Форум В шутку и всерьёз

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум В шутку и всерьёз » Вторая мировая война » Взятие Берлина


Взятие Берлина

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

КАК БРАЛИ БЕРЛИН
РЕТРОСПЕКТИВА   
ЗАПАДНЫЕ СОЮЗНИКИ УСТУПИЛИ СТОЛИЦУ РЕЙХА СТАЛИНУ, И ТОТ СТРЕМИЛСЯ ПОБЫСТРЕЕ ЕЕ ЗАХВАТИТЬ

В советской историографии принято было считать Берлинскую операцию одной из решающих битв Второй мировой войны и одним из образцов нашего военного искусства. В этом некоторые российские ученые и публицисты доныне стремятся убедить сограждан. Ну о военном искусстве мы еще поговорим. Пока же заметим: то, что состоялось кровопролитное сражение за Берлин, в котором Красная армия потеряла более 300 тысяч человек только убитыми, во многом результат случайного стечения обстоятельств. Если бы Гитлер или западные союзники предприняли весной 1945-го некоторые действия, кстати сказать, ранее ими планировавшиеся, ход (но не исход) последних боев мог бы быть несколько иным.

ВСЕ БЫЛО РЕШЕНО ЗАРАНЕЕ

Сталин рассматривал овладение Берлином Красной армией как одну из основных целей войны. С его точки зрения, взятие советскими войсками столицы рейха должно было подчеркнуть решающую роль СССР в победе над нацистской Германией и иметь важное пропагандистское влияние на общественное мнение в странах-союзницах.

Еще на конференции в Ялте были определены зоны оккупации Германии и достигнута договоренность, что Берлин, отнесенный к советской зоне оккупации, будет находиться под совместным управлением четырех держав-победительниц. Может показаться, что это диктовалось тогдашней стратегической обстановкой. Ведь в те дни, когда Сталин принимал Рузвельта и Черчилля в Крыму, соединения РККА уже захватили плацдармы на Одере, откуда открывался прямой путь на Берлин, тогда как англо-американские войска еще не преодолели Рейн. Однако на самом деле тут превалировали географические и геополитические соображения.

К тому моменту, когда открылась Ялтинская конференция, и в ходе ее было в принципе решено, что Польша получит все немецкие земли восточнее Одера, а часть Восточной Пруссии с Кенигсбергом отойдет СССР. Собственно Германией отныне считалось лишь пространство между Одером и Рейном. Если бы Берлин оказался в британской зоне оккупации, советские войска контролировали бы только небольшую немецкую территорию восточнее Берлина, где крупнейшим городом являлся Дрезден. В этом случае советская оккупационная зона была бы значительно меньше каждой из западных оккупационных зон. Такое «размежевание» закрепляло бы приниженное положение СССР в деле будущего совместного управления Германией, которое союзники по антигитлеровской коалиции провозгласили в качестве одной из основ будущего прочного мира в Европе.

Сталин на такое унижение никогда бы не согласился, и его западные партнеры по переговорам это прекрасно понимали. Они всерьез рассчитывали на сотрудничество с Москвой в решении германского вопроса, по крайней мере в первые послевоенные годы, и потому намеревались соблюдать принципы равенства сторон при распределении оккупационных зон. Да и эффективных средств давления на Сталина у лидеров США и Великобритании не имелось. Ни Рузвельт и Черчилль, ни сменившие их Трумэн и Эттли не собирались начинать войну или даже просто вступать в конфронтацию в центре Европы с СССР. Для этого не было ни достаточных сил, ни, что еще важнее, поддержки со стороны общественного мнения.

Правда, к дядюшке Джо в Вашингтоне и Лондоне все же относились настороженно. Черчилль, например, опасался, что продвижение Красной армии на запад продолжится и после победы над рейхом. Поэтому едва Германия капитулировала, премьер Соединенного Королевства отдал приказ Генеральному штабу разработать планы возможного военного противодействия СССР, если он попытается силой захватить часть советской оккупационной зоны, занимаемой войсками западных государств, а также подумать над способами, позволяющими «навязать России волю Соединенных Штатов и Британской империи», чтобы обеспечить «справедливое решение польского вопроса». Однако все расчеты показывали, что быстро разбить РККА не удастся и придется вести затяжную тотальную войну. Допускалось даже (несмотря на всю фантастичность такого предположения), что СССР заключит союз с Японией.

ПРЕДЛОЖЕНИЕ ЭЙЗЕНХАУЭРА

Но вернемся к последним неделям Второй мировой войны. Определение разграничительных линий между зонами оккупации в Ялте вовсе не означало, что советские и англо-американские войска встретятся именно на установленных рубежах. Сталин больше всего опасался, что западные союзники могут раньше Красной армии войти в Берлин. Такой вариант развития событий он рассматривал как серьезный удар по престижу СССР.

28 марта 1945 года после окружения крупной немецкой группировки в Руре главнокомандующий союзными силами в Европе американский генерал Дуайт Эйзенхауэр обратился с личным посланием к Сталину, где предлагал, чтобы подчиненные ему дивизии и соединения РККА встретились на линиях Эрфурт - Лейпциг - Дрезден и Вена - Линц - Регенсбург. Он хотел направить главные усилия к югу от Берлина, полагая, что наиболее мощная группировка вермахта сосредоточена в южной Германии, Австрии и Чехословакии. В ответной телеграмме 1 апреля Сталин сознательно дезинформировал Эйзенхауэра, заявив, что согласен с его оценкой ситуации и что «Берлин потерял свое прежнее стратегическое значение, поэтому советское Главнокомандование думает выделить в сторону Берлина второстепенные силы». При этом Сталин утверждал, что главный удар советских войск будет нанесен только во второй половине мая. А сам спешно начал готовить наступление на германскую столицу, начавшееся 16 апреля.

Но так ли был неправ Эйзенхауэр в своей оценке обстановки? Ведь в Чехословакии действовала группа армий «Центр» - самая многочисленная и хорошо оснащенная немецкая группировка. Кроме того, в германских войсках, сражавшихся в Австрии и южной Германии как с РККА, так и с армиями западных союзников, насчитывались больше солдат и офицеров, чем в соединениях вермахта, находившихся в районе Берлина и севернее.

Возьмем Восточный фронт. В группу армий «Висла», оборонявшую столицу рейха и северную Германию, входило около 22 дивизий далеко не полного состава. А в группе армий «Центр» имелось до 45 дивизий, в группе армий «Юг» (в дальнейшем - «Австрия») - до 35 дивизий, причем гораздо лучше укомплектованных. На южном крыле Западного фронта англо-американцам противостояла 51 немецкая дивизия, тогда как на северном - только 17 дивизий (еще до трех находилось в Дании). Кроме того, в Австрию могла отступить из Италии группа армий «Ц» - это примерно 24 дивизии.

Такое распределение соединений вермахта объяснялось планами Гитлера попытаться продолжить борьбу в так называемой Альпийской крепости. Фюрер не отказывался от них даже тогда, когда началось генеральное советское наступление на Берлин. Продолжалась эвакуация на юг правительственных учреждений и архивов. Только 21 апреля вождь Третьего рейха принял окончательное решение остаться в столице, осознав, что смерть здесь будет лучше выглядеть в исторической перспективе, чем безвестная гибель в какой-нибудь богом забытой горной деревушке.

РАСЧЕТЫ ГИТЛЕРА И РЕАЛИИ

К тому дню Гитлер потерял всякую надежду на возникновение вооруженного конфликта между СССР и западными союзниками. Она ненадолго вспыхнула после того, как 12 апреля скончался президент США Франклин Рузвельт. Американские войска, вышедшие к Эльбе и овладевшие плацдармами на ее восточном берегу, не начали оттуда наступление на Берлин. Это должно было быть воспринято фюрером как свидетельство того, что между Москвой, Вашингтоном и Лондоном существует какая-то предварительная договоренность о линиях разграничения в Германии. Поэтому он снял с Эльбы 12-ю армию генерала Венка и бросил ее к Берлину, чтобы продлить агонию города.

Если бы американцы не остановились 13 апреля на плацдармах за Эльбой в 85 км от германской столицы, а продолжили продвижение на Берлин, 12-й армии не только не удалось бы нанести успешный контрудар по одному из этих плацдармов, но и просто продержаться больше суток. Ведь она насчитывала порядка 35 тысяч человек и выстоять против 9-й американской армии численностью не менее 200 тысяч не могла.

