Форум В шутку и всерьёз

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум В шутку и всерьёз » Политика » Демократия по-украински


Демократия по-украински

Сообщений 61 страница 79 из 79

61

СБУ допросила сотрудницу Интернет-клуба в городе Кировоград, отказавшуюся обслуживать клиента на украинском языке.

Об этом сообщает местный портал «Гречка»
Об инциденте изданию сообщил местный «свидомый» историк Юрий Митрофаненко.

Он сообщил, что во время работы в интернет-клубе «Империал» попросил показать, как в программе перейти на украинский язык. Сотрудница ответила, что украинский язык в программе не предусмотрен.

«Я возмутился, сказал, что такого быть не может, и спросил, почему она меня вообще обслуживает на языке оккупанта», — сказал Митрофаненко.

«Россия не оккупант, и там идет гражданская война. Я тут два года работаю, никому не нужен был украинский язык в программе. 70 процентов тут разговаривают на русском», — пересказал он ответ девушки.

Впрочем, по словам Митрофаненко, другая сотрудница ему все же помогла перейти на украинский язык — причем, сделала это «одним кликом».

Митрофаненко не успокоился и 31 декабря вместе с единомышленниками провел пикет возле интернет-клуба.

Требования «свидомых» поддержал директор заведения Константин. Он оперативно сдал свою сотрудницу Ирину, заверив, что заставит ее извиниться перед Митрофаненко. Интересно, что в тот же день девушка была вызвана на беседу в СБУ.

0

62

Европа, не верь им + English subtitles

0

63

Савик Шустер назвал Петра Порошенко обманщиком
26 апреля

Известный украинский телеведущий, гражданин Канады и Италии Савик Шустер заявил, что не ожидал обмана от президента Петра Порошенко.

— Я не ожидал обмана от Петра Порошенко. Я ожидал, что это реально европейский человек. Он выступал как европейский человек, я ему верил, мы все ему верили, а он оказался человеком вообще не европейским, — отметил телеведущий.

Также Шустер отметил, что перешёл дорогу тем людям, которые пришли к власти.

— У него (Порошенко) понимание "кто против меня – тот против нас". У него абсолютно сталинское понимание, но с офшорами. Для меня человек, который перешёл дорогу — это гарант Конституции Украины, — сказал Савик Шустер.

Ранее сообщалось, что у телеведущего отобрали разрешение на работу на Украине. После этого он объявил голодовку.

0

64

Савик Шустер о власти на Украине: Они будут бить всех журналистов

Гражданин Канады, журналист Савик Шустер, которому Государственная служба занятости Украины аннулировала разрешение на работу в стране, заявил, что готов работать и без него.
«Эта власть не терпит никакой критики. Они будут бить всех журналистов, которые будут показывать правду о том, что думает народ. Это угрожает не только нам, но и всем политикам и журналистам, которые хотели бы отражать жизнь такой, как она есть», — заявил он, выйдя из Государственной службы занятости, где пытался выяснить причины такого решения.

Голос протеста в поддержку «известного журналиста и телеведущего» подняли политические партии Украины. Партия «Батькивщина», которая перешла в оппозицию к действующей власти, считает лишение Шустера права работать на Украине «вопиющим случаем нарушения свободы слова и проявлением цензуры со стороны действующей власти». Об этом сказано в заявлении партии. «Партия расценивает такие действия относительно Савика Шустера как наступление на свободу слова. Мы связываем решение об аннулировании разрешения на работу с профессиональной деятельностью Шустера», — сказано в заявлении.

Украинский «Оппозиционный блок» считает, что «своим решением нынешняя украинская власть хочет свернуть свободу слова, запретив всему обществу выступать против власти и говорить правду». «Савик Шустер был и остается неудобным журналистом для всех властей и политиков. Власть ранее вытеснила из эфира больших телеканалов его шоу, которое много лет было символом свободы слова в стране. Теперешнее фактическое выдворение Шустера из нашей страны — это удар по демократии, несовместимый с европейскими ценностями», — говорится в заявлении.

«„Оппозиционный блок“ требует от власти срочного вмешательства в ситуацию вокруг Савика Шустера. Популярному телеведущему должно быть возвращено право работать в стране. Власть обязана обеспечить всем без исключения журналистам право говорить правду. И мы призываем все международные правозащитные организации взять на контроль соблюдение этого права в Украине», — резюмирует «Оппозиционный блок».

Тем временем Госслужба по занятости объяснила свое решение по Шустеру. «Разрешение на применение работодателем труда гражданина Канады С. Шустера было аннулировано на основании того, что документы, представленные работодателем, содержали недостоверные данные. А именно — в документах отсутствует информация о проведении в отношении гражданина Канады С. Шустера уголовного производства, что является основанием для отказа в продлении разрешения», — отмечается в сообщении, размещенном в соцсети.

При этом служба отмечает, что в справке, выданной МВД Украины, вообще отсутствует какая-либо информация о наличии или отсутствии осуществления уголовного производства в отношении гражданина Канады С. Шустера. «Таким образом, стоит поднять вопрос о надлежащем выполнения Министерством внутренних дел Украины своих задач и функций», — говорится в релизе.

0

65

Следующим будешь ты, — Артем Бузила о репрессиях на Украине
04.07.2016

https://nahnews.org/wp-content/uploads/2016/06/f_2117708781411840932111111111.jpg
О репрессиях на Украине — в материале «Свободной Прессы».

30 июня Киевский районный суд Харькова на 60 суток арестовал Аллу Александровскую, главу местной ячейки запрещённой Коммунистической партии, дважды депутата облсовета и четырежды — Верховной Рады.

Меру пресечения правосудие определяло почти сутки, за это время 67-летней женщине стало плохо и на заседание её привезли из-под капельницы. Кроме того, суд арестовал и принадлежащее политику имущество.

Сначала, впрочем, следователи провели в квартире у Александровской обыск, во время которого изъяли компьютерную технику, затем повезли во временный изолятор.

Подозреваемой вменяют совершение преступления по двум статьям Уголовного кодекса Украины — ст. 110 (сепаратизм), а также ст. 369 (дача взятки должностному лицу).

Якобы Александровская совместно с её сыном Александром (ныне пребывает в Российской Федерации) давали крупные взятки депутатам районных советов (в частности, назывался совет города Южное) области с целью проведения голосований в поддержку федерализации. Разумеется, такая деятельность, по мнению СБУ, курировалась и всячески поощрялась ФСБ России.

Защита Александровой обвинения опровергает и настаивает, что политик действовала в рамках украинского законодательства.

Сначала несколько подробней о личности Александровской и её деятельности. Думаете, это отпетая «сепаратистка», участница местного Антимайдана, захватчица областной администрации и горсовета весной 2014-ого года? Или хотя бы активный комментатор российских средств массовой информации? Совсем нет: после государственного переворота на Майдане Александровская отметилась участием лишь в Общественном совете «Слобожанщина».

Цели у организации были достаточно мирные даже по меркам нынешнего сурового политического режима. Предоставление больших полномочий Харьковщине в рамках правительственной реформы по децентрализации. Возможность вести собственную экономическую политику.

Ни слова — о самоопределение харьковчан, национально-культурной автономии русских, собственном парламенте или, не дай Бог, автономии.

Более того, Александровская уже почти год вела свою деятельность публично и открыто. «Слобожанщина» проводила свои съезды в дорогих харьковских отелях, а не подпольно.

Организовывала митинги в столице. Даже собирала петицию к украинскому президенту с соответствующими обращениями. Более того — получила ответ от замглавы порошенковской администрации Алексея Филатова, что инициатива об особом статусе будет рассмотрена. За всё это время — никакого «прессинга» со стороны спецслужб, никаких обвинений в противоправной деятельности.

И вот — пожалуйста.

Для чего это делается — лично мне очевидно. «Сепаратистская» угроза, когда политики или обычные граждане выходят на мероприятия с георгиевскими лентами, флагами России и с лозунгами «Хунту геть!» — в прошлом. По крайней мере, в ближайшее время. Но режим шатается: недовольных экономическим положением — миллионы, коммуналка растёт, полицейское государство достало всех. Впрочем, доблестная Служба безопасности прочно держит свободомыслие собственных граждан на замке.

Теоретическую угрозу здесь представляет только легитимная оппозиция, формально разрешённая законом и ещё сохраняющаяся по крупинкам на Украине. Они (оппозиция) не называют события на Донбассе гражданской войной, не призывают отменить преступную политику евроинтеграции и не собираются признавать Крым навеки потерянным. При этом критикуют социально-экономическую политику руководства, призывают к отставке тех или иных государственных деятелей, поддерживают Минские договорённости. То есть, по возможности, пытаются и совесть не продать, и в тюрьму не загреметь.

