Форум В шутку и всерьёз

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум В шутку и всерьёз » Вторая мировая война » Венгрия во Второй мировой


Венгрия во Второй мировой

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Урок венгерской истории
Дмитрий БАКЛИН  26.10.2011

Венгров, братьев по классу и братьев по оружию, в СССР как-то не принято было корить за союз с нацистской Германией в годы Второй мировой войны. Не одни они. Как это ни печально, но под знаменами фюрера воевали многие страны, пролетариев которых Советский Союз призывал объединяться. Кто по убеждению, как союзник, кто по принуждению, как вассал, проживавший на территориях «жизненных интересов Германии».

Но, как говорится, кто старое помянет…

Прошли десятилетия. Государства Восточной Европы после Второй мировой войны успели объединиться в оборонительный союз – Организацию Варшавского договора, став «оплотом мира и социализма», а затем, с развалом СССР, благополучно и без излишних угрызений совести стали «оплотом демократии» уже в рамках НАТО. В их числе была и Венгрия.

Казалось бы, живи и радуйся собственным успехам в строительстве европейского дома. Но тени прошлого не дают венграм покоя.

23 августа сего года министры юстиции стран - членов Евросоюза подписали в Варшаве декларацию по случаю «Европейского дня памяти жертв тоталитарных режимов». В ней есть и такие строки: «…их страдания не пропадут в безвестности, их права будут признаны, а виновники предстанут перед правосудием».

Что ж, если такие режимы в странах - членах Евросоюза были и были их жертвы, надо разбираться, судить. Однако после принятия декларации у венгерских политиков началось «осеннее обострение». Их не интересовали «жертвы режимов» Матьяша Ракоши, Эрнё Герё, Яноша Кадара. В Венгрии было начато расследование «военных преступлений», совершённых военнослужащими Красной Армии в конце Второй мировой войны… Национальное следственное управление объявило, что пока проводится расследование одного факта: расстрела 22 марта 1945 года 32 жителей деревни Оласфлау, расположенной в Задунайском крае.

Назвать эти действия венгерской стороны восстановлением исторической справедливости сложно. Зато легко обнаружить политическую подоплеку.

Пока следователи опрашивают свидетелей «преступлений красноармейцев» и пытаются спустя почти семь десятилетий составить их фотороботы, перевернем некоторые страницы венгерской истории.

Венгрия была верным союзником гитлеровской Германии в годы Второй мировой войны. Она воевала с Советским Союзом с 27 июня 1941 года по 12 апреля 1945 года, практически всю войну. На Восточном фронте венгерские войска насчитывали до 205 000 военнослужащих.

Уже в первый месяц войны Венгрия отправила на Восточный фронт подвижный корпус общей численностью более 40 000 человек.  В ходе боёв с советскими войсками корпус потерял 26 000 человек, 90 % своих танков и более 1000 единиц автотранспорта и 6 декабря 1941 года вернулся в Будапешт. Однако Германия требовала от союзников все новых усилий, и Венгрия отправила на Восточный фронт 2-ю венгерскую армию. К середине 1942 года в соединения и части венгерской армии набирались уже не только венгры, но и румыны из Трансильвании, словаки из Южной Словакии, украинцы из Прикарпатской Украины и сербы из Воеводины.

12 января 1943 года советские войска форсировали по льду реку Дон и прорвали оборону венгерских войск. Началось беспорядочное отступление венгерской армии. Во время своего бегства на запад венгры лишились большей части войскового имущества и потеряли 148 тысяч солдат и офицеров. В числе погибших был и старший сын регента Королевства – Миклош Хорти. Это было самое крупное поражение венгерской армии за всю историю ее существования. Девиз Венгерской Королевской Армии «Цена венгерской жизни – советская смерть»  не оправдался. Обещанное Германией вознаграждение в виде крупных земельных наделов в России для особо отличившихся на Восточном фронте венгерских солдат выдавать практически было некому.

После разгрома остатки частей и соединений 2-й армии вернулись в Будапешт или в качестве охранных частей дислоцировались на Украине.

Таков был бесславный, трагический финал гонведов с излучины Дона.

Однако точку в нашем повествовании ставить рано. В ряде венгерских печатных и электронных изданий ныне появились материалы, восхваляющие «подвиги» солдат и офицеров венгерской армии, совершенные ими на территории России в годы Второй мировой войны.

Завершая один из таких рассказов, автор утверждал: «В течение десятилетий диктатуры нельзя было согласно заслугам исследовать деятельность и результаты 2-й венгерской армии. Мы постарались показать обстоятельства - холод, недостаточное обмундирование и вооружение, их выдержку – ведь они воевали на территории чужого государства, временами совершая героические поступки, и то, что им не за что было стыдиться».

Оспаривать заявление автора по поводу «десятилетий диктатуры» в Венгрии не буду. Повторюсь, это дело венгров и Венгрии, сугубо национальное. То, что пришли гонведы врагами, захватчиками на советскую землю и нашли здесь бесславный конец, подтверждаю. А вот по поводу «героических поступков» и того, что «им не за что было стыдиться», позвольте усомниться.

Венгерские военнослужащие участвовали в многочисленных карательных операциях на территории нынешних России, Беларуси, Украины. В российских архивах хранится немало документов, свидетельских показаний о преступлениях военнослужащих венгерской армии на оккупированной территории. Они крайне жестоко обращались и с местным населением, и с советскими военнопленными.

31 августа 1942 года начальник Политуправления Воронежского фронта генерал-лейтенант С.С. Шатилов направил донесение начальнику Главного политуправления Красной Армии А.С. Щербакову о  зверствах  фашистов на воронежской земле. Приведу этот документ:

«Доношу о фактах чудовищных  зверств  немецких оккупантов и их  венгерских  холуев над советскими гражданами и пленными  военнослужащими  Красной Армии.
Частями армии, где начальником политотдела тов. Клоков, освобождено от мадьяр село Щучье. После того, как из села Щучье были изгнаны оккупанты, политрук Попов М. А., военфельдшеры Коновалов А. Л. и Червинцев Т. И. обнаружили следы чудовищных  зверств  мадьяр над гражданами села Щучье и пленными красноармейцами и командирами.

Лейтенант Салогуб Владимир Иванович, будучи раненым, был захвачен в плен и зверски замучен. На его теле обнаружено более двадцати (20) ножевых ран.
Младший политрук Большаков Федор Иванович, тяжело раненный, попал в плен. Кровожадные разбойники издевались над неподвижным телом коммуниста. На руках его были вырезаны звезды. На спине несколько ножевых ран.

Санинструктор Виленский в бою был тяжело ранен и подобран гражданкой Горбачевой Акулиной. Мадьяры узнали об этом, пришли к нему и спросили: «Рус наш?» Молодой патриот ответил отрицательно. Тогда мадьяры взяли Виленского вместе с постелью, на которой он лежал, и живым зарыли в яму.
На глазах всего села был расстрелян мадьярами гражданин Кузьменко за то, что у него в хате нашли 4 патрона.
Как только гитлеровские холопы ворвались в село, так сразу же стали забирать всех мужчин от 13 до 80 лет и угонять в свой тыл.

Более 200 человек было вывезено ими из села Щучье. Из них расстреляли за селом 13. В числе расстрелянных оказались Пивоваров Никита Никифорович, его сын Пивоваров Николай, Зыбин Михаил Николаевич, заведующий школой; Шевелев Захар Федорович, Коржев Николай Павлович и др.

У многих жителей были отняты вещи и скот. Фашистские бандиты угнали 170 коров и более 300 овец, отнятых у граждан. Многих девушек и женщин изнасиловали…
Акт о чудовищных  зверствах  гитлеровцев вышлю сегодня же».

А вот написанные от руки показания крестьянина Антона Ивановича Крутухина, проживавшего в Севском районе Брянской области: «Фашистские сообщники мадьяры вступили в нашу деревню Светлово 9/V-42. Все жители нашей д[еревни] спрятались от такой своры и они в знак того, что жители стали прятаться от их , а те которые не сумели спрятаться, они их порасстреляли изнасильничали несколько наших женщин. Я сам старик 1875 г. рождения был также вынужден спрятаться в погреб…. По всей д[еревне] в ней шла стрельба, горели постройки, а мадьярские солдаты грабили наши вещи, угоняя коров, телят».

20 мая венгерские солдаты в колхозе «4-й Большевистский сев» арестовали всех мужчин. Из показаний колхозницы Варвары Федоровны Мазерковой: «Когда увидели мужчин нашей деревни, то они сказали, что это партизаны. И этого же числа, т.е. 20/V-42 схватили моего мужа Мазеркова Сидора Бор[исовича] рождения 1862 и сына моего Мазеркова Алексея Сид[оровича], год рождения 1927 и делали пытки и после этих мучений они связали руки и сбросили в яму, затем зажгли солому и сожгли в картофельной яме. В этот же день они не только моего мужа и сына, они 67 мужчин также сожгли».

«Это было в мае м-це 28 дня 42 года, - пишет в своих показаниях жительница Орлии Слободки Евдокия Ведешина, - я и почти все жители ушли в лес. Туда следовали и эти головорезы. Они в нашем месте, где мы (далее в тексте неразборчиво. – Д.Б.) с своими людьми, расстреляли и замучили 350 человек в том числе и мои дети были замучены, дочь Нина 11 лет, Тоню 8 лет, маленький сын Витя 1 год и сын Коля пяти лет. Я осталась чуть жива под трупами своих детей».

Брошенные жителями, бежавшими от венгерских карателей, деревни выжигались. Жительница деревни Светлово Наталья Алдушина писала: «Когда мы возвратились из лесу в деревню, деревню нельзя было узнать. Несколько стариков, женщин и детей были зверски убиты фашистами. Дома были сожжены, скот крупный и мелкий был угнан. Ямы, в которых были закопаны наши вещи, были откопаны. В деревни не осталось ничего, кроме черного кирпича».

Таким образом, только в трех русских деревнях Севского района за 20 дней венграми было убито не менее 420 мирных жителей. И это не единичные случаи районного масштаба.

В июне - июле 1942 года части 102-й и 108-й венгерских дивизий совместно с немецкими частями принимали участие в проведении карательной операции против брянских партизан под кодовым названием «Vogelsang». В ходе операции в лесах между Рославлем и Брянском карателями было убито 1193 партизана, 1400 ранено, 498 захвачено в плен, выселено более 12 000 жителей.

Венгерские подразделения 102-й (42-й , 43-й , 44-й и 51-й полки) и 108-й дивизий принимали участие и в карательных операциях против партизан «Nachbarhilfe» (июнь 1943 года) под Брянском, и «Zigeunerbaron» в районах нынешних Брянской и Курской областей (16 мая - 6 июня 1942 года).  Только в ходе операции «Zigeunerbaron» карателями было уничтожено 207 партизанских лагерей, 1584 партизана было убито и 1558 взято в плен.
 
Учитель истории из села Новосергеевка Климовского района Брянской области М. С. Говорок свидетельствовал: «В наших лесах отряд (100 человек) под командованием Николая Попудренко вел бои с дислоцированной здесь 105-й венгерской пехотной дивизией Алдя Золтана, которая славилась особой жестокостью в борьбе с партизанами... В начале июля венгры решили покончить с ними и стянули сюда крупные силы, заблокировав отряд в Софиевском лесу. Кровавая битва продолжалась несколько дней и ночей. В последнем отчаянном порыве партизанам с большими потерями удалось вырваться из блокады…

Противник от такой наглости партизан просто озверел. В деревне Парасочки 7 июля в течение нескольких минут было расстреляно 83 человека - старики, женщины, дети, даже грудные. Целые семьи (Сапуто Евдокия и её 6 детей, Ирлица Фекла Яковлевна и ее 6 детей и т.д.). Жертвы были и в деревне Важице – 42 человека. Это надо же быть такими нелюдями, чтобы даже детей не пощадить! Данных о точном количестве погибших нет, в то время было много беженцев без документов. Наши деревни повторили судьбу белорусской Хатыни».

Венгерские войска отличались жестоким обращением не только с партизанами и мирным населением, но и с советскими военнопленными. Так, в 1943 году при отступлении из Чернянского района Курской области «мадьярские воинские части угоняли с собой содержащихся в концлагере 200 человек военнопленных бойцов Красной Армии и 160 человек советских патриотов. В пути следования фашистские варвары всех этих 360 человек закрыли в здании школы, облили бензином и зажгли. Пытавшихся бежать расстреливали».

Если венгерскую сторону не в полной мере удовлетворяют свидетельства очевидцев и документы из российских архивов, можно ознакомиться с документами о преступлениях венгерских военнослужащих в годы Второй мировой войны из зарубежных архивов, например израильского архива Яд ва-Шем национального мемориала Катастрофы (Холокоста) и Героизма в Иерусалиме. Только эти материалы – не для слабонервных.

«12 - 15 июля 1942 г. на хуторе Харькеевка Шаталовского района Курской области солдатами 33-й венгерской пехотной дивизии было захвачено четверо военнослужащих Красной Армии. Одному из них, старшему лейтенанту П.В. Данилову, выкололи глаза, прикладом винтовки сбили на бок челюсть, нанесли 12 штыковых ударов в спину, после чего в бессознательном состоянии зарыли полуживым в землю. Трех красноармейцев, имена которых неизвестны, расстреляли». 

Жительница города Остогожска Мария Кайданникова видела, как венгерские солдаты 5 января 1943 года загнали группу советских военнопленных в подвал магазина на улице Медведовского. Вскоре оттуда послышались крики. Заглянув в окно, Кайданникова увидела чудовищную картину: «Там ярко горел костер. Два мадьяра держали за плечи и ноги пленного и медленно поджаривали его живот и ноги на огне. Они то поднимали его над огнем, то опускали ниже, а когда он затих, мадьяры бросили его тело лицом вниз на костер. Вдруг пленный опять задергался. Тогда один из мадьяр с размаху всадил ему в спину штык».

Значительное количество военных преступлений венгерских войск на территории ряда областей Российской Федерации зафиксировано Чрезвычайной государственной комиссией по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников и причиненного ими ущерба гражданам, коллективным хозяйствам (колхозам), общественным организациям, государственным предприятиям и учреждениям СССР (ЧГК).

Вот такие «героические поступки» совершали венгерские военнослужащие на российской земле в годы Второй мировой войны. Похоже, сегодня пришла пора напомнить некоторым «забывчивым» политикам в Венгрии, что срок давности не распространяется на военные преступления, преступления против мира и человечности, совершенные венгерскими военнослужащими – союзниками гитлеровских захватчиков в годы войны на территории ряда оккупированных российских областей. И счет венгерским военным преступникам и карателям, которые ещё живы, предъявит не только история!

Прошу считать эту мою статью официальным обращением в Национальное следственное управление Венгрии, проводящее расследование военных преступлений в годы Второй мировой войны. Думаю, все необходимые документальные материалы, которые могут понадобиться венгерской стороне для воссоздания полной картины преступлений венгерских военнослужащих на территории оккупированного СССР, российская сторона предоставит.

Круто мужик. И самое главное, справедливо! Если уж решили вспомнить и подбить счета друг другу.
Но, только, есть уверенность в том, что Национальное следственное управление Венгрии посчитает предосталенные факты "издержками тоталитарного режима".
Ведь это же русские селяне нападали и терроризировали венгерских солдат. А те просто вынуждены были прибегнуть к "ответным сдерживающим мерам".

0

2

Высшие власти Венгрии и армии НАТО официально почтили память союзников Гитлера

В Венгрии прошла официальная траурная церемония 69-ой годовщины бесславной гибели на Дону в 1943 г. 2-ой венгерской армии. Советские войска в последней фазе Сталинградского сражения в Острогожско-Россошанской наступательной операции (13 - 27 января 1943 г.) полностью уничтожили на верхнем Дону союзные гитлеровцам венгерские и итальянские войска. Только состоявшая из восьми дивизий 200-тысячная венгерская армия потеряла тогда около 100-120 тыс. солдат и офицеров. Сколько точно - тогда никто не знал, не знают и сейчас. В советский плен в январе 1943 г. из этого числа попало около 26 тыс. венгров. О катастрофе на Дону население Венгрии узнало вначале от отдельных беглецов. Для страны такого масштаба, как Венгрия, поражение под Воронежем имело даже больший резонанс и значение, чем Сталинград для Германии. Венгрия за 15 дней боев потеряла сразу же половину своих вооруженных сил.

Траурные мероприятия в Будапеште начались 12 января этого года в Будайской крепости в соборе св. Матфея. Здесь прошла поминальная месса, на которой присутствовали председатель венгерского парламента Ласло Ковер и супруга президента Венгрии Пала Шмитта Каталин Макраи. Мессу отслужил военный ординатор католический епископ Ласло Биро. В продолжение траурных мероприятий по соседству во дворе Музея и Института военной истории у памятного барельефа 2-ой армии прошла торжественная церемония, в которой принял участие министр обороны Венгрии Чаба Хенде. На церемонии он сказал, что в преддверие Второй Мировой войны венгерская армия готовилась к участию в вооруженном конфликте в Центральной Европе с подобным потенциальным противником, чтобы защитить суверенитет и интересы своей страны. Вместо этого венгерской армии пришлось противостоять самой большой по величине армии в мире, и в выполнении непосильных задач истечь кровью.

В ходе церемонии министр обороны Венгрии фактически дал старт трехдневной акции, так называемого "ХII Памятного тура в честь героев Дона". Участники этого ставшего уже традиционным памятного мероприятия, солдаты и резервисты Венгерской армии, а также члены любительских военно-исторических организаций, все - одетые в форму венгерской армии времен Второй Мировой войны, в течении трех дней, начиная с 27 января, совершали пеший марш по стране. В деревнях и местечках Венгрии, в городе Дебрецене в присутствии местных жителей у тамошних военных мемориалов они проводили траурные торжественные церемонии. В этом году в "Памятном туре в честь героев Дона" вновь приняли участие члены военно-исторических клубов из Румынии и Италии. Они также были одеты в военную форму союзных гитлеровской Германии и хортистской Венгрии королевских армий Румынии и Италии.

Все бы ничего, и к очередной акции в память погибшей без славы в 1943 г. 2-ой Венгерской армии можно было бы отнестись с пониманием, если бы в этом году в "туре" не приняли участие военные подразделения резервистов из демократических Германии и Австрии. Казус в их участии в "ХII Памятном туре в честь героев Дона" заключался в том, что подразделения из Австрии и Германии были обмундированы в современную военную форму германского Бундесвера и австрийского Бундесхира.

Венгерским подразделением в "ХII Памятном туре в честь героев Дона" командовал некий "лейтенант" Балаж Яжди, который так вжился в роль, что для полной достоверности нацепил на свой мундир, разумеется, не заслуженные им венгерские и германские боевые награды времен Второй Мировой войны, в том числе, как видно на фотографии, весьма почетный прусский орден Железного креста. В связи с этим, заметим, что траурные церемонии для германских и австрийских военных приобретают скандальный для чести их мундира смысл. Как можно серьезно относиться германским и австрийским офицерам к траурной церемонии, когда рядом с ними стоит явный шут и клоун? Как видится все это действо со стороны? Как честь эта оценивает публичное ношение офицером незаслуженных боевых наград?

Нынешний "ХII Памятный тур в честь героев Дона" организован Союзом венгерских резервистов, Отделением охраны военных захоронений и военных традиций Министерства обороны Венгрии. В туре помимо венгерских резервистов приняло участие 10 кадровых военных из 24-го разведывательного батальона "Борнемисса Гергей" 5-ой стрелковой бригады "Бочкаи Иштван". Очевидно, что "ХII тур" является государственным мероприятием, приобретающим в нынешнем его виде двусмысленное значение. Получается, что воинские подразделения современных демократических Германии и Австрии маршируют, по-видимому, по стопам своих дедов по венгерским дорогам в одном строю с венгерским подразделением, наряженным в потешную хортистскую военную форму. Что тут делать? Очевидно, что переодевание австрийцев и немцев в форму вермахта и SS создало бы еще более негативный ореол мероприятию. Тут, по-видимому, министру обороны Венгрии Ч.Хенде придется в следующем юбилейном году 70-летия гибели 2-ой венгерской армии или попросить немцев с австрийцами не участвовать в акции, или переодеть венгерских участников в современную форму, или же в крайнем случае проследить, чтоб венгерские офицеры не цепляли на себя незаслуженные боевые награды. В противном случае траурные мероприятия, в которых участвует венгерский министр обороны, приобретают явные признаки фарса.

Что еще можно пожелать участникам венгерских "Памятных туров в честь героев Дона". Когда мы пишем эти строки, температура за окном составляет -24 градуса Цельсия, ночью температура, как обещают, опустится до -27. Мы хотели бы пожелать следующий "ХIII памятный тур" в 2013 году на 70-летие пленения армии Паулюса венгерским участникам провести в России (valahol Oroszországban). Вряд ли мы ошибемся, когда предскажем, что только одни сутки марша по белоснежным полям по 20-ти градусному морозу на всю жизнь привьют его участникам стойкое отвращение к ношению хортистской военной формы и незаслуженных боевых наград. Нельзя большую человеческую трагедию ХХ века превращать в маленькую венгерскую клоунаду.

Для справки. Разгром 2-ой венгерской армии в январе 1943 г. является самым крупным поражением венгерских вооруженных сил за всю их историю. Между тем, в современной Венгрии тамошней публике остаются неизвестными имена русских полководцев ХХ в., превзошедших османов с их победой над венграми в 1526 г. под Мохачем. Поэтому напомним, что общий план Острогожско-Россошанской операции был разработан по указанию Верховного Главнокомандующего его заместителем маршалом Советского Союза Г. К. Жуковым и начальником Генерального штаба РККА генералом армии А. М. Василевским. В качестве представителя Ставки А.М.Василевский осуществлял в войсках общую координацию проведения Острогожско-Россошанской операции. Непосредственно операцию проводил командующий Воронежским фронтом генерал-полковник Ф. И. Голиков. Подвижными соединениями - 3-й Танковой армией, прорвавшей фронт итальянцев и перерезавшей коммуникации венграм, командовал генерал-лейтенант танковых войск П. С. Рыбалко. 40-й армией, которая непосредственно и устроила венграм побоище на Дону, командовал генерал-лейтенант К. С. Москаленко. Именно К.С.Москаленко принадлежит сама идея всей Острогожско-Россошанской операции, которую он в конце ноября 1942 г. лично представил по телефону Верховному Главнокомандующему. Генерала Москаленко и нужно считать тем полководцем, который в январе 1943 г. разгромил венгров на Дону. Командующий 40-й разработал детали наступления своих дивизий со Сторожевского плацдарма, в результате которого фронт 2-ой венгерской армии был прорван, а венгерские солдаты из окопов и теплых блиндажей выгнаны красноармейцами в заснеженное поле, где памятный европейцам еще со времен Наполеона "генерал Мороз" и довершил свое убийственное дело.

http://s51.radikal.ru/i133/1202/2b/f8a861b6d85d.jpg
Министр обороны Венгрии Ч.Хенде на траурной церемонии очередной годовщины гибели 2-ой Армии. 12 января 2012 г.

http://s017.radikal.ru/i409/1202/ce/2ac35bf1db0f.jpg
Министр обороны Венгрии Ч.Хебе дает старт «ХII Памятному туру в честь героев Дона».12 января 2012 г.

http://s54.radikal.ru/i146/1202/5f/a27aa79e4556.jpg
Венгерское подразделение «ХII Памятного тура в честь героев Дона».27 января 2012 г.

http://s017.radikal.ru/i439/1202/37/9e9354560414.jpg
Венгерское подразделение «ХII Памятного тура в честь героев Дона» и местное население. 27 января 2012 г.

http://s018.radikal.ru/i523/1202/e1/75ee7ae1323c.jpg
Итальянские участники «ХII Памятного тура в честь героев Дона».На заднем плане немцы. 27 января 2012 г.

http://s018.radikal.ru/i515/1202/a3/0fdad9a13a95.jpg
Венгерский лейтенант, надевший не заслуженные им награды II Мировой войны. 27 января 2012 г.

http://s017.radikal.ru/i435/1202/93/3b54f983927b.jpg
Братство по оружию. Германский и венгерский офицеры. В почетном карауле румыны. 27 января 2012 г.

http://i001.radikal.ru/1202/ce/be3552f782f4.jpg
Венгерское подразделение «ХII Памятного тура в честь героев Дона» и местное население. 27 января 2012 г.

http://i066.radikal.ru/1202/ed/19259a3542f7.jpg
Братство по оружию. Венгерский солдат курит вместе с членом пулеметного расчета части СС у танка Pz.Kpfw. VI Ausf. B «Тигр II». Венгрия. Конец декабря 1944 года.

http://s018.radikal.ru/i514/1202/fa/0610e7d6df44.jpg
Трупы замученных гитлеровцами пленных красноармейцев. Окрестности города Кириши, зима 1941-1942 годов.

http://s017.radikal.ru/i444/1202/53/98304bcfc359.jpg
1942. Гитлеровцы расстреливают еврейскую семью в Ивангороде на Украине.

http://s017.radikal.ru/i421/1202/74/0494aa3796e5.jpg
Гитлеровцы расстреливают мирных жителей.

