Профессионалы.Автор: regent64

http://s1.radikale.ru/uploads/2017/12/25/b61e0e56782874431845e9868763f891-full.jpg

Военно-исследовательский фрегат «Несокрушимый стандарт», флагман-копьё звёздного флота Содружества Профессионалов Северного Галактического пояса, вышел из гипер-пространства в 9 часов 34 минуты утра местного времени точно в заданной точке пространства – в 35 000 километров над северным полюсом незнакомой планеты.
- Вот она, - сказал первый помощник, приближая изображение. – Красивая…
- Неплохо, неплохо, - согласился капитан, разглядывая сине-бело-зелёную планету на экране. – Подумаем, что с ней делать. Собери офицеров…
- Есть, - кивнул помощник, и, чуть помедлив, поинтересовался: - А нам обязательно нужно с ней что-то делать?
- То есть? – нахмурился капитан.
- Ну... - замялся помощник. – Пролетели бы мимо - какие проблемы?
- Никаких проблем, - согласился капитан. – Пока никаких. А если появятся?
- А откуда им появится, если мы пролетим мимо? – гнул своё помощник. – А вот если не пролетим, проблемы могут появиться…
- Ты что, не с той ноги встал? – Капитан нахмурился. – Ну, так попей чайку с чем-нибудь сладким, поспи, что ли... Но только не разводи мне на мостике это нытьё, ладно?
- Простите, кэп, - пробормотал первый помощник. – Просто у меня какое-то странное ощущение. Нехорошее такое ощущение…
- В космосе хорошие ощущения – вообще большая редкость, - сказал капитан и прищурился на экран. – А что это у нас тут такое стремительно ползёт?
Первый помощник посмотрел туда, куда смотрел капитан – от кромки сияющего бирюзой шара, занимающего половину экрана, отделилась крохотная точка и поползла, теряясь среди звёздной россыпи, в правый нижний угол. Помощник приблизил изображение и произвёл сканирование.
- Грузовой корабль, - доложил он. - По нашей классификации – класс М, то есть «корыто» грузоподъёмностью в тысяч пять тонн… Экипаж – 36 человек, 27 мужчин и 9 женщин. Вооружения нет. Груз – продовольствие и медицинские препараты. И... саженцы, что ли? Силовые щиты, естественно, опущены, ибо деактивированы.
- Опусти и наши, не трать энергию, - скомандовал капитан. – И пощупай их торпедой, пока мой офицерский состав сползается на мостик…
- А это... обязательно? - тихо спросил первый помощник. - Ну, летят себе - и пусть летят... Безоружные...
- Да мне плевать, какие они! - раздражённо рыкнул капитан. - Если бы я с каждым галактическим захолустьем разбирался, кто они такие и чего хотят, я бы до сих пор... - Капитан осёкся. - В общем, шугануть их надо - для порядка... Обозначить своё присутствие и задать тон... Ты приказ выполнять намерен?
- Так точно! - Помощник вытянулся по стойке "смирно, а затем пробежался по клавишам пульта, как заправский пианист - ярко-оранжевая точка отделилась от нижней кромки экрана и заскользила наперерез «корыту». Капитан предвкушающе сцепил пальцы – он знал, что будет: ослепительная вспышка, короткая, как солнечный зайчик, а потом опять – тёмная пустота. Оранжевая точка почти пересеклась с серой точкой корабля аборигенов, когда крошечная пылинка, блеснув на мгновение, вонзилась в оранжевую точку – и обе исчезли в ослепительной вспышке.
Капитан услышал за спиной удивлённые возгласы – значит, его офицеры уже собрались на мостике и всё видели…
- Это вот что сейчас такое было? – почти шёпотом осведомился капитан, и после этого шёпота на мостике образовалась такая тишина, что было слышно, как судорожно сглотнул слюну побледневший первый помощник. Тишина продлилась несколько секунд, в течение которых находящиеся на мостике могли наблюдать, как неповреждённое «корыто» продолжает ползти по экрану.
- Первый помощник, - проскрипел капитан. – Доложите, что происходит. Мы что, не деактивировали их оборонительные системы?
- Мы дезактивировали, капитан, - заверил инженер. – Ни одно программное обеспечение на планете не работает.
- Тогда как они ухитрились не только запустить, но и сбить торпеду?
- Вручную, капитан, - весело откликнулся один из офицеров, биолог-лингвист.