Эйзенхауэр и Брэдли, командовавший 12-й группой армий, утверждали, что наступление на Берлин грозило американским войскам потерей 100 тысяч человек убитыми и ранеными. Вольно или невольно, но возможный урон они значительно преувеличивали - очевидно, для того, чтобы чисто военными соображениями замаскировать перед своими подчиненными преимущественно политическую составляющую решения не брать Берлин (нежелание раздражать Сталина, считавшего столицу рейха своей законной добычей).

На самом деле, если бы 9-я армия перешла Эльбу, а части 1-й американской армии вышли к ней, отбрасывая противостоявшие им две дивизии 12-й германской армии, Венку пришлось бы плохо. Что бы он мог сделать со своими силами, по численности не превышавшими армейский корпус и почти лишенными танков? Однако 15 апреля командующий 9-й американской армией Симпсон получил приказ не наступать на Берлин, а стоять на Эльбе, что чрезвычайно расстроило и генерала, и его подчиненных. Он-то полагал, что уже через два-три дня достигнет столицы рейха.

А вот если бы американское продвижение на Берлин продолжилось, в стратегии Гитлера могли бы произойти драматические перемены. Видя, как с запада к городу стремительно приближаются американские танки, а на востоке советские войска уже начинают разведку боем, он, вполне вероятно, последовал бы своему первоначальному плану и отправился на юг, в Альпийскую крепость. Теша при этом себя мечтой, что в районе Берлина между советскими и американскими войсками произойдут боевые столкновения и это спасет Германию от краха.

Разумеется, подобные расчеты были построены на песке, но если бы Гитлер отбыл на юг, война могла бы затянуться еще на одну-две недели. Вместе с тем наверняка уменьшились бы потери советских войск, наступавших на Берлин. Тогда основные бои шли бы в Альпийской крепости, где находился бы фюрер. Не исключено, что в данном случае местом своей гибели и главным центром сопротивления он выбрал бы Нюрнберг - город партийных съездов НСДАП.

Можно также предположить, что Гитлер, повернув 12-ю армию Венка от Эльбы к Берлину, надеялся помимо всего прочего на то, что американцы двинутся след за ней к Берлину и столкнутся с русскими на подступах к столице рейха. А тогда он переберется на юг. Напомню, что последний самолет с новым главкомом люфтваффе фельдмаршалом Греймом вылетел утром 29 апреля. Но к тому времени уже было ясно, что антигитлеровская коалиция остается прочной, а Альпийская крепость потерпела крах. 20 апреля американцы овладели Нюрнбергом, а 26 апреля форсировали Дунай.

В реальности на пути к Берлину развернулась гонка не между советскими и американскими войсками, а между соединениями 1-го Белорусского фронта маршала Жукова и 1-го Украинского фронта маршала Конева. Это «состязание», устроенное Сталиным, сделало военачальников злейшими врагами.

СОВСЕМ ИНЫЕ ЦИФРЫ...

Тут надо сказать, что хотя Сталин и поощрял соперничество своих маршалов, но лишь до определенного предела. Ему, несомненно, хотелось, чтобы основную часть германской столицы захватил Жуков - его заместитель на посту Верховного главнокомандующего. Поэтому сил и средств у 1-го Белорусского фронта было почти вдвое больше, чем у 1-го Украинского.

Войска трех советских фронтов, непосредственно участвовавшие в Берлинской операции, насчитывали 2,1 миллиона человек. Ни Сталина, ни Жукова не смущало, что наступать придется через немецкие укрепленные позиции на Зееловских высотах. Вероятно, надеялись, что подавляющее превосходство в людях и технике позволит быстро сломить немецкое сопротивление, тем более что у вермахта уже ощущалась нехватка боеприпасов. К тому же у него было очень мало танков и штурмовых орудий. Один только фронт Жукова имел свыше трех тысяч бронированных машин, а противник на Зееловских высотах - 587.

На научно-практической конференции, посвященной итогам Берлинской операции, которая состоялась в апреле 1946 года, Жуков заявил, что немецкая группировка, действовавшая против трех советских фронтов, насчитывала 500 тысяч человек. В дальнейшем советские маршалы и историки, чтобы оправдать затягивание битвы за Берлин и большие потери советских войск, утверждали, будто здесь у противника было около миллиона солдат и офицеров, а в армии Венка - еще 200 тысяч.

Однако на самом деле численность последней в момент похода к Берлину не превышала 35 тысяч человек, а гарнизона столицы (56-й танковый корпус и отдельные части) - 50 тысяч. Южнее Берлина были окружены соединения 9-й германской армии, в которых имелись до 40 тысяч военнослужащих. В десятке немецких дивизий, действовавших севернее Берлина, насчитывались не более 100 тысяч солдат и офицеров.

Даже принимая во внимание потери, понесенные противником при прорыве советскими войсками обороны на Одере и Нейсе (до 50 тысяч убитых, раненых и пленных), общая численность группы армий «Висла» перед началом наступления на Берлин вряд ли была больше 275 тысяч человек. И даже с учетом возможного получения в дальнейшем пополнения из фольксштурма едва достигала 300 тысяч.

Замечу, что все оценки носят условный характер, поскольку нет точных данных об укомплектованности немецких соединений. Известно только, что все дивизии вермахта были далеки от штатной численности. Советские же генералы каждую из них считали полнокровной, вот так и появилось в речах и на бумаге больше миллиона неприятельских солдат. В действительности в соединениях только 1-го Белорусского фронта имелись около миллиона человек, которым на Зееловских высотах противостояли чуть более 100 тысяч германских военнослужащих.

Самым оптимальным вариантом проведения Берлинской операции стало бы нанесение главного удара южнее Берлина, в обход укреплений на Зееловских высотах. Обойти их с севера было гораздо труднее, поскольку здесь следовало преодолеть такое серьезное препятствие, как Одер в его нижнем течении. Однако подобный план делал главным действующим лицом грядущего сражения не Жукова, а Конева. Конечно, вроде бы ничего не стоило произвести рокировку, поменяв их местами. Но совсем недавно, перед Висло-Одерской операцией такая рокировка уже произошла: командующего 1-м Белорусским фронтом поляка Рокоссовского Сталин поставил во главе войск 2-го Белорусского фронта, а на освободившуюся должность назначил Жукова, поскольку предполагалось, что именно 1-й Белорусский будет брать Берлин.

Новая перетасовка накануне последней крупной операции Великой Отечественной войны была нежелательна, могла внести некоторое замешательство и затруднить управление. Сталин понадеялся, что Зееловские высоты для Жукова серьезным препятствием не станут. И ошибся.

Между прочим в боях в Померании в феврале - апреле 1945 года, непосредственно предшествовавших наступлению на Берлин, урон Красной армии был тоже совсем не таким, как принято официально считать. Утверждается, будто в Восточно-Померанской операции войска 1 и 2-го Белорусского фронтов потеряли погибшими и пропавшими без вести 55 315 человек, включая 2575 солдат и офицеров 1-й армии Войска Польского. Однако ее безвозвратные потери, по официальным польским данным, составили 8,2 тысячи военнослужащих, в том числе 5,4 тысячи убитыми и 2,8 тысячи пропавшими без вести. Это в 3,2 раза больше официальных российских цифр.

Если предположить, что в той же пропорции был занижен урон советских соединений (на то есть основания: в ту пору в польских штабах донесения писали советские офицеры, как и в штабах РККА), то безвозвратные потери Красной армии в Восточно-Померанской операции можно оценить в 176 149 погибших и пропавших без вести, а в Берлинской - в 316,4 тысячи человек. Восточно-Померанская операция продолжалась 54 дня, а Берлинская - 23. Соответственно средние ежедневные безвозвратные потери во время боев в Восточной Померании были в 4,2 раза выше потерь в ходе наступления на Берлин. Такой оказалась плата за стремление взять столицу рейха побыстрее и любой ценой.