0

3

Цветные фотографии Украины 1942-43-х годов

Для Украинской ССР, особенно для ее мирных жителей, 1942-43 годы оказались самыми тяжелыми. Окончательная оккупация всей республики и попытка создать фашистами свой социально-политический устрой, только усугубляли ситуацию.

Большинство фотографий, которые вы сейчас посмотрите, были сделаны на Левобережье Украины, начиная с Приднепровья, и заканчивая донскими степями. Собственно, практически все снимки сделаны именно в степях Украины. Что касается солдат, изображенных на снимках, это воины Венгерской армии. Венгрия подписала Тройственный пакт и выступала на стороне Германии, Италии и Японии. Тем не менее, большинство документов свидетельствуют о том, что Германия не требовала от Венгрии обязательного участия в оккупации СССР. Фотографии сделаны сержантом Венгерской армии и военным фотокорреспондентом, которого звали Тамаш Конок (Tamas Konok).
https://dosug.md/UserFiles/dosugmd_i/1391251177_2.jpg
https://dosug.md/UserFiles/dosugmd_i/1391251177_12.jpg
https://dosug.md/UserFiles/dosugmd_i/1391251182_7.jpg
https://dosug.md/UserFiles/dosugmd_i/1391251187_3.jpg
https://dosug.md/UserFiles/dosugmd_i/1391251190_5.jpg
https://dosug.md/UserFiles/dosugmd_i/1391251192_32.jpg
https://dosug.md/UserFiles/dosugmd_i/1391251195_22.jpg
https://dosug.md/UserFiles/dosugmd_i/1391251197_17.jpg
https://dosug.md/UserFiles/dosugmd_i/1391251199_10.jpg
https://dosug.md/UserFiles/dosugmd_i/1391251200_30.jpg
https://dosug.md/UserFiles/dosugmd_i/1391251203_29.jpg
https://dosug.md/UserFiles/dosugmd_i/1391251208_11.jpg
https://dosug.md/UserFiles/dosugmd_i/1391251208_18.jpg
https://dosug.md/UserFiles/dosugmd_i/1391251215_26.jpg
https://dosug.md/UserFiles/dosugmd_i/1391251218_13.jpg
https://dosug.md/UserFiles/dosugmd_i/1391251219_34.jpg
https://dosug.md/UserFiles/dosugmd_i/1391251222_23.jpg
https://dosug.md/UserFiles/dosugmd_i/1391251222_33.jpg
https://dosug.md/UserFiles/dosugmd_i/1391251223_27.jpg
https://dosug.md/UserFiles/dosugmd_i/1391251227_41.jpg
https://dosug.md/UserFiles/dosugmd_i/1391251228_8.jpg
https://dosug.md/UserFiles/dosugmd_i/1391251228_35.jpg
https://dosug.md/UserFiles/dosugmd_i/1391251228_50.jpg
https://dosug.md/UserFiles/dosugmd_i/1391251230_19.jpg
https://dosug.md/UserFiles/dosugmd_i/1391251231_28.jpg
https://dosug.md/UserFiles/dosugmd_i/1391251232_20.jpg
https://dosug.md/UserFiles/dosugmd_i/1391251234_14.jpg
https://dosug.md/UserFiles/dosugmd_i/1391251234_47.jpg
https://dosug.md/UserFiles/dosugmd_i/1391251239_37.jpg
https://dosug.md/UserFiles/dosugmd_i/1391251241_16.jpg
https://dosug.md/UserFiles/dosugmd_publication/max/0-3744.jpg

0

4

Венгров не брали в плен 2015

0

5

Генерал Ватутин: «Венгров в плен не брать!» - что стояло за знаменитой фразой полководца

https://d.radikal.ru/d42/2001/7e/63f75dbe697c.jpg
15 января 1943 войска Воронежского фронта в ходе Острогожско-Россошанской наступательной операции полностью разгромили 2-ую Венгерскую армию.
Одной из кровопролитнейших битв Великой Отечественной войны является оборона Воронежа. И если о таких великих сражениях, как оборона Москвы и Севастополя, Сталинградская и Курская битвы нам рассказывают сотни и тысячи книг и кинолент, то длившееся 212 дней сражение за Воронеж остаётся одной из наименее известных страниц войны.

А ведь бои на улицах города длились на 12 дней дольше, чем вся Сталинградская битва и врагам так и не удалось полностью овладеть городом!
Бои в городе разгорелись 7 июля 1942 года, когда немецким войскам удалось ворваться в западную часть Воронежа. А южнее Воронежа вышли к берегу Дона и закрепились части 2-ой Венгерской армии. Ценой невероятных усилий советским войскам удалось захватить и удержать важный плацдарм на западном берегу Дона в районе села Сторожевое-1 Острогожского района. Именно этот плацдарм и сыграл важнейшую роль в проведении Острогожско-Россошанской операции, в результате которой был освобожден Воронеж.

https://c.radikal.ru/c11/2001/35/940b4a279623.jpg
Уличные бои в Воронеже, 1942 год.

Но вернемся к венгерским частям. Вернее – к тем бесчинствам, которые творили оккупанты на нашей земле. Одной из военных легенд стали слова генерал-лейтенанта Николая Фёдоровича Ватутина, вынесенные в заголовок этой статьи. Что же так категорично настроило советского полководца в отношении венгров?

В разгар боёв на Сторожевском плацдарме генерал встретился с группой жителей Острогожского района, которым удалось пробраться в расположение наших частей. Люди рассказали командующему о поистине звериной жестокости венгерских солдат, которая проявлялась в отношении военнопленных красноармейцев и мирных жителей. В захваченных деревнях венгерские захватчики устраивали настоящую резню. Мирным гражданам рубили головы, расчленяли пилами, пробивали ломами и штыками головы, сжигали заживо, женщин и детей насиловали. Попавших в плен красноармейцев подвергали жесточайшим пыткам.

Жительница города Острогожска Мария Кайданникова видела, как венгерские солдаты 5 января 1943 года загнали группу советских военнопленных в подвал магазина на улице Медведовского. Вскоре оттуда послышались крики. Заглянув в окно, Кайданникова увидела чудовищную картину: «Там ярко горел костер. Два мадьяра держали за плечи и ноги пленного и медленно поджаривали его живот и ноги на огне. Они то поднимали его над огнем, то опускали ниже, а когда он затих, мадьяры бросили его тело лицом вниз на костёр. Вдруг пленный опять задёргался. Тогда один из мадьяр с размаху всадил ему в спину штык» (Архив Яд ва-Шем. М-33/494. Л. 14.).
Выслушав людей, генерал Ватутин в ярости буквально прохрипел только одну фразу: «Венгров в плен не брать!». Конечно же, оброненная в гневе фраза командующего фронтом не была приказом к действию, но солдатская молва быстро разнесла эти слова по частям и соединениям фронта. Так же быстро среди солдат распространялась и информация о творимых венгерскими солдатах преступлениях.

https://a.radikal.ru/a20/2001/d9/9db96b37d30e.jpg
Венгерские солдаты у горящего дома, лето 1942 года
И как показали будущие события на фронте – в плен венгерских солдат действительно попадало очень мало. В ходе сражений января-февраля 1943 года 2-ая венгерская армия потеряла порядка 85% своего личного состава. По самым скромным подсчёта в воронежской земле осталось лежать более 160 тысяч хортистских солдат.

25 января 1943 года Воронеж был освобождён от фашистских захватчиков. В 2008 году Президент Российской Федерации подписал указ, согласно которому Воронеж был удостоен звания «Город воинской славы».

Интересный факт: Воронеж был единственным городом в Европе, где немцам не удалось установить местную оккупационную власть. Ни один житель города не перешел на сторону врага и не записался в полицию!

0

6

Мрачный рекорд Будапешта. Как штурм города решил исход Второй мировой
09.02.2020
https://cdn25.img.ria.ru/images/07e4/02/07/1564385604_0:280:2731:1816_600x0_80_0_0_56d4f9a8f5544b1202a357264465ac2c.jpg.webp
Участник штурма Будапешта подполковник В.Лебедь, дошедший от Волги до Будапешта, стоит неподалеку от Моста Эржебет

МОСКВА, 9 фев — РИА Новости, Антон Лисицын. Среди всех европейских столиц, которые освобождала Красная армия, Будапешт оказался самым крепким орешком. К началу 1945-го правительство Венгрии объявило перемирие, но венгерские войска вместе с вермахтом продолжали отчаянно сражаться. К тому же политики проигрывающей войну стороны до последнего пытались изменить ход событий при помощи закулисной дипломатии. Штурм венгерской столицы заслуживает особого внимания и еще по одной причине — в Будапеште было крупнейшее в Европе еврейское гетто.

Вчерашние союзники

После поражения под Сталинградом регент Венгерского королевства (в котором не было короля) Миклош Хорти решил, что ему дальше не по пути с нацистами и начал зондировать почву на предмет сепаратных переговоров с США и Великобританией. Узнавший об этом Гитлер опередил союзника — в марте 1944-го вермахт провел операцию "Маргарете". Хорти был вызван из страны якобы на переговоры с фюрером, а тем временем Венгрию оккупировала германская армия.

Сделал это Третий рейх очень вовремя для себя — к 1943 году уже капитулировала перед союзниками Италия. В следующем, 1944 году, когда и развернулись бои за Венгрию, из списка сателлитов выбыли Румыния и Болгария. Более того, вчерашние союзники Берлина перешли на сторону антигитлеровской коалиции. Болгарская армия в 1944 году воевала с вермахтом в Югославии. В небе над Бухарестом "мессершмитты" с опознавательными знаками румынских ВВС шли на перехват самолетов люфтваффе.

Когда в сентябре 1944-го Красная армия пересекла границу Венгрии, Хорти успел лишь объявить о перемирии с СССР. Для Гитлера такой поворот стал бы катастрофой — рухнул бы Восточный фронт, немецкие войска в Югославии оказались бы отрезанными от основных сил вермахта, вдобавок ко всему в Венгрии добывали нефть, которая была жизненно необходима для Германии. Поэтому Третий рейх довел до конца "Маргарете" — начал операцию "Панцерфауст", устроив в Будапеште государственный переворот.

"Известный мастер таких дел Отто Скорцени похищает сына Хорти. Заставляет регента оставить свои посты и передать власть в стране партии "Скрещенные стрелы", которую возглавлял Ференц Салаши. Его последователи в советской историографии известны как салашисты, — рассказывает кандидат исторических наук Андрей Васильченко. — Это были фанатичные ультранационалисты гитлеровского образца и сторонники союза с Германией. Одновременно происходит чистка венгерской армии, откуда с ключевых постов удаляют сторонников свергнутого Хорти".
Венгрия не смогла выйти из войны вслед за Румынией, Болгарией и Италией. Наоборот — сражения за Будапешт, Дебрецен под озером Балатон стали одними из самых сложных для Красной армии в конце войны.

https://cdn25.img.ria.ru/images/07e4/02/07/1564386022_0:0:3185:2048_600x0_80_0_0_08fedb7b477195e5005f820f58a90c31.jpg.webp
Великая Отечественная война 1941-1945 годов. Бой на подступах к Будапешту

Как отмечает Васильченко, в Берлине рассматривали Венгрию не просто как союзника, а как поставщика нефти. "В 1944 году части Второго Украинского фронта под командованием маршала Родиона Малиновского вышли прямо на хорошо укрепленную "линию Аттилы", штурм которой на протяжении многих недель не приносил результата. Чтобы взять в кольцо Будапешт, пришлось изменить ход действий на Балканах. Части Третьего Украинского фронта вышли с Балкан на юго-запад Венгрии, обогнули укрепленные районы, после чего замкнули кольцо окружения и начали штурм города с его западной, неукрепленной части", — приводит детали историк.

Судьба узников гетто

От взаимоотношений Будапешта и Берлина напрямую зависела судьба венгерских евреев. В Венгрии действовали антисемитские законы, евреи подвергались репрессиям. Но королевство не уничтожало своих подданных по этническому признаку и, как правило, их не выдавали в немецкие лагеря смерти. Но после оккупации 1944 года многих евреев депортировали, затем Хорти удалось задержать отправку евреев в Третий рейх для уничтожения. Пришедшие к власти салашисты возобновили депортации и принимали участие в расправах.

Но все же ситуация позволила выжить десяткам тысяч евреев в Будапештском гетто. Многие жили за его пределами под "охранными" паспортами других государств. Спасительные документы выдавал первый секретарь шведского посольства Рауль Валленберг.

Бои за Будапешт были ожесточенными. Немецко-венгерский гарнизон отклонил предложение о сдаче, советские парламентеры были убиты вопреки законам и обычаям войны. Будапешт поставил рекорд среди всех европейских столиц, занятых советскими войсками, по длительности штурма. Обитателям гетто повезло — оно было в той части города, которую Красная армия отбила первой. Пешт освободили уже 18 января. Немецко-венгерские войска потеряли 36 тысяч убитыми, 53 тысячи пленными.

https://cdn25.img.ria.ru/images/07e4/02/07/1564386247_0:0:3058:2047_600x0_80_0_0_e5e0d4cd13e756223680c5fa7af69b5b.jpg.webp
Великая Отечественная война 1941-1945 годов. Второй Украинский фронт. Бои в Будапеште

"Судьба узников гетто висела на волоске, — говорит профессор РГГУ, сопредседатель Научно-просветительного центра "Холокост" Илья Альтман. Их спас именно приход Красной армии. Есть знаменитый снимок фронтового фотокорреспондента Евгения Халдея — супружеская пара с нашитыми на одежду шестиконечными звездами. После освобождения гетто многие не стали снимать эти нашивки, которые еще недавно считались знаком позора. В Будапеште шли бои, искали салашистов, в таких условиях звезда служила уже не меткой приговоренного, а своеобразной охранной грамотой. Там быстро поменялась ситуация".

По словам Альтмана, утверждения о "либерализме" Хорти по отношению к евреям — большая натяжка. Выживут ли обитатели будапештского гетто или нет, решалось и на полях сражений, и на закулисных переговорах, отмечает историк.

"Антиеврейские законы в Венгрии действовали с 1938 года, Будапешт высылал на уничтожение евреев, не имевших подданства королевства, приказы о создании гетто на оккупированной территории СССР отдавали командиры венгерских соединений. Объяснить, почему узники гетто в Будапеште дожили до прихода Красной армии, можно попыткой Гиммлера наладить отношения с союзниками в конце войны. Евреи были фактически заложниками в этой игре: сначала за их жизни требовали деньги, потом грузовики. Но к моменту штурма речь шла о выживании. Валленберг смог объяснить столичному коменданту, что у того огромные шансы стать военным преступником, если он позволит уничтожить гетто. Евреи были спасены", — рассказывает Альтман.

Впереди был штурм Буды. Немецко-венгерский гарнизон отчаянно сопротивлялся. За упорство командующий окруженными частями генерал Карл Пфеффер-Вильденбрух получил из Берлина сначала Рыцарский крест, а затем Дубовые листья к нему. Это не помогло — Красная армия зачищала столицу Венгрии от вермахта.

https://cdn25.img.ria.ru/images/07e4/02/07/1564386534_0:0:2755:2048_600x0_80_0_0_0d88da6c17a16da741a2342b8cd87cc3.jpg.webp
Великая Отечественная война 1941-1945 гг. Автоматчики 3-го Украинского фронта ведут бои на улицах Будапешта

Одиннадцатого февраля комендант Будапешта Пфеффер-Вильденбрух сообщил подчиненным по радио, что положение практически безнадежное: "Все наши запасы израсходованы, вот-вот закончатся патроны. Обороняющемуся гарнизону остается выбирать между капитуляцией и истреблением". Исходя из этого, генерал приказал "последним боеспособным частям немецкой армии, гонведу (венгерской армии. — Прим. ред.) и бойцам партии "Скрещенные стрелы" идти на прорыв. После получения радиограммы связисты уничтожили радиостанции. Приказ уже нельзя было отменить или изменить, окруженные пошли в последнюю атаку.

По воспоминаниям венгерского офицера, прорывающиеся должны были идти в буквальном смысле по солдатским телам. "Это была форменная мясорубка, превращавшая людей в фарш, — описывал он встречу с советскими танками. — По всей длине улицы, у каждой стены лежали мертвые и раненые". Выйти к своим сумели только несколько сотен бойцов вермахта и гонведа. Тринадцатого февраля Будапешт пал.

https://cdn25.img.ria.ru/images/07e4/02/07/1564385830_0:0:3225:2048_600x0_80_0_0_eef6fd75d593010aebea1fc327239a93.jpg.webp
Планеродром немцев на площади Вермезе в Будапеште после штурма. Фотография из архива Павла Лукницкого

"Для Германии Венгрия была очень важным рубежом, там опять решалась судьба войны, тем более что бои за Будапешт совпали с декабрьским наступлением союзников в Арденнах, — описывает ситуацию зимы 1944-1945 годов Альтман. — Наступление на Вену — я, кстати, горжусь, что в нем участвовал мой отец, — стало возможным именно после взятия Будапешта".

Но "отголоском" освобождения венгерской столицы стала битва у озера Балатон — в последний раз за войну вермахт провел крупное наступление, Красная армия вынуждена была обороняться. Вермахт не стал деблокировать окруженный в Будапеште гарнизон, но начал наступление, едва город пал. "Сразу же немецкие части нанесли страшнейший удар по советским позициям 3-го Украинского фронта близ озера Балатон. На отрезке приблизительно в 100 километров оказалось сосредоточено вражеской бронетехники больше, чем на Восточном и Западном фронте вместе взятых", — рассказывает Васильченко.

Ситуацию спасло "самоуправство" и упрямство командующего 3-м Украинским маршала Федора Толбухина. "Если бы Толбухин исполнял приказ Ставки и развивал наступление на Вену, то это закончилось бы глобальной военной катастрофой, — отмечает историк Васильченко. — Его приказ о создании укрепленных позиций не просто позволил выдержать удар, но уничтожить почти все относительно боеспособные немецкие танковые части, что стало залогом успешного развития наступления всеми другими фронтами, в том числе стремительного рывка советских частей к Берлину".

0

7

ВЕНГРИЯ В ГОДЫ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

НА ПЕРВОМ ЭТАПЕ ВОЙНЫ

К началу второй мировой войны, как и в предыдущие годы, хортизм характеризовался узостью социальной базы. Опирался он на крупную буржуазию, помещиков и часть кулачества. Венгерские правящие круги, осуществлявшие пропагандистскую деятель­ность в духе национализма, расизма, шовинизма и социальной демагогии, не смогли обеспечить себе поддержку широких народ­ных масс. Слабость хортизма была предопределена также борь­бой между отдельными группами господствующих классов, в ча­стности между старинной земельной аристократией и усиливав­шейся капиталистической олигархией.

Указанные обстоятельства обусловили некоторые особенно­сти, которые отличали венгерские течения фашизма от герман­ского и итальянского,— не столько по существу, сколько по мето­дам и формам их внутренней и внешней политики. Одна из осо­бенностей, сохранявшаяся и в годы войны, состояла в том, что М. Хорти допускал парламентаризм и существование «оппозиции» в лице различных легальных партий. Но и эта особенность была не данью буржуазному демократизму, а признаком политической и организационной слабости хортистского режима, обусловлен­ной ограниченностью его социальной базы.

Одной из черт хортистского режима, также отражавшей его слабость, являлось наличие в Венгрии нескольких фашистских партий, стоявших в оппозиции к правительству. К началу войны они являли собой сборища крайне авантюристических элементов венгерской реакции, требовавших самого тесного сотрудничества с гитлеровской Германией. Венгерскую национал-социалистскую партию возглавлял разорившийся граф Фидел Палфи. Он считал, что Венгрия должна довольствоваться ролью сателлита Гер­мании.

Самой влиятельной из национал-социалистских групп была нилашистская партия (партия «Скрещенные стрелы») Ференца Салаши. Салаши проповедовал идею «хунгаризма» — венгерской разновидности национал-социализма. Противоборство М. Хор­ти и Ф. Салаши принимало временами весьма острый характер, однако отнюдь не из-за разногласий в области политики, а исключительно в силу претензии последнего на роль дикта­тора.

Хортисты правили страной с помощью методов насилия и тер-Рора Правда, широко пропагандируя лозунг ревизии границ и используя начатые территориальные захваты, они сумели отра­вить националистическим и шовинистическим угаром сознание значительной части населения, в том числе определенных слоев мелкой буржуазии, крестьянства и служащих.

Внутри правящей верхушки имелись острые противоречия, в частности по вопросам внешней политики. Так. часть сторон­ников фашистской «оси», опьяненная первыми успехами, требо­вала полного подчинения ресурсов страны германскому фашиз­му. В правящей партии к ним принадлежали и сторонники Б. Имреди. Другая группировка правящей верхушки, связанная с английским, французским и американским финансовым капита­лом, опасалась усиления политического и экономического влия­ния Германии, угрожавшего ее интересам. Тем не менее она не возражала против этого влияния в надежде на то, что империа­листы Англии, Франции и США объединятся с немецкими фаши­стами против Советского Союза. П. Телеки п его сторонники в правящей партии проводили политику балансирования между двумя империалистическими коалициями. Обе группировки пользовались поддержкой регента, поскольку и та, и другая вы­ступали за политику территориальных захватов.

Лозунг ревизии трианонских границ и создания «великой Венгрии» являлся и после начала войны главным идеологическим оружием хортистов, с помощью которого они надеялись надолго остаться у руля правления государством. Правительство П. Те­леки продолжало следовать именно в этом направлении. Курс на более тесный союз с Германией поддерживали в первую очередь крупные землевладельцы, заинтересованные в немецком рынке для своих товаров, а также промышленники и банкиры, наживавшиеся на выполнении военных заказов. Продолжалась усиленная милитаризация страны, а к августу 1940 г. завершилось выполнение дьёрской программы вооружения Венгрии.

