Форум В шутку и всерьёз

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум В шутку и всерьёз » Политика » Скандинавия и вопрос Арктики


Скандинавия и вопрос Арктики

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Россия — колонизатор ("The Arctic Journal", Дания)
В экспансионизме Москвы нет ничего нового. Для России это обычное дело
Иварс Силис (Ivars Silis)
06/10/2014
http://beta.inosmi.ru/images/22345/89/223458945.jpg
Некоторые политики и журналисты в последнее время склонны говорить о том, что нынешнее поведение России ставит нас перед новой геополитической дилеммой, которая может иметь серьезные последствия для Арктики. Это не так. Подобные взгляды порождаются либо невежеством в исторических вопросах, либо самообманом.

Россию приглашали во все международные организации — от НАТО (на роль наблюдателя) до «Большой семерки», которую ее недавно попросили покинуть. Мы пытались дружить с медведем в надежде, что это превратит его из дикого зверя в плюшевого мишку.

При Ельцине эта стратегия имела успех. Человек, разваливший Советский Союз, славился своей любовью к водке. Забавно было смотреть, как он то не может самостоятельно сойти с борта самолета, то хлопает женщину-телеведущую по заду. Запад смеялся. Русские морщились. Владимиру Путину, служившему в свое время агентом КГБ в Германии и Эстонии, видеть это было особенно стыдно. Он вырос в тот период, когда во всем мире боялись советской мощи, и теперь стремился вернуть своей стране мировое уважение, полагающееся великой державе, которой она привыкла быть.

Еще с XVI века, со времен Ивана Грозного, Россия агрессивно расширяла свою территорию. Ее история — это длинная череда территориальных захватов и притеснения соседей (которые при случае платили России той же монетой). Русские подчинили себе поляков, эстонцев, латышей, литовцев, украинцев, народы Кавказа и Сибири, эскимосские племена с берегов Северного Ледовитого океана — и это далеко не полный список.

Единственное различие между российскими колониальными амбициями и колониальными амбициями прочих европейских держав заключалось в том, что Франция, Британия и т. д. захватывали земли в дальних концах мира, а Россия находила себе колонии у собственных границ — к востоку, западу и югу. При этом Россия никогда — за исключением ельцинских времен — не отказывалась от своего колониализма (а заодно и от связанных с ним экономической эксплуатации и насильственных переселений). У среднего русского не больше общего с черкесом, чем у британца — с индусом, а у голландца — с жителем Бали.

За два периода своего пребывания на президентском посту Путин вернул российской армии былую славу, превратив ее в силу, с которой следует считаться. Немало внимания он уделяет российским силам в Арктике, которая может стать новым театром конфликта. Деньги на эту модернизацию Россия получила благодаря доходам от продажи на Запад нефти и газа.

Москва также пытается использовать свои энергоресурсы, чтобы вовлекать соседей в энергетические соглашения, торговые союзы и оборонные альянсы, стремясь сделать их зависимыми от себя. Если они не хотят в этом участвовать, Путин не стесняется прибегать к грубой военной силе, используя как регулярную армию, так и так называемых добровольцев. С 2008 года он, не торопясь, отщипывает от соседних стран по кусочку. Грузия была первой, кто потерял часть территории. Второй стала Молдавия. Теперь очередь дошла до Украины, где Россия сейчас якобы защищает русскоязычное меньшинство. По иронии судьбы на меньшинства внутри России ее защита почему-то не распространяется. Итак, империя снова поднимает голову.

Путин — хитроумный тактик и хорошо знает, как далеко он может зайти, чтобы не спровоцировать реакцию Запада. Он понимает, что западные страны будут медлить, пока он не бросит вызов полноценному члену НАТО. Европа не хочет ни рисковать своим экономическим благосостоянием, ни ставить под угрозу поставки нефти и газа, от которых она сильно зависит. Между тем, эти поставки Россия может полностью контролировать. Если ее энергоносители не будет покупать Европа, их купит Китай.

Разумеется, мы можем преувеличивать опасность. Однако, с другой стороны, нам не следует бояться смотреть в лицо фактам. Этим летом Россия восстановила военно-морскую базу на Новосибирских островах, которая была закрыта в 1993 году. ВВС России все чаще летают у границ воздушного пространства соседних стран (иногда нарушая эти границы) и проверяют реакцию Запада. Российские истребители и бомбардировщики появляются то у Аляски, то у Готланда. В итоге Швеция принялась наращивать оборонные расходы и всерьез задумалась о вступлении в НАТО.

Все это, безусловно, не исключает сотрудничества западных стран с Россией. Мы продолжаем с ней сотрудничать — в частности, в рамках Арктического совета. Однако делать это следует только в тех случаях, когда преимущество на нашей стороне. Путин, как любой авторитарный или полуавторитарный лидер, уважает только военную мощь. Значение имеет исключительно то, сколько у противника подлодок, ядерных боеголовок и истребителей. Если у страны недостаточно сил, чтобы заставить Путина соблюдать соглашение, это соглашение не будет стоить даже той бумаги, на которой оно напечатано.

Одно время казалось, что страны арктического побережья смогут поделить Северный Ледовитый океан мирно, корректно и в рамках международного права. Об этом можно забыть. Сейчас все хотят заполучить как можно больший кусок этого пирога. Гренландию это тоже затрагивает. К счастью, благодаря тому, что мы входим в Королевство Дания, нас защищает НАТО. Североатлантический альянс гарантирует нашу свободу, и нам не следует рисковать его защитой ради политических фантазий о независимости.

0

2

От Великобритании до Сингапура: как мир делит шкуру «арктического» медведя
08.10.2014
http://common.regnum.ru/pictures/news/2014-10/belij_medved_spit_reg-big.jpg
Достигнутый полярными странами (Россия, Канада, США, Норвегия, Исландия, Швеция, Дания, Финляндия) статус-кво отчасти сковывает их инициативу и не позволяет принимать односторонних шагов. Однако институт «стран-наблюдателей» в Арктическом совете сегодня может использоваться геополитическими центрами для усиления борьбы в Арктическом регионе. К такому выводу пришли эксперты Центра стратегических оценок и прогнозов, проанализировав позиции и мотивы деятельности стран-наблюдателей Арктического совета. Корреспондент ИА REGNUM ознакомился с докладом.

На сегодняшний день к странам-наблюдателям при Арктическом совете относятся Великобритания, Германия, Индия, Испания, Италия, Китай, Нидерланды, Польша, Сингапур, Франция, Южная Корея и Япония. Эти страны, имея собственные амбиции и устремления в регионе, формально не обладают правом голоса по арктическим вопросам, однако вполне могут способствовать ведущим игрокам в борьбе за отстаивание их интересов; на это и делается ставка, отмечается в докладе.

По мнению экспертов, из восьми арктических стран наибольшее внимание потенциалу стран-наблюдателей уделяет Норвегия. Эта страна ведет активный диалог с такими государствами, как Сингапур, Китай, Южная Корея, пытаясь привлечь их к решению в том числе и ряда вопросов в собственных интересах.

Сингапур рассчитывает получить результат от «продажи» собственных достижений иным участникам арктической гонки. Именно поэтому Сингапур сегодня является выгодным союзником для многих иных арктических государств. Прежде всего, интересует опыт и признание данной страны в международном морском праве. Существенными также являются опыт и достижения Сингапура в создании, управлении и развитии морской и прибрежной инфраструктуры, а также в судостроении, пришли к выводу исследователи Центра стратегических оценок и прогнозов.

Южная Корея среди стран-наблюдателей является одним из наиболее активных игроков в арктических вопросах, считают авторы исследования. С точки зрения Сеула, развитие Северного морского пути позволит стране не только увеличить производство кораблей арктического класса, но и приумножить товарооборот корейских портов с портами в Западной Европе. Эксперты отмечают, что Сеул в арктической политике делает ставку на сотрудничество с полярными государствами. «Наиболее близкие отношения складываются у Сеула с Россией», — говорится в докладе.

Мотивы поведения Китая в решении арктических вопросов исходят из тезиса о том, что проблемы Арктики носят не региональный, а глобальный характер. «Подразумевается, что если решения, принятые при обсуждении арктических проблем, имеют глобальные последствия, то Китай как растущая мировая держава должен иметь право голоса в них», — объясняют эксперты. Опираясь на анализ дипломатических шагов Поднебесной в течение последних 30 лет, исследователи также предполагают, что прагматические соображения будут основными факторами политики Китая в Арктике. Сегодня, согласно докладу, для защиты своих интересов в Арктике Китай сосредотачивает усилия в достижении ряда целей. Во-первых, получить более глубокое представление об отрицательных последствиях того, как изменение климата в Арктике будет влиять на окружающую среду в Китае, его климатические условия и сельское хозяйство. Во-вторых, обеспечить свое участие в Арктическом совете, чтобы постепенно усиливать влияние на принятие решений, касающихся правления в Арктике. В-третьих, одной из стратегических целей Китая, отмечается в исследовании, является обеспечение безопасности маршрутов поставки в страну стратегического сырья от возможного воздействия на них со стороны ВМС США. В целом Поднебесная уже устойчиво интегрирована в систему решения арктических проблем: начиная от экологии, заканчивая экономикой. «Расширяя инвестиционные проекты в арктических государствах, Китай закладывает основу своего влияния в регионе. Уже сегодня через ряд крупных проектов Китай сформировал основу для выстраивания механизмов экономического давления на страны региона с целью обеспечения собственных интересов в Арктике», — резюмируют эксперты.

Есть свои интересы в северных широтах и у Страны восходящего солнца. Для Японии, как и для Сингапура, Арктика является площадкой, на которой могут найти место японские инновации и технологии. Немалую экономическую привлекательность для японцев имеет Северный морской путь: его использование увеличит товаропоток между японскими и западноевропейскими портами, а также обеспечит Японии первенство в судостроении. «Россия рассматривается японским правительством как один из главных партнеров в освоении ресурсов Арктики и судоходства по Северному морскому пути», — утверждают авторы исследования. Несмотря на это, эксперты делают замечание о том, что перспектива круглогодичного плавания по СМП увеличивает ценность Курил (порты, складская инфраструктура, объекты систем безопасности и т.д.), что придаст новый импульс спорам вокруг островов. Эксперты отмечают, что российско-японские отношения в Арктическом регионе носят коммерческий характер. В вопросах же безопасности Япония однозначно будет сотрудничать с Вашингтоном.

Что касается Индии, то она также заинтересована в участии в делах Арктического региона. Будучи гораздо более стесненной в финансах (12 млн долларов на изучение Арктики в течение следующих пяти лет), тем не менее Индия имеет ряд векторов в своей арктической политике. Согласно докладу, прежде всего, индийцы заинтересованы в Арктике коммерчески (освоение углеводородных запасов и участие в развитии Севморпути) и в вопросах экологической безопасности (возможная зависимость интенсивности муссонов в Индии от климатических изменений в Арктике). Стратегические партнеры Индии, согласно исследованию, Россия (в экономической сфере) и Норвегия (в научной).

Свои арктические пасьянсы раскладывают и российские соседи с Запада. Прежде всего, стоит обратить внимание на Великобританию как привратника Северного морского пути. Анализируя предпринимаемые Великобританией шаги в арктическом вопросе, исследователи Центра стратегических оценок и прогнозов предположили, что политика Лондона в отношении Арктики будет состоять из трех направлений. Во-первых, Великобритания будет выстраивать непосредственный диалог с США с целью разделить «на двоих» контроль над Севморпутем (Лондон со стороны Северной Атлантики, Вашингтон — с севера Тихого океана). «Соединенное Королевство как „стратегический привратник“ в Северной Атлантике и основа атлантического доминирования в Европе идеально подходит в качестве „ключевого государства“ в наступающей новой геополитической игре», — считают авторы доклада. Во-вторых, Лондон, опираясь на собственный имперский опыт, будет инициировать политику не напрямую, а с использованием потенциала Британского Содружества наций (4 страны-наблюдателя из 12 — Канада, Великобритания, Индия, Сингапур входят в Содружество). И в-третьих, для координации собственной политики в Арктике Британия будет использовать третьи страны. Прежде всего — это Польша. Учитывая польскую активность в арктических вопросах в последние годы, а также исторические взаимоотношения Польши и Великобритании, можно предполагать, согласно экспертам, что за ней — Польшей — стоит некий замысел, сформированный не в Варшаве.

Другой значимый партнер не столько Великобритании, но Польши в Арктике — Франция. В отношении нее эксперты предполагают, что осознавая недостаточность своих инструментов прямого влияния, Франция делает ставку на иные региональные организации, например, Сообщество Баренцева моря. Кроме этого, Париж активно задействует потенциал «мягкой силы», привлекая некоммерческие организации и общественные структуры для формирования выгодного себе курса международной политики в Арктическом регионе. В ходе анализа французской арктической политики авторы доклада констатируют, что Франция имеет одну из самых агрессивных арктических стратегий. Ключевые интересы страны в северных широтах сосредоточены вокруг добычи углеводородного сырья (работающие в Арктике TOTAL и «Gaz de France») и промысла морепродуктов. Ключевыми игроками в регионе для Франции являются Россия и Норвегия.