Такими можно с натяжкой назвать некоторых народных депутатов из «Оппозиционного блока» (или покинувших его ряды, как Вадим Рабинович или Евгений Мураев), «Союз левых сил» Василия Волги, Прогрессивную социалистическую партию Натальи Витренко. К этому числу можно отнести и Александровскую, которая действовала в рамках закона, но власть

Порошено и компании явно не поддерживала. Борьба с легитимной оппозицией стала следующею задачей СБУ (и киевского режима в целом) после зачистки радикальных «сепаратистов» и оставшегося после Русской весны подполья.

И дело касается не только политиков, но и в общественников, журналистов, интеллигенции.

Собственно, вполне себе в рамках закона, даже диктаторского и драконовского, действовали участники Народной Рады Бессарабии в Одессе, которым выдвигались схожие обвинения.

Ваш покорный слуга, например, трудился в одном из крупнейших украиноязычных интернет-изданий «Насправди» главным редактором, иногда готовил материалы и репортажи для газеты «Взгляд», но всё же старался придерживаться норм фашистского закона.

Или, скажем, Елена Глищинская и Виталий Диденко — их профессиональная деятельность в качестве журналистов вряд ли была направлена на приход российских танков в Одессу и Бессарабию и провозглашения независимого Одесского государства.

Ещё один случай из Одессы, о котором узнал буквально на днях. Руководитель одесского «Правого сектора» * Сергей Стерненко потребовал от руководства одного из крупнейших вузов Одессы — университета им. Мечникова, уволить Елену Радзиховскую, местного преподавателя и доктора исторических наук. Виновата женщина оказалась ровно в том, что её сын… погиб в Доме Профсоюзов 2 мая. И она посмела выступить по этому поводу в Европарламенте.

Теперь в отношении женщины организована травля и, скорее всего, руками радикалов ей вслед за сыном придётся лишиться и должности. Не удивлюсь, если вскоре делом заинтересуется Служба безопасности — нет, не высказываниями представителям «Правого сектора» в отношении невиновной Радзиховской, а ей самой.

В общем, Украина продолжает скатываться в авторитарное болото. С арестами, травлей неугодных — всё как положено. Многие мои российские коллеги с умным видом спрашивают: «А почему Юго-Восток сдался? Почему „молчит” Одесса, Харьков, Херсон?». На что я постоянно привожу в примеру случаи, подобные Александровской.

Любая общественно-политическая активность, не говоря уже о натурально протестной, в лучшем случае закончится травлей и угрозами радикалов, в худшем случае — арестом и длительным тюремным заключением от спецслужб. Если каратели так поступают с бывшими народными депутатами, с известными журналистами, что сделают с рядовыми гражданами?! И вариантов какой-либо деятельности, без заключения сделки с режимом, не имеется.

А пока — репрессии продолжаются. Конца краю этому не видно. Кто следующий

0

66

На Украине сравнили российские книги с наркотиками

На Украине нужно запретить книги, которые имеют "антиукраинское содержание", а за распространение таковых нужно налагать большой штраф. Об этом в эфире телеканала "112 Украина" заявил директор издательства "А-БА-БА-ГА-ЛА-МА-ГА" Иван Малкович.

"Запретить российские книги - это как запретить наркотики. Все равно они будут проникать. Надо запрещать книги, которые имеют антиукраинское содержание, это должны отслеживать люди. Надо переложить очень большую ответственность на сами издательства или на тех людей, которые закупают. Если ты закупил эту книгу, ты должен заплатить такой сумасшедший штраф, чтобы ты едва выжил, а может и не выжил. Ты должен сам этого бояться как огня, чтобы этого всего не заходило", - отметил украинский издатель.

0

67

На Украине можно говорить правду только в тюремной камере, — Руслан Коцаба
11.12.2016
http://rusvesna.su/sites/default/files/styles/node_pic/public/reshetka_2.jpg?itok=xRU0LE8b
Бывший украинский политзаключенный Руслан Коцаба рассказывает о свободе слова на Украине, методах работы СБУ с «несогласными» и подавлении социальных протестов в стране.

— Руслан, на днях вы выступили в Европарламенте. Расскажите, о чем вы рассказали в своем выступлении? Как отреагировали на него в Европарламенте?

— Реакция на мое выступление была бурной. Это хороший знак, поскольку от позиции Европарламента зависит многое. Именно благодаря Европарламенту и европейским антивоенным движениям меня и выпустили из тюрьмы, оправдав в апелляционной инстанции. Для меня было важно донести правду о том, что Украина стремительно превращается в полицейское государство. Для меня было важно донести мысль, что нынешняя украинская власть ведет себя так неадекватно именно благодаря попустительству Евросоюза.

https://cdn1.img.ria.ru/images/148325/97/1483259722.jpg
Руслан Коцаба около здания Европарламента. Декабрь 2016 года

Киевским политикам дают кредит на сумму 600 миллионов евро, чтобы Украина вывозила необработанный лес, сгубив свою экономику и экологию, а они берут за это кредиты, которые будут отдавать не то, что мои дети — мои внуки.

Политики в Европарламенте слушали все это внимательно, но я понял, что они давно всё знают об Украине, и только какие-то геополитические интересы не позволяют им принудить украинскую власть к более адекватной политике.

Над Украиной начинают смеяться. Она вызывает все большее раздражение. В Европе считают, что Украина сама не знает, чего хочет, и что от Украины идут только негативные месседжи.

Ведь мы лидируем и по коррупции, и по другим негативным показателям — таким, как «социальные» болезни, детская смертность, уличный бандитизм, низкий уровень зарплаты и т. д.

https://cdn5.img.ria.ru/images/148208/46/1482084690.jpg
Скульптура «Сердце Европы» у здания Европейского парламента в Страсбурге, Франция.

— Вы общаетесь с западными правозащитниками. Что они говорят сейчас о ситуации с нарушением прав человека в Украине? И как они намерены реагировать на эту ситуацию?

— Европейские правозащитники в курсе моей проблемы. Кроме того, они знают примеры других людей, которые подвергались и подвергаются политическим преследованиям, знают о том, что творится сегодня в Украине и почему она сейчас стала называться полицейским государством. Но все же, у некоторых из них сложилось превратное представление о том, что происходит в Украине: мол, ездят там черные воронки и забирают всех, как в 37-ом году.

На самом деле, СБУ действует довольно неуклюже и оказывает государству медвежью услугу.

— Вы уже обратились в Европейский суд по правам человека, чтобы добиться компенсации за свое незаконное заключение?

— Насколько я понимаю, мое дело сейчас рассматривается в Верховном Суде, и как раз идет кассационное рассмотрение в третьей инстанции. Только после этого я могу подавать документы непосредственно в Европейский суд по правам человека.

— СБУ и генпрокуратура не предпринимали новых попыток обжаловать ваше освобождение?

— Прокуратура передала кассационное обжалование в Верховный Суд, но там до сих пор не назначили дату рассмотрения. Я написал, что я хочу присутствовать при первом рассмотрении. А судьи явно не хотят мараться об это политическое дело.

— Сообщают, что вы и ваш адвокат Татьяна Монтян получали угрозы со стороны националистов. Это правда?

— Наши так называемые «крайне правые» — а я знаком с этой средой — это полуклоунские организации. Однако, сейчас они вооружены, у них есть много нелегального оружия, а у их членов часто присутствует посттравматический синдром.

Сегодня это проблема не для меня, а для всего украинского общества. Сейчас просто на улице можно «поймать пулю». Уже дошло до того, что полиция стреляет в полицию. А никто не подумал, что там — в Княжичах — могли пострадать и мирные жители. С удивление узнал, что некоторые из погибших были из добробатов, друзья Авакова на фейсбуке.

— Общались ли вы с человеком, который написал на вас донос в СБУ?

— Я не встречался с Тарасом Демьянова, написавшего заявление, по которому в отношении меня возбудили уголовное дело. Но после того, как я выиграю дело в европейских судах, после получения на руки оправдательного вердикта, я подам на него в суд за клевету. За клевету грозит от 3 до 4 лет тюрьмы — но, конечно, при этой власти сажать его никто не будет.

Напомню: я вывесил на YouTube свое обращение вечером 17 января, а 18 января, еще до обеда, заявление этого Демьянова уже поступило в СБУ. В тот же день, 18 января, после обеда, дело было зарегистрировано, а 19 января уже состоялась первая прослушка моих разговоров. Просто в СБУ хотели узаконить мое преследование, и им нужен был для этого повод, которым и стал мой видеоролик.

— Оказываете ли вы поддержку кому-то из тех, кого преследуют в Украине по политическим мотивам?

