Форум В шутку и всерьёз

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум В шутку и всерьёз » Юмор » Истории


Истории

Сообщений 181 страница 193 из 193

181

https://scontent.xx.fbcdn.net/v/t1.0-9/13406783_1359251734101936_6047917782971247809_n.jpg?oh=d5323586fc7bb9f4458073f0f4106ee0&oe=580815EB

0

182

Только чаю

Речь об учительнице , которую по направлению отправили в одно из старинных сёл староверов учительствовать в сельскую школу..

Молодую и скромную девчонку учительницу отправили на временное подселению к старому деду, одиноко жившему в большом доме.
Старик встретил девушку приветливо, отвёл большую и светлую комнату , помог с вещами, показал , что да где..

К вечеру дед накрыл стол и пригласил гостью к самовару. Сидели долго , разговаривали, пили чай с вкусными вареньями и когда стемнело , девушка поблагодарив деда хотела встать из за стола , но не тут то было..
Увидев , что девушка хочет уйти дед спросил ,- Ну раз попила чаю , теперь показывай жопу !!!

Девушка онемела , ноги от такого аж к полу приросли , а дед глядя ей так приветливо в глаза , ну что, жопу покажешь али ещё чаю ?
Девушка растерявшись и не зная даже что ответить и делать , еле молвила - можно ещё чаю..

Дед налил стакан чаю и продолжи разговор о бытие житие , о селе , о своей покойной бабке.. Говорил спокойно и доброжелательно и девушка успокоилась и стала думать , что ей показалось или послышалось и вновь поблагодарив хотела уйти из за стола , как вдруг чётко и ясно услышала , - так жопу-то показывать будешь ?

Советская девушка , комсомолка , отличница , даже не целовалось никогда и вдруг ТАКОЕ !
И девчонке стало страшно , напротив неё сидел хоть и довольно старый, но крепкий и большой дед и хлебая кипяток чая , со зловещей , как показалось девушке- улыбкой , смотрел на неё..
Ну что жопу , аль ещё кружку чая ???? Девушка обречённо вздохнула и пискнула -чаю ..
"Крепкая однако" сказал дед и налил её ещё одну большую глиняную кружку чая..

Девушка сидела пила чай и слёзы потекли у неё из глаз , третья кружка просто уже не лезла в горло , но девушка отсрочивая постыдный акт их последних сил глотала через силу глоток за глотком..

"Ох милая вижу совсем утомилась", вдруг сказал дед и допив свою кружку , перевернул её и поставив донышком наверх сказал , - "ну вот чаю попили , а теперь и почивать можно.."

Как оказалось , в том селе " показать жопу"- это старый обычай у хозяев и гостей переворачивать кружку показывая уважение , что мол всё выпил до конца и вкусно было , спасибо вам за угощение...
А донышко , та самая жопа...

0

183

И на Марсе будут applони цвести

Зазвучала музыка и мужественный голос пропел: «Скажи, тот звёздный стяг реет ещё, над страной храбрецов и свободной землёй?»

Командор открыл глаза, сонно посмотрел на свои эппл-вотч и взял айфон-спик.

– Что там у вас? – спросил он хриплым после сна голосом.

– Командор, сэр? Вы просили разбудить вас, когда мы выйдем к цели, сэр! – раздался в трубке голос старшего навигатора.

– Я вас услышал, майор, – отчеканил командор. – Сейчас буду на мостике.

Постояв десять секунд на мостике, командор выпрямился, сделал ещё пару наклонов, после чего поспешил в центр управления.

Половину эппл-экрана центра управления занимала приближающаяся красная планета.

Это был Марс.

Командор смотрел на планету, гордо вспоминая этапы великого пути.

Он вспоминал, как потряс весь мир Президент, заявив, что скоро американцы будут на Марсе. Как в течение десяти лет инженеры НАСА не покладая рук собирали марсианский шаттл и вместе с ним новейший, уникальный стартовый комплекс, не имеющий аналогов в мире. Как были посланы к чёрту эти русские с их примитивными, дымящими двигателями. И как, наконец, всё было готово к историческому старту.

Этот момент забыть было невозможно.

По команде, пять тысяч натягивающих тросов были разом обрублены, сетка огромного батута резко распрямилась и «Исключительность» стремительно взлетела с мыса Канаверал, унося к Марсу три сотни колонистов-мормонов, десять членов экипажа, запасы провизии, а так же гипсокартон, пенопласт, фанеру и шурупы-саморезы, необходимые для возведения на Марсе добротных и крепких американских коттеджей.