Другой европейский игрок, чьи экономические интересы сосредоточены в Арктике, — Италия. Эксперты отмечают, что Арктика для Италии, как и для азиатских стран, и для Польши, к примеру, является возможностью для развития национальной отрасли судостроения. Кроме этого, Eni сегодня играет одну из ключевых ролей в освоении Арктики, в том числе и в партнерстве с российскими компаниями. «Хотя отношения между Римом и Москвой в Арктике в последние 5-7 лет приобрели характер стратегического сотрудничества, итальянское руководство не оставляет надежд на интернационализацию месторождений углеводородов в регионе, — говорится в докладе. Для давления на Россию итальянское правительство не стесняется использовать информационное влияние и следующее за ним мировое общественное осуждение деятельности Москвы». Показательна в этом плане реакция итальянского правительства на позицию Москвы в отношении судна Arctic Sunrise. Помимо этого, согласно докладу, Италия активно использует гуманитарную повестку для политического давления, прежде всего на Российскую Федерацию. Политику Италии в арктических вопросах эксперты характеризуют как «инициативную, но не агрессивную».

Проявляет инициативу и Испания. Мадрид на сегодня является одним из наиболее последовательных проводников арктической политики для ЕС. Несмотря на взаимовыгодное экономическое испано-российское партнерство, эта политика противоречит российским интересам в регионе, говорится в докладе. Характерный для испанцев аргумент — экологическая безопасность — имеет и вполне понятные мотивы, считают эксперты Центра стратегических оценок и прогнозов: экономическое освоение арктических транспортных маршрутов снизит экономическую привлекательность атлантических и средиземноморских портов Испании.

Заинтересованной в развитии Арктического региона страной-наблюдателем являются Нидерланды. «Голландия крайне заинтересована в развитии инфраструктуры СМП в силу того, что обладает значительным опытом логистических операций, который может пригодиться при освоении арктических территорий», — отмечается в исследовании. В качестве специфики голландской арктической стратегии аналитики называют акцент на экологических последствиях индустриального освоения Арктики. «Основная цель — сформировать у мирового сообщества резко негативное отношение к любым попыткам эксплуатации ресурсов Арктики без использования специальных „зеленых“ технологий, — уверены авторы исследования. Через попытки закрепить в качестве международных стандартов высокие требования к обеспечению экологической безопасности Амстердам стремится добиться для собственных компаний благоприятных условий экспансии в Арктику». В меру недружелюбной по отношению к России, согласно исследованию, представляется арктическая политика Германии. « Несмотря на тесное сотрудничество в научно-исследовательской сфере, Германия все же выступает как стратегический геополитический противник России в борьбе за ресурсы полярных территорий», — утверждают аналитики. Тем не менее, несмотря на это, эксперты Центра стратегических оценок и прогнозов уверены, что Германия остановится в своих амбициях на добыче возобновляемых ресурсов (рыба и морепродукты), а также на эксплуатации Северного морского пути. Доступ же к энергетическим ресурсам региона Берлин оставит на разработку своим партнерам — Норвегии и России. Роль дистрибьютора российского сырья на мировом рынке, уверены эксперты, вполне устраивает Берлин.

Подводя итог арктической политики государств, эксперты Центра стратегических оценок и прогнозов выделяют ряд неоднозначных и потенциально опасных трендов в риторике стран. Во-первых, это тема глобального изменения климата и роль в них полярных регионов. «Изменения климата и роль в них Арктики является почти беспроигрышной темой, когда необходимо решать вопрос о доступе к структурам управления в регионе», — поясняют эксперты.

Во-вторых, вытекающий из первой темы вопрос экологической безопасности в регионе. «Экология сегодня позволяет принимать наиболее радикальные шаги в случае, если необходимо защитить или продвинуть собственные интересы», — говорится в исследовании. Основная цель такой деятельности — добиться принятия жестких стандартов, допускающих эксплуатацию в Арктике только судов, созданных с использованием специальных «зеленых» технологий, которыми располагает ограниченное количество стран региона. Это позволяет решать вопросы конкуренции достаточно эффективно, уверены эксперты.

В-третьих, вопрос об обеспечении международного доступа к эксплуатации Севморпути. Это означает грядущую необходимость разделять интересы арктических государств (главным образом России и Канады) и остального международного сообщества.

В-четвертых, обеспечение сохранности экосистем коренных народов Севера. Эта тема условна, хотя и эффективна, считают аналитики, она затрагивает интересы людей и позволяет привлечь к обсуждению всю практику дипломатической борьбы и пропаганды по теме нарушения прав человека.

И в-пятых, вопрос международного права в Арктическом регионе. Согласно исследованию, модернизация международного права в Арктическом регионе позволяет эффективно продвигать интересы государств, владеющих основным ресурсом, позволяющим влиять на формирования новых структур и отношений в области международного права. Это, прежде всего, выгодно и под силу сделать США, а также Сингапуру и Великобритании. Вопрос защиты собственных интересов в данном случае будет решаться путем международного давления на страну, так или иначе нарушившую установленный порядок.

Для защиты национальных интересов России в Арктике эксперты Центра стратегических оценок и прогнозов призывают использовать весь потенциал стран-наблюдателей в Арктическом совете и выстраивать выгодные для страны новые конфигурации внешнеполитических объединений и союзов.

Исследование «Страны-наблюдатели в Арктическом совете: позиции и мотивы деятельности» выполнено Центром стратегических оценок и прогнозов при содействии Фонда поддержки публичной дипломатии им. Горчакова.

0

3

Канада готова отстаивать Арктику силой

Канада обеспокоена военными приготовлениями России в Арктике и готова отстаивать свои интересы в регионе силой, заявил министр иностранных дел страны Джон Бэрд.

«Мы глубоко обеспокоены и мы стремимся поощрять и защищать суверенитет Канады в Арктике. Это является стратегическим приоритетом для нас. В связи с милитаризацией, которую мы видим, мы предпочитаем путь деэскалации конфликта, но ясно, что мы будем защищать наш суверенитет силой», — сказал Бэрд в интервью датской газете Berlingske.

У России, Канады и других полярных стран существует ряд территориальных споров в регионе.

Весной российский президент Владимир Путин поручил создать отдельный государственный орган для реализации политики страны в Арктике.

Кроме того, Путин заявил о планах создания в регионе единой системы базирования надводных кораблей и подлодок нового поколения.

0

4

Третья мировая начнется в Арктике?
29.05

Обнародованы данные запасов нефти и газа в Северном Ледовитом океане

В четверг в журнале Science была опубликована карта запасов нефти и газа в Арктике. На ее составление группе сотрудников Американской геологической службы понадобилось пять лет. Оказалось, что в арктическом бассейне содержится 13 процентов мировых запасов нефти — это меньше, чем считалось ранее.

А газа тут — 30 процентов. Причем почти все месторождения сосредоточены на мелководье и доступны для разработки.

Что касается нефти, то ее количество, примерно 10 миллиардов тонн — не фантастически велико.

При нынешнем уровне потребления человечество потребило бы ее за 3-4 года. Зато с газом ситуация иная: запасы в Арктике — 1550 триллионов кубометров. Хватит нам надолго. Причем большая часть природного газа сосредоточена в Карском и Баренцевом морях — территории, которую Россия считает своей.

И по мнению одного из участников проекта доктора Дональда Готье, наша страна «может получить стратегический контроль над мировыми газовыми ресурсами». А это весьма беспокоит Запад. Еще в прошлом году комиссар Евросоюза по внешней политике, экс-генсек НАТО Хавьер Солана представил доклад, в котором предрек столкновение с Россией из-за «огромных минеральных богатств Арктики». По его словам, грядут «энергетические войны». И странам Европы и Северной Америки следует к ним готовиться заранее.

0

5

The Guardian: Арктика всё больше становится российской
22 октября 2014
http://ruposters.ru/images/news/5447e303d673e_1.jpg
О растущих амбициях России в Арктике и строительстве новых отечественных объектов в этом регионе сообщила английская The Guardian. Издание предположило, что это ответ Кремля на увеличившиеся «аппетиты» других стран по отношению к северным богатым и стратегически важным землям.

Россия недавно заявила права на открытый её лётчиками в октябре небольшой остров Яя в море Лаптевых - напоминает английское издание.

Его территория действительно невелика, но, тем не менее, его включение на карты этого региона позволит России расширить собственную специальную экономическую территорию в Арктике. Учитывая постепенное «освобождение» этих земель, а в особенности - вод, от ледяного покрова, а также колоссальные природные «кладовые» нефти и газа - важность присоединения любой территории в Арктике сложно переоценить.

К этому журналисты The Guardian добавляют информацию о том, что Россия увеличила и свою военную группировку в стратегически важном арктическом регионе.

«Российские власти заявили, что взлетно-посадочная полоса на архипелаге Новая Земля в настоящее время может принимать истребители, а часть Северного флота открывает там штаб-квартиру. На Крайнем Севере будет сформирована новая военная группа, которая будет состоять из двух арктических бригад, общей численностью 6 тыс. солдат» - пишут британцы.

Также в районе планируют установить радиолокационные системы и системы наведения с земли: на арктическом архипелаге Земля Франца-Иосифа (часть Новой Земли), острове Врангеля и на мысе Шмидта. Федеральная служба безопасности заявила о планах увеличить количество пограничников на северной границе России.

Повышение активности России на своих северных территориях вызвали опасения не только НАТО, но также и Greenpeace. Представители этой организации выразили беспокойство действиями российских военных, которые, как заявили западные экологи, «угрожают спариванию медведей и тюленей».

Вместе с тем, министерство обороны России уже объявило о планах строительства «регионального центра окружающей среды для предотвращения загрязнения в тех районах, где развернуты российские войска».

«Для российских военных систематически проводится обучение и инструктаж по экологической безопасности», - отметили в военном ведомстве России.

В завершении своей статьи журналисты The Guadrian резюмировали: «углеводородные ресурсы Арктики, тем не менее, очень сильно притягивают». И, вероятней всего, именно это является причиной критики развития и укрепления Россией своих арктических рубежей.

0

6

Цепь военных сооружений в Арктике будет создана уже в этом году
21 октября 2014
http://ruposters.ru/images/news/544689ab1d385_000_dv1804466.jpg
Российская арктическая группировка войск уже к концу 2014 года сформирует цепь объектов военного и гражданского назначения вдоль всей протяжённости северных границ страны сообщил министр обороны Сергей Шойгу.

«Мы довольно активно пошли в Арктику, и уже в этом году у нас появится большая часть наших подразделений по всему арктическому поясу - фактически, от Мурманска до Чукотки» - передаёт слова министра РИА Новости. Российские войска воссоздадут как ряд арктических аэродромов, так и необходимые объекты гражданской инфраструктуры - сообщает RT.

Солдаты новых арктических бригад России пройдут специальную программу подготовки. На их вооружение поступит разработанная именно для этих целей армейская техника.

По словам заместителя начальника Генерального штаба Вооружённых Сил России Александра Постникова, технической основой арктических войск России на ближайшую перспективу будет многоцелевой бронированный транспортер-тягач МТ-ЛБВ. В состав арктических бригад планируется ввести подразделения Воздушно-десантных войск.

Стоит отметить, что в НАТО также изучается возможность применения войск в условиях арктических широт. Крупнейшие со времён окончания “Холодной войны” (а возможно, и ещё более ранних) военные учения на Крайнем Севере - в районах около Полярного круга - завершились 21 марта в Северной Норвегии.

0

7

Русская стратегия в Арктике: ставки сделаны

Телерадиокомпания «Звезда» - Всероссийский государственный вещательный телеканал

О том, как Россия будет защищать свои самые северные территории, рассказывает журналист Дмитрий Юров в материале для телерадиокомпании «Звезда»

Арктика. Далекая и одновременно близкая суровая территория, богатая природными ресурсами, долгие годы становилась предметами споров самых разных политиков, экономистов и военных чинов. Однако совсем недавно Арктика была официально объявлена зоной стратегических интересов России, и незамедлительно было принято решение о начале ее освоение.

По оценкам экспертов, общие запасы топливно-энергетических ресурсов арктической части России превышают 1,6 триллиона тонн, а континентальный шельф содержит около четверти всех шельфовых запасов углеводородного сырья в мире.

Условно говоря, Арктика — это большой нефтегазовый пирог, который богат помимо горючих веществ еще и целым рядом других. Как и в случае с любым другим экономическим объектом, Арктика представляет зону стратегических интересов, прежде всего, в долгосрочной перспективе, а значит — помимо присутствия гражданского, требует еще и военного присутствия для обеспечения безопасности и неприкосновенности «русской части Арктики.

С целью обеспечения безопасности интересов Российской Федерации Минобороны России начало активно размещать в этом регионе группировку войск, чьей основной задачей будет только одно — защита интересов страны.

