Форум В шутку и всерьёз

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум В шутку и всерьёз » История » Недавнее


Недавнее

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Диверсанты в Севастополе

В 1995-м бандеровцы уже пытались спровоцировать войну Украины с Россией

http://s9.uploads.ru/t/cRamk.jpg

Бывший офицер военной разведки Сергей Козлов собрал и систематизировал поистине уникальные материалы, касающиеся одной из самых закрытых структур ГРУ - разведки специального назначения. Написал и смог издать 5-томную историческую энциклопедию "Спецназ ГРУ". Один из самых интересных томов посвящен трагическому периоду безвременья: развалу Варшавского Договора, краху СССР и первым годам "новой России" периода Бориса Ельцина. Вот лишь один из эпизодов той поры.

Лишь чудом удалось сохранить части спецразведки, дислоцировавшиеся на территории России. Но бригады, оказавшиеся на Украине, просто пропали... А ведь в СССР именно там были сформированы самые элитные подразделения спецназа ГРУ, в том числе силы морской специальной разведки, боевых пловцов и подводных диверсантов. Когда начался дележ Советского Союза и его Вооруженных сил, непостижимым образом все лучшее было отдано "незалежной". Самостийный Киев, получив под свое командование такую силу, решил, что теперь может делать все что хочет, в том числе воевать с Москвой.

В Очакове находилась элитная 17-я бригада спецназа ЧФ ВМФ СССР. Лучшие из лучших. После развала СССР была возможность передислокации ее на территорию России. Но против выступили... Кто бы вы думали? Советские офицеры: комбриг капитан 1-го ранга Карпенко и начальник штаба бригады капитан 2-го ранга Удов. Бригаду построили, комбриг заявил: "Россия от нас отказалась, тот, кто не примет присягу Украине, может считать себя уволенным из Вооруженных сил". Переприсягать решили те, у кого были квартиры в Очакове, дачи, огороды, гаражи или оставалось чуть-чуть до пенсии. Наиболее подготовленные кадры сразу или немногим позже уехали в Россию.

Переход бригады в украинское подчинение ее в конце концов и убил. По мобилизационным планам СССР срочную в ней служили самые умные и здоровые юноши из Одесской и Николаевской областей. В угрожающий период уволенные в запас диверсанты, находившиеся, можно сказать, под рукой, всегда были готовы вернуться в строй.

Власти Украины, находившиеся под идеологическим давлением движения "Рух" - "мимикрировавшие бандеровцы", так сказать, - потребовали, чтобы в спецназовскую часть, расквартированную на самом юге страны, набирались хлопцы только из самых западных областей республики.

Ситуация повторяется, а ведь результат заранее известен. Сейчас во все силовые структуры, особенно в "безпеку", тоже ломятся западенцы, хотя с начала 1990-х для них и так открыты двери всех силовых ведомств. Но служить и трепаться языком - две большие разницы. Даже руководить тоже уметь надо...

Так вот, пришли в морской спецназ, ставший украинским, "юнаки" и... Не осилили они службы, слабаками оказались. Так, со временем 17-я бригада развалилась. Видимо, в силу умственной и физической убогости призываемого со Львовщины контингента. А может, потому, что не нужны Киеву настоящие военные профессионалы. По мнению ряда авторитетных экспертов, вооруженные силы Украины сегодня одни из самых слабых на территории СНГ.

Однако в начале 90-х профессиональные кадры спецназовцев в Очакове еще сохранялись. Одним из них был молодой офицер по имени Александр, которому довелось сыграть весьма интересную роль в судьбоносных отношениях России и Украины.

В начале лета 1995 года из Киева поступило распоряжение о срочной подготовке 15 групп спецназначения и выводе их в район Севастополя "для демонстрации силы перед российскими моряками". Тогда Россия, кстати, решала очень сложные задачи в Чечне. А "братский" славянский Киев именно в этот момент решил нанести удар, так сказать, под дых. Как это понимать?

Группы спецназа получили столько взрывчатки и боеприпасов, что их хватило бы на хорошую и очень горячую "войнушку". 15 групп морского спецназа ВМФ СССР было достаточно для захвата не одного приморского города, а целого побережья. Спецназ ВМС Украины в 1995 году был уже не тот, что в Советском Союзе, но определенный потенциал еще сохранялся. Так что угроза возникла существенная.

Александр и его группа поступили в непосредственное распоряжение командующего ВМС Украины. Диверсантам выдали просто немереное количество разнообразного вооружения. 14 групп всячески "демонстрировали силу", а группу Александра спрятали в здании штаба ВМС Украины, да еще переодели в "гражданку".

А потом был дан приказ: захватить в Севастополе штаб Черноморского флота РФ и удерживать его "до подхода главных сил". Правда, сроки начала операции не указали, заявив: час "Х" может наступить в любой момент.

Штаб ЧФ тогда охраняла небольшая группа морских пехотинцев и два бронетранспортера. Для хорошо подготовленных советских спецназовцев захватить здание проблем бы не составляло. Но "незалежных диверсантов" морская пехота ЧФ перебила бы через полчаса, задолго до "подхода главных сил". Правда, бойцов полегло бы немало. Александр это понимал. Однако он все еще сохранял психологию советского офицера, для которого прежде всего надо было выполнить приказ.

Командир собрал группу и рассказал все как есть. Он предложил: если поступит приказ, то надо обезоружить охрану штаба ЧФ, никого не убивая, - такая возможность с использованием спецсредств была. А потом заминировать здание и взорвать его, после чего, не забирая никаких секретных документов, уйти морем на быстроходных катерах, не дожидаясь атаки русских морпехов. И волки сыты, и овцы вроде бы целы. Все согласились. Стоит сказать, что у Александра и всех бойцов его группы родственники жили в районе Очакова. В случае неисполнения приказа бандеровцы расправились бы с ними без всяких угрызений совести. Это спецназовцы понимали. А вот действий со стороны России они почему-то не опасались.

Все шло к войне.

Но тут вмешались обычные бандиты. С Александром, который был абсолютно уверен, что лично он и вся его группа хорошо законспирированы, встретился представитель одного из самых известных на полуострове криминальных авторитетов.

И прямо сказал, что про "совсекретную спецгруппу ВМС Украины" им все известно, включая местонахождение членов семей разведчиков. А им, бандитам, вовсе не нужна дестабилизация на полуострове, который они взяли под свой контроль и стригут очень неплохие купоны. Если группа Александра захватит штаб ЧФ, даже никого не убив, то бандиты перебьют потом всех спецназовцев и членов их семей, поскольку ситуация на полуострове выйдет из-под их контроля. Разведчику было о чем задуматься...

Он доложил комбригу - щирому патриоту "новой Украины" каперангу Карпенко, что их предали. Тот устроил истерику в штабе ВМС Украины, пообещал всех предателей перестрелять. Потом приказал группе Александра и всем другим группам бригады убыть к месту постоянной дислокации в Очаков. Сумасбродным планам захвата здания штаба ЧФ, к счастью, осуществиться не удалось.

Скорее всего, сдали "совсекретных диверсантов" сами украинцы - те, кто затеял операцию устрашения. Им и хотелось, и не моглось. Сказав "А", они объективно не могли сказать "Б", а лицо-то сохранить требовалось.

"Крестного отца" организованной преступности Крыма середины 1990-х расстреляли по чисто бандитской схеме: в ресторане, из двух автоматов. Ходили слухи, что к убийству приложила руку Служба безопасности Украины. Но это всего лишь слухи. Вот и получается, что бандюганы сохранили мир на полуострове на будущие 10 лет. Что будет дальше? Кто знает...

Александр в итоге все-таки уехал из Очакова в Россию. Он неплохо с материальной точки зрения устроился, но душа за разрушенный Союз и за то, что происходит в сегодняшней Украине, особенно в Крыму, болит.

P.S.

То, что могло случиться в Севастополе в 1995 году, говорит об одном: уже в самом начале становления независимой Украины там к власти пришли влиятельные силы, желавшие любым способом спровоцировать военный конфликт с Россией. А ведь с момента разрушения единого государства прошло всего-то ничего. Так о чем можно вести речь сегодня? За 20-летие безудержной антирусской пропаганды в западном секторе Украины и открытом воспевании совершенно противоестественного в современной Европе оголтелого нацизма выросло поколение, лишенное исторической памяти.

До власти в Киеве дорвались люди, готовые ради удовлетворения собственных политических амбиций физически уничтожить половину многонационального населения республики.

Вот он, ответ на вопрос, почему мы сегодня наблюдаем откровенно фашистскую вакханалию в Киеве.