ПОРАЗИТЕЛЬНЫЕ ОШИБКИ

Как ни странно, но с точки зрения разведки позиций противника и взаимодействия войск в наступлении Берлинская операция была подготовлена довольно плохо. Советская авиация почти полностью господствовала в воздухе и имела возможность беспрепятственно наблюдать за немцами. Тем не менее Конев после войны справедливо критиковал Жукова за то, что он, командуя 1-м Белорусским фронтом, во время Берлинской операции недооценил «имевшиеся данные о преднамеренном отводе войск противника на Зееловские высоты, находившиеся в 6-8 км от переднего края. В результате неправильной оценки обстановки войска фронта, подойдя к сильно укрепленным Зееловским высотам, вынуждены были штурмовать их без достаточной подготовки, что повлекло за собой... медленный по темпам прорыв обороны противника в полосе наступления 1-го Белорусского фронта». В результате мощная артподготовка пришлась практически по пустому месту.

Однако и на 1-м Украинском фронте, которым командовал Конев, была допущена та же самая ошибка. Как свидетельствует В. Р. Кабо, артиллерист-наводчик в частях в составе 4-й гвардейской танковой армии, «в ночь на 16 апреля мы получили приказ выдвинуться на исходный рубеж и заняли участок леса на высоком берегу реки. На противоположном берегу зарылись в землю немцы. По сигналу ракеты ударили наши орудия и реактивные минометы, началась артиллерийская подготовка. Такому я свидетелем еще не был - это был сплошной вой и грохот, в котором невозможно было различить отдельные выстрелы, воздух дрожал, над долиной реки стояло зарево огня, и все это продолжалось, как мне показалось, несколько часов. Расчет моего орудия стрелял и стрелял, опорожняя один снарядный ящик за другим. Едва забрезжил рассвет, наши войска перешли в наступление и форсировали реку. Первыми туда ушли танки, потом навели мост и по нему двинулся поток машин - артиллерия и пехота. Противоположный берег был перепахан воронками разрывов. Казалось, там не оставалось ни одного квадратного метра земли, над которым бы не пронесся адский смерч огня и металла. Никаких признаков жизни там уже не было, но не было видно и убитых. Немцы ушли».

Даже в последних сражениях войны советские войска тактически проигрывали немцам, несмотря на свое подавляющее превосходство, однако это не могло уже иметь никаких стратегических последствий.

0

2

Бункер Гитлера в апреле 1945

В апреле 1945 года Красная Армия вела жестокие бои на улицах Берлина, метр за метром покоряя столицу Рейха. Было очевидно, кто выиграет войну в Европе.

В боях за столицу погибли сотни тысяч, включая никем точно не учтенные жертвы среди мирного населения. Бессчетное множество людей осталось без крыши над головой. Но конец Третьего Рейха наступил 30 апреля 1945 года со смертью двух людей: Адольфа Гитлера и Евы Браун.

Вскоре после завершения двухнедельной осады, в Берлин приехал 33-летний фотограф LIFE Уильям Вандайверт. В данной подборке – его не публиковавшиеся ранее фото из бункера Гитлера и разрушенного Берлина.

http://s017.radikal.ru/i430/1202/83/056a07f0f69b.jpg
1. Обервальштрассе, центр Берлина. Здесь весной 1945-го шли самые жестокие бои.

http://s57.radikal.ru/i156/1202/ea/e3419858a13b.jpg
2. Вандайверт был первым западным фотографом, получившим доступ в Фюрербункер Гитлера. Некоторые фотографии, сделанные им, были опубликованы LIFE в июле 1945-го, но большинство снимков из данной подборки не публиковались никогда. На фото: одно из помещений в командном бункере, сожженном отступающими немцами и очищенном от уцелевших ценностей наступавшими красноармейцами.

http://s017.radikal.ru/i419/1202/4a/e57b5e3a5fe5.jpg
3. Картина 16-го века, увезенная немцами из музея в Милане. Вандайверт писал об этом в редакцию: "Приходилось фотографировать в темноте, используя для освещения одну свечу – света в помещениях не было. Наша группа опередила всех остальных, пришедших только сорок минут спустя".

http://s017.radikal.ru/i421/1202/ca/cb6ff674f70e.jpg
4. Освещая темные коридоры свечами, корреспонденты обследуют диван,покрытый пятнами крови. Вандайверт пишет: "Фотографии корреспондентов, рассматривающих диван, на котором застрелились Гитлер и Ева Браун. Ева сидела у дальнего края, а Гитлер посередине. Потом Гитлер упал на пол". Это оказалось правдой только наполовину. Историки уверены, что Ева Браун покончила с собой при помощи цианида, а не пистолета, так что кровь на диване не была кровью Евы.

http://s018.radikal.ru/i521/1202/9f/4586346d262c.jpg
5. Корреспондент Перси Кнаут изучает грязь и обломки на дне траншеи в саду Рейхсканцелярии, где, как считают, после самоубийства были сожжены тела Гитлера и Евы Браун. Записи Вандайверта: "раздолбанная кормушка для птиц на дереве… такие были развешаны повсюду в Берхтесгадене (усадьба Гитлера в Баварских Альпах). Наверное, много для него значили".

http://s018.radikal.ru/i515/1202/85/db9dc0e5fc06.jpg
6. Знаменитая "мертвая голова" – эмблема СС - еле видна под слоем плесени. Фуражка лежит на полу бункера, залитом водой.

http://s005.radikal.ru/i209/1202/51/b6b3d7f4bd9b.jpg
7. Фраза "насилие и мародерство" звучит по-средневековому, но отлично описывает действия советских войск в завоеванном Берлине. Глупо это отрицать, потому что ни одна армия в истории войн не была полностью безгрешной в этом смысле. Неудивительно, что советские войска очистили бункер от того, что немцы не унесли с собой и не сожгли при отступлении.

http://s003.radikal.ru/i202/1202/ed/ba6b52edd031.jpg
8. Вандайверт пишет: "почти все знаменитые здания Берлина лежат в руинах. В центре города солдаты могли пройти по несколько кварталов и не встретить ни одной живой души, чувствуя только запах смерти". На фото: вид разбомбленного района Шенеберг в Берлине. С августа 1940 по март 1945 американские, британские и советские бомбардировщики совершили в общей сложности более 350 авианалетов на город. Погибли десятки тысяч мирных жителей.

http://s50.radikal.ru/i130/1202/47/ab8d0f7dfb37.jpg
9. Войска Союзников (британские, американские, французские и советские) получили контроль над Берлином, но это отнюдь не означает, что они почивали на лаврах. Велась тяжелая работа по восстановлению порядка в разрушенном городе. На плечи солдат, которые хотели вернуться домой, свалились беды целого народа. На фото: рядовой первого класса Дуглас Пейдж в берлинском Дворце спорта стоит на месте, где обычно выступал со своими речами Гитлер. Здание было уничтожено во время бомбардировки 30 января 1944 года.

http://s017.radikal.ru/i411/1202/5c/7c331ad7ee9c.jpg
10. Советские солдаты и неизвестный гражданский двигают огромного орла, висевшего раньше над входом в Рейхсканцелярию. Вандайверт: "Его грузили на машину, чтобы увезти в качестве трофея".

http://s58.radikal.ru/i161/1202/9f/a11f5a0eb514.jpg
11. Колонны у входа в Рейхсканцелярию и вся нижняя часть здания исписана именами погибших и выживших, которые, подобно всем воинам во все времена хотели посрамить врага, почтить павших товарищей или просто засвидетельствовать: я был здесь. Я выжил.

http://s001.radikal.ru/i194/1202/9b/6eea68b8c510.jpg
12. Разбитый глобус и бюст Гитлера среди обломков перед Рейхсканцелярией. Эта картина как нельзя лучше иллюстрирует состояние Берлина в апреле 1945 года накануне Потсдамской конференции. Как раз в это время в городе все популярнее становилась песня "Berlin Kommt Wieder" (Берлин вернется). И ее считали "опасной" не столько из-за текста, сколько из-за того, как берлинцы пели ее.

0

3

Факты о начале Берлинской операции
http://russian7.ru/wp-content/uploads/2014/04/14.jpg
16 апреля 1945 года началась последняя, решающая военная операция Красной Армии в Великой Отечественной войне. Конечная цель – Берлин. Она обернулась гонкой фронтов, освещенной прожекторами Жукова.

Когда закончилась война?