Наземные силы

Масштабное освоение этой северной территории воистину удивляют даже специалистов. На острове Котельный уже размещена 99-я тактическая группа, а в поселке Алакуртти, Мурманской области, разместилась 80-я отдельная бригада. Однако на этом в Минобороны останавливаться не станут. Новая Земля, остров Врангеля, мыс Шмидта — именно эти места были выбраны для размещения радиолокационных постов, пунктов управления и наведения авиации. Но и это еще не все. В целях обеспечения контроля над воздушным пространством, до октября 2015 года на арктических островах будут завершены работы по восстановлению инфраструктуры объектов ПВО. Небо над Арктикой будет надежно закрыто и защищено от любого посягательства извне. Стоит напомнить, что первая высадка морской пехоты Северного флота РФ на необорудованный берег состоялась в 2012 году, а уже в 2013-м отряд кораблей Северного флота под командованием ТАКР «Петр Великий» доставил на новосибирские острова оборудование для восстановления пункта авиационного командования «Темп».

Арктика начала преображаться. Заместитель министра обороны Аркадий Бахин в недавнем интервью, характеризуя задачи ВВС в Арктике, заявил, что «авиасообщение будет регулярным, круглогодичным и всепогодным. Мы должны восстановить полностью полярную авиацию и ее инфраструктуру. И мы это сделаем». В целях обеспечения успешного выполнения этих задач летом 2014 года завершился капитальный ремонт взлетно-посадочной полосы на аэродроме «Рогачево», расположенном на полуострове Гусиная Земля. По планам Минобороны, здесь должно быть расквартировано звено перехватчиков МиГ-31 последних модификаций. Причин, по которым эти истребители должны быть именно здесь — много. Но достаточно назвать лишь пару: во-первых, МиГ-31 станут частью системы ПВО России, прикрывающей север страны, а во-вторых — станут своеобразным «зонтиком» для прикрытия ядерных объектов ядерного полигона, расположенного на Новой Земле.

Градус напряжения

Несмотря на активное размещение Российской Федерацией группировки войск на территории Арктики, со стороны западных стран все чаще совершаются попытки пересмотреть или поделить по-новому уже официально отмеченные территории. России в этом случае придется действовать симметрично.

Военный эксперт и аналитик, главный редактор журнала «Национальная Оборона» Игорь Коротченко в интервью телеканалу «Звезда» пояснил, почему Арктике уделяется такое внимание: «Экономические интересы, прежде всего.

Колоссальные залежи полезных ископаемых. Арктика вообще давно интересует не только нас как объект экономический, и речь идет как о защите стратегических интересов нашей страны, так и о национальной безопасности конечно. Градус напряжения, в силу того, что Россия отвечает на современные угрозы и «закрывает» территорию своей страны, будет возрастать, поскольку скрытая борьба между странами, в случае с Арктикой будет еще интенсивнее» — отметил эксперт.

Действительно, сейчас можно наблюдать довольно интересную картину: в арктическом регионе сходятся интересны огромного числа стран, как региональных — Россия, Канада, Норвегия и другие, так и тех стран, чьи территории довольно далеки от Арктики: Китай, Япония, Бразилия, Индия. Несмотря на то, что северный регион все ведущие страны обозначили как «зону мира», Россия будет действовать решительно. Контроль над сохранением обширной морской зоны в миллион квадратных километров — дело непростое и требующее вмешательства специалистов.

Ставка на ВВС

Ближайшие годы для военного ведомства Российской Федерации в Арктике будут определяющими. Вполне вероятно, что будет восстановлен самый северный в мире аэродром Греэм-Белл, расположенный на территории архипелага Земля Франца-Иосифа. В советские времена этот стратегический объект был настоящей головной болью для США, ведь на нем располагались стратегические бомбардировщики, способные нести ядерное оружие на борту, а расстояние от этого аэродрома до территории Соединенных Штатов составляло меньше 896 километров. Этот аэродром является уникальным в своем роде техническим сооружением. В конце 1980-х годов ВВС даже проводили учения, с применением все тех же МиГ-31. Сценарий учений предполагал перехват стратегической авиации США задолго до подлета к центральным регионам нашей страны. Такое внимание к ВВС отдавалось и отдается до сих пор не случайно.

Военно-воздушные силы России до сих пор являются одним из основных факторов сдерживания любого потенциального противника. В 2007 году впервые за постсоветский период, «русские стратеги» Ту-95, вылетев из Энгельса, достигли Арктики в ходе боевого патрулирования. Полеты стратегической авиации России вызывают на западе настоящую истерику: Норвегия, Канада, Великобритания, США — наперебой твердят о русской угрозе. Однако командование ВВС России в свойственном ему спокойствии отвечает, что «не собирается ни на кого нападать, а использование авиации — это лишь демонстрация военного присутствия».

Задачи специального назначения

Основные наземные силы армии в Арктике — две бригады мотострелков и бригада морпехов предусматривают постепенно усиление службами береговой охраны и пограничного контроля. В виду сложных условий и сурового климата наращивание ударной группировки — задача сомнительная, поэтому более продуктивным решением должно стать усиление мер по контролю над воздушным и водным пространством, а так же размещение подразделений специального назначения. В 2016 году в посёлке Печенга Мурманской области планируется разместить 200-ю отдельную мотострелковую бригаду, бойцов которой готовят по так называемой "северной" программе. Именно эта бригада первой будет оснащена техникой и спецсредствами для работы в условиях Арктики. Также в Арктике примут боевое дежурство и зенитно-ракетные комплексы «Панцирь», расположенные на острове Котельный. «Комплексы были испытаны и показали себя прекрасно», — заявил генеральный директор компании-производителя комплекса «Щелковский Вал» Владимир Попов.

Конкуренты не дремлют?

ВМС США после получения сведений о том, что Россия вводит защиту своей экономической зоны в Арктике, в срочном порядке выделили 8,4 млрд долларов на программу освоения арктического шельфа. Проблема американских ВМС в случае с северной территорией заключается в том, что флот США, как и большинство техники, да и личного состава, не приспособлены для работы в северных широтах. Чтобы прийти к такому выводу достаточно вспомнить список стран, в которых американские вооруженные силы «побывали»: Ирак, Афганистан, Ливия, а серьезные силы авианесущей ударной группы расположены и вовсе в Бахрейне, в стране, дневная температура, которой редко опускается ниже отметки в плюс 25 градусов.

Одновременно американские ВМС сталкиваются с целым рядом проблем — неприспособленность авианесущих кораблей к работе в суровых условиях и общая ненадежность техники. Командование ВМС в пресс-релизах неоднократно заявляло, что в случае, если решение «идти в Арктику» будет принято (а принято оно будет обязательно), то первыми, кто начнет патрулировать воздушное пространство, станут самолеты F-35 уже печально известные всему миру.

Французский авиационный эксперт и один из конструкторов самолета F-16 Пьер Спрей в недавнем интервью поделился мнением, что самолет получится настолько отвратительным в техническом отношении, что не сможет нормально эксплуатироваться.

Не трудно догадаться, что самолет, который не может нормально применяться даже в привычной для себя среде, в условиях арктического холода попросту выйдет из строя. Учитывая, что F-35 задумывался как продукт, который можно будет продать всем своим «союзникам», оборонное ведомство США сталкивается с еще более серьезной проблемой — экономической. F-35 уже сейчас не хотят покупать северные страны — Норвегия, Дания. Командование ВВС Дании, например, на днях заявило, что рассматривает, цитата: «перспективу замены F-35 на более дешевые и надежные F/A 18 «Super Hornet», а это самолеты предыдущего поколения, которые по своим техническим характеристикам проигрывают подавляющему большинству российских самолетов.

Арктическая авантюра для США и их союзников не сулит ничего хорошего: западная техника к действиям в Арктике не готова, люди тоже, да и сама цель пока непонятна. В Минобороны России же в свою очередь сразу определили спектр задач, средств и методов для достижения высокого уровня национальной безопасности. Техническая составляющая вооруженных сил России для выполнения задач в Арктике вообще поражает воображение: Северный флот, годами оттачивающий походы в суровых условиях, уже сейчас выполняет все возложенные на него обязанности. Летчики истребительной авиации ВВС России также приступили к выполнению задач по несению службы в северных широтах. Как ни крути, но пока блок НАТО во главе с США занимался «ближневосточными» каникулами, армия России всерьез взялась за те задачи, которые действительно важны для страны. И уже сейчас, в столь короткий срок, свои задачи вооруженные силы России выполняют блестяще.

0

8

Канада саботирует нефтяные переговоры глав МИД арктической зоны

http://ruposters.ru/images/news/5510f292737b0_arktica.jpg
Посетить встречу по предупреждению разливов нефти в Арктике отказался глава МИД Канады Роб Николсон. Он сослался на то, что Оттава отказывается от любых соглашений, в которых принимает участие Россия, сообщили “Известия”.

Заседание глав МИД восьми стран-участниц Арктического совета должно было состояться в канадском городе Икалуит 24-25 апреля. На нем планировалось подписать совместное соглашение членов совета в сфере предупреждения нефтяных разливов.

“Все участники встречи, кроме одной страны, заинтересованы в подписании такого рода документа. 24 апреля главы МИД стран Арктического совета должны были его подписать, но пока это не представляется возможным. Теперь главная задача оставшихся семи стран - попытаться убедить несогласную сторону в необходимости подписания соглашения по разливу нефти”, - сообщили в штаб-квартире Аркатического совета в Норвегии.

По мнению экспертов, позиция Канады демонстрирует желание этой страны показать свое негативное отношение к России в свете украинского кризиса. Примечательно, что в рамках Арктического совета даже Соединенные Штаты признали необходимость соглашения по разливу нефти. Об этом заявил в марте спецпредставитель США по Арктике Роберт Пэпп. Он также подчеркнул, что, несмотря на разногласия в вопросе Украины, США заинтересованы в связях с Россией по Арктике в связи с важностью поддержания стабильности и мира в регионе, напоминают “Известия”.

Арктический совет был создан по инициативе Финляндии в 1996 году. Это ведущий международный форум, направленный на сотрудничество в области изучения актуальных проблем Арктики, объединяющий представителей восьми арктических стран - Норвегии, Швеции, Финляндии, Дании, Исландии, Канады, России и США. К тому же в совет сходят шесть постоянных участников-организаций: Ассоциации коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока РФ, а также Международный совет гвичинов.

0

9

Telepolis: большая война будет не на Украине, а в Арктике

http://ruposters.ru/images/news/55143b58f30eb_1395015235_arctic_temp1.jpg
Обострение борьбы за богатые ресурсами арктические территории гораздо опаснее в плане начала большого военного конфликта, нежели ситуация на Украине - пишет Telepolis. По мнению автора публикации Флориана Ретцера, ресурсы Арктики для Путина важнее, чем даже интересы в ближнем для России зарубежье.

“Уже Крым стал для России большим экономическим бременем, а “народные республики” требуют большие суммы для восстановления разрушенной инфраструктуры. Москва могла бы предоставить эту задачу Западу. Таким образом, конфликт в определенном смысле может “заморозиться”, - цитирует мнение Ретцера портал ИноТВ.

Россия не будет стремиться присоединить Донбасс - считает автор Telepolis. Вместо это Москва постарается получить как можно больше ресурсов, чтобы восполнить потери.

В доказательство Ретцер приводит российские учения на севере с участием 80 тысяч солдат, 220 самолетов и флота. Также журналист напоминает о создании в конце 2014 года объединенного стратегического командования “Север”, которое понадобилось для скоординированного управления Вооруженными силами России в Арктике.

“В то время как в НАТО, в Восточной Европе и Прибалтике опасаются, что Россия захочет расширить свою территорию за счет бывших советских республик, в которых живут этнические русские, борьба за территорию разворачивается гораздо отчетливее в Арктике, в которой Россия уже длительное время расширяет свое военное присутствие”, - говорится в публикации Telepolis.

Решение спора о континентальном шельфе, который сейчас тянется в международных инстанциях, может не удовлетворить одну из сторон, претендующих на арктические территории. В итоге между Россией, США, Канадой, Норвегией и Данией могут возникнуть военные столкновения.

И Канада, и Дания уже усилили присутствие своих вооруженных сил в регионе, однако “особенно в этом отношении продвинулась Россия, которая выдвигает самые масштабные территориальные требования и располагает самой длинной пограничной береговой линией.

Если российским притязаниям будут препятствовать и позволят другим закрепляться на территории Арктики, то у Москвы могут появиться обоснованные опасения - по аналогии с расширением НАТО на восток”, - указывает Флориан Ретцер.

“Российская демонстрация силы в Арктике свидетельствует, что Москва делает ставку на военные средства. Таким образом, по-настоящему серьезный и опасный конфликт может возникнуть не на Украине, а в Арктике”, - подытоживает автор публикации в Telepolis.

0

10

В США ужаснулись: «отсталые русские» выигрывают у Америки «битву за Арктику»
http://rusnext.ru/sites/default/files/arktika_1.jpg
Соперничество за арктические территории с их природными ресурсами и новыми торговыми путями уже сравнивают с холодной войной, пишет New York Times. При этом американские чиновники и аналитики отмечают, что в этой гонке США отстают от других стран, прежде всего от России.

Издание отмечает, что береговой охране Аляски уже не хватает кораблей, чтобы одновременно отслеживать активное судоходство через Берингов пролив и контролировать рыболовство в регионе. Флот охраны, в том числе два ледокола, стареет. Связь на высоких широтах не развита, нет и глубоководных портов. Все это требует инвестиций, но они годами отсутствовали из-за политических споров, бюджетных ограничений и бюрократии.