После начала второй мировой войны П. Телеки попытался консолидировать правые силы, предложив регенту реоргапизовать Государственное собрание по корпоративному принципу. На этом настаивали имредисты и нилашисты. Премьер-министр стремился «синтезировать» венгерский консерватизм и фашист­ские методы правления. П. Телеки прилагал также усилия к тому, чтобы предотвратить обострение борьбы внутри правящей партии. Однако это ему не удалось. В октябре 1940 г. в правя­щей партии произошел раскол. Вышедшие из нее имредисты об­разовали Венгерскую партию обновления. Они пошли на сближе­ние с фашистскими группировками прогитлеровского толка, ко­торые еще в сентябре того же года влились в партию нилашистов во главе с Ф. Салаши. Различие между платформами правящей партии и платформами оппозиционных правых партий, лидеры которых занимали важные посты в армии, администра­тивном аппарате, органах пропаганды и учреждениях, ведавшие народным хозяйством страны, состояло исключительно в степени их готовности служить целям гитлеровской Германии.

После того как Венгрия присоединилась к Тройственному пакту, салашисты стали поддерживать внешнеполитический курс правительства, полагая при этом, что они способны лучше осу­ществлять его, чем хортисты. Последние, видя в приверженцах Салаши своих конкурентов, всячески ограничивали их деятель­ность, прибегая иногда даже к репрессиям. Прямой агентурой Гитлера в Венгрии были и те немцы, которые входили в фашист­ский «Фольксбунд».

В годы войны только КПВ вела борьбу за свержение фа­шистского режима и установление нового социального строя. Единство рабочего класса и союз рабочих и крестьян стали ос­новными лозунгами КПВ в борьбе за независимую демократиче­скую Венгрию. После создания в 1939 г. в столице политическо­го центра КПВ во главе с Ф. Рожа активизировалась деятель­ность коммунистов в социал-демократических профсоюзах и мо­лодежных организациях Будапешта, Дебрецена и ряда других городов.

Реформистские руководители существовавшей легально СДП знали об этой деятельности коммунистов. Они пытались изгнать коммунистов из своих организаций, однако не имели в этом ус­пеха. Последовательно борясь за создание народного, а затем и национального фронта и учитывая, что основой его должно быть единство рабочего класса, компартия добивалась прежде всего сотрудничества с СДП, которая вместе с находившимися под ее влиянием профсоюзами объединяла до 100 тыс. человек, в том числе значительную часть рабочих важнейших отраслей промышленности. На совещаниях секретарей социал-демократи­ческих организаций и еженедельных «партийных днях» СДП многие рабочие — члены этой партии — выступали против анти­коммунистической и антисоветской политики центрального ру­ководства. Раскольническая деятельность правого руководства СДП мешала достижению единства действий рабочего класса.

Анализ сохранившихся полицейских и жандармских доне­сений позволяет сделать вывод, что коммунисты и левые социал-демократы имели преобладающее влияние среди промышленного пролетариата, а воздействие различных национал-социалист­ских партий и групп, стремившихся вовлечь в свои ряды рабо­чих, было незначительно даже в 1939 г., в период «наивысшего успеха» этих организаций. Из тех же данных видно, что на со­браниях рабочих не получали поддержки соглашательская поли­тика правых социал-демократов и их нападки на КПВ и Совет­ский Союз. В СДП постепенно начало усиливаться левое крыло, стремившееся к сотрудничеству с коммунистами.

Последовательно выступая за создание народного фронта, КПВ хотела вовлечь в него интеллигенцию и крестьянство. Ком­мунисты договорились о сотрудничестве с левым крылом «Мар­товского фронта», который объединил молодых писателей-«на-родников». В 1939 г. они создали Национально-крестьянскую пар­тию, партию бедноты. В марте 1940 г. по инициативе КПВ и «народников» был созван съезд сельскохозяйственных рабочих,, который высказался за создание союза рабочих и крестьян для борьбы за их общие интересы. Одновременно компартия распро­странила листовку, призывавшую к национальному единству и борьбе всех демократических сил против войны.

Венгерские коммунисты стремились сделать своей союзницей и борьбе за народный фронт и Партию мелких сельских хозяйств. Эта партия объединяла некеторые слои мелких и средних поме­щиков, сельской буржуазии и трудящегося крестьянства. ПМСХ имела англо-американскую ориентацию и была значительной си­лой в создававшемся в Венгрии антигитлеровском фронте. Левое крыло партии в начале войны возглавлял Эндре Байчи-Жилински. Все более популярным становился и Иштван Доби.

Внутриполитическая обстановка Венгрии на первом этапе второй мировой войны характеризовалась не только наличием разногласий между отдельными группировками правящих кругов, но и нарастанием классовой борьбы, происходившей в условиях резкого ухудшения экономического положения рабочего класса и обнищания деревенской бедноты. В марте 1940 г. строительные рабочие начали борьбу за ликвидацию безработицы. 14 апреля они объявили в столице всеобщую забастовку, в которой участ­вовали более 5 тыс. рабочих. В мае забастовали пекари. Наибо­лее значительным событием движения рабочего класса в 1940 г. явилась забастовка горняков, длившаяся с 7 по 25 октября. За­бастовка была жестоко подавлена властями. Хортисты рассчиты­вали, что проповедь реваншизма и рекламирование программы создания «великой Венгрии» приведут к усилению шовинизма и помогут им укрепить свои позиции в стране.

Летом 1940 г. положение в Европе изменилось. Гитлеровская Германия стала планировать новые захваты в Восточной Европе. Посулами и подачками то Румынии, то Венгрии Гитлер держал в узде обе страны. 30 августа 1940 г. И. Риббентроп и Г. Чиано в Бельведерском дворце в Вене вынесли решение, согласно кото­рому Венгрии передавалась северная и северо-восточная части Трансильвании общей площадью 43 тыс. кв. км с населением 2 млн 577 тыс. человек, в числе которых было более 1 млн ру­мын.

Гитлеровцы использовали этот второй Венский арбитраж для усиления собственных позиций как в Румынии, так и в Венгрии. Хортисты обязались предоставить исключительные права немец­кому меньшинству. 20 ноября того же 1940 г. Венгрия присо­единилась к Тройственному пакту.

В конце марта 1941 г. венгерское правительство приняло ре­шение об участии Венгрии в нападении на Югославию, хотя еще в декабре предыдущего года она заключила с ней договор о «по­стоянном мире и вечной дружбе». Такой поворот дела весьма расстроил графа П. Телеки, который к тому времени лишь фор­мально стоял во главе правительства. Все важнейшие решения принимались фактически под давлением прогитлеровских сил, открыто поощряемых М. Хорхи. Премьер-министр видел резкое падение своего личного авторитета и влияния в правящих кру­гах Венгрии. Он чувствовал также растущую неприязнь к себе гитлеровского правительства и его агентуры в Венгрии. Конеч­но, П. Телеки целиком разделял экспансионистские устремления венгерских фашистов, но его программа предусматривала созда­ние «великой Венгрии» с помощью и при согласии как гитлеров­ской Германии, так и противостоявшего ей блока демократиче­ских западноевропейских держав. Когда же это оказалось не­возможным и хортистам пришлось выбирать одну из двух импе­риалистических группировок, П. Телеки понял, что его политика зашла в тупик, из которого нет приемлемого для него выхода. 3 апреля 1940 г. он покончил жизнь самоубийством. Премъер-министр оставил адресованное М. Хорти письмо, в котором на­звал позицию Венгрии трусливой, а венгерских фашистов — мародерами.

Пала Телеки на посту премьера заменил Ласло Бардошши и хортисты продолжили антинародный курс. Получив на пятый день германско-югославской войны сведения о провозглашении «независимой» Хорватии, т. е. то, чем пытались хортисты в бу­дущем оправдать нарушение «вечного мира» и свое нападение на Югославию, 11 апреля венгерское правительство бросило свои войска против Югославии. Так страна была втянута во вторую мировую войны на стороне Германии. После разгрома Югосла­вии Венгрия присоединила к себе Бачку (Воеводину), но на том условии, что вся сельскохозяйственная продукция этой террито­рии до конца войны будет вывозиться в Германию и Италию.

Уже на первом этапе второй мировой войны в экономике Венгрии усилились позиции германских монополий. Им принад­лежала значительная доля иностранного капитала, который вла­дел здесь 51,5% банковских активов, 30% горнорудной промыш­ленности и 20% других предприятий. Многие промышленные предприятия и банки перешли постепенно в руки германских фирм. Навязав Венгрии ряд неравноправных договоров, герман­ские монополии поставили ее экономику на службу гитлеровской военне-й машины. Венгерская буржуазия получила возможность увеличить свои прибыли и поэтому услужливо выполняла тре­бования Германии относительно военных поставок. Туда вывози­лись почти все добывавшиеся в Венгрии бокситы и значительная часть отечественной нефти. Война поглощала и без того довольно ограниченные ресурсы страны.

Охватившая Венгрию гонка вооружений требовала все боль-ших расходов. Между тем легкая и пищевая промышленность деградировала. Такая участь постигла текстильную, мукомольш ную и сахарную промышленность. Тяжелое положение трудящихся усугублялось увеличением экспорта значительного количества продуктов питания в Германию, причем эти поставки, как и другие, производились под видом клирингового расчета в долг, а потом оказалось, что бесплатно. Эксплуатацию трудящихся усиливалась и путем увеличения прежних прямых, а также косвенных налогов. Вводился целый ряд дополнительных налогов.

В стране росла инфляция. В 1941 г. в обращении находилось банковых билетов в 4 раза больше, чем в 1937 г. Инфляция со­провождалась ростом цен на товары первой необходимости. Н 2—3 раза поднялись цены па некоторые продукты питания, получаемые по карточкам, не говоря уж о непомерном росте до­роговизны товаров на рынке. Увеличилась квартирная плата, резко возросли цены па коммунальные услуги, одежду.

Венгерское сельское хозяйство в период второй мировой вой­ны переживало острейший кризис. Крестьянство продолжало страдать от безземелья. Крупные поместья составляли всего 0.7% всех сельских хозяйств, но их владельцы держали в своих руках 45,3% сельскохозяйственных угодий. Венгерская земель­ная знать — семьи герцогов Эстергази, графов Сечени, Зичи и др.— тормозила прогресс в сельском хозяйстве. Почти 1 млн хольдов земли принадлежал церкви. Многие из крупнопомест­ных земель сдавались в аренду. Крупные арендаторы прибегали к широкой системе субаренды, сохраняя целый ряд феодальных пережитков. Мелкие же арендаторы в большинстве случаев вы­плачивали ренту натурой, и она часто сочеталась с разного рода трудовыми повинностями. Безземельные крестьяне брали землю исполу, а иногда и за право получить лишь третью, четвертую и даже пятую часть урожая. В хортистскпй период бедные крестья­не не имели возможности вырваться из тяжелых условий и часто вынуждены были пополнять армию наемных сельскохозяйствен­ных рабочих.

В Венгрии вводился так называемый минимум заработной платы в промышленности и в сельском хозяйстве. Этим немед­ленно воспользовались помещики и капиталисты с целью удер­жать заработную плату на самом низком уровне. В феврале 1941 г. минимальная заработная плата сельскохозяйственных ра­бочих была объявлена максимальной. Замораживание заработной платы трудящихся деревни осуществлялось в условиях неслыхан­ного роста цен на предметы первой необходимости.

Трудящиеся Венгрии жили в крайней нужде. В основном они питались хлебом да картофелем. На долю трудящихся приходи­лось более 80% собираемых налогов, в то время как капиталисты и помещики присваивали себе 56% национального дохода стра­ны. Политика венгерских правителей привела рабочих и кресть­ян к разорению и обнищанию. Перед войной задолженность крестьян составила до 80% стоимости их земельных участков.

Рабочие и крестьяне при хортизме имели ограниченные поли­тические права. Они почти полностью были лишены свободы сло­ва и прав на свои организации. В еще более тяжелом положении находились национальные меньшинства Венгрии, в том чис­ле в захваченных хортистами районах: южной части Словакии, Закарпатской Украине, северной части Трансильвании и Бачке.

Лица невенгерской национальности были лишены самых элемен­тарных прав. Их культурные учреждения закрывались, на госу­дарственную службу они не принимались, на заводах и в поме­щичьих имениях труд их оплачивался ниже, чем труд остальных рабочих. Открытый террор хортистов сопровождался восстанов­лением на захваченных территориях помещичьих и полуфео­дальных порядков. У крестьян отбирали землю и передавали ее бывшим венгерским владельцам или колонистам. Все это вело к росту сопротивления со стороны народных масс.

Вместе с гитлеровцами хортисты лихорадочно готовились к войне против Советского Союза. Однако широкие слои венгер­ского народа искренне радовались восстановлению в сентябре 1939 г. советско-венгерских дипломатических отношений. С глу­боким удовлетворением они отнеслись и к расширению в 1940 г. экономических связей между двумя странами, приветствовали участие Советского Союза весной 1941 г. в Будапештской меж­дународной ярмарке. В то же время коммунистов, рабочих тре­вожили сведения, поступавшие из Советского Союза, о сталин­ских репрессиях, они обсуждались на собраниях, что вносило разногласия в ряды демократов.

В ГОДЫ ВОЙНЫ ПРОТИВ СОВЕТСКОГО СОЮЗА

К июню 1941 г. хортисты вопреки воле народа и втайне от него основательно привязали Венгрию к военной колеснице Германии. На рассвете 22 июня 1941 г. германские войска вероломно напа­ли на Советский Союз. На второй день войны венгерское прави­тельство Л. Бардошши порвало дипломатические отношения с СССР. Не получив приглашения участвовать в войне, регент М. Хорти и правительство больше всего опасались, что дальней­шее промедление с началом военных действий Венгрии против СССР может лишить их добычи, на которую они рассчитывали. Особенно не давала им покоя мысль, что объекты их давних захватнических устремлений — Румыния и Словакия — не толь­ко оказались в числе союзников гитлеровской Германии, а сле­довательно, хортистской Венгрии, но и играли активную роль в германских военных планах. Это омрачало в глазах хортистов перспективы создания «великой Венгрии» и наряду с желанием выслужиться перед Гитлером послужило толчком, ускорившим их вступление в войну против СССР.

Теперь для хортистов основной заботой стали поиски повода для начала военных действий. Не имея возможности выдвинуть никаких претензий к СССР, хортисты в целях обмана общест­венного мнения устроили неслыханную провокацию — бомбарди­ровку входившего тогда в состав Венгрии словацкого города Кошице. Разработал этот план немецкий военный атташе в Будапеште совместно с представителем венгерского генштаба. Это злодеяние, совершенное 26 июня 1941 г. фашистскими воздушными пиратами, тогда же было названо «советским нападением» и использовано в качестве повода для объявления Венгрией вой­ны Советскому Союзу. 27 июня Л. Бардошши в парламенте сде­лал заявление о решении правительства вступить в войну против Советского Союза. Это произошло уже после того, как на рас­свете того же дня венгерские войска двинулись на советско-гер-манскип фронт. Чтобы не допустить обсуждения этого вопроса депутатами, премьер-министр сделал заявление перед оглашени­ем повестки дня.

В последние дни июня и в первой половине июля 1941 г. на фронт была направлена так называемая Карпатская группа в со­ставе 8-го Кошицкого и подвижного корпусов. В конце октября того же года на Восточном фронте имелось 84 тыс. венгерских солдат, которые несли ощутимые потери.

Венгерские финансовые и промышленные магнаты бросили в горнило войны все ресурсы страны. Они поставляли Германии важное стратегическое сырье, продовольствие, промышленную продукцию. Видя в германском фашизме свою опору в проведе­нии реакционной внутренней и захватнической внешней полити­ки, хортисты приносили ему в жертву насущные интересы венгерского народа. В угоду гитлеровцам они сократили снабжение населения продуктами и увеличили поставки в Германию. В письме Гитлеру М. Хорти откровенно признавал, что Венгрия стала германской базой поставки бокситов и что на нужды германского военного производства работают почти вся венгер­ская металлургия и большинство рабочего класса Венгрии. Все возраставшие поставки из Венгрии в Германию производились в «кредит». Германская клиринговая и кредитная задолженность превысила в годы войны 3 млрд марок.

В стране резко снижался жизненный уровень народных масс. Правительство установило в 1941 г. ежедневный хлебный паек в 160—200 г и сохранило его на протяжении всей войны. Подоб­ное положение имелось с нормированием мяса, жиров, сахара и других продуктов. Мясо нельзя было достать зачастую и по кар­точкам. Имущие слои покупали продукты на черном рынке. С начала войны по декабрь 1944 г. цены на 12 важнейших ви­дов продовольствия, в том числе на хлеб и сахар, увеличились в 21,7 раза, на одежду — в 11,1 раза.

Венгерские правители установили низкую заработную плату и еще более мизерные пайки, создали широкую систему принуди­тельного труда. «Недовольных» отправляли в лагеря для интерни­рованных и в рабочие роты на фронт, где они копали окопы. Сельскохозяйственные рабочие были прикреплены к поместьям. На фоне бедственного положения народных масс прибыли поме­щиков и капиталистов неимоверно возрастали.

В годы войны в условиях прогитлеровского курса хортистов активизировали свою деятельность партии национал-социалистов всех мастей, в том числе и имредисты. Выслуживаясь перед Гитлером, они соперничали с М. Хорти и его сторонниками.

Имредисты всячески настаивали на более активном участии Венгрии в войне и добивались теснейшего союза с Германией, а внутри страны главной задачей считали борьбу против компар­тии и левых сил в СДП и ПМСХ.

Однако дружественные чувства правоэкстремистских сил и хортистских правителей к германскому фашизму отнюдь не раз­деляли широкие народные массы Венгрии. Подавляющее боль­шинство трудящихся с явным неодобрением отнеслись к ново­му акту агрессии — участию венгерской армии в нападении гитлеровской Германии на СССР, а наиболее сознательная часть трудового народа во главе с коммунистами активно выступила против антисоветской войны.

Передовые силы венгерского народа, и прежде всего рабочий класс, понимали, что хортисты ведут страну к национальной катастрофе. Избежать ее можно было только на пути объединения всех демократических сил в антифашистском национальном фрон­те борьбы за свержение диктатуры Хорти и за выход Венгрии из агрессивного гитлеровского блока. Поэтому с самого начала ан­тисоветской войны КПВ с еще большей настойчивостью и после­довательностью вела борьбу за создание антифашистского фрон­та. Она требовала от правительства немедленного выхода из вой­ны и заключения сепаратного мира.

Коммунистическая партия высоко несла знамя борьбы за сво­боду и национальную независимость страны. Она разоблачала агрессивный, захватнический характер войны против Советского Союза. Центральный комитет КПВ на своих заседаниях 28 июня и 1 сентября 1941 г. принял решения, в которых фа­шистская агрессия против СССР квалифицировалась как главная опасность для трудящихся Венгрии. ЦК постановил подчинить всю свою работу главной, решающей задаче — освобождению Венгрии от немецкого империалистического ига, прекращению войны против СССР. Центральный комитет призвал все политиче­ские партии и классы страны, готовые бороться за осуществле­ние этих задач, объединиться под флагом борьбы за независи­мость в народном антифашистском фронте.

Несмотря на очень трудные условия подполья ж хортистского террора,   КПВ   предприняла   ряд   мер,   которые   способствовали, укреплению ее боеспособности. Хотя она была еще малочисленной, тем не менее имела свою подпольную  печать,  выпускала листовки, создавала группы по их распространению.

Большую роль в организации антифашистской борьбы играл заграничный центр КПВ, от имени которого в "Правде" 10 июля 1941 г. были изложены задачи коммунистов и других прогрессивных сил в освободительной антифашистской войне. Под руководством Загранбюро с сентября 1941 г. в Советском Союзе работала радиостанция им. Кошута. Она разоблачала антисоветскую, шовинистическую пропаганду хортистов, звала трудящихся на борьбу против фашизма. Коммунисты-эмигранты Советском Союзе осуществляли большую работу по подготовке партизанских кадров, которые воевали в тылу врага как на со­ветской, так и на венгерской территории.

В массовых политических организациях, особенно в СДП в ее профсоюзах, коммунисты ратовали за единство рабочего клас­са. После начала войны против Советского Союза правые лидеры социал-демократов призывали рабочих «ждать, слушать, тер­петь», поддерживать правительство и «напряженно трудиться», а «подстрекателей» передавать в полицию. Вместе с тем усилив­шееся в СДП левое крыло во главе с А. Сакашичем пошло на то, чтобы вместе с КПВ попытаться создать антифашистский фронт единства действий рабочего класса.

Компартия, во главе которой в то время стояли З. Шёнхерц, Ф. Рожа и некоторые другие деятели, успешно вела работу не только в СДП, но и вступила в контакт с левыми из Партии мелких сельских хозяев. Значительное влияние, которое оказыва­ла компартия на широкие слои патриотически настроенных венг­ров, позволило ей организовать и возглавить ряд массовых вы­ступлений трудящихся. Демонстрации 6 октября и 1 ноября 1941 г., на которых выдвигались требования выхода из войны и заключения сепаратного мира, серьезно встревожили правящие круги. В рождественском номере социал-демократической «Неп-сава» по инициативе сотрудников газеты, а также левых социал-демократов и коммунистов были помещены статьи представите­лей различных партий и общественных слоев, посвященные борь­бе за независимость. Многие рабочие Венгрии поддержали эти открытые высказывания в пользу национального единства.

Разгром немецко-фашистских войск под Москвой в конце 1941 г., похоронив миф о непобедимости вермахта, вынудил Гитлера для продолжения войны против СССР приступить к но­вой мобилизации сил и средств как внутри Германии, так и в «союзных» странах, в том числе в Венгрии.

В начале декабря 1941 г. последняя оказалась в состоянии войны с Англией, а спустя несколько дней объявила войну США. Так, хортисты вступили в конфронтацию с десятками государств антифашистской коалиции. В этой ситуации Гитлер предъявил Венгрии требования об увеличении ее «вклада» в захватническую войну. 20 января 1942 г. по поручению Гитлера в Будапешт прибыл генерал Кейтель. В ходе переговоров хортисты согласи­лись послать на Восточный фронт 200-тысячную 2-ю венгерскую армию. Это вызвало новую волну возмущения среди трудя­щихся.

М. Хорти, продолжая раболепно выполнять все приказы гер­манского фюрера, одновременно стал готовить на случай проиг­рыша им войны почву для привлечения благосклонного внима­ния со стороны британских и американских правящих кругов. Такой попыткой восстановить сожженные мосты между венгер­ской и английской буржуазией явилась замена в марте 1942 г: фанатичного прогитлеровца Л. Бардошши на посту премьер-ми­нистра «умеренным» Миклошем Каллаи. Это была политика балансирования: продолжать вместе с гитлеровской Германией войну против Советского Союза, а в случае поражения держав «оси» подготовить условия для спасения реакционного режима в Бенгрии при помощи англо-американских вооруженных сил. М. Каллаи вполне устраивал берлинских хозяев. Он неоднократ­но заявлял о своей ненависти к революционному движению внут­ри страны, к Советскому Союзу, называл антисоветскую войну «общим делом венгерской нации и всей Европы». В то же время М. Каллаи являлся сторонником такой политики, которая позво­лила бы в случае поражения гитлеровской Германии спасти хор-тистский режим путем предоставления американскому и англий­скому капиталу широких возможностей в Венгрии, что совпадало с планами Вашингтона и Лондона. Такой курс нового премьера ее требовал от него изменений во внешней политике.

Во внутренней политике правительство прежде всего обру­шилось против прогрессивных сил страны, в первую очередь против коммунистов. В феврале 1942 г. начал выходить подполь­ный орган ЦК КПВ газета «Сабад неп» («Свободный народ»). В ее номерах публиковались сообщения о борьбе Красной Армии против фашистских полчищ, много внимания уделялось теорети­ческим и практическим вопросам движения за независимость, политике по созданию национального фронта, руководящей роли партии в антифашистской борьбе. Однако борьба КПВ за созда­ние национального фронта независимости в то время не увенча­лась успехом, силы партии и ее влияние на массы были еще не­велики. Кроме того, коммунисты подвергались гонениям со сто­роны властей.