Колонистам сразу включили записи выступлений Генерального секретаря ООН Пан Ги Муна, после чего они немедленно уснули на полгода, а экипаж занялся своими рутинными делами – сурово сидеть в центре управления в очках «рей-бан» и деловито ходить туда-сюда по кораблю, периодически подбадривая друг друга словами: «Твой отец гордился бы тобой».

Больше делать было нечего, так как марсианский шаттл был экологически безупречным – он не имел никаких двигателей и полагался только на точность расчётов операторов батута.

Так и пролетели все шесть месяцев полёта.

………………

Командор стоял и смотрел на экран.

– Ваш отец гордился бы вами, сэр, – уважительно сказал первый пилот.

– Я его почти не помню, – немного помолчав, ответил командор. – Его застрелил патрульный полицейский на пороге нашего дома, когда отец нёс мне игрушечный фиолетовый пистолет в яркой коробке с надписью «ИГРУШЕЧНЫЙ ПИСТОЛЕТ» в подарок на Рождество. Я не виню полицейского – он просто выполнял свой долг.

Постепенно замедляясь, шаттл всё ближе приближался к Марсу, точнее, к Нью-Марсу, как его теперь официально называли в США, чтобы не путать прежний, ничейный Марс с американским.

Командор нажал кнопку на пульте и из челнока выдвинусь четыре посадочных опоры от модного дизайнерского ателье «Илон Марск». Опоры были украшены блестящими солнечными панелями и полированными вставками из ценных пород дерева.

Негр-зажигающий щёлкнул зажигалкой, эппл-горелка в носовой части выдала тягу и корабль начал разворачиваться кормой к планете, готовясь к посадке. В этот момент на пульте загорелся красный ред-сигнал. Что-то стремительно приближалось к шаттлу.

– Справа по борту неопознанный корабль, сэр! – доложил первый пилот.

– Подтверждаю, сэр! – через секунду доложил и второй пилот. – Идёт прямо на нас!

Командор выглянул в правый иллюминатор и увидел корабль Чужих. Большой, собранный из железных листов цилиндр шёл на опасное сближение с шаттлом, поблёскивая заклёпками.

– Может, сообщим на Землю, сэр? – заволновался старший навигатор, протягивая руку к большой кнопке с надписью «Хьюстон, Хьюстон, у нас проблемы».

В эту секунду чужой корабль вышел на аварийную частоту и из динамиков донёсся тревожный голос:

– Космічний корабель "Аполлонюк" терпить лихо! Ми промахнулися мимо Місяця! Нас відносить в космічний простір! Повторюємо – космічний корабель "Аполлонюк" терпить лихо!

– Это на каком языке? – удивился командор.

– Это украинский, сэр. Я месяц работал в составе миссии НАСА на Украине, когда мы вывозили в Штаты оборудование с их завода «Южмаш», – объяснил второй пилот. – Они сообщают, что промахнулись мимо Луны и что их уносит в открытый космос. Просят помощи.

– Но оборудование-то вы всё вывезли? – спросил командор.

– До последнего винтика, сэр! И даже весь металлолом.

– Судя по всему, не весь, – сказал командор, задумчиво глядя в иллюминатор.

Он убедился, что украинский цилиндр проходит в нескольких метрах от шаттла, не задевая его, и облегчённо вытер пот со лба:

– На голосовую связь не выходить, отбейте им морзянкой: Спасибо вам за ваш звонок, он был очень важен для нас тчк. Удачи в неизведанных глубинах космоса, отроки во вселенной вскл.

В динамиках что-то зашуршало, послышалось неразборчивое бормотание, потом тот же голос злобно сказал:

– От падлюки! Нічого, побачимося ще, сепаратюги американські! А ну-ка, хлопці, скакнём! Да пребудет с нами сало! Разом нас бага…

Связь прервалась. Видимо, зарядка украинского мобильного телефона закончилась в самый неподходящий момент, как всегда.

«Аполлонюк» резко дёрнулся, вильнул, и сломал шаттлу посадочную опору, после чего медленно и гордо стал уплывать в направлении туманности Андромеды. С его борта донёсся дружный злорадный хохот, преодолевший даже безмолвный вакуум космического пространства.

– Что они себе позволяют?! – в ярости вскричал командор.

– Вы просто их плохо знаете, сэр, – ответил второй пилот. – Однажды нашей миссии на «Южмаше» привезли машину яблок. Её разгружали трое работников с запада Украины. Десять килограмм яблок они съели, а остальные… вы никогда не поверите, что они сделали с остальными яблоками, сэр.

……………….

Раздался громкий предупредительный сигнал и «Исключительность» сильно затряслась. Шаттл вошёл в атмосферу Марса. С пульта управления свалились семейные фотографии пилотов, опрокинулись бумажные стаканчики с колой, а по металлическому полу с грохотом покатились эппл-палки для селфи и клюшки для мини-гольфа. Из трюма с мормонами-колонистами донеслись звуки гимна «Звёзды и полосы навсегда».