«Мы не первый день время кричим, что у страны нет возможностей для поддерживания какого-либо значимого присутствия в Арктике», — отмечает командующий береговой охраной адмирал Пол Заканфт.

Россия же, замечает New York Times, строит в арктическом регионе 10 поисково-спасательных станций и наращивает военное присутствие, восстанавливая советские базы.

Американские военные смотрят на это с опаской: армия США подумывает о сокращении двух бригад на Аляске, а Военно-морской флот США признал, что у него мало опыта операций в Арктике. Кроме того, Россия подала заявку на расширение границ арктического шельфа в соответствии с конвенцией ООН по морскому праву, в то время как США эту конвенцию даже не ратифицировали.

0

11

http://img.vz.ru/upimg/930/930264.jpg

0

12

Американские сенаторы: США нуждаются в ледоколе за $1 млрд для противостояния России в Арктике
19.01.2016

Американские чиновники призывают власти страны приобрести ледокол стоимостью $1 млрд в связи с возросшим влиянием России в Арктике. По их мнению, активность России в регионе требует от Соединённых Штатов принятия мер.

Береговая охрана США нуждается в покупке новейшего ледокола стоимостью в $1 млрд для штата Аляска ввиду растущего военного присутствия России в Арктике, сообщает сегодня CNN со ссылкой на заявления сенаторов от штата Аляска и Мэн.

Сенаторы Лайза Мерковски и Ангус Кинг, а также командующий Службой береговой охраны США адмирал Пол Зукунфт считают, что Россия проводит милитаризацию Арктики и «бряцает оружием», проводя внеплановые учения в Арктике с участием тысяч военных.

Сенаторы считают, что покупка нового ледокола также необходима в связи с российской военной и коммерческой активностью в регионе и неравенством между российским и американским ледокольным флотом.

«Мы с трудом пытаемся добавить один (ледокол. — RT), а русские строят 14», — цитирует CNN сенатора Мерковски.

Ранее президент США Барак Обама предложил ускорить приобретение нового ледокола, чтобы завершить процесс к 2020 году. Тогда в Белом доме сообщили, что США располагают только двумя ледоколами, и только один из них тяжёлого класса. Этот ледокол вступил в строй ещё в 1976 году, и новое судно должно прийти к нему на смену.
При этом, по информации Белого дома, российский ледокольный флот насчитывает 40 судов, отмечает телеканал.

0

13

Британия вскрывает «арктический панцирь» России
Апр 12, 2016

Английские субмарины подбираются к нашим берегам с Северного полюса. Как сообщает The Sunday Times, британские подводные лодки возвращаются к практике патрулирования Арктики подо льдами.

Оно было прекращено в 2007 году, когда на АПЛ Tireless в ходе экстренного всплытия через толщу льда произошел взрыв, в результате которого погибли два моряка. Под ледовый панцирь планируется отправить семь ударных субмарин Королевского военно-морского флота Великобритании.

Натаскать своих британских партнёров, чтобы нырять под «арктический подол» России, взялись «старшие товарищи» по НАТО. Офицеры-подводники Её Величества прошли курсы повышения квалификации на американской подводной лодке. Первым был экипаж атомной субмарины класса «Трафальгар». В ходе тренировки британцы получили навыки безопасного плавания подо льдами. В условиях, когда работа системы GPS и гидроакустических навигационных приборов осложнена низкими температурами.

По словам контр-адмирала Джона Уила, эта тренировка стала «ключевым шагом к возвращению наших ударных подводных лодок на подлёдное боевое пространство». В перспективе в арктических походах примет участие вся британская флотилия атомных субмарин.

http://army-news.ru/images_stati/1-2.jpg

Судя по объёму финансовых вложений в эту военно-морскую спецоперацию (порядка 20 миллиардов фунтов стерлингов, включая средства на запуск дополнительного спутника GPS, который способен устойчиво принимать сигналы, несмотря на арктические помехи), Великобритания претендует на возвращение утраченного ею статуса «Владычицы морей».

Британское издание объясняет необходимость расширения военного присутствия стран НАТО на северной «шапке» Земли сокращением площади ледяного покрова в Арктике. Ссылаясь на активные шаги России по установлению контроля над огромными запасами полезных ископаемых (в частности, нефти и газа) в регионе. Напомним, в прошлом году РФ на основании проведённых научных изысканий подала в ООН пересмотренную заявку на расширение границ континентального шельфа в Арктике за счет присоединения хребта Ломоносова и Менделеева.

Следует также отметить, что британские подлодки продолжали барражировать вдоль российских приарктических границ и в 1990 гг. То есть, уже после окончания холодной войны, когда ельцинское руководство не демонстрировало каких-либо амбиций в регионе. И, более того, сворачивало военное присутствие РФ даже на материке (в Заполярье), не говоря уже о Северном Ледовитом океане.

По мнению директора Центра стратегической конъюнктуры Ивана Коновалова, активизация британских АПЛ в Арктике — это производная от стратегии США.

— Великобритания — ближайший американский союзник. Поэтому я бы не стал оценивать любой военно-политический шаг Лондона, как самостоятельную акцию. Обычно он обусловлен позицией Вашингтона. Причём это тот случай, когда не стоит делать акцент на подчинении или навязывании. Просто точки зрения участников англосаксонского дуэта часто совпадают. То есть, возвращаясь в Арктику, британцы не столько выполняют задание НАТО, сколько солидаризируются с США по двусторонней линии. В этой связи можно вспомнить выражение, что Британия — это «непотопляемый авианосец» Америки в Европе.

«СП»: — Чем угрожает России расширение военно-морского присутствия Великобритании в северных широтах?

— Географическое положение этой страны представляет удобный плацдарм для военной активности в Арктике. Плюс у Лондона есть свой атомный флот. На боевом дежурстве находятся четыре атомные стратегические подводные лодки «Вэнгард» с баллистическими ракетами (часть ядерных сил Великобритании), а также несколько новейших субмарин типа «Эстьют» (доработка АПЛ «Трафальгар»), оснащённых крылатыми ракетами и торпедами.

В общем, британские АПЛ представляют хорошее подспорье для демонстрации силы в Северном Ледовитом океане.

«СП»: — Каким образом России следует реагировать на этот вызов?

— На самом деле, это уже происходит. Как известно, у нас есть четыре военных округа. Учитывая, что арктическое направление требует особого подхода, Северный флот получил отдельный статус в рамках Объединённого стратегического командования «Север». В состав последнего входят подводные и надводные силы, морская авиация, береговые войска и система ПВО. По сути, это пятый военный округ, который расположен за Полярным кругом.

Впрочем, структурной реорганизацией дело не ограничивается. В состав Северного флота в прошлом году вошёл «Северодвинск» — головной корабль проекта 885 «Ясень». Строятся — «Казань», «Новосибирск», «Красноярск» и «Архангельск». Это многоцелевые атомные подводные лодки c крылатыми ракетами четвёртого поколения («Оникс», «Калибр», в планах Х-101). Всего арктическую группировку пополнят 8 новейших АПЛ.

Плюс такое же количество «Бореев» (проект 955— ракетный подводный крейсер стратегического назначения). Головной корабль в составе Северного флота — «Юрий Долгорукий». На этих крейсерах установлены до 16 твердотопливных баллистических ракет «Булава» (каждая может нести 10 боевых блоков индивидуального наведения мощностью до 150 килотонн).

Здесь же находится наш единственный тяжёлый авианесущий крейсер «Адмирал Кузнецов».

«СП»: — Наш флот готов к возможной военной конфронтации с Западом в самом северном регионе планеты?

— Северный флот ещё в советские времена оставался наиболее свободным в плане акватории и выхода в Атлантический океан. Западное направление и сегодня остаётся для нас приоритетным.

Естественно, что корабли, авиация, силы ПВО Объединённого стратегического командования «Север» выступают объектом сдерживания со стороны НАТО. В этом плане Британия — главный союзник США по действиям в северных широтах.

«СП»: — А что касается других приарктических членов НАТО — Норвегии, Канады?

— У Норвегии есть серия (шесть) дизель-электрических подводных лодок типа «Ула», которые были построены на верфях Германии. Они оснащены торпедно-минным вооружением. Конечно, это не последнее слово техники, зато на территории Норвегии, которая граничит в северных широтах с Россией, размещены радары, авиация.

Канадский подводный и надводный флот посерьёзнее, чем норвежский. Но я бы, вообще, рассматривал совокупный потенциал этих пяти стран НАТО, которые способны действовать на потенциальном арктическом театре военных действий. Есть ещё Дания, но у неё непростые отношения с США, поскольку Штаты перетягивают Гренландию под свой протекторат. Но противоречия есть и с нами — датчане доказывают, что хребет Ломоносова и хребет Менделеева это не часть геологических структур, уходящих с нашего материка, а продолжение Гренландии.

На сегодняшний день пять государств на основании двухсторонних договоров определили свои границы (сектора) в Арктике, то есть, вся её территория принадлежит только этим пяти государствам. Как следствие, их границы не исчерпываются 200-мильной зоной, а простираются до самого полюса. Остальной же мир настаивает на том, чтобы к этому региону применялось международное морское право. В том числе Китай. Хотя Пекину проще договориться с Москвой на двусторонней основе. Тем не менее, китайцы считают, что Арктика в перспективе должна быть равнодоступной — как Атлантика или Тихий океан.

«СП»: — КНР интересует перспективная логистика с учётом того, что потепление климата и таяние льдов создают предпосылки для круглогодичной навигации по Северному морскому пути?

— Да, но здесь есть нюанс — он проходит вблизи наших границ. Главное, чтобы Севморпуть функционировал бесперебойно, пусть под присмотром наших ВМФ и ВМС. Это позволит удешевить транзит китайских товаров в Северную Европу.

Что касается ресурсной обеспеченности региона, то разведанные запасы арктической нефти составляют 100 млрд. тонн, а газа — 50 трлн. кубометров. Пока на нынешнем уровне технологического развития, тем более, в эпоху низких цен на углеводороды разрабатывать эти месторождения нерентабельно, но кто знает, что будет потом. Так что в перспективе схватка за такой лакомый кусок практически неизбежна.

Более того, последние годы показали, что конфронтация может обостриться по поводу чего угодно, чуть ли не на ровном месте. А в Арктике для этого есть все условия — столкновение экономических интересов, вопросы государственного престижа. Сирийский трек давления на Россию не оправдал себя для американцев. То же самое касается Украины. Почему бы, тогда не попытаться зайти на РФ с другой стороны.

Военный эксперт Владимир Щербаков согласен, что британский ВМФ выполняет свою функцию в рамках системы «разделения труда» в блоке НАТО.

— До недавнего прошлого подлодки на службе Её Величества регулярно появлялись в нашем секторе Арктики. Чуть более месяца назад в Северном Ледовитом океане стартовали учения ICEX под эгидой ВМС США с участием Великобритании, Канады и Норвегии. Это достаточно масштабное мероприятие. В ходе манёвров в море Бофорта были задействованы около 200 военнослужащих, две ударные подводные лодки, два автономных аппарата, беспилотники и спутники.

А в прошлом году на севере Европы начались масштабные учения истребительной авиации Arctic Challenge Exercise 2015, в которых приняли участие более 100 самолетов из армий стран Европы и США.

Натовские подлодки (в пропорции: 2 американские, 1 британская) ещё в период холодной войны регулярно всплывали во льдах в районе Северного полюса. Честно говоря, запретить мы им не можем — это международные воды.

«СП»: — Вы хотите сказать, что ничего экстраординарного не происходит?

— Нужно продолжать наращивать, а, точнее, восстанавливать, тот «арктический кулак», который у нас был в советское время. Минобороны РФ в координации с другими органами власти создаёт в Арктике единую систему базирования надводных кораблей и подлодок нового поколения.

Россия уже развернула в Заполярье два отдельных зенитных ракетных полка, оснащенных системами ПВО С-400 «Триумф» (на архипелаге Новая Земля и в якутском Тикси). Для их прикрытия от воздушных атак размещены батареи ракетно-артиллерийских комплексов «Панцирь». На Новой Земле установлен береговой ракетный дивизион, оснащенный комплексами «Бастион». Все эти подразделения несут круглосуточное боевое дежурство. Продолжается работа над созданием целой сети военных городков и аэродромов на Земле Александры (архипелаг Земля Франца-Иосифа), на Новой Земле, на острове Средний, на мысе Отто Шмидта, острове Врангеля и острове Котельный (Новосибирские острова). Помимо этого нужно заниматься единой системой мониторинга подводной обстановки.

Реальная опасность состоит в том, что при резком увеличении количества подводных лодок, задействованных в патрулировании арктических пространств, повышается вероятность непроизвольных столкновений. Подлёдное плавание — самый сложный вид маневрирования. А слежение друг за другом в ледовой обстановке это вообще высший пилотаж.

«СП»: — Смогут ли натовские АПЛ наблюдать за российскими военными объектами за Полярным кругом?