— Всем кому могу, я помогаю. Василец и Тимонин, журналисты нашего канала — «17-го канала» — уже более года находятся в Житомирском СИЗО. При этом слушание дела незаконно сделали закрытым. А чтобы вы понимали, заседания делают закрытыми в трех случаях: когда идет речь о преступлениях на сексуальной почве, о преступлениях, совершенных в отношении детей, или в случае, если речь идет о государственной тайне. Всего этого в деле обвиненных по политическим мотивам журналистов, конечно же, нет.
16 декабря — возможно, благодаря вмешательству ОБСЕ — заседание по делу Васильца и Тимонина впервые проведут публично, в открытом режиме. Я приеду туда оказать им моральную и информационную поддержку — чтобы они помнили, что в моем случае удалось добиться освобождения. И напишу репортаж об этом процессе.

— Как вы считаете, почему украинские СМИ предпочитают игнорировать проблему украинских политзаключенных и секретных тюрем, о которых не так давно рассказали в докладе ООН?

— Эта история вызвала крупный международный скандал, но в Украине его замяли — потому, что весь информационный поток страны контролирует Министерство информации — МинСтець, которым руководит кум президента Порошенко.

Но если в Украине с трудом замяли скандальную ситуацию, когда делегатов ООН не пустили в секретные тюрьмы, то в Европе об этом говорят, и эта история нанесла Украине имиджевые потери. Ведь не допустив наблюдателей, украинская власть подтвердила, что вся информация о секретных тюрьмах — правда.

— Почему украинская власть пытается приравнять призывы к миру и социальным протестам к пророссийской пропаганде?

— Украинская власть использует примитивную пропаганду, следуя заветам Геббельса: «чем чудовищнее ложь, тем охотнее в нее поверят». Поиск объективных фактов заменяет пропаганда и россказни о «взломанной» переписке Суркова. Я недавно снимал в Геническе сюжет о проблемах с газом. Так вот, с теми людьми, с которыми я общался, теперь разговаривает СБУ. Оказывается, они все тоже «шатуны», и если люди хотят жить в тепле и с газом, они — враги народа. Помаленьку на Украину надвигается новый 37-ой год, а СБУ примеряет на себя формат НКВД. Не думаю, что это у них получится, потому — что цивилизованный мир воспрепятствует, да и народ не позволит. Но пока в Украине можно говорить правду только в тюремной камере или в интернет-СМИ. Да и с последним МинСтець может скоро разобраться.

0

68

«Дождь» запретили правильно. Неважно, что он против Путина, главное, что он — российский, — украинский журналист
15.01.2017

Запрет российского телеканала «Дождь» на Украине — вполне естественный на фоне «гибридной войны против Украины» шаг, но выглядит запоздалым и недостаточным спустя почти три года после ее начала.

Такое мнение высказал в своей колонке для сайта украинского телеканала Еспресо киевский журналист Александр Голубов.

«Даже если вынести за скобки вопрос того, есть ли „Дождь“ вариантом мягкой пропаганды, настоящим оппозиционным телеканалом, самым важным остается то, что этот канал является российским.

А потому — зависимым как от формальных, так и неписаных законов страны, которая развязала кровавую войну против Украины, аннексировав и оккупировав огромные куски территорий», — пишет он.

По его словам, это решение украинской власти «лишний раз показало, насколько нездоровой является ситуация в информационной сфере страны, которая вроде бы должна была бы противостоять российской агрессии».

Тем не менее, по мнению киевского журналиста, «с точки зрения закона и с точки зрения здравого смысла никаких претензий к украинской власти в этом случае быть не может».

Также колумнист Еспресо посетовал, что с момента начала войны и до запрета трансляции «Дождя» прошло чуть меньше трех лет.

«Запрет трансляции других российских каналов, которые были еще менее скрытыми инструментами российской пропаганды, также происходило крайне медленными темпами, а в прифронтовых зонах контролируемой Украиной территории до сих пор можно спокойно смотреть российское ТВ», — утверждает он.

0

69

Евгений Филиндаш: Власть будет держать Коцабу за решеткой, чтобы запугивать других несогласных
(Автор: Юлия Гаврильчук)

7 июня известному журналисту и политзаключенному Руслану Коцабе отменили оправдательный приговор. Высший суд Украины в Киеве под давлением националистов совершил немыслимый с точки зрения закона шаг, забывая, по сути, о принятом ранее решении полностью оправдать Коцабу.

Как известно, Руслана осудили за призыв бойкотировать мобилизацию в январе 2015 года. Его мирная позиция никак не сочеталась с агрессивными намерениями тогдашнего правительства, в результате чего и начался фантасмагорический суд из-за «мира во всем мире».

Слушания по его дело собирали огромное количество радикалов, успевших заработать на братоубийственной войне и не желавших ее прекращать. Все это время Коцаба находился в СИЗО, несмотря на свою действительно патриотическую позицию. Отметим, что ранее журналист поддерживал как Оранжевый майдан, будучи комендантом палаточного городка, так и «путь в Европу», начавшийся в 2014 году. На выборах президента голосовал за Петра Порошенко, а чуть позже с началом войны, стал освещать происходящие на Донбассе события, побывав по обе линии фронта. Увидев своими глазами, что приносит война обычному народу, Коцаба стал довольно критично относиться к действиям украинской армии, развязавшей эту бойню. А впоследствии и вовсе выпустил ролик, в котором призывал бойкотировать мобилизацию, за который его собственно и обвинили в государственной измене.

«Мне лучше от двух до пяти лет отсидеть в тюрьме, чем идти на сознательное убийство своих соотечественников, которые живут на востоке… Отказывайтесь от этой мобилизации, потому что это ад, это ужас! Невозможно, чтобы в XXI веке люди убивали других только за то, что те хотят жить отдельно», - заявлял журналист.

Примечательно, что на заседание суда он явился в вышиванке и военной куртке с ленточкой цветов украинского флага и шевроном «Пресса».

Спустя почти полтора года с момента начала слушаний, в мае 2016 года Руслану вынесли приговор – 3,5 года заключения за препятствование действиям украинской армии. И все же благодаря международным общественным организациям он был оправдан спустя 2 месяца. Заметим, что лишь один Коцаба был признан в Европе «узником совести», а многочисленные союзы по правам человека призывали к его освобождению.

Сейчас Руслан вновь переведен в статус обвиняемого по делу о государственной измене, ему угрожает повторное лишение свободы. Решение суда присутствующие в здании националисты встретили криками «Коцабе – тюрьма!», а на выходе из здания организовали «позорный коридор». К счастью, журналист не поддался на провокацию, несмотря на то, что ранее собирался пройти через него с гордо поднятой головой, и покинул суд через черный ход.

«Коцаба - огромный раздражитель для евромайданной власти, а также так называемых "активистов" Евромайдана. В первую очередь потому, что он представляет собой достаточно редкий образец честного и порядочного сторонника Евромайдана, который, убедившись, что красивые лозунги имеют мало общего с реалиями евромайданной Украины, нашел в себе смелость публично заявлять об этом и пойти против течения. И, более того, не сломался и в тюрьме, продолжая и сейчас выступать против власти. Поэтому я уверен, что евромайданная власть сделает всё, чтобы опять упрятать Руслана за решетку, запугивая таким образом всех остальных несогласных и демонстрируя в очередной раз, что выступать против нее в сегодняшней тоталитарной полуфашистской Украине – опасно», - прокомментировал ситуацию политолог и бывший народный депутат Украины Евгений Филиндаш.

Заявления самого Коцабы не отличаются от мнения эксперта.

«Это не суд — это судилище. У нас нет независимого суда. У нас нет свободы слова. У нас журналисты не имеют право высказывать свою мысль. У нас нет возможности журналистам работать согласно стандартам объективности», - заявил на суде 7 июня Руслан, обращаясь к судьям и прокурорам.

Он отметил, что «освещал войну с разных точек зрения» и вновь назвал ее гражданской, отрицая украинскую пропаганду о присутствии на Донбассе российских военнослужащих.

«Четвертый год продолжается гражданская война. Четвертый год украинские спецслужбы — ни Главное управление разведки, ни СБУ, ни прокуратура — не могут предоставить ни одного доказательства военного присутствия регулярной военной силы на Донбассе», - сказал журналист.

В ответ на просьбу спрогнозировать, каков будет итог нынешнего витка дела некогда активного приверженца Евромайдана, Евгений Филиндаш напомнил, что данным случаем интересуются на международном уровне.

«Руслана на международном уровне защищают не власти западных стран, а ряд общественных организаций европейских стран. Они имеют определенное влияние на общественное мнение в странах Евросоюза, поэтому европейские правительства вынуждены обращать внимание на их позицию. Именно в связи с этим первое решение суда было в пользу Руслана и он вышел на свободу. И только с этим фактором можно связывать надежды на то, что Коцаба останется на свободе и в дальнейшем. В то же время переоценивать этот фактор тоже не стоит. Марионеточная евромайданная власть реагирует на прямые указания своих хозяев - западных правительств, а не на отдельные правозащитные организации. А власти ЕС и входящих в него стран уже больше трех лет демонстрируют, что им наплевать на те массовые нарушения прав человека и террор, которые происходят в Украине», - сказал он.