Террор свирепствовал на захваченных территориях: в Закар­патской Украине, в Бачке, в Трансильвании. Вслед за расправой над мирным населением аннексированных территорий хортисты начали массовые репрессии против прогрессивных сил в самой Венгрии. От их рук погибло много верных сынов венгерского народа, активно участвовавших в движении против войны и фа­шизма. В истории героической борьбы венгерского народа на­всегда сохранится память о демонстрации 15 марта 1942 г. Незадолго до этого дня подпольный Комитет независимости КПВ создал для руководства движением легальный орган, названный для конспирации Комитетом памятных исторических дат. Ком­партия использовала данный комитет для подготовки и проведе­ния массовой демонстрации рабочих, крестьян, прогрессивной интеллигенции в день национального праздника 15 марта. В тот день состоялась 10-тысячная антифашистская патриотическая демонстрация в Будапеште у памятника Ш. Петёфи. Демонстра­ция прошла под боевыми лозунгами борьбы против войны, за освобождение Венгрии от ига германского империализма.

Открытая демонстрация против войны в условиях Венгрии 1942 г. была событием большого значения. Она показала, что истинные патриоты Венгрии шли за коммунистической партией. Последовала новая волна фашистского террора: весной и летом 1942 г. произведены аресты сотен коммунистов и левых, социал-демократов. В это время был арестован и убит секретарь ЦК КПВ Ференц Рожа — основатель и редактор нелегальной «Сабад неп», казней секретарь ЦК КПВ Золтан Шёнхерц — один из выдаю­щихся руководителей коммунистической партии.

Беспощадный террор в значительной степени ослабил движе­ние сопротивления и явился одной из главных причин относи­тельной слабости антифашистской борьбы, которая вплоть до 1944 г. не имела массового характера и не приняла достаточна активных форм. Длительное господство фашистской диктатуры, кровавый террор, демагогия, безудержная антисоветская и шови­нистическая пропаганда хортистов — все это препятствовало дей­ствиям венгерских антифашистов, однако не могло ликвидировать коммунистическое движение. Оставшиеся на свободе члены ЦК КПВ, в числе которых был и Янош Кадар, в августе 1942 г. возобновили деятельность подпольного ЦК компартии. Револю­ционеров не могли запугать никакие репрессии.

Правительство стремилось не допустить объединения антифа­шистских сил, пыталось изолировать рабочий класс от крестьян­ства. С этой целью оно дало согласие на создание Крестьян­ского союза, рассчитывая, что он будет поддерживать правитель­ство. Образованный позднее внутри Крестьянского союза отдел сельскохозяйственных рабочих во главе с Иштваном Доби стал прогрессивной организацией. В конечном счете замыслы правя­щих кругов были сорваны.

Борьбу компартии внутри страны поддерживали венгерские-коммунисты, находящиеся в эмиграции. В Советском Союзе они совместно с антифашистами, переходившими на сторону Красной Армии, вели большую разъяснительную работу среди венгерских солдат на фронте, распространяли среди военнопленных, а также в действующей венгерской армии газеты, листовки, вели пропа­ганду и агитацию по радио.

Венгерские войска с самого начала боев с Красной Армией ж партизанами несли тяжелые потери. В июне 1942 г. в боях под Тимом, в августе—сентябре того же года — под Коротояком и Сторожевым 2-я венгерская армия понесла большой урон. В на­чале 1943 г. Венгрия пережила огромное потрясение. В январе войска Воронежского и Донского фронтов наголову разгромили: 200-тысячную венгерскую армию. Она потеряла 80 тыс. солдат и офицеров убитыми и 63 тыс. ранеными. Вслед за сообщением о разгроме гитлеровских войск в битве под Сталинградом десят­ки тысяч венгерских семей были извещены о гибели их близких, брошенных хортисталш на фронт. Это не могло не вызвать на­родного гнева в отношении правителей, чья политика стоила тру­дящимся больших жертв и страданий.

Венгерский народ все более отчетливо сознавал, что он обма­нут своими правителями и что избавление от гнета тягот войны можно добиться лишь путем свержения правящей верхушки-Разгром фашистских армий под Сталинградом и под Курском явился также поворотным пунктом в антифашистском движении и в Венгрии. КПВ обратилась к населению страны с призывом сплотиться в едином фронте и, следуя героическому примеру со­ветского народа, подняться на борьбу за независимую, свободную и демократическую Венгрию. Характерным для этого обращения было то, что КПВ призывала к свержению всего хортистского режима, а не только правительства.

1 мая 1943 г. компартия выступила с программой «Путь Венг­рии к свободе и миру». Она призывала рабочих, крестьян, интел­лигенцию, антигитлеровские слои буржуазии, всех членов про-трессивных демократических партий и население захваченных хортистами областей объединиться в едином национальном фрон­те для борьбы против фашизма. Однако в эти месяцы компартия понесла новые тяжелые утраты в результате усиления террора со стороны властей. Левые лидеры СДП и ПМСХ порвали с ней вся­кие связи.

В таких тяжелых условиях ЦК КПВ попытался ввести пар­тию в двойное подполье, выиграть время для организационного укрепления партии и облегчить оппозиционным партиям и дру­гим антифашистским группам возможность сотрудничать с ком­мунистами. С этой целью ЦК в начале июня 1943 г. принял ре­шение формально объявить о роспуске партии (что и было сде­лано в форме листовки), а фактически продолжать ее деятельность под другим названием. Примерно через месяц при­нимается решение назвать ее Партией мира.

Коммунисты, объединенные в Партии мира, как и раньше, шли в первых рядах борцов против войны и фашизма. Крупней­шим событием того периода явилась многотысячная антифашист­ская забастовка в начале сентября 1943 г. на чепельском заводе Манфреда Вайса — самом большом металлургическом комбинате страны. О боевых настроениях рабочих говорила также антиво­енная демонстрация рабочих орудийного завода в Диошдьёре 9 сентября.

Во второй половине 1943 г. по инициативе коммунистов состоялся съезд сельскохозяйственных рабочих, в котором приняли участие 1500 делегатов. В том же году было созвано всевенгерское совещание молодежи и интеллигенции, которое также прошло под антифашистскими и антивоенными лозунгами.

В августе 1943 г. лидеры СДП вступили в блок с ПМСХ в целях переориентации Венгрии на США и Англию. Поскольку они предприняли эту попытку под популярным названием «На­родный фронт», Партия мира приветствовала этот блок в надежде превратить его в широкий национальный фронт движения со­противления. Однако правые лидеры социал-демократии в ПМСХ решительно отвергли сотрудничество с коммунистами и обходили молчанием вопрос об отношении к Советскому Союзу, рассчиты­вая, что после войны им удастся при помощи англичан и амери­канцев образовать коалиционное правительство только этих двух партий. На практике все оказалось иначе.

К установлению контактов с англо-американскими правящими кругами приступили и сторонники М. Каллаи из правительства. Он решили вновь прибегнуть к «спасительной» политике балан­сирования, которая, по их мнению, могла бы сохранить хортистский режим при любом исходе войны. Будучи союзником гитле­ровской Германии, венгерское правительство продолжало актив­но участвовать в антисоветской войне, надеясь, что вермахт сможет остановить Красную Армию. В случае же неуспеха, как полагали хортистские правители, только США и Англия смогут предотвратить вступление советских войск в Центральную Ев­ропу. Подобные расчеты и определили вторую сторону внешнепо­литического курса венгерского правительства, состоявшую в уси­ленных поисках более прочных контактов с английскими и аме­риканскими правящими кругами. Эмиссары М. Каллаи посещали Турцию и ряд столиц нейтральных государств. Швейцария была избрана для встречи посланника Дьёрдя Бакача-Бешшеньеи с представителями США Р. Тейлором и А. Даллесом. Обсуждали вопрос, как сделать так, чтобы Венгрия была оккупирована аме­риканскими или английскими войсками в случае разгрома ее войск.

Для переговоров с англичанами в начале августа 1943 г. вы­ехал в Турцию сын премьер-министра Криштоф Каллаи, а вслед за ним и сотрудник МИД Дасло Вереш. 17 августа они встрети­лись с английским посланником. В переданном ему меморандуме говорилось, что Венгрия порвет с Германией, как только англо­американские войска достигнут венгерских границ. 9 сентября английский посол Хью Хеджсболл-Хюджесен передал Ласло Верешу на борту английского судна в Мраморном море предвари­тельные условия возможного соглашения. Сторонники Каллаи в правительстве одобрили эти условия и сообщили об этом англий­скому представителю в Лиссабоне.

С сентября 1943 г. между Будапештом и англо-американскими представителями в Турции велась постоянная тайная радиосвязь. Продолжались переговоры также через дипломатические миссии в Стокгольме, Лиссабоне и Берне.

Об этих переговорах было известно германской разведке, В Берлине не желали терпеть двойственной политики своего вен­герского сателлита и искали способ положить ей конец. Гитлер вызвал к себе М. Хорти, информировал его о своей осведомлен­ности и предложил регенту заменить правительство М. Каллаи. Но Хорти не спешил, хотя у германского фюрера были все ос­нования считать, что венгерское правительство М. Каллаи к тому же не способно подавить растущее революционное настроение в стране и в армии, а также ширившееся народное сопротивление войне и фашизму. Исчерпав все другие средства изменить ход событий в Венгрии, Гитлер принял решение оккупировать ее.

МЕСЯЦЫ ГИТЛЕРОВСКОЙ ОККУПАЦИИ

М. Хорти был приглашен фюрером в замок Клесхейм якобы для обсуждения международного положения и вопроса об отводе вен­герских войск с Восточного фронта. 18 марта 1944 г. на перего­ворах с Гитлером регенту сообщили о намерении оккупировать Венгрию. Свое решение Гитлер мотивировал нежеланием «тер­петь, чтобы за его спиной, как и в Италии, произошло новое пре­дательство, готовящееся в Венгрии). Хорти дал согласие на окку­пацию и замену правительства, оставшись на посту регента. И тогда же, в ночь на 19 марта (делегация во главе с Хорти в то время возвращалась в Будапешт), в Венгрию было введено 11 немецких дивизий.

Подлинным властителем Венгрии с первого дня ее оккупации стал Эдмунд Везенмайер, которому Гитлер поручил руководить «развитием политических событий в Венгрии». Этот гитлеровский посланник, прибывший в Будапешт вместе с Хорти, начал свою деятельность с формирования правительства. Премьером стал Дёме Стояи, являвшийся до тех пор посланником в Берлине. В новый кабинет, который стал коалиционным, вошли предста­вители правившей до того Венгерской партии жизни, а также имредисты и Венгерская национал-социалистская партия (ВНСП) Баки. В августе правительство Стояи было заменено кабинетом «военных и специалистов» во главе с генералом Гезой Лакатошем. В первые дни оккупации тайная немецкая полиция (при по­мощи своих венгерских агентов Ласло Баки и Петера Хайна) арестовала в Венгрии около 3 тыс. человек. Страна стала ареной новых насилий, грабежей и убийств. Был оформлен специальный договор, по которому увеличенные венгерские поставки в Гер­манию впредь считались «вкладом» Венгрии в войну. Венгрия взяла на себя также расходы по содержанию немецких оккупацион­ных войск, сумма которых превышала 1 млрд марок. Гиммлеров-ские дельцы (эмиссары начальника гестапо Генриха Гиммлера) прибрали к своим рукам концерн Манфреда Вайса, владевший в 1944 г. более 50% всей фабрично-заводской промышленности страны.

Основой политики правительства Дёме Стояи и оккупантов являлся террор против рабочих, крестьян, всех прогрессивных сил страны. Наряду с указанием арестовать и интернировать в течение 48 часов всех коммунистов и подозреваемых в принад­лежности к Партии мира был поставлен вне закона Крестьян­ский союз и загнаны в подполье СДП и ПМСХ, запрещены либе­ральные буржуазные партии и объединения легитимистов, закры­ты многие газеты и журналы, усилена цензура.

Осуществляя расистскую политику, правители Венгрии сов­местно с эсэсовским отрядом Адольфа Эйхмапа вывезли в Освен­цим, Дахау и другие концентрационные лагеря для уничтожения всех евреев (почти 500 тыс.), кроме находившихся в «рабочих лагерях» и проживавших в столице. Уничтожение еврейского населения   было   одним из совместных преступлений фашистов, осужденных всеми пародами.

В условиях всеобщей ненависти трудящихся к фашистским оккупантам и их пособникам — хортистам Партия мира станови­лась боевой организацией и мобилизующей силой в борьбе за не­зависимую, демократическую Венгрию. Загнанные в подполье и отказывавшиеся раньше сотрудничать с коммунистами партии социал-демократов и мелких сельских хозяев приняли предложе­ние Партии мира и создали в мае 1944 г. антифашистский Вен­герский фронт. В него вошли также некоторые руководители Союза двойного креста (легитимисты).

Создание Венгерского фронта способствовало подъему анти­фашистской национально-освободительной борьбы. Партии Вен­герского фронта обязались совместно бороться против гитлеров­ских захватчиков и их венгерских пособников. В «Манифесте демократических партий венгерской нации», опубликованном неле­гальной газетой «Мадяр фронт», которая печаталась в подполь­ной типографии Партии мира, были сформулированы основные положения программы Венгерского фронта: создание независи­мой, свободной, демократической Венгрии, проведение земельной реформы и других демократических преобразований.

Партии мира пришлось вести большую работу внутри Вен­герского фронта прежде всего по вопросу организации активной вооруженной борьбы движения Сопротивления. Она создавала во­оруженные группы на предприятиях, готовила вооруженное вос­стание. К тому же ей приходилось вести борьбу за руководящую роль рабочего класса внутри Венгерского фронта. Летом 1944 г. усилилось партизанское движение в лесистых районах аннекси­рованных территорий, а с осени оно получило распространение в промышленных центрах страны и в окрестностях столицы.

Большое значение для активизации антифашистской борьбы имело восстановление Венгерской коммунистической партии (ВКП). Переименование Партии мира в ВКП произошло в нача­ле сентября 1944 г. В сложных условиях нарастания революци­онного подъема масс, нуждавшихся в боевом авангарде с четкой и ясной программой, способном возглавить их борьбу за освобож­дение, оно было встречено с горячим одобрением по всей стране. В конце сентября ВКП изложила свою программу в виде обра­щения к народу, в которой призывала объединить прогрессивные силы нации на борьбу с фашизмом, создавать партизанские от­ряды.

Влияние положения на театрах военных действий, приближе­ние Красной Армии к границам Венгрии, открытие второго фрон­та в Европе, выход Румынии и Финляндии из войны, восстание в Словакии и усиление деятельности возглавляемого коммуниста­ми Венгерского фронта не замедлили сказаться. 21 сентября 1944 г. на Диогадьёрском металлургическом заводе подпольная организация коммунистов устроила перед зданием дирекции де­монстрацию, в которой участвовало более 2 тыс. рабочих. Они требовали выхода страны из воины п заключения мира. Усили­лась партизанская борьба. Хотя она и не переросла во всенарод­ное вооруженное восстание, все же партизанская война и другие формы движения Сопротивления, особенно массовое дезертирство венгерских солдат (добровольно перешедшие на сторону Красной Армии венгры к этому времени исчислялись десятками тысяч) и активная деятельность многих пз них, внесли известный вклад в дело освобождения Венгрии советскими войсками от фашист­ских оккупантов.

Партизанская борьба и руководимые рабочим классом во гла­ве с ВКП действия аитифагаисюв, направленные на разложение хор'шстской армии, были составной частью развернувшейся к началу освобождения Венгрии народно-демократической револю­ции в стране. Однако поскольку венгерский фащизм длительное время держался у власти с помощью гитлеровских оккупантов, решающей предпосылкой победы венгерского парода являлся бли­зившийся разгром Красной Армией немецко-фашистских воору­женных сил, которые с конца сентября 1944 г. превратили терри­торию Венгрии в поле ожесточенных сражений.

0

8

ПОРАЖЕНИЕ НЕМЕЦКО-ФАШИСТСКИХ ВОЙСК В ВЕНГРИИ И ВЫХОД ЕЕ ИЗ ВОЙНЫ

1. Венгрия накануне освобождения

2. Изгнание врага из восточных районов Венгрии в октябре 1944 года

3. Окружение будапештской группировки вражеских войск

4. Отражение контрударов врага и ликвидация окруженной группировки в Будапеште

5. Выход Венгрии из войны

Осенью 1944 г. советские войска на Юго-Западном театре военных действий, успешно выполнив свои задачи в Румынии и Болгарии, вышли на широком фронте  на румыно-венгерскую, румыно-югославскую   и   болгаро-югослав­скую границы и развернули наступательные действия на территории Венг­рии, Югославии и Чехословакии. Советское Верховное Главнокомандование основные усилвя сосредоточивало здесь на разгроме немецко-фашистских войск на террито­рии Венгрии, которая к этому времени оставалась единственной союзницей гитлеров­ской Германии в Европе. Однако если Красная Армия освободила Румынию и Бол­гарию за очень короткое время, то боевые действия в Венгрии затянулись почти на полгода. Это объяснялось ожесточенным    сопротивлением крупной группировки немецко-фашистских войск в Венгрии и политическим положением в стране.

Результатом более чем трехлетнего участия Венгрии в войне против Советского Союза явилось полное национальное и экономическое закабаление венгерского народа фашистской Германией,   усиление   эксплуатации   рабочего класса и крестьянства, потеря сотен тысяч человек на советско-германском фронте. Господствующие классы Венгрии установили жестокую диктатуру и в течение 25 лет существования фашистского режима Хорти подавляли всякие попытки народа   к   сопротивлению. Стремясь сохранить реакционные общественные порядки,  они решительно придержива­лись ориентации на немецкие штыки,  крепко держали в своих руках армию.

1. Венгрия накануне освобождения
Осенью 1944 г. советские войска на Юго-Западном театре военных действий, успешно выполнив свои задачи в Румынии и Болгарии, вышли на широком фронте  на румыно-венгерскую, румыно-югославскую   и   болгаро-югослав­скую границы и развернули наступательные действия на территории Венг­рии, Югославии и Чехословакии. Советское Верховное Главнокомандование основные усилвя сосредоточивало здесь на разгроме немецко-фашистских войск на террито­рии Венгрии, которая к этому времени оставалась единственной союзницей гитлеров­ской Германии в Европе. Однако если Красная Армия освободила Румынию и Бол­гарию за очень короткое время, то боевые действия в Венгрии затянулись почти на полгода.    Это   объяснялось    ожесточенным    сопротивлением    крупной    группировки немецко-фашистских войск в Венгрии и политическим положением в стране.

Результатом более чем трехлетнего участия Венгрии в войне против Советского Союза явилось полное национальное и экономическое закабаление венгерского народа фашистской Германией,   усиление   эксплуатации   рабочего класса и крестьянства, потеря сотен тысяч человек на советско-германском фронте. Господствующие классы Венгрии установили жестокую диктатуру и в течение 25 лет существования фашистского режима Хорти подавляли всякие попытки народа   к   сопротивлению. Стремясь сохранить реакционные общественные порядки,  они решительно придержива­лись ориентации на немецкие штыки,  крепко держали в своих руках армию.

Венгерская буржуазия, помещики и  их политические партии с самого начала войны Германии против Советского Союза встали на сторону немецких   фашистов, ввергнув народ в антисоветскую войну. Правда, после поражения венгерских войск среднем Дону зимой 1943 г. воинственный пыл господствующих классов остыл, в их среде начались колебания. Но все же они продолжали вести страну по пути войны.

Венгерской буржуазии удалось на некоторое время   отравить ядом шовинизма значительные слои городской мелкой буржуазии, крестьянства, интеллигенции и даже часть рабочих. В этом ей особенно помогло правое крыло социал-демократической партии (пейеристы). К. Пейер и его сторонники с первых дней поддержали анти­советскую войну и развернули борьбу против коммунистов.

Другая крупная политическая организация Венгрии — партия мелких сельских хозяев, представлявшая интересы кулачества, части крестьян-середняков, некоторой части интеллигенции и средних слоев города, в 1941 г. фактически прекратила свою деятельность и возобновила ее лишь летом 1943 г. Стремясь возглавить начав шееся в стране движение за независимость, эта партия требовала разрыва с Герма нией. Главной целью партии являлась борьба за сохранение существовавшего режима Руководство ее ориентировалось на правящие круги Англии и США и пользовалось их поддержкой. Осенью 1943 г. партия мелких сельских хозяев и социал-демокра­тическая партия заключили политический союз для совместных действий. Однако они всячески уклонялись от единства действий с коммунистической партией и ее союз­ницей - национально-крестьянской партией.

Лишь Коммунистическая партия Венгрии, долгие годы находившаяся в под­полье, уже в первые дни войны заклеймила ее как войну захватническую, грабитель­скую со стороны фашистского блока. В своем центральном печатном органе и в спе­циальных листовках коммунистическая партия призывала к объединению прогрессив­ных сил нации для борьбы за независимую, демократическую Венгрию, к разрыву с гитлеровцами, отказу от пакта трех держав, свержению антинародного правитель­ства и образованию действительно национального правительства, к немедленному заключению мира, проведению земельной реформы. Выдвигая лозунги ликвидации помещичьего землевладения и раздела помещичьей земли между крестьянами, ком­мунистическая партия тем самым объединяла борьбу против захватнической войны с антифеодальной борьбой. Компартия Венгрии положила начало патриотическому движению за независимость страны.

Работая в крайне тяжелых условиях подполья, коммунистическая партия умело сочетала с нелегальными и легальные формы деятельности (антивоенная демонстра­ция в октябре 1941 г. у вечного огня Баттяни и могил Кошута и Танчича, использова­ние легальных газет). Полиция буквально охотилась за коммунистами. Сотни членов партии были брошены в тюрьмы, многие казнены, в том числе секретарь ЦК З. Шенхерц, видные деятели партии Ф. Рожа и Э. Шагвари. Несмотря на большие потери пар­тийных кадров, Центральный Комитет партии, находившийся в Венгрии, не прекра­щал своей работы. Эффективную помощь антифашистской борьбе в стране оказывал Заграничный комитет партии, который состоял из политэмигрантов, живших в СССР Он вел систематическую пропаганду и передавал информацию через радиостанцию «Кошут», действовавшую на территории Советского Союза.

Борьбу компартии поддерживала национально-крестьянская партия, объеди­нявшая крестьян-бедняков и часть прогрессивной интеллигенции.

Еще в 1942 г. коммунистическая партия выдвинула развернутую программу единого народного фронта. Огромное внимание она уделяла единству действий в проф­союзах рабочих — коммунистов и социал-демократов, выдвижению экономических тре­бований,   проведению   забастовок.   В   ряде   районов  единство  рабочего  класса, по существу, сложилось уже в довоенные  годы.   В  условиях войны совместная борьба коммунистов   и   социал-демократов    на    предприятиях   продолжала   развиваться. Выступления рабочих начинались с экономических требований, но они неизбежно связывались с   антивоенными.  В масштабе всей страны единства коммунистической и социал-демократической  партий  долгое   время   создать  не   удавалось.

Главной  причиной,   тормозившей  образование   общенародного фронта борьбы против фашизма, была предательская позиция правых руководителей социал-демократической партии и  партии  мелких сельских хозяев,   не  желавших установить единство действий с коммунистами. Развитие массового народного движения сдержи­вали также жестокий террор и тлетворная фашистская пропаганда, которым венгерский народ подвергался в течение длительного времени.