— Безусловно. Наши противники знают, где базируются российские подлодки. Достаточно приблизиться на расстояние до 100 км., чтобы запеленговать, когда они выходят на боевое дежурство. В такой ситуации можно возвращаться назад — дежурство теряет смысл, поскольку скрытность потеряна.

Был такой случай в советское время, когда американский головной ракетоносец «Огайо» выходил на первое боевое дежурство, наша подлодка засекла этот момент. Потом, фактически, прицепилась к американцу, сорвав всю миссию. Если по пятам за тобой следует охотник, он просто не позволит в случае необходимости нанести удар.

0

14

СМИ Скандинавии и Финляндии: боевики ИГИЛ — еще хуже, чем Россия

Ежегодный доклад полицейского управления государственной безопасности Швеции (Säpo) стал событием недели для всего региона. СМИ сразу же связали его с Россией. Многочисленные заголовки в центральных и региональных СМИ сообщали: «Шведская служба безопасности предупреждает: российские агенты на шведской земле опасны для психологического здоровья нации!» (Dagens Nyheter, 17.03); «Россия распространяет лживые измышления о Швеции» (Sveriges Radio, 18.03); «Россия хочет расколоть Швецию» (Svenska Dagbladet, 17.03); «Россия пытается распространять дезинформацию» (Expressen, 17.03); «Россия ведет против Швеции информационную войну» (Expressen, 18.03); «Россия ведет против Швеции психологическую войну» (Sveriges Radio, 18.03); «Нужно дать отпор российской информационной войне» (Dagens Industri, 19.03).

Обеспокоены СМИ всего региона: «Шведская служба безопасности предупреждает о российском влиянии на общественное мнение» (Yle, 18.03, Финляндия). «Россия ведет психологическую войну и держит в Швеции десятки шпионов. Они моложе и лучше образованы, чем при СССР» (Dagbladet, 18.03, Норвегия).

Многие СМИ цитируют высказывания профессора разведывательной аналитики университета Лунда (Швеция) Вильгельма Агрелля (Wilhelm Agrell) о вреде аутсорсинга в таком деликатном деле: «Аутсорсинг означает, что важные функции могут перейти к недружелюбно настроенным элементам, коммерческим конкурентам или просто криминальным структурам». «Шведская служба безопасности не справляется с российской информационной войной», — говорит он (Svenska Dagbladet, 18.03).

Одно из выделяемых в докладе направлений — информационная война. Особого упоминания удостоились российские СМИ RT (Russia Today) и Sputnik, «созданные Путиным и контролируемые Кремлем». «Помимо традиционного шпионажа, Россия все больше переходит к психологической войне…, она хочет влиять на общественное мнение и на демократически принимаемые решения» (Dagens Nyheter, 17.03). Комментаторы требуют ввести против них «психологическую защиту», так как «RT и Sputnik поставили себе целью заполнить дезинформацией весь окружающий мир» (Göteborgs-Posten, 22.03).

Настоящим «феноменом информационной войны» названы «российские сетевые тролли». За серию статей о них обозреватель финского агентства новостей Yle Джессика Аро (Jessikka Aro) получила ежегодную премию журналистского сообщества (Yle, 16.03).

Еще одно направление — традиционный шпионаж. «Десятки российских дипломатов на самом деле — шпионы, — утверждает Göteborgs-Posten (18.03). — Они работают на ГРУ или его гражданский аналог — СВР». «Шведская служба безопасности: российский шпионаж вызывает беспокойство» (Helsingborgs Dagblad, 18.03).

Наконец, в Швеции не исключают и прямую военную агрессию. Здесь показательно интервью «главного охотника за подводными лодками в 1980-е годы» Йорана Фриска (Göran Frisk). По его мнению, «русские легко могут взять Гётеборг!». «Гётеборг очень интересен [для России], — считает этот эксперт. — Заминировав доступ к нему, можно оставить всю Швецию без нефти». При этом бывший высокопоставленный представитель шведской армии оценивает ее нынешнюю боеготовность довольно низко: «Нужно много времени, чтобы снова обучить персонал, этого не сделаешь за пару дней» (Göteborgs-Posten, 17.03).

Газета Svenska Dagbladet (18.03) выделяет «пять главных угроз для Швеции: (1) постоянная угроза из России, (2) риск терактов, (3) возвращающиеся с Ближнего Востока боевики, (4) шпионаж, (5) угроза демократии».

Несмотря на то, что в изложении шведских СМИ может показаться, что весь доклад посвящен противостоянию с Россией, на самом деле этот аспект занимает только небольшую часть всего объема текста, главное же внимание сосредоточено на терроризме и положении на Ближнем Востоке (sakerhetspolisen.se, 16.03). Это подтверждает и один из наиболее непримиримых в отношении России шведских таблоидов: «Сотрудники российского посольства, уличенные в шпионаже, покинули Швецию. Зато те, кто… воевал на стороне ИГИЛ в Сирии и Ираке, теперь возвращаются в Швецию. Вот главная угроза! От них можно ждать терактов и у нас, и в близлежащих регионах» (Expressen, 18.03).

Одновременно с публикацией доклада Säpo была проведена презентация перевода на шведский язык книги британского писателя Петра Померанцева «Все неправда, и все возможно. Сюрреалистическая душа новой России», которая вместе с последовавшими интервью затем долго обсуждалась в прессе (Sveriges Radio, 16.03; Sydsvenskan, 17.03, Svenska Dagbladet, 17.03, Expressen, 18.03). Ранее автор работал продюсером на телеканале ТНТ и встречался, в частности, с «безымянным главным редактором медиагиганта Russia Today, одетым в твидовый костюм и с почти безупречным английским», который «отрицает существование объективной журналистики как таковой», а сам, «как говорят — внедренный офицер спецслужб». Померанцев пишет: «Кремлевская Москва — это олигархия утром и демократия вечером, монархия на обед и диктатура на ужин» (Dagens Nyheter, 22.03).

Другим событием, также получившим большой резонанс в регионе, стала кибератака на шведские СМИ, имевшая место вечером в субботу 19 марта. Пострадали сайты ведущих газет: Aftonbladet, Expressen, Dagens Nyheter, Svenska Dagbladet, Dagens Industri, Sydsvenskan, Helsingborgs Dagblad. Эксперт Лаборатории Касперского Давид Якоби (David Jacoby) констатировал, что «нападение застало шведские власти врасплох» (Sydsvenskan, 20.03).

«Шведская полиция расследует атаку против крупнейших СМИ. Непосредственно перед атакой, в 19:28 поступила угроза через Твиттер. Там было написано: „В ближайшие дни будут предприняты действия против шведского правительства и СМИ, распространяющих фальшивую пропаганду“. Уже в 19.30 на нескольких новостных сайтах появились помехи» (Yle, 21.03).

Вначале о том, что «одновременно с кибератакой резко увеличился трафик российских операторов» (Yle, 21.03) написали едва ли не все СМИ. «Полицейское расследование указывает на российские серверы», пишет Expressen (20.03). «Кибератака прекрасно вписывается в общую модель психологической войны, которую ведет Россия», считает обозреватель пострадавшей газеты Helsingborgs Dagblad (22.03).

При этом военные эксперты уверенно указывали на участие России. «Вполне логично, что кибератака идет из России», говорит Ларс Никандер (Lars Nicander), глава направления «асимметричных угроз» Высшей военной школы Швеции (Svenska Dagbladet, 20.03). «Главный охотник за подводными лодками в шведской армии 1980-х годов» Йоран Фриск (Göran Frisk) тоже убежден: «За этим стоит Россия!» ((Göteborgs-Posten, 21.03).

В то же время эксперты по России высказывали сомнения: «Маловероятно, чтобы российские военные работали так грубо» (Expressen, 20.03). А спустя несколько дней ИT-специалисты выяснили, что на самом деле в атаке участвовали «много русских IP-адресов, но столько же и американских…» (Expressen, 22.03). Ведущий инженер шведской компании Ip-Only, специализирующейся на оптоволоконной связи, считает, что «на особое участие России вообще ничего не указывает; трафик идет со всего света, исключая разве что Австралию» (Dagens Industri, 22.03).

Профессиональное издание Dagens Media (21.03) поясняет: «За этим может стоять кто угодно! Провести DDOS-атаку довольно легко. Многие СМИ пишут, что шведские операторы зарегистрировали резко повышенный объем трафика из России. Но это совершенно не значит, что те, кто организовали атаку, хоть как-то связаны с Россией. При такого рода действиях используются целые сети зараженных компьютеров и серверов, которыми можно управлять в удаленном доступе».

В результате расследования «государственным компаниям было предписано непременно обращаться в полицию в случае кибератак» ((Dagens Industri, 21.03). Читатели же в комментариях отметили: «И в Швеции, и во всем мире все функционировало нормально, кроме двух издательских компаний — Bonniers и Schibstedt. Если они не позаботились о киберзащите — это их проблемы. Можно ведь прожить и без них, мир не рухнет…» (Dagens Media, 21.03).

В промежутке между этими двумя событиями появилось сообщение о запланированной на 13 мая 2016 года встрече стран Северной Европы на высшем уровне. Проходить она будет, однако же, в Вашингтоне. На вопрос обеспокоенного финского агентства новостей, «не является ли это признаком проблем в отношениях с США», старший научный сотрудник Института международной политики Финляндии Чарли Салониус-Пастернак (Charly Salonius-Pasternak) ответил, что «все совсем наоборот: хотя у США самая мощная разведка в мире, Обама, по-видимому, все же хочет узнать больше о положении дел в России от лидеров стран, расположенных рядом с Россией и имеющих с ней каждодневные политические контакты» (Yle, 19.03).

«Обаме нужна помощь северных стран, и немедленно, — уверен датский медиаконцерн Berlingske Tidende (20.03). — По данным из дипломатического источника, «северные страны удачно вписываются в планы Обамы по закреплению своего „внешнеполитического наследства“ и могут придать им больший эффект в таких областях, как экология, развитие, равенство и социальная политика».

Но встреча этим не ограничится. На повестке дня — Китай, Россия, вопросы трансатлантического сотрудничества, торговля, энергетика и права человека. Это будет не такая скромная встреча, как в 2013 году — полчаса и рабочий обед… На этот раз будет официальный прием на уровне государственного визита — даже с исполнением национальных гимнов!

Американские журналисты пишут, что Обама осознал важность северного региона — хотя каждая из этих стран невелика, но вместе они — серьезная сила; нельзя назвать их «блоком», но они [север Европы], несомненно представляют собой «выдающуюся общность в современном беспокойном мире».

«Вашингтон оденется в цвета флагов северных стран, но для участников это будет далеко не вечеринка, — предупреждает норвежская телерадиокомпания NRK (18.03). — Обама созывает саммит северных стран, чтобы поговорить о России, о борьбе против терроризма ИГИЛ и о других вопросах безопасности и обороны. США и северные страны взаимодействуют во многих международных вопросах, например, это здравоохранение, образование, изменение климата, права человека, Арктика. Как нам удалось узнать, это будет рабочая встреча — всего 20 — 25 участников. Но будет и официальный обед „во фраках“. Такого торжественного приема удостоились всего 11 других государственных лидеров за все 7 лет правления Обамы. Очень редко американские президенты уделяют столько внимания северному сотрудничеству!»

Особые виды на сотрудничество с США имеются у известного исландского журналиста и политика, министра нескольких правительств и активного члена Билдербергской группы, главного редактора связанного с НАТО информационного портала http://vardberg.is Бьорна Бьярнасона (Björn Bjarnason) в свете планов США возродить военную базу в Кеблавике (Исландия).

«В поисках нового баланса безопасности, — пишет он в пространном блоге, — север Европы должен полагаться на США — только они могут противостоять военной мощи России». США, в свою очередь, тоже высоко оценили возможности Исландии. Бьярнасон с гордостью цитирует высказывание сенатора от американского штата Мэн Ангуса Кинга (Angus King), который, будучи приглашенным на конференцию Полярного круга осенью 2015 года, «изучил состояние покинутой США в 2006 году военной базы» и «увидел там обширные военные перспективы»: «Исландия лежит на пересечении стратегических морских путей, это будет настоящий „непотопляемый авианосец НАТО“!» (bjorn.blog.is, 19.03).

0

15

Канада хочет расширить свой шельф в Арктике
22.07.2016

http://rusvesna.su/sites/default/files/styles/node_pic/public/kanada_arktika_1.jpg?itok=suGRNyHt
Канада решила побороться с Россией за богатства Арктики и начинает исследования, чтобы определить границы континентального шельфа, исходя из собственных интересов.

«Наше правительство с гордостью поддерживает важное исследование по сбору необходимой информации, которая поможет определить внешние границы континентального шельфа Канады», — заявил министр природных ресурсов Канады Джим Карр.

Помощь канадцам намерены оказать ученые Швеции и Дании. Последней, как известно, принадлежит Гренландия, и она тоже имеет виды на свой кусок шельфа. Суда экспедиции выйдут из норвежского порта Тромсё в начале сентября.