Источник: http://www.rg.ru/2014/03/27/istoria.html

+1

2

Истребитель маршалов

28 мая 1987 года, на Васильевском спуске, на шею военным надели петлю

Так окрестили на западе молодого авантюриста из Германии, который развязал руки Михаилу Горбачеву в борьбе с высшим военным аппаратом, который мешал генсеку разваливать страну и армию. В понедельник исполнится ровно 25 лет с того дня, как спортивный самолет, за штурвалом которого сидел немецкий летчик-любитель Матиас Руст, беспрепятственно пересек советскую границу в районе Финского залива, а спустя шесть часов, совершив два издевательских круга над Кремлем, плюхнулся на Васильевском спуске.

Руст вылез из кабины, ожидая триумфа. К нему подошел изумленный милиционер и, приложив руку к козырьку, потребовал паспорт. Это было 28 мая 1987 года - в День пограничника, ставший днем позора советской системы ПВО. Самый распространенный миф того времени — миф о ненадежности и бесполезности советской системы ПВО. Ни одна газета, даже «Красная звезда», не удержалась от того, чтобы побольнее лягнуть офицеров, «прошляпивших» Руста.

На самом деле его самолет, не отвечавший на запрос «Свой — чужой», был сразу же обнаружен нашими радиолокационными средствами. Первым его засек оператор РЛС рядовой Дильмагомбетов, о чем сразу же доложил дежурному по пункту управления роты капитану Осипову. Потом отметку от «Цессны» Руста засек оператор другой станции, ефрейтор Шаргородский, и сообщил оперативному дежурному, что наблюдает неопознанную цель. Однако на вышестоящем КП выдачу информации «наверх» задержали минут на пятнадцать, взяв тайм-аут, чтобы разобраться, кто летит: нарушитель госраницы или нарушитель режима полетов. Решали подполковник Карпец и майор Черных, которых потом сделали виноватыми во всей этой истории — разжаловали и осудили военным трибуналом на пять лет.

Но ведь информация, хоть и с запозданием, была выдана по команде дальше. На перехват Руста взлетел истребитель, который пилотировал старший лейтенант Пучнин. Он дважды облетел «Цессну» и доложил на землю, что перед ним «легкомоторный самолет спортивного типа с полосой голубого цвета вдоль фюзеляжа». Получи он тогда с земли команду уничтожить нарушителя границы, легко бы это сделал. По словам Руста, занесенным в протокол допроса, он только однажды видел советский перехватчик и даже различил в кабине оранжевые комбинезоны и кислородные маски советских летчиков, которые сидели в один ряд.

- Я ждал команду на посадку, — утверждал Руст. — Но ее не последовало. Поэтому я сохранил курс 117, двигаясь на высоте 600. Руст лукавил. Он не собирался садиться, потому что в его задачу входило во что бы то ни стало долететь до Красной площади. И нарушителя облетывали не однажды. Чтобы избежать дальнейших встреч с истребителями, Руст потом уйдет на малую высоту. Такое решение мог принять только летчик, который был хорошо осведомлен о способах противодействия нашей системе ПВО. Хотя его в тот день могли бы легко сбить.

Такое решение уже было принято генералом Кроминым — командующим Ленинградской отдельной армией ПВО. Мешала инструкция, появившаяся на свет после сентябрьских событий 1983 года, когда на Дальнем Востоке был сбит южнокорейский «Боинг», как бы по ошибке нарушивший советскую границу. Инструкция, запретившая сбивать пассажирские и легкомоторные самолеты спортивного типа, и генерал мучительно искал решение, сохранив жизнь немецкому парню. Вот выдержка из стенограммы его переговоров на КП армии:

«Ну что, сбивать будем? Летчик докладывает типа Як-12 (советский легкомоторный самолет спортивного типа, похожий на «Цесну». — Прим. авт.)».

Именно схожесть самолета Руста с Як-12 и ввела в заблуждение нашего летчика, а за ним и всех остальных. Генерал решил, что имеет дело с нарушителем режима полетов, который забыл включить на борту режим опознавания или вылетел с неисправным оборудованием. Цель передали для сопровождения подразделениям Московского округа, которые исправно «вели» ее, пока отметка от «Цессны» не исчезла с экранов индикаторов...

ВОЗДУШНОЕ ХУЛИГАНСТВО ИЛИ ШПИОНСКАЯ МИССИЯ?

Советские газеты того времени, словно сговорившись, окрестили беспрецедентный перелет Матиаса Руста мальчишеской шалостью, хулиганской выходкой, за которую вроде бы и наказывать нельзя. Так, припугнуть только, чтобы другим неповадно было. При этом «воздушное хулиганство» Руста привело к отставкам высших армейских чинов и дало повод Михаилу Горбачеву приступить к радикальному сокращению Вооруженных Сил. Далее последовало разрушение Варшавского пакта, падение коммунистических режимов в странах Восточной Европы и вывод советских войск из Афганистана, чему так препятствовал тогдашний министр обороны СССР маршал Соколов.

Когда задумываешься об этом, то далеко не безобидной кажется выходка немецкого летчика-любителя. Очень сильно вся эта история похожа на спектакль, разыгранный по тщательно продуманному сценарию, в котором наверняка были замешаны западные спецслужбы и многочисленные агенты влияния, внедренные в наши эшелоны власти.

Американский специалист по национальной безопасности Вильям Е.Одом уверен, что после пролета Руста в Советской армии были проведены радикальные изменения, сопоставимые с чисткой Вооруженных Сил, организованной Сталиным в 1937 году.

«С момента прихода Горбачева к власти, - утверждает В. Одом, - на своей должности удержался лишь заместитель министра обороны по вооружению. В числе замененных должностных лиц были министр обороны, все другие его заместители, начальник Генерального штаба и два его первых заместителя. Главнокомандующий ОВС Варшавского договора и начальник штаба ОВС, все четверо «верховных командующих», все командующие группами войск (в Германии, Польше, Чехословакии и Венгрии), все командующие флотами, все командующие военными округами. В некоторых случаях, особенно это касается командования военных округов, командующие заменялись по три раза... Трудно сказать, насколько далеко вниз по должностной лестнице прокатилась волна чистки, но, вероятно, она достигла по меньшей мере уровня командования дивизий, а возможно, пошла и еще ниже»...

С учетом столь сокрушительных последствий можно предположить, что полет западногерманского летчика-любителя был вовсе не мальчишеской шалостью, а искусно замаскированной шпионской миссией по изучению ракетоопасных направлений и графика дежурства радиолокационных средств советской ПВО.

Основания для подобных утверждений кроются в загадочных обстоятельствах, сопутствовавших полету Матиаса Руста.

РУСТ САДИЛСЯ НА ДОЗАПРАВКУ В НОВГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ?

Как известно, из Хельсинки «Цессна-172», пилотируемая Рустом, вылетела в 13.15 по московскому времени, а села на Красной площади в 19.30. То есть в воздухе самолет находился 6 часов 15 минут, покрыв расстояние примерно в 880 километров. Это значит, что «Цессна» шла со средней скоростью около 140 км/час, которая гораздо ниже крейсерской скорости данного типа самолета, составляющей 220 км/час.

К тому же над большей частью территории, где пролетал нарушитель советской границы, дул попутный для него ветер. То есть, по всем расчетам, Руст должен был оказаться в Москве часа на два раньше реального времени приземления. Следовательно, «Цессна» либо значительно отклонялась от маршрута (неизвестно, с какой целью), либо совершала где-то промежуточную посадку.

Неудивительно, что любознательные люди, в том числе и корреспондент западногерманского журнала «Вunde» М.Тимм, произведя аналогичные вычисления, задались вопросами: где же «присаживался» летчик-любитель и кто его мог переодеть? «Ведь из Хельсинки,— недоумевал корреспондент, — Матиас Руст вылетел в джинсах и зеленой гимнастерке, а после приземления в Москве вышел из самолета в красном комбинезоне...» В Хельсинки же, как утверждает М.Тимм, на хвостовом стабилизаторе «Цессны» не было изображения атомной бомбы, сброшенной на Хиросиму. Откуда тогда оно взялось после посадки самолета на Красной площади?

В пользу версии промежуточной посадки Руста свидетельствует и тот факт, что вскоре после облета нарушителя советскими перехватчиками средства разведки ПВО стали выдавать на вышестоящий КП информацию о снижении цели, затем около 15.32 ее потеряли. По всей видимости, «Цессна», встретившись с истребителями, решила не искушать судьбу и, выбрав подходящую площадку, приземлилась.

Кстати, в районе Старой Руссы, где мог совершить предполагаемую вынужденную (а может, запланированную?) посадку Руст, в то время находилось до полусотни аэродромов и более шестидесяти площадок, принадлежащих различным ведомствам. Ни одна из этих площадок в том районе не имела связи с органами, контролирующими порядок и правила использования воздушного пространства. Словом, даже при желании позвонить куда следует свидетели посадки заморского гостя не смогли бы этого сделать. Просто идеальное место для того, чтобы «нырнуть» от всевидящих локаторов советской ПВО. И если Руст такую посадочную площадку выбрал случайно, то эта случайность под стать выигрышу всех главных призов в одной лотерее.