Сам же Коцаба в комментарии заявил, что на данный момент Украине плевать «и на подписи, и на международную общественность, и институты».

«Международные институции им нужны только для того, чтобы получать очередные транши на военные траты, которые после будут тут дерибаниться», - заявил Руслан.

При этом журналист считает, что дело, по сути, уже закрыто и он вновь окажется за решеткой. Как говорят специалисты, у Коцабы с момента вынесения, вернее с момента отмены оправдательного приговора осталось около 10 дней свободы, после чего дело будет передано в Ивано-Франковский суд, где, собственно, и решится его судьба.

0

70

В редакции украинского издания «Страна.ua» проходят обыски

В помещении украинского интернет-издания «Страна.ua» проходят обыски, сообщил его главный редактор Игорь Гужва.
«У нас в редакции обыск по сфальсифицированному делу», — написал он в Facebook.

«Украинским новостям» Гужва рассказал, что люди, представившиеся сотрудниками Нацполиции, выбили дверь в редакцию и заявили, что пришли с представлением суда об обыске за якобы вымогательство у народного депутата Дмитрия Линько.

Ранее СБУ провела обыски в украинском офисе «Яндекса», обвинив сотрудников организации в передаче личных данных пользователей в Россию.

0

71

В Киеве задержан главред портала «Страна.ua» Игорь Гужва
23 июня 2017
https://img6.eadaily.com/r650x400/o/d8c/50dc56f16a9b71c096b5a19a57326.jpg

В Киеве по подозрению во взяточничестве задержан главный редактор сайта «Страна.ua» Игорь Гужва. Об этом сообщает ФАН, ссылаясь на заявление генерального прокурора Украины Юрия Луценко.

Ранее ряд СМИ сообщал о том, что в четверг сотрудники Службы безопасности Украины провели обыск в столичном офисе редакции.
Сам Гужва сообщал на своей странице в социальной сети Facebook, что обыск в редакции проводится по сфальсифицированному делу. «У нас в редакции обыск по сфальсифицированному делу», — написал он.

По утверждению Гужвы, украинским властям надоело терпеть редакционную политику сайта, потому они «по беспределу» сфабриковали уголовное дело против его главреда, чтобы прекратить работу портала.

Сайт «Страна.ua» был запущен Игорем Гужвой в начале 2016 года после того, как он продал свою долю в медиахолдинге «Вести».

Портал неоднократно публиковал компрометирующие материалы об украинских политиках и чиновниках. Например, на сайте были обнародованы записи разговоров украинского депутата Верховной рады Александра Онищенко, который проходит на Украине по статье «хищение госимущества в особо крупных размерах» и скрывается от следствия за границей. На записи слышно, что бывший депутат Рады Николай Мартыненко, известный своей дружбой с экс-премьером Украины Арсением Яценюком, обвиняет в коррупции президента Петра Порошенко и его приближенных.

0

72

0

73

Украина: Стратегия страха
29.06.2017

Не пришлось долго ждать подтверждения словам президента Порошенко о том, что «такой уровень свободы, который есть сейчас, в том числе и для гражданского общества, этот уровень является беспрецедентным.

Никогда за всю историю Украины Украина не имела такого уровня свободы, в том числе в отношении журналистов, в том числе в отношении общественных деятелей…».

Нынешний уровень «свободы» просто зашкаливает!

Действительно, при ком из «попередникив» Петра Алексеевича можно было представить арест главного редактора одного из наиболее известных и читаемых изданий страны, как это случилось днями с главредом СТРАНА.UA Игорем Гужвой?

Невольно вспоминаешь роман Джорджа Оруэлла. Похоже, на Украине «1984» уже наступил. И теперь нас убеждают, что «СВОБОДА — ЭТО РАБСТВО».

До Порошенко даже в самом кошмарном сне не могли представить себе какие-либо юридические неприятности редакторы и журналисты крайне оппозиционных ресурсов вроде «Украинской правды», УНИАН, «Зеркала недели» и сотен других изданий столичного и местного масштаба.

Притчей во языцех стала история «непорочного избиения» журналистки принадлежащего Петру Порошенко «5 канала» Ольги Сницарчук — сомнительный эпизод во время уличных мероприятий оппозиции, переросших в массовую драку (не распознав друг друга, одни оппозиционеры выясняли отношения с другими).

А ведь их журналисты позволяли себе даже личные оскорбления высокопоставленных чиновников.

Якобы Сницарчук, не имевшая никаких «опознавательных знаков» журналиста, подверглась нападению их участников.

Никаких процессуальных доказательств (телесных повреждений, подтверждающих инцидент фото и видео) не было, но случайно попавшего на фото молодого человека Вадима Титушко «демократическая» пресса превратила в прямо-таки олицетворение тоталитарного зла, его фамилия стала нарицательной, а главное, тогдашняя власть, извините, до мокроты в штанах боявшаяся обвинений в покушении на свободу слова и журналистской деятельности, довела дело до суда, вынесшего Титушко и его «подельникам» обвинительный приговор (правда, условный — после покаянных заявлений самого Титушко).

Впрочем, и эти «старания» тогдашней власти не помешали ей получить солидную порцию заявлений, обвинений и возмущений по поводу этого инцидента от патентованных правозащитников, всяких там Freedom House, Human Rights Watch, посольств западных держав и их внешнеполитических ведомств.

Можно только представить, какой бы вселенский вой поднялся бы, случись в те времена с кем-либо из оппозиционных журналистов то, что произошло с Олесем Бузиной, и если бы обвиненные в убийстве журналиста «до суда» (который неведомо когда будет) были бы выпущены на свободу.

А оставшееся совершенно безнаказанным нападение с поджогом на офис одного из ведущих национальных телеканалов? Даже страшно подумать, как бы громко верещала вся «демократическая общественность» мира и его ведущие СМИ по этому поводу!

И уж точно совсем немыслимо было представить в те «тёмные» времена, чтобы провластные «спикеры», депутаты, крупные чиновники позволили бы себе разразиться по поводу ареста журналиста такими спичами, как советник министра внутренних дел Антон Геращенко:

«Задержан главный редактор сайта strana.ua Игорь Гужва.

Как такое может быть?! Это же борьба со свободой прессы!

Да — это борьба!

Первый пошёл! За ним пойдут и другие торговцы клеветой и неправдой».

Борьба со свободой безнаказанно лгать, за деньги распространять неправду и уничтожать собственную страну.

И ведь Игорь Гужва далеко не «первый». Свежа в памяти история Руслана Коцабы, проведшего больше года за решеткой, вся вина которого состояла в том, что он выступил против братоубийственной войны на Донбассе.

Столько же провели в заключении одесские журналисты Артем Бузила и Елена Глищинская, причем изменить меру пресечения последней не помогло наличие у неё двух детей и беременность, завершившаяся родами прямо в СИЗО.

Уже полтора года лишен свободы киевский журналист Дмитрий Василец. Будучи не в силах собрать доказательства его «вины» и сформулировать обвинение, СБУ тупо продлевает срок его пребывания под стражей.

Да и только ли о журналистах идет речь? Несколько примеров, взятых из реестра судебных решений, приводит издание «Вести»:

«Жители Луганской области, активно пользуясь социальной сетью „ВКонтакте“, систематически размещали на стене созданной ими группы тексты, содержащие признаки публичных призывов к проведению акций гражданского неповиновения, направленных на поддержку „ЛНР“ и „ДНР“. Местные суды приговорили к пяти годам тюрьмы с испытательным сроком».

В Сумах был осужден предприниматель-дончанин за публикацию на своей странице «ВКонтакте» сообщения одной из групп о призыве к голосованию на референдуме 16 мая 2014 года в Крыму.

Также в одной из «расшаренных» им записей речь идет о вхождении южных областей в состав РФ. В результате мужчину осудили на четыре года, изъяв при этом ноутбук, с которого он заходил в Интернет.

Еще один приговор, согласно реестру, вынесли мужчине из Черкасс. В частности, претензии возникли из-за главного фото на странице, где была размещена запись со словами «План действий…», которая заканчивалась текстом: «…никого из Западной Украины не впускать».

Суд решил посадить злоумышленника на четыре года с изъятием электронных носителей.

Возможно, об этом сомнительном приговоре никто бы и не узнал, если бы таким «достижением» в сфере борьбы с преступностью не преминула прихвастнуть Львовская прокуратура и Галицкий райсуд Львова.

А студента 3-го курса Львовского университета осудили на 2,5 года с отсрочкой на год за цитаты вождя мирового пролетариата в соцсети.

