Человеческая земная жизнь, по существу — прыжок от одного базового состояния до другого. Понимая это, мы, тем не менее, в массе своей вовсе не намерены вникать в суть этих базовых состояний, в смысл самого прыжка, а только хлопочем о незначительных вещах, погрузившись в суету сует, как дети в песочнице с детскими амбициями, скандалами. Давайте попробуем отвлечься от мирских забот и подумаем о самых важных вещах.

Умирает ли сознание со смертью организма или нет? Вот самый главный вопрос бытия. Всё идет от него, как от краеугольного камня.

Рассмотрим оба варианта.

Положим, сознание умирает. Многие так и считают. Тогда получается, что оно только сопровождает жизнь, эпизодически вспыхивая в каждом, пугая смертью и заставляя бороться за жизнь, что-то строить, создавать. Но если мы все непременно и окончательно умрём, то получается, что в промежутке между двумя состояниями небытия, мы занимаемся бессмысленной работой. Смерть всё списывает. Жизнь для самого человека с его сознанием не оставляет никакого конечного результата. Нет жизни и нет сознания, нет ничего. Книга захлопнулась и всё исчезло. Нет книги и нет читателя. Какая разница, что там в ней было? Никакое развитие, никакое творчество, никакой выбор не имеют смысла. Что проку создавать новые условия жизни, зачем заботиться о будущих поколениях, если они безразличны умершему человеку? Поэтому сознание должно быть упрощено до уровня прислуги чувственных удовольствий на периоде жизни, как бессмысленной функции, поскольку удовольствия со смертью тоже обнуляются. Надо бы медикаментозно заглушить центры ощущения дискомфорта, боли, страха и тревоги и развить центры ощущения удовольствий. Осчастливить всех чудесной ложью, что смерти нет, потому что нет её ни для живого, ни для мёртвого, погрузиться в приятное опьянение богатством и успехом. Можно погрузиться в наркотики, секс, развлечения. Больше ничего не надо. Только удовольствия, больше и всегда, таким представляется смысл жизни. Самое тупое животное создано разумнее, поскольку оно хоть поддерживает общий природный баланс, а человек для окружения ничего полезного не делает, даже наоборот, уничтожает его. Он вообще непонятно для чего рождён, для чего внедрён в эту жизнь. Нет такого вопроса — для чего, говорит человек, — есть только почему. Но страх смерти априори сидит в нём, и этот страх выше и сильнее всяких рассуждений и именно он упорно развивает сознание, подталкивая к разгадке тайны жизни и смерти. Именно он двигает и культуру, и искусство, расширяет горизонты понимания мира, развивает личность и ведёт историческое развитие.

Потому перейдём ко второму варианту.

Сознание со смертью не умирает. Тогда оно становится конечным результатом свалившейся на нас функции под названием жизнь. Здесь всё выстраивается логично: есть функция, и есть результат. Сознание начинает работать над осмыслением качественных критериев образа жизни, чтоб развить себя до совершенства. Появляются религии и мораль. Естественно выстраивается вся система организации жизни с её эстафетой во времени. Тут просматривается смысл в повышении уровня сознания через сплочение и братство людей, провозглашенных всеми религиями как основная доминанта прогресса.

Сознание растёт, развивается и вот уже несколько столетий ставит для себя вопрос: а что оно, собственно, такое? И если оно со смертью тела не умирает, то как можно представить его в будущем бестелесном качестве ещё при жизни? Оно требует пусть не истинного, но хотя бы правдоподобного ответа.

Попробуем его найти.

Сознание, синонимом является душа, стоит над реальной жизнью. Жизнь реализуется по определённым правилам, а свод их, как библиотека программ, формируется в душе, то бишь, в сознании. Последовательность этого действа такова: днём мозг накапливает знания, а ночью во сне передает их душе, тем освобождается для новых накоплений. Именно для этой передачи существует сон. Сновидения только отражают нестыковку поступления с накопленной базой. Таким образом, душа накапливает, объединяет в систему правила жизни, по которым живёт человек, и не только человек, но и общество и вся вселенная вместе с окружающей природой. Наиболее качественной следует считать душу, которая впитает в себя весь огромный вселенский механизм правил во всём их взаимодействии по всем параметрам и не только впитает, но и сможет пользоваться ими, возвращая их в мозг. Собственно этим и отличается одухотворённый человек от примитивного существа. Жизнь, таким образом, представляет собой функцию по формированию такого свода правил с реализацией их в конкретных условиях с целью доведения этого свода до идеала. Этот свод правил и будет результатом жизни. Земля таким образом реализует функцию инкубатора душ.