Создание общенародного фронта затянулось и в связи с неправильным решением ЦК Коммунистической партии Венгрии в июне 1943 г. о формальном роспуске партии. Эта мера была, осуществлена, как объясняется в одном из документов венгерской компартии, для того, «чтобы не препятствовать широкому антифашистскому объеди­нению рабочих с мелкой буржуазией и буржуазными  элементами» 1.   Одновременно Центральный Комитет постановил, что партия будет продолжать борьбу под другим названием.   Через несколько недель на политической арене нелегальная компартия выступила под названием Партия Мира. Венгерские коммунисты продолжали свою деятельность. Но само решение о формальном роспуске коммунистической партии, имевшей четвертьвековую историю героической борьбы, было ошибочным, так как оно не способствовало сплочению сил венгерского народа.  Коммунисты по-преж­нему выступали против войны. Они были организаторами стачек и забастовок, сабо­тажа хозяйственных и военных мероприятий хортистского правительства, повседневно вели антифашистскую  агитацию и пропаганду.  Коммунисты предложили руко­водству социал-демократической партии и партии мелких сельских хозяев совместно организовать национальное   вооруженное сопротивление. Но последние не приняли этого предложения, так как рассчитывали, что М. Хорти и его правительство «в под­ходящий момент» обеспечат выход Венгрии из войны.

До подхода советских войск к границам Венгрии венгерский народ оказывал сопротивление фашистской Германии и режиму Хорти главным образом путем саботажа на военно-промышленных предприятиях и отказа от поставок сельско­хозяйственных продуктов, организации диверсий на заводах и железных доро­гах, проведения стачек и забастовок, срыва военных мероприятий венгерского правительства.

Условия деятельности сторонников антифашистского движения в Венгрии еще более усложнились весной 1944 г. 19 марта гитлеровцы открыто оккупировали страну и потребовали от Хорти образовать новое, угодное им правительство.  Хорти это выполнил, поставив во главе правительства Д. Стояи, который долгое время был пос­лом в Берлине.   Под диктовку гестапо венгерское правительство запретило социал-демократическую   партию   и   партию   мелких   сельских   хозяев, арестовало значи-тельную часть руководителей этих партий, а также многих членов парламента.

Но репрессии не изменили положения. Саботаж продолжался. Потерпели крах попытки создать устойчивую политическую базу для правительства Стояи путем органиации реакционной партии «Единство», в которую должны были войти прогерманские элементы полуправительственной партии «Венгерская жизнь», партия «Обновление   Венгрии»  и   партия   «Скрещенные   стрелы» [4].

Партия Мира сразу же после оккупации страны немецко-фашистскими войсками обралась ко всем патриотам с призывом: «В час смертельной опасности вся нация на объединиться в единый венгерский фронт и принять участие в общей борьбе».

В сложившейся обстановке руководители социал-демократической партии и партии мелких сельских хозяев согласились с предложением коммунистов о сотрудничестве

В мае 1944 г. они объединились в единый Венгерский фронт. Из трех партий Венгерского фронта лишь Партия Мира имела активно действовавшие нелегальные организации. С этого времени сопротивление народа значительно усилилось, однако хотел, — говорил он ,— чтобы мы опередили русских в некоторых районах Центральной Европы. Венгры, например, выразили намерение оказать сопротивление  советскому продвижению, но они капитулировали бы перед английскими войсками,  если бы последние могли подойти вовремя. Я очень хотел, чтобы в случае ухода немцев из Италии или их отступления к Альпам Александер имел возможность нанести свой комбинированный  удар через   Адриатику,    захватить   и   оккупировать   полуостров Истрию и попытаться прийти в Вену раньше русских».

В первый день работы конференции Черчилль заявил: «...Меня всегда привлекала идея начать наступление справа, чтобы нанести Германии удар в адриатическую мышку. Нашей целью должна быть Вена... Я считал необходимым помочь этой операции путем захвата Истрии и оккупации Триеста и Фиуме... Другим соображе­нием  говорившим в пользу этого наступления справа, было быстрое проникновение русских на  Балканский   полуостров  и  опасное  распространение  там   советского влияния».

С этими доводами американцы в общем согласились. «Конференция открылась в обстановке   пламенной   дружбы,— сообщал   Черчилль   в   телеграмме Идену.— У нас будут все десантные суда в Средиземном море для ведения в Северной Адриа­тике любых комбинированных операций, которые могут быть предприняты против Истрии, Триеста и т. д. Мысль о нашем продвижении к Вене, в случае если война продлится достаточно долго и если другие не вступят туда раньше, здесь полностью принята».

Однако если американцы согласились с предложением Черчилля высадить английские войска в Греции, то развертывание военных действий в Истрии они связывали с успешным завершением кампании в Италии. Поэтому Рузвельт на конференции не дал санкции на наступление в Истрии, пока продолжались военные действия в Италии. Черчилль и его военные советники считали, что Балканы являются кратчайшим путем для выхода в Венгрию и Австрию. Но в сентябре 1944 г., когда советские войска вышли на юго-западный участок румыно-венгерской границы и на болгаро-юго­славскую границу, для англо-американских войск оставались лишь следующие пути в Будапешт и Вену: через Грецию и далее на север или через порты Триест и Фиуме к Люблянам. Только отсюда они могли выйти в Венгрию, а затем через «Венский ко­ридор» — в центральные районы Австрии, через Прагу — в Берлин, через Мюнхен — в Южную Германию.

Таковы были планы правящих кругов США и Англии в отношении стран Юго-Восточной Европы. В то время как советские войска в тяжелейшей борьбе, ценой больших жертв освобождали народы этих стран от фашистского порабощения, английских и американских империалистов интересовал главным образом один вопрос — как «опередить русских в некоторых районах Центральной Европы».

Вот почему венгерское правительство, которому эти планы в общих чертах были известны, приняло решение с помощью немецких войск не допустить Красную Армию в Венгрию.

Могучий удар советских войск в Румынии, выход этой страны из войны на стороне Германии и объявление войны не только Германии, но и Венгрии привели к краху кабинет Д. Стояи. 29 августа было образовано новое правительство, которое  возглавлял генерал-полковник Г. Лакатош. Однако политика венгерского правительства не изменилась. 7 и 8 сентября вопрос о выходе из войны вновь обсуждался сначала коронным советом Венгрии, а затем правительством, но решение так и не было принято. Следовательно, правящие круги Венгрии сознательно продолжали предавать общенациональные интересы своей страны.

Боевые успехи советских войск все более и более осложняли политическую обстановку в Венгрии. В двадцатых числах сентября войска   правого крыла и центра 2-го Украинского фронта вели боевые действия в   северной части Трансильвании, а войска левого крыла фронта выходили к юго-восточным границам страны.

В этих условиях глава венгерского государства  Хорти решил обратиться США и Англии с просьбой о заключении перемирия. 22 сентября тайно от немцев в штаб союзников, расположенный в Казерте (близ Неаполя), направился на самолете генерал-полковник И. Надаи. Но там ему ответили, что «Венгрия должна обратиться к русским...» Объясняется это тем, что Красная Армия в конце сентября уже вступила на венгерскую территорию и начинать переговоры о перемирии в то время можно было только с советским командованием.   Хорти вынужден был обратиться к советским властям. 1 октября в Москву для переговоров прибыла венгерская делегация во главе с генерал-полковником Г.  Фараго.  Она получила  от  Хорти указание подписать соглашение о перемирии, если Советский Союз согласится  на «участие американцев  и англичан в оккупации Венгрии» и на «свободный отход немецких войск». Гитлеровское командование, узнав от двух министров кабинета Хорти о наме­рениях венгерских правящих кругов «предать Германию», срочно перебросило в район Будапешта крупные танковые силы. Кроме того, специальным приказом по войскам группы армий «Юг» от 4 октября предусматривался ряд мер по пресечению каких бы то ни было выступлений против немецкой армии. Были установлены контроль над радио- и проводной связью венгерских командующих и властей, наблю­дение за высшим венгерским командованием через офицеров связи. Правительство Венгрии не осмелилось противопоставить что-либо этим дей­ствиям оккупантов. К тому же оно и не хотело оказывать немцам противодействия. Клика Хорти боялась прихода Красной Армии, так как хорошо понимала, что это создаст условия для развертывания в стране классовой борьбы, которая приведет в конце концов к ликвидации господства буржуазии и помещиков. В связи с обострением военно-политического положения в Венгрии и выходом Красной Армии к ее границам венгерские коммунисты в сентябре 1944 г. приняли решение серьезно улучшить работу партии. Это оказало положительное влияние на дальнейшее политическое развитие страны. Партия Мира объявила о формальном самороспуске, так как было решено продолжать работу снова под названием комму­нистической партии. В листовке, сообщавшей о самороспуске Партии Мира, гово­рилось, что оккупация Венгрии и тот факт, что война пришла на ее территорию, ясно показали недостаточность тех средств и форм борьбы, которые использовала партия. Наряду с проведением широкой разъяснительной, политической работы, указывалось в листовке, сейчас в первую очередь необходима мобилизация масс,  вовлечение их в борьбу 8. В воззвании коммунистической партии, извещавшем о ее восстановлении, подчеркивалось, что в Венгрии «внутренняя борьба против немецких захватчиков трагически отстает от борьбы остальных народов Европы», что лишь партия, стоящая во главе рабочего класса, может быть руководителем борьбы за свободу народа. "По всей Европе во главе с коммунистическими партиями рабочий класс руководит национально-освободитольной борьбой народов... и у нас рабочий класс во главе с Коммунистической партией должен указать путь в этот самый ответственный момент   истории нашего класса и нашей страны», — отмечалось в воззвании. «Рабочие! — говори лось далее в нем. — Коммунистическая партия призывает вас к борьбе! Не ждите особых указаний и налаживания связей! Не работайте! Бастуйте, саботируйте! Идите на улицу,   выступайте за мир! Готовьтесь ко всеобщей забастовке и вооруженному восстанию против немцев!»

Важным событием в политической жизни Венгрии того периода явилось воззвание коммунистической партии к венгерскому народу, опубликованное в конце сентября. В нем указывалось, что конечная цель коммунистов — построение социализма, но путь к этому лежит через борьбу с фашизмом и венгерской реакцией. В воззвании выдвигались две неотделимые одна от другой задачи: «борьба за независимую Венгрию путем изгнания империалистических оккупантов» и «борьба за создание демократической Венгрии путем свержения венгерской реакции». Коммунистическая партия обращала внимание трудящихся на необходимость установления правильных отноше­ний с Красной Армией, вступавшей на венгерскую землю. Ссылаясь на опыт Румы­нии, Болгарии и Финляндии, партия утверждала, что «Советский Союз оставляет в неприкосновенности суверенитет венгерского народа, его право самому решать воп­росы своего экономического и общественного устройства». Обращаясь к социал-демо­кратической партии, к профсоюзам, компартия указывала на важность тесного, боевого единства рабочих  - социал-демократов и коммунистов. Большое значение она придавала союзу рабочих и крестьян. Коммунистическая партия призывала Венгерский фронт, а также всех трудящихся к активной борьбе, подчеркивала необходимость создания правительства Венгерского фронта.

В сентябре произошли значительные изменения и в Венгерском фронте. По предложению коммунистической партии в его состав была принята национально-кре­стьянская партия — верная союзница коммунистов. Объединившиеся теперь в Венгерском фронте четыре партии (коммунистическая, социал-демократическая, мелких сельских хозяев и национально-крестьянская) избрали исполнительный комитет и приступили к созданию местных организаций.

Серьезно изменилась политика социал-демократической партии, в руководстве которой стали преобладать левые социалисты, сторонники единого фронта с коммунистами. 10 октября коммунистическая и социал-демократическая партии заключили соглашение о едином фронте, что значительно укрепило позиции рабочего класса.

В целом политическое положение Венгрии к концу сентября 1944 г. было неустойчивым. Советское командование,  учитывая   разброд  и   колебания в правящих кругах и оперативно-стратегическую  обстановку, приняло решение без промедления начать боевые действия на территории страны.

0

9

2. Изгнание врага из восточных районов Венгрии в октябре 1944 года

Войска 2-го Украинского фронта — командующий Маршал Советского Союза Р. Я._Малиновский,   член   Военного   совета   генерал-полковник   танковых   войск И. З. Сусайков, начальник штаба генерал-полковник М. В. Захаров — после завершения операции в Румынии вышли к концу сентября в северной части Трансильвании на рубеж   перевал   Прислоп - Тыргу-Муреш — к   югу   от   Клужа,   на   юго-западный участок румыно-венгерской довоенной границы и на румыно-югосдавскую границу до Бела-Црквы. Общая длина линии фронта составляла 800 километров.

К началу наступления советских войск в Венгрии 2-й Украинский фронт получил из Резерва Ставки значительное пополнение для стрелковых дивизий, а также механизированные, кавалерийские и артиллерийские соединения. В его состав вхо дили 40-я, 7-я гвардейская, 4-я румынская, 27, 53, 46 :, 1-я румынская, 6-я гвардейская танковая армии, 18-й танковый корпус, две конно-механизированные группы и 5-я воздушная армия. Всего фронт имел 40 стрелковых дивизий, 2 укрепленных района, 3 танковых, 2 механизированных и 3 кавалерийских корпуса, 1 танковую бригаду. Во фронте насчитывалось 750 танков и самоходно-артиллерийских установок, 10 200 орудий и минометов (не считая орудий калибра меньше 76 мм, а также зенитной и реактивной артиллерии), 1100 самолетов. В оперативном подчинении командующего 2-м Украинским фронтом находились 22 румынские дивизии, входившие в состав 1-й и 4-й румынских армий.

Правее 2-го Украинского фронта войска 4-го Украинского фронта вы­шли в начале октября к водоразделу Карпатского хребта на участке в 320 километ­ров — к востоку от Дуклинского перевала до румынской границы, то есть к границам Закарпатской Украины. В 4-й Украинский фронт входили 1-я гвардейская и 18-я армии, 17-й отдельный гвардейский стрелковый корпус и 8-я воздушная армия.

Левее 2-го Украинского фронта войска 3-го Украинского фронта, находившиеся в Болгарии, развернулись на границе с Югославией на участке протяженностью 400 километров — от излучины Дуная южнее Оршова до болгаро-греческой границы. С 28 сентября войска фронта, в составе которого действовали также болгарские диви­зии, совместно с Народно-освободительной армией Югославии начали наступление в общем направлении на Белград.

Перед 2-м Украинским фронтом оборонялась группа армий «Юг» (командую­щий генерал-полковник Фриснер), в которую входили 8-я и 6-я немецкие армии, 2-я и 3-я венгерские армии (всего 29 дивизий и 5 бригад) и 3 дивизии группы армий «Ф». Вражеская группировка насчитывала 3500 орудий и минометов, 300 тан­ков. Группу армий «Юг» поддерживал 4-й воздушный флот, имевший около 550 само­летов.

Перед 4-м Украинским фронтом находилась часть сил 1-й немецкой танковой армии и 1-я венгерская армия из группы армий «А».

Построение войск противника, оборонявшегося в северной части Трансильва нии и в Венгрии перед 2-м Украинским фронтом, было неглубоким. Все армии груп­пы армий «Юг», кроме 6-й, имели одноэшелонное оперативное построение.

Особенностью группировки вражеских  войск  являлось то,  что   венгерские дивизии были разобщены, они действовали в составе немецких корпусов. Когда же они располагались компактно, как это было во 2-й и 3-й венгерских армиях, командующие последними полностью подчинялись германскому командованию. Кроме того, венгерские соединения были «вытянуты в нитку» на фронте, вдали от Будапешта.

В глубине страны почти не было венгерских войск, на которые могло опереться пра­вительство, если бы оно рискнуло пойти на обострение отношений с Германией. Поблизости же от Будапешта гитлеровское командование сосредоточило значитель­ные немецкие танковые силы.

Одновременно с сосредоточением крупной группировки войск фашистское командование приказало спешно строить оборонительные рубежи. Первый из них воздвигался по правому берегу Тиссы, второй — вдоль правого берега Дуная с мощ­ным предмостным укреплением на восточном берегу в районе Будапешта. Третий рубеж планировалось подготовить на венгеро-австрийской границе и восточных отро­гах Малых и Белых Карпат. Намечалось также строительство оборонительного рубежа между городом Эрд и озером Балатон и далее до реки Дравы. Этот рубеж пред­назначался для прикрытия юго-западных подступов к Будапешту, а также нефте­носного района Надьканижи. В инженерном отношении оборона противника была подготовлена слабо. Даже первая полоса имела всего две — три траншеи общей глу­биной 2,5—3 километра.

План вражеского командования заключался в том, чтобы активными действиями удержать в своих руках Венгрию. Для этого предполагалось нанести два последо­вательных удара силами группы армий «Юг» в западных районах Румынии и на Тран­сильванском плато, разгромить вышедшие сюда советские войска, отбросить их за Южные Карпаты и закрыть им выходы в северную часть Трансильвании и на Средне-Дунайскую низменность. Одновременно решено было начать отвод немецких войск из Греции, Албании и южных районов Югославии, так как им угрожали выдвинувшие­ся к болгаро-югославской границе войска 3-го Украинского фронта и болгарские дивизии. Гитлеровское командование, разрабатывая свой план, исходило из ошибоч­ного предположения, что советские войска после столь стремительного выдвижения на запад в августе и сентябре не сумеют отразить контрудары немцев и продолжить на­ступательные действия.

Оценив военно-политическую и стратегическую обстановку, создавшуюся к на­чалу октября 1944 г. на южном фланге советско-германского фронта, Ставка Верхов­ного Главнокомандования поставила перед советскими войсками задачу разгромить немецко-фашистскую группировку в Венгрии и вывести страну из войны на стороне Германии. Это позволяло Красной Армии выйти к западным границам Венгрии и развернуть наступление в направлении Вены и южных районов Германии. Решить эти задачи Ставка поручила 2-му Украинскому фронту при содействии 4-го Украинского фронта.

По замыслу Ставки Верховного Главнокомандования 2-й Украинский фронт, нанося главный удар своим центром из района северо-западнее города Арада на Дебрецен и Ньиредьхазу и вспомогательные удары на флангах, должен был разгромить главные силы группы армий «Юг», очистить от врага восточные районы Венгрии и завершить освобождение северной части Трансильвании. Предполагалось тесное взаимодействие с соседними фронтами, особенно с 4-м Украинским. Последнему пред­стояло разгромить противника в Карпатах, овладеть районом Ужгород — Чоп, вый­ти к верховьям Тиссы и полностью освободить Закарпатскую Украину, оккупиро­ванную венграми. Действия 4-го и 2-го Украинских фронтов координировал предста­витель Ставки Маршал Советского Союза С. К. Тимошенко. Следует отметить, что еще до постановки задач 2, 3 и 4-му Украинским фронтам по приказу Ставки авиация Дальнего действия нанесла удары по важнейшим военным объектам и крупным желез­нодорожным узлам на территории Венгрии. Успешное осуществление боевых задач войсками 2-го и 4-го Украинских фронтов, а также освобождение района Белграда войсками 3-го Украинского фронта во взаимодействии с Народно-освободительной армией Югославии должно было создать выгодные условия для нанесения мощного удара на Будапешт.

Важнейшей особенностью наступления в Венгрии в отличие от большинства стратегических операций 1944—1945 гг. явилось то, что оно готовилось непосредст­венно в ходе предшествующей операции. Известно, какие организационные трудно­сти приходится преодолевать для успешного осуществления такой операции без оперативной паузы. Советскому командованию необходимо было пополнить войска, создать новые мощные ударные группировки, накопить нужное количество материальных запасов, организовать ремонт поврежденной боевой техники, нала­дить работу путей сообщения на чужой территории, решить вопросы граждан­ской администрации в освобожденных районах и т. д. Но советское командование и войска преодолели все трудности. Это стало возможным благодаря колоссаль­ной организаторской работе, выполненной на заключительном этапе предыдущей операции.

Замысел наступательной операции, проведенной в октябре на территории Вен­грии и получившей позднее название Дсбреценской, заключался в том, чтобы раз­громить группировку противника в районе Клуж — Орадя — Дебрецен и, развивая наступление на север, в направлении Ньиредьхаза - Чоп, помочь 4-му Украин­скому фронту овладеть районом Ужгород -- Мукачево Ч

Исходя из общего замысла, командующий 2-м Украинским фронтом решил нанести главный удар в узкой полосе из района южнее Орадя и северо-западнее Арада в направлении Дебрецена войсками центра — силами 53-й армии, которой командо­вал генерал-лейтенант И. М. Манагаров, 6-й гвардейской танковой армии под коман­дованием генерал-полковника танковых войск А. Г. Кравченко и конно-механизи рованной группы генерал-лейтенанта И. А. Плиева. Две армии правого крыла — 40-я под командованием генерал-лейтенанта Ф.Ф. Жмаченко и 7-я гвардейская под командованием генерал-полковника М. С. Шумилова — наносили удар на широком фронте с задачей выйти на рубеж Сурдок — Апахида. 27-я армия под командованием генерал-полковника С. Г. Трофименко и 4-я румынская армия должны были насту­пать с целью овладеть районом Клужа, развить наступление в общем направлении на Залэу и выйти в район Шимлеул-Сильванией. Сосредоточенную в полосе 27-й армии конно-механизированную группу генерал-лейтенанта С. И. Горшкова намечалось ввести в сражение с рубежа севернее Клужа. Она имела задачу не позднее третьего дня наступления выйти в район севернее Залэу и далее наступать на Сату-Маре и на Карей. Войска левого крыла фронта — 46-я армия под командованием генерал-лей­тенанта И. Т. Шлемина и 1-я румынская армия — должны были полностью очистить всю югославскую территорию на правом берегу Тиссы, обеспечив тем самым левый фланг ударной группировки фронта, и занять плацдармы у городов Сегед, Сента и Бечей.

Наступление вначале было назначено на 3 октября, но затем перенесено на 6 октября, так как войска главной ударной группировки не успели закончить сосредоточение.

Замысел операции отличался решительностью. Совершенно очевидно, что успех на направлении главного удара, то есть выход войск фронта на Тиссу, запад­нее Дебрецена, ставил под угрозу окружения всю вражескую группировку, противостоявшую 4-му Украинскому фронту и правому крылу 2-го Украинского фронта.

2-й Украинский фронт начинал операцию при благоприятном соотношении сил. Однако протяженность линии фронта составляла около 800 километров. В этой ши­рокой полосе наступали лишь 63 советские и румынские дивизии и 2 укрепленных района. На каждую дивизию приходилось 12—13 километров фронта. Такая оперативная плотность была примерно в два раза ниже, чем в Белорусской, Львовско-Сандомирской и Ясско-Кишиневской операциях. Местность предстоящих действий была равнинной только к югу от Орадя. На остальном участке она имела сильно пересе­ченный, горно-лесистый рельеф. Это отрицательно влияло на действия советских войск. Кроме того, наступление в столь широкой полосе затрудняло управление войсками.

Существенной особенностью операции являлось то, что войскам 2-го Украин­ского фронта предстояло действовать на территории трех государств. Войска правого крыла должны были наступать в северной части Трансильвании, где создалась довольно сложная политическая обстановка. Румынское правительство Санатеску и так называемые «исторические» партии проводили здесь политику разжигания национальной розни. Войска центра фронта начинали боевые действия на левобере­жье Тиссы, в Венгрии, правительство которой продолжало войну против СССР, что значительно усложняло действия Красной Армии на территории страны. Наконец, войскам левого крыла фронта предстояло наступать в союзной нам Югославии, где население тепло встречало советские войска.