Операцию по захвату Берлина советская армия могла начать ещё в начале февраля 1945 года, по крайней мере так считали союзники. Западные специалисты полагают, что Кремль отложил наступление на Берлин с целью затяжки военных действий. О возможности Берлинской операции в феврале 1945 года говорили и многие советские командующие. В. И. Чуйков пишет: «...что касается риска, то на войне нередко приходится идти на него. Но в данном случае риск был вполне обоснован».
Советское руководство намеренно затянуло наступление на Берлин. На это были свои объективные причины. Положение 1-го Белорусского и 1-ого Украинского фронтов после проведения Висло-Одерской операции осложнялось недостатком боеприпасов и горючего. Артиллерия и авиация обоих фронтов была настолько ослаблена, что войска не были способны наступать. Отложив Берлинскую операцию, ставка сосредоточила основные усилия Белорусского и Украинского фронтов на разгроме восточно-померанской и силезской группировок противника. Вместе с этим предполагалось произвести необходимую перегруппировку войск и восстановить господство советской авиации в воздухе. На это ушло два месяца.

Ловушка для Сталина
http://russian7.ru/wp-content/uploads/2014/04/44-663x443.jpg
В конце марта Сталин решил ускорить наступление на Берлин. Что же побудило его форсировать события? В советском руководстве росли опасения, что западные державы готовы начать сепаратные переговоры с Германией и закончить войну «политическим путем». До Москвы доходили слухи, что Генрих Гиммлер стремится через вице-президента Красного Креста Фольке Бернадота установить контакты с представителями союзников, а оберстгруппенфюрер СС Карл Вольф начал в Швейцарии переговоры с Алленом Даллесом о возможной частичной капитуляции немецких войск в Италии.
Ещё больше насторожило Сталина сообщение от главнокомандующего вооруженными силами западных держав Эйзенхауэра от 28 марта 1945 года, что тот не собирается брать Берлин. Раньше Эйзенхауэр никогда не сообщал Москве о своих стратегических планах, а тут пошел в открытую. Сталин, ожидавший возможного предательства со стороны западных держав, в своем ответном сообщении указал, что местом соединения западных и советских войск должны стать районы Эрфурт-Лейпциг-Дрезден и Вена-Линц-Регенсбург. Берлин, по словам Сталина, утратил свое прежнее стратегическое значение. Он уверял Эйзенхауэра, что на берлинское направление Кремль направляет второстепенные силы. Потенциальной датой начала главного удара советских войск западных державам называлась вторая половина мая.

«Кто первый пришел, тому и Берлин»
http://russian7.ru/wp-content/uploads/2014/04/32-663x441.jpg

По оценкам Сталина Берлинскую операцию следовало начинать не позднее 16 апреля и закончить в течение 12-15 дней. Открытым оставался вопрос о том, кто должен захватить гитлеровскую столицу – Жуков и 1-й Белорусский фронт или Конев и 1-й Украинский фронт. «Кто первый прорвется, тот пусть и берет Берлин», - заявил Сталин своим полководцам. Третий командующий советскими вооруженными силами – маршал Константин Рокоссовский и его 2-й Белорусский фронт должны были наступать на север от Берлина, выйти к морскому побережью и разгромить там группировку противника. Рокоссовский, как и остальные офицеры его штаба, были раздосадованы, что не смогут принять участие во взятии Берлина. Но на это, как он сам вспоминает, были объективные причины, их фронт не был готов к наступательной операции.

Оптическое «чудо-оружие» Жукова
http://russian7.ru/wp-content/uploads/2014/04/24.jpg
Операция началась в пять часов утра (три часа ночи по берлинскому времени) с артиллерийской подготовки. Через двадцать минут были включены прожекторы, и пехота при поддержке танков и САУ поднялась в атаку. Своим мощным светом более 100 зенитных прожекторов должны были ослепить противника и обеспечить ночную атаку вплоть до рассвета. Но на практике они оказали противоположное воздействие. Генерал-полковник В.И. Чуйков позже вспоминал, что с его наблюдательного пункта было невозможно наблюдать за полем битвы. Причиной стали неблагоприятная туманная погода и образовавшееся после артподготовки облако дыма и пыли, которое не мог пробить даже свет прожекторов. Часть их была неисправна, остальные то включались, то выключались. Это крайне мешало советским солдатам. Многие из них останавливались при первом же естественном препятствии, ожидая рассвета, чтобы совершит переправу через какой-нибудь ручей или канал. «Изобретения» Жукова, успешно использованные ранее при обороне Москвы, под Берлином вместо пользы принесли только вред.

«Оплошность» командующего

Командующий 1-ым Белорусским фронтом маршал Жуков полагал, что в период первых дней операции ни единой ошибки им совершено не было. Единственная оплошность, по его мнению, состояла в недооценке сложного характера местности в районе Зееловских высот, где располагались основные оборонительные силы и техника противника. Бои за эти высоты стоили Жукову одного-двух дней сражения. Эти высоты затормозили продвижение 1-ого Белорусского фронта, увеличив шансы Конева на право первым войти в Берлин. Но, как Жуков и предполагал, Зееловские высоты к утру 18 апреля были вскоре взяты, и появилась возможность использовать все танковые соединения 1-го Белорусского формирования на широком фронте. Путь на Берлин был открыт и уже через неделю советские солдаты штурмовали столицу Третьего рейха.

0

4

Факты о штурме Берлина
http://russian7.ru/wp-content/uploads/2014/04/Bundesarchiv_Bild_183-R77767_Berlin_Rotarmisten_Unter_den_Linden.jpg
25 апреля 1945 года начался штурм Берлина, который стал самой крупной операцией за время Великой Отечественной войны. 3 миллиона человек сошлись в битве за город, где были заперты и умирали от голода почти столько же жителей.

Рекорд по медалям

За штурм Берлина было вручено больше наград, чем за все остальные военные операции. Около 187 подразделений Красной Армии были удостоены почетных "Берлинских" наименований, которые выдавались в ходе Великой Отечественной войны за взятие и освобождение крупных населенных пунктов. Для сравнения, "Сталинградских" наименований было всего 55.

Медали "За взятие Берлина" были удостоены около 1 млн 100 тысяч человек, в то время, как медалью «За взятие Вены» наградили более 270 тысяч человек, «За взятие Будапешта» 362 тысячи, «За взятие Кенигсберга» 760 тысяч, «За освобождение Варшавы» около 700 тысяч, «За освобождение Белграда» - 70 тысяч, «За освобождение Праги» 395 тысяч.

Третье взятие Берлина

Примечательно, что в отечественной военной истории Берлин стал единственной столицей западноевропейского государства, которую русские и советские войска брали аж три раза. Впервые его взяли в 1760 году во время Семилетней войны, когда русский авангард генерала Чернышева на несколько дней овладел столицей Пруссии. Вторично русские войска вошли в в Берлин  в 1813 году, в период Наполеоновских войн. И, наконец, в третий раз Берлин был взят штурмом после тяжелых боев 2-го мая 1945 года. Для сравнения: лишь по одному разу вооруженные силы Отечества овладевали Римом (1799 год), Парижем (1814 год) и Веной (1945 год).

В военной медицине

Берлинская наступательная операция является примечательной и в истории военной медицины. Ее особенностью стала ограниченная эвакуация пострадавших в ходе боевых действий с линии фронта в глубь СССР. Например, только 15 % раненых и больных было эвакуировано в глубокий тыл из числа пострадавших в составе 1-го Украинского фронта, а лечение остальных осуществлялось в фронтовых и армейских медицинских учреждениях. Небольшой объем эвакуации был связан не только с трудностями в использовании железнодорожного транспорта, но и тем, что Берлинской и Пражской операциями завершалась Великая Отечественная война и лечебные учреждения могли осуществлять лечение раненых и больных «на местах». Помимо этого, в ходе операции советские войска понесли небольшие потери заболевшими, что позволяло использовать большую часть коечных мест госпиталей для лечения раненых.

Танковые потери

А вот техническая составляющая Красной Армии сильно пострадала. Берлинская операция связана с серьезными потерями в составе советских танковых частей, которые были обусловлены мощной обороной противника. За три недели боев советская сторона потеряла около 1800 танков и самоходных орудий, из них до 250 от применения противником фаустпатронов.  Нередко танковые подразделения бросались в прорыв, там где противотанковая оборона противника не была подавлена. Крайне сложными были действия танков в боях за населенные пункты, особенно в Берлине.