Шаттл всё ускорялся под действием силы притяжения Марса. Обшивка корабля быстро нагревалась, в центре управления стало невыносимо жарко. Командор выдвинул сенсорную панель и нажал на иконку «охлаждение». В рубку тут же вбежал негр-охлаждающий с большим опахалом и принялся охлаждать экипаж. Из трюма с колонистами послышалась песня «Мы американцы, Хвала Господу».

Красноватая, усеянная валунами и скалами поверхность Марса стремительно приближалась.

Командор решительно надавил кнопку «торможение» и негр-тормозящий дёрнул за кольцо парашюта. Над шаттлом с громким хлопком раскрылись звёздно-полосатые купола тормозных парашютов, он дёрнулся и резко замедлил падение. Из трюма колонистов дружно грянула «Баллада о „зелёных беретах“».

До ровной поверхности кратера Кассини, расчётной точки приземления, оставалось десять метров. Командор невольно сжался в кресле и стиснул зубы, не сводя глаз с мелькающих на экране цифр:

Семь метров до контакта, пять метров до контакта, один метр до контакта … минус один метр до контакта, минус пять метров, минус двадцать пять метров, минус двести метров – бесстрастно отсчитывал бортовой компьютер.

Командор вытаращил глаза.

– Ради всех святых, кто-нибудь мне объяснит, что тут, мать, его происходит?! – запопил первый пилот, оборачиваясь к старшему навигатору.

Тот сидел в кресле, безвольно опустив голову на грудь. Он потерял сознание ещё на минус пяти метрах. На минус трёх тысячах метрах шаттл мощно тряхнуло, он замер, сильно накренился в сторону отломанной укронавтами опоры и свалился плашмя.

…………………..

Командор очнулся от того, что кто-то дул ему в лицо. Приоткрыв глаза, он обнаружил, что лежит на палке для селфи, в которой от удара включился вентилятор для раздувания волос. Командор отодвинул от себя чудо последних технологий и с трудом поднялся на ноги. Кругом была тишина, лишь постанывали приходящие в себя астронавты, да доносился из трюма с несгибаемыми мормонами-колонистами гимн «Боже, благослови Америку».

Командор открыл люк, вышел на зелёную травку и посмотрел вверх. Сквозь голограмму мёртвой каменистой поверхности, еле видимой в высоте, мягко светило солнышко, а по небу плыли белогривые лошадки облака. Где-то рядом в траве сидел кузнечик и негромко пиликал на своей скрипке. Метрах в ста, петляя среди лугов, текла речка, а за ней виднелся лес.

Из люка стали вылезать остальные астронавты, потрясённо оглядываясь вокруг.

Немного придя в себя, командор вынул небольшой флаг США, воткнул его в траву и торжественно произнёс:

– Это маленький флажок одного корабля – станет огромным флагом для всех Соединённых Штатов Америки!


Вдруг, откуда-то сбоку, к кораблю подошли мальчик с девочкой в светлых шортах, белых рубашках и с красными галстуками, свободно повязанными на тонких загорелых шеях.

– Здрассьте! – хором поздоровались они.

– Вы из Музея Космонавтики? – вежливо спросил мальчик, с интересом рассматривая шаттл.

Командор издал странный мычащий звук и едва устоял на ногах.

– Вы кто?! – изумлённо спросил он.

– Мы тут отдыхаем с сестрой, – мальчик легко перешёл на английский. – А у этой вашей штуки фотонный двигатель, да?

– Где это «тут»?! – прошептал командор внезапно севшим голосом.

– Ну, в санатории «Зелёный Марс», – терпеливо пояснил мальчик. – Потому что наш папа командир крейсера «Путь Октября» дальней космической зоны, а мама главный бухгалтер космопорта «Королёв-2». Это же ведомственный санаторий Космических сил Советского Социалистического Марса, вы разве не знали? А как вы так удачно приземлились без антиграва?

Командор затравленно оглянулся на свой экипаж, отчётливо рассмотрев все пломбы членов экипажа в их широко разинутых ртах, после чего его ноги подогнулись и он опустился на траву, спугнув кузнечика.

«Зелёненький он был…» – отметил про себя командор.

– И… и давно вы тут? – спросил он, уже твёрдо для себя решив, что сошёл с ума.

– Мы? – удивился мальчик. – В смысле советские люди? С тысяча девятьсот пятьдесят первого года, когда товарищ Сталин решил, что Марс должен быть советским, так как подходит нам по цвету, а что?

Командор схватился за голову.

