Форум В шутку и всерьёз

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум В шутку и всерьёз » Личности » Михаил Горбачев


Михаил Горбачев

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Горбачева подвергли ревизии

Германское издание Der Spiegel публикует серию материалов, в которых решает амбициозную задачу — дает ответ на вопрос “Кем был и кем является Михаил Горбачев в действительности?”.

По мнению автора публикаций, представление о Горбачеве как о коммунисте-реформаторе, сознательно решившемся на демократические преобразования, сконструировано искусственно. Автор ссылается на якобы рассекреченные архивы из фонда Горбачева, которые проливают свет на личность генсека. Не арест деда-кулака посеял в будущем главе государства зерно сомнений в жизнеспособности авторитарной системы — Горбачев якобы вообще не нес ответственности за приписываемые ему “перестройку и гласность”.

Автор публикаций констатировал провал кампаний антиалкогольной и “против нетрудовых доходов”: “Вместо того чтобы простимулировать торговлю и сельское хозяйство, наполнить магазины товарами и поднять зарплаты врачам и учителям, хозяин Кремля пропагандировал стратегию "ускорения", поэтому в стране форсированными темпами шли масштабные коммунистические стройки... тогда как большая часть населения жила в нищете”, — цитирует издание сайт InoPressa.ru.

Самостоятельности во внешней политике, по мнению автора публикаций, Горбачев также не проявлял. Он лавировал, занимал позицию “соглашателя”: “Он был боязлив... щедр на слова, но не на дела”.
В довершении всего автор находит у бывшего генсека такие малоприятные качества, как злопамятность (проявлявшуюся, когда Горбачев вспоминал о Ельцине) и манию величия. Последнюю якобы иллюстрирует картина авторства советского актера Андрея Мягкова, которую Горбачев держит на своей даче: на ней экс-президент СССР изображен тенью Иисуса Христа, на руке которого — “кровоточащее горбачевское родимое пятно”.

0

2

0

3

0

4

Михаил Горбачев стырил выпивку в немецком супермаркете

Жители провинциального городка Билефельд, расположенного в Германии на северо-востоке земли Северный Рейн - Вестфалия, давно свыклись с тем, что именно их населенный пункт был выбран бывшим Генеральным секретарем ЦК КПСС Михаилом Горбачевым для скромного, тихого и незаметного проведения остатка дней своей жизни на пенсии. Горожане привыкли к Михаилу Сергеевичу и, в отличие от россиян (останься жить Горбачев в нашей стране), совсем не докучают ему назойливым вниманием.

В Германии, впрочем как и во всей Европе, очень трепетно относятся к тому, что называется личным пространством человека.

Если учитывать любовь и уважение, которое немцы испытывают к человеку, послушно исполнившего волю 40-го президента США Рональда Рейгана и разрушившего знаменитую Берлинскую стену, то следует признать, что Горбачеву в Германии жилось очень спокойно. И даже счастливо.

До недавних пор.

В четверг, 5 июля, служба безопасности городского супермаркета передала в управление полиции запись с видеокамеры наблюдения, на которой видно, как бывший президент СССР и лауреат Нобелевской премии мира, награжденный президентом Дмитрием Медведевым высшей государственной наградой России, орденом Святого апостола Андрея Первозванного, находясь в отделе элитного алкоголя аккуратно срезает с выбранной бутылки магнитный ключ, кладет ее в корзину и спокойно выходит из отдела минуя кассу.

По факту кражи в супермаркете полицией было возбуждено уголовное дело. Максимальный срок, который "светит" Михаилу Горбачеву, - 3 года. Причем совсем не условно. И замять это дело вряд ли получится - Германия, все же, не Россия. И здесь, несмотря на бывшие заслуги, человек, совершивший уголовный проступок, несет соответствующее степени проступка наказание.

Чтобы получить комментарии мы связались с пресс-службой общественно-политического Центра "Горбачев-фонд", и вот что нам ответила по телефону женщина, отказавшаяся представиться:

- Действительно, в отношении Михаила Сергеевича возбудили уголовное дело. Но речь идет не о преднамеренной краже, а всего лишь об обыкновенном недоразумении. Михаил Сергеевич в самом деле срезал с бутылки мешавшийся ярлычок, чтобы посмотреть, урожая какого года это вино. Но он не знал о том, что это магнитный ключ. По рассеянности Михаил Сергеевич действительно положил бутылку в корзину. Но она стоит недорого, а шумиху раздули вокруг этого, будто речь идет о чем-то действительно серьезном.

На вопрос, где сейчас находится Михаил Сергеевич, и как с ним можно связаться, женщина вежливо посоветовала "не в меру любопытной русской журналистке" не "заниматься всякой ерундой, смакуя не пойми что", а "лучше написать о взяточничестве в России и произволе российских чиновников".

0

5

Atos написал(а):

Михаил Горбачев стырил выпивку в немецком супермаркете

Докатились... http://yoursmileys.ru/rsmile/misc/p09131.gif  http://uploads.ru/i/s/w/t/swtpY.gif  http://uploads.ru/i/Y/o/Q/YoQdp.gif

0

6

Саддам Хусейн: «Горбачев – мошенник и предатель!»
http://topwar.ru/uploads/posts/2013-03/1364014644_111610.jpg
Наш век пройдет. Откроются архивы,
И все, что было скрыто до сих пор,
Все тайные истории извивы
Покажут миру славу и позор.

Так писал советский поэт Николай Тихонов. Век прошел, архивы захватили американцы. Слава Богу, не наши – иракские, которые стали добычей янки в 2003 году. Однако России этой «истории извивы» тоже касаются, ибо частично рассекреченные документы (полный объем – 2300 часов аудиозаписей и миллионы страниц печатного текста) показывают, когда Америка впервые перестала считаться с нашей страной на международной арене. А также благодаря кому мы из «паритетных партнеров» скатились до уровня «подпевал».

…Оккупируя соседний Кувейт, главарь Ирака вряд ли предполагал, чем закончится лично для него подобный демарш. И хотя противостояние Хусейна с ковбойской семейкой Бушей растянулось на годы, сколько бы веревочка ни вилась, все равно получилась удавка. Но это извечное «если бы»!

Америка, давным-давно провозгласившая Персидский залив зоной своих национальных интересов, преследовала там сугубо конкретные цели, главной из которых являлся контроль над крупнейшими нефтяными месторождениями. Для СССР такой «протекторат» был крайне невыгодным. Одной из причин распада Советского Союза называют резкое снижение мировых цен на черное золото. Отсюда – сокращение продовольственного импорта, пустые прилавки, недовольство населения, и т. д., и т. п.

А теперь представьте следующий вариант. После захвата Кувейта в Багдаде крепко задумались и о ставшей вдруг сопредельной Саудовской Аравии. Серьезность намерений Хусейна подтверждали и крупная группировка иракских солдат, сосредоточенная на кувейтско-саудовском направлении, и целая череда приграничных конфликтов. Военный потенциал Саудовской Аравии был значительно слабее, именно поэтому король страны Фахд и согласился принять американскую помощь. Но пока он раздумывал, времени для атаки вполне хватало.

Ах, если бы Саддаму Хусейну удалось сосредоточить в своих руках такое нефтяное богатство, как Ирак + Кувейт + Саудовская Аравия! Цинично, но очень прагматично для СССР. Диктат цен на мировом рынке черного золота (мы были союзниками с Ираком) стал бы почти абсолютным. И вполне возможно, что подобный поворот событий мог спасти нашу экономику и в конечном счете государство, распад которого сейчас даже бывшие критики советского строя называют трагедией.

Даже если бы Хусейну не удалось осуществить свои планы в полном объеме, то «долгоиграющая» нестабильность в зоне Персидского залива автоматически удерживала бы ценовую планку на нефть на приемлемом для нас уровне. У Советского Союза еще имелись возможности, не вмешиваясь непосредственно в вооруженный конфликт, влиять на ситуацию с максимальной для себя выгодой, хотя бы через вето на затевавшуюся «Бурю» в ООН (тогда с этой организацией еще считались). «Нет друзей, нет врагов – есть только государственные интересы». Для тогдашнего руководства СССР формула показалась крайне жесткой. «Мир» с Америкой предпочли войне в Персидском заливе.