Большую работу по подготовке операции провели тыловые учреждения и части. Войсковой тыл действовал в сложных условиях. Надо было не только удовлетворять текущие нужды войск фронта, но и без всякой паузы создать необходимые запасы для осуществления новой операции. Выполнение задачи осложнялось тем, что фронт продвинулся далеко вперед и участки железных дорог, имеющих советскую колею, остались позади в 500—600 километрах. В этих условиях основная тяжесть по пере­возке боеприпасов, горючего, продовольствия легла на автомобильный транспорт. Дорожным войскам приходилось идти вслед за наступавшими соединениями и быстро восстанавливать шоссейные дороги. В результате напряженной, но хорошо органи­зованной работы дорожных войск и автотранспорта к 1 октября на складах фронта имелись достаточные запасы материальных средств.

Утром 6 октября после короткой артиллерийской и авиационной подготовки войска 2-го Украинского фронта перешли в наступление. Наибольший успех был достигнут на направлении главного удара. Соединения 53-й армии и конно-механи-зированной группы генерал-лейтенанта Плиева в первый же день прорвали оборону противника и, разгромив противостоявшие силы 3-й венгерской армии, к исходу третьего дня продвинулись на глубину 80—100 километров и вышли в район Карцага. 6-я гвардейская танковая армия, имевшая небольшое количество танков, успеха не имела. Встретив упорное сопротивление врага, она вынуждена была остановиться на южных подступах к сильному узлу сопротивления гитлеровцев -городу Орадя.

На левом крыле фронта войска 46-й армии к 8 октября полностью очистили юго­славскую территорию восточнее Тиссы, форсировали реку и захватили плацдармы у Сенты и в районе Бечея. На правом крыле фронта продвижение было незначитель­ным. Особенно сильное сопротивление противник оказал в районе Клужа. Нашим частям и соединениям приходилось непрерывно отражать контратаки врага.

5-я воздушная армия фронта, которой командовал генерал-полковник авиации С. К. Горюнов, несмотря на сложные метеорологические условия, поддерживала наступающие войска и за первые три дня операции совершила более 1300 самолето-вылетов.

Командующий 2-м Украинским фронтом, оценив обстановку, приказал 8 октября усилить центр фронта войсками правого крыла, изменить направление главного Удара конно-механизированной группы генерала Плиева, повернув ее на юго-восток для удара из района северо-восточнее Карцага на Орадя с тыла. Решение преследо­вало цель захватить этот узел сопротивления противника, а затем продолжать наступ­ление в северном направлении. На левом крыле фронта предполагалось выйти на Тиссу и прочно закрепиться на ней.

Развивая наступление,   конно-механизированная   группа   во   взаимодействии с 33-м стрелковым корпусом   12 октября   освободила город Орадя — важный узел коммуникаций. 6-й гвардейский кавалерийский корпус  группы в  это  же  время наступая в северо-восточном направлении, подошел к городу Дебрецену.

Успешные действия войск центра фронта привели к нарушению коммуникация, связывавших 6-ю армию немцев с Будапештом, и создали угрозу коммуникациям 8-й немецкой, 2-й и 1-й венгерских армий. Это вынудило германское командование 9—10 октября начать отвод своих войск с участка перед правым крылом 2-го Украинского фронта в северо-западном направлении, а несколько позже и с участка перед центром и левым крылом 4-го Украинского фронта.

Воспользовавшись отходом противника, войска правого крыла начали пресле­дование. 11 октября был освобожден административный центр Трансильвании город Клуж, а 12 октября войска вышли на рубеж Родна — Бистрица — Клуж. Войска левого крыла фронта в течение 9—11 октября вели бои за расширение плацдармов на Тиссе на участке шириной в 80 километров, от Сегеда до Бечея, и 11 октября штурмом овладели важным экономическим и политическим центром Венгрии — городом Сегедом.

Таким образом, к 12 октября войска 2-го Украинского фронта достигли больших результатов. Они разгромили противника на дебреценском и сегедском направлениях, очистили от врага левобережье Тиссы к югу от Дебрецена. В последующие дни боевые действия наших войск развивались еще более успешно. Изменение обстановки в полосе 2-го Украинского фронта дало возможность командующему фронтом принять новое решение: прикрываясь с запада войсками 53-й и 46-й армий, повернуть конно-механизированную группу генерала Плиева из района Орадя на север, в направлении Ньиредъхаза — Чоп, и тем самым содействовать быстрейшему выходу войск 4-го Украинского фронта на Бодрогскую равнину (севернее Тиссы). Конно-механизиро­ванная группа генерала Горшкова должна была ударом из района восточнее Орадя на Карей — Сату-Маре «встать на путях отхода клужско-сигетской группировки противника, окружить и уничтожить ее» во взаимодействии с войсками правого крыла фронта.

На направлении главного удара, в районе между городами Орадя и Дебреценом, с 13 по 20 октября развернулись ожесточенные бои. Упорно обороняясь к югу от Дебрецена, враг стремился приостановить дальнейшее продвижение советских войск на север и удержать главные узлы коммуникаций своих карпатской и трансильван­ской группировок (Дебрецен, Ньиредьхазу, Чоп), чтобы обеспечить отход 8-й не­мецкой, 1-й и 2-й венгерских армий.

Преодолевая упорное сопротивление противника и нанося удары по сходящимся направлениям на Дебрецен, войска обеих конно-механизированных групп во взаимо­действии с 6-й гвардейской танковой армией и 33-м стрелковым корпусом к исходу 19 октября ворвались в город. Утром 20 октября Дебрецен — третий по численности населения город Венгрии — был очищен от вражеских войск. Перед отступлением из Дебрецена немецко-фашистские захватчики взорвали мельницу, вагоноремонтный завод и другие промышленные предприятия, разрушили много жилых домов, уничто­жили продовольственные склады и запасы сырья. Тысячи людей остались без хлеба и крова.

На правом крыле фронта войска 40-й, 4-й румынской и 27-й армии, преследуя отходившего противника, к исходу 20 октября продвинулись на 110—120 километров, достигли рубежа Сигет — Мэргита и установили непосредственную связь с право­фланговыми частями наших войск, действовавших на дебреценско-нъиредьхазском направлении. На левом крыле войска 46-й армии, преодолевая сопротивление врага, к исходу 20 октября пересекли югославо-венгерскую границу юго-восточнее города Байя.

В последующие восемь дней войска фронта после частичной перегруппировки вели ожесточенные бои в районах Ньиредьхазы и Сольнока. Подвижные соединения, выйдя в район Ньиредьхазы, перерезали пути отхода вражеским войскам, действо­вавшим перед правым крылом 2-го Украинского фронта. Немецко-фашистское коман­дование, стремясь отвести свои войска за Тиссу, решило силами 8-й армии нанести контрудар с северо-востока в направлении Надькалло — Уйфехерто, чтобы прорвать фронт наших подвижных соединений. В районе Польгара сосредоточились три вен­герские дивизии, готовые нанести удар по левому флангу советских войск, вышедших в район Ньиредьхазы. С целью обеспечить отход немецких войск 4-й танковый корпус противника вел контратаки в районе Сольнока.

23 октября враг перешел в наступление. Отступавшие 17-й и 29-й немецкие армейские корпуса прорвались с северо-востока в район Надькалло и Уйфехерто и соединились с 3-м танковым корпусом, наступавшим на восток из района Польгара. Коммуникации конно-мехапизированной группы генерала Плиева, выдвинувшейся на север, к Тиссе, были перерезаны. В районе Ньиредьхазы создалась сложная обста­новка. После пятидневных ожесточенных боев на этом направлении наши войска вы­нуждены были 27 октября оставить Ньиредьхазу. На сольнокском направлении боевые действия развертывались значительно успешнее. 25 октября 53-я и 7-я гвар­дейская армии х ликвидировали последствия контрудара в районе Сольнока, очи­стили восточный берег Тиссы, а к исходу 28 октября овладели тремя плацдармами на противоположном берегу реки, в районе Сольнока. Это был крупный успех. Оборона противника на Тиссе оказалась нарушенной.

Войска правого крыла фронта (40-я и 4-я румынская армии) к этому времени пересекли румыно-венгерскую границу, завершив освобождение северной части Трансильвании.

Войска левого крыла 21 октября заняли города Байю и Сомбор и к исходу 28 октября захватили в междуречье Тисса — Дунай крупный плацдарм, имевший от 20 до 100 километров в глубину и до 120 километров по фронту. Противник, основное внимание которого в эти дни было приковано к району Ньиредъхазы и Сольнока, не смог оказать здесь серьезного сопротивления.

Важнейшим итогом Дебреценской операции явилось освобождение северной части Трансильвании и почти всего венгерского левобережья Тиссы общей площадью свыше 27 тыс. квадратных километров с населением более 2 300 тыс. человек. Войска 2-го Украинского фронта за 23 дня наступления продвинулись в глубину от 130 до 275 километров, вышли на Тиссу почти на всем ее протяжении, форсировали реку на широком фронте и захватили крупный плацдарм; 46-я армия в районе города Байи вышла на Дунай. К концу операции фронт проходил по линии Чоп — Уйфехерто — Сольнок — Байя. Советское правительство и командование 2-го Украинского фронта высоко оценили боевые действия воинов в этой операции. За героизм и воинское мас­терство, проявленные в боях в октябре 1944 г., 35 522 солдата, офицера и генерала фронта были удостоены правительственных наград.

Во время Дебреценской операции удалось успешно осуществить взаимодействие 2-го и 4-го Украинских фронтов. Войска последнего, начавшие 9 сентября Карпатско-Ужгородскую операцию, к исходу месяца вышли на советско-чехословацкую грани­цу, заняли Радошицкий и Руский перевалы и продолжали наступательные действия. Задача войск в октябре заключалась в том, чтобы преодолеть Карпаты и выйти в районы Ужгорода и Мукачево.

Однако в первой половине октября успехи 4-го Украинского фронта были незна­чительными. Противник, используя удобную для обороны горно-лесистую местность, а также сильные инженерные сооружения на перевальных участках горного хребта, оказывал ожесточенное сопротивление. Правофланговая 1-я гвардейская армия, кото­рой командовал генерал-полковник А. А. Гречко, вынуждена была к 18 октября при­остановить наступление. За этот период 18-я армия — командующий генерал-лейте­нант Е. П. Журавлев, — наступавшая в центре фронта, правофланговым корпусом обошла перевал Ужок, ударом на Ставку перерезала дорогу к этому перевалу и заста­вила противника отойти с него, а левофланговым корпусом овладела Верецкими пере­валами и несколько продвинулась к югу. На левом крыле фронта 17-й отдельный гвардейский стрелковый корпус, которым командовал генерал-майор А. И. Гастило-вич, до 14 октября вел безуспешные бои в районе Керешмэзе. Но 15 октября против­ник начал отводить свои войска. Это было вызвано тем, что выход войск 2-го Укра­инского фронта в район Дебрецен — Ньиредьхаза создал серьезную угрозу тылам 1-й венгерской армии.

17-й гвардейский стрелковый корпус, а вслед за ним и левофланговый корпус 18-й армии начали преследование. Уже 17 октября 17-й корпус подошел к городу Сигету, а на следующий день овладел им. Оперативная обстановка в полосе фронта резко изменилась. Видя всю бесперспективность дальнейшей борьбы, командующий 1-й венгерской армией генерал-полковник Б. Миклош 18 октября перешел на сторону Красной Армии и сдался в плен. Немецкое командование ускорило отвод этой армии.

Наиболее стремительно преследовал противника 17-й корпус. Уже 23 октября, продвигаясь вдоль северного берега Тиссы, он овладел городом Хуст, а 25 октября вышел на рубеж Иршава — Севлюш. К этому же времени войска центра и левого фланга 18-й армии вышли на рубеж Порошков — Свалява. Таким образом, решающие события развернулись на левом крыле 4-го Украинского фронта. Выходом на указан­ные рубежи советские войска создали угрозу тылам 1-й немецкой танковой армии, противостоявшей правому крылу фронта.

Продолжая преследовать врага, корпуса 18-й армии 26 октября освободили Му­качево, а на следующий день — центр Закарпатской Украины — Ужгород. 28 ок­тября соединения 17-го гвардейского стрелкового корпуса овладели городом Чоп. Действия войск фронта в октябре поддерживала 8-я воздушная армия под командо­ванием генерал-лейтенанта авиации В. Н. Жданова.

К моменту завершения Дебреценской операции 2-го Украинского фронта войска 4-го Украинского фронта закончили Карпатско-Ужгородскую операцию, вышли на рубеж Старина — западнее Ужгорода — Чоп, имея границу по Тиссе со 2-м Украин­ским фронтом. Успешные действия 4-го Украинского фронта в решающей степени были предопределены блестящим по оперативному эффекту главным ударом 2-го Украин­ского фронта из района северо-западнее Арада в обход Орадя на Дебрецен.

В результате почти двухмесячной борьбы была освобождена находившаяся в венгеро-немецкой оккупации Закарпатская Украина. Как своих кровных братьев встречало население солдат и офицеров Красной Армии. Из гл-убины души исстрадав­шегося народа вырывалось вековое стремление к воссоединению со своим старшим бра­том — народом Советской Украины. 26 ноября 1944 г. в Мукачево состоялся первый съезд Народных Комитетов Закарпатской Украины. Выражая чаяния народных масс, съезд принял манифест. В этом историческом документе говорилось: «Столе­тиями пребывая в отрыве от своей матери-отчизны Украины, закарпатско-украинский народ был обречен на нищету и вымирание... Кровью и потом приоб­ретенные богатства нашего народа шли мадьярским и другим чужеземным угне­тателям...

Опираясь на непреклонную волю всего народа, высказанную в петициях и постановлениях рабочих, крестьян, интеллигенции и духовенства всех городов и сел Закарпатской Украины о воссоединении Закарпатской Украины с Советской Украиной, Первый съезд Народных Комитетов всей Закарпатской Украины поста­новляет:

1.  Воссоединить Закарпатскую Украину  со  своей великой матерью Советской Украиной и выйти из состава Чехословакии.

2.  Просить  Верховный Совет Украинской Советской Социалистической Республики и Верховный Совет Союза Советских Социалистических Республик вклю­чить Закарпатскую Украину в состав Украинской Советской Социалистической Рес­публики» 1. Это решение рассмотрели правительства СССР и Чехословацкой Респуб­лики. 29 июня 1945 г. был заключен Договор между Союзом Советских Социалисти­ческих Республик и Чехословацкой Республикой о Закарпатской Украине, на осно­ве которого Закарпатская Украина вошла в состав Советской Украины,

Дебреценская операция оказала большое влияние на дальнейшее изменение политической обстановки в Венгрии. Удары советских войск в первые дни опера­ции и неизбежность полного разгрома венгерской армии вынудили прибывшую в Москву венгерскую делегацию 11 октября принять предварительные условия согла­шения о перемирии между СССР. США и Англией, с одной стороны, и Венгрией — с другой.

В первом пункте условий, предъявленных советским командованием, подчерки­валось: «Венгрия остается самостоятельным, независимым государством, другие госу­дарства не вмешиваются в ее внутренние дела». Советский Союз, определяя отношение К вражескому государству, изъявившему желание прекратить войну, придержи­вался принципа сохранения его суверенитета. В заключенном обеими сторонами сог­лашении о предварительных условиях перемирия Венгрии предписывалось немед­ленно эвакуировать свои войска с оккупированных территорий соседних государств. Для проверки выполнения соглашения, указывалось в этом документе, три союз­ных правительства — СССР, Англия и США — посылают своих военных представи­телей в Венгрию, которые действуют в качестве союзной военной миссии под предсе дательством советского представителя. Венгрия немедленно прекращает связи с Гер­манией и объявляет ей войну, причем Советский Союз соглашается помочь Венгрии.

15 октября в Будапеште было передано по радио заявление Хорти, в котором говорилось, что, так как Германия уже проиграла войну, Венгрии необходимо поза­ботиться о своих интересах. Хорти сообщил, что он обратился к СССР, США и Англии с просьбой о заключении перемирия. Несмотря на это заявление, Венгрия в то время из войны не вышла. Хорти и венгерское правительство не только не разработали конкретного плана выхода страны из войны, но даже не отдали распоряжения венгер­ским войскам прекратить сопротивление Красной Армии. В момент, когда правитель­ство Венгрии принимало столь важные решения, оно не располагало в районе столицы ни одной дивизией. Гитлеровцы же имели здесь три дивизии. Кроме того, они могли опереться на фашистскую организацию «Скрещенные стрелы», которую возглавлял Ф. Салаши. 16 октября немцы отстранили Хорти от власти и предложили ему пись­менно отказаться от должности регента в пользу главаря нилашистов Салаши. За это его семье была обещана безопасность. Хорти дал согласие, после чего гитлеровцы отправили его вместе с семьей под надзор в Германию. Сразу же после этого немец­кие оккупанты образовали новое правительство из представителей организации «Скрещенные стрелы» во главе с Салаши, который немедленно отдал приказ венгер­ской армии о продолжении борьбы против советских войск.

Заявление Хорти от 15 октября и приход к власти Салаши отразились на вен­герской армии. Часть генералов и офицеров и значительное число солдат поддержали заявление Хорти о необходимости прекратить войну против СССР и заключить пере­мирие. Это выразилось в отказе части солдат и офицеров от присяги правительству Са­лаши, в увеличении случаев дезертирства, перехода на нашу сторону солдат, офицеров и даже генералов, в частности командующего 1-й венгерской армией. Однако гитле­ровскому командованию и Салаши удалось удержать в своих руках морально пошат­нувшуюся армию. Добились они этого жестокими репрессиями против антигермански настроенных офицеров и солдат, дальнейшим онемечением венгерских военных ведомств и штабов, включением венгерских частей и подразделений в германские сое­динения и подчинением их немцам, усилением пропаганды «ужасов большевизма». Следовательно, если при Хорти сохранялась хотя бы видимость самостоятельности венгерской армии, то при Салаши она была полностью подчинена гитлеровцам.

Вместо того чтобы повернуть армию против оккупантов и, опираясь на помощь Красной Армии, изгнать их с венгерской земли, Хорти предал национальные инте­ресы страны. Он создал все условия, чтобы немцы изолировали его за «неверность союзу», отрешили от регентства в пользу Салаши, образовали угодное для Германии правительство и подавили попытки неповиновения со стороны части венгерской армии. Было ясно, что фашистское правительство Венгрии будет продолжать войну. Поэто­му Красной Армии предстояло освобождать венгерский народ от нацистского ига, борясь не только против немецко-фашистских войск, но и против венгерских войск, оставшихся в немецко-салашистском подчинении.

В связи с вступлением Красной Армии в Венгрию и изменением обстановки в этой стране Государственный Комитет Обороны СССР 27 октября 1944 г. вынес поста­новление, которое имело огромное значение для установления правильных отношений советских войск с населением Венгрии. Постановление обязывало Военный совет 2-го Украинского фронта разъяснить венгерскому народу, что Красная Армия всту­пила в эту страну не с целью приобретения какой-либо части ее территории или изме­нения существующего строя, а лишь в силу военной необходимости, «не как завоевательница, а как освободительница венгерского народа от немецко-фашистского гне­та». На Военный совет возлагалось руководство организацией на освобожденной территории гражданского управления и контроля за ним. Советская военная админи­страция не должна была менять существовавшие венгерские органы власти, систему экономического и политического устройства. Все права венгерских граждан и част­ных обществ, а также принадлежавшая им частная собственность брались под охрану советских военных властей.

В соответствии с указанием Государственного Комитета Обороны Военный совет фронта обратился к венгерскому народу со специальным воззванием. Все органы советского военного командования, политические отделы развернули большую работу по реализации постановления ГКО, которое явилось для них основным руководя­щим документом на весь период боевых действий на территории Венгрии. Особое вни­мание при этом обращалось на необходимость предупреждать возникновение ненор­мальных отношений между воинами и населением. Военный совет 53-й армии в своем обращении к солдатам писал: «Чувство мести к врагу мы должны обрушить на головы подлинных виновников этой кровопролитной войны... Нельзя смешивать дважды порабощенное немецким и венгерским фашизмом трудящееся население Венгрии с преступным венгерским правительством».

В приказе командующего 2-м Украинским фронтом от 30 октября указывалось: «Врага нужно бить и истреблять с исключительной ненавистью, но к мирному насе­лению относиться справедливо». В соответствии с приказом командующего фронтом командиры, политорганы и партийные организации приняли меры для усиления интернационального воспитания воинов. Этому вопросу были посвящены партийные и комсомольские собрания, совещания командиров частей и подразделений, выступле­ния пропагандистов. В помощь агитаторам во фронтовых, армейских и дивизион­ных газетах помещались статьи об образцовом поведении воина армии социалистиче­ского государства за рубежом.

Одновременно проводились групповые и индивидуальные беседы с венгерскими трудящимися, распространялись брошюры и листовки на венгерском языке. С 19 октября политуправление фронта начало издавать информационный листок — газету «Хирадо», где помещались материалы Совинформбюро и ТАСС. Через звуковещательные станции транслировались агитационные материалы. Было организовано несколь­ко выступлений видных венгерских общественных деятелей, которые обратились к венгерской армии с призывом прекратить бессмысленное сопротивление. В обраще­нии общественных деятелей города Дебрецена к армии говорилось: «Братья венгры! До каких же пор вы будете терпеть проклятое немецкое иго?.. Не допускайте, чтобы наши города, села и гордость нашей страны — нашу столицу постигла участь Дебре­цена... Обратите свое оружие против немецких угнетателей. Не бойтесь русских. Русские помогут вам, если вы перейдете на их сторону».

Постепенно население убеждалось в лживости фашистских россказней о Крас­ной Армии. Центральный разведывательный отдел салашистской полиции 10 ноября с тревогой доносил о высокой дисциплине советских солдат. Авторы одного из докла­дов венгерской правительственной военной комиссии, предназначенного для внутрен­него пользования, сопоставляя факты поведения советских и немецких войск в зоне военных действий и их отношение к населению, вынуждены были признать: «Из этого прямо противоположного поведения население делает выводы в пользу большеви­ков...»

Правильная политика Советского правительства, проникнутая духом интерна­ционализма, благоприятствовала дальнейшему, более быстрому развитию демократи­ческих сил Венгрии. Венгерская коммунистическая партия после вступления Крас­ной Армии в восточные районы страны начала быстро расти. Коммунисты вышли из подполья и стали создавать на освобожденной территории свои новые легальные ор­ганизации. Такие организации появились во всех городах и крупных населенных пунктах уже в первый месяц боевых действий в Венгрии. Начали возрождаться профессиональные союзы, причем они сразу превращались в массовые организации. В октябре в Венгрию из Советского Союза вернулись венгерские коммунисты-эми­гранты. Они создали в конце октября в городе Сегеде центр для руководства пар­тийными организациями на освобожденной территории. Были установлены связи с подпольным Центральным Комитетом партии, находившимся в Будапеште.

Таким образом, уже в первый месяц боевых действий Красной Армии в Венгрии на освобожденной территории страны внутренние прогрессивные силы начали уста­навливать демократические порядки. Вступление советских войск в Венгрию явилось мощным толчком, усилившим борьбу народных масс, венгерских коммунистов и в не освобожденных еще районах. Здесь в октябре — декабре трудящиеся решительно выступили против насильственной эвакуации и мобилизации в армию, отказывались °т участия в оборонительных работах. В тылу немецких и венгерских войск акти­визировали свои действия партизанские отряды. В стране создавались благоприят­ные условия для развертывания коммунистической партией политической борьбы за образование народно-демократической республики.

0

10

3. Окружение  будапештской  группировки вражеских  войск

Разгромом крупной группировки войск противника в восточных и северо-восточ­ных районах Венгрии закончился первый этап освобождения этой страны. Основ­ным содержанием второго этапа явилось взятие Будапешта и вывод Венгрии из вой­ны. Эта задача была решена в период с 29 октября 1944 г. по 13 февраля 1945 г. вой­сками 2-го и 3-го Украинских фронтов, в составе которых сражались также румын­ские и болгарские соединения.