– По цвету он им подходил, маза фака… – простонал он, потом взял себя в руки. – Кем ты, говоришь, твой папа работает?

– Командиром крейсера, – ответил разговорчивый пионер. – Только крейсер уже не новый, всего триста парсек в час и дезинтеграторы предыдущего поколения. А я, когда вырасту, стану командиром линкора класса «Советский Союз», вот! Мне папа обещал, если я буду хорошо учиться. А ещё папа сказал, что скоро их эскадра полетит на Землю, а то там пиндосы совсем обнаглели. А кто такие пиндосы?

– Понятия не имею! – торопливо воскликнул командор. – Мы сами англоязычные немцы из этой, как её… ГДР. Да, парни? – он обернулся на свой экипаж.

– Я, я! Натюрлих! – очень дружно закивали те головами.


Командор тоскливо посмотрел на шаттл, вздохнул и спросил:

– Мальчик, а вам тут нужны астро…космонавты? А то мы тоже хотим летать к звёздам и отдыхать в этих, как их, санаториях. Можешь у своего папы спросить?

– Спрошу! – радостно улыбнулся пионер.

В разговор влезла молчавшая до этого девочка. Она показала пальцем на американский флаг и капризно заявила:

– А наш папа говорил, что мусорить на газонах – это плохо!

Командор немедленно выдернул флаг и серьёзно ответил:

– Раз папа говорит – так оно и есть.

Из трюма с мормонами-колонистами дружно грянуло:

И Ленин – такой молодой!

И юный Октябрь впереди!

0

184

http://s6.uploads.ru/t/5DoGX.jpg

0

185

http://copypast.ru/fotografii/foto_prikoli/foto-prikoly-rhgkf55yrqrb-/foto-prikoly-rhgkf55yrqrb-009.jpg

0

186

Работал я как-то под Москвой в одном сильно секретном институте. Один из наших сотрудников вернулся из командировки с Байконура, и среди прочих интересных фактов сообщил, что там так мало женщин, что, как говорят местные - "на одну женщину приходится десять метров ху#в и ведро яиц".

Посмеялись, начали работать. А из головы все не выходит такой замечательный факт. Но, поскольку все люди ученые, с образованием, да и не с одним, кто-то задумчиво произнес:
- А правда ли, что на 10 метров приходится ведро яиц?

Все забросили свою важную научную работу и занялись расчетами. И ведь как это было интересно! Весь отдел секретного института целый день занимался такими делами, как сбор исходных данных, то есть выяснением среднего размера (сколько тут было споров - каждый стеснялся вслух произнести размер в сантиметрах, чтобы другие его не обсмеяли), вычислением объема эллипсоида, ввели даже "коэффициент" укладки в ведро. Потом вспомнили, что данный коэффициент - вещь нелинейная, ведь верхние яйца будут давить на нижние! Учитывалась даже форма ведра. В общем, к концу этого дня результат был получен - чуть больше половины ведра. А в это время вся страна ожидала от советских ученых новых побед в космосе.

0

187

Заклинание

В районную администрацию пришла жалоба. Спустя полтора месяца секретарша случайно увидела её, распечатала на принтере и отнесла заместителю главы района.
Заместитель не любил жалобы, он считал, что нужно работать, а не жаловаться. Каждые два–три дня он читал на эту тему лекцию кому–нибудь из подчинённых. А в этот раз прочёл жалобу, и она оказалась странной.

«Уважаемый Игорь Станиславович, это уже пятая жалоба за последние два месяца. Полгода назад вы обещали завершить ремонт дороги в нашем посёлке к концу августа. Сейчас декабрь, а дороги всё нет.
На каждое моё обращение вы придумываете причину, по которой не исполнили своего обещания и продолжаете ничего не делать. Больше я не могу этого терпеть и накладываю на вас могущественное заклинание икоты. Чем больше вы бездельничаете, тем сильнее будете икать. Но самое главное – эта икота будет очень заразной. Наслаждайтесь!
С уважением, маг восьмидесятого уровня, Серёжа Никаноров».

— Каких только идиотов нету в стране? – спросил у потолка заместитель и швырнул лист в корзину. Нужно было отчитать секретаршу за эту письмо. – Аня, иди сюда!
— Да, Игорь Станиславович, – просунула Аня голову в кабинет к шефу.
— Ты сама читала жалобу, которую мне принесла? – заместитель нагнулся, выудил письмо из корзины и потряс им в воздухе.
— Нет, – засмущалась секретарша, – а что–то не так?
— А ты зайди и прочти!