«Бог войны»

Берлинская операция отмечена одним из самых высоких показателей плотности советской артиллерии в Великой Отечественной войне. Сокращение к 1945 году длины линии фронта и увеличение выпуска артиллерийских орудий позволило на завершающем этапе войны применять для подавления германской обороны массированный артиллерийский удар. Практически вся передняя линия обороны противника сметалась огнем тяжелой артиллерии. Особенно крупным было сосредоточение советской артиллерии на участках прорыва. Так, в ходе Берлинской операции на участке прорыва 5-й ударной армии 1-го Белорусского фронта на 1 км приходилось 347 орудий и минометов. Всего же три советских фронта на 16 апреля 1945 года располагали 42 тыс. орудий.

0

5

Берлин, июль 1945

http://novorusmir.ru/wp-content/uploads/2015/05/%D0%91%D0%B5%D1%80%D0%BB%D0%B8%D0%BD-%D0%B8%D1%8E%D0%BB%D1%8C-1945.jpg

0

6

Берлинский меморандум. Послесловие к войне.

Почему Сталин решил штурмовать Берлин в апреле, а не в феврале, почему штурмом командовали Жуков и Конев, почему союзники остановили свои войска, отказавшись от штурма столицы Третьего Рейха. И другие вопросы, на которых очень трудно ответить даже сейчас.
Справочно:
Меморандум (от лат. memorandum — буквально: то, о чем следует помнить):
меморандум (англ. memorandum) в международных отношениях — дипломатический документ, вручаемый представителю другой страны, либо прилагаемый к дипломатической ноте, в котором подробно излагается фактическая сторона интересующего обе стороны вопроса, дается анализ тех или иных положений, приводится обоснование позиции государства.

Чуйков против Жукова.
Историю Великой Отечественной войны начали переписывать не вчера. Первым это попытался сделать маршал Василий Чуйков в своих мемуарах, изданным в марте 1964 года в журнале «Октябрь». Дважды Герой Советского Союза маршал В.И. Чуйков был общепризнанным героем обороны Сталинграда и штурма Берлина и эта публикация стала не просто скандалом, а громом средь ясного неба, сильнейшим ударом по репутации маршала Жукова, который командовал штурмом Берлина.
Чуйков написал, что Красная армия могла взять Берлин на три месяца раньше, в феврале. Ни много, ни мало.

Цитирую:
«Ситуация нам благоприятствовала. Гитлеровские дивизии, связанные наступательными действиями наших войск в Курляндии, в Восточной Пруссии, в районе Будапешта, конечно, не могли помочь берлинскому гарнизону. Дивизии же, перебрасываемые Гитлером с Западного фронта из Арденнских лесов, еще не были готовы для активных действий. Я уверен, что 1-й Белорусский и 1-й Украинский фронты могли выделить дополнительно по три-четыре армии, чтобы вместе с нами решительно двинуться на главный военно-политический центр фашизма - на Берлин. А овладение Берлином решало исход войны»».
И далее:
«За восемнадцать дней мы прошли с боями, без остановок более пятисот километров, совершили огромный по масштабу и стремительный по темпу стратегический бросок. И если бы Ставка и штабы фронтов как следует организовали снабжение и сумели доставить к Одеру нужное количество боеприпасов, горючего и продовольствия, если бы авиация успела перебазироваться на приодерские аэродромы, а понтонно-мотостроительные части обеспечили переправу войск через Одер, то наши четыре армии — 5-я ударная, 8-я гвардейская, 1-я и 2-я танковые - могли бы в начале февраля развить дальнейшее наступление на Берлин, пройти еще восемьдесят-сто километров и закончить эту гигантскую операцию взятием германской столицы с ходу»
Жуков откликнулся мгновенно. Он написал письмо Генсеку Хрущеву. Да еще с грифом «секретно»:
«Дорогой Никита Сергеевич! В телефонном разговоре со мною 29.III - с. г. Вы осудили тех, которые на страницах печати опорочивают мою деятельность в годы Великой Отечественной войны. После разговора с Вами я прочел в журнале «Октябрь» № 3 и 4 страницы воспоминаний В.И. Чуйкова. Вместо аргументированного анализа исторической неизбежности полного провала войны, затеянной германским фашизмом против Советского Союза, В.И. Чуйков построил свои воспоминания так, чтобы, прежде всего, прославить себя и опорочить мою деятельность как представителя Ставки ВГК, и командующего Первым Белорусским фронтом в период проведения Висло-Одерской и Берлинской операции».
Письмо длинное и я не буду его приводить полностью. Жуков не пожалел Чуйкова и увесисто прошелся по его военным талантам.
Затем Жуков опубликовал статью «На Берлинском направлении», в которой довольно убедительно опроверг точку зрения Чуйкова. Выступил и танкист генерал-полковник А.Бабаджанян, который тоже раскритиковал Чуйкова.
Посредником в споре двух прославленных героев войны в конечном итоге стало Главное политическое управление Советской армии и ВМФ, которое возглавлял тогда генерал армии Епишев. Обоих маршалов пригласили к диалогу в присутствии других генералов и маршалов. А также журналистов. Жуков не приехал. Дуэль прошла заочно, победу присудили тем не менее неявившемуся Георгию Константиновичу. Это было в январе 1966 года.
Скорее всего, мемуары Чуйкова были одним из звеньев в спецпроекте Хрущева по дискредитации, а затем и отставке Жукова со всех постов. И по этому поводу могу сказать, каким бы ни был маршал Жуков, не Хрущеву с Чуйковым его судить.

…С тех пор споры вокруг Берлинской операции не стихают. Только уже не по поводу сроков. А по поводу самой идеи штурма и того, какими методами он был проведен.
Штурм-плохо, блокада – хорошо?
Я не стал обременять себя поисками цитат тех критиков Берлинской операции, которые считают, что штурм вообще был не нужен. Достаточно, мол, было просто окружить Берлин плотным кольцом советских войск и дождаться, пока гитлеровцы не сдадутся. Эту точку зрения я считаю предельно провокационной и откровенно неграмотной.
Вначале все же отвечу Чуйкову. Если бы Берлин брали с ходу, в феврале, то могли и не взять. Севернее Берлина в феврале располагалась мощная группировка немецких войск, которую пришлось атаковать и разгромить. Это было поручено Жукову. Тот с задачей справился. В ходе операции погибло 200 тысяч советских солдат. Если бы штурм Берлина начался в феврале, фланговый удар немцев мог бы стать для нас роковым. В общем, то что Георгий Жуков в феврале 1945 года отменил свою директиву о штурме германской столицы, было разумным решением. Опасней всего было то, что в случае провала этого штурма, Берлин скорее всего был бы взят союзниками. И это было бы оглушительным провалом всей советской стратегии и зачеркнуло бы все гигантские усилия советского народа и его руководства. Честь победы над Рейхом была бы уже тогда приписана союзникам.
Рузвельт и Черчилль сразу же после открытия второго фронта поставили перед Эйзенхауэром и Монтгомери главную задачу: взять Берлин.
Президент США в 1943 году на борту линкора «Айова» сформулировал ее так:
«Мы должны дойти до Берлина. США должны получить Берлин. Советы могут забирать территорию к востоку».
Вот цитата Черчилля:
«Советская Россия стала смертельной угрозой для свободного мира. Надо немедленно создать единый фронт против её стремительного продвижения. Этот фронт в Европе должен уходить как можно дальше на Восток. Главная и подлинная цель англо-американских армий — Берлин… Я… придаю ещё большее значение вступлению в Берлин… Я считаю чрезвычайно важным, чтобы мы встретились с русскими как можно дальше на Востоке».