Обстановка к началу Будапештской операции продолжала оставаться благо­приятной для советских войск. Основные силы 2-го Украинского фронта после завер­шения Дебреценской операции находились в центре и на правом крыле. Перед вой­сками фронта действовала группа армий «Юг», которая после пополнения насчиты­вала в своем составе 35 дивизий, в том числе 9 танковых и моторизованных, и 3 бригады.

Наиболее значительные силы противника, преимущественно немецкие, действо­вали на ньиредьхазско-мишкольцком направлении, то есть против войск правого крыла и центра фронта. Здесь враг сосредоточил 21 дивизию и 3 бригады, из них 11 соединений в первом эшелоне. Остальные войска, главным образом венгерские диви­зии, оборонялись перед левым крылом фронта. В районе Будапешта сил было мало. Поэтому в конце октября — начале ноября, как стало известно позднее, началась переброска вражеских дивизий с левого крыла и центра на западный берег Тиссы, на будапештское направление.

Основные силы 3-го Украинского фронта, завершив Белградскую операцию, перегруппировывались в район Тимишоара — Петровград — Панчево. На левый берег Дуная, на участок от города Байи до Сомбора, вышел лишь 75-й стрелковый корпус 57-й армии. В первые недели Будапештской операции фронт не принимал в ней участия.

Система обороны вражеских войск на территории Венгрии включала несколь­ко оборонительных рубежей, которые тянулись с севера на юг. Особенно тщательно была подготовлена оборона в районе Будапешта. Для защиты города с востока про­тивник построил три подковообразные оборонительные полосы, фланги которых упи­рались в Дунай севернее и южнее венгерской столицы. Первая из трех полос прохо­дила на удалении 25—30 километров от Дуная.

Оценив сложившуюся обстановку, в особенности шаткое политическое положе­ние правящей клики Венгрии и слабость обороны противника перед левым кры­лом 2-го Украинского фронта, Ставка Верховного Главнокомандования 28 октября направила командующему 2-м Украинским фронтом директиву, в которой предла­гала 46-й армии и 2-му гвардейскому механизированному корпусу 29 октября перей­ти в наступление между Тиссой и Дунаем с целью свернуть оборону врага на западном берегу Тиссы и вывести 7-ю гвардейскую армию за эту реку. В дальнейшем 46-я армия, усиленная 2-м и 4-м гвардейскими механизированными корпусами, должна была нанести удар по противнику, оборонявшему Будапешт.

Таким образом, замысел операции заключался в нанесении фронтального удара в направлении на Будапешт и овладении им относительно небольшими силами. Ос­тальные армии фронта (за исключением 4-й румынской и 40-й) должны были форси­ровать Тиссу и захватить плацдармы на ее западном берегу.

К началу наступления войска 2-го Украинского фронта превосходили группу армий «Юг» по пехоте в 2 раза, по орудиям (без противотанковых и зенитных) и мино­метам — в 4—4,5 раза, по танкам и самоходно-артиллерийским установкам — в 1,9 раза, по самолетам — в 2,6 раза.

Во второй половине дня 29 октября войска левого крыла фронта перешли в на­ступление и в тот же день прорвали оборону противника в междуречье Тиссы и Ду­ная. Вечером 1 ноября в сражение были введены механизированные корпуса, которые, стремительно продвигаясь вперед, к исходу 2 ноября вышли с юга на подступы к Бу­дапешту. Немецко-фашистское командование срочно перебросило в район города тан­ковый корпус. Попытки наших войск ворваться в столицу с ходу не увенчались успе­хом. В этих условиях Ставка 4 ноября указала командующему 2-м Украинским фрон­том, что атака Будапешта на узком участке силами только двух механизированных корпусов с незначительным количеством пехоты может привести к неоправданным по­терям. Необходимо, подчеркивала Ставка, быстрее вывести войска 7-й гвардейской, 58, 27 и 40-й армий на западный берег Тиссы, развернуть наступление на широком фронте и разгромить будапештскую группировку врага, нанеся удар с севера и севе­ро-востока. С войсками правого крыла и центра должны были взаимодействовать войска левого крыла фронта (46-я армия, 2-й и 4-й гвардейские механизированные корпуса), наносившие удар с юга.

Для выполнения указания Ставки была предпринята попытка новым фронталь­ным ударом значительных сил рассечь вражескую группировку восточнее Будапешта, а затем обойти его с севера и в последующем, нанося удар с севера, северо-востока и юга, овладеть городом. Во время этого наступления, продолжавшегося 16 дней (с 11 по 26 ноября), было освобождено много населенных пунктов, но главная задача, по­ставленная Ставкой, оказалась невыполненной. На направлении главного удара вой­ска фронта вышли на подступы к Будапешту с востока, а на правом крыле — в район восточнее Мшнкольца и вплотную приблизились к горам Бюкк и Матра. До 5 декаб­ря наши войска закреплялись на достигнутых рубежах.

В период с 5 по 9 декабря 2-й Украинский фронт вновь пытался овладеть Буда­пештом, но на этот раз не фронтальным ударом, а путем обхода с севера и запада. Однако и эта попытка оказалась неудачной, хотя в результате наступления войска значительно улучшили свое положение Войска центра фронта вышли в долину реки Ипель и на Дунай севернее Будапешта, охватив будапештскую группировку с северо-востока. 46-я армия с большими потерями форсировала Дунай и подошла к оборо­нительной линии Маргариты на участке юго-западнее Эрда. 27-я армия вступила в район Мишколъца.

Неполный успех наступления на Будапешт объяснялся рядом причин. Обиль­ные осадки, грязь, несвоевременный подвоз боеприпасов из-за растянувшихся комму­никаций, усталость войск, непрерывно наступавших в течение четырех месяцев, -все это очень затрудняло боевые действия. Но сказались и субъективные причины. Были недооценены трудности форсирования Дуная непосредственно у южной окра­ины Будапешта, куда противник стянул значительные силы. В результате этого 46-я армия, развивавшая наступление в северо-западном направлении, натолкнувшись на сильную оборону врага — линию Маргариты, не сумела ее преодолеть. Неудачные дей­ствия 2-го Украинского фронта во многом объяснялись и недооценкой, из-за слабой разведки, возможностей противника к маневру. Недостаточно четко также было организовано управление артиллерией, танки использовались мелкими группами.

В период, когда войска 2-го Украинского фронта пытались овладеть Будапеш­том, войска 3-го Украинского фронта с 7 ноября по 9 декабря провели операцию по форсированию Дуная и захвату крупного оперативного плацдарма. Фронтом коман­довал Маршал Советского Союза Ф. И. Толбухин, членом Военного совета был гене­рал-полковник А. С. Желтов, начальником штаба — генерал-полковник С. С. Бирю­зов. Особенность этой операции заключалась в том, что форсирование началось без планомерной подготовки в 175 километрах к югу от Будапешта в то время, когда основные силы противника были скованы под Будапештом действиями войск 2-то Украинского фронта.

К началу наступления 3-й Украинский фронт имел в своем составе 57-ю, 4-ю гвардейскую армии, 18-й танковый корпус и 17-ю воздушную армию. Однако на 120-километровом участке к югу от Сомбора вдоль Дуная по-прежнему действовал лишь 75-й стрелковый корпус 57-й армии, которой командовал генерал-лейтенант М. Н. Шарохин. Остальные силы армии были на подходе к районам ее сосредоточения. Противо­стоявший 75-му стрелковому корпусу противник располагал относительно неболь­шими силами. Оценив обстановку, командующий 3-м Украинским фронтом решил, не дожидаясь полного сосредоточения в исходном районе войск фронта и даже всей 57-й армии, начать форсирование Дуная силами 75-го стрелкового корпуса.

В ночь на 7 ноября в районе Апатина и в ночь на 9 ноября в районе Батины была успешно проведена разведка боем усиленными стрелковыми ротами 74-й и 233-й стрелковых дивизий. Используя подручные средства, роты внезапно для про­тивника форсировали Дунай и захватили на противоположном берегу реки два не­больших плацдарма. В последующие четыре дня командир 75-го стрелкового корпуса генерал-майор А. 3. Акименко, стремясь расширить и объединить плацдарм, пере­правил через реку основные силы обеих дивизий.

Развернулись ожесточенные бои, не прекращавшиеся ни днем ни ночью. В не­скольких местах река прорвала дамбу и затопила подходы к вражеским позициям. Наши части понесли значительные потери в людях. Обстановка требовала быстрой переброски на плацдарм свежих сил. Но единственный понтонный мост, две паромные переправы и дорогу, ведущую к ним через заболоченную местность, противник бес­прерывно обстреливал и бомбил. В связи с этим переправы действовали только ночью. 13 ноября в бой был введен 64-й стрелковый корпус. В последующие десять дней оба корпуса полностью сосредоточили свои силы на плацдармах (64-й — на батинском, 75-й — на апатинском) и к 23 ноября объединили их.

Ни разлив реки, ни прорыв дамбы и затопление подходов к позициям врага не смогли задержать наступление наших частей. Бойцы и офицеры под огнем врага, по грудь в холодной воде шли на штурм немецких укреплений. В боях за плацдарм отли­чились многие части и подразделения, в частности батальон под командованием капи­тана Г. Н. Долгополова из 19-й стрелковой дивизии. Противник, укрепившийся на высоте, встретил наступавший батальон артиллерийским и минометным огнем. Бойцы вынуждены были залечь. Тогда командир дивизии генерал-майор П. Е. Ла­зарев приказал капитану Долгополову обойти противника справа по затопленной местности и внезапным ударом овладеть вражеским опорным пунктом. Выполняя приказ, солдаты и офицеры по пояс в воде прошли два километра, неся на себе пуле­меты, минометы и боеприпасы. Внезапная атака батальона во фланг противника ре­шила исход боя. Гитлеровцы отступили, оставив на поле боя много убитых солдат и офицеров.

После расширения батинского и апатинского плацдармов и их слияния коман­дующий фронтом приказал ввести в сражение второй эшелон 57-й армии (6-й гвардей­ский стрелковый корпус) и одну механизированную бригаду, а также 21-й гвардейский стрелковый корпус 4-й гвардейской армии, которой командовал генерал-лейте­нант И. В. Галанин 1. 4-я гвардейская армия вышла в первый эшелон фронта правее 57-й армии. Это резко изменило положение на плацдарме. К исходу 26 ноября он был расширен до 50 километров по фронту и 14—17 километров в глубину. Такие раз­меры плацдарма позволяли развернуть на нем большие силы и обеспечить относи­тельно нормальную работу переправ на Дунае. Используя этот успех, войска фронта к 9 декабря вышли в район к югу от озера Веленце и к озеру Балатон. Здесь, встретив заранее подготовленную оборону противника, они вынуждены были приостановить наступление. Выход войск 3-го Украинского фронта к озерам Веленце и Балатон создал угрозу удара в тыл вражеской группировки, оборонявшей Будапешт.

Войскам 3-го Украинского фронта содействовала 17-я воздушная армия, кото­рой командовал генерал-полковник авиации В. А. Судец. Несмотря на то что в пер­вой декаде декабря стояла нелетная погода, бомбардировщики и штурмовики наноси­ли немецким и венгерским войскам значительный урон. Наступлению войск помо­гала также Дунайская военная флотилия. Ее корабли высадили тактические десанты в районах Илока, Герьена, огнем помогли форсировать Дунай и захватить плацдармы, обеспечили переправы через реку в районах Апатина, Мохача, Дуна-фёльдвара.

К середине декабря в полосе наступления 2-го и 3-го Украинских фронтов сло­жилась следующая обстановка. Войска правого крыла 2-го Украинского фронта в период с 12 по 18 декабря достигли довоенной венгеро-чехословацкой границы, а южнее города Рожнявы пересекли ее; войска центра вышли на рубеж восточнее города Озд — южные склоны гор Матра и на южный берег реки Ипель до Балашша­дьярмата. На левом крыле фронта 6-я гвардейская танковая армия захватила плац­дарм на реке Ипель в районе Шаги. 7-я гвардейская армия с 7-м румынским армей­ским корпусом занимала фронт перед внешним обводом Будапешта, левее — до Дуная — располагался 18-й отдельный гвардейский стрелковый корпус. В составе войск фронта было 39 стрелковых дивизий, 2 укрепленных района, 2 кавалерийских, 2 танковых и 2 механизированных корпуса. В оперативном подчинении командующе­го фронтом находились также 14 румынских дивизий. Против войск 2-го Украин­ского фронта действовали часть сил 1-й танковой армии, 1-я венгерская армия, 8-я немецкая армия и часть сил 6-й немецкой армии — всего 26 дивизий, в том числе 4 танковые, 3 моторизованные и 2 кавалерийские.

В полосе 3-го Украинского фронта после его перехода 9 декабря к обороне линия фронта до 20 декабря не изменилась. Участок от Дуная до озера Велеице зани­мала 46-я армия, включенная 12 декабря в состав этого фронта; между озерами Веленце и Балатон оборонялась 4-я гвардейская армия, южнее озера Балатон до реки Дравы — 57-я армия, по северному берегу Дравы — 1-я болгарская и 3-я югослав­ская армии. В составе войск фронта (не считая болгарских и югославских дивизий, противостоявших вражеской группе армий «Ф») имелись 31 стрелковая дивизия, 1  укрепленный район,  1 бригада   морской пехоты, 1 кавалерийский,  1 танковый и 2 механизированных корпуса. 3-му Украинскому фронту противостояли часть сил 6-й армии, 3-я венгерская армия, 2-я танковая армия и часть сил группы армий «Ф» — всего 25 дивизий, из них 5 танковых, 1 моторизованная, 2 кавалерийские, а также 1 моторизованная и 1 кавалерийская бригады. Следовательно, всего перед 2-м и 5-м Украинскими фронтами находились 51 немецкая и венгерская дивизии и 2 брига­ды, в том числе 9 танковых,   4 моторизованные дивизии и 1 моторизованная бригада.

Вражеская оборона перед 2-м Украинским фронтом была не везде одинаковой Перед правым крылом на венгеро-чехословацкой границе имелись заранее укреплен­ные позиции. Против левого крыла фронта враг опирался на подготовленный по рекам Ипель и Дунаю рубеж, а также на внешний обвод обороны Будапешта. Несколько слабее вражеская оборона была лишь севернее Будапешта, в районе Шаги, где она создавалась поспешно. Перед 3-м Украинским фронтом гитлеровцы совершенство­вали оборону на линии Маргариты. Наиболее развитой она была на участке между Дунаем и озером Балатон. Здесь имелись три полосы. Первая, главная, состояла из двух позиций глубиной 5—8 километров. Вторая находилась на глубине от 6 до 15 километров от переднего края первой полосы. В сильный узел сопротивления был превращен город Секешфехервар. Третья полоса проходила в 20—35 километрах от переднего края первой полосы. Наиболее плотно войска располагались в главной оборонительной полосе. Танковые дивизии находились преимущественно во второй и третьей полосах. И лишь небольшая их часть занимала участки главной полосы.

Намерения немецко-фашистского командования сводились к тому, чтобы не до­пустить дальнейшего продвижения советских войск на запад и не дать окружить свою будапештскую группировку. Для этого гитлеровцы непрерывно совершенствовали оборону, особенно на участке Дунай — озеро Балатон.

Замысел Ставки Верховного Главнокомандования относительно дальнейших совместных действий 2-го и 3-го Украинских фронтов заключался в том, чтобы окру­жить будапештскую группировку противника и разгромить ее одновременными ударами обоих фронтов. Этот замысел был выражен в директиве Ставки от 12 де­кабря 1944 г.

2-й Украинский фронт получил задачу нанести удар из района Шаги в общем на­правлении на Солдины, выйти на левый (северный) берег Дуная на участке Несмей— Эстергом и не допустить отхода будапештской группировки врага на северо-запад. Одновременно частью сил фронт должен был наступать на Будапешт с востока с целью овладеть городом. 3-му Украинскому фронту предстояло нанести удар из района озе­ра Веленце на север, в направлении Бичке, выйти на правый (южный) берег Дуная на участке Эстергом — Несмей и отрезать пути отхода будапештской группи­ровке противника на запад, а частью сил наступать от Бичке на Будапешт и овладеть им во взаимодействии со 2-м Украинским фронтом. Разграничительная линия между фронтами устанавливалась по Дунаю.

В соответствии с замыслом Ставки командующий 2-м Украинским фронтом при­казал 53-й, 7-й гвардейской и 6-й гвардейской танковой армиям прорвать оборону в районе Шаги и севернее излучины Дуная, уничтожить противостоявшего противника и, развивая удар в северо-западном, западном и юго-западном направлениях, выйти на рубеж Немце — Несмей и во взаимодействии с 3-м Украинским фронтом окру­жить    будапештскую    группировку.   30-й    стрелковый    корпус   7-й   гвардейской армии, 7-й румынский армейский корпус,   18-й отдельный гвардейский стрелковый корпус   должны   были   занять  к   исходу   23   декабря    Пешт — восточную   часть венгерской столицы. Войскам правого крыла фронта — 4-й румынской, 40-й и 27-й армиям — надлежало разгромить врага в приграничных районах Венгрии и Чехосло­вакии и к исходу 23 декабря ликвидировать выступ на линии фронта в районе гор­Матра. В дальнейшем войска фронта должны были наступать на рожнявском, зво­ленском и комарненском направлениях и к 25—28 декабря выйти на территори Словакии, к южным склонам Низких Татр и далее на юго-запад, до реки Нитры.

Решение командующего 2-м Украинским фронтом имело существенную особен­ность: 6-ю гвардейскую танковую армию предполагалось использовать в первом эше­лоне ударной группировки для прорыва вражеской обороны и последующего стреми­тельного наступления  в  северо-западном   направлении,   с   тем   чтобы   обеспечить действия войск обоих фронтов, окружавших будапештскую группировку врага. В тех условиях это было очень важно, так как из района северо-западнее Будапешта про­тивник мог нанести сильный удар по заходящему флангу войск, окружавших Буда­пешт. В дальнейшем 6-й гвардейской танковой армии предстояло наступать на Нитру и 25—28 декабря овладеть районом Гимеш — Нитра — Врабле. Наступая на Нитру, танковая армия получала возможность выйти на пути, ведущие из района Моравских Ворот 1 к Будапешту, и во взаимодействии с конно-механизированной группой фронта, наступавшей из района Комарно, нанести удар на Братиславу.

Командующий 3-м Украинским фронтом решил прорвать оборону противника на линии Маргариты на двух узких участках восточнее и западнее озера Веленце и, развивая прорыв в глубину и в сторону флангов, во взаимодействии со 2-м Украин­ским фронтом окружить и разгромить будапештскую группировку врага. При этом 46-я армия развертывалась фронтом на северо-восток и восток для наступления во взаимодействии с подвижными соединениями на Будапешт и создания внутреннего фронта окружения. Лишь один стрелковый корпус 4-й гвардейской армии наступал на север, остальные силы армии развертывались фронтом на северо-запад и запад с целью создания внешнего фронта окружения. 2-й гвардейский и 7-й механизирован­ные корпуса действовали как армейские подвижные группы. 18-й танковый корпус предназначался для ввода в сражение восточнее или западнее озера Веленце. В обоих случаях он должен был выйти в район Бичке, а к исходу второго дня, после вво­да,— в район Эстергома для соединения с войсками 2-то Украинского фронта. На 5-й гвардейский кавалерийский корпус возлагалась задача развить успех 7-го механизированного и 18-го танкового корпусов и выйти на внешний фронт окружения.

Утром 20 декабря войска 2-го Украинского фронта перешли в наступление. 6-я гвардейская танковая армия, прорвав вражескую оборону, начала стремительно выдвигаться в северо-западном направлении. К исходу первого дня операции она продвинулась на 32 километра, овладела важным узлом дорог Левице и подошла к реке Грону в районе Кальницы. 7-я гвардейская армия в первый день наступления обошла с севера и юга горы Бёржёнь, расположенные к югу от Шаги, и, продвинув­шись на 15 километров, вышла в долину реки Ипель. Фашисты оборудовали на скло­нах гор опорные пункты и сильным огнем стремились задержать наступление частей 7-й гвардейской армии. Наши войска разгромили вражеские узлы обороны и нанесли противнику большой урон.

Немецко-фашистское командование попыталось сорвать дальнейшее продвиже­ние советских войск. 21 декабря части трех танковых дивизий противника при под­держке пехоты нанесли контрудары: основной — из района Сакалоша в общем напра­влении на Шаги и вспомогательный — из района Немце на юг. Им удалось прорвать фронт правофланговых соединений 7-й гвардейской армии и к исходу 22 декабря выйти в район Томпы, откуда за два дня до этого начала наступление 6-я гвардей­ская танковая армия. Противник намеревался перерезать ее коммуникации, однако подставил под удар свой левый фланг. Этим воспользовался командующий 2-м Украинским фронтом. 21 декабря он приказал командующему 6-й гвардейской танковой армией, прикрывшись с севера, основными силами нанести удар на юг вдоль восточного берега реки Грона и во взаимодействии с 7-й гвардейской армией окружить и уничтожить всю группировку врага в междуречье Ипель — Грон.

22 декабря часть сил танковой армии вышла в тыл ударной группировки про­тивника. Крутой поворот этой армии на юг придал острый характер борьбе в между­речье Ипель — Грон, тем более что к 24 декабря вся танковая армия оказалась в тылу вражеской группировки, наносившей контрудар. Ведя ожесточенные бои и уничтожая живую силу и технику врага, соединения 6-й гвардейской танковой и 7-й гвардейской армий выдвигались к югу. 26 декабря они подошли к Дунаю севернее Эстергома и соединились с войсками 3-го Украинского фронта, вышедшими в этот день в район Эстергома с юга.

К 27 декабря группировка противника, прорвавшаяся в район Томны, а также все остальные силы врага, действовавшие в междуречье Ипель — Грон, были окру­жены, а через два дня уничтожены. В конце декабря 7-я гвардейская армия вышла на реку Грон на участке от Левице до устья, захватив небольшой плацдарм в райо­не южнее Солдины. К этому времени командующий фронтом вывел 6-ю гвардейскую танковую армию в свой резерв.

Будапештская группа войск 2-го Украинского фронта (30-й стрелковый корпус 7-й гвардейской армии, 7-й румынский армейский корпус, 18-й отдельный гвардей­ский стрелковый корпус) не выполнила поставленную ей задачу — овладеть восточ­ной частью Будапешта. Сил оказалось явно недостаточно. С 26 по 31 декабря эта группа с тяжелыми боями продвинулась лишь на 4—12 километров и подошла к городу.

На правом крыле фронта наши войска за 10—11 дней наступления, преодолевая упорное сопротивление врага, ликвидировали выступ фронта в районе гор Матра, пересекли и здесь чехословацкую границу. В полосе наступления 2-го Украинского фронта они полностью очистили территорию Венгрии от противника.

Войска 3-го Украинского фронта начали наступление также 20 декабря при благоприятном соотношении сил и средств. На направлении главного удара они пре­восходили врага: в живой силе — в 3,3 раза, в орудиях — в 4,8 раза, в танках и само-ходно-артиллерийских установках — в 3,5 раза. По авиации силы сторон были почти равны. 20—22 декабря ожесточенная борьба шла в первых двух оборонительных поло­сах, то есть в тактической зоне обороны противника. Уже к концу первого дня, когда ударная группа фронта продвинулась всего лишь на 5—7 километров, враг начал переходить в контратаки пехотой и танками. Контратаки еще более усилились во второй день, особенно из района Секешфехервара. Удержанию этого важного узла обороны гитлеровцы придавали очень большое значение.