И все же, могла ли немецкому летчику-любителю потребоваться промежуточная посадка? Судя по тому, как умело, с резкой потерей высоты, он ушел от финских истребителей ПВО, можно сделать вывод, что перехватчиков Руст не боялся. Мастерски сымитировав падение в залив, он пересек нашу границу, а финские летчики, обнаружив с воздуха радужное пятно на волнах, вернулись успокоенные на базу.

Вот, кстати, очередная загадка — как могло само по себе появиться масляное пятно в месте «падения» Руста? Техническая экспертиза, проводившаяся позднее, показала, что подделать такое пятно с помощью канистры или бочки, сброшенной в залив с самолета, невозможно. Подобную маскировочную поддержку немецкому летчику могла оказать разве что подводная лодка или катер.

Еще одна загадка. Почему не только наши истребители, отправленные на перехват Руста, но и локаторы сразу нескольких радиотехнических подразделений потеряли воздушного нарушителя? Произошло это где-то на середине маршрута.

- Скорее всего, — как объяснял мне тогда подполковник В.Петренко, старший штурман управления авиацией Московского округа ПВО,— будучи опытным летчиком, в чем сомневаться не приходится, Руст хорошо представлял, что можно ожидать от встречи с истребителями. Достаточно было перехватчику пройти над «Цессной» на форсаже, и

ту разнесло бы в щепки. Поэтому вполне возможно, что Руст резко спикировал, уйдя на малую высоту, где его не то, что истребитель — ни один локатор не зацепит. Либо вообще взял да приземлился...

Бывший заместитель начальника отдела боевой подготовки радиотехнических войск Московского округа ПВО подполковник Е.Суховеров считает, что немецкий летчик сознательно пошел на промежуточную посадку, чтобы запутать наших локаторщиков. То есть из «нарушителя границы», каким его идентифицировали в районе Финского залива, стать просто «нарушителем режима полетов», по которому никто стрелять уже не будет.

Те, кто готовил его авантюру с приземлением в Москве, не могли не знать, как дежурные силы советской ПВО в сентябре 1983 года на Дальнем Востоке сбили южнокорейский «Боинг», который якобы по ошибке залетел на советскую территорию и не отвечал на запросы с земли. Этот печальный опыт помог Русту обмануть советских ракетчиков, потому что при повторном обнаружении «Цессны» локаторщики вели ее на своих экранах не как «воздушного противника», а уже как «самолет без сигнала опознавания», то есть нарушителя режима полетов. Со стороны ПВО это подразумевало уже другие, более лояльные, действия. Впрочем, как известно, точно идентифицировать Руста наши войска не могли с самого начала…

ОН НЕ МОГ ДЕЙСТВОВАТЬ В ОДИНОЧКУ

Если события развивались именно так, то полет «голубя мира», севшего на Красную площадь, называть просто шалостью, как-то язык не поворачивается. Похоже, Руст и те, кто его готовил, слишком хорошо представляли себе систему сбора и обработки радиолокационной информацию советской системы ПВО.

Опять-таки лишь странным стечением обстоятельств можно объяснить то, что маршрут нарушителя государственной границы пролегал через район, где накануне потерпели катастрофу истребитель Миг-25 и бомбардировщик Ту-22м. В зоне предполагаемого падения самолетов шли активные поисково-спасательные работы, в воздухе крутилось несколько «вертушек». Естественно, в такой мешанине можно было пропустить и «воздушного противника», который, подчеркну, был в это время уже идентифицирован как «нарушителе режима полетов».

Причем Руст вел свой самолетик на той же высоте и с той же скоростью, что и поисково-спасательные вертолеты, которые крутились на его маршруте.

Не менее странным выглядит появление сразу шести неопознанных целей в районе Осташково, Кувшиново и Селища. Дежурная смена радиотехнического батальона, наблюдая эти отметки на экранах своих РЛС, стала выдавать координаты целей в 16.39.

Сопровождение их длилось где-то около получаса. Потом, убедившись, что цели движутся с курсом и скоростью, соизмеримыми с направлением и скоростью ветра, на них перестали обращать внимание, решив, что видят на своих индикаторах отметки от облаков.

Впрочем, начальник радиотехнических войск полковник А.Рудак, который после этих событий был снят с должности новым министром обороны СССР Дмитрием Язовым (хотя в тот злополучный день 28 мая 1987 года находился в отпуске) до сих пор считает, что локаторщики наблюдали не метеообразования, а так называемые МРШ (малоразмерные шары). Они были кем-то запущены в районе озера Селигер. По словам офицера, конфигурация отметок на индикаторах РЛС более всего совпадала с конфигурацией МРШ. Да и «кучное» расположение их на экране локатора говорит само за себя — значит, запускались они в одном месте.

Причем шары появились в зоне ответственности радиотехнического батальона как раз в то время, когда через нее пролетала «Цессна». Оператор РЛС мог легко потерять отметку воздушного нарушителя среди отметок МРШ, двигавшихся тем же направлением-курсом попутного ветра, дувшего, как назло, в сторону первопрестольной. Позже выяснилось, что в районе озера Селигер 28 мая находилась группа западногерманских туристов. А запустить подобный шар, как объяснили знающие люди, проще простого. Достаточно газовой зажигалки или аэрозольного баллончика.

Специалисты не исключают, что в момент перелета Руста шары запускались для перегрузки информационных каналов ПВО - эту тактику не раз практиковали на северных и северо-западных направлениях наши скандинавские соседи. Однако проверять эту версию эксперты из «органов» почему-то не стали.

Кстати, именно в то время, когда операторы РЛС пытались разобраться в мишуре всевозможных отметок, засыпавших экраны индикаторов, оперативный дежурный командного пункта Московского округа ПВО генерал-майор В.Резниченко дал команду на выключение АСУ для проведения внеплановых регламентных работ. Это генеральское решение во время сложной поисково-спасательной операции, когда в воздухе находилось сразу несколько важных воздушных объектов, выглядело довольно странным.

- Я думаю, в этом нет никакой военной тайны, если я скажу, что во время боевого дежурства аппаратуру АСУ никогда не выключают. - вспоминал потом Владимир Борисович. - Даже если внезапно пропадет электричество, АСУ переведут на резервное электропитание. – Поэтому, когда ко мне подошли неизвестные лица в штатском и попросили выключить АСУ, я даже опешил. В воздухе несколько неопознанных целей, и среди них то ли «воздушный противник», то ли «нарушитель режима полетов», а я возьму и аппаратуру отключу?! Кроме того, в войсках работала группа проверяющих из Генштаба, которая в любой момент могла «запустить» контрольную цель. Я у них напрямую спросил – вы кто? И когда они сказали, что технари, то есть - представители промышленности, я наотрез отказался АСУ выключать...

Промышленники стали настаивать, и генерал-майор Резниченко потребовал от них официальную бумагу с подписью как минимум Главнокомандующего войсками ПВО. Оперативный дежурный был уверен, что такой документ ему вряд ли покажут. И очень удивился, когда «представители завода» буквально в считанные минуты принесли бумагу, подписанную главкомом...

- Я ведь и после этого не собирался выключать АСУ - волновался от нахлынувших воспоминаний Владимир Борисович, - но мне стали угрожать: дескать, позвоним, куда надо, и неприятностей не оберетесь. Эх, если бы знать только, во что это потом выльется...

Владимир Борисович признался, что его с самого начала насторожила нелепая просьба «представителей завода», затеявших профилактические работы в неурочный час. Раньше в подобных случаях всегда считались с мнением оперативного дежурного. Почему пренебрегли на этот раз?

ВЕРСИИ НЕМЕЦКИХ ЖУРНАЛИСТОВ

Журнал «Шпигель»: Обстоятельства подготовки Руста к полету в глазах его друзей-летчиков были необычными.

- Никогда ни о чем не спрашивал, - так утверждал товарищ Руста по аэроклубу Дитер Хельце. Прокладывая свой маршрут перед вылетом с Уетерзен, Матиас обращался к опытным пилотам. Когда Руст прилетел в Хельсинки, он представил свой дальнейший маршрут в центр управления полетами аэропорта Мальми.

- Все было настолько профессионально составлено,- вспоминает начальник аэродрома Раймо Сепланен, что это не было похоже на молодого пилота.

Мать Руста не смогла объяснить мотив полета ее сына в Москву. Ее предположение было таким: «Я думаю, его принудили к этому». Кто? «Я просто не знаю, что ответить...»

На спекуляции о возможной политической демонстрации своего сына родители отреагировали совершенно беспомощно, не зная, что сказать. «Матиас никогда не интересовался политикой,— утверждал его отец — Этот полет не был им запланирован, и Москва не входила в его маршрут...»