Эти учреждения почти синхронно разместили на своих официальных сайтах пресс-релизы об осуждении студента Львовского университета им. Франко за пропаганду коммунистической идеологии.

Что тут показательно, нет относительно четких критериев уровня «допустимой» оппозиционности, за которым следует уголовное преследование.

Это первый в Украине подобный вердикт, но в прокуратуре Львовщины уже намекают, что не последний, так как в производстве еще два подобных дела.

«Проблемы» могут возникнуть и у главреда популярного издания, и у пользователя соцсетей, позиция которого становится достоянием от силы нескольких десятков его «френдов».

И в этой выборочности — глубоко продуманная практика: всех оппонентов существующего политического режима «закрыть» пока не получается ни по «техническим» (на всех не хватит ни мест размещения, ни охраны), ни по политическим (десятки тысяч политзаключенных западным партнерам будет сложно «не заметить») причинам.

Поэтому задача — «выборочными» репрессиями создать атмосферу страха, пронизывающую общество сверху и до самых низов.

Каждый должен знать, что любое выражение недовольства властью, вплоть до поста в соцсети или разговора на работе или в общественном транспорте, чревато «проблемами».

Полагаю, именно в этом «косвенном» воздействии главный смысл бил-бордов от СБУ с призывом доносить на «сепаратистов», причем с подчеркиванием, что сообщать нужно даже о разговорах, а не только о неких действиях или о подготовке к ним.

Стукачество стало основой нынешнего политического режима на Украине.

Причём репрессируют людей не за действия, а за критические высказывания в отношении власти.

И методы воздействия варьируются — от подлого убийства (Олеся Бузины) до арестов с последующим осуждением на условные либо реальные сроки или «подвисанием» дела, до обысков или вызовов в СБУ (как Мирославу Бердник), ну и, наконец, до занесения в списки «легендарного» сайта «Миротворец».

Там, где официальным образом действовать не с руки, подключаются «активисты», как было с поджогом «Интера», нападением на пришедших отметить День Победы, а самый последний случай — избиение участников пикета против переименования проспекта Ватутина в проспект Шухевича.

И естественно, все эти инциденты остаются без внимания правоохранительных органов, потому что власть использует террор как метод управления страной.

И нужно признать, это работает. Самоцензура оказалась куда эффективней классической цензуры.

«Если вы посмотрите телевизор, это будет самым ярким доказательством, что вы можете показывать то, что считаете нужным, руководствуясь исключительно своим пониманием журналистских стандартов и этики», — снова процитирую президента, оценив его «тонкий юмор», ведь увидеть что-либо подобное критике действующей власти на «эфирных» каналах телевидения практически невозможно, даже если они принадлежат олигархам, у которых сложные отношения с Петром Алексеевичем.

Куда-то исчезли бившие рейтинговые рекорды ток-шоу, на которых во времена Януковича беспощадно «полоскали» тогдашнего президента.

Практически не осталось оппозиционных печатных изданий.

«Оппозиционный сегмент» сохранился лишь в Интернете (в виде онлайн-каналов и интернет-изданий), но, судя по запрету российских соцсетей и проблемам страны.ua, власть всерьез занялась и ими.

Причем, что характерно, критика «справа», с нацистских позиций, в целом допускается, репрессии касаются исключительно тех, кто выступает за реальный поиск мира на Донбассе, восстановление отношений с Россией и проведение курса, направленного на защиту подлинных национальных интересов, а не выполнение «хотелок» Запада.

Так что, судя по всему, к мнению партнеров киевские правители прислушиваются.

Но применение пресловутых двойных стандартов по отношению к своим и «не своим» «сукиным сынам», по определению Франклина Рузвельта, — обычное дело для тех, кто любит учить нас «общечеловеческим ценностям», верховенству права и т. п.

При этом нужно понять, что в политике двойных стандартов кроется нечто большее, чем просто благорасположение к идеологическим и геополитическим союзникам.

Монополизация Западом права определять, кто «демократ», а кто «диктатор», кого международному сообществу достаточно слегка пожурить, а на кого обрушить тяжелый пресс международных санкций вплоть до прямой интервенции, — такой же и столь же мощный геополитический инструмент, как и монопольное право эмиссии «мировой валюты» — доллара!

Поэтому наивно ждать, что западные лидеры и общественность услышат обращенные к ним призывы и прозреют относительно того, что демократии и свободы в Украине в 2014 году не стало.

Ведь когда того требовали американские интересы, закрывались глаза на «делишки» таких персонажей, как Пиночет, Стресснер или Бэби Док. Именно поэтому Украину превратили в Гаити времён Дювалье.

И что изменилось за прошедшие десятилетия? Разве что прибавилось у «коллективного Запада» цинизма и лицемерия. Тогда было достаточно просто не педалировать положение с демократическими свободами и правами человека в том же Чили, не опускаясь до утверждений о «значительном» или даже «беспрецедентном» прогрессе в этой сфере по сравнению с временами президента Альенде.

Теперь же по отношению к Украине это делают, что называется, «на голубом глазу». И гробовое молчание «мирового сообщества» по поводу ареста Игоря Гужвы и погрома в редакции Страны.ua — наглядное тому подтверждение.

Дмитрий Гужва

0

74

Золотарев: «Правосеки», устроившие бой в Мукачево, отпущены, чтобы не жгли шины

Эксперты прокомментировали освобождение четверых участников «Правого Сектора» (запрещенная в РФ экстремистская организация), которые участвовали в перестрелке с полицией в Мукачево в 2015 году с применением гранатомета

«Решение суда по освобождению четырех участников мукачевской стрельбы из «Правого Сектора» — это компромиссное решение, чтобы радикалы не устроили фестиваль по сожжению шин у стен суда. Но и спустить совсем это дело на тормозах было невозможно. Да, они отсидели положенное в СИЗО до решения суда, но это более чем комфортные условия, когда за убийство четырех человек люди отделались двумя годами отсидки», — объяснил политолог, глава центра «Третий Сектор» Андрей Золотарев.

При этом эксперт подметил, что это не решает проблему восстановлении монополии власти на насилие. Поэтому, по мнению Золотарева, рано или поздно в Украине случится или «ночь длинных ножей», или государственный переворот. То есть, рано или поздно власть и радикалы сведут счеты друг с другом.

Вместе с тем, как утверждает правозащиник Игорь Годецкий, в деле о перестрелке в Мукачево исполняется всего лишь решение первой инстанции. Если кто-то считает, что это незначительное наказание, то последует апелляция.

«Пока что патриотическая франшиза позволяет этим людям избегать более суровых приговоров. Однако же отдельные АТО-шники и другие добровольцы, которые попадаются на уголовщине и за которых не вписываются их побратимы и политическая крыша, получают наказание по полной программе. Увы, перестрелка в Мукачево — это не тот случай», — заключил Андрей Золотарев.

Родион Горбенко, Владимир Бурча, Роман Мунчак, Сергей Деяк из «Правого Сектора», которые участвовали в перестрелке 11 июля 2015 года в г. Мукачево Закарпатской области, вышли на свободу. Мукачевский суд присудил каждому по 3 года 9 месяцев заключения. Однако по «закону Савченко», считающему день отсидки в СИЗО за два, они полностью отбыли этот срок, находясь в СИЗО.

Генпрокуратура Украины считает это мягким приговором и намерена его обжаловать.

Два года назад 14 бойцов «Правого Сектора» вступили в перестрелку с полицией и силовиками бизнес-структур местного депутата Михаила Ланьо. Радикалы, заявлявшие, что вышли на борьбу с контрабандистами, стреляли по полицейским машинам из гранатомета. В перестрелке погибло четыре человека, ранено 13. Под стражу взяли только четверых радикалов. Позже двое участников стрельбы погибли в ДТП на Днепропетровщине.

0

75

В Одессе националисты подрались с полицией

Во время концерта популярной певицы Ирины Билык националисты подрались с правоохранителями.

Об этом сообщает местное издание «Таймер».

Спустя примерно полчаса после начала концерта группа радикалов попыталась прорвать полицейское оцепление, чтобы ворваться на территорию ресторана, где выступала Билык, и всё-таки сорвать концерт, передает издание со ссылкой на собкорра.

Задуманное радикалам не удалось, более того, одного из них задержали, что спровоцировало националистов на окружение полицейского автобуса.

Как пообещал националистам советник главы управления нацполиции в Одесской области Руслан Форостяк, задержанному ничего не грозила, и после установления личности его должны были отпустить.

Тем не менее националисты не поверили полицейским и предприняли попытку силового штурма автобуса, в результате чего правоохранители задержали нескольких радикалов, среди которых — бывшего лидера одесской ячейки запрещенной в РФ экстремисткой организации «Правый Сектор» Сергея Стерненко.