Иракскую армию начали бомбить 20 лет назад, 17 января 1991 года. В воздушных ударах принимало участие до 1000 (!) самолетов, впервые применялось т. н. «умное», высокоточное оружие: американцы очень не хотели повредить нефтяные месторождения. И тогда их подожгли по приказу Саддама Хусейна, который наделся, что густой черный дым закроет вражеским летчикам мишени. Уже 24 февраля стартовала наземная фаза «Бури в пустыне». Ее еще называют «телевизионной войной», т. к. (тоже впервые) военный конфликт транслировался в прямом эфире.

Лишь только Хусейну доложили о первых сражениях на земле, он обрушился с руганью на… Михаила Горбачева, пишет, основываясь на документах из захваченных архивов, газета The New York Times. Иракского лидера можно понять: он до последнего надеялся на помощь своего советского коллеги. Сейчас выясняется, что тот его попросту «кинул»: пообещал, но не сделал.

Ранее Хусейн командировал в Москву своего министра иностранных дел, пытаясь в последний момент предотвратить наземные боевые действия. Под влиянием Горбачева Хусейн вызвался вывести иракские войска из Кувейта за 21 день. За сутки до 24 февраля Хусейн написал Горбачеву письмо, в котором был категоричен: «Ситуация ухудшается. Наш народ и армия озадачены. Мы спрашиваем себя: что имеет большее значение – предложение СССР или угрозы американцев?» В разговорах с доверенными помощниками Хусейн выражался менее дипломатично. Он называл Горбачева «мошенником», утверждая: тот либо недостаточно влиятелен, либо просто не пожелал остановить президента Буша. «Он обманул нас! Я знал, что он нас предаст!» – эмоционально восклицал президент Ирака.

В совокупности с рассекреченными стенограммами из президентской библиотеки Джорджа Буша-старшего иракский архив рисует такую картину: «Горбачев жаждал найти решение, которое защитило бы Ирак – бывшего «клиента» СССР – и сделало бы СССР равноправным партнером США в международной дипломатии. В то же время он не хотел рисковать своими отношениями с администрацией Буша», – откровенничает американское издание.

23 февраля, за несколько минут до «часа икс», Буш и Горбачев поговорили по телефону. Горбачев уверял: совместные действия США и СССР через ООН станут образцом для разрешения других кризисов в будущем. «Джордж, давайте сохранять хладнокровие», – буквально просил (хотя надо было требовать) он. Но Буш заявил, что время истекло: если иракцы намерены выводить войска, пусть сделают это в… ближайшие минуты. Михаил Сергеевич «шутку» проглотил.

+1

7

Виктор ИЛЮХИН

Почему я возбудил уголовное дело в отношении президента СССР  М. С. Горбачева
Ответ на актуальные вопросы нынешнего дня, поставленные новым поколением людей

http://s2.uploads.ru/t/WtUas.jpg

1986 год. Рейкьявик. Горбачев о чем-то говорит с Рейганом,
наверное об условиях капитуляции, размерах контрибуции
(замаскированной под проценты по внешнему долгу)
и об аннексии (замаскированной под распад СССР).
Фото из кн.: The 20th century a chronicle in pictures. New Yk. 1989.

Действительно, 4 ноября 1991 года, будучи Начальником Управления Генеральной прокуратуры Союза ССР по надзору за исполнением законов о государственной безопасности, я возбудил уголовное дело в отношении президента СССР М.Горбачева за измену Родине. Это было в моей компетенции, для этого были и объективные основания. Однако продолжения расследование дела не получило. Бывший Генеральный прокурор СССР Н.Трубин отменил мое решение, а я был уволен со службы.

Причины, которые заставили меня возбудить уголовное дело в отношении Горбачева за измену Родине, не носят личностного характера, как некоторые хотели бы видеть. Мне не приходилось общаться с ним, хотя мы один раз и обменялись рукопожатиями.

В Горбачеве тех лет уживались как минимум три лица: Горбачев начала перестройки, Горбачев ее апогея и Горбачев реального распада Советского Союза.

Первый − действительно всколыхнул страну, объявив курс на обновление, курс, который был положительно воспринят.

Второй − после того, как огромные массы людей пришли в движение, вдруг обнаружил, что не знает, куда их вести, а может быть, не хотел и не мог. Время действий сменилось пустой говорильней, шараханьем из стороны в сторону, топтанием на месте, распадом экономики и государственности.

Третий − оказавшись в состоянии депрессии и без всякой опоры в массах, полностью выпустил руль управления страной. Неимоверно быстро скатился вниз, к финалу своей карьеры, однако, и падая, продолжал разрушать некогда могучее государство.

Трагедия политика Горбачева, склонного к постоянным компромиссам, безвольного и удивительно поддающегося влиянию извне, заключается в том, что он на седьмом году правления оказался ненужным ни правым, ни левым. Он потерял всякую поддержку в массах, и те отвергли его.

О Горбачеве еще будут говорить, и мнения могут быть самые разные.

Запад, например, уже назвал его человеком конца XX века. Немцы нарекли Горбачева «великим немцем». Это их оценки. Но могут ли так назвать своего, пусть бывшего, но все-таки президента русские и армяне, украинцы и азербайджанцы, буряты и молдаване, татары и мордва? Нет, не могут. Слишком много бед и несчастий обрушилось на них в горбачевскую "эпоху". Ожидаемое от перестройки обновление обернулось для многих большой трагедией. Реальностью стала гражданская война в Закавказье, в Молдавии, Таджикистане.

Поэтому главное обвинение Горбачеву все-таки должно быть сформулировано в сфере национальной политики − за развал государственности.

Горбачев, начав "раскапывать старые могилы", забыл, что они дурно пахнут, и от этого зловония могут задохнуться окружающие. При его правлении весь Союз превратился в археологические раскопки. Правда, никто не подумал о том, где складывать "находки", как потом проводить границы, делить территории и людей разных национальностей и вероисповеданий, давно перемешавшихся между собой.

Горбачев не заметил, как он постепенно, вкупе с националистами и постоянно потакая им, вырыл для всех нас огромную яму.

Именно они в борьбе за политическую и личную власть умело разыграли очень тонкий, очень болезненный национальный вопрос. Именно на спекуляциях вокруг него они, именуя себя демократами, пришли к власти в Грузии и Армении, в Прибалтике и Молдавии, в других регионах. Это была цель, и ради нее забыли о мире на земле, о благополучии народа, который, ввергнув в пучину междоусобиц, вновь предали.

Национальные распри, как цепная реакция, покатились по Союзу, начавшись с карабахских событий.

Прими тогда Горбачев вместе со своим политическим окружением твердое решение по НКАО, потуши в самом зародыше начинавшийся пожар, уверен, удалось бы избежать распада страны в целом, гибели сотен, тысяч ни в чем не повинных людей.

А потушить можно было.

Я хорошо знаю и помню события в Закавказье, ибо длительное время возглавлял там следственные группы по расследованию преступлений, совершенных на почве межнациональной розни. Общался с сотнями беженцев, как из Армении, так и из Азербайджана, избитых и обобранных «до нитки». Видел глаза детей, наполненные ужасом и страхом. Нельзя без содрогания в сердце видеть и слышать об этих трагедиях. Так называемые горбачевские переживания в Форосе в сравнение не идут с болью и страданиями тысяч людей, живущих в Закавказье.

Настоятельные предложения бывших КГБ, МВД и Генеральной прокуратуры Союза ССР о силовом разоружении вооруженных формирований в Закавказье не находили поддержки. Мы были убеждены, что разоружать надо. Если бы тогда, в 1989 году, в этом вопросе руководство страны проявило твердость, возможно, удалось бы избежать гражданской войны в Закавказье.

Наверху опасались, что насильственное разоружение с использованием воинских формирований будет сопряжено с кровью. Это действительно так, ее не удалось бы избежать. Но была бы пролита кровь самих бандитов, виновных лиц. Сейчас же все чаще бандиты проливают кровь невинных людей, женщин и детей.