Английский фельдмаршал Монтгомери считал, что союзники могли взять Берлин осенью 1944 года. Он пытался убедить в этом главнокомандующего союзными войсками Эйзенхауэра. В письме от 18 сентября 1944 года он излагает свой план:
«Думаю, что лучший объект наступления — Рур, и затем на Берлин северным путем…, поскольку время играет исключительно важную роль, мы должны решить, что необходимо идти на Берлин и закончить войну; все остальное должно играть второстепенную роль».
Монгомери разработал операцию «Маркет Гарден», предусматривающую вторжение в Германию через район Рура. Ее после тяжелых споров утвердил Эйзенхауэр. Операция началась в сентябре 1944 года и потерпела неудачу, хотя союзники сумели захватить значительную территорию. Не исключено, что виновником этого был знаменитый немецкий шпион, агент абвера Христиан Линдеманс по прозвищу «Кинг Конг», разоблаченный уже после войны Орестом Пинто. Хотя наиболее вероятной причиной неудачи операции были слабые военные способности Монгомери, много раз битого Роммелем и с трудом научившегося побеждать его при пятикратном перевесе сил. Взаимодействие войск союзников было из рук вон слабым и командование союзников наконец осознало это. Кроме того на высоте было германское командование и германские солдаты, которые сражались не числом, а умением. В частности блестяще проявили себя немецкие морские диверсанты из соединения «К», которые взорвали Неймегенские мосты.
Германский военный историк Кайюс Беккер пишет:
«6 октября 1944 года лондонская газета «Таймс» писала, что нападение немцев на находившиеся в руках англичан мосты через реку Ваал в районе Неймегена было «одной из самых отважных диверсионных операций этой войны». В том же духе отзывались об этом событии и другие английские газеты. Когда спустя шесть недель главный штаб германского вермахта опубликовал некоторые подробности этой диверсии, впервые упомянув при этом боевых пловцов ВМС, английское телеграфное агентство Рейтер распространило полный текст немецкого сообщения, сопроводив его заявлением о том, что «утверждение немцев об успешных действиях боевых пловцов официально не опровергнуто». Еженедельник «Пикчюр пост» в своем последнем январском номере за 1945 год вообще назвал это нападение «самым удивительным подвигом войны». Что же такое произошло, если даже в самый разгар ожесточенной борьбы английская пресса не могла не отдать должного немцам?»
Неймегенские мосты, имевшие стратегическое значение для союзников были взорваны боевыми пловцами обер-лейтенанта Принцхорна из соединения «К» и капитана Хуммеля из группы Отто Скорцени. Скорцени проводил операции и на Восточном фронте. До сих пор информация о них закрыта. Причем, Скорцени, вопреки легенде, отнюдь на самый лучший диверсант Рейха.
Не смогли союзники захватить и стратегический мост в Арнеме, по этому поводу генерал Браунинг выразился весьма романтично: «Мост оказался слишком далеко».
После провала операции «Огород»(«Маркет Гарден»), союзники поняли, кто есть кто. Берлин для них «оказался слишком далеко».
Германский вермахт в начале сороковых был самой лучшей армией всех времен и народов. И даже в конце войны немцы сражались лучше и американцев, и англичан.
Осознание собственной слабости перед лицом численно уступающего, но превосходящего по мастерству противника охладило желание союзников взять Берлин в 1944 году. А вот неудача советских войск в 1945-м могла вернуть им этот шанс.
Это понимал Сталин. Почему я в этом уверен? А Сталин вообще был очень осторожный человек. Он не любил авантюры. Проживи он еще 30 лет, и никакого Карибского кризиса, организованного истерическим Никитой, не было бы. Даже в ходе Корейской войны Сталин действовал осторожно, избегая слишком раздражать США.
Кроме того, решение в штурме Берлина принимал не Жуков. И не Сталин. По моему мнению решение принял генерал Алексей Иннокентьевич Антонов.
Справочно:
Алексе́й Инноке́нтьевич Анто́нов (15 (28) сентября 1896, Гродно — 18 июня 1962, Москва) — советский военачальник, генерал армии, член Ставки ВГК, начальник Генерального штаба в 1945—1946 годах, первый начальник Штаба Объединённых вооружённых сил стран ОВД. Прославился как талантливый штабной офицер. Участвовал в разработке практически всех значимых операций советских войск в Великой Отечественной войне с декабря 1942 года. Участник Ялтинской и Потсдамской конференций союзников.
Единственный из всех награждённых советских военачальников орденом «Победа» в звании генерала армии, и единственный советский кавалер ордена, которому не было присвоено звание Героя Советского Союза.
Трижды кавалер Ордена Ленина, четырежды — Ордена Красного Знамени.
(Википедия)
Генерала Антонова «приставил» к Сталину лучший советский стратег маршал Александр Василевский, автор победы в Сталинграде, автор гениального блицкрига в Манчжурии, обеспечившего капитуляцию Японии.

В феврале 1945 года маршал Василевский принял командование 3-м Белорусским фронтом и начальником Генштаба стал Алексей Антонов. В 1943—1945 годах только в кремлёвском кабинете Сталина Антонов бывал не менее 238 раз — больше, чем кто-либо из руководящего состава Вооружённых сил СССР, больше, чем все командующие всех фронтов за всё время войны вместе взятые. Антонов пользовался у Сталина очень большим авторитетом, его мнением по вопросу проведения стратегических операций Верховный главнокомандующий никогда не пренебрегал.
1 апреля 1945 года в Ставке был заслушан и одобрен подготовленный Генеральным штабом, то есть Антоновым, план Берлинской операции. Этот план Антонов обдумывал с лета 1944 года. То есть Василий Чуйков со своим «особым мнением» по поводу штурма Берлина был попросту не в теме.
4 июня 1945 года «за умелое выполнение заданий Верховного Главнокомандования в деле проведения боевых операций большого масштаба» генерал Антонов был награжден высшим военным орденом СССР «Победа».
Несомненно, что генерал Антонов – один из самых главных творцов победы в Великой Отечественной войне. Он был вежливым, выдержанным, высокообразованным человеком. Его прозвали «ледяным сфинксом».
Но штурмом-то Берлина командовал Жуков, которого Сталин, как принято неполиткорректно шутить, «назначил» победителем Германии.
Я бы не стал оспаривать или опровергать это решение Вождя. Ему, как говорится, было видней. А если учесть, что вторым командующим в Берлинской операции был Иван Конев, такой же антипод гибких стратегов Василевского и Рокоссовского, как и Жуков, то замысел Верховного становится вполне понятным. Он поставил во главе штурмующих войск военачальников, которые ни при каких обстоятельствах не затянут финальный аккорд войны, и не постоят при этом за ценой.
По поводу цены штурма Берлина. Несколько цифр.
Берлинская операция длилась с 16 апреля по 2 мая 1945 года. В ее ходе в рядах Советской армии были самые большие за всю войну суточные потери в наступательных операциях – 15 тысяч человек в день убитыми и ранеными. Однако величина безвозвратных потерь лишь 4 процента при допустимом для успешного наступления с точки зрения военной стратегии уровне в 10 процентов. Это было достигнуто в силу быстроты и краткости операции. Большие суточные потери объясняются высокой интенсивностью городских боев, как считает военный историк Валерий Августинович.
Главная линия немецкой обороны проходила через пригород Берлина Зеелов. Штурм Зееловских высот был тяжелым и кровопролитным. И Василий Чуйков и танкист генерал Николай Попель критикуют Жукова за организацию мощнейшей артиллерийской подготовки по ненаблюдаемым целям на обратном скате Зееловских высот и отсутствие корректировки, что привело к большим потерям.

Вот традиционная трактовка штурма Берлина.

Хронология Берлинской операции

16 апреля
Пехота и танки 1-го Белорусского фронта начали атаку перед рассветом при освещении зенитных прожекторов и продвинулись на 1,5-2 км.
С наступлением рассвета на Зееловских высотах немцы пришли в себя и дерутся с ожесточением. Жуков вводит в бой танковые армии
Войска 1-го Украинского фронта Конева встречают на пути своего наступления меньшее сопротивление и с ходу форсируют Нейсе.

17 апреля
Командующий 1-м Украинским фронтом Конев приказывает командующим своих танковых армий Рыбалко и Лелюшенко наступать на Берлин.
Конев требует от Рыбалко и Лелюшенко не ввязываться в затяжные и лобовые бои, смелее продвигаться вперед к Берлину.
В боях за Берлин погиб дважды Герой Советского Союза, командир танкового батальона гв. м-р С.Хохряков.

18 апреля
К Берлинской операции, прикрывая правый фланг, присоединился 2-й Белорусский фронт Рокоссовского.
К исходу дня фронт Конева завершил прорыв нейсенского рубежа обороны, форсировал р. Шпрее и обеспечили условия для окружения Берлина с юга.
Войска 1-го Белорусского фронта Жукова весь день ломают 3-ю полосу вражеской обороны на Одере- на Зееловских высотах.

19 апреля
К исходу дня войска Жукова завершили прорыв 3-й полосы одерского рубежа на Зееловских высотах.
На левом крыле фронта Жукова создались условия для отсечения франкфуртско-губенской группы врага от района Берлина.