- А ты чего радуешься? – вызверился капитан. – Что значит – вручную?!
- Это значит, что их торпеда были пилотируема.
- Кем?
- Аборигеном.
Капитан моргнул.
- Психолога на мостик…
Психолог явился быстро, но был несколько небрежен в одежде.
- Всё пьёшь? – поинтересовался капитан.
- Пью, - охотно согласился психолог.
- А если тебе крышу снесёт, кто вместо тебя будет лапшу вешать экипажу?
- Не снесёт, кэп, - бодро заверил психолог. – Уже сносить нечего...
- Правильно отвечаешь, - кивнул капитан. Он питал какую-то слабость к этому пьянице, который единственный плевать хотел на чины и заслуги капитана и говорил всегда то, что думал, а не то, что от него ждали.
- Всё, хватит! – пролаял капитан и психолог стёр улыбку. - Можешь объяснить, что происходит? Если я правильно понял, какой-то абориген протаранил нашу торпеду, не позволив таким образом ей попасть в грузовой корабль?
- Да, мой капитан, - подтвердил психолог. – Именно так. Я тут покопался у них в эфире и облаках данных. И я бы посоветовал…
- Срать я хотел на твои советы, - почти нежно сообщил капитан. – Просто расскажи, что ты нарыл.
- Ладно… - Психолог кивнул. - Местные называют планету Земля. Что в переводе означает, э-э-э… Землю… В смысле - почву, грунт... Сейчас 2077 год по местному летоисчислению. 52 года назад планета пережила очень серьёзных глобальный конфликт, в результате которого…
- Кто у них у руля? – перебил капитан. – Я хочу знать, кому отрывать голову в первую очередь.
- Тут немного сложно, - поморщился психолог. – Вообще-то на планете три, как я понял, центра влияния. Три доминирующие нации то есть. В порядке убывания численности – китайцы, примерно 11 миллиардов, американцы – около 3 миллиардов и русские – чуть меньше миллиарда.
- Значит, рулят эти… китайцы?
- Нет, - покачал головой психолог.
- Не понял, - капитан хмыкнул. – А кто тогда? Американцы?
- Русские.
- У меня одного сегодня такой странный день? - Капитан потёр затылок и вздохнул. – Почему русские?
- Я пока не выяснил подробностей, но факт остаётся фактом – миллиард русских руководит населением планеты в двадцать три миллиарда. И это не вызывает никаких проблем. Более того, русские не прилагают никаких усилий, чтобы править численно превосходящим их населением, население само желает, чтобы русские руководили, и подчиняется им беспрекословно…
- Всё изумительнее и изумительнее, - покачал головой капитан и вдруг вспомнил слова первого помощника про нехорошее ощущение - капитан начинал чувствовать нечто подобное.
С этой планетой было что-то не так.
Очень не так…
- Кто находился в их пилотируемой торпеде? – спросил он.
- ДНК-скан показал, что русский, - отозвался инженер.
Капитан прищурился на экран, по которому полз транспортник землян.
- Шесть торпед, - прошипел капитан. – И приблизить изображение…
Полуобморочный баллистик-оружейник ухитрился пятью пальцами нажать шесть кнопок – и шесть сверкающих в чужом жёлтом солнце торпед устремились на неповоротливую жертву. Наперерез им блеснули шесть капелек – и вновь тьма космоса вернулась туда, где на мгновение родились и умерли шесть вспышек.
Капитан повернулся к инженеру.
- Опять пилотируемые?
- Так точно! Шесть аборигенов. Используют корабельные спасательные капсулы. Просто таранят. Экстраполируют траекторию и таранят.
- Эти шестеро… Русские?
- Нет, - сказал инженер. – Три китайца, двое американцев и русская. В смысле русский женского пола.
- Связь с корытом! – скомандовал капитан и повернулся к биологу-лингвисту. - Обеспечь перевод! И поищи что-нибудь из местного фольклора – идиомы, поговорки всякие и прочую муть…
- Конечно, - Биолог стал серьёзен.
Все на мостике стали серьёзны.
Происходило что-то непонятное.
Обитатели этой планеты вели себя как безумцы.
Они умирали так, будто это было то, к чему они стремились всю жизнь.
И умирали совершенно напрасно - зачем умирать, защищая какой-то раздолбанный транспортник? Зачем вообще умирать, если можно жить и наслаждаться жизнью под сенью великой цивилизации Профессионалов?