Для России не осталось бесследным и "заигрывание" Горбачева с автономиями. В противостоянии с Ельциным, пытаясь ослабить его позиции, он пошел на то, чтобы автономии также участвовали в обсуждении и подписании Союзного Договора как равноправные субъекты Союзной Федерации.

Я уверен, что Горбачев сделал роковой для страны шаг, пойдя на обсуждение и подготовку нового Союзного Договора, который использовали как ширму для развала всей государственности. Конечно, так поступил не только он один, но и республиканские лидеры.

Все дело в том, что за время перестройки у нас в обществе набрали силу те, кто однозначно заявил об ошибочности выбора, сделанного в 1917 году. Поэтому они начали и интенсивно продолжают процесс демонтажа прежней системы и замены ее на старые капиталистические отношения. Те, кто организовал и возглавил этот процесс, хорошо поняли, что покончить с ранее закрепленным в конституциях страны и республик общественным строем сразу во всем Союзе неимоверно сложно и, может быть, невозможно. Поэтому Союз решили расчленить на части и реставрировать капитализм отдельно в каждой республике.

Мысль об отказе от союзного договора 1922 года мне все больше и больше напоминает "троянского коня", с помощью которого начались деструктивные процессы.

Не случайно в это же время три Прибалтийские республики потребовали предоставления им экономической самостоятельности. Там хорошо понимали, что разрушение единого государства, независимо от того, под какими благовидными формами оно произойдет, даст Латвии, Литве и Эстонии возможность без проведения всенародного референдума выйти из Союза. Идею о новом договоре подхватили, обосновали теоретически и довели до абсурда, до отказа от Союза вообще.

В Харькове на съезде демократических партий, состоявшемся в январе 1991 г. накануне  Всесоюзного референдума о будущем нашего государства, однозначно решили: "нет референдуму", "нет Союзу". Против референдума и Союза в то время выступили Б. Ельцин, А. Собчак, Г. Попов, С. Станкевич и другие лидеры "демократических" течений.

Как известно, создание СССР провозглашено 30 декабря 1922 года в составе РСФСР, УССР, БССР и Закавказской республики, в последующем к нему присоединились другие республики. На базе соглашений об образовании Союза и вхождения в него были приняты конституции СССР 1924,1936 и 1977 годов, а также республиканские конституции.

Союз был скреплен юридически и, самое главное, для большинства людей он стал необходимостью, жизненным пространством. Правда, оппоненты заявляют, что старый Союз ряд республик не устраивал; возникло много споров, разногласий, в том числе по причине засилья в нем Центра.

Однако еще и еще раз необходимо было все трезво оценить и взвесить. Во-первых, нельзя путать волю народа с волей политических деятелей. Только народ, нации, а не парламенты и президенты имеют право на самоопределение. Что касается воли большинства граждан, то она твердо была высказана на референдуме 17 марта 1991 года, люди хотели жить в едином Союзе.

Во-вторых, если возникла необходимость его обновить, перераспределить полномочия между центром и республиками, то это следовало бы сделать путем внесения изменений в конституции, разработки и принятия других законов. Если же кого-то Союз не устраивал, то из него можно было выйти, но опять-таки в соответствии с конституциями и иными нормативными актами, через референдумы в республиках. Правовая база для этого создана. Сами же референдумы по вопросу проживания в Союзе недопустимо было подменять голосованием за независимость: это несопоставимые понятия.

И неплохо бы еще раз всем нам заглянуть в материалы, закрепляющие образование нашего Союза в двадцатых годах. Записанные в них положения по своей значимости и смыслу были и остаются прогрессивными, юридически выверенными и точными. Есть чему и поучиться. Сам же Договор 1922 года не предусматривал процедуры подписания нового Договора или его денонсации. Возможны лишь два варианта: уточнение, изменение отдельных конституционных положений или выход из Союза конкретной республики.

И здесь естественно возникает весьма закономерный вопрос. Мог ли Горбачев, имея, конечно, желание и волю, не допустить развала Союза? По моему мнению, ответ должен быть только утвердительный. Да, мог.

Идеи единого союзного государства были сильны в Верховном Совете СССР, а также у съезда народных депутатов страны.

За Горбачевым оставались еще армия и правоохранительные органы. И самое главное − Союз нашел большую поддержку на референдуме в марте 1991 года. Что еще надо для лидера? Только желание сохранить страну. Желание и волю, волю и конкретность

Однако сейчас все больше и больше убеждаешься, что этого стремления у Горбачева не было. Были пустые, длинные речи, топтание на месте. В результате союзная государственность вопреки мнению большинства народа оказалась разваленной.

Разваливать начали с хорошо организованной и глубоко продуманной кампании дискредитации опять-таки армии, КГБ, прокуратуры.

МВД разложить не представляло большой сложности. Достаточно поставить во главе этого ведомства "демократа" − дилетанта В. Бакатина, и цель достигалась без особых усилий.

С другими оказалось сложнее. Армию разлагали, травили, унижали и оскорбляли со всех сторон и по любому поводу, начиная с тбилисских событий и кончая спекуляциями вокруг, в общем-то, здорового движения солдатских матерей. В тбилисских трагедиях оставил свой след и Собчак. Сколько гнева, сколько молний обрушил он на командование Закавказского военного округа, на Министерство обороны страны фактически за то, что тогда 9 апреля 1989 г., благодаря использованию солдат удалось предотвратить страшную бойню. Тогда остановили большую беду, потом не смогли, армия вынуждена была занять нейтралитет.

Нападки на прокуратуру сопровождались сменой ее руководителя. За три года в кресле генерального прокурора побывали три лица.

КГБ СССР расчленили, раскрыли методы разведывательной и контрразведывательной деятельности. Из страны хлынул поток утечки секретной стратегически важной государственной информации. Не знать о нападках на армию, правоохранительные органы Горбачев не мог. Мы об этом ему частенько докладывали. Однако он фактически ничего не сделал для предотвращения развала государственных структур. Он предавал своих бывших друзей, единомышленников, которых еще совсем недавно уверял в своей дружбе и верности. Предал коммунистов в ГДР и Чехословакии, Польше и Монголии, в Прибалтике и Грузии, в Армении и России. Он предал целиком всю партию. Предал Рубикса, Хоннекера, предал рижский ОМОН, прокурорских работников в Литве и Латвии, до конца оставшихся верными Союзу и законности. Такого предательства мир еще не знал.

Будучи предателем по своей натуре, он сколотил себе и такое же окружение из таких же перевертышей: А. Н. Яковлева, А. Собчака, Г. Попова, В. Бакатина, Э. Шеварднадзе и других.

Эти люди известны у нас в стране своим лицемерием, лживостью проповедуемых идей.

Они много и долго твердили и продолжают твердить о крахе социализма, о несостоятельности самой социалистической идеи. Конечно, за годы перестройки социалистический уклад жизни так раскачали, так опошлили, что у людей действительно появились сомнения и разочарования в нем. Но ведь за многие годы разрушений можно вызвать отторжение от любой идеи. Социализм не строили, его уничтожали и делали это весьма искусно.

А потом, будем откровенны, мог ли социализм торжествовать, процветать и успешно шагать дальше, когда организаторами и руководителями его "построения" в стране на протяжении десятков лет были откровенные и скрытые его враги типа Горбачева, Ельцина, Шеварднадзе, Яковлева и других? Конечно, не мог.

В то же время мы хорошо помним возможности и достижения социализма. Что бы ни говорили, а страна была второй в мире. Имела самые надежные гарантии социальных прав людей. Шагала вперед так, что на Западе возникали чувства глубокой обеспокоенности, растерянности и определенного смятения.

В 1989 году, после назначения на должность начальника управления по надзору за исполнением законов о государственной безопасности, я получил доступ к обширной информации о событиях в Союзе, в том числе и закрытого характера.