Напомним, Конвенция ООН по морскому праву 1982 года помимо понятия суверенных территориальных вод (обычно 12 морских миль, или 22,2 км) ввела право прибрежных государств на исключительную экономическую зону (200 миль, или 370,4 км): судоходство здесь свободное, но страна имеет исключительное право на использование минеральных и биоресурсов. Россия ратифицировала Конвенцию в 1997 году.

После чего соседи начали против России «холодную арктическую войну». В первую очередь Норвегия и США оспорили границу полярных владений (ГПВ) СССР/России, определенную еще в 1926 году, сходившуюся меридианами на Северном полюсе.

Весной 2010 года тогдашний президент Дмитрий Медведев и премьер-министр Норвегии Йенс Столтенберг подписали соглашение о разделе спорного шельфа.

ГПВ перестала существовать, и не в пользу России. Только чуть позже другие арктические державы поняли весь смысл небольших уступок России в пользу Норвегии: оказалось, что норвежцы договорно закрепили права России в Ледовитом океане гораздо севернее континентального шельфа.

Нарушения Конвенции со стороны России и Норвегии не было. Дело в том, что в Конвенции есть «подводный камень»: любая страна может претендовать на исключительную экономическую зону протяженностью свыше 200 миль, если докажет, что речь идет о шельфе, который уходит дальше 200 миль, и сможет договориться с соседями.

Вот за эти участки шельфа, точнее, за запасы углеводов под их дном, сегодня и идет борьба между Россией и Канадой (у Гренландии и США в силу геологии их шельфа шансов меньше). Россия доказывает, что подводные хребты Ломоносова и Менделеева, доходящие почти до Гренландии и Канадского Арктического архипелага — продолжение Евразийского шельфа.

«Если русским это удастся, — опасаются канадские СМИ, — экономическая зона России окажется за Северным полюсом в Западном полушарии».

0

16

Арктика: арена сражения или достояние всего мира?
06.05.2016

В последнее время западные СМИ активно муссируют тему российской интервенции в Арктику, обвиняя Москву в милитаризации региона и односторонней реализации собственных военных амбиций.

В первой части нашего обзорного материала мы разбирались в аспектах международного права, регулирующих взаимоотношения стран в арктическом регионе, а также коснулись истории его разделения на сферы влияния между приарктическими государствами. Во второй части обратимся к анализу торгово-экономического и военно-стратегического потенциалов региона, а также выясним, какие государства претендуют на использование его обширных ресурсов в собственных интересах.

Полезные ископаемые Арктики

Напомним, что международно-правовой статус и режим использования Арктики был определен многие десятилетия назад и не вызывал особых вопросов у ведущих мировых держав до тех пор, пока в регионе не были обнаружены значительные месторождения природных ископаемых.

Так, согласно расчетам геологической службы Соединенных Штатов, под толщей вод Северного Ледовитого океана должно находится до 20% всех мировых запасов углеводородов — только запасы газа оцениваются более чем в 47 триллионов кубометров, газового конденсата в 44 миллиарда баррелей, а нефти — в 90 миллиардов баррелей, при этом крупнейшие из газовых месторождений расположены у берегов российской Сибири и американской Аляски. Запасы газа одного только Штокмановского месторождения оцениваются в 3800 миллиардов кубических метров.

Уже сейчас в регионе добывается десятая часть общемировых объёмов нефти и четвертая часть — природного газа.

Кроме того, в Арктике обнаружены гигантские запасы руд, в том числе залежи редкоземельных металлов. В наиболее освоенной части региона — арктической зоне России — сосредоточены также богатые месторождения никеля, меди, угля, золота, урана, вольфрама и алмазов. На территории, принадлежащей Соединенным Штатам, также есть запасы урана, меди, никеля и железа.

Важна Арктика и своими биоресурсами. Здесь сконцентрирована пятая часть общемировых запасов пресной воды, также в арктической зоне обитают уникальные представители сотен видов флоры и фауны, которых нет больше нигде в мире. С промысловой точки зрения огромную ценность представляют крупнейшие популяции лосося, трески и минтая.

Напрямую — ближе

Огромный потенциал региона обеспечивается также его значением с точки зрения мировой системы транспортной коммуникации.

Через территорию Арктики проходят кратчайшие воздушные и морские пути, соединяющие Евразийский и Североамериканский континенты.

При этом, с учетом неизбежного уменьшения площади арктических льдов, протяженность транспортных линий между европейскими странами и дальневосточными областями России может быть сокращена на 40%.

В этом случае, например, путь из Голландии в Японию через Северный Ледовитый океан может занять на десять дней меньше, чем через Суэцкий канал.

Кроме того, в этом случае появится возможность избегать столкновений с морскими пиратами, количество которых в водах Индийского океана в последнее время существенно увеличилось. Кроме тог, глобальные климатические изменения, по оценкам специалистов, приведут к тому, что навигация через территорию региона уже к концу нынешнего века станет возможной в течение 120 — 140 дней в году против нынешних 30.

http://rusvesna.su/sites/default/files/kartinka_5_tozhe_severnyy_i_yuzhnyy_puti.jpg

Главный мировой плацдарм

Однако экономический потенциал является только одной из составляющих общего геополитического потенциала региона. Другой, возможно, гораздо более значимой составляющей его ценности является военно-стратегический потенциал Арктики — ведь именно здесь находятся удобные позиции для старта баллистических ракет и размещения элементов систем противоракетной обороны.

В случае эскалации напряженности в отношениях западных стран с Россией и гипотетического перехода их в стадию вооруженного конфликта, зона Арктики неизбежно станет одним из основных театров военных действий.

Согласно мнению военных экспертов, если к этому времени в регионе будет обеспечено доминирование Соединенных Штатов и их союзников по НАТО, то уже на первом этапе противостояния российские стратегические ядерные силы и, прежде всего, их морской компонент, могут быть нейтрализованы или понесут серьезный урон — ведь более половины боезарядов стратегических наступательных вооружений России сосредоточено именно на подводных ракетоносцах.

Поскольку такого развития событий Москва допустить не может, руководством страны были предприняты определенные превентивные шаги на этом направлении.

Так, в сентябре 2008 года тогдашним президентом России Дмитрием Медведевым были утверждены «Основы государственной политики Российской Федерации в Арктике на период до 2020 года и далее», в соответствии с которыми арктическая зона Российской Федерации определяется как «часть Арктики, в которую входят полностью или частично территории Республики Саха (Якутия), Мурманской и Архангельской областей, Красноярского края, Ненецкого, Ямало-Ненецкого и Чукотского автономных округов…, а также земли и острова, указанные в Постановлении Президиума Центрального Исполнительного Комитета СССР от 15 апреля 1926 г. „Об объявлении территорией СССР земель и островов, расположенных в Северном Ледовитом океане“, и прилегающие к этим территориям, землям и островам внутренние морские воды, территориальное море, исключительная экономическая зона и континентальный шельф Российской Федерации, в пределах которых Россия обладает суверенными правами и юрисдикцией в соответствии с международным правом.

Границы Арктической зоны Российской Федерации могут уточняться в соответствии с нормативными правовыми актами Российской Федерации, а также с нормами международных договоров и соглашений, участницей которых является Российская Федерация».

Арктическая бригада

К сожалению, далеко не все участники мирового политического процесса настроены конструктивно, и арктическая зона неизбежно должна рассматриваться в качестве потенциального театра военных действий, где могут применяться любые, в том числе самые современные средства вооружения.

Для своевременного и эффективного отражения потенциальной агрессии в этом сложном регионе в России была создана Отдельная мотострелковая бригада объединенного стратегического командования Северного Флота, дислоцирующаяся в поселке Алакуртти.

Этот небольшой населенный пункт, расположенный в 40 километрах от российско-финской границы, имеет важное стратегическое значение. Ранее он принадлежал нашим скандинавским соседям и именно с аэродромов, построенных здесь в начале Второй Мировой войны гитлеровскими войсками, взлетали самолеты, наносившие бомбовые удары по военным и промышленным объектам Мурманской области.

Приказ о создании бригады был отдан Верховным главнокомандующим Владимиром Путиным 31 декабря 2014 года, на фоне обострения отношений России с ее западными соседями и партнерами по освоению Арктики.

При этом, несмотря на истеричные заявления антироссийской пропаганды, в задачи 80-й ОМСБР СФ в военном отношении входят исключительно задачи по обороне Арктического побережья.

В 2016 году командование Северного флота России намерено продолжить активную деятельность по решению задач в арктической зоне ответственности. В пресс-службе Северного флота уточнили, что «важнейшими направлениями этой деятельности останутся защита интересов Российской Федерации в данном регионе, обеспечение безопасности на главной национальной транспортной коммуникации — Северном морском пути, сохранение паритета и баланса сил в регионе».

Так, в рамках совершенствования боевой подготовки в 2016 году будет проведен комплекс мероприятий по слаживанию воинских частей и подразделений, размещенных на арктических островах, кроме этого, запланирован ряд арктических походов боевых кораблей и судов обеспечения по морям Северного Ледовитого океана.

Важной задачей Северного флота также останется и планомерное исследование Арктики, в том числе проведение океанографических и гидрографических исследований. В частности, летом 2016 года к северным островам архипелагов Земля Франца-Иосифа, Новая Земля и Северная Земля отправится возрожденная Арктическая гидрографическая экспедиция Северного флота.

Арктика: арена сражения или достояние всего мира?

Очевидно, что в условиях, когда мировые ресурсы постепенно истощаются, а аппетиты ведущих экономик растут, взоры политиков рано или поздно должны были обратиться к такой заманчивой, хотя и сложной для освоения арктической «кладовой».

Арктика очень важна для граничащих с ней государства. Волею судеб в клубе приарктических стран оказались две ведущих мировых державы: Россия и США. Их интересы в регионе идут бок о бок и, вероятно, рано или поздно могут серьезно столкнуться.

Огромные запасы углеводородов и уникальные воздушные и морские маршруты — это то, чем в современном мире нельзя пренебрегать. И в этом смысле абсолютно логичными выглядят действия Москвы, которая четко обозначает свою готовность и — что немаловажно — возможность защитить и отстоять собственные интересы в Арктике.

0

17

Гибридные угрозы Арктики, — мнение
05.12.2016
http://rusvesna.su/sites/default/files/styles/node_pic/public/baza_arktika.jpg?itok=H2wnvw6x

Сегодня арктическая тема становится все более популярной и логично вписывается в рамки государственного курса на восстановление геополитических позиций России по всем азимутам.

Приоритетное внимание, которое с начала XXI века уделяется освоению арктических территорий, определяется долговременными стратегическими интересами государства.

Разработаны «Основы национальной политики в Арктике до 2020 года», предусматривающие превращение Арктической зоны в ведущую стратегическую ресурсную базу России.

В результате уже сейчас Арктика обеспечивает около 11% национального дохода страны, здесь создается 22% объема общероссийского экспорта, добывается и производится более 90% никеля и кобальта, 60% меди, 96% платиноидов…

В российской части Арктики сосредоточено около четверти мировых ресурсов углеводородов. На шельфах Баренцева и Карского морей выявлены уникальные газовые месторождения. Рыбохозяйственный комплекс производит около 15% объемов водных биологических ресурсов страны.

Ключевая роль в развитии единой трансконтинентальной транспортной системы принадлежит Северному морскому пути, который служит кратчайшей трассой между европейскими и дальневосточными морскими, а также речными портами Сибири.

«Спокойный» регион

Особое геополитическое положение и богатство ее сырьевых месторождений превратили Арктику в одну из главных точек притяжения не только для арктических государств, но и для весьма отдаленных стран Северного полушария.

Статус наблюдателя Арктического совета получили Китай, Япония, Южная Корея, Индия и Сингапур, Нидерланды, Испания, Великобритания, Германия, Франция, Польша, Италия.

Стремясь утвердить свою институциональную причастность к арктическим делам, на статус постоянного наблюдателя в Арктическом совете претендует и ЕС.

Стремление многих государств продемонстрировать свое право на самостоятельное изучение Арктики, освоение арктического поля позволяет прогнозировать усиление противостояния, прежде всего между основными мировыми геополитическими игроками: Россией, США, Китаем, государствами Арктического региона и их коалициями.

Государства и их коалиции, претендующие на участие в принятии решений по проблемам Арктики, не ставя де-юре под сомнение юрисдикцию прибрежных арктических стран, де-факто пытаются найти пути изменения существующего положения.

Противостояние может осуществляться как в рамках дипломатических переговоров, так и с использованием широкой гаммы технологий современных конфликтов.

Пока Арктика считается относительно спокойным регионом. Благодаря профессионализму российских дипломатов в рамках Арктического совета подписаны и реализуются многие важные для России соглашения: о сотрудничестве в авиационном и морском поиске и спасении в Арктике, о сотрудничестве в области готовности и реагирования на загрязнение нефтью моря в Арктике.

Всего в рамках Арктического совета Россия принимает участие в 80 проектах.

Довольно умиротворяюще звучат мнения ряда экспертов, утверждающих, что единственным существенным открытым вопросом по Арктике остается определение внешних границ и разграничение континентального шельфа ряда прибрежных государств за пределами 200-мильных зон.

Комиссия ООН признала недавно правомерность нашей заявки на континентальный шельф Охотского моря. Теперь оно фактически стало российским внутренним морем.

