Форум В шутку и всерьёз

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум В шутку и всерьёз » Литература » Пушкин и о Пушкине


Пушкин и о Пушкине

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Он возродил самого Пушкина! ("Le Nouvel Observateur", Франция)

Интервью. Он ненавидит Россию, но обожает ее литературу: после Достоевского, Чехова и Гоголя, Андре Маркович сделал новый перевод Пушкина и поэтов его эпохи. Встреча с человеком, увлеченным своим делом

Это уникальная книга, написанная автором, которому нет равных. Андре Маркович( André Markowicz), известный своим неожиданным переводом Достоевского, который вызвал новую «битву за Эрнани», теперь взялся за Пушкина и его современников. Так он вспоминает всех поэтов русского романтизма, которые до сих пор неизвестны во Франции, поскольку писали в тени божественного Александра: это Батюшков, Баратынский, Гнедич, Вяземский и другие.

Сквозь стихи Маркович рассказывает нам о трагической судьбе их авторов (большинство из них закончили свои жизни в тюрьме или ссылке), начиная с самого Пушкина (1799-1837). Маркович пишет, что смерть его на дуэли была в действительности скрытым самоубийством. Вот в чем вся красота этой книги, название которой он одолжил у Осипа Мандельштама, - возможность читать ее не только как сборник стихотворений, но как роман в стихах, роман о грозной России и принесенном в жертву поколении.

«Le Nouvel Observateur»
Откуда у Вас такая страсть к Пушкину?

Андре Маркович. Русский – это мой родной, материнский язык, поскольку его передала мне именно мать. А русский язык – это в первую очередь Пушкин. У языка Пушкина – своя, в чем-то волшебная красота. Но дело не только в красоте. Моя мать выучила «Евгения Онегина» наизусть во время блокады Ленинграда, потому что у нее на руках умирала тетя, а в этой книге было много описаний разных кушаний. И то, что она читала тетке эти стихи о мясе и рокфоре, как-то ее подпитывало. Вот это и есть Пушкин.

- Пушкин в России – легенда. Как Вы думаете, есть ли во Франции равная ему фигура?

- Нет. Возьмем два примера. В 1937 году, во время больших сталинских чисток, отмечалось столетие со дня смерти Пушкина. Советские власти воспользовались этими торжествами, чтобы создать «пушкинскую традицию», а затем арестовывать и уничтожать всех тех, кто в эту традицию не вписывался. В начале февраля 1937 года председатель Союза писателей произнес эту знаменитую фразу: «Не признавать Пушкина – это государственное преступление». И это правда.

Человек, родной язык которого русский, не может не любить Пушкина. Мы можем не любить Виктора Гюго и, несмотря на это, ощущать себя французами. В тот же день в большом амфитеатре Сорбонны в Париже собралась вся российская эмиграция, чтобы чествовать Пушкина. То есть в один и тот же год этого человека чествовали как закоренелые сталинисты, так и самые ярые противники Сталина в мире.

- Чем объяснить такую популярность Пушкина?

- Пушкин – это часть повседневной жизни. Если вы сидите в кафе и уходите, не заплатив, потому что вы недовольны обслуживанием, официант побежит за вами с криками: «А платить кто будет, Пушкин?» Можно сравнить Пушкина с Шекспиром, однако Шекспир не будет платить за ваш кофе.

- Вы долго думали, прежде чем сказать себе: «Ну вот, теперь я могу взяться за Пушкина»?

- Десятки лет. Как музыкант, который решает взяться за Баха. Я очень близко к сердцу воспринял слова Ростроповича, который сказал, что в 70 лет он почувствовал, что готов исполнять его концерты для виолончели. Это не проблема техники. Техника существует, если она живет в теле вместе с сердцем. Без этого ничего не будет. Есть много текстов, которые я хотел бы включить в «Солнце Александра». Но я не смог. Потому что, посмотрев на некоторые из них, мне пришлось признаться самому себе: я недостаточно хорош для них. У меня не хватает духовных возможностей взяться за них.

- Действительно ли Пушкин выше своих современников в художественном смысле?

- Да. Здесь все, как в Англии. Почему Шекспир является Шекспиром, а Джон Донн – Джоном Донном? Мы не знаем. И при этом Донн очень велик. Но он – не Шекспир.

- Не поддерживает ли эту легенду трагическая смерть Пушкина?

- Мандельштам писал, что нужно выстраивать свою жизнь, как произведение искусства. И он говорил это, думая о Пушкине, который именно так и сделал. Он сам выбрал свою смерть. И после этого нужно было лишь найти подходящего идиота. Кого-то, кто согласился бы драться с ним на дуэли. Потому что ни один русский человек не согласился бы драться с ним. В 1836 году Пушкин находился в тупике, но он был христианином, и самоубийство было для него невозможным.

Тем не менее, он был игроком. Он искал драки со многими людьми, у дворян это называется набиваться на дуэль. Но не нашел. Однако Дантес, убийца Пушкина, был идиотом. Он ничего не понял. Дантес был нулем. Абсолютным. Человеком необыкновенной пошлости и цинизма. Пушкин был очень суеверен. Одна цыганка сказала ему, что причиной его смерти будет либо осел, либо блондин. Когда он увидел Дантеса, то сказал: «Это как раз два в одном». Потому что ослом русские называют тупицу.