В управление усиленно стали поступать обращения граждан некоренной национальности, а также военнослужащих из Прибалтики. В них сообщалось о грубых нарушениях жилищных, трудовых прав. Такие обращения участились после принятия в 1990 году Литвой Латвией и Эстонией деклараций о независимости, которыми приостанавливалось на их территории действие союзных законов.

Так называемые народные фронты, саюдисты, комитеты за освобождение и прочие сумели полностью взять под свой контроль средства массовой информации.

Антисоветскую кампанию поставили на широкую основу, в нее включились на государственном, правительственном уровне. В руководстве компартий республик, в законодательных и исполнительных структурах вызревало откровенное предательство не только союзных идей, но и интересов собственного народа.

Однако вместо принятия решений шло заигрывание с сепаратистами. Более того, эмиссаром в Прибалтику Горбачевым был направлен А. Яковлев, человек, который, как я полагаю, никогда не был поборником союзной государственности, да и российской тоже. Известны его доклады по возвращении из поездок, суть которых в том, что в Прибалтике идут нормальные здоровые процессы и ни о каком выходе из Союза никто там не ведет серьезных разговоров. Его дезинформация в конечном итоге обернулась нарушением границы, территорий, забвением прав и свободы сотен тысяч проживающих там людей.

После августовских событий в стране начался государственный переворот, весьма утонченный, весьма коварный и разрушительный. Горбачев и Ельцин взяли в нем на себя роль первых скрипок.

6 сентября 1991 года в средствах массовой информации промелькнуло сообщение о признании Государственным Советом СССР независимости Латвии, Литвы, Эстонии. Это произошло буквально на следующий день после окончания работы V внеочередного съезда народных депутатов СССР. И что еще примечательно, после того, как 5 сентября Буш заявил о признании независимости названных республик, Горбачев заторопился. Он не мог ослушаться, отстать от американского президента, бывшего шефа ЦРУ, поэтому и подписал постановления ГС-1, ГС-2, ГС-3 о независимости республик.

При поступлении текстов постановлений к нам в управление я поручил их тщательно изучить и высказать суждение об их правомерности. Изучали несколько сотрудников, однако вывод у всех был однозначный − постановления не соответствуют Конституции СССР и Закону СССР "О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР", принятому 3 апреля 1991 года.

В республиках Прибалтики не проводились референдумы по поводу выхода из СССР, они были подменены или опросом населения, или голосованием за независимость республик. Не был установлен и переходный период для рассмотрения всех спорных вопросов. Кроме того, Государственный Совет под руководством Горбачева М. С. превысил свои полномочия и принял решение по вопросу, относящемуся к компетенции Верховного Совета СССР.

4 ноября 1991 года я принял твердое решение о возбуждении уголовного дела в отношении Горбачева за измену Родине. Скажу сразу, что я не посвящал в это никого из своих сотрудников. Я знал, какой гнев, какой карающий меч может обрушиться после этого. Поэтому и решил все сделать сам, не подставляя под удар других.

Для наступления уголовной ответственности не всегда достаточно только лишь самого факта нарушения закона. Необходимы последствия в виде причинения существенного ущерба. Они были в то время и сейчас налицо: нанесен огромный ущерб суверенитету, территориальной целостности, государственной безопасности и обороноспособности страны. Кроме этого, было совершено откровенное предательство некоренного населения, ему причинен материальный и нравственный ущерб, за который тоже необходимо нести ответственность. В Прибалтике многих людей превратили в людей второго сорта, о которых, несмотря на свою клятву, забыл президент.

Горбачев умышленно пошел на нарушение Конституции. Проекты постановлений готовились при непосредственном его участии. Он вынес их на рассмотрение Госсовета и участвовал в их обсуждении, да и сами решения скреплены его подписью.

Мог ли Горбачев поступить иначе? Конечно, мог и должен был это сделать. Он же не попытался даже разъяснить членам Госсовета то, что здесь допускается попрание Конституции. В конце концов, он мог восстать, отказаться участвовать в этой позорной, предательской сделке. И если уж говорить о преднамеренности поступков, то последующее поведение Горбачева ее подтверждает. Ведь по его указанию вскоре будут заключены дипломатические отношения СССР с Латвией, Литвой, Эстонией. Здесь он решения принимал единолично.

К сожалению, так уж у нас повелось, что о серьезных ошибках, глубоких просчетах и беззаконии наших государственных лидеров, об их ответственности за нанесенный огромный неисчислимый ущерб обществу, народу мы начинаем говорить тогда, когда эти лидеры уходят в небытие.

А надо ставить вопрос об ответственности сейчас, при их жизни, чтобы хоть как-то избежать потерь или уменьшить их.

Вот почему я не только возбудил дело в отношении Горбачева, но и сделал его достоянием широкой общественности. К сожалению, расследование не состоялось по вине бывшего Генерального прокурора СССР Трубина. Но я глубоко убежден, пройдет не так уж много времени, и еще возбудят дело против Горбачева М. С., его клики, нынешних российских разрушителей. Суд истории само собой, но кроме него должен состояться правовой суд: за кровь и слезы русских, осетин, армян, азербайджанцев и других, за унижение и надругательство над некоренным населением в Молдове и Прибалтике, за утрату территорий, за развал экономики, за бедственное положение простого народа.

Горбачев ушел со своего поста, как он заявил, в силу сложившейся ситуации по принципиальным соображениям. Его заявление − верх лицемерия и цинизма. О каких принципиальных соображениях идейных расхождениях можно вести речь, если их просто нет. Он ушел в силу того, что оказался ненужным, изжившим самого себя на посту государственного деятеля. Ушел один из предателей, время выгонит с исторической арены и других.

Испив всю горькую чашу до дня, мы, россияне, с тревогой смотрим в будущее своей страны.

Россия повторяет многие пороки горбачевской перестройки. В первую очередь слепое ориентирование на Запад, слепое копирование его схем, уклада жизни, без учета российской действительности, пресмыкание перед ним, что неизбежно приведет к раковой опухоли на теле нашего общественного организма.

По прошествии многих лет с момента возбуждения мною уголовного дела в в отношении Горбачева меня нередко спрашивают: "Не ошибся ли я тогда и повторил бы свой шаг, если бы имел сейчас на то полномочия?".

Время, на мой взгляд, подтвердило мою правоту. Пространство бывшего СССР переполнено человеческим горем и страданиями, залито кровью и полыхает огнем национальных распрей и междоусобиц. Это все плоды и последствия губительной горбачевской перестройки, подхваченной и продолженной авантюрным и бездарным политиком Б. Ельциным и его последователями.

И если я возбуждал уголовное дело только по одному эпизоду антиконституционных, преступных деяний Горбачева, то потом их выявлено множество, вполне конкретных, осязаемых и подпадающих под действие Уголовного кодекса.

Если говорить коротко, то это одностороннее уничтожение в 1987 году наших высокоточных и малоуязвимых оперативно-тактических ракет СС-23. Уничтожение состоялось в ущерб СССР на основании договоренностей, достигнутых между американцами и Горбачевым с Шеварднадзе. В 1990 году они передали США 51 тыс. кв. километров акватории в Беринговом море. В результате этого СССР потерял важный стратегический район, 10 процентов от всего улова ценных пород рыбы в стране.

Само соглашение Горбачев и Шеварднадзе пытались скрыть от Верховного Совета СССР.

В апреле 1991 года Горбачев получил от бывшего президента Южной Кореи Ро Дэ У чек на сумму 100 тыс. американских долларов, которые были изъяты в августе 1991 года следователями прокуратуры при осмотре его кабинета в резиденции президента. Моя оценка – это ничто иное, как взятка.

Перечень опасных деяний Горбачева можно было бы продолжить, однако и приведенных примеров вполне достаточно, чтобы оценить вою пагубность его правления. И не только пагубность правления, но и мерзость, бесстыдство самой личности Горбачева, давно утратившего способности к реальной оценке собственных поступков.

А ведь он, несмотря на это, опять предлагал себя в вожди нации, в хранители Отечества. Избавь Бог от таких «спасителей».