Не удовлетворившись вводом в бой вторых эшелонов корпусов, командующий фронтом для завершения прорыва тактической зоны обороны врага 21 декабря при­казал ввести в сражение армейские подвижные группы — 2-й гвардейский и 7-й меха­низированные корпуса, а на следующий день и 18-й танковый корпус (в полосе 46-й армии). Поставленная задача была выполнена к исходу третьего дня операции во всей полосе наступления ударных групп обеих армий, за исключением участка в районе Секешфехервара и к западу от него.

Затяжной характер прорыва вражеской обороны объяснялся следующими при­чинами. Стрелковые дивизии не имели танков непосредственной поддержки пехоты и в большинстве случаев — вторых эшелонов, в то время как противник в боях за первую и вторую полосы обороны использовал значительное количество танков. Введенные в бой подвижные войска не смогли обогнать пехоту и вынуждены были действовать в ее боевых порядках. Действия стрелковых и подвижных войск не были в достаточной степени поддержаны огнем артиллерии.

На четвертый день операции, 23 декабря, ударная группа фронта завершила прорыв всей сильно укрепленной и глубоко эшелонированной обороны противника, углубившись в нее до 30 километров и расширив этот прорыв до 100 километров по фронту. В тот же день наши войска заняли город Секешфехервар. При прорыве обо­роны на линии Маргариты и в боях за Секешфехервар советские воины вступали в ожесточенные схватки с вражескими танками, отбивали контратаки противника, преодолевали его яростное сопротивление.

Сокрушив оборону врага между Дунаем и озером Веленце, наши войска уско­рили свое продвижение. 24 декабря 18-й танковый корпус овладел крупным узлом дорог — городом Бичке, а через два дня вышел с юга к Дунаю и занял Эстер­гом. Окружение будапештской группировки было завершено. В этот же день 46-я армия во взаимодействии со 2-м гвардейским механизированным корпусом завязала бои на улицах Буды.

В то время как 46-я армия вела бои на внутреннем фронте окружения, 4-я гвар­дейская армия и 5-й гвардейский кавалерийский корпус 26 декабря вышли на рубеж Тарян — восточнее Замоя — юго-западнее Секешфехервара и создали внешний фронт окружения на значительном удалении (30—45 километров) от внутреннего фронта. К исходу 31 декабря внешний фронт окружения проходил по линии Несмей — запад­нее Замоя — озеро Балатон. На участке озеро Балатон — река Драва фронт оста­вался неизменным.

Наступлению наземных войск содействовала 17-я воздушная армия, которая в течение 11 дней произвела 5 тыс. самолето-вылетов.

Таким образом, 3-й Украинский фронт выполнил свою задачу по окружению будапештской группировки и создал на заданном рубеже внешний фронт окружения. Западную часть венгерской столицы, где противник оказал очень сильное сопротив­ление, занять не удалось.

Наиболее важным итогом боевых действий 2-го и 3-го Украинских фронтов в последней декаде декабря явилось окружение будапештской группировки врага (7 пехотных, 2 танковые, 1 моторизованная, 2 кавалерийские дивизии, 3 артилле­рийские бригады, до 30 отдельных полков, батальонов и разных боевых групп нем­цев и венгров общей численностью свыше 188 тыс. человек) и завершение освобождения центральной части Венгрии. Войска окруженной группировки к кон­цу декабря занимали круговую оборону на окраинах Будапешта. Вражеское командование готовилось к упорной обороне города. За несколько дней до окружения, предвидя его возможность, оно создало в городе значительные запасы продовольствия и боеприпасов. Гитлеровцев не беспокоило то обстоятельство, что бессмысленные обо­ронительные действия в таком крупном городе могут привести к огромным жертвам среди его более чем миллионного населения. Не подумало о судьбе жителей Будапеш­та и «национальное» правительство. Салапти и его министры сбежали в западные районы страны, откуда вскоре перебрались в Австрию. Фашисты пытались угнать жителей города, но эта попытка не удалась. Когда оккупанты распорядились эвакуи­ровать Чепсль — промышленный район столицы Венгрии, население, по сообщению нелегальной газеты «Сабад неп», «встретило это распоряжение с глубоким возмуще­нием... срывало расклеенные объявления, позже, собравшись у здания управы, било стекла, протестуя против распоряжения об эвакуации, устраивая манифестации про­тив немцев и нилашистов». Будапештцев поддержали солдаты. Местные власти вынуждены были отменить распоряжение об эвакуации.

0

11

5. Выход Венгрии из войны

Во время второго этапа боев за освобождение Венгрии в политической жизни страны произошли дальнейшие серьезные изменения. После изгнания немецко-фашистских войск из восточных и центральных районов Венгрии коммунистическая партия развернула работу в условиях полной политической свободы.

9 ноября 1944 г. состоялось совещание руководящего центра, созданного ком­мунистами на очищенной от врага территории. В нем приняли участие также пред­ставители ряда крупных местных партийных организаций освобожденных районов. В ответ на выступления некоторых партийных работников, предлагавших установить пролетарскую диктатуру, члены руководящего центра указали, что непосредствен­ной задачей партии в данный момент является не строительство социализма, а полное освобождение страны от немецких оккупантов и создание демократической Венгрии.

«Мы хотим, — заявил представитель руководства Венгерской  коммунистической   партии   И. Реваи на собрании  коммунистов   города   Сегеда 19 ноября, — не буржуазно-капиталистической, а народной демократии, где демократические свободы народа не являются только фиговым листком, где земля находится в руках крестьян,ного расчета со всем венгерским капиталистическим классом. Без независимой Венг­рии, без венгерской демократии, без раздела земли, без передачи земли в руки крестьян мы не сможем приготовиться к этой борьбе».

Так определялись ближайшие и последующие задачи коммунистической пар­тии. Для их выполнения первостепенное значение приобретало широкое объединение демократических партий, всех антифашистских сил и организаций. Добиваясь этого, венгерские коммунисты выступили инициаторами преобразования Венгерского-фронта в Венгерский национальный фронт независимости, что и было сделано 2 декабря 1944 г. в Сегеде. В новое объединение вошли, кроме состоявших ранее в Венгерском фронте четырех партий, буржуазно-демократическая партия и профес­сиональные союзы.

Венгерский национальный фронт независимости, являвшийся более широкой организацией по сравнению с Венгерским фронтом, ставил перед собой и более реши­тельные цели. Если Венгерский фронт был прежде всего объединением для освобожде­ния страны от немецко-фашистских оккупантов, то Венгерский национальный фронт независимости добивался не только полного изгнания оккупантов, но и установления новых общественных порядков. Его политической платформой явилась выработан­ная коммунистической партией и опубликованная 30 ноября 1944 г. в газете «Нэплап» «Программа национального возрождения». Компартия была единственной партией в стране, сумевшей выработать мобилизующую, действенную программу устройства жизни венгерского народа на новых началах. Этот документ приняли все партии и организации Венгерского национального фронта независимости.

3 декабря в Сегеде состоялся массовый митинг трудящихся, одобривший прог­рамму Венгерского национального фронта независимости. Ее основные требования сводились к следующему: оказать помощь Красной Армии в изгнании немецких оккупантов из страны; привлечь к ответственности изменников родины и военных преступников; распустить .фашистские, пронемецкие и другие антинародные орга­низации; предоставить народу политические свободы, в частности право всеобщего, тайного, пропорционального голосования; очистить государственный аппарат от антинародных, предательских элементов. Главными социально-экономическими тре­бованиями программы были: проведение широкой земельной реформы, направлен­ной, по существу, на ликвидацию феодальной системы землевладения; установление государственного контроля за картелями и крупными банками; национализация неф­тяных источников, угольных и бокситовых шахт, рудников, электростанций; введе­ние восьмичасового рабочего дня.

В области внешней политики программа требовала установления тесной дружбы с Советским Союзом и добрососедских отношений и сотрудничества с окружающими странами, а также с Англией и США. В ней указывалось: «Необходимо покончить с манией венгерского империализма, с реакционной мечтой о великой Венгрии. Раз и навсегда необходимо покончить с теми стремлениями, целью которых является гос­подство над народами долины Дуная...» 3 Наконец, программа требовала создать в каждом населенном пункте из представителей демократических партий и патриотов-антифашистов национальный комитет как орган Венгерского национального фронта независимости, созвать Национальное собрание для разработки конституции и обра­зовать Временное правительство, опирающееся на местные национальные комитеты и ответственное перед Национальным собранием.

5 декабря эту программу приняли на митинге трудящиеся Дебрецена. Здесь, так же как и в Сегеде, был образован национальный комитет. В связи с освобождением Северной Венгрии центр Венгерского национального фронта независимости переме­стился и Дебрецен, но значение Сегеде ко го комитета по-прежнему оставалось боль­шим. Оба комитета — в Сегеде и Дебрецене -- сыграли огромную роль в созыве Временного национального собрания, явившегося важнейшей вехой в строительстве новой, демократической Венгрии. В период с 12 по 20 декабря в большинстве круп­ных населенных пунктов были созданы национальные комитеты Венгерского нацио­нального фронта независимости. Под их руководством на официальных митингах были набраны 230 делегатов Временного национального собрания.

Первое заседание Национального собрания состоялось 21 декабря в Дебре­цене. В его состав входили представители рабочих, крестьян, демократической интел­лигенции, мелкой городской буржуазии и части крупной буржуазии, порвавшей с немцами. В числе депутатов были 72 коммуниста, представители других партий, вхо­дивших в Венгерский национальный фронт независимости, а также представители профессиональных союзов. В первый же день Временное национальное собрание приняло воззвание к народу, в котором заявило, что оно, «как выразитель воли на­ции, как носитель суверенитета Венгрии, берет в свои руки дело управления страной, оставшейся без руководства». В воззвании указывалось: «Мы предоставим землю сотням тысяч безземельных и беднейших крестьян...» Обращаясь к народу и вен­герским солдатам по ту сторону фронта, собрание призывало: «Не подчиняйтесь узурпаторскому правительству Салаши... Поверните оружие против немецких угне­тателей, поддерживайте Красную Армию —освободительницу, присоединяйтесь к борьбе за свободу Венгрии».

22 декабря Временное национальное собрание избрало Временное правитель­ство, которое возглавил генерал-полковник В. Миклош. В состав правительства вошли по два представителя от социал-демократической партии и партии мелких сельских хозяйств, три от компартии, один от национально-крестьянской партии и четверо беспартийных. Большинство членов правительства не являлись действи­тельными сторонниками Сегедской программы, но они не могли не считаться с обста­новкой, с требованиями народа, в частности с вековой мечтой крестьяне земле. Пред­ставители буржуазии и помещиков, маневрируя и соглашаясь па частичные реформы, надеялись сохранить экономические и политические позиции имущих классов. Открыто же отвергнуть программу Венгерского национального фронта независи­мости они не осмеливались, так как боялись разоблачить себя перед народом. В пер­вой же правительственной декларации говорилось, что программа Венгерского нацио­нального фронта независимости является программой деятельности правительства. Но это, как подтвердили события 1945—1946 гг., было со стороны правого крыла пра­вительства и правого крыла Национального собрания лицемерным заявлением.

Временное правительство в своей декларации указало, что оно порывает с фашистской Германией и будет добиваться скорейшего заключения перемирия с СССР и его союзниками. Действительно, 28 декабря 1044 г. Венгрия порвала дипло­матические отношения с Германией и объявила ей войну. Этот акт имел большое внутриполитическое и международное значение.

Созыв Временного национального собрания, образование Временного прави­тельства, принятие этими органами важнейших законов с воодушевлением были встречены венгерским народом на всей освобожденной территории страны. Населе­ние на массовых митингах одобряло платформу нового правительства. С поддержкой правительственной программы выступили видные представители венгерской буржуаз­ной эмиграции. Поддержали ее и многие бывшие венгерские дипломатические пред­ставители, порвавшие после мартовских или октябрьских событий 1044 г. связи с правительством.

Установление новой государственной власти оказало огромное влияние на всю жизнь Венгрии. Народно-демократическая класть была направлена в первую очередь против империализма и фашизма, против помещиков и крупных капиталистов, со­трудничавших с немецкими оккупантами.

В начале января в Москву прибыла венгерская правительственная делегация. Переговоры, состоявшиеся 18—20 января, завершились подписанием соглашения о перемирии между СССР, Англией и США, с одной стороны, и Венгрией — с другой. Соглашение содержало следующие важнейшие положения. Венгрия обязалась выста­вить не менее восьми пехотных дивизий со средствами усиления для участия в войне под общим руководством Союзного (Советского) Главнокомандования, а также выде­лить необходимые материальные средства (финансы, транспорт, продовольствие, горю­чее и пр.). Венгрия отказывалась от всяких прав на оккупированные после 1 декабря 1937 г. территории Чехословакии, Югославии и Румынии, обязывалась вернуть Советскому Союзу, Чехословакии и Югославии все вывезенные оттуда материаль­ные ценности. Правительство Венгрии взяло на себя обязательство распустить в стране все фашистские организации. До заключения договора о мире издание и рас­пространение литературы, работа зрелищных предприятий, радиостанций и органов связи должны были осуществляться по согласованию с Советским Верховным Главно­командованием. Соглашение предусматривало восстановление гражданской админи­страции во всех районах Венгрии, удаленных не менее чем на 50—100 километров от линии фронта. Гражданским властям вменялось в обязанность выполнять инструк­ции советского командования. Наконец, в 18-й и 19-й статьях соглашения указыва­лось, что для контроля за выполнением условий перемирия учреждается Союзная контрольная комиссия под общим руководством Союзного (Советского) Главно­командования г.

Соглашение о перемирии имело важное значение для дальнейшей судьбы страны. Оно закладывало прочную основу для создания действительно независимой, демокра­тической Венгрии, ликвидировало режим империалистической оккупации соседних с Венгрией стран и объявляло недействительными гитлеровские «территориальные дары». Суверенитет Венгрии на время действия соглашения частично ограничивался Союзной контрольной комиссией, деятельность которой направлялась на полное искоренение фашизма в Венгрии и поддержание истинно демократических порядков в стране. Этим Союзная контрольная комиссия оказывала большую помощь демо­кратическим силам страны в образовании новой власти. Деятельность комиссии способствовала также установлению нормальных отношений с соседними государ­ствами.

Огромное значение соглашения о перемирии заключалось в том, что оно помогло демократическим силам Венгрии подорвать позиции реакции внутри страны. Вен­герская коммунистическая партия, умело использовав новые условия, сложив­шиеся в результате освобождения большей части Венгрии Красной Армией, и до­бившись сплочения демократических сил страны, уже в тот период сыграла ре­шающую роль в созыве Временного национального собрания, создании Времен­ного правительства и в принятии этими органами первых важнейших законов новой Венгрии.

Под руководством Венгерской коммунистической партии в период проведения Будапештской операции была организована массовая самооборона народа против бесчеловечных действий гитлеровцев, стремившихся превратить Венгрию в зону пустыни. В Дебрецене, Ньиредьхазе, Сольноке, Кечкемете фашисты уничтожили большое количество предприятии, в том числе коммунальных. Из многих городов и населенных пунктов они вывезли почти все запасы продовольствия. Из деревень, в том числе и из помещичьих хозяйств, оккупанты угоняли скот 2. Население грабили Как военные органы, так офицеры и солдаты. В приказе по 6-й немецко-фашистской армии от 21 ноября генерал М. Фретер-Пико отмечал: «За последнее время грабеж не­мецкими солдатами венгерского населения принял массовую форму... Солдаты отправ­ляют на родину многочисленные посылки, содержимое которых приобретено граби­тельским путем. Так, например, отправляются меховые пальто, радиоприемники дамское белье, постельные принадлежности, часы и т. д.». Фашистское командова­ние и правительство Салаши попытались организовать массовую насильственную эва­куацию венгров. Все мужчины в возрасте от 19 до 49 лет были объявлены мобилизо­ванными. Юноши 17—19 лет в принудительном порядке направлялись в Германию и включались в состав воинских частей.

Этот произвол оккупантов и их нилашистских приспешников натолкнулся на сопротивление широких масс венгерских трудящихся. В Мишкольце, Диошдьёре и других городах рабочие не выполнили распоряжений немецких властей об эвакуа­ции предприятий. Когда гитлеровцы проводили облавы с целью угона жителей, прежде всего рабочих, те разбегались по окрестным хуторам, скрывались в лесах. Крестьяне отказывались от поставок продовольствия, прятали продукты, угоняли в леса скот.

Немецкое командование вынуждено было признать, что приказ об эвакуации не выполняется. Генерал Фретер-Пико в донесении командующему группой армий «Юг» генералу Фриснеру от 7 ноября писал: «На основе полученных сообщений и сделанных мною наблюдений я констатирую, что приказ венгерского правительства об эвакуации выполняется лишь малым количеством людей (речь идет прежде всего а крупных чиновниках, капиталистах, помещиках. — Ред.)... Кто эвакуируется, осо­бенно из мужчин молодых возрастов, обвиняется в затягивании войны. Даже жандар­мерия называет этих людей «затягивателями войны».

Венгры саботировали оборонительные работы, к которым их привлекали немец­кие власти. Салашистский бургомистр Будапешта признал, что большая часть насе­ления столицы отказалась выйти на работу. В донесении от 22 ноября он указывал, что из Чепеля не вышло на работу ни одного человека, из Пештэржебета за два дня яви­лось вместо 2500 человек только 100, из Кишпешта — вместо 2500 человек лишь 400. Такая же картина наблюдалась и в провинции. Фашистский «правительственный уполномоченный в районе военных действий», сообщая о фактах уклонения от оборо­нительных работ по всей стране, вместе с тем констатировал, что на территории, заня­той Красной Армией, население всячески помогает ей. Одной из форм народного сопротивления явилось также массовое дезертирство из фашистской армии, отказ от призыва в немецкие вооруженные силы, оказание помощи солдатам-дезертирам и тем, кто не хотел вступить в армию.

Деятельность коммунистической партии имела еще одну важную сторону. Возглавив дело создания новой государственности, партия обеспечивала относительно нормальные условия в тылу советских войск, продолжавших борьбу, чтобы окон­чательно изгнать немецко-фашистских оккупантов из западных и юго-западных районов Венгрии.

В ходе Будапештской операции в тылу врага стало развертываться партизан­ское движение. Партизаны столицы много раз прерывали железнодорожное сообще­ние на окружной дороге на участке Будапешт — Вац, нападали на группы немец­ких и венгерских фашистов. Крупным партизанским отрядом в столице, насчитывав­шим до 100 человек, был Уйпештский отряд. Действовал он в Уйпеште и Ракошпало-те. Особенно успешно отряд противодействовал разрушению немцами городских предприятий. В юго-восточной части столицы оперировал Кишпештский отряд.

Мишкольцкий партизанский отряд «Мокан», в который входило около 150 человек, сорвал вывоз захватчиками оборудования с заводов Мишкольцкого района. Пар­тизанский отряд, созданный коммунистами-шахтерами, действовал западнее Дуная, в районе гор Пилиш и Баконь. В донесениях нилашистских властей указывалось, что только с 18 сентября по 1 ноября в провинции отмечено 22 случая взрыва поездов, 34 случая вооруженных столкновений (нападения на посты, патрулей), много нару­шений телеграфной связи.

Кроме боевых действий, партизаны вели разъяснительную работу среди насе­ления. Некоторые отряды, например отряд имени Петефи и отряд Ш. Ногради, рас­пространяли листовки. По венгерским источникам, в партизанских отрядах насчи­тывалось 2000—2500 человек. И хотя, как отмечалось выше, существенной и непос­редственной военной помощи советским войскам они не оказали, морально-полити­ческое значение их деятельности было большим.

В результате напряженных боевых действий за освобождение восточных и центральных районов Венгрии, Закарпатской Украины и восточных районов Чехо­словакии Красная Армия нанесла решительное поражение немецко-фашистским войскам. С начала октября 1944 г. до середины февраля 1945 г. советские войска разгромили 40 дивизий и 3 бригады врага. За тот же период было уничтожено пол­ностью 8 пехотных дивизий и 5 бригад.

Группа армий «Юг» за это время получила на усиление 37 дивизий, в том числе 12 танковых и моторизованных, и 8 бригад 3. Оттянув на себя такое количество сил противника, войска 2, 3 и 4-го Украинских фронтов оказали неоценимую помощь фронтам, действовавшим на главном направлении.

Особенно ожесточенные бои происходили на территории Венгрии. За четыре с лишним месяца к середине февраля 1945 г. были освобождены две трети венгерской земли. Венгрия — последняя из сателлитов гитлеровской Германии — вышла из несправедливой, грабительской войны, кбторую она вела по вине господствующих классов. Временное венгерское правительство порвало с Германией военные, дипло­матические, экономические связи и объявило ей войну.

Красная Армия разбила оковы иноземного гнета, восстановила национальную независимость Венгрии, дала возможность венгерскому народу приступить к уста­новлению подлинно демократических порядков. В ожесточенной борьбе она уничто­жила основные силы хортистско-нилашистской армии и тем самым облегчила создание нового государственного аппарата. Присутствие Красной Армии в Венгрии создало благоприятные условия для свободного развертывания борьбы прогрессивных сил против господства помещиков и капиталистов.

Боевые действия советских войск в Венгрии сорвали намерения английских империалистов сохранить здесь реакционный режим, как это они сделали в Греции. Красная Армия изгнала фашистские орды с Средне-Дунайской низменности до того, как англо-американское командование могло приступить к реализации своих планов выхода в Венгрию через Истрию и Люблинский проход.

Советское правительство проводило в Венгрии, как и в других освобождаемых Красной Армией странах, глубоко интернациональную политику. Она была направ­лена на то, чтобы привлечь к борьбе против гитлеровского ига венгерский народ, пре­доставить ему возможность самому решить вопрос о демократизации страны, ее общественном и государственном строе.

В развертывании борьбы за установление действительно демократического строя в Венгрии выдающуюся роль сыграла ее коммунистическая партия. После 25-летнего пребывания в подполье она нашла в себе силы развернуть кипучую деятельность чтобы на обломках хортистского государства начать создание народно-демократи­ческой республики. В связи с 40-й годовщиной со дня образования Коммунистиче­ской партии Венгрии ЦК КПСС в своем приветствии Центральному Комитету Венгер­ской социалистической рабочей партии писал: «Коммунистическая партия Венгрии высоко пронесла знамя великого учения марксизма-ленинизма через суровые годы двадцати­пятилетнего господства кровавого хортистско-фапшстского режима и возглавила всена­родную борьбу за освобождение страны и национальную независимость Венгрии завершившуюся установлением народно-демократического строя».

Венгерский народ свято чтит память советских воинов, павших в боях за сво­боду и независимость его родины. «Где ни побываешь в Венгрии, — говорил Янош Кадар,— всюду можно видеть могилы советских воинов. В них покоятся герои, советские солдаты, отдавшие свою жизнь за свободу нашего народа. Мы свято чтим их память и обещаем, что никогда не зарастет дорога к их могилам».

После освобождения восточных и центральных районов Венгрии в ее западных районах еще оставались значительные силы врага. Более того, как показали события марта 1945 г., гитлеровское командование, несмотря на критическое положение на берлинском направлении, продолжало усиливать группу армий «Юг». Дебрецен-ская и особенно Будапештская операции советских войск создали условия для завер­шения разгрома группы армий «Юг» в Западной Венгрии и последующего наступле­ния в общем направлении на Вену.

0

12

очень познавательно, спасибо

0


Вы здесь » Форум В шутку и всерьёз » Вторая мировая война » Венгрия во Второй мировой