При этом считается, что данный вопрос не будет порождать споры и конфликты относительно доступа к природным богатствам Арктики, большая часть которых находится в пределах никем не оспариваемых исключительных экономических зон прибрежных государств.

Вместе с тем мир уже не раз сталкивался с тем, что позиция Запада резко изменялась, и это приводило к радикальной трансформации ситуаций, к циничному отрицанию суверенных прав отдельных государств вплоть до использования против них военной силы.

Пока же обстановка в Арктике в отличие от проблемных районов относительно спокойная.

Свои национальные интересы Запад отстаивает решительно и жестко, не обращая внимания на нормы международного права, когда те противоречат его интересам.

Однако меняется мир, меняются и стратегии, позволяющие навязывать свою волю противнику не только военно-силовыми методами. В условиях глобализации и информационной революции катализатором резких и непрогнозируемых изменений в Арктическом регионе могут послужить события, связанные с ведущейся против России гибридной войной.

Непредсказуемая обстановка

С учетом изменчивости и непредсказуемости международной обстановки нельзя упускать из виду возможности реализации стратегии непрямых действий в ходе гибридной войны, которая разворачивается против России на арктических просторах.

В современных конфликтах все большее использование приобретают технологии, позволяющие исподволь готовить условия для лавиноообразного развития обстановки. Расчет делается на то, что все должно «пойти само», без заметного участия главного инициатора конфликта.

По словам одного из авторов англосаксонской стратегии непрямых действий британского военного теоретика Б. Л. Гарта, «можно устраивать разные относительно мелкие гадости, все время напоминающие о противнике, но его самого не будет видно».

Стратегия непрямых действий в Арктике представляет собой лишь звено в глобальной стратегии США, цель которой — установление мирового господства и достижение гарантированного доступа ко всем жизненно важным районам.

Применительно к Арктическому региону в течение многих лет США и некоторые другие страны НАТО координируют свои политические, военные, экономические, информационные усилия в рамках решения единой задачи — расширить экономическое присутствие в районах Севера, добиться интернационализации Северного морского пути (СМП) и в конечном итоге попытаться максимально снизить роль России в регионе.

При этом заметим, что вопрос о контроле над СМП для России имеет критическое значение, поскольку это пока единственный транспортный путь, способный интегрировать отдаленные районы Крайнего Севера страны и их ресурсный потенциал в национальную экономику.

Поэтому Россия не может позволить поставить под международный контроль экономические связи между отдельными регионами страны, осуществляемые по СМП.

В докладе начальника штаба ВМС США адмирала Д. Гринерта «Дорожная карта» для Арктики 2014–2030» определены конкретные цели и задачи для различных служб и ведомств ВМС США и их союзников. В Арктике уже создается и развивается военная инфраструктура США и Канады. В частности, в США принято решение о строительстве двух новых передовых баз береговой охраны на Аляске в Барроу и в Номе.

Лидирующая роль в противодействии законным интересам России в Арктике принадлежит США.

Рассматриваются возможности обеспечения постоянного присутствия в Арктике авианосной группы и выделения дополнительных патрульных кораблей. Наращиваются усилия по противолодочной обороне и обеспечению глубоких десантных операций.

В последние годы возросла масштабность и интенсивность мероприятий оперативной и боевой подготовки ОВС НАТО в Арктике. Ежегодно в Арктику выполняется 3–4 похода многоцелевых атомных подводных лодок, еженедельно совершается не менее трех вылетов самолетов базовой патрульной авиации.

Кроме военных сил и средств к ведению разведки привлекаются научно-исследовательские суда Норвегии, используются различные неправительственные организации, в особенности экологические, как это было, например, в 2013 году в ходе акции «Гринписа» на платформе «Приразломная».

В арктическом секторе и на приграничной территории РФ активизировалась деятельность спецслужб США и их союзников по НАТО.

Присутствие иностранных исследователей отмечается в районах архипелага Новая Земля и в горле Белого моря — там, где Россия проводит испытания своих атомных подводных лодок.

Позиция НАТО по вопросам военного присутствия в Арктике пока не определена.

В Норвегии говорят о планах изменения демилитаризованного статуса Шпицбергена, завершается разработка концепции применения национальных вооруженных сил в Арктическом регионе.

В связи с этим вопрос о политике альянса в Арктике не нашел отражения ни в принятой в 2010 году стратегической концепции альянса, ни в решениях последующих саммитов блока. Недостаточная вовлеченность НАТО в решение проблем Арктики связана с разными подходами и неодинаковой заинтересованностью союзников.

Но сторонники более заметного присутствия НАТО в северных широтах не оставляют попыток изменить ситуацию, апеллируя к тому факту, что пять государств — членов НАТО (США, Канада, Норвегия, Дания и Исландия) и два важных партнера (Швеция и Финляндия) являются арктическими странами.

Таким образом, предлагается расширить число государств — членов НАТО, участвующих в арктическом противостоянии с Россией.

Наряду с военной деятельностью в северных широтах Вашингтон наращивает усилия в информационной сфере, использует средства традиционной и публичной дипломатии для консолидации союзников и подрыва позиций России.

Питательной средой для реализации подготовительного этапа стратегии непрямых действий в Арктике является комплекс гибридных угроз, которые могут послужить катализатором для наращивания противостояния между Россией и другими претендентами на богатства региона.

Основные гибридные угрозы для Российской Федерации в Арктической зоне обусловлены совокупностью следующих военных, политических, экономических, информационных факторов: активизация военной деятельности приарктических государств и их союзников, рост ее масштабов в Арктике и прилегающих акваториях; реализация идей об общем и равном доступе к использованию Северного морского пути и ресурсам Арктики для всех субъектов мирового сообщества; осуществление приарктическими государствами и их союзниками мероприятий информационного характера по дискредитации Российской Федерации; действия Норвегии по силовому вытеснению Российской Федерации из традиционных районов промысла в Баренцевом и Норвежском морях; стремление США и их союзников установить контроль над объектами ядерного комплекса Российской Федерации в Арктике; стремление руководства стран Азиатско-Тихоокеанского региона получить для своих военно-морских сил пункты базирования в Арктической зоне и т. д.

С учетом тенденции на расширение количества участников, претендующих на свою долю в Арктике, можно прогнозировать формирование ситуативных коалиций в составе государств, отношения между которыми далеко не всегда являют собой примеры дружбы и взаимопонимания.

Но с учетом нерешенности ряда юридических аспектов применительно к проблемам Арктики, вполне реальной представляется возможность координации деятельности отдельных государств с целью ослабить позицию России и добиться выгодного для них решения международных инстанций. Для действий таких соперников России характерно целенаправленное, адаптивное применение как военно-силовых методов, так и согласованных шагов по экономическому ослаблению противника, использованию подрывных информационных технологий.

Таким образом, в Арктике против России ведется гибридная война, что требует соответствующих «гибридных» мер противодействия. Часть таких мер предусмотрены в принятом Советом безопасности Российской Федерации в 2008 году документе — «Основы государственной политики РФ в Арктике на период до 2020 г. и дальнейшую перспективу».

В «Основах» отражены главные цели и стратегические приоритеты государственной политики РФ в Арктике, основные задачи, меры и механизмы по ее реализации.

Применение непрямых ассиметричных действий и способов ведения гибридных войн как против целого государства, так и в отношении отдельных его крупных районов позволяет лишить противоборствующую сторону фактического суверенитета без захвата территорий военной силой.

В числе задач в сфере обеспечения военной безопасности требуется «привести возможности пограничных органов в соответствие с характером угроз и вызовов Российской Федерации в Арктике».

Исходя из духа и буквы «Основ», Россия планирует до 2020 года создать арктическую группировку войск для защиты своих экономических и политических интересов в этом регионе.

В документе говорится об усилении пограничных войск ФСБ России и о необходимости создать береговую охрану российских арктических границ.

Однако для гибридной войны в Арктике как крупнейшем геополитическом регионе важно следующее: ничто не мешает каждому из участников реализовывать свои намерения без непосредственного применения вооруженных сил и даже вообще без объявления войны. При совпадении интересов группы участников может стать целесообразным создание их ситуативной коалиции для «продавливания» нужного решения.

Пока нет явных признаков, свидетельствующих о наличии консолидированной антироссийской стратегии, направленной на реализацию интересов арктических государств и стран, находящихся далеко от Арктики.

В этом контексте также важно использовать возможности ШОС, ЕАС, сотрудничество с Японией, Южной Кореей. Следует разработать программу долгосрочного сотрудничества с нейтральными Швецией и Финляндией и включить в нее взаимодействие по Арктике с целью не допустить втягивания этих государств в антироссийские маневры.

Поэтому России также важно использовать в своих интересах подобные коалиции, используя разногласия между различными субъектами.

Дуги нестабильности

Стратегическая важность Арктического региона обусловливает его охват так называемой «системой дуг нестабильности», которая представляет собой основной инструмент, с помощью которого создаются наиболее важные системные проблемы безопасности Евразии в целом и РФ в частности.

По мнению профессора Владимира Колотова, «система дуг нестабильности формирует геополитический „климат“, который всемерно способствует проведению управляемой региональной дестабилизации». Эта система охватывает территорию, расположенную между четырьмя океанами: Тихим, Индийским, Атлантическим и Северным Ледовитым. Она состоит из восьми действующих сегментов разной степени «готовности».

Арктический сегмент дуги нестабильности находится в процессе становления.

Интересы сторон определены, делаются попытки обеспечить их совместимость на основе международно признанной правовой базы, которая, в свою очередь, отличается высокой степенью неразработанности, что порождает неопределенность в отношении прав участников на использование в своих интересах различных участков арктического поля. В рамках провозглашенной США стратегии геополитического доминирования в арктическом сегменте параллельно с наращиванием сил и созданием военной инфраструктуры развертываются операции по другим направлениям подготовки и ведения гибридной войны.

В рамках гибридной войны, которую Запад ведет против России, арктический театр занимает особое место, определяемое рядом объективных факторов.

В их числе: экстремальные природно-климатические условия; большая протяженность береговой линии и очаговый характер размещения сил пограничной охраны; низкая плотность населения; отсутствие единого промышленно-хозяйственного комплекса и удаленность от основных промышленных центров, высокая ресурсоемкость и зависимость хозяйственной деятельности и жизнеобеспечения населения от поставок топлива, продовольствия и товаров первой необходимости из других регионов; низкая устойчивость экологических систем, определяющих биологическое равновесие и климат Земли, и их зависимость даже от незначительных антропогенных воздействий.

Важным фактором субъективного характера является пока еще недостаточно скоординированная система государственного управления в Арктической зоне РФ.

Несовершенство мер государственного регулирования в экономической и социальной сферах привело к критическому состоянию базовой транспортной, промышленной, пограничной, информационной, научной и социальной инфраструктур. Нарастают диспропорции регионального развития, наблюдается отток населения из региона.

Опасность осознается властями, и в результате принятых энергичных мер положение исправляется. Однако все еще далеко не в полной мере используется конкурентный потенциал Арктической зоны России.

Нелинейный подход

Стратегия и цели гибридной войны формулируются с учетом уязвимости арктической части России для применения гибридных технологий, направленных на дестабилизацию обстановки в обширных районах.

Во-первых, как уже упоминалось, важнейшей целью является подрыв экономического потенциала государства. Это предопределяет место экономических объектов России в Арктике, коммуникаций и системы управления в качестве первоочередных целей гибридной войны.

Создаются силы и средства для воздействия на объекты этой группы, включая силы специальных операций, кибероружие, организуется разведка театра. Следует прогнозировать расширение применения БПЛА для целей разведки.

Во-вторых, протяженность береговой линии и малонаселенность обширных участков суши усложняет задачи охраны границы, предотвращения проникновения диверсионно-разведывательных групп сил специальных операций.

В-третьих, важной особенностью театра является высокая чувствительность окружающей среды в Арктике к экологическим факторам, что позволяет прогнозировать использование сил специальных операций в гибридной войне для нарушения экологического равновесия.

Здесь в полной мере можно ожидать использования свойства нелинейности гибридной войны, когда последствия применения непрямых методов, связанных с воздействием на экологию региона, приводят к непропорционально высоким катастрофическим последствиям, способным вызвать лавинообразное изменение военно-стратегической и политической обстановки.

Это могут быть, например, диверсионные акты на нефтедобывающих объектах, на трубопроводах, на транспорте. Высокую степень угрозы несут кибероперации против систем управления вышеперечисленных объектов.

При разработке защитных мер в Арктическом регионе следует решительно отказаться от традиционного линейного видения войны, которое предполагает возможность установления прямых и пропорциональных связей между причиной и следствиями, возмущающим воздействием и результатами. В гибридной войне, построенной на нелинейной стратегии, малые воздействия могут обеспечить получение значительных результатов.

Фактор нелинейности гибридной войны существенно меняет степень достоверности прогнозирования возможных последствий конфликта как в масштабе Арктического региона, так и в глобальном масштабе.