В ответ радикалы выдвинули ультиматум: они блокируют близлежащие улицы, или их товарищей отпускают. Полиция освободила Стерненко.

«Такого произвола я не видел уже давно. Все идем завтра 9 июня в 15:00 под облуправление МВД на Еврейской 12. Выгляжу и чувствую себя, мягко говоря, не очень», — пожаловался радикал на своей странице в Facebook.
https://scontent-arn2-1.xx.fbcdn.net/v/t1.0-0/p235x350/18951389_298526353928439_943921988765048765_n.jpg?oh=359d7e144cbdad5b359bae142e2e50bf&oe=59CEAA73
Такого свавілля я не бачив давно. Всі йдемо завтра, 9 червня о 15:00 під облуправління МВС на Єврейській 12. Одеса.
P. S. Виглядаю і почуваюсь, м'яко кажучи, не дуже.
P. P. S. Пост стосується побиття мене і ще декількох людей сьогодні під час протесту по концерту Білик.

Концерт певицы тем временем продолжился.

0

76

Мать Бузины в отчаянии готовит иск в ЕСПЧ

Генеральный прокурор Украины Юрий Луценко не захотел встречаться с матерью украинского писателя и журналиста Олеся Бузины, два года назад расстрелянного у подъезда своего дома в Киеве. Об этом Валентина Бузина рассказала в интервью «Московскому комсомольцу».

Она отметила, что в первые полгода после убийства даже не нанимала адвокатов, поскольку была уверена, что правоохранительные органы настроены в кратчайшие сроки найти убийц.исполнителей и заказчиков преступления.

«Практически каждую неделю я бывала в прокуратуре и в полиции, где видела, что расследование идет. Но потом дело внезапно перенесли в Одессу, и я была шокирована… Олесь жил в Киеве, вся его семья жила здесь же, и убийство совершили здесь… При чем здесь Одесса? Тогда я поняла, что без адвокатов никак нельзя, и наняла себе в защитники Рената Кузьмина, бывшего заместителя генпрокурора Украины, и Артема Захарова. Вдвоем они делали все для того, чтобы о расследовании не забывали и не пытались его затянуть», — сказала мать убитого писателя.

Также она сообщила, что недавно ее официально уведомили о завершении досудебного расследования убийства и подготовке его передачи в суд.

«Я не знаю, убивали ли Медведько и Полищук моего сына или нет. Я по-настоящему верующий человек и хочу, чтобы наказаны были действительно виновные. Поэтому жду этого суда как никто другой, надеюсь, там выяснят, они это были или нет. Но меня волнует еще то, почему они решили поднять руку на Олеся. В суде Медведько и Полищук говорили мне, что не читали ни одной его статьи или книги. Я смотрю на этих двух хлопцев и понимаю, что высшее образование, наверно, ничего им не дало. В их глазах я не вижу ничего, кроме пустоты. Я хочу, чтобы справедливость восторжествовала. Я хочу узнать не только, кто убил моего сына, но и кто заказал его… В этом направлении расследование даже не начиналось», — подчеркивает Валентина Бузина.

Она полагает, что расследование сознательно затягивали.

«Уже сейчас я готовлю материалы в ЕСПЧ, общаюсь с представителями ОБСЕ и ООН по правам человека, хожу в различные посольства… И не только я этим занимаюсь, мне помогают друзья и коллеги моего сына. Очень много незнакомых людей пришли ко мне после убийства сына и стали моей семьей. Я никогда не остановлюсь и не предам Олеся. Может быть, моя вера в справедливость поможет установить настоящих убийц», — надеется мать Бузины.

Она также рассказала, что лишь один раз обратилась за помощью к властям Украины, записавшись на прием к генпрокурору Юрию Луценко.

«Несмотря на то что я была первой в списке на встречу, он меня не принял, сделал вид, что моей фамилии просто нет. Сначала я очень расстроилась, а потом поняла, что ему было нечего мне сказать. Конечно, мне было бы спокойнее, если бы он сказал это сам, но Бог ему судья, больше я к нему не ходила и не пойду», — пообещала Валентина Бузина.

0

77

В Киеве уже открыто говорят: Надоел бред о вездесущих российских шпионах!

Дело Павла Шеремета не будет раскрыто и закончится неубедительными обвинениями в адрес России. Об этом сегодня на пресс-конференции в Киеве заявил эксперт по вопросам безопасности Сергей Шабовта.

«В лучшем случае это будет ангажированное заявление в адрес соседа с какими-то мутными разъяснениями о том, что это не доказуемо. Готовность политиков, начиная с президента,  видеть всюду только руку Кремля, забывая о профессионализме следствия, передавит все живое», — сказал Шабовта.

Он полагает, что убийство журналистов может быть сознательной тактикой, передает корреспондент «ПолитНавигатора».

«Тактика расправы с журналистами крайне привлекательна для формирования конфликтных ситуаций в обществе. Уровень раскрываемости таких преступлений невелик во всех странах и во все времена. В Украине политизируется любое преступление. Это было очевидно в ситуации с убийством Олеся Бузины. Он был человеком, неугодным власти, и на таких циничных тормозах все спускалось и закончилось ничем», — сказал Шабовта.

0

78

«В одесской СБУ ждут «Русского мира» и просят их не расстреливать»

Одесские сотрудники СБУ ждут прихода «Русского мира» и просят их не расстреливать после смены власти. Киев продолжает удерживать заложников, в том числе и граждан России, однако посольства и консульства проявляют поразительную бездеятельность. Если бы Партия регионов в 2014 году отдала на поддержку сопротивления хоть часть денег, которые сегодня тратит на залоги за депутатов Верховной Рады в киевских судах, «бело-голубые» могли бы остаться у власти.

О политических преследованиях на подконтрольных Киеву территориях, о национальных и социально-общественных особенностях Бессарабии, обозревателю ПолитНавигатора Валентину Филиппову рассказал журналист и бывший политзаключённый Артём Бузила из Одессы, которому довелось просидеть за решеткой по обвинению в сепаратизме около года.

Валентин Филиппов: Здравствуйте, Артем.

Артем Бузила: Добрый день, Валентин.

Валентин Филиппов: Вы прошли путь политзаключенного. Скажите, а  с точки зрения Украины — может быть, вы действительно виновны и несёте какую-то опасность, как и все те, кто находятся сейчас в СИЗО, которых сейчас удерживают, никак решений не принимая уже третий год?

Артем Бузила: В Украине все, кто называются «политзаключенными», в принципе, обвиняются по политическим статьям. Это «сепаратизм», «призывы к антиконституционной деятельности», «государственная измена», «терроризм», «массовые беспорядки» и так далее.

С точки зрения закона Украины, если взять мою вину или Елены Глищинской, которая у Вас была не так давно в эфире, то она просто притянута за уши.

Вы, я уверен, знаете, потому что на сайте «ПолитНавигатор» очень много о нас писалось, и баннер с моим лицом в течение года фактически висел. И одно из первых интервью, которые я дал, точнее первое интервью, которое я дал, было «ПолитНавигатору».

Просто мы принимали участие в конференции «Народная рада Бессарабии», причем, я не принимал участия в качестве организатора, просто в качестве приглашенного гостя. На нас навесили то, что мы хотим отделить юг Одесской области в сговоре с администрацией президента России. Потом написали, что, якобы, мы во всем сознались, при этом, сославшись на некоторый источник в СБУ. А официальное решение суда было, что «неустановленные лица передавали неустановленные задачи, и неизвестно кто, неизвестно что, никому ничего не понятно: кто что говорил и кто что делал». То есть, сами это дело придумали, сами в него поверили, сами же нас за это осудили.

Но, находясь в следственном изоляторе, мне приходилось знакомиться с делами других политических заключенных, многие их которых сейчас до сих пор находятся в Одессе в СИЗО. И по уровню бреда того, что там написано, эти дела могут переплюнуть даже наше уголовное дело.

К примеру, очень известное уголовное дело так называемых казаков во главе с Александром Луценко. Очень известный в Одессе человек, депутат четырех созывов. Их обвиняют в том, что они встретились в кафе, и в то время, может, выпивали что-то, какие-то спиртные напитки, и в это время они обсуждали: вот, что власть такая-сякая, нужно их свергнуть. Ну, в общем, то, что называется «кухонным разговором». И какой-то негодяй среди присутствующих этих мужчин взял и записал это на телефон или на какое-то там устройство, и сдал это в СБУ. И пришили двенадцать или тринадцать статей Уголовного кодекса — от попытки покушения на народного депутата Гончаренко, всем известного, заканчивая терроризмом, подготовкой к попытке захвата государственных зданий Бессарабии и так далее.