- Вы знаете все его произведения?

- Большинство из них. Но я живу в Ренне, и, конечно же, есть книги, к которым у меня нету доступа. Например, очень красивый текст Николая Карамзина, который я включил в последний момент, потому что случайно нашел его на eBay в США, за две недели до сдачи рукописи.

- О чем говорится в этой романтической русской поэзии?

- Это поэзия о человеке, который противостоит Истории. Это первое столкновение русских художников с террором. Русский романтизм от французского также отличает большая экономия средств. Русский романтизм менее болтлив. Менее красноречив, чем поэзия Гюго или Ламартина. И это поэзия, в которой существует понятие разговора между поэтами. Да, существуют послания Гюго Ламартину, но они все же весьма эгоцентричны. А между всеми русскими поэтами того времени шел самый настоящий художественный диалог, который является основой культуры.

- Это было поколение с разбитой судьбой. Этих поэтов бросали в тюрьму, вешали, ссылали, практически все они плохо кончили. В том числе и Пушкин…

- Да, ведь это Россия. Это жестокость России. Какая жалость! Пушкин погиб в 37 лет. Лермонтов в 26. И оба они, так или иначе, сами искали смерти. И это как раз показывает, что особенность советского террора – это не террор. Это его промышленные масштабы. То есть в 1920-30-е годы власти позволяли себе убивать больше людей. Но суть в этом. Террор – это особенность государства в России. Когда Петр Великий строил Санкт-Петербург, он убил сотни тысяч людей. И Пушкин тоже говорит об этом. А когда он резал бороды боярам, сотни тысяч представителей знати, не соглашаясь на это, предпочли сожжение заживо.

- Русская поэзия оттого и красива настолько, потому что она все время ходит по краю?

- Русская поэзия не сосредоточена на самой себе. В ней нет графомании. Если человек пишет, значит ему действительно есть, что сказать. И он ставит свою жизнь на кон. Поэзия не для того, чтобы показать, как я умею что-то делать. Поэты действительно пишут, глядя смерти в лицо. Не метафоричной, а настоящей смерти. Русская поэзия – это акт веры.

- Ваш перевод Достоевского вызвал резкое отторжение у некоторых…

- Сначала вокруг него поднялся шум, а потом люди привыкли. Проблема в том, что Достоевский оказал серьезное влияние на всю французскую мысль в начале XX века. Так что взяться за Достоевского – это как взяться за Камю. С Пушкиным все по-другому. Здесь его никто не знает.

- Вы переводите все время?

- Нет, во всяком случае, не сижу ночами. Мои дни организованы следующим образом. Утром я перевожу прозу на компьютере. В 10.30 я выхожу в кафе. Там я уже перевожу с карандашом, и это стихи. Весь сборник «Солнце Александра» был переведен карандашом.

- Вы часто бываете в России?

- Нет. Я ненавижу эту страну.

- Вы ее ненавидите? Не может быть…

- Это грубая и чрезвычайно националистическая страна. Да и социальное неравенство сейчас настолько вопиюще. Это действительно противно. А потом, я терпеть не могу путешествовать. К счастью, у нас с Франсуазой Морван [его спутница, тоже переводчица] никогда не было отпуска. Мы устаем, когда не работаем. Когда путешествуем, например. Поэтому мы путешествуем как можно реже.

0

2

Почему Татьяна Ларина жила в хлеву? ("Англия", Великобритания)
21.11.2011

В Английской национальной опере (ENO) поставили оперу П.И.Чайковского "Евгений Онегин", где Ленский расхаживает в соломенной шляпе, а Онегин и Ларина целуются...

Если к музыкальной составляющей оперы, за которую отвечал Эдвард Гарднер, придраться невозможно, да и не хочется придираться, то к самой постановке вопросов очень много. Режиссером-постановщиком данной оперы выступила Дебора Уорнер, до этого уже работавшая в Национальной опере: в 2007 году совместно с Эдвардом Гарднером они представили лондонской публике свое видение оперы "Смерть в Венеции".

Однако все предыдущие заслуги госпожи Уорнер удаляются, как пойманная на воровстве и разжалованная прислуга, лишь только зрители увидят оформление сцены в первом акте.

Сложно сказать, чем режиссер-постановщик мотивировал свое решение, но судя по декорациям, семья Лариных живет в хлеву: иначе как можно объяснить, что все действие происходит на фоне огромных деревянных ворот, а на полу то тут, то там можно заметить сено.

Обстановка этого дома тоже удивительна: два стола, четыре куцых стульчика, диван и кровать, на которой спит Татьяна. Да, Пушкин писал, что семья Лариных богатой не была и роскошью не блистала, но все же они были дворянами.

Но это все еще цветочки. Можно даже закрыть глаза на то, что крестьяне в барский дом приносят тыквы, которые в России, конечно, выращивались, но не в таких же количествах. Скорее всего, это тыквы, которые в ENO остались после празднования Хэллоуина.

Давайте