И вот наступает смерть. Что происходит с ощущениями, чувствами? Надо полагать, что ощущения пропадут, поскольку они связаны с телом, но с чувствами дело сложнее. Чувства связаны с душой, точнее — она вызывает чувства в зависимости от своего состояния, своего наполнения и она их испытывает. Чувства могут служить и датчиками и передатчиками и хранителями информации. Прочитав книгу, мы чувственно переживаем события. Для них не существуют расстояний, не существует времени. Экстрасенсы могут почувствовать человека на расстоянии. Души не исчезают, не исчезают и чувства, они ведут свою историю развития, сохраняя след и синтезируя вектор. Провидцы могут чувствовать состояния других людей через время. Со смертью должно появиться чувство свободы от ощущений, значит, исчезнут ощущения границ, телесных объектов, их физических характеристик, которые всегда сопровождают живущего человека. Пространство общения будет заполнено чувствами. Чувства более развиты и более приспособлены для коммуникации по сравнению с органами ощущений живого человека. Со временем чувства заменят и вытеснят рецепторные ощущения. Счастьем покажется смерть для человека с развитым сознанием, он полностью свободен от всех волнений и тревог. В религии такое состояние называется Царством Божиим. Там предел желаемой свободы. И будет бедой для человека с недоразвитым сознанием, замкнутым на мишуру земной жизни. Это будет ад, рабство. Несвободная от мирского быта душа обречена на новое рождение в реальном мире, и не обязательно в человеческом обличии, а свободная далее входит в жизнь вселенной. Обычно мы потому боимся смерти, а точнее сказать — душа боится смерти, что не созрела она, повязана с земной реальностью, как недоразвитый зародыш с питательной средой. Нельзя к смерти подойти недоразвитым, но в процессе начального развития поверхностные увлечения, ошибки, заблуждения, удовольствия и беды от них и страсть по богатству играют свою положительную роль. В данном случае они будут побудительными факторами, приводящими душу в движение, наполняющими её антитезой, которая выработает свою противоположность. При этом надо иметь в виду, что стремление к росту благосостояния, само по себе порочное, поскольку богатство способно погубить человека, тем не менее, в определённых дозах оправданно, поскольку при этом происходит углубленное проникновение в мир вещей и взаимоотношений, где выявляются новые законы, которые должны обогатить души.

Понятно, что мы, таким образом, имеем дело с реализацией новой функции — выращивание в людях душ для пока непонятной работы во вселенной. И тут возникает вопрос, а какой смысл в этой функции? Для чего она? И что за работа им предстоит?

Тут воспользуемся одним из старейших учений под названием пантеизм. С ним были связаны Джордано Бруно, Спиноза, Гегель и даже Лев Толстой. По этому учению — весь космос, вся природа и есть Бог, и Бог есть Закон. А если перечитать слова Евангелия, представляя некогда родивший вселенную Большой Взрыв, то получится то же самое: «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог. И Слово стало плотию». То есть Бог-Слово вошёл в тело вселенной.

Но что же стало происходить дальше? Какая дальнейшая цель?

Гегель высказал такую мысль: «Цель духа как сознание состоит в том, чтобы это своё явление сделать тождественным со своей сущностью, поднять достоверность самого себя до истины». Это вполне можно трактовать так, что дух (Бог), пребывая в природе, через сознание должен подняться до самого себя. Он должен выйти из тисков материи. Вот и пошло время для выполнения этой процедуры. На этом пути с неизбежностью должны были появиться мы, как первые элементы высвобождающегося из природы божественного сознания.

Что такое Бог (дух, сознание)? Во многих религиях Бог обозначен Законом. Полагаю, что это не совсем так. Закон должен из чего-то исходить, чем-то поддерживаться. Иметь свою «субстанцию». Так вот эта субстанция и есть Бог. Она же и рождается в нас в виде души.

Но чем же скован Бог в природе? Буйной могучей стихией под названием Энергия, дьяволом разрушения. Потому что материя есть ни что иное, как симбиоз энергии, вырывающейся из-под диктата Закона, даже разрушающая его, и Закона, стремящегося упаковать её в строгую смирительную рубашку в виде атомов, других структур или отогнать от себя, почему любая система стремится занять уровень с минимальным энергетическим потенциалом. Неуправляемую энергию, слабо организованную, Закон направляет в «чёрные дыры» вселенной. В этом сражении суть всех происходящих процессов.

В человеческой жизни мы так же пытаемся освободиться от страстей, кипящих энергией. Или упаковываем в наши внутренние «чёрные» дыры, запрещая им выход наружу.

После смерти души выходят в иррациональный потусторонний мир, но не для покоя, а для последующей работы, направленной на выработку новых законов, способствующих дальнейшему высвобождению духовной субстанции в теле вселенной, зарождению новых цивилизаций с их опекой, как это ныне делают с нами неведомые существа, синтезирующие «НЛО». По окончании всей работы рождённое всеми людьми сознание сольётся в едином Боге, так Бог самореализуется до истинного своего состояния, как предполагал Гегель, и единственным его чувством окажется Любовь. Для этого «Он взял дракона, змия древнего, который есть диавол и сатана, и сковал его на тысячу лет».

Изложенная здесь концепция всего лишь возможный вариант краткого описания сути событий. В него можно верить или не верить. Но положительным качеством его является устранение многочисленных богов и разных религий, обуславливающих межчеловеческое разобщение и противоборство, лишает базу для атеизма и позволяет нетрадиционно посмотреть на мир, чем даёт новую пищу для свежего понимания результатов и задач науки. «Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам» [Mat 6:33]. Иначе будет действовать формула: Бога нет, — сказал Маркс. Маркса нет, — сказал Бог.