Источник: http://www.hrono.ru/statii/2011/ilju_gorby.php

0

8

0

9

© Коммерсант-Власть, 15.05.01
"Горбачев сорвался с резьбы и вертелся сам по себе"
"Мы писали Горбачеву речь, максимально обходя сельхозвопросы. В итоге немалая часть аппарата увидела лидера другого масштаба."

Обозреватель «Власти» Евгений Жирнов встретился с бывшим руководителем аппарата президента СССР Валерием Болдиным (на фото).

http://s3.uploads.ru/t/7qcTl.jpg

«Он стал бы, наверное, неплохим председателем колхоза»

— Валерий Иванович, вам Советский Союз жалко?

— Конечно, и я не снимаю с себя ответственности за развал страны. Как должен считать себя виновным в этом каждый, кто работал с Горбачевым, кто выдвигал его и кто за него голосовал на пленумах и съездах партии. Моя вина в том, что я помогал Горбачеву стать генеральным секретарем и удержаться у власти пять с лишним лет. После моего перехода из «Правды» к нему помощником в 1981 году я достаточно скоро увидел многие его недостатки.

— Что вы имеете в виду?

— Горбачев по складу ума, привычкам, по духу провинциал, которому вскружила неокрепшую голову ранняя слава. Если бы не орден за уборку урожая, полученный им в юности, Горбачев стал бы, наверное, неплохим председателем колхоза или даже начальником райсельхозуп-равления. А благодаря ордену он попал и в МГУ и на аппаратную работу Разглядел я это не сразу Ну стереотип такой: если человек достиг определенных высот, а Горбачев был секретарем ЦК и членом Политбюро, значит, он что-то серьезное собой представляет. А потом мало-помалу, отдельными штришками начал проступать реальный человек. Помню, как-то зашел к нему, а он сидит и от исписанных блокнотов отрывает кожаные обложки и складывает их в стол. Перехватил мой недоуменный взгляд, засмеялся: «А в хозяйстве все пригодится». Но после этого он свою крестьянскую прижимистость старался если не скрывать, то маскировать. В тот период он редко демонстрировал и свою обидчивость. Да и свои непомерные амбиции тоже держал при себе.

— То есть в 81-м Горбачев не думал о себе как о генсеке?

— Что он думал в тот момент, определенно сказать не берусь. Он ведь до конца никогда не раскрывался с подчиненными. Но его никто даже в самой отдаленной перспективе не рассматривал в качестве претендента в генеральные секретари. В аппарате ЦК где-то с 76-го года, кулуарно конечно, вопрос о наследнике обсуждался регулярно. На Брежнева ведь было больно смотреть. В 1981 году вопрос о наследнике стал уже наболевшим.

Но ведь Горбачев был самым молодым членом Политбюро...

— Он был человеком, на которого свалили все навозные дела — сельское хозяйство. Обычно все, кто занимал этот пост, были мальчиками для битья. Потому что поднять сельское хозяйство у нас еще никому не удавалось. Но как кандидат в первые лица Горбачев в тот момент не котировался не только поэтому. Я знал отношение к нему интеллигенции. Я приглашал на беседы к нему академиков Шаталова, Абалкина, Аганбегяна, Заславскую. Потом они заходили ко мне, пили чай, некоторые констатировали: «Приятно, что он интересуется экономикой. Но сам он — ничего впечатляющего». Над ним посмеивались из-за того, что говорил он вкривь и вкось. Что-то удалось поправить, а со словом начать— ничего не получилось. Я ему несколько раз говорил, как надо его произносить, и раза два он сказал его правильно. А потом плюнул.

Не лучше относились к нему члены Политбюро и секретари ЦК. Горбачев все время мельтешил и этим раздражал коллег. Так что, пока был жив Брежнев, Горбачева время от времени одолевал пессимизм. Как-то он даже начал говорить о защите кандидатской диссертации. Мол, опубликованные статьи есть, надо бы оформить диссертацию: вдруг придется из ЦК уходить. И даже как-то притих.

— А после смерти Брежнева?

— Как только к власти пришел Андропов, Горбачев сразу засуетился. Бросился демонстрировать свои успехи. Я помню, как он выкручивал руки главе Узбекистана Рашидову, чтобы тот увеличил сдачу хлопка. Рашидов объяснял, уговаривал:

«У нас прошел дождь со снегом, все смерзлось. Если даже соберем коробочки, это будет мокрятина, которую мы будем сушить полгода». Горбачев говорит: «Все равно, сдавайте больше».

Потом начал рассказывать всем, что они с Андроповым дружат семьями. Говорит мне как-то: «Ты знаешь, как я рад, что судьба возвела Андропова на такой важный пост. Ведь мы с ним старые друзья. Мне с ним легко работать, он целиком доверяет мне». Скорее всего, Горбачев рассчитывал, что я тот репродуктор, который будет сообщать всем и вся, что Андропов и Горбачев — друзья. Но я уже в таких вещах достаточно разбирался и ничего из себя не выпустил. Тем более что на деле все было по-иному. Мне говорили, что Андропов не воспринимал его всерьез.
«Нам удалось представить его человеком, имеющим воззрения»

— Но насколько я помню, Горбачев в тот период произносил вместо Андропова речи с высоких трибун. Это ведь тогда считалось показателем доверия генсека?

— Андропов понимал, что, если нужно прочесть какую-то речь, Горбачев сделает это лучше, чем Черненко, который задыхается. А передавать речь от одного больного человека к другому — не самое мудрое дело. И, возможно, просто устал от горбачевского напора... Ведь Андропов угасал. То, что он стал генсеком, уже будучи глубоко больным человеком, медики и руководство страны всячески скрывали. А тут иду я по пятому этажу ЦК, часа три-четыре дня. Навстречу Андропов. Я поздоровался. Он повернулся, и я увидел его абсолютно отрешенное лицо. Он себя так плохо чувствовал, что, по-моему, даже не понял, что я ему сказал. Было очевидно, что надолго его не хватит. Избрали больного Черненко. И он долго не протянул. Я считал, что страна не выдержит этой бесконечной череды похорон, знал положение в экономике и видел, что ситуация день ото дня ухудшается.

— У вас нет ощущения, что вы пытаетесь найти себе оправдания? Ведь вы только что говорили о недостатках Горбачева...

— Нет, я говорю совершенно искренне. В тот момент он был готов прислушиваться к различным мнениям и казался способным воспринимать новые идеи. Может быть, потому, что он очень нуждался в поддержке. Шансы-то у него были по-прежнему нулевыми. Несмотря на все его старания, самая влиятельная часть членов Политбюро— Черненко, Громыко, Тихонов, Гришин — была против него. И после смерти Андропова не стало легче. Черненко относился к нему с какой-то брезгливостью. Горбачева в обществе и в партаппарате продолжали считать сереньким аграрием. Нужно было выводить его из политической безвестности. Избавлять его от аграрного имиджа, как теперь говорят. Причем преодолевая его же сопротивление.

У нас с ним произошел следующий инцидент. Он вызвал меня и говорит: «Давай-ка мы напишем с тобой большую статью в „Правду" о подготовке к севу Целую полосу».— «Михаил Сергеевич, что вы продолжаете оставаться главным агрономом страны? Для вас это потеря авторитета». Он разозлился. А мы считали, что ему нужно показать себя в самой трудной сфере — идеологии.

— Простите, кто — мы?

— Прежде всего, я и Александр Яковлев, он был тогда директором Института мировой экономики и международных отношений Академии наук. Мы с ним были товарищами еще в первый период моей работы в ЦК, в б0-е годы... Так вот, повод для идеологического выступления Горбачева дал Черненко. Выступая на пленуме ЦК по идеологическим вопросам, он сказал, что к этой теме мы еще вернемся. Прошел год или около того. Горбачев на Политбюро напомнил об этом, сказал:

«Мы не должны бросать идеологию», и предложил поручить такое выступление ему. И сам Черненко, и его помощники были не в восторге. В конце концов сошлись на том, что пленума не будет, а Горбачев выступит на совещании по идеологии. И мы с Яковлевым писали его речь, максимально обходя сельхозвопросы. В итоге нам удалось представить обществу Горбачева в качестве человека, имеющего идеологические и политико-экономические воззрения. И немалая часть аппарата увидела лидера другого масштаба.