«Штерн», Томас Остеркорн: Вопреки показаниям Руста и «очевидцев», что Матиас в Хельсинки был всегда один и ни с кем не встречался, журнал «Бильд» сообщает, что, по словам свидетелей, Матиаса Руста видели в Хельсинки вместе с темноволосой молодой женщиной 20 мая. Кроме того, на аэродроме Мальми стоял светлосерый «Ситроен» с номерными знаками «Siegeren» и наклейкой гамбургского аэроклуба...»

«Штерн»: В кулуарах обсуждаются вопросы: действительно ли «Цессна» Руста была переоборудована во время его остановки в Исландии?

Действительно ли, что крылья самолета были сделаны из специального синтетического материала, который делает самолет невидимым для радаров? Была ли таким образом проверена советская ПВО? ..Примечательно, что опознавательный знак гамбургского аэроклуба— красный круг с трезубцем, который похож на акулий плавник, уже после вылета из Хельсинки был замазан и поверх него Руст наклеил загадочный знак (изображение атомной бомбы – прим.переводчика).

«ЦЕССНА» ШЛА КУРСОМ КРЫЛАТЫХ РАКЕТ?

Вообще, в этой скандальной истории до сих пор много неясностей, остающихся в тени домыслов и предположений. Почему, например, явно провокационный полет «Цессны» состоялся именно в День пограничника, а не в какой-то другой? Как тут не вспомнить американского шпиона Пауэрса, который пересек воздушные границы Советского Союза на стратегическом самолете разведчике U2 тоже во время праздника, 1 мая 1960 года?

Почему западногерманский журнал «Штерн» опубликовал схему полетного маршрута немецкого пилота-любителя, проложенного по железнодорожной ветке Москва-Ленинград, тогда как Руст на самом деле шел совсем по другой трассе, пересекавшей низменную, заболоченную местность. Трасса эта удивительным образом совпадала с направлением вероятного удара крылатых ракет.

Почему в момент пролета «Цессны» через зону ответственности радиотехнического батальона майора В.Сироша у него отказал телекодовый канал связи с подчиненной радиолокационной ротой?

Почему в течение нескольких дней после скандальной посадки Руста на Красной площади дежурные звенья нашей истребительной авиации летали на перехват автоматических дрейфующих аэростатов и малоразмерных шаров, чрезвычайно интенсивно запускавшихся со стороны Скандинавии?

Один из этих летчиков — гвардии капитан А.Крючков, с которым я беседовал тем злополучным летом, предположил, что воздушные шпионы могли запускаться для ретрансляции информации с радиобуйков, которые мог оставить после себя Руст. Интенсивность запуска аэростатов и шаров объяснялась тем, что срок действия радиобуйков был ограничен их программой самоликвидации.

Не менее загадочен и высокий профессионализм Матиаса Руста, мастерски преодолевшего систему ПВО Финляндии и СССР, сумевшего на легкомоторном самолетике покрыть гигантское расстояние. Летчики военно-транспортной авиации и ДОСААФ, подыгрывавшие за Руста в следственных экспериментах, единодушно дали высокую оценку его пилотажной подготовке. Достичь подобного уровня летного мастерства в одиночку, как это утверждал в ходе следствия Руст, весьма проблематично. Кто-то его, бесспорно, готовил, натаскивал. Но кто?

- Нет никаких сомнений, что полет Руста был тщательно спланированной провокацией западных спецслужб – поделился с нами генерал армии Петр Дейнекин, главнокомандующий ВВС РФ в 1991-1997 года. – И что самое важное – проведена эта спецоперация с согласия и ведома отдельных лиц из тогдашнего руководства Советского Союза. На эту печальную мысль – о внутреннем предательстве, наводит тот факт, что сразу после посадки Руста на Красной площади началась невиданная чистка высшего и среднего генералитета. Как будто специально ждали подходящего повода.

Сбить «Цессну» или принудить ее к посадке силами ПВО могли столько раз, сколько бы захотели. В принципе, этот маленький самолетик никакой угрозы для нас не представлял. Кстати, в США легкомоторные самолеты довольно часто используют безумцы в качестве орудия самоубийства или мести. Мы в свое время изучали, какой вред может может причинить самолет такого типа, если летчик вдруг решит спикировать на какой-либо важный объект. Тот же американский опыт показал, что разрушения будут минимальными. И когда военное руководство обвиняли в том, что Руст мог совершить диверсию, врезаться в какой-либо завод или электростанцию, выглядело это надуманно и несерьезно.

- Я в ту пору был командующим зенитно-ракетными войсками ПВО СССР и оказался, что называется, на острие событий, - вспоминает генерал-полковник Расим Акчурин, брат известного кардиолога Рената Акчурина, - в тот самый роковой момент я проверял в Прибалтике Ленинградскую армию ПВО. Если бы Руста сбили, уверяю вас, даже его фрагментов собрать бы не удалось. Но мы не имели права его обстреливать, могли только принудить к посадке. Посадить его, однако не получилось, потому что у истребителей и у самолетика руста были слишком разные скорости. Но Руста сопровождали, и наши машины пролетали над ним.

Я вообще не хочу о Русте говорить. Если бы случайно встретились, даже на затрещину ему поскупился бы, хотя могу врезать как следует. Чтобы он там не говорил, уверен: акция была вовсе не безобидной, а спланированной, чтобы опорочить нашу армию. Ведь после его посадки на Васильевском спуске на шею военным надели петлю. В ПВО тогда очень много народа «помели», но самое обидное, что из-за какого-то засранца убрали отличного министра обороны Сергей Соколова и поставили вместо него Дмитрия Язова.

- Я считаю, что это была блестящая операция, разработанная западными спецслужбами, - считает Игорь Морозов, бывший полковник КГБ, участник войны в Афганистане. - Спустя 25 лет становится очевидным, что западу, и это уже ни для кого не является секретом, удалось привлечь к осуществлению грандиозного проекта лиц из ближайшего окружения Горбачева, причем со стопроцентной точностью просчитали реакцию Генерального секретаря ЦК КПСС. А цель была одна - обезглавить Вооруженные Силы СССР.

Блестящая эта операция еще и потому, что было налажено взаимодействие сразу по нескольким направлениям, с подключением не только агентуры, но и авиации, и даже военно-морских сил НАТО. Кроме того, мастера вербовки из их разведорганов сумели отобрать наиболее подходящего для этой провокации кандидата в лице юного авантюриста Матиаса Руста, научить его в короткие сроки управлять самолетом в экстремальных условиях, сохранять выносливость на сверхдальних перелетах. У меня есть информация, что за год до пересечения советской границы в районе Финского залива он совершал длительные тренировочные полеты над странами Скандинавии. Как будто в небе Германии не хватало места.

0

3

Морпех США: "Пусть это непатриотично, но я чувствую, что задницу русские нам обязательно надерут".
"Меня зовут Майкл Фогетти, я – капитан Корпуса морской пехоты США в отставке. Недавно я увидел в журнале фотографию русского памятника из Трептов-парка в Берлине и вспомнил один из эпизодов своей службы. Мой взвод после выполнения специальной операции получил приказ ждать эвакуации в заданной точке, но попасть в эту точку мы так и не смогли.

В районе Золотого Рога, как всегда, было жарко во всех смыслах этого слова. Местным жителям явно было мало одной революции. Им надо было их минимум три, пару гражданских войн и в придачу – один религиозный конфликт. Мы выполнили задание и теперь спешили в точку рандеву с катером, на котором и должны были прибыть к месту эвакуации.

Но нас поджидал сюрприз. На окраине небольшого приморского городка нас встретили суетливо толкущиеся группки вооруженных людей. Они косились на нас, но не трогали, ибо колонна из пяти джипов, ощетинившаяся стволами М-16 и М-60, вызывала уважение. Вдоль улицы периодически попадались легковые автомобили со следами обстрела и явного разграбления, но именно эти объекты и вызывали основной интерес пейзан, причем вооруженные мародеры имели явный приоритет перед невооруженными.

Когда мы заметили у стен домов несколько трупов явных европейцев, я приказал быть наготове, но без приказа огонь не открывать. В эту минуту из узкого переулка выбежала белая женщина с девочкой на руках, за ней с хохотом следовало трое местных ниггеров (извините, «афро-африканцев»). Нам стало не до политкорректности. Женщину с ребенком мгновенно втянули в джип, а на ее преследователей цыкнули и недвусмысленно погрозили стволом пулемета, но опьянение безнаказанностью и пролитой кровью сыграло с мерзавцами плохую шутку. Один из них поднял свою G-3 и явно приготовился в нас стрелять, Marine Колоун автоматически нажал на гашетку пулемета, и дальше мы уже мчались под все усиливающуюся стрельбу. Хорошо еще, что эти уроды не умели метко стрелять. Мы взлетели на холм, на котором, собственно, и располагался город, и увидели внизу панораму порта, самым ярким фрагментом которой был пылающий у причала пароход.