Аня вошла, взяла бумажку, посмотрела на неё и вернула обратно.
— Чепуха какая–то, – сказала она.
— Вот–вот, а ты её мне приносишь! Впредь сначала читай, а такие письма сразу выбрасывай. Я не могу разбираться со всяким…
Тут заместитель замолчал, вздохнул и вдруг громко икнул.
— Ничего себе! – выдохнула секретарша, глядя в округлившиеся глаза шефа.
Сергей Станиславович постоял на месте, прислушиваясь к себе, но больше ничего не происходило. Он осторожно прошёлся и решил вернуться к разговору.
— Я говорю, что не собираюсь… и–ик…

Секретарша начала медленно пятиться к выходу.
— Ты дура что ли? – крикнул на неё заместитель. – Это же просто совпа… ик!
Аня выбежала из кабинета, перевела дыхание и села за свой стол. Событие было столь занимательным, что нельзя было не поделиться таким. Аня открыла свои странички в соцсетях и стала выбирать, кому написать. Но как только она занесла пальцы над клавиатурой, как вдруг икнула.

Она бросилась к кулеру, налила целую кружку воды и залпом выпила её. И тут же икнула. Тогда она задержала дыхание и сразу прервалась, чтобы икнуть ещё раз. Начинало становиться страшно. Аня в спешке села за стол, нашла в почте злополучное письмо и открыла его.
— «Чем больше вы бездельничаете, тем сильнее…» ик…, – прочла она и тут же спохватилась, – нужно попробовать… ик… работать!

Она закрыла пасьянс, разложила документы и приступила к своим рабочим обязанностям. Икота начала стихать и через пять минут прекратилась. А вот за стеной всё было плохо, оттуда каждую минуту раздавались характерные звуки такой громкости, что в шкафу вздрагивали чашки.

— Аня! – раздался жуткий крик из–за двери.
Аня слегка приоткрыла дверь и, не заглядывая внутрь, спросила:
— Что вы хотели?
— Кофе… ик… мне… ик… принесиииииик!
— Я к вам туда не пойду, – заплакала она и тут же икнула сама, – всё равно не пойду!
Из кабинета выбежал красный Игорь Станиславович, не глядя на Аню, схватил кружку и плеснул в неё горячий кофе. После чего демонстративно развернулся и пошёл назад к себе. По дороге он икнул, расплескав кофе на рубашку.
— Твою ма… ик! – сказал заместитель и швырнул кружку на пол.

Секретарша собрала осколки, вытерла пол и сразу же села за работу. Через полчаса она посмотрела на часы и увидела, что уже наступило время обеденного перерыва.
Аня остановилась и посидела, ожидая, что же произойдёт. Ничего с ней не случилось, хотя за стеной икота не стихала. Она распечатала жалобу, вытащила из сумочки деньги и пошла в столовую обедать.В столовой было немноголюдно, Аня рассмотрела за одним столиком бухгалтера Елену Сергеевну, с которой временами любила посплетничать, и подсела к ней. Елена Сергеевна была дамой серьёзной, но даже она не выдержала и рассмеялась после рассказа Ани.
— Анечка, я и не знала, что ты такая у нас выдумщица!
— Елена Сергеевна, да пойдёмте ко мне, вы сами всё услышите!
— Аня, ты совсем заработалась, – потрепала её по плечу Елена Сергеевна, – давай я лучше вечерком за тобой зайду, поедем ко мне, выпьем чудесного итальянского вина. Мы с мужем его недавно привезли, тебе понравится.

Аня с грустью кивнула головой и осталась за столиком в одиночестве. Елена Сергеевна с улыбкой выплыла из столовой и отправилась к себе. Через полчаса она вбежала в кабинет к Ане с требованием прекратить это немедленно.
— Я же говорила! Просто работайте! – снова расплакалась Аня, не отрываясь от документов.

***
К вечеру всё здание сотрясалось от икоты. Хуже всех было главе администрации, которого трясло так, что он сломал стоящий в кабинете диван.
Каждый пытался начать работать, чтобы прекратить икать, кто–то даже умудрился отобрать швабру у уборщицы, но быстро выяснилось, что от чужой работы икота не проходит. Потихоньку народ стал собираться в эпицентре проблемы, пытаясь выяснить, как жить дальше.

Игорь Станиславович ругался, выгоняя ходоков, пока ему в кабинет не притащили главу района.
— Игорь… ик, – сказал он, – ты… ик… что натворил?
— Сергей… ик… Георгик… евич, – затрясся заместитель, – я не… ик… виноват. Это… ик… вот…
Он протянул письмо, Сергей Георгиевич прочёл его за три захода и затопал ногами.
— Где этот… ик… Никаноров… ик… живёт?
— Да в… ик… Кирилловке!
— Поехали!