И таких дел очень, очень много. Очень долго их перечислять. Это дело Коцабы, как вы знаете, оно заново началось; дело Васильца Дмитрия, журналиста, моего коллеги, которого подозревают в том, что он распространял и хранил информацию для ДНР и ЛНР. Хотя для чего в современном мире хранить на жестком диске какую-то информацию, когда есть серверы, когда есть для этого все устройства? То есть, абсурд за абсурдом! Недавний, последний, буквально, пример. Кстати, на страницах вашего издания прочитал, что фотографа во Львове осудили за то, что он снимал акцию поляков, якобы, она была фейковая.

Ну, даже если это фейковая акция, это его, Господи прости, профессиональная обязанность снимать. В том числе и фейковые акции, и не фейковые, и какие угодно акции. Это его профессиональная обязанность! Человека осудили и присудили, по-моему, штраф тысячу долларов, если я не ошибаюсь. Ну, собственно, так вот обстоят дела в Украине с политическими заключенными.

И последнее, что я скажу по этому поводу. Недавно была резолюция Парламентской ассамблеи Совета Европы, которая в Минске проходила. Там упоминалось, что вот в Минске нарушаются права человека, в Белоруссии, в России и в Азербайджане.

Но, если сравнить количество политических заключенных в Белоруссии, — их там три человека, и они все трое пророссийские, и сравнить в Украине, где только в Одессе находятся, как минимум, человек тридцать-сорок на данный момент!

И при этом, про Украину никто не говорит, как о стране, где ущемляется свобода слова!

Валентин Филиппов: А каков из этого всего выход?

Артем Бузила: А как от них можно добиться закрытия этих уголовных дел, если, вот пример, когда орган, который даже не принадлежит к Европейскому Союзу, я имею в виду ПАСЕ, Совет Европы, там все страны Европы, даже, по-моему, Казахстан там состоит, и закрываются глаза. Почему?

Потому что, эти люди, преследуемые, является про…, ну если не пророссийскими, то, по крайней мере, оппозиционными к евроинтеграционному курсу Украины, такому радикальному.

Когда дело касается вот таких людей, все эти «Эмнисти Интернейшнл», «Репортеры без границ» и так далее, все закрывают глаза на то, что происходит.

Когда, например, дело касалось Елены Глищинской или меня, которые журналисты, и нас судили за сепаратизм, ответ был следующий: «Ну, их же судят не за журналистские публикации, их же судят за сепаратизм!».

То же самое говорят и об остальных людях, которые сидят в Украине: их же судят за массовые беспорядки, их же судят за терроризм, не за высказывание как таковое судят. Или их же судят за «работу на ГРУ или ФСБ, их же не судят за политические взгляды»!

Вот таков постоянный ответ европейцев.

К счастью, конечно, уже тенденция некоторая пробивается. Вот, вы знаете, хочу отметить, что по тому же делу «2 мая», очень громкому делу, Евросоюз и ОБСЕ, и ПАСЕ заняли более справедливую позицию, говоря о том, что — ну как так: есть видеодоказательства того, что участники евромайдана добивали людей, которые падали из Дома профсоюзов горящего, и в отношении их не ведется ни судебных, ни следственных действий; а в отношении антимайдановцев, по которым доказательной базы ноль, потому что среди пяти тысяч человек, которые там участвовали, выбрать четырех-пятерых фигурантов невозможно просто, невозможно зафиксировать и доказать факт их участия в массовых беспорядках. Но, при этом три года, больше уже трех лет, люди находятся в следственном изоляторе, — исключительно участники антимайдана.

Валентин Филиппов: Хорошо. А есть ли из всего этого выход? Мы знаем, что одесская журналистка Глищинская вышла по обмену, вмешательство напрямую президента России было.

Артем Бузила: Так же и Диденко, второй фигурант.

Валентин Филиппов: Наши все выходят исключительно по обмену. В основном.

Артем Бузила: Более того, обмена уже очень давно нет. Но, я, честно говоря, не понимаю причины. Потому что, вот в прошлом году, как только я вышел из СИЗО, была прямая линия с Захарченко. И мне тогда позвонил, по-моему, пресс-секретарь Захарченко, попросил задать какой-то вопрос от имени Одессы. И я задал вопрос, почему, имея на то полномочия, руководство республик Донбасса не производит обмен?

Ведь, назовем его так, даже пиар-эффект от обмена участников, например, событий 2-го мая или, например, того же Васильца, их слово, их рассказы о положении дел на Украине, их путь героический, он будет гораздо важнее для тех же ДНР, ЛНР и нахождение этих людей там, чем, например, нахождение украинских военных, о которых никто никогда в жизни не узнает, не узнает их ни в лицо, не поймет кто они такие!

Там, может, единицы, из них сделают героев, а остальные, о них завтра же забудут, в том числе, и украинская власть.

Валентин Филиппов: Но, по-моему, все политзаключенные, большинство политзаключенных, внесены в списки на обмен.

Артем Бузила: Совершенно верно, они внесены в списки на обмен. Но, с одной стороны, мы не знаем полной правды, почему так происходит. Более того, ведь 2-е мая, еще раз вернемся, там ведь двое граждан России. И мне кажется, Россия могла бы поспособствовать.

Максим Сокоулов, я с ним сидел где-то полгода в одной камере, гражданин России. К нему там раз в год пришел консул, — это максимум, на что созрела официальная российская власть. Для меня это очень странно. Очень странно, потому что одно дело, когда речь идет о гражданах Украины. Но там же граждане России. Почему бы их не обменять бы?!

Валентин Филиппов: Не, ну может быть, Россия где-то глубоко в душе считает Украину террористическим государством, а с террористами стараются лишний раз не договариваться. Украина и так пытается задержать максимальное количество граждан Российской Федерации. Если пустить это на поток, это станет украинским политическим бизнесом.  Захват граждан России с последующим обменом и обвинением в агрессии.

Артем Бузила: Вы, наверное, правы. И, вы знаете, я не хочу, чтобы наши зрители подумали, что это я вот ругаю Россию в этом плане. Нет, последнее время ситуация значительно поменялась.

Последний случай выдачи – это был случай выдачи Бородавки Андрея, очень такой противоречивый. После этого, насколько я помню, да, были задержания, например, за нарушение режима пребывания, были еще какие-то случаи. Но ничего такого кардинально непонятного людям не происходило. Впоследствии людей, как я понимаю, отпускали.

Сейчас задержан один из участников батальона «Керчь» из Крыма. Ну и тоже, я вчера вот читал, по-моему, Бородая комментарий по  этому поводу, который сказал, что с 90% вероятностью он выдан не будет. Потому что статья политическая, ему реально угрожает политическое преследование и так далее.

Валентин Филиппов: Вот сейчас, когда ты уже не находишься на территории Украины, тебе не кажется, что СБУ и те, кто тебя арестовывали, в общем-то, подсказали что-то, как они себе это все видят?

Вот эта идея с Бессарабской народной республикой, которую подсказала СБУ, придумала, и за это начала сажать, она вообще логичная или это все-таки мертворожденная вещь?

Может ли быть субъектом новой Украины Бессарабская народная республика?

Артем Бузила: Из первого вопроса про СБУ. Когда я был арестован, естественно, у меня очень много было вопросов, общения с ними. Причем, человек 50-100 СБУшников я там перевидел. Многие говорили, например, не хочу называть, из какого они подразделения, многие говорили, что «вот, мы знаем, что через пять или через десять лет ты вернешься сюда знаменитостью или героем каким-то, ты же нас там не запишешь в какие-то черные списки, ты же нас там не убьешь и так далее?».

Один был мой знакомый сотрудник, которого я знал еще при свободной жизни, и который работал в СБУ. Этот человек — сторонник интеграции с Россией, и он мне рассказывал, что «вот, сейчас начинается евромайдан, который угрожает территориальной целостности, безопасности страны, независимости её, угрожает национальным интересам этот евромайдан».

И я его в 2015 году, когда меня арестовали, увидел в здании СБУ. И он проходит мимо и делает вид, что меня не знает. Я своему следователю заявляю: «так вы же мне рассказывали, что мы такие плохие сепаратисты. Вот человек (и называю его имя и должность, на которой он находился в 2015 году), вот этот человек в личной беседе со мной, сказал, что то, то и то. Это кто? Наш человек в Гаване, или это предатель?».

Они говорят: «Все, мы проведем расследование, это агент Русского мира в нашей структуре и так далее». То есть, там люди, в основном, в СБУ, беспринципные, им все равно. У них забрали таможню, у них забрали коррупционные дела, дали террористов и сепаратистов. На них сейчас они отыгрываются.