В порту скопилось больше 1000 европейских гражданских специалистов и членов их семей. Учитывая то, что в прилегающей области объявили независимость и заодно джихад, все они жаждали скорейшей эвакуации. Как было уже сказано выше, корабль, на котором должны были эвакуировать беженцев, весело пылал на рейде, на окраинах города сосредотачивались толпы инсургентов, а из дружественных сил был только мой взвод с шестью пулеметами и скисшей рацией (уоки-токи не в счет).

У нас было плавсредство, готовое к походу, и прекрасно замаскированный катер, но туда могли поместиться только мы. Бросить на произвол судьбы женщин и детей мы не имели права. Я обрисовал парням ситуацию и сказал, что остаюсь здесь и не вправе приказывать кому-либо из них оставаться со мной, и что приказ о нашей эвакуации в силе и катер на ходу.

Но, к чести моих ребят, остались все. Я подсчитал наличные силы: 29 «марин», включая меня, 7 демобилизованных французских легионеров и 11 матросов с затонувшего парохода, две дюжины добровольцев из гражданского контингента. Порт во времена Второй мировой войны был перевалочной базой, и несколько десятков каменных пакгаузов, окруженных солидной стеной с башенками и прочими архитектурными излишествами прошлого века, будто сошедшими со страниц Киплинга и Буссенара, выглядели вполне солидно и пригодно для обороны.

Вот этот комплекс и послужил нам новым фортом Аламо. Плюс в этих пакгаузах были размещены склады с ооновской гуманитарной помощью, там же были старые казармы, в которых работали и водопровод, и канализация. Конечно, туалетов было маловато на такое количество людей, не говоря уже о душе, но лучше это, чем ничего. Кстати, половина одного из пакгаузов была забита ящиками с неплохим виски. Видимо, кто-то из чиновников ООН делал тут свой небольшой гешефт. Т. е. вся ситуация, помимо военной, была нормальная, а военная ситуация была следующая…

Больше 3000 инсургентов, состоящих из революционной гвардии, иррегулярных формирований и просто сброда, хотевшего пограбить, вооруженных, на наше счастье, только легким оружием – от «маузеров-98» и «штурмгеверов» до автоматов Калашникова и «стенов», – периодически атаковали наш периметр. У местных были три старые французские пушки, из которых они умудрились потопить несчастный пароход, но легионеры смогли захватить батарею и взорвать орудия и боекомплект.

На данный момент мы могли им противопоставить 23 винтовки М-16, 6 пулеметов М-60, 30 китайских автоматов Калашникова и пять жутких русских пулеметов китайского же производства с патронами 50-го калибра. Они в главную очередь и помогали нам удержать противника на должном расстоянии, но патроны к ним кончались прямо-таки с ужасающей скоростью.

Французы сказали, что через 10-12 часов подойдет еще один пароход, и даже в сопровождении сторожевика, но эти часы надо было еще продержаться. А у осаждающих был один большой стимул в виде складов с гуманитарной помощью и сотен белых женщин. Все виды этих товаров здесь весьма ценились. Если они додумаются атаковать одновременно и с юга, и с запада, и с севера, то одну атаку мы точно отобьем, а вот на вторую уже может не хватить боеприпасов. Рация наша схлопотала пулю, когда мы еще только подъезжали к порту, а уоки-токи «били» практически только на несколько километров. Я посадил на старый маяк вместе со снайпером мастер-сержанта Смити, нашего «радиобога». Он там что-то смудрил из двух раций, но особого толку от этого пока не было.

У противника не было снайперов, и это меня очень радовало. Город находился выше порта, и с крыш некоторых зданий территория, занимаемая нами, была как на ладони, но планировка города работала и в нашу пользу. Пять прямых улиц спускались аккурат к обороняемой нами стене и легко простреливались с башенок, бельведеров и эркеров… И вот началась очередная атака. Она была с двух противоположных направлений и достаточно массированной.

Предыдущие неудачи кое-чему научили инсургентов, и они держали под плотным огнем наши пулеметные точки. За пять минут были ранены трое пулеметчиков, еще один убит. В эту минуту противник нанес удар по центральным воротам комплекса: они попытались выбить ворота грузовиком. Это им почти удалось. Одна створка была частично выбита, во двор хлынули десятки вооруженных фигур. Отделение капрала Вестхаймера – последний резерв обороны, – отбило атаку, но потеряло трех человек ранеными, в т. ч. одного тяжело.

Стало понятно, что следующая атака может быть для нас последней: у нас было еще двое ворот, а тяжелых грузовиков в городе хватало. Нам повезло, что подошло время намаза, и мы, пользуясь передышкой и мобилизовав максимальное количество гражданских, стали баррикадировать ворота всеми подручными средствами.

Внезапно на мою рацию поступил вызов от Смити:

- Сэр. У меня какой-то непонятный вызов, и вроде от русских. Требуют старшего. Позволите переключить на вас?

- А почему ты решил, что это – русские?

- Они сказали, что нас вызывает «солнечная Сибирь», а Сибирь – она вроде бы в России…

- Валяй, – сказал я и услышал в наушнике английскую речь с легким, но явно русским акцентом.

- Могу я узнать, что делает United States Marine Corps на вверенной мне территории? – последовал вопрос.

- Здесь – Marine First Lieutenant Майкл Фогетти. С кем имею честь?» – в свою очередь, поинтересовался я.

- Ты имеешь честь общаться, лейтенант, с тем, у кого, единственного в этой части Африки, есть танки, которые могут радикально изменить обстановку. А зовут меня «Tankist».

Терять мне было нечего. Я обрисовал всю ситуацию, обойдя, конечно, вопрос о нашей боевой «мощи». Русский в ответ поинтересовался, не является ли, мол, мой минорный доклад просьбой о помощи. Учитывая, что стрельба вокруг периметра поднялась с новой силой, и это явно была массированная атака осаждающих, я вспомнил старину Уинстона, сказавшего как-то, что если бы Гитлер вторгся в ад, то он, Черчилль, заключил бы союз против него с самим дьяволом, и ответил русскому утвердительно. На что последовала следующая тирада:

- Отметьте позиции противника красными ракетами и ждите. Когда в зоне вашей видимости появятся танки, это и будем мы. Но предупреждаю: если последует хотя бы один выстрел по моим танкам – все то, что с вами хотят сделать местные пейзане, покажется вам нирваной по сравнению с тем, что сделаю с вами я.

Когда я попросил уточнить, когда именно они подойдут в зону прямой видимости, русский офицер поинтересовался, не из Техаса ли я, а получив отрицательный ответ, выразил уверенность, что я знаю, что Африка больше Техаса, и нисколько на это не обижаюсь.

Я приказал отметить красными ракетами скопления боевиков противника, не высовываться и не стрелять по танкам в случае, ежели они появятся.

И тут грянуло. Били как минимум десяток стволов калибром не меньше 100 мм. Часть инсургентов кинулась спасаться от взрывов в нашу сторону, и мы их встретили, уже не экономя последние магазины и ленты. А в просветах между домами, на всех улицах одновременно появились силуэты танков Т-54, облепленных десантом.

Боевые машины неслись как огненные колесницы. Огонь вели и турельные пулеметы, и десантники. Совсем недавно казавшееся грозным воинство осаждающих рассеялось как дым. Десантники спрыгнули с брони и, рассыпавшись вокруг танков, стали зачищать близлежащие дома. По всему фронту их наступления раздавались короткие автоматные очереди и глухие взрывы гранат в помещениях. С крыши одного из домов внезапно ударила очередь, три танка немедленно повернули башни в сторону последнего прибежища полоумного героя джихада, и строенный залп, немедленно перешедший в строенный взрыв, лишил город одного из архитектурных излишеств.

Я поймал себя на мысли, что не хотел бы быть мишенью русской танковой атаки, и даже будь со мной весь батальон с подразделениями поддержки, для этих стремительных бронированных монстров с красными звездами мы не были бы серьезной преградой. И дело было вовсе не в огневой мощи русских боевых машин. Я видел в бинокль лица русских танкистов, сидевших на башнях своих танков: в этих лицах была абсолютная уверенность в победе над любым врагом. А это сильнее любого калибра.

Командир русских, мой ровесник, слишком высокий для танкиста, загорелый и бородатый капитан, представился неразборчивой для моего бедного слуха русской фамилией, пожал мне руку и приглашающе показал на свой танк. Мы комфортно расположились на башне, как вдруг русский офицер резко толкнул меня в сторону. Он вскочил, срывая с плеча автомат, что-то чиркнуло с шелестящим свистом, еще и еще раз. Русский дернулся, по лбу у него поползла струйка крови, но он поднял автомат и дал куда-то две коротких очереди, подхваченные четко-скуповатой очередью турельного пулемета с соседнего танка.