— А Черненко и его окружение?

— Они, конечно, не были в восторге. И придумали ход, который обернулся против них самих. В эту пору Черненко становилось все хуже. Он всегда избегал того, чтобы Политбюро вел Горбачев. Ну, один раз пропустили, второй раз пропустили. И тут минут за 15-20 до начала заседания Горбачеву начали звонить и сообщать, что он должен вести Политбюро. Выступая без подготовки, не зная многих вопросов, он мог дискредитировать себя. Я посоветовал ему готовиться ко всем Политбюро загодя. По сути, в результате неверного хода Черненко Горбачев стал набирать очки.

— А насколько подробно Горбачева информировали о состоянии здоровья Черненко?

— Полностью. Информаторов хватало.

— О том, как удалось добиться избрания Горбачева генсеком, теперь достаточно хорошо известно (см. «Власть» № 10 за 2000 год). Вы переманили на свою сторону Громыко, пообещав ему пост председателя президиума Верховного совета.

— Ну, не совсем так. Речь шла о «должности по международным вопросам, которая выше той, что Андрей Андреевич занимает теперь». После смерти Устинова Громыко стал своеобразным старейшиной Политбюро. И его слово значило очень много. Важен был и эффект неожиданности. Еще пару дней назад Громыко в разговорах высказывался против Горбачева, а тут на тебе — за. Значит, он знает то, чего не знают другие. Блок противников Горбачева— Тихонов, Гришин, Громыко — распался. И все единодушно проголосовали за Горбачева.

— Кроме тех, кто не попал на это заседание Политбюро. А почему Щербицкий не смог вовремя вернуться из Штатов?

— Эту задержку ребята Чебрикова из КГБ организовали. Труднее было провести его избрание на пленуме ЦК. У меня были доверительные отношения с секретарями обкомов, и они говорили откровенно, что знают о Горбачеве мало, а то, что знают,— так не приведи Господи. Но все-таки было понимание и того, что нельзя избирать генсеком четвертого старика подряд.

— Немалую роль в обработке членов ЦК сыграл, как известно, Лигачев...

— Не только. Он обзванивал ночью перед пленумом секретарей обкомов. Но важнее было другое. За Горбачева был аппарат ЦК. И значит, на места первой поступила информация в нужном Горбачеву ключе. Тут ведь действует какое правило? Кто первый вложил в нужное ухо информацию, тот и прав. Шифровальный аппарат был только у ЦК.

— В тот момент никто не понимал, что он может увести страну далеко от социализма?

— Да вы что! Это он теперь рассказывает, что всегда мечтал разрушить КПСС. Я слышал от него исключительно кондовые марксистские формулировки. Он был законченным цитатчиком. Иногда спрашивал меня: а ты знаешь, где Ленин сказал то-то и то-то? Возьми том такой-то, открой страницу такую-то. Смотришь — точно.
«Ему кто-то сказал, что он трибун. И он поверил»

— Он как-то изменился после избрания генсеком?

— Он стал совершенно нетерпим к любой критике в свой адрес. И наоборот, стал безостановочно обижать всех вокруг себя. Помню, на заседании говорит кому-то из членов Политбюро: «Если будете дальше болтать, сейчас же выгоню за дверь». К тому же он оказался страшно падким на лесть. После одной из первых поездок в качестве генсека — в Ленинград — Горбачеву кто-то сказал, что он трибун. И он поверил. И что начал делать! Перед поездкой в Тольятти заставил раз пять переделать его речь. Был недоволен то тем, то этим. И мы видим, что он сам не знает, чего хочет; Ну вроде все утрясли. Садимся в самолет. Он зовет меня: «Давай доставай свою речь. Нужно еще раз по ней пройтись». Посмотрел и говорит: «Да-а, а речь-то с дефектиками». Начал править — надиктовывать стенографисткам куски. Вся логика выступления рассыпалась. Спорить бесполезно и бессмысленно. Машинистки все перепечатали. Прилетаем. На заводе он начинает выступать. Читает начало речи, возбуждается, вспоминает, что он трибун, и отрывается от текста. Излагает основные мысли так, как запомнил, а дальше тупик. Открывает следующую страницу, но об этом он уже вроде бы сказал. Листает дальше — и об этом тоже говорил. И начинаются импровизации и бег по кругу

— Тогда казалось, что он злоупотребляет поездками по стране...

— С одной стороны, ему очень нравилось ездить, произносить речи, раздавать обещания. Он давал их столько, что нам пришлось оснастить одного из охранников диктофоном и записывать все, что Горбачев говорит во время встреч с людьми. А с другой стороны, ездил он не от хорошей жизни. Оказалось, что руководитель он никакой. Поэтому все дела в ЦК, прежде всего кадровые, он переложил на Лигачева, а сам ездил то по стране, то за рубеж. Он ведь и все вопросы не решал не из-за отсутствия воли. Воля к власти у него была — дай Бог всякому. Чаще всего он просто не знал, как нужно вопрос решать. И выкручивался, как мог.

— А насколько сильно было влияние Раисы Максимовны?

— Вы знаете, мне бы не хотелось говорить о ней. За все, что она сделала, она отстрадала. Чтобы вы представляли себе масштаб ее влияния, скажу только одно. Яковлев, когда хотел сказать мне что-то о ней, выводил меня из помещения и говорил шепотом на ухо...

Горбачев так до конца своего правления и не понял, что экономика— конкретная вещь. Что из обещаний товаров не сделаешь. Нужны сырье и деньги. Я предложил Горбачеву идею ускорения. Яковлев, правда, надо мной посмеивался. «Раньше,— говорит,— размеренно делали: сперва тяп, а потом ляп. А теперь будут делать тяп-ляп, тяп-ляп, тяп-ляп...» Мы предлагали это из лучших побуждений.

Процессами в экономике нужно было управлять, а управлять, по сути, было некому. Еще со сталинских времен повелось, что генсек подбирал себе в команду людей слабее себя. Горбачев шел тем же путем. Он сменил три состава Политбюро, каждый из которых было гораздо слабее предыдущего. Он менял квалифицированных людей на таких управленцев, многие из которых были недостаточно подготовлены. На тех, кто постоянно заглядывал ему в рот. Это мои товарищи и я не хотел бы называть имен.

Дела шли все хуже, и именно поэтому он ударился в гласность. На идеологии, в отличие от экономики, можно спекулировать довольно долго. Мы пытались ему объяснять, что нужно внимательно изучить китайский опыт, что существующая структура управления страной — партия — лучше, чем отсутствие управления вообще. Но он уже сорвался с резьбы и вертелся сам по себе. Кинулся к демократам, но там был уже свой лидер — Ельцин. Горбачев пытался маневрировать, кого-то из Межрегиональной депутатской группы поддерживать особо, но ничего не добился.
«Прообраз ГКЧП создал сам Горбачев в 1990 году»

— Но вы ведь не ушли, а продолжали работать с Горбачевым?

— Я не считал положение безнадежным. Считал, что еще могу что-то подкорректи-ровать. По-настоящему безнадежной, как я считаю, ситуацию сделал Горбачев, закрутив конфликт с Ельциным. Ему ведь мало было просто снять его с поста. Ему обязательно нужно было публично растоптать противника. Он стал воспринимать все, что касалось Ельцина, как-то сверхболезненно. Я помню, каким шоком для Горбачева оказалась победа Ельцина на выборах президента РСФСР. А особенно то, что он набрал большинство голосов в Ставропольском крае. Он ведь считал, что на родине его обожают. А на деле нигде не воспринимали его более негативно, чем на Ставрополье.