***
Главу с заместителем погрузили в машину и рванули в Кирилловку. Всю дорогу они пугали водителя своим грозным рыком с заднего сиденья. Наконец показался поворот к деревне, машина свернула туда и почти сразу же остановилась.
Разбитая дорога была совершенно не прочищена, лишь огромные сугробы искрились под светом Луны.

Долго вызывали трактор, так как разговаривать было трудно и на том конце не хотели верить, что звонит действительно глава района. Наконец через полчаса трактор приехал, все набились в его кабину и двинулись, убедив тракториста не пугаться и не бросать руль от страха.
Трактор ревел, расталкивая сугробы, но пассажиры всё равно были громче трактора.
На краю деревни остановились и отправили общаться с местным населением водителя машины, так как он был в курсе проблемы и не икал. Водитель постучал в двери крайнего дома, через минуту зажегся свет, и на крыльцо вышел невысокий взлохмаченный мужичок в фуфайке.
— Чего вам? – спросил он.
— Скажите пожалуйста, а где живет Никаноров Сергей? – спросил водитель.

Мужичок заглянул ему за спину и всмотрелся в стоящих в стороне людей, но никого не узнал.
— Деда Серёжу ищите? – сказал он. – Так помер он уже месяц назад. После Нового года схоронили.
— Как ик… помер? – выскочил сзади глава района.
— Ну как обычно, – пояснил мужик, разведя руками, отчего края фуфайки разошлись и стало видно, что она надета на голое тело, – взял и помер. Всю осень рассказывал, что пока дорогу не починят, помирать не собирается. А оно вон как бывает!
— Это… ик… – сказал глава.
— Полный ик… – подтвердил заместитель и сел в сугроб.

***
На следующий день сообщили в область о катастрофе, и оказалось, что зараза передаётся по телефону.
На целый день область встала.
Такого количества критики Игорь Станиславович не слышал никогда. Да и вообще, никто никогда про себя такого не слышал.
Губернатор был в ярости, страшно икал, поэтому делал небольшие паузы, а потом скороговоркой выдавал ужасающие проклятья. Но его можно было понять, в области было ЧП, о котором нужно сообщать в Москву, а икающая Москва может запросто уволить за распространение эпидемии.

Губернатор за день поседел от раздумий и накачал пресс от икоты. Вечером не выдержал, снял трубку и позвонил в Кремль. Там посмеялись и посоветовали взять отпуск.
Вечером вся область сидела у телевизоров в ожидании московских новостей. Но с экрана выступали бодрые столичные политики, которые без запинки декламировали многостраничные речи.
Видимо, Москву защищал маг уровнем повыше, чем Серёжа Никаноров.

За следующий месяц в области был выполнен план последней пятилетки. Никто и не предполагал, что можно столько сделать за жалкие тридцать дней.
Всё было прекрасно, кроме некоторых моментов. Из администрации пришлось уволиться половине народа, так как они продолжали икать, за какую бы работу там ни взялись. Но они быстро нашли себя в других областях деятельности.

***
Игорь Станиславович с Сергеем Григорьевичем задержались вечерком на рабочих местах. Они откупорили бутылку водки и разговаривали под гул новостей из телевизора.
— Знаешь, а ведь даже как–то легче жить стало, – говорил глава района.
— Да, другое ощущение от жизни, – кивал заместитель, вытирая ладонью усы, – я даже не думал, что так бывает, когда работаешь. На душе светло! И совесть…
— Ещё скажи, что воровать бросил! – остановил его Сергей Григорьевич.

Заместитель поперхнулся и чуть не выдернул себе усы.
— Да не пугайся ты так, ей–богу! Как маленький! – продолжил глава. – Хорошо, что дед этот только про безделье написал, всё остальное–то можно. Представляешь, если бы он какие–нибудь десять заповедей выдвинул? Ты смотри, если у тебя в почте ещё письмо от него завалялось – не открывай!