Потом извиняюще мне улыбнулся и показал на балкон таможни, выходящий на площадь перед стеной порта. Там угадывалось тело человека в грязном бурнусе и блестел ствол автоматической винтовки. Я понял, что мне только что спасли жизнь. Черноволосая девушка (кубинка, как и часть танкистов и десантников) в камуфляжном комбинезоне тем временем перевязывала моему спасителю голову, приговаривая по-испански, что «вечно сеньор капитан лезет под пули», и я в неожиданном порыве души достал из внутреннего кармана копию-дубликат своего Purple Heart, с которым никогда не расставался, как с талисманом удачи, и протянул его русскому танкисту. Он в некотором замешательстве принял неожиданный подарок, потом крикнул что-то по-русски в открытый люк своего танка. Через минуту оттуда высунулась рука, держащая огромную пластиковую кобуру с большущим пистолетом. Русский офицер улыбнулся и протянул это мне.

А русские танки уже развернулись вдоль стены, направив орудия на город. Три машины сквозь вновь открытые и разбаррикадированные ворота въехали на территорию порта, на броне переднего пребывал и я. Из пакгаузов высыпали беженцы, женщины плакали и смеялись, дети прыгали и визжали, мужчины в форме и без орали и свистели. Русский капитан наклонился ко мне и, перекрикивая шум, сказал: «Вот так, морпех. Кто ни разу не входил на танке в освобожденный город, тот не испытывал настоящего праздника души. Это тебе не с моря высаживаться». И хлопнул меня по плечу.

Танкистов и десантников обнимали, протягивали им какие-то презенты и бутылки, а к русскому капитану подошла девочка лет шести и, застенчиво улыбаясь, протянула ему шоколадку из гуманитарной помощи. Русский танкист подхватил ее и осторожно поднял, она обняла его рукой за шею, и меня внезапно посетило чувство дежавю.

Я вспомнил, как несколько лет назад в туристической поездке по Западному и Восточному Берлину нам показывали русский памятник в Трептов-парке. Наша экскурсовод, пожилая немка с раздраженным лицом, показывала на огромную фигуру русского солдата со спасенным ребенком на руках и цедила презрительные фразы на плохом английском. Она говорила о том, что, мол, это все – большая коммунистическая ложь, и что кроме зла и насилия русские на землю Германии ничего не принесли.

Будто пелена упала с моих глаз. Передо мною стоял русский офицер со спасенным ребенком на руках. И это было реальностью, и, значит, та немка в Берлине врала, и тот русский солдат с постамента в той реальности тоже спасал ребенка. Так, может, врет и наша пропаганда о том, что русские спят и видят, как бы уничтожить Америку?.. Нет, для простого первого лейтенанта морской пехоты такие высокие материи слишком сложны. Я махнул на все это рукой и чокнулся с русским бутылкой виски, неизвестно как оказавшейся в моей руке.

В этот же день удалось связаться с французским пароходом, идущим сюда под эгидою ООН и приплывшим-таки в два часа ночи. До рассвета шла погрузка, Пароход отчалил от негостеприимного берега, когда солнце было уже достаточно высоко. И пока негостеприимный берег не скрылся в дымке, маленькая девочка махала платком оставшимся на берегу русским танкистам. А мастер-сержант Смити, бывший у нас записным философом, задумчиво сказал:

- Никогда бы я не хотел, чтобы русские всерьез стали воевать с нами. Пусть это непатриотично, но я чувствую, что задницу они нам обязательно надерут.

И, подумав, добавил:

- Ну а пьют они так круто, как нам и не снилось. Высосать бутылку виски из горлышка – и ни в одном глазу… И ведь никто нам не поверит".

Пояснения от "Военного обозрения": "Описывались события, происшедшие 40 с лишним лет назад в ходе «одной маленькой, но грязной войны, которую вели США, Алжир, Эфиопия и Сомали». Самому тексту Фогетти необходимо, впрочем, предпослать краткое пояснение: описываемые события разворачиваются в теперь печально знаменитом Аденском заливе. «Tankist», он же «бородатый капитан» – майор Николай Игнатьевич Еременко, командир отдельного батальона 104-й ТБ, приданного миссии ООН".

0

4

В день расстрела Белого дома Чубайс изъял данные о приватизации

Интервью Юрия Александровича Беспалова—доктора технических наук, министра химической промышленности СССР (1986−1989), зампредседателя Российского фонда федерального имущества (1993−1994), министра промышленности России (1996−1997), президента нефтяной компании «Роснефть» (1997−1998).

ИА REGNUM:Сегодня снова активизировалось обсуждение идеи раздробления «Газпрома». Предлагается отделить добычу газа от его переработки и транспортировки. Сторонники говорят, что это было бы рыночно, демократично, правильно и цивилизованно. Критики напоминают о реформе РАО ЕЭС, где приводились ровно те же аргументы, однако в результате тарифы для потребителей только повысились. Как считаете вы? Монополист «должен быть разрушен»?

Никоим образом. Это будет окончательный крах России. Потому что на сегодняшний день так сложилось, что бюджет — это нефтянка. Государство должно контролировать эту сферу. И говорить о защите монополии — это очень упрощать ситуацию. Но ведь это же не первая попытка «распилить» компанию.

ИА REGNUM:Как зампредседателя Российского фонда федерального имущества (РФФИ) именно вы разрабатывали схему приватизации «Газпрома», которая состоялась в начале 1990-х …

Давайте тогда начнём сначала. В момент распада СССР, в новой России не было законного органа, который бы принял от Союза всю собственность. Был госкомитет РСФСР по управлению имуществом (позже преобразованный в Госкомимущество) под руководством А. Чубайса. Но приватизация шла не по законам России, а по указам президента Б. Ельцина. Но ведь это было не совсем в правовом поле, мягко говоря. Потому что собственность не может принадлежать исполнительной власти. Б. Ельцин, Е. Гайдар, и А. Чубайс — это исполнительная власть. А собственником может быть государство. Вот, чтобы придать законность всему этому, Верховный Совет РСФСР и организовал РФФИ. И всю собственность в Советском Союзе, а потом в России — передал этому ведомству. Возглавил Фонд опытный управленец, экс-зампред Совмина РСФСР Фикрят Ахмеджанович Табеев.

ИА REGNUM:Который и пригласил вас на работу в РФФИ.

Мы были знакомы еще с Татарии, когда он там был первым секретарем обкома КПСС. В результате всех этих решений была выстроена система, по которой ведомство А. Чубайса подготавливало документы на приватизацию объектов государственной собственности — аукционы, торги и прочая, прочая; подготавливал всю нормативную базу, документы, акты и так далее — и затем передавал нам. А уже дальше мы должны были продавать. Мы соглашались, мы не соглашались.

ИА REGNUM: С чем соглашались, с чем не соглашались?

Мы не согласились, во-первых, с тотальной распродажей, с тотальным изгнанием государства из промышленных предприятий. Мы впервые придумали «золотую акцию», «право вето» и контрольный пакет. Придумали модели «75%+1 акция» и «50%+1 акция». Это все сделал Российский фонд федерального имущества через Верховный совет РСФСР. И Чубайса поставили в рамки.

ИА REGNUM:То есть вы говорите о том, что приватизация могла быть ещё более «буйной»?

Да, могло быть еще хуже. Почему? Потому что, простые предприятия — парикмахерские, там, или комбинаты бытового обслуживания и прочая — это можно было приватизировать достаточно просто. И надо было с этого начинать. Но когда дошли до гигантов… Когда они начали лезть в предприятия военно-промышленного комплекса — вот тогда мы и насторожились. По нашей инициативе в Верховном совете даже прошло закрытое совещание по этому поводу…

ИА REGNUM:Мы говорим про события 1992 года…

Ну да. Мы стояли на позициях не исключения государства из управления экономикой. Если вы помните тогда ещё был большой шум о том, что «в России есть силы, есть люди, которые тормозят приватизацию». Вот это как раз и было, потому что поставили в рамки. Тогда началась вот эта борьба между Р. Хасбулатовым и Б. Ельциным. И тогда же они начали обходить законы и указы. Чтобы дать новый толчок, думаю, чтобы развязать руки А. Чубайсу. И как только был расстрел парламента в 1993 году, помните это? Первое, что сделал Чубайс, в тот же день, мгновенно прислал своих… представителей, так скажем… которые изъяли у нас все диски, всю нашу базу данных.

ИА REGNUM: А разве у А. Чубайса не было собственного архива, в его ведомстве?