А Ельцин подорвал его власть экономически. Он начал выделять в союзный бюджет какие-то крохи. Все дотационные республики оказались на мели. А ведь донорами были только Россия и Белоруссия, да Украина обеспечивала сама себя. Некоторые лидеры союзных республик начали вести переговоры с Ельциным напрямую, минуя Горбачева. То, что страны скоро не станет, стало очевидно во время заседаний совета по рассмотрению нового союзного договора. Его не подписывали... Ну какой это СССР, если в нем не будет хотя бы трех республик? Тогда же стало очевидным, что и Горбачев больше не лидер страны. Он на заседании попытался поиграть в свою старую игру Вклинился в выступление Ельцина и начал говорить, что он тоже так думает и т. п. Тот в ответ предельно жестко попросил его впредь больше никогда его не перебивать.

— И как Горбачев снес эту обиду?

— Он был смят. Попытался сделать хорошую мину при плохой игре. Но сам он уже давно почувствовал себя вне игры. Я понял это после того, как мне, руководителю аппарата президента, стали приходить немыслимые счета за доставленные для него продукты. Зарплата у него тогда была 2500 рублей, и тысячи полторы в месяц выделялось «на столовую». Продукты ему доставляло управление делами ЦК. А тут счета стали приходить и из ЦК, и из управления охраны КГБ. Суммы выросли в разы, и в калькуляциях в основном деликатесы и спиртное — подчас коробками. Заготавливал впрок. На черный день.

Потом он позвал меня и попросил заняться обустройством его личных дел. У них с Раисой Максимовной была шести-комнатная квартира. И он понимал, что его могут из нее попросить. Он тайно из нее выписывается, хотя и продолжает в ней жить, и прописывается в трехкомнатную квартиру, где дежурила его охрана, на том же этаже. В этом деле были определенные сложности. Демократический Моссовет ввел обязательное рассмотрение подобных вопросов на своей комиссии. Но смогли сделать так, что обошлись без этого. Затем занялся дачей, место выбрал. Стал проект дачи рассматривать. Несколько раз мне звонила Раиса Максимовна, говорила, что проект не очень подходит. Что-то надо уменьшить, что-то увеличить. Я говорю: «Может быть, вы сами с архитектором будете работать?». Но на это они не решились. То ли испугались шума, то ли не успели.

— То есть он действительно собирался мирно уйти, как вдруг случился ГКЧП?

— Да нет, конечно. Прообраз ГКЧП создал сам Горбачев в 1990 году, когда шла война в Карабахе и начались конфликты в других республиках. Он сказал: «Сейчас появились новые тенденции, и надо как-то отслеживать эти вопросы». Горбачев назвал нескольких силовиков — прежде всего Крючкова, Язова, Пуго, ряд других людей. Фактически всех тех, кто потом вошел в состав ГКЧП. Там не было только Янаева и Павлова. А летом 1991 года он неожиданно для меня перед подписанием союзного договора уехал в отпуск.

Почему — можно только догадываться. Как мне говорили, он хотел освободиться от Ельцина, но так, чтобы это было сделано чужими руками. Ведь когда члены созданной им комиссии (потом ставшей ГКЧП) прилетели к нему в Фо-рос, он сказал: «Действуйте». И связь у него была. Ой хотел вернуться в Москву триумфатором, если у Крючкова, Язова и Пуго все получится. А если не получиться — вы, ребята, ответите по всей строгости закона. Но ни Язов, ни Крючков, ни Пуго не были намерены проливать кровь ради его благополучия. Они ведь ясно понимали, что Горбачев ведет страну к развалу и катастрофе. Я тоже хорошо это представлял. Ведь приказ об аресте членов ГКЧП отдал не Ельцин, а Горбачев. И меня, хотя я не входил в ГКЧП, приказал арестовать тоже он. На всякий случай, чтоб не болтал. Я не держу зла на него. Борьба за власть — очень жесткая вещь.

+1

10

Горбачев для меня продажный человек. Тот кто за свою шкуру сделает все что угодно. Как он развалил страну, никто бы так не смог никогда.

0

11

Первого и последнего президента СССР предлагают лишить высшей награды России
http://svpressa.ru/photo/68409.jpg

Экс-президента СССР Михаила Горбачева просят лишить ордена Святого апостола Андрея Первозванного, высшей награды в России, которую ему вручил в мае 2012 года занимавший на тот момент пост президента РФ Дмитрий Медведев.

Сбор подписей под петицией с требованием к российским властям признать это награждение неправомерным инициировали в интернете ряд известных политологов, экспертов и общественных деятелей. Полный текст обращения опубликован на странице информагентства ИА REX.

В нем, в частности, подчеркивается, что вручение высшей награды Российской Федерации человеку, который своими руками уничтожил возглавляемое им государство – Союз Советских Социалистических республик, нарушил присягу, следует расценивать не иначе как «глумление над памятью людей, строивших СССР и защищавших его ценой своей крови и жизни».

На вечер среды петицию подписали более трех тысяч человек. Среди них – политолог Борис Кагарлицкий, историк, издатель и общественный деятель Модест Колеров, экономист Василий Колташов и другие.

«Горбачев удостоен высшей награды России. Что он, собственно, сделал для России? Его наследство для России – это кровь, массовые убийства, хаос, развал и нищета. Вот с этой точки зрения мы и должны его оценивать», - пояснил «СП» свою позицию Колеров.

По его мнению, подобные решения не только девальвируют ценность самого ордена:

«Теперь каждый, кто (представим себе теоретическую ситуацию) тоже хочет получить орден в современной России должен точно так же, как Горбачев – неважно, под какими лозунгами – расчленить Россию, ввергнуть ее в гражданскую войну, хаос, нищету. Я думаю, что для нас такой пример, и такой прецедент является неприемлемыми…».

Еще более радикальное предложение выдвинул политолог и писатель Максим Калашников:

- Я бы отправил на свалку истории вообще всех, кто нами правил и правит. И Медведева, и его патрона, между прочим. Потому что, как мы знаем, «рыбак рыбака видит издалека», и «ворон ворону глаз не выклюет». Если человек называет адекватными действия Горбачева, приведшие к таким страшным последствиям, это – все. Это - диагноз.

«СП»: - Разве только на Горбачеве лежит ответственность, что Союза не стало?

- Да. При той степени централизации руководства, именно на нем лежит основная часть вины за развал страны. Корабль течет – виноват всегда капитан. А я могу сказать совершенно определенно, что Горбачев принимал ряд самоубийственных решений. Но разве можно было начинать политическую реформу, не доведя до ума экономическую.

«СП»: - Но есть мнение, что он разгребал то, что оставил ему его предшественник Брежнев…

- Все разгребают. Вопрос только – как? Преобразования Советского Союза хотели все. И противники Горбачева тоже. Но для того чтобы осуществлять любые реформы, надо, образно говоря, сначала отключить первую, потом вторую, потом третью ступени ракет. Горбачев умудрился одновременно отключить все ступени сразу, и страна рванула. А это уже не просто стратегическая ошибка...

Заведующий кафедрой общей политологии ГУ-ВШЭ: Леонид Поляков предлагает «не трактовать историю плоско»:

- Нельзя сводить распад Союза к деятельности одного человека. Ситуация значительно сложнее. На мой взгляд, Горбачев сам являлся во многом «пешкой» в этой трагической истории, предполагая, что он был королем. Поэтому вменять ему в вину действие такого глобального масштаба и делать из него «козла отпущения» абсолютно некорректно. Это - первое. Второе. Орден Андрея Первозванного, как я понимаю, связан с русской традицией, с некой христианской основой всей российской истории. И если рассматривать Горбачева как человека, который в ситуации катастрофы не предпринял шагов по радикальному спасению (что, несомненно, привело бы к гражданской войне в ядерной державе по модели Югославии), то он вольно или невольно, сыграл все-таки выдающуюся роль в этом «трансфере» от Советского Союза к нынешней России. Я даже считаю, что он - одна из ключевых фигур в этом переходе. И такая награда, как орден Андрея Первозванного, дана ему вполне заслуженно.

«Положение Горбачева крайне противоречивое, - считает историк Игорь Чубайс. - Можно найти позитивное в его деятельности, можно найти негативное. Но претензии, которые предъявляют к нему авторы петиции, с моей точки зрения, совершенно не убедительны».