0

188

Одного советского профессора сослали во Францию и за месяц заплатили тридцать тысяч франков.
Его жена и дочь составили список — чего купить. У женщин был каталог из универмага, зацелованный до темных пятен. Согласно списку, поесть профессор мог бы и дома.
По дороге к универмагу ученый увидел лавку рыболова. Заглянул в нее одним глазочком.
Глазочек расширился и потемнел.
Домой путешественник привез удочки, блесны, набор катушек и все.
На допросе он лепил что-то про гипноз. Дескать, помнит слово "бонжур", потом свет погас и все пропало — совесть, мораль, деньги.
Жена и дочь десять раз переспросили, не могли поверить. Они этого профессора вырастили, вскормили, вдохновили на изобретения, скучали по нему как дуры. И теперь он не дает затолкнуть ему его удочки туда, куда заслужил.
Буквально за пять минут профессор избавился от ностальгии. В тот же вечер он переехал жить в институт. Во имя науки и здоровья.
Эгоист.
А все что ему недосказали и недопричинили, по наследству перешло к зятю Сереже, который неосторожно жил в той же квартире.
В тот же вечер зять Сережа узнал, что рыбалка порок, не смываемый ничем. И хоть сам он не рыбачил, все равно горько раскаялся.
Сережа втрое усилил помощь по хозяйству, заглаживал вину. Но все у него выходило плохо.
Картошку он чистил как подлец, мусор выносил как негодяй.
Шли дни, недели, прощать его никто не собирался. Сережа хотел не обращать внимания. Но женщины сами так умеют не обращать внимания, что жить не хочется.
Грабить и убивать он стеснялся, а другого способа вернуть профуканные профессором сапожки, пальто и кофточки не было.
Тогда Сережа продал свой "Москвич". А взамен купил две шубы.
Шуба — лучший антидепрессант, думал он.
Но теще и жене могла помочь уже только хирургия. Женщины не желали быть мохнатыми сибирячками, а хотели быть гладкими парижанками.
Когда шубы не понравились, у Сережи погас свет.
Без всякого бонжура.
Он топором сделал из телевизора запас дров на зиму, поклонился и ушел.
Что было дальше с той семьей и беглым профессором никто не знает.
Теперь у Серёжи новая жена, юная художник по керамике. Ее дипломная работа весит 800 килограммов. Пятьсот разноцветных тарелок, символизирующих рождение солнца. От коричневого, через синее к красному и желтому.
Сережа на себе носил дипломную работу на четвертый этаж без лифта, пред очи комиссии художников. Он перекладывал тарелки разными способами, плюя на риск радикулита.
И все это со счастливым лицом.
Во-первых, я теперь философ, объясняет он. А во-вторых, Света меня называет котиком.
Тут выходит Света, говорит: — Котик, ты когда сарай снесешь? (дело было на даче).
Котик мгновенно кладет шашлык и идет сносить сарай.
Сразу видно, из профессорской семьи человек.
Это я к тому, что когда вы орете, пытаясь кого-то улучшить, скорей всего, вы улучшаете этого кого-то уже не для себя.

+1

189

Маленькую девочку срочно доставили в тяжелейшем состоянии в больницу. Ей было всё хуже и хуже, и единственным выходом было сделать переливание крови. В приёмной сидела её семья, родители и брат, которому не так давно исполнилось пять лет.
Этот мальчик, когда был в возрасте своей сестры, переболел заболеванием, от которого сейчас было так плохо девочке. В его крови образовались антитела, и он был отличным донором для маленькой сестры.
Доктору нужно было удостовериться, что малыш согласен на переливание его крови сестре. По лицу ребёнка пробежало сомнение и он, тяжело выдохнув, произнёс: «Конечно, переливайте, это же спасёт мою сестру».
Его положили рядом с сестрой и процедура началась. Братик искренне улыбался, видя, что щёки девочки розовеют. Как вдруг он резко переменился в лице и побледнел. А после, серьёзно глядя в глаза врачу, он тихонько спросил: «Доктор, а когда я уже начну умирать?».
Как потом оказалось, мальчик понял доктора по-своему. Он был уверен, что для того чтобы спасти любимую сестру, ему нужно будет отдать всю свою кровь.

0

190

В этой истории говорится о маленькой девочке, которая родилась слепой и не могла испытывать счастья видеть окружающий мир.

Другие органы чувств помогали ей выживать, она ориентировалась с помощью слуха, обоняния, осязания, но заменить зрение не могло ничего, поэтому девочка все время была грустной и расстроенной, ее ничего не радовало. Но девочка с малолетства дружила с одним мальчишкой, который жил по соседству.

Он очень поддерживал ее, помогал во всем, и старался внушить ей веру в лучшее. «Когда-нибудь, — говорил он, — какой-нибудь великодушный человек даст денег на твое лечение, и после операции на глаза, ты сможешь видеть этот мир и наслаждаться каждым прожитым днем!». И вера в эти слова помогала несчастной девочке не отчаиваться и жить дальше.

Когда девочка стала взрослой, она стала все время твердить другу, что обязательно стала бы его женой, если бы обрела способность видеть, настолько тепло она к нему относилась.

Прошло немало времени, друзья стали взрослыми людьми. И в один прекрасный день обещанное чудо все-таки случилось. Благотворительный фонд нашел ресурсы для девочки и согласился оплатить ее операцию по восстановлению зрения.

И все это благодаря стараниям мальчика, друга слепой девочки, который все эти годы заваливал письмами подобные организации.