20 апреля
Директива Ставки ВГК командующим 1-го Белорусского и 1-го Украинских фронтов: «Обращаться с немцами лучше». Сталин, Антонов.
Еще одна директива Ставки: об опознавательных знаках и сигналах при встрече советских армий и войск союзников.
В 13.50 дальнобойная артиллерия 79-го стрелкового корпуса 3-й ударной армии первой открыла огонь по Берлину - начало штурма самого города.
Конев и Жуков направляют войскам своих фронтов практически одинаковые приказы: «Первыми ворваться в Берлин!»

21 апреля
К вечеру соединения 2-й гвардейской танковой, 3-й и 5-й ударных армий 1-го Белорусского фронта вышли на северо-восточную окраину Берлина.
8-я гвардейская и 1-я гвардейская танковые армии вклинились в городской оборонительный обвод Берлина в райнах Петерсхагена и Эркнера.
Гитлер приказал повернуть 12-ю армию, ранее нацеленную против американцев, против 1-го Украинского фронта. Она теперь имеет цель соединиться с остатками 9-й и 4-й танковых армий, пробивающимися южнее Берлина на запад.

22 апреля
3-я гвардейская танковая армия Рыбалко ворвалась в южную часть Берлина и к 17.30 ведет бой за Тельтов - телеграмма Конева Сталину.
Гитлер в последний раз отказался покинуть Берлин, пока была такая возможность. Геббельс вместе с семьей переехал в бункер под рейхсканцелярией.
Штурмовые флаги вручены Военсоветом 3-й ударной армии дивизиям, штурмующим Берлин. В их числе флаг, ставший знаменем победы - штурмовой флаг 150 стрелковой дивизии.

23 апреля
В райне г. Шпремберг советские войска ликвидировали окруженную группировку немцев. Среди уничтоженных частей танковая дивизия «Охрана фюрера».
Войска 1-го Украинского фронта ведут бои на юге Берлина. Одновременно они вышли на р.Эльба северо-западнее Дрездена.
Геринг, покинувший Берлин, обратился к Гитлеру по радио, прося утвердить его во главе правительства. Получил приказ Гитлера, отстраняющий его от правительства. Борман распорядился арестовать Геринга за государственную измену.

24 апреля
Гиммлер безуспешно пытается через шведского дипломата Бернадотта предложить союзникам капитуляцию на Западном фронте.
Ударные соединения 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов в р-не Бранденбурга замкнули кольцо окружения немецких войск в Берлине.
Силы немецких 9-й и 4-й танк. армий окружены в лесах юго-восточнее Берлина. Части 1-го Украинского фронта отражают контрудар 12-й немецкой армии.

25 апреля
Донесение: «В пригороде Берлина Рансдорф работают рестораны, где «охотно производят продажу» пива нашим бойцам за оккупационные марки». Начальник политотдела 28-го гвардейского стрелкового полка Бородин приказал владельцам ресторанов Рансдорфа закрыть их на время, пока не закончится бой.
В районе г.Торгау на Эльбе советские войска 1-го Украинского фронта встретились с войсками 12-й американской группы армий генерала Брэдли.
Форсировав Шпрее, войска 1-го Украинского фронта Конева и войска 1-го Белорусского фронта Жукова рвутся к центру Берлина.

26 апреля
Войска 1-го Белорусского фронта в Берлине заняли Гартенштадт и Герлицкий вокзал, войска 1-го Украинского фронта – р-н Далема.

28 апреля
Конев обратился к Жукову с предложением изменить разгранлинию между их фронтами в Берлине - центр города передать его фронту.
Жуков просит Сталина отдать честь взятия центра Берлина войскам его фронта, сменив на юге города войска Конева.
Генштаб приказывает войскам Конева, которые уже достигли Тиргартена, передать свою полосу наступления войскам Жукова.
Приказ №1 военного коменданта Берлина Героя Советского Союза генерал-полковника Берзарина о переходе всей полноты власти в Берлине в руки советской военной комендатуры. Населению города объявлялось, что Национал-социалистическая партия Германии и ее организации распускаются и деятельность их запрещается. Приказ устанавливал порядок поведения населения и определял основные положения, необходимые для нормализации жизни в городе.

29 апреля
Начались бои за рейхстаг, овладение которым было возложено на 79-й стрелковый корпус 3-й ударной армии 1-го Белорусского фронта.
При прорыве заграждений на берлинской Кайзераллее танк Н.Шендрикова получил 2 пробоины, загорелся, экипаж вышел из строя. Смертельно раненный командир, собрав последние силы, сел за рычаги управления и бросил пылающий танк на вражескую пушку.
Бракосочетание Гитлера с Евой Браун в бункере под рейхсканцелярией. Свидетель – Геббельс. В своем политическом завещании Гитлер исключил Геринга из НСДАП и официально назвал своим преемником гросс-адмирала Дёница.
Советские подразделения ведут бои за берлинское метро.

30 апреля
Советское командование отклонило попытки немецкого командования начать переговоры о временном прекращении огня. Требование одно - капитуляция!
Начался штурм самого здания Рейхстага, который обороняло более 1000 немцев и эсэсовцев из разных стран.
В разных местах Рейхстага были закреплены несколько красных знамен - от полковых и дивизионных до самодельных.
Разведчикам 150-й дивизии Егорову и Кантария около полуночи приказано водрузить Красное знамя над Рейхстагом.
Лейтенант Берест из батальона Неустроева возглавил боевую задачу по установке Знамени над Рейхстагом. Установлено около 3.00, 1 мая.
Гитлер покончил жизнь самоубийством в бункере рейхсканцелярии, приняв яд и выстрелив в висок из пистолета. Труп Гитлера сжигают во дворе рейхсканцелярии.
На посту рейхсканцлера Гитлер оставляет Геббельса, который покончит с собой на следующий день. Перед смертью Гитлер назначил Бормана рейхсминистром по делам партии (ранее такого поста не существовало).

1 мая
Войска 1-го Белорусского фронта овладели Банденбургом, в Берлине очистили районы Шарлоттенбург, Шенеберг и 100 кварталов.
В Берлине покончили с собой Геббельс и его жена Магда, предварительно умертвив своих 6 детей.
В штаб армии Чуйкова в Берлине прибыл начальник немецкого генштаба Кребс, сообщил о самоубийстве Гитлера, предложил заключить перемирие. Сталин подтвердил категорическое требование безоговорочной капитуляции в Берлине. В 18 часов немцы его отклонили.
В 18.30 в связи с отклонением капитуляции по берлинскому гарнизону нанесен огневой удар. Началась массовая сдача немцев в плен.

2 мая
В 01.00 рации 1-го Белорусского фронта получили сообщение на русском языке: «Просим прекратить огонь. Высылаем парламентёров на Потсдамский мост».
Немецкий офицер от имени командующего обороной Берлина Вейдлинга сообщил о готовности берлинского гарнизона прекратить сопротивление.
В 6.00 генерал Вейдлинг сдался в плен и через час подписал приказ о капитуляции берлинского гарнизона.
Сопротивление врага в Берлине полностью прекратилось. Остатки гарнизона массово сдаются в плен.
В Берлине взят в плен заместитель Геббельса по пропаганде и печати - доктор Фриче. Фриче на допросе показал, что Гитлер, Геббельс и начальник Генштаба генерал Кребс покончили жизнь самоубийством.
Приказ Сталина о вкладе фронтов Жукова и Конева в разгром берлинской группировки. К 21.00 в плен сдалось уже 70 тыс. немцев.
Безвозвратные потери Красной Армии в Берлинской операции - 78 тыс. человек. Потери врага - 1 млн, в т.ч. 150 тыс. убито.
Повсюду в Берлине развернуты советские полевые кухни, у которых кормят голодных берлинцев.
http://histrf.ru/ru/lenta-vremeni/event … za-bierlin