В гибридной войне последствия использования непрямых методов создают крайне опасную, зачастую неподконтрольную инициаторам ситуацию. В результате нарушения прямой связи между причиной и следствиями создаются обширные зоны неопределенности, связанные с действиями разнородных акторов, а действия одного из них могут вызвать лавинообразное изменение всей военно-стратегической и политической обстановки. Эти и некоторые другие факторы создают серьезные препятствия при попытках предвидеть ход и исход гибридной войны.

В-четвертых, гибридная война нелегитимна. Все существующие законы войны разработаны, как правило, для конфликтов между двумя воюющими сторонами, обычно государствами, преследующими интересы, которые каждый из участников считает законными.

Для традиционной войны ООН приняла понятия «агрессия», существуют законы, защищающие права комбатантов, военнопленных и гражданского населения, запрещающие использование определенных видов оружия. Существующая нормативно-правовая база служит инструментом для лиц, принимающих политические решения и осуществляющих руководство военными действиями. Ничего подобного для гибридной войны нет.

И наконец, требует уточнения понятие «стороны конфликта», которые в войне выступают как носители конфликта. Гибридная война в Арктике не объявляется, стороны конфликта не определены, в то время как традиционно считается, что конфликт как фаза противоречия возможен лишь тогда, когда его стороны представлены субъектами. Где субъекта нет — не может быть конфликта.

Если в гибридной войне одним из очевидных субъектов выступает государство — жертва агрессии, то определить самого агрессора как вторую сторону конфликта не просто.

При этом факт гибридной агрессии становится очевидным не сразу. Этот тезис следует в первую очередь отнести к важным составляющим гибридной войны — информационной и кибернетической войнам. В обоих случаях сложно определить и субъекта агрессии. Эти и некоторые другие факторы создают серьезные препятствия при прогнозировании обстановки и стратегическом планировании мер по противодействию гибридной войне в Арктике.

"Трение войны»

С учетом своеобразия арктического театра огромное значение для понимания гибридной войны как сферы неопределенного и недостоверного имеет феномен введенного К. Клаузевицем понятия «трение войны». В своих трудах военный теоретик справедливо подчеркивал, что «трение — это единственное понятие, которое, в общем, отличает действительную войну от войны бумажной».

Иными словами, на войне от задуманного до реализуемого на деле может быть огромная дистанция. Справедливость этого суждения особенно верна для гибридной войны в Арктике с учетом непредсказуемости и неопределенности конфликта, особой чувствительности возможных объектов поражения к малым воздействиям, способным повлечь за собой масштабные последствия.

Особенности гибридной войны как конфликта неопределенного и недостоверного, в котором участвуют разнородные силы и средства, превращают трение в источник существенных возмущающих воздействий на ход действий, которые под влиянием трения войны часто становятся малоуправляемым и даже неуправляемым процессом.

Для традиционной войны можно выделить семь источников общего трения: опасность; физическое напряжение; неопределенность и недостоверность информации, на основе которой принимаются решения; случайные события, которые невозможно предсказать; физические и политические ограничения в использовании силы; непредсказуемость, являющаяся следствием взаимодействия с противником; разрывы между причинами и следствиями войны.

Для гибридной войны в Арктическом регионе список источников трения может быть расширен.

Во-первых, с учетом масштабности экономических интересов государств, претендующих на свою долю в арктическом поле, географии их размещения и специфики подхода к существующим проблемам возрастает психологическое напряжение, стрессы, что способствует повышению вероятности ошибки.

Известно, что многие современные конфликты происходят на межцивилизационных разломах. Влияние этого фактора на возможное обострение обстановки в Арктике повышается в связи с расширением цивилизационного разнообразия претендентов на арктическое поле.

Во-вторых, мощным источником возмущающих воздействий, провоцирующих сбои в системах управления, являются действия в киберпространстве, направленные против систем управления на нефте- и газодобывающих объектах и трубопроводах.

В-третьих, в информационной войне для манипулирования деятельностью природозащитных групп уже сегодня широко применяется дезинформация, что способствует созданию обстановки хаоса и неразберихи.

И наконец, в результате трения казалось бы незначительные явления и факты, происходящие на тактическом уровне, получают мощь и способность стратегического катализатора, способного влиять на ход всей военной кампании.

Существуют каскадные механизмы усиления, которые позволяют в ходе войны малым событиям запускать совершенно неожиданные и непредсказуемые процессы, не поддающиеся количественной оценке в рамках какой-либо теории.

В арктическом секторе в гибридной войне против России каскадными механизмами-катализаторами могут выступить рукотворные техногенные катастрофы на гражданских и военных объектах, теракты на коммуникациях с большим количеством жертв, нарушение поставок жизненно важных продуктов и средств в труднодоступные арктические районы.

Совокупность источников трения обычно оказывается больше их простой суммы, поскольку одни виды трения взаимодействуют с другими, что еще больше наращивает их разрушительный результат.

Трение в зонах неопределенности в гибридной войне связано с проявлением многих случайностей и вызывает явления, которые заранее учесть невозможно. Таким образом повышается вероятность случайных инцидентов, расширяющих масштабы конфликта. Особенно это опасно в гибридной войне в Арктике, в которой замешаны интересы ядерных держав.

Таким образом, источники трения в существенной степени определяют структурные свойства гибридной войны, эффективность операций, стратегию и тактику противодействия.

Как и в любой другой войне, в гибридной войне в Арктике существуют своеобразные «смазки», которые позволяют уменьшить трение в любой военной машине, в том числе и в гибридной войне. Это использование в дипломатии гибких адаптивных политических стратегий.

Важно наличие боевого опыта и военной подготовки у участников, специальной экипировки, военной техники и оружия, рациональная дислокация сил и средств, строгая дисциплина, продуманная информационная стратегия, заблаговременное создание эффективных каналов добывания, передачи, обработки и анализа данных об обстановке и др.

Для гибридной войны уникальной «смазкой» служит полное отсутствие у нее легитимности и подчиненности международным нормам и правилам, что делает допустимым на этой основе проведение самых грязных провокаций с привлечением сил специальных операций, использованием манипулируемых террористических групп и организованной преступности.

Нельзя исключить и применение бактериальных средств против животных, например возбудителей сибирской язвы, ящура, чумы, сапа, ложного бешенства и т. д.

Закономерные выводы

Арктика представляет собой чрезвычайно лакомый регион для геополитических противников России, которые уже не раз демонстрировали способность нарушить любые международные договоренности, если это соответствует их национальным интересам.

Исторический опыт не позволяет рассчитывать на безусловное уважение закрепленных в договорах суверенных прав и юрисдикции России в арктических акваториях и на шельфе.

Подобные факторы наряду с известными проблемами с обоснованием внешних границ континентального шельфа России в Северном Ледовитом океане за пределами исключительной экономической зоны создают условия для попыток арктических, некоторых неарктических государств и их коалиций использовать для давления на Россию изощренную стратегию непрямых действий, построенную на формировании и реализации спектра гибридных угроз.

Эффективность противодействия гибридной войне в Арктике будет зависеть от того, насколько полно удастся предвидеть и учесть ее особенности с целью адекватной и оперативной адаптации к быстро изменяющейся обстановке, что позволит опередить соперников и не допустить трансформации вызовов и рисков в реальные опасности и угрозы национальным интересам государства в жизненно важном регионе.

Александр Бартош

0

18

МИЛИТАРИЗАЦИЯ СКАНДИНАВИИ ПРОДОЛЖАЕТСЯ
27.07.2017

В военно-воздушных силах Норвегии производится передислокация оперативного ядра на другие аэродромы. Раньше; во время «холодной войны», основные авиабазы были расположены в северных районах — в Будё и Анденесе. Новая главная авиабаза будет расположена в Эрланде, расположенном в 500 километрах южнее, у входа в Тронхейм-фьорд.

http://zakonvremeni.ru/images/stories/thumbnails/images-stories-remote-http--mixednews.ru-wp-content-uploads-2017-07-20130508_130507a-005-626x337.jpg

Район вокруг этого фьорда всегда вызывал повышенный интерес у США. В январе в расположенном рядом Вернесе были размещены подразделения американской морской пехоты, формально на «ротационной» основе. Теперь их количество удваивается до 650 морских пехотинцев. Американские военные хотят превратить базу в крупный транзитный узел для переброски своих сил в Европу. Помимо всего прочего, этот район имеет транспортные магистрали, связывающие его со Швецией, где эти войска будут принимать участие в крупных военных учениях в сентябре этого года.

Для планировщиков в Вашингтоне Скандинавский полуостров, очевидно, рассматривается как стратегически важный район. Они считают эту базу частью сил стратегического кольца окружения России. Особое значение придаётся усилению ПРО, элементы которой строятся вдоль всей границы России. В Норвегии, как и в Дании, размещаются морские элементы системы американской ПРО, основу которых составляют фрегаты. Ещё одним местом, где американцы хотели бы построить базу, является шведский остров Готланд в Балтийском море.

Размещение этих сил идёт в соответствии с планом милитаризации Скандинавского полуострова. Одна из основных целей этого — заставить Швецию (и Финляндию) вступить в НАТО. Поскольку это невозможно сделать без референдума (который они могут проиграть), НАТО и военное руководство Швеции надеются интегрировать Швецию и Финляндию в структуры НАТО настолько глубоко, чтобы линия между формальным нейтралитетом и членством в альянсе перестала быть различимой. Недавно Швеция заявила, что хочет присоединиться к возглавляемым Великобританией «Объединенным экспедиционным силам», что делает участие Швеции в общеевропейской войне практически неизбежным.

Район Эрланда имеет много преимуществ. Сюда можно легко организовать переброску сил и средств из Атлантики морем или по воздуху, поскольку здесь имеются выходы в отрытое море, удобные бухты и несколько современных аэродромов. В историческом плане удобное стратегическое положение района использовалось немецкими Кригсмарине во время оккупации Норвегии в 1940-45 годах. Альберт Шпеер планировал построить здесь город и крупную военно-морскую базу «Нордштерн», расположенную на южной стороне фьорда, но ход войны сделал план нереалистичным.

Одной из основных причин расширения базы является то, что Норвегия купила у США 56 самолетов типа F-35 Lightning. Авиабаза также не входит в зону досягаемости российских ракет «Искандер» (дальность 500 километров), но все понимают, что она вне всяких сомнений будет основной целью ракетных ударов противника. Военные стратеги надеются, что размещение авиабазы в этом месте обеспечит достаточное времени реакции для отражения ракетного удара в случае войны. По крайней мере, такова, по-видимому, официальная аргументация.

Норвежские силы обороны рассматривают Эрланд как одно из самых удобных мест для размещения новых ракет большой дальности системы ПРО. Другим удобным местом является Эвенес, ещё одна авиабаза в 500 километрах к северу, рядом с другим районом передового базирования американских войск.

Как вывод, можно отметить, что норвежские силы самообороны, похоже, страдают от той же проблемы с раздуванием расходов, как и США, у которых, казалось бы, весьма щедрое финансирование не доставляет желаемых оперативных возможностей. Перерасход средств, плохое планирование и комплектование войск техникой, основанные не только на национальных интересах, но и на международной политике и лоббировании — это постоянные проблемы оборонного сектора Норвегии.

Сухопутные войска задействуют все свои ресурсы в силах быстрого реагирования, которые отвечают за всё что угодно, кроме вопросов территориальной обороны. С мая этого года некоторые подразделения были переброшены в Литву как часть многонациональных сил НАТО под командованием Германии. Самая последняя авантюра — план официально обучать и поддерживать группы сирийских оппозиционеров из-под сирийского города Аль-Танф.

Норвежские ВВС решили положить все яйца в одну корзину, приобретая до сих пор не доказавшие свои преимущества истребители 5-го поколения F-35.

0

19

«Арктический кулак» станет еще больше: Россия развернет новый дивизион ПВО

Российская Федерация усилит военную мощь и создаст новую дивизию ПВО в Арктике. Подробности сообщило информационное агентство Russia Today со ссылкой на заявление Командующего  Северным флотом Николая Евменова.

Офицер российской армии сообщил, в 2018 году «арктический кулак» Москвы будет усилен благодаря созданию в северных поселках Тикси и Диксон новой дивизии противовоздушной обороны. Также дополнительные силы будут развернуты на архипелаге Новая Земля. Николай Евменов  дополнительно проинформировал СМИ, что в 2020 году Российская Федерация проведет реконструкцию десяти аэродромов в Арктике.

Отметим, что повышенное снабжение военных частей в Арктике новым вооружением и создание дополнительных дивизионов ПВО не является чем-то необычным. Данный регион является зоной стратегического интереса России. Там необходимо обеспечить защиту не только территориям, но и морскому транспорту, который будет курсировать в рамках нового Северного морского пути.

Особое внимание также связано с тем, что к Арктике испытывает интерес Запад, а многие страны ведут споры о принадлежности арктических территорий в силу наличия огромных запасов нефти и газа. Иными словами, Арктика – это потенциальный театр военных действий, а Россия должна быть готова отражать любую угрозу.

Напомним, ранее военный источник в ВПК сообщал в интервью «Российской Газате», что Россия может разместить в арктическом регионе ПГРК «Курьер» в ответ на односторонний выход США из Договора РСМД. ...

0


Вы здесь » Форум В шутку и всерьёз » Политика » Скандинавия и вопрос Арктики