- Есть связь, - доложил инженер.
Капитан повернулся к экрану.
С экрана на него смотрел бледный худощавый человек с усталыми серыми глазами, коротко стрижеными светлыми волосами, а в расстёгнутом вороте серой рубахи виднелось украшение в виде креста.
Капитаны несколько секунд молча смотрели друг другу в глаза.
Капитан-профессор «Несокрушимого стандарта» первым нарушил молчание.
- Позвольте представиться, - капитан постарался придать голосу как можно больше дружелюбия - но ни следа от небрежной иронии, с которой он позволял себе общаться на мостике в штатных ситуациях. – Постандир Арвелон, капитан-профессор звёздного фрегата «Несокрушимый стандарт»…
Худощавый никак не отреагировал.
- У меня 15 000 торпед, коллега, – продолжил Арвелон.
Землянин продолжал молча смотреть на капитана.
- Что такого ценного на вашем корабле, что нужно защищать его такой ценой? – спросил Арвелон, чтобы прервать это молчание и этот взгляд. - Если бы вы дали вкатить вам в борт первую торпеду и закувыркались бы, как и положено, я бы вас не стал добивать. Но вы решили сопротивляться и посылать своих людей на верную и бессмысленную смерть. Среди них была женщина… Кем приходилась вам эта женщина, капитан? – Арвелон ехидно хмыкнул. - Бывшая любовница?
Постандиру очень хотелось сделать этому землянину больно, взорвать его молчание - но не торпедами, а словами. Этот белобрысый мясник, пославший на смерть своих людей, должен понять, что он имеет дело с цивилизацией, не только технически опередившей его дикарей на несколько столетий, но и нравственно неизмеримо выше над ними стоящей…
- Это не будет продолжаться вечно, коллега, - продолжал капитан-профессор. – Я могу уничтожить вашу планету за два часа, но я не хочу продолжать эту бессмысленную бойню. Однако – буду! Уже из принципа...
Первый помощник чуть заметно мотнул головой баллистику – и тот легко и быстро начал касаться светящихся клавиатур на пульте.
На лице землянина проступило на секунду нечто похожее на улыбку.
- Из принципа? – переспросил он. Голос у него был тихий, но Постандиру почему-то стало неуютно. – Смотри, какой принципиальный ***…
Последнее слово капитан не понял.
- Через три минуты вы умрёте, коллега, - сказал Постандир, прогоняя неуместное беспокойство. – Но ещё есть время объяснить мне, как вам удалось заставить семерых ваших людей умереть? Умереть за еду и пробирку вакцины - как можно согласиться за это умирать? В чём смысл? Не понимаю...
Худощавый как-то странно посмотрел на Постандира.
- А ты и не поймёшь, - тихо сказал он.
- Вот как, - ухмыльнулся Арвелон. – Что же, вполне возможно... Но всё же мне бы хотелось бы услышать ответ... Простое любопытство - какой смысл вкладывала ваша без пяти минут погибшая цивилизация в подобные выходки. Ответьте, пока у вас ещё есть такая возможность – ваш ответ останется в памяти Вселенной. Хоть что-то от вас оста…
- Улетайте, - внезапно перебил его землянин и чуть нахмурился. Постандир вздёрнул брови.
- Не понял…
Худощавый коротко рассмеялся.
- Улетайте отсюда на***, - и вновь Постандир не понял последнее слово, короткое и лёгкое, как вздох. Но зато отчётливо услышал громкий смех на капитанском мостике земного «корыта».
- Куда улетать? – почти растерянно переспросил капитан – и смех землян стал хохотом.
Капитан обернулся к психологу.
- Что происходит?
Психолог облизал сухие губы.
- По-моему, он употребляет в ваш адрес какое-то идиоматическое выражение с ярким эмоциональным окрасом, которое вызывает полное одобрение членов его экипажа…
- Меня послали? – Капитан резко повернулся к биологу-лингвисту.
- Угу… - отозвался тот. – На их мужской детородный орган…
- Бал-л-л-л-листи-и-и-и-к, - пропел капитан. – Сорок торпед с антиматерией... Рассчитать все вероятностные траектории…
- Есть! - кивнул баллистик и забегал пальцами по клавишам.