Ничего у него не было в Госкомимуществе. Не вел. А у нас была база. И в этой базе было всё — какие документы Госкомимущество сдало, как и кем документы рассматривались, как они проходили, кто сколько заплатил, какие взял на себя обязательства и что в какие сроки должен сделать.

ИА REGNUM: Но, судя по тому, что наши компетентные органы периодически не могут отыскать настоящих владельцев тех либо иных предприятий и объектов недвижимости — эта база пропала. Другой вариант — весь архив находится, так скажем, в личном распоряжении Анатолия Борисовича?

Где эта база данных сейчас — я не знаю. Но после расстрела парламента А. Чубайс подчинил себе РФФИ и стал единоличным приватизатором в России. И отсюда и началась сразу вся эта вакханалия.

ИА REGNUM:Тогда каким образом удалось сохранить за государством такие компании, как «Газпром», «Роснефть» или тот же «АвтоВАЗ»?

Когда они в 1992 году взялись за «Газпром» и всю нефтянку, мы начали разрабатывать схемы, каким образом сохранить «Газпром» у государства. Президентом «Газпрома» тогда был Рэм Иванович Вяхирев. В тот период каждый день буквально ходоки всякие — десятками ходили. Промыслы приватизировать — отдельно, газоперерабатывающую переработку — отдельно, лаборатории и цеха в процессе вообще «в никуда» могут выйти, знаете всю эту историю. То же самое началось и с «Газпромом». Мы собрались вчетвером: Табеев, я, Чубайс и его зам П. Мостовой. Мы прямо сказали — «Газпром» никогда не будет приватизирован и раздроблен. Мы это не позволим. Или сохранить 100% и не приватизировать, или приватизировать, но давайте разработаем схему. Спорили около четырёх часов, и Чубайс в итоге согласился искать компромисс. Начали разрабатывать схему. Просмотрели десятки вариантов. В конечном итоге — главное — мы сохранили контрольный пакет у государства и неделимую структуру «Газпрома». Не разрывать лаборатории, цеха, промысел и добычу газа. Мы сказали, что это принципиально. И что мы не отступим. Единый организм должен быть сохранен. А как начать его приватизацию — давайте придумывать. Но приватизировать будем как единый организм. Всех тонкостей я сейчас уже не помню, но вначале разрешили продать только 10% акций, затем сошлись на 25% акций. Но 75%+1 акция сохранились за государством. Но, чтобы подстраховаться, мы ещё придумали «золотую акцию». То есть двойной контроль над «Газпромом». И это было впервые. Чтобы — если они, там, указом президента «разбили» бы 75%+1 акцию — всё равно оставить компанию за государством. То есть мы таким вот двойным контролем не раздробили «Газпром».

ИА REGNUM:Вы были первым президентом государственной компании «Роснефть». И — более того — именно вы и организовывали эту компанию.

Про «Роснефть» я вам такую вещь скажу. Премьер-министр Виктор Степанович Черномырдин пригласил меня работать в промышленный департамент аппарата правительства. Это было в 1993 году. Приватизаторы принялись за нефтянку. И приватизировали они только промыслы. Но не брали геодезию, геологию, ремонтные, проектные, исследовательские службы. То есть отбирали только то, где есть деньги. И, хотя Чубайс уже был первым вице-премьером, но своё бывшее ведомство — госкомимущество — не забывал. Я тогда стеной стоял, естественно по команде премьера, на том, что у государства должна быть одна стопроцентно государственная компания. Потому что всякие вещи могут случиться. Черномырдин добился поддержки Ельцина по «Роснефти».

ИА REGNUM:Почему была выбрана именно эта компания?

У «Роснефти» было больше всего автозаправочных станций по стране — около 2 тысяч. Огромное количество. И еще это была единственная компания в стране, у которой было 4 нефтеперерабатывающих завода.

ИА REGNUM:А что с наукой, лабораториями? Они сохранялись в составе «Роснефти» или нет?

Это самое интересное. Все эти приватизаторы и новые частные собственники не хотели брать науку, проектные институты, ремонтные службы, геологию, геодезию. Всё было сброшено в «Роснефть». И мы взяли это. Осознанно взяли. Ведь никому, кроме нас, это и не было нужно тогда. Тогда же баррель стоил 9 долларов США. И «Роснефть» добывала всего 11 миллионов тонн нефти. Но нам хватало средств содержать все эти структуры. И рентабельно работать. Что сегодня может быть удивительно. Сейчас при 100 долларах говорят об убытках — грабеж самый настоящий! 9−10 долларов — это рентабельно для России, потому что в нашей стране низкая себестоимость добычи.

ИА REGNUM:Спустя годы, это решение — оставить науку, геологию и геодезию — оправдало себя?

Оправдал себя полностью. Но потом все поумнели, начали забирать, началась схватка за геологию и геодезию. Первым, кстати, это сообразил Вагит Юсуфович Алекперов. Ну, он нефтяник, он первым и сообразил.
ИА REGNUM:И вслед за ним начали потихоньку разбирать из «Роснефти» по своим компаниям все сохранённые, так скажем, сервисные службы. В последнее время пошли разговоры и о необходимости «разобрать» саму «Роснефть».
Я слышал об этом. Мне это удивительно. И причин этой приватизации не знаю. А инициаторы пока не объяснили общественности своих мотивов.

ИА REGNUM: Но почему этого нельзя делать?

Хотя бы потому, что перед нами есть пример Украины. Смотрите, какая схватка идет за жалкие крохи добычи газа и нефти. И посмотрите, что делается. Распродали всё. А государство, в конечном итоге, не может заправить танк. А в масштабах России тогда — что это будет? Можно же, конечно, частично и приватизировать «Роснефть», но необходимо оставить за государством контроль. Как это случилось с «Газпромом», в конечном итоге. Поэтому источник существования сегодня нашего бюджета, государства — это нефтянка. И вдруг это всё уйдет в частные руки?! Когда частные компании раздробленные — ими можно управлять. Но когда они… в таком, вот… кулаке — управлять ими не получится. Они задавят государство.
http://regnum.ru/news/polit/1982535.html
_________________

0

5

Воздушная война. Как СССР уничтожал самолёты НАТО

За время холодной войны ВВС СССР сбили более двух десятков самолётов, вторгшихся в воздушное пространство Советского Союза либо заподозренных в подобном вторжении.

В небе холодная война становилась горячей

Инцидент в районе сирийско-турецкой границы, где, согласно заявлению официальной Анкары, был сбит российский военный самолёт Су-24, живо напомнил о временах холодной войны. В тот период воздушное противостояние между ВВС СССР и военной авиацией стран НАТО неоднократно приводило к боевым столкновениям.

По неполным данным, в период с 1950 по 1983 годы было зафиксировано не менее 40 случаев применения оружия самолётами ВВС СССР и НАТО друг против друга. Эти случаи не включают в себя боевые действия во Вьетнаме, Корее и на Ближнем Востоке.

Как считают военные эксперты, в реальности боевых столкновений было значительно больше, но многие инциденты замалчивались обеими сторонами во избежание эскалации ситуации.

При этом основные потери в этих боях несли силы НАТО, поскольку именно они вели действия в непосредственной близости от воздушного пространства СССР. В ходе боевых столкновений силы стран НАТО потеряли не менее 27 самолётов и вертолётов и более 130 военнослужащих. Потери ВВС СССР не превышают 10 самолётов.

Советская охота на американских разведчиков

Вот лишь наиболее крупные воздушные инциденты времён холодной войны.

8 апреля 1950 года самолёт-бомбардировщик PB4Y-2 «Приватир» 26-й патрульной эскадрильи ВМС США был сбит советскими истребителями Ла-11 над Балтийским морем в районе латвийской Лиепаи. По утверждению советских лётчиков, нарушитель вёл по ним огонь и был сбит непосредственно над Латвией, упав в море. США заявили, что был сбит частный самолёт. Экипаж сбитого самолёта, насчитывавший 10 человек, погиб.

8 октября 1950 года два истребителя-бомбардировщика F-80 «Шутинг стар» ВВС США во время боевого вылета против наземных целей на территории Северной Кореи (в период Корейской войны) отклонились от курса, вторглись в воздушное пространство СССР и атаковали аэродром «Сухая речка» в районе Владивостока. В результате налёта на земле повреждены 8 самолётов P-63 «Кинг кобра» ВВС СССР, из них один впоследствии был списан; жертв и пострадавших не было. США принесли извинения в связи с инцидентом, командир авиагруппы, самолёты которой совершили налёт, был отстранён от командования и переведён на штабную работу; пилоты отданы под трибунал.

13 июня 1952 года разведывательный самолёт RB-29 «Суперфортресс» 91-й стратегической разведывательной эскадрильи ВВС США, совершавший вылет с японской авиабазы Ёкота, был сбит советскими истребителями МиГ-15 над Японским морем. По утверждению пилотов, нарушитель вёл по ним огонь. Все 12 членов экипажа самолёта считаются погибшими.