Что же относительно того, как СБУ видит проект Украины? Ну, по крайней мере, декларативно они заявляют, что Украина будет жить вечно, что все так прекрасно, что все так хорошо, что при Януковиче было нарушение свободы слова и сдавался суверенитет. Ну, а сейчас мы вам, сепаратистам, даем столько свободы, а вы вот все равно у России берете деньги, все равно работаете на российские спецслужбы, все равно с вами общается ГРУ и ФСБ…

Ну, опять же, процентов десять – двадцать сотрудников говорят: «скоро вы там будете при власти, пожалуйста, нас не трогайте».

Что же относительно Бессарабии и ее субъектности и так далее, то, действительно, я считаю, что этот регион во многом отличается даже от Одесской области. Потому что сам родом из севера Одесской области, города Раздельная. Там, в основном, регион, назовем его так, пророссийский, православный, но во многом украиноязычный. То есть, там люди говорят на украинском языке, и при этом не любят националистов и так далее.

В Бессарабии украиноязычных сел, может быть, два-три из всего 150-тысячного региона, там, действительно, такой каламбур национальностей: румыны, молдаване, гагаузы, болгары, албанцы, которые компактно проживают в этих селах и разговаривают на своем родном языке, что очень важно.

То есть, заезжая, например, в Дмитровку Болградского района, ты там услышишь гагаузский язык. Заезжая в Красноармейское (я не знаю, как оно сейчас называется), село Болградского района, там люди говорят на болгарском. И там, что самое важное, нет межэтнического конфликта. Вот это очень важно.

Потому что, например, в Молдавии в 90-е годы был конфликт между молдавским населением и гагаузским населением, в Приднестровье возник тоже конфликт на этой почве. Конечно, речь там шла о великорумынских каких-то интересах, но, тем не менее, такой конфликт присутствовал, как минимум.

В Бессарабии, я имею в виду украинской Бессарабии, если правильно говорить, в Буджаке, такой конфликт отсутствует. Тем не менее, историческая судьба этого региона, она разнится даже от Одесской области, не то, что от остальной Украины.

Естественно, при наличии очень мощного лидера, который бы себя позиционировал и, наверное, был бы выходцем из одной из национальностей Бессарабии, то, конечно, можно говорить о каком-то определенном противостоянии тому, что сейчас происходит.

Но, проблема в том, что политики, которые некогда были лидерами общественного мнения Бессарабии, это, например, мой бывший начальник Антон Киссе, на которого я очень долго работал; Юрий Димчогло, который сейчас заместитель председателя Одесского областного совета, с которым у нас тоже раньше были приятельские достаточно отношения; Барвиненко Виталий, народный депутат, с которым работала Елена Глищинская, и от которой он открестился, как черт от ладана, когда ее арестовали.

Вот эти люди сегодня несут ответственность во многом за то, что Бессарабия заняла такую, знаете, позицию такого пресмыкающегося: «вот, нас там не трогайте, к нам не лезьте, мы там бедствуем, нас тут притесняют, нам тут запрещают разговаривать на родном языке. Ну, в общем, так как мы не хотим войны, значит, нам надо жить, фактически предав, так сказать, свои идеи, свои интересы, только нас не трогайте».

И все вот говорят: вот, начнется как в Югославии, вот начнется как в ДНР, вот начнется как в Приднестровье и так далее.

Но, в 2015 году самые крупные антимобилизационные протесты февраля-марта-января 2015 года проходили как раз в Бессарабии. Там в Рени целые села молдавские восставали против мобилизации. Там в срочном порядке приезжали какие-то военные, рассказывали о том, что мобилизация добровольная и так далее. В конце концов, можно посмотреть на результаты выборов 2014 года, Порошенко по Бессарабии, по-моему, меньше получил только в Донецкой и Луганской областях.

То же самое и партия БПП на парламентских выборах 2014 года и местных выборах 2015 года. Поэтому, Бессарабии нужны, прежде всего, лидеры. С другой стороны, лидеры нужны каждой области, каждому региону юго-востока. Такие лидеры сейчас не могут появиться, потому что, как только они появятся, они сядут в тюрьму, либо их физически убьют, либо они вынуждены будут эмигрировать в связи с опасностью для жизни и опасностью ареста.

Поэтому, Бессарабия может стать точкой эскалации определенной, но, с другой стороны, мне кажется, тут нужно говорить о каких-то общенациональных, назовем это так, процессах, которые, рано или поздно, начнутся.

Когда они начнутся, я вам не могу сказать. Никто ведь не мог из нас с вами предположить, что вы будете находиться в 2017 году на территории Крыма, а Крым – это будет Россия. Например, в 2013 году.

Валентин Филиппов: Нет, ну, я надеялся, что я буду находиться на территории Одессы, а Одесса будет территория России.

Артем Бузила: Ну, да. По крайней мере, Таможенного союза, это можно было предположить. Но вот, что будет ДНР и ЛНР,  и Крым вот таким образом войдет в состав России, каким он вошел…

Валентин Филиппов: Но, я должен сказать, что многие предсказывали нечто подобное, но я же оптимист. Я говорил: нет, что вы, война будет на Западе!

Артем Бузила: Совершенно верно. Я не помню, кто написал эту книгу. По-моему, его фамилия Болдырев, но это не тот Болдырев, который Юрий. «Россия, которая должна быть» она называется. Ну, вот автор, к сожалению, вылетел из головы.

И этот человек, он написал эту книгу в 2010 или 2009 году, предсказывал войну между юго-востоком Украины и между западной частью Украины, центрально-западной, раскол. То есть, геополитически это предсказывалось.

По-моему, глава Союза писателей ЛНР Глеб Бобров тоже писал какую-то книгу с похожим сценарием еще в 2008 – 2009 году. То есть, безусловно, этот сценарий существовал.

Даже я могу сказать, в 2014 году я говорил о том, что, если Януковича свергнут, на юго-востоке начнется не сепаратистское движение, а движение на создание отдельного государства. Только я тогда сказал, что этот процесс возглавит Партия регионов. Мне это казалось логичным, вот они захотят сохранить власть на этом куске земли. А они оказались настолько дураками, что решили пойти на сговор с новой властью, и что сейчас с ними происходит — вы знаете.

Задержан Ефремов, Добкину выписали залог многомиллионный. И тоже, рано или поздно, они все окажутся в тюрьме, потому что с предателями, как вы знаете, всегда поступают хуже, чем с людьми, которые сразу, как вы, как я, сразу не приняли этот госпереворот. Поэтому их все равно ждет та же участь, ещё и хуже.

Валентин Филиппов: В 2013-2014 году за 50 миллионов можно было ой какое сопротивление устроить.

Артем Бузила: Совершенно верно. За эту залоговую сумму, которую сейчас они вносят за каждого из бывших регионалов, можно было самих себя вернуть к власти за счет спонсирования протестного движения на юго-востоке.

Валентин Филиппов: Ну, хорошо, ладненько. Огромное спасибо.

Артем Бузила: Спасибо тоже.

Валентин Филиппов: Держись там, на чужбине, в России -))) Все. Ладно, пока.

Артем Бузила: Счастливо.

0

79

На Украине есть множество способов «закрыть рот» неугодному человеку- собкор «Комсомолки»

За три года после Майдана на Украине провели зачистку всех альтернативных мнений в прессе. Вплоть до того, что «придушили» социальные сети, потому что они оказалось одним из немногих источников распространения каких-то альтернативных мнений. Сейчас вот взялись за блогеров.

Так ооценивает состояние свободы СМИ на Украине корреспондент издания «Комсомольская правда» Дмитрий Стешин в комментарии «ПолитНавигатору».

По словам Стешина, ему непонятно, почему люди из журналистской среды, которые на словах боролись за демократию, никак не реагируют на происходящее.

«У нас тут был конфликт — мы много лет дружили с Инной Золотухиной. Она работала киевской «Комсомолке», в 2006 году очень серьёзно выручила когда мы ездили в Чернобыль и у нас сломалась машина… Были тёплые, дружеские отношения. Но после майдана всё изменилось — она ушла из «Комсомолки» на «Вести». Мы ещё как-то переписывались в «Фейсбуке», говорили, что то режим, который сейчас в Киеве установился… Что она ещё вспомнит с теплотой времена того же Януковича. И вот сейчас в этих несчастных «Вестях» — вы лучше меня знаете, у них там каждый месяц какие-то маски-шоу, налёты. Мне сложно сказать сейчас, какое у неё там мнение, мы давно друг друга забанили и не общаемся…», — вспоминает он.

«Я больше чем уверен, что эта информация никак никого не заденет — посадят парня, чего-нибудь там такое придумают — есть множество способов, чтобы закрыть человеку рот. Это же не первый случай. Были проблемы с одесскими блогерами, кто-то вообще был вынужден бежать в Россию и писать отсюда…», — комментирует Стешин «дело Муравицкого» — задержаннгого сегодня СБУ по обвинению в «госизмене» житомирского журналиста и блогера.

0


Вы здесь » Форум В шутку и всерьёз » Политика » Демократия по-украински