Секрет победы: штурмовики и артиллерия
Я намеренно привел телеграфным стилем хронологию Берлинской операции.
В ней один недостаток. Не указан главный герой этого страшного штурма. Это командир 9-го штурмового авиационного корпуса полковник Иван Васильевич Крупский.
Справочно:
Крупский Иван Васильевич (20 января 1901 — февраль 1988) — советский военный лётчик, военачальник, участник Советско-финской и Великой Отечественной войн, командир 9-го Лодзинского штурмового авиационного корпуса во время Великой Отечественной войны, генерал-майор авиации.
(Википедия)
Именно штурмовики Крупского подавили сопротивление немцев на Зееловских высотах. Это признает, например, в своих воспоминаниях, танкист Катуков.
Ивана Крупского наградили за штурм Берлина всего лишь орденом Красного Знамени. Его имя известно только узкому кругу знатоков военной истории.
Почему именно штурмовая авиация сыграла решающую роль в прорыве внешнего кольца обороны Берлина? Дело в том, что штурмовики, скажем, немецкие «Юнкерсы»-«Штуки», были для того времени высокоточным оружием. Для подавления одной противотанковой батареи силами артиллерии требовалось в среднем около 500(!) снарядов. А германский ас Рудель попадал в танк или пушку с одного пике своего «Юнкерса».
У нас асов-штурмовиков было немного. Исключением был 6-й гвардейский бомбардировочный корпус Ивана Полбина, погибшего под Бреслау в феврале 45-го.
Практически все наступательные операции Советской армии совершались за счет массированного применения артиллерии – свыше 200 стволов на километр. Это была устаревшая тактика времен первой мировой войны. Точнее – 1915 года. У нас не было иных вариантов. Германский вермахт до самого конца войны тактически был настолько силен, что только так можно было сломать его сопротивление. К Берлинской операции мы смогли обеспечить абсолютное господство в воздухе, что и позволило в полную силу использовать знаменитые Ил-2.
В городских боях Жуков действовал безошибочно. Там все решила устрашающая советская артиллерия. Берлин брали штурмовые группы, придуманные еще Чуйковым в Сталинграде, оснащенные трофейными фаустпатронами. Их сопровождали танки. Но решающую роль играл артиллерийский дивизион особо крупного калибра. 203 и даже 305 миллиметров. Этот практически корабельная артиллерия, если судить по мощности орудий. С ее помощью уничтожались узлы обороны в домах – вместе с самими домами.
Внимание:
Меня настораживает применение орудий крупных калибров украинской армией при нынешних обстрелах Донецка. Как стало известно, боеприпасы для этих орудий доставляются американцами. Не исключено, что и сами орудия американские. Украинцы старательно прячут эти артустановки после обстрела, так что идентифицировать их пока не представляется возможности. Но я не исключаю, что это переброшенные самолетами ВВС США 155-миллиметровые САУ М109 с дальностью стрельбы активно-реактивными снарядами до 30 километров. Расположение таких установок вблизи крупного города говорит о намерении руководства ВСУ штурмовать Донецк и другие города Донбасса при стечении благоприятных обстоятельств.

Вот как применялась артиллерия крупных калибров в Берлине:
«В начале штурма Берлина имел место необычный случай массирования огня артиллерии. Так, при прорыве второй полосы обороны противника войска 33-й армии встретили упорное сопротивление в сильных опорных пунктах, подготовленных в Маркендорфе и Хоэнвальде. Командующий армией решил прорывать вражескую оборону последовательно, на отдельных участках, с предварительным нанесением сильных огневых ударов максимально возможным количеством артиллерии.
Распоряжением командующего артиллерией армии почти вся артиллерия РВГК, приданная армии, была сосредоточена на участках смежных 16-го и 62-го стрелковых корпусов и управление ею было централизовано.
Для осуществления прорыва обороны противника частями 16-го стрелкового корпуса был намечен участок протяженностью около 1 км (от южной окраины Маркендорфа и далее на юг). К артиллерийскому обеспечению наступления на этом участке была привлечена артиллерия 16-го стрелкового корпуса и вся артиллерия РВГК, сосредоточенная на участке двух корпусов. В результате плотность артиллерии на этом узком участке прорыва была доведена до 700 орудий и минометов на 1 км фронта, чего не было ни в одной операции Великой Отечественной войны. Если их поставить в один ряд, то они и впритык бы не уместились.
После огромной силы удара такого количества артиллерии 16-й стрелковый корпус успешно прорвал сильно укрепленную оборону и овладел Маркендорфом. Затем огонь всей артиллерии РВГК был перенесен на опорный пункт Хоэнвальде на участке 62-го стрелкового корпуса. Совместным ударом артиллерии корпуса и РВГК противник в Хоэнвальде был надежно подавлен, и к исходу 21 апреля части корпуса овладели этим пунктом. Так был прорван второй оборонительный рубеж, опиравшийся на сильные опорные пункты Маркендорф и Хоэнвальде».
Вот состав штурмовых групп:
«Подавляющее большинство орудий, выделенных для стрельбы прямой наводкой, использовалось в штурмовых группах, созданных для боев в городе. В первые дни уличных боев состав этих групп (в 5-й ударной армии) был следующий: 50–60 автоматчиков, 3–4 станковых и 6–8 ручных пулеметов, 30–37 орудий и минометов (82-мм и 120-мм – 14–18, 45-мм —3, 76-мм орудий полковой артиллерии – 2, 76-мм орудий дивизионной артиллерии – 8, 122-мм – 2–4, 152-мм – 1–2). В состав некоторых групп включались еще отделение саперов, взвод огнеметчиков и батарея самоходных артиллерийских установок.»
http://www.e-reading.club/chapter.php/1 … voyne.html
Берлин был не единственным «фестунгом» - крепостью – на пути Советской армии. Такими «фестунгами» были Кенигсберг и Будапешт, Познань и Тарнополь. Так что приобретенный опыт пригодился. Штурм столицы Третьего Рейха был яростным и результативным. Советская армия показала, что ей нет равных на суше.

Послесловие.
Реальность мифов. Мифология реальности.

Сталину было известно, что Черчилль сохранил вооружение миллиону пленных немцев и готовит совместный с ними удар по советским войскам.
Это был проект «Немыслимое». От него отказались после ряда якобы случайных стычек между союзниками и советскими войсками. Известно, например, о нескольких воздушных боях. Иван Кожедуб сбил пару американских истребителей, напавших на него. Были и еще такого рода провокации.
В итоге решающую роль сыграло то, что Советская армия была слишком сильна и способна сокрушить не только немцев, но и «союзников». Другой вопрос, каких это бы стоило жертв.
Вот почему Сталин поручил командование Берлинской операцией жестокому и неумолимому в наступательном порыве Жукову, вот почему он устроил ему конкуренцию с Коневым. Не до маневров было тогда. При малейшей осечке союзники как минимум отобрали бы у СССР лавры победителя, как максимум – ударили бы по нам вместе с недобитыми гитлеровцами.
Штурм Берлина в исполнении Жукова, Конева, штурмовиков Крупского и могучей советской артиллерии произвел впечатление даже на самых ярых русофобов вроде генерала Паттона. Он вскоре погиб при странных обстоятельствах. Американские элиты умеют избавляться от идиотов.
Сталинский Берлинский меморандум дошел до руководства союзных армий. Впрочем, проницательный и мудрый Эйзензауэр изначально был против захвата Берлина союзниками. Как знать, если бы не он, дело могло дойти и до боев между англо-американцами и Советской армией. Мировая история пошла бы иным путем. Мир был бы другим. И не будем гадать, каким.
Прошло 70 лет. Но ничего не изменилось в подлунном мире. Чтобы остановить врага, нужно предъявить ему жесткую конкретику. Сталин с этим справился как мог. Желающим его критиковать, я предлагаю перенестись на машине времени в 1945 год и войти в кабинет Иосифа Виссарионовича со своими альтернативными предложениями. Архивные записи поведают потомкам вашу судьбу.
Сейчас мы снова в войне с Западом. Нет Сталина, нет его маршалов. Каков будет исход нового противостояния России против западного Молоха войны? Не скажу. Потому что это тема другого рассказа.
P.S. По какому-то телеканалу показали свежесостряпанный документальный фильм «Маршалы Победы». Там потомки сталинских маршалов в один голос клянут «тирана», мешавшего воевать их предкам. И мавзолей Ленина на параде будет прикрыт фанерой.
Вспоминается шекспировский «Макбет»… Карлик, запутавшийся в плаще гиганта.

Владимир Прохватилов, Президент Фонда реальной политики(Realpolitik), эксперт Академии военных наук

0


Вы здесь » Форум В шутку и всерьёз » Вторая мировая война » Взятие Берлина