этой стране промышленное нефтехимическое оборудование. Но при всех этих запретах именно Япония и Южная Корея стали основными источниками валютных поступлений Ирана, зафиксированных, как мы писали выше, на уровне $ 700 млн в месяц. Японские и корейские банки держали большую часть иранской валютной выручки, поступающей за поставки нефти. Разумеется, они получали выгоду от этого. Собственно, сам Центральный банк Ирана во внешней торговле этой страны действовал в основном посредством Промышленного банка Кореи и корейского Ури Банка.
Из азиатов Северная Корея оставалась главным союзником Ирана и, разумеется, не участвовала в международных санкциях. Эта страна и на пике международных санкций продолжала активно сотрудничать с Ираном по программе разработки баллистических ракет. Однако нефть из Ирана Северная Корея получала не прямо, а через Китай.

В январе 2012 года Иран в режиме международных санкций согласился торговать нефтью с Индией в объеме 45% с оплатой индийской валютой. Объем экспорта иранской нефти в Индию сократился с 16% в 2008 году от общего объема индийского нефтяного импорта до 6% в 2015 году. Индии пришлось понести значительные затраты для перестройки оборудования своих нефтеперерабатывающих заводов с иранской нефти.

Еще до периода международных санкций Индия и Иран договорились, что Индия будет работать над развитием иранского морского порта Чахбахар, который позволил бы индийцам вести торговлю с Афганистаном в обход недружественного Индии Пакистана. В мае 2016 года премьер-министр Индии Нарендра Моди посетил Иран и подписал соглашение об инвестициях в размере $ 500 млн в развитие этого порта.

Другой пример. Несмотря на санкции, Иран к середине 2014 года достроил до границы с Пакистаном экспортный газопровод. С пакистанской стороны проект тормозили санкции, но в апреле 2015 года Китай заявил о готовности инвестировать в этот проект $ 3 млрд. По-видимому, во время визита президента Ирана Хасана Роухани в Пакистан в конце марта 2016 года рассматривался вопрос о завершении этого проекта.

Турция и в период международных санкций оставалась значительным покупателем иранской нефти и газа. Нефть из Ирана в Турцию поступает через построенный в 1997 году нефтепровод. США не препятствовали во время объявленного в 1995 году режима своих санкций и строительству газопровода из Ирана в Турцию. На старте проект дипломатично прикрывался заявлениями, что по этому газопроводу газ будет поступать в Турцию не из Ирана, а якобы из Туркменистана. Но в конечном итоге по газопроводу пошел именно иранский газ. Госдепартамент США оценивал этот газопровод, как имеющий решающее значение для энергетической безопасности Турции. Односторонняя зависимость Турции от поставок российского газа не выгодна США. Кроме того, очевидно, что американцы рассматривают этот газопровод, как нужное начинание и для политики диверсификации поставок газа в ЕС.

Иран и в период международных санкций экспортировал в год около одного триллиона кубических метров газа — в первую очередь в Турцию и Армению. По сообщениям СМИ, Турция во время режима международных санкций расплачивалась с Ираном за поставки нефти и газа посредством своего банка Halkbank не только валютой, но и золотом. Последнее обстоятельство не одобрялось США.

В Закавказье Армения также оставалась крупнейшим импортером иранского газа и в период международных санкций. В мае 2009 года Армению и Иран связал газопровод, построенный российским «Газпромом». Кроме того, американские наблюдатели утверждали, что Иран использовал армянские банки Арцахбанк и Америабанк, работающие в Нагорном Карабахе, для обхода международных финансовых санкций.

Аналогичным образом иранский Корпус стражей исламской революции (КСИР) использовал до сотни подставных компаний, зарегистрированных в Грузии для импорта в Иран товаров двойного назначения, в том числе, для своего энергетического комплекса, и для увеличения не нефтяного экспорта Ирана. После разоблачений в 2013 году Грузия вынуждена была сократить эти операции.

Арабские страны Персидского залива, с одной стороны, поддерживали режим международных санкций против Ирана и заместили своим экспортом выпавшие объемы иранской нефти на международном рынке. Они не передавали Ирану западные технологии, используемые в энергетическом секторе. С другой стороны, чтобы не озлоблять Иран, они поддерживали с ним относительно нормальную торговлю. В регионе Персидского залива Иран для обхода санкций действовал посредством ОАЭ. Иран, по сообщениям, использовал для обработки значительной части своих нефтяных платежей дубайский Noor Islamic Bank. Кроме того, иранские конденсаты — до 120 тыс баррелей в день, были импортированы национальной нефтяной компанией ОАЭ и использованы в основном для производства горючего для реактивной авиации.

И в период международных санкций Иран продолжал развитие порта Дукум в Омане. В сентябре 2015 года Иран и Оман вновь заявили о совместном газопроводном проекте.
В Ираке Иран стремился использовать свои тесные отношения с шиитским правительством Ирака для обхода некоторых международных санкций. В разгар международных санкций в июле 2013 года Багдад подписал соглашение с Тегераном о поставках для своих электростанций 260 млн кубических метров природного газа в день через совместный трубопровод, который входит в Ирак в провинции Дияла. Американцам пришлось также закрыть глаза и на запрещенные резолюцией 2231 Совбеза ООН поставки иранского оружия в Ирак, поскольку оружие стало использоваться для войны иракской армии с ИГИЛ.

В других частях мира президент Ирана Махмуд Ахмадинежад пытался обойти международные санкции посредством латиноамериканских и африканских стран. Опыт этот нельзя признать удачным. ЮАР вовсе прекратила закупки иранской нефти в 2012—2013 годах, а несколько венесуэльских фирм были наказаны США за нефтяные сделки с Ираном. В 2012 году Кения заключила контракт на покупку около 30 млн баррелей иранской нефти, но тут же отменила его из-за угроз США. Последние примеры демонстрируют, что незначительные и удаленные от Ирана страны не смогли извлечь выгод для себя из режима международных санкций. Их попытки торговать иранской нефтью легко блокировались США. Но в остальном, можно признать, что Иран смог пережить самый трудный период международных санкций, во-первых, из-за того, что они не были всеобъемлющи и тотальны, и, во-вторых, из-за позиции соседей Ирана и, самое главное — крупных незападных игроков в Азии.

0


Вы здесь » Форум В шутку и всерьёз » Политика » Иран