«СП»: - Можете пояснить…

- Горбачев начал движение (не закончил, но сделал первые шаги) по пути построения правового государства. Он начал двигаться в сторону более свободных выборов. Претензии по части того, что он якобы нарушил закон, нарушил Конституцию, это некая мифология, недопонимание того, что происходит - мы до сих пор находимся вне правового государства, не вышли на правовую стезю. Второй аргумент: есть такое мнение, что распад СССР – это величайшая геополитическая катастрофа. Но на самом деле величайшей геополитической катастрофой был распад Российской империи после 17-го года.

«СП»: - И какова будет ваша оценка Горбачеву?

- Я думаю, что он во многом был нерешителен, во многом осторожничал, но, с другой стороны, тоталитарный режим вообще невозможно реформировать. Тоталитарный режим нельзя улучшить, как нельзя улучшить гильотину... Она не может быть хорошей или плохой. Горбачев пытался реформировать тоталитарную систему, но эта задача в принципе неразрешимая. В результате он потерял власть, что было неизбежно, и государство рухнуло. Но сегодня мы живем в новой ипостаси той системы. Как и прежде, власть в руках узкого слоя чиновников. Только раньше они прикрывались сказкой про коммунистическую идеологию, а сейчас просто воруют, ничем не прикрываясь.

По мнению Николая Лисового, главного научного сотрудника Института российской истории РАН, дело совершенно не в том - заслужил Горбачев орден или не заслужил:

- Отнимать у него награду, или не отнимать – дело десятое. Но то, что Горбачев виновен в развале великой страны и заслуживает наказания, это для меня, несомненно.

«СП»: - Но вряд ли можно говорить, что он сделал это специально. Да, возможно, был не очень сильным политиком, метался из крайности в крайность, но не намеренно же?..

- Нет, думаю, что он все делал сознательно. Человек, который передает стратегические военные планы главам других государств, несознательно этого делать не может.

«СП»: - Что вы имеете в виду?

- Были такие вещи. Но я не буду уходить в комментарии…

«СП»: - А как бы вы объяснили, что лучшим правителем россияне назвали Леонида Брежнева? Согласно данным социологов «Левада-Центра», положительные эмоции этот советский лидер вызывает сегодня у 56% наших сограждан.

-При Брежневе работать не заставляли, не напрягались для обороны страны, не было Великой Отечественной войны, великой индустриализации, не было освоения целинных земель. Ничего не было. И даже всю космическую программы свернули. Поэтому с точки зрения обывателя это «золотой век» был.

«СП»: - Так в магазинах ведь тоже ничего не было, одни очереди. Что ж в этом хорошего?

- Вы преувеличиваете…

«СП»: - Но Афганистан и пятнадцать тысяч погибших наших ребят – это тоже эпоха Брежнева…

- Да. Это было связано с эпохой Брежнева. Но то, что он туда ввел войска, он сделал абсолютно правильно. Я бы тоже так сделал. Только постарался бы, чтобы в течение года или двух дело было сделано, и война закончена. Но для меня, конечно, фигура номер один – это все-таки Иосиф Виссарионович.

«СП»: - Кстати, тот же социологический опрос дал Сталину 50 % позитивных оценок.

- Правильно. Но Иосиф Виссарионович – это для пассионариев. Это для тех, кто готов был работать, кто готов был воевать, кто готов был отдавать свою жизнь – и за Родину, и за построение нового общества. Обыватель – не готов. Обыватель предпочитал, чтобы просто давали колбасу в заказах на 7 ноября, и больше ему ничего не надо.

«СП»: - Разве стремление человека к хорошей жизни, к чему-то спокойному – это плохо? Можно ли его упрекать за это?

- Можно. Потому что это состояние общества, которое предшествует современной деградации, современной катастрофе. Вот этот брежневский застой – а это, естественно, был застой – привел к тому, что начнись, скажем, сегодня война, воевать некому будет. В армии некому служить. Образование в стране провалено, медицинское обслуживание и здравоохранение – вообще отменены. «Золотой век» к этому привел.

«СП»: - Это мы слышим уже на протяжении многих лет…

- Конечно, но на самом деле последовательность именно такая. Сначала пассионарный порыв, инициированный Иосифом Виссарионовичем. Этого хватило, чтобы даже после его смерти в 57-м году запустить спутник, в 61-м отправить в космос Гагарина, создать самый крупный в мире военно-промышленный комплекс, сделать страну сверхдержавой. А дальше наступил век обывателя, когда никто ничего не хотел делать, потом началась катастрофа.

Из досье «СП»

Орден Святого Андрея Первозванного учрежден в 1698 году (по другим данным, в 1699) Петром. Первым кавалером ордена стал дипломат Федор Головин. До учреждения в 1714 году ордена Святой Екатерины «Андрей Первозванный» являлся единственным орденом Российской империи. В наше время орден был восстановлен как высшая награда России указом Бориса Ельцина от 1 июня 1998 года. В современном списке награжденных поэт Расул Гамзатов, писатель Даниил Гранин, певица Людмила Зыкина, академик Дмитрий Лихачев, оружейник-конструктор Михаил Калашников, президент Казахстана Нурсултан Назарбаев и др.– всего пятнадцать человек.

+1

12

Не мне судить о роли личности в Истории, но фигура Горбачева лично мне глубоко антипатична...

0

13

Паш, а кому он симпатичен в постсоветском пространстве? Только таким же словоблудам и пустышкам, как он, тщеславным и не имеющим понятия о чести.
Более неприятная личность в политике из современных разве что Ющенко...

0

14

Горбачев cбежал из России

Михаил Сергеевич Горбачев дождался. Готовится судебное преследования генсека. Сам Горбачев не волнуется. Он cбежал из России. В настоящий момент он проживает в США. Ранее жил в курортном городке Роттах-Эгерн в Баварии один - в трехэтажной 17-комнатной вилле, которую продал совсем недавно за 7 миллионов евро, купив себе недвижимость в Америке. По словам источников, Горбачев решил, что находится слишком близко к России, где ему грозит тюрьма.

Горбачева собираются признать виновным не только за развал Советского Союза. Но и за геноцид русского народа. Звучит неправдоподобно. Тем не менее, время пришло. В отличие от Ельцина у Горбачева нет никакой поддержки наверху. Он ничего не сделал для того, чтобы привести к власти команду нынешних правителей России. Поэтому у одного сегодня есть екатеринбургский "Ельцин-центр". А другого правителя ожидает тюрьма.

Время выбрано не случайно. Кризис в России нарастает. И помимо внешних врагов начинается поиск внутренних. Горбачев как никто другой виноват в развале империи. Причем, сам он давно признал, что устроил перестройку по глупости, доверившись Западу.

И вот уже те, кому обычно дают озвучивать необходимые идеи, чтобы прощупать почву, пишут: "Горбачева и Ельцина за развал великого государства надо судить: одного пока он еще жив, другого - посмертно. Русские цари и советские генсеки, поколения нашего народа создавали то, что они промотали и разменяли. Если есть ад: одного черти жарят, другого - ждут".

Собственно, депутатский запрос в прокуратуру уже был в 2014 году. Кстати, все депутаты, которые его подписали, остались в нынешней Думе. Так что с его возобновлением не будет сложностей. Эксперты и политологи готовят общество, рассказывая за что по закону можно осудить Горбачева. В эфирах телевизионных каналов рассказывают о подлости и жадности последнего генсека, а также о брате Раисы Максимовны, которого она вместе с Горбачевым сгноила в психушке.

Сторонники Горбачева указывают, что не он развалил СССР, а Борис Ельцин, подписав Беловежские соглашения. Но Горбачев послужил катализатором так называемых реформ, по сути угробив страну. СССР, как сейчас абсолютно ясно, вовсе не было "колоссом на глиняных ногах". И если бы не сотрудничество Горбачева с Западом, по сути - предательство, сейчас до сих пор был бы жив Советский Союз, страна, в которой мы родились и которая из-за Горбачева умерла и была разграблена.

+1


Вы здесь » Форум В шутку и всерьёз » Личности » Михаил Горбачев