29 июля 1953 года разведывательный самолёт RB-50G «Суперфортресс» 343-й стратегической разведывательной эскадрильи ВВС США был сбит советскими истребителями МиГ-17 в районе острова Аскольда над Японским морем. Хвостовой стрелок самолёта в ходе перехвата безуспешно вёл огонь по советским истребителям. Из 17 членов экипажа выжил 1, подобранный американским кораблём.

7 ноября 1954 года разведывательный самолёт RB-29 «Суперфортресс» был сбит советскими истребителями над Курильскими островами. Экипаж покинул машину с парашютами, 10 были спасены американскими аварийно-спасательными службами, 1 утонул после приводнения. Советская сторона заявила, что самолёт находился в воздушном пространстве СССР и вёл огонь по перехватившим его истребителям, американская сторона отвергла эти обвинения.

22 июня 1955 года патрульный самолёт P2V «Нептун» 9-й патрульной эскадрильи ВМС США был атакован советскими истребителями МиГ-15 над Беринговым проливом, после чего разбился на острове Святого Лаврентия, Аляска. Среди членов экипажа не было погибших, но все они пострадали. Инцидент произошёл в сложных метеорологических условиях, что затрудняет восстановление картины произошедшего. СССР согласился выплатить материальную компенсацию в связи с происшествием.

Советские асы сбивали турецкие самолёты и брали в плен турецкого полковника

2 сентября 1958 года разведывательный самолёт C-130A-II «Геркулес» 7406-й эскадрильи боевой поддержки ВВС США, вылетевший с аэродрома Адана в Турции, был сбит советскими истребителями МиГ-17 над Арменией. Все 17 членов экипажа погибли, их останки возвращены частично сразу после инцидента, частично — после поисковых работ 40 лет спустя.

1 мая 1960 года разведывательный самолёт U-2C ЦРУ США, пилотируемый Фрэнсисом Пауэрсом, сбит советской системой ПВО в районе Свердловска во время совершения разведывательного вылета с авиабазы Пешавар в Пакистане. Самолёт был сбит зенитно-ракетным комплексом С-75. Зенитной ракетой также случайно сбит советский истребитель МиГ-19, поднятый на перехват нарушителя (пилот Сергей Сафронов погиб). Пауэрс выжил, был приговорён советским судом к тюремному заключению и в 1962 году обменян на советского разведчика Рудольфа Абеля.

Американский Lockheed U-2, замаскированный под самолет НАСА. Дело пилота Пауэрса. Как Советский Союз опозорил президента СШАПодробнее
21 октября 1970 года лёгкий двухмоторный самолёт U-8 «Семинол» ВВС США сбился с пути, нарушил воздушное пространство СССР и совершил посадку на аэродроме лётной воинской части вблизи города Ленинакан Армянской ССР. Кроме лётчика, на борту находились два американских генерала и полковник турецкой армии. Поняв свою ошибку, самолёт попытался снова взлететь, но был заблокирован. После расследования инцидента лётчики и пассажиры были освобождены.

28 ноября 1973 года разведывательный самолёт RF-4C «Фантом II» ВВС Ирана вторгся в воздушное пространство СССР в Закавказье. Перехвативший его истребитель МиГ-21СМ безуспешно израсходовал свои ракеты, после чего пилот Геннадий Елисеев совершил сверхзвуковой воздушный таран. Экипаж иранского самолёта (иранец и американец) катапультировался и был задержан советскими военными. Лётчик Геннадий Елисеев погиб. За перехват нарушителя он был удостоен звания Героя Советского Союза (посмертно).

24 августа 1976 года пара истребителей-бомбардировщиков F-100 «Супер Сейбр» ВВС Турции вторглась в воздушное пространство СССР. Один из них был сбит советским зенитно-ракетным комплексом — пилот катапультировался и приземлился на территории Турции.

http://www.aif.ru/society/history/vozdu … olety_nato

0

6

Вопрос о введении польских войск в Чехословакию вместе с гитлеровцами своих войск вызывает истерику и визг: не было такого!

Нижеперечисленное полностью отрицается запукровскими "историками", ни в одном учебнике галицийских недобитков нет ни одного упоминания.
1. 1933 год. Пакт четырех (Италия, Германия, Англия, Франция).
«Пакт четырех» являлся попыткой противопоставить Лиге наций "директорию" четырёх великих держав, стремившихся подчинить своей гегемонии всю Европу. Игнорируя Советский Союз, четыре державы пытались проводить политику его изоляции, устранив в то же время от участия в решении европейских дел остальные государства Европы.

«Пакт четырех» означал "сговор английского и французского правительств с германским и итальянским фашизмом, уже тогда не скрывавшим своих агрессивных намерений. Вместе с тем этот пакт с фашистскими государствами означал отказ от политики укрепления единого фронта миролюбивых держав против агрессивных государств"

Но из-за разногласий среди участников и недовольства других стран «Пакт четырех» так и не был ратифицирован.

2. 1934 год. Пакт Пилсудского-Гитлера (Германия, Польша).
Договор о ненападении между Германией и Польшей. Он был дополнен договором о торговле и мореплавании, отдельными соглашениями по вопросам печати, кино, радиовещания, театра и др.
Предусматривалось сохранение пакта в силе и в случае вступления в войну с третьими государствами одной из договаривающихся сторон.

3. 1935 год. Морское Англо-Германское соглашение.
Британское правительство удовлетворило требование Гитлера о том, чтобы «мощь германского флота составляла 35 % в отношении к совокупной мощи Британской империи». Пропорция 35:100 должна была применяться как к общему тоннажу флота, так и к каждому классу кораблей.

В отношении подводных сил Германия получала право на равенство с Британией, но обязалась не превышать 45 % от тоннажа британских подводных сил. Предусматривалось, что в случае нарушения этого предела Германия проинформирует британское правительство.
Германия также брала на себя обязательство соблюдать качественные ограничения, установленные Вашингтонским договором 1922 г. и Лондонским договором 1930 г.
Фактически немцам дали возможность построить 5 линкоров, два авианосца, 21 крейсер и 64 эсминца.
Результатом соглашения стала окончательная ликвидация всех ограничений Версальского договора. По разрешённому тоннажу флота Германия уравнивалась с Францией и Италией - державами-победителями в Первой мировой войне.

4. 1936 год. Антикомиртерновский Пакт (Германия, Япония).
Договор Германией и Японией, оформивший (под флагом борьбы против Коминтерна) блок этих государств в целях завоевания мирового господства.
В ноябре 1937 к «Антикоминтерновскому пакту» присоединилась Италия, позднее ряд др. государств.
В 1939—40 годах Пакт превращен в открытый военный союз (см. Берлинский пакт).

5. 1938 год. Мюнхенский сговор (Англия, Франция, Германия, Италия).
Соглашение касалось передачи Чехословакией Германии Судетской области.

Встреча в Мюнхене в Фюрербау состоялась 29—30 сентября. Основой соглашения являлись предложения Италии, практически ничем не отличавшиеся от требований, выдвинутых ранее Гитлером при встрече с Чемберленом. Чемберлен и Даладье приняли эти предложения.

В час ночи 30 сентября 1938 г. Чемберлен, Даладье, Муссолини и Гитлер подписали Мюнхенское соглашение. После этого в зал, где было подписано это соглашение, была допущена чехословацкая делегация.
Руководства Великобритании и Франции оказали давление на правительство Чехословакии, и президент Бенеш без согласия Национального собрания принял к исполнению данное соглашение.
5.1. 30 сентября между Великобританией и Германией была подписана декларация о взаимном ненападении.

5.2. Аналогичная декларация Германии и Франции была подписана чуть позже.

6. 1939 год. Германо-Румынские экономические договоры и соглашения.
Кабальные договоры, навязанные монархо-фашистской Румынии, поставившие румынскую экономику в зависимость от военных нужд фашистской Германии.

7. 1939 год. Договор о ненападении Германии на страны Прибалтики.
Для Германии цель договора состояла в предотвращении западного и советского влияния в балтийских государствах и окружения Германии (договор о ненападении с Литвой был уже заключён в марте 1939 года после немецкого ультиматума по поводу Клайпеды).

Балтийские государства должны были служить препятствием против вмешательства СССР в планировавшееся вторжение в Польшу.

Германия предложила заключить договоры о ненападении с Эстонией, Латвией, Финляндией, Данией, Норвегией и Швецией 28 апреля 1939 года.
Швеция, Норвегия и Финляндия отказались. Черновики договоров были готовы в начале мая, но подписание было отложено дважды, так как Латвия запрашивала уточнения.

0


Вы здесь » Форум В шутку и всерьёз » История » Недавнее