- Дурак ты, - вдруг громко и отчётливо произнёс земной капитан и посмотрел Постандиру прямо в глаза. – Причём дурак дважды – потому, что прилетел, и потому, что не улетаешь…
Капитан почувствовал настоящее беспокойство - во взгляде землянина не было ни ненависти, ни страха, ни насмешки, ни любопытства - человек по тут сторону экрана просто его...
Оценивал?
Как оценивают мишень - расстояние, направление, скорость…
Это был взгляд…
Профессионала?
- За что уже погибли ваши люди и за что погибнут остальные? – почему-то торопясь, спросил Постандир. – Я действительно хочу понять – как учёный... И как ваш коллега.
- Я должен доставить колонистам на соседнюю планету зерно, саженцы, питательные смеси и вакцину, - сказал землянин. - У них эпидемия и угроза голода.
- Очень интересно, - кивнул Постандир. – Кстати, ещё мне интересно, кто вы… Американец?
Худощавый хмыкнул.
- Китаец?
Худощавый рассмеялся.
- Значит, русский, - улыбнулся в ответ Арвелон. – Представитель господствующей расы, как я понима…
- Да ни *** ты не понимаешь… - Русский уже не улыбался. – Не понимаешь, что от этой рассады зависит жизнь десятков тысяч человек, и, чтобы спасти эти десятки тысяч, я должен, - понимаешь, должен! – доставить им еду и лекарства. А ты мне мешаешь… И, если ты мне мешаешь, то я должен – должен! - помешать тебе помешать мне, понимаешь?
- Нет, не понимаю, - искренне ответил Постандир. – Как можно погибать самому, спасая других? В чём смысл? Любая жизнь бесценна и равноценна. Я вот никогда не отдам приказ своему экипажу погибнуть за экипаж другого фрегата… Это всё равно, что… - капитан повернулся к биологу-лингвисту. – Ну?
- Э-э-э… Что в лоб, что по лбу, - пробормотал биолог-лингвист, но тут же спохватился. - Нет-нет, лучше «Менять шило на мыло»…
- Вот поэтому вы все и погибнете… - почти с жалостью сказал землянин.
Постандир натужно рассмеялся.
- Погибнем? Мы?
- Ага, - землянин весело кивнул.
- Баллистик! – взревел Постандир. – Доложить готовность!
- Готовность 20 секунд! - прокричал в ответ баллистик.
- Понимаешь, - заговорил русский, - не повезло тебе, высший разум… И не повезло тебе не только здесь и сейчас.
- Что значит – не повезло!? - закричал Постандир. – Ты как разговариваешь, насекомое?!
- Не повезло тебе намного раньше и в другом месте – когда папа с мамой не научили тебя простым вещам…
- Каким вещам?! – Постандир был в бешенстве, но с этим бешенством смешивался настоящий страх - страх, казалось бы, давно забытый в гордом и могущественном Содружестве Профессионалов Северного Галактического пояса.
- Ответственности. Долгу. Взаимовыручке. – перечислил русский. - Мы тоже не сразу научились… И не все. Но жизнь – крутой педагог... Научила.
- 10 секунд! – пропищал баллистик. – И нас сканируют, капитан…
- Прощай, высший разум… - Русский улыбнулся. - Ребята из орбитального патруля уже здесь, а они сейчас злые – зря к Урану смотались по ложному вызову… И за моих семерых ты теперь ответишь своими всеми… Это и есть твоя ответственность. А то, что делаю я - это мой долг. А то, что с тобой сделает наш патруль – это взаимовыручка. И зря ты щиты опустил... коллега…
- Щиты!!! – заорал Постандир, но было поздно.
Луч – тонкий и ослепительный, - скользнул по «Несокрушимому стандарту» и легко, как нож варёное яйцо, рассёк его. Затем луч рассёк эти половины ещё раз, и ещё раз, и ещё – и теперь над северным полюсом Земли, в адской тишине и пустоте, вываливая из кусков опалённого и искорёженного металла комки органики, плыло то, что осталось от флагман-копья звёздного флота Содружества Профессионалов Северного Галактического пояса...
Его капитан, Постандир Арвелон, как и все остальные 488 членов экипажа, были мертвы.
Но в памяти Вселенной навечно осталась последняя мысль и последнее слово, которые успел выкрикнуть мозг капитана-профессора...
Мысль эта была короткой - «Надо было пролететь мимо этой Земли...».
А последнее слово – ещё короче: «На***».

http://s1.radikale.ru/uploads/2017/12/25/51250355f07120056080171dfaa15ff1-full.jpg