Когда операция закончилась, прошла неделя, повязки были сняты. Сердце девочки переполняло счастье, что теперь она может наслаждаться всеми красками окружающего мира. Когда ее друг детства пришел в больницу, чтобы проведать ее, девушка набросилась на него и закружила в своих объятиях, так она была счастлива.

Друг сразу же спросил, помнит ли она о своем обещании, выйти за него замуж, когда прозреет?

И вдруг девушка увидела, что парень с осторожностью передвигается по палате, нащупывая себе дорогу руками. Она догадалась, что ее друг слепой. «Что же я наделала, — подумала девушка,- зачем я клялась стать его женой? Теперь я могу жить счастливо, а этот слепой калека будет только мешать мне, наслаждаться жизнью!» Девушка сказала другу, что не сможет выйти за него замуж, и он ушел прочь, подавленный и несчастный.

Несколькими днями позже девушка получила письмо от своего друга, где говорилось: «Я буду любить тебя, несмотря ни на что. Относись бережно к моим глазам».

0

191

http://s5.uploads.ru/t/WtsIl.jpg

0

192

Общаюсь тут с друзьями. Одна семья сейчас живет в Испании. У ребенка возник конфликт с учительницей, вылившийся аж в составление протокола о неуважении к преподавателю. Мальчик написал контрольную, в ней был пример: "Представить 45.50 в виде дроби". Он написал: "455/10". Учительница не зачла пример, говорит, надо было написать 4550/100. Аргументам ребенка, что это одно и то же, не внимала, дальше возник конфликт. Мать сказала ребенку больше с ней ни о чем не спорить, увидев вторую контрольную, уже по испанскому. Там был вопрос - что такое полупустая бутылка (botella semivacía). Дите написало: "Это бутылка, заполненная до половины". Она зачеркнула, исправила: "Это бутылка, наполовину пустая". У нас возникло предположение, что, судя по известному изречению о наполовину наполненном стакане, учительница пессимистка.

Подруга, участвовавшая в разговоре, посочувствовала, потом вспомнила историю из своей жизни. Она бегло читала лет с четырех, поэтому в первом классе ей было скучно, когда в букваре мама мыла раму, и она тихонечко вытащила какую-то книжку. До сих пор у нее хранится дневник с жирной двойкой за поведение и поясняющей ее вину записью: "Читала на уроке чтения".

0

193

Однажды налоговая служба решила проверить одного пожилого мужчину и вызвала его к себе в офис. Мужчина пришел на встречу со своим адвокатом. Аудитор сказал: «Ну, сэр, вы ведете весьма экстравагантный образ жизни при том, что вы нигде не работаете. Вы утверждаете, что выигрываете деньги в азартные игры, но я не уверен, что это на самом деле так».

«Я великий игрок, и я могу доказать это», — говорит дедушка, — «Как насчет демонстрации? » Аудитор задумался на мгновение, а потом ответил: «Хорошо, я согласен». Дедуля говорит: «Ставлю тысячу долларов, что я укушу свой глаз». Аудитор немного подумав соглашается.

Дедуля снимает свой стеклянный глаз и кусает его. У аудитора челюсть просто отпала.

Затем дедушка говорит: «Теперь, я держу пари на две тысячи долларов, что я могу укусить свой второй глаз». Аудитор понимает, что мужчина не слепой, поэтому принимает ставку.

Дедушка снимает свой протез и кусает свой здоровый глаз. Обалдевший аудитор понимает, что он уже проиграл три штуки, и это все видел адвокат дедушки. Он начинает нервничать.

«Хочешь, пойдем дальше?», — спрашивает дедушка, — «Ставлю шесть тысяч долларов, что я смогу, стоя возле вашего стола, пописать в мусорное ведро, которое стоит в другом углу комнаты и не промахнуться».

Аудитор, дважды все обдумал, в этот раз он решил быть очень внимательным, но поразмыслив он решает, что нет никакого способа осуществить этот трюк, поэтому снова соглашается. Дедушка становится возле стола, расстегивает штаны, но хотя он сильно напрягается, он никак не может попасть в мусорной ведро в другом углу комнаты, так что он просто мочится на рабочий стол аудитора.

Аудитор прыгает от радости, понимая, что он только что выиграл кругленькую сумму, а адвокат дедули просто хватается за голову и издает разочарованный стон.

«С вами все хорошо?», — спрашивает аудитор. «Не совсем, — говорит адвокат, — Сегодня утром, когда этот мужчина рассказал мне, что его вызвали на проверку в налоговую службу, то он поспорил со мной на двадцать пять тысяч долларов, что он придет сюда и описает весь рабочий стол аудитора, а он будет при этом безумно рад!»

Не связывайтесь со стариками!

0


Вы здесь » Форум В шутку и всерьёз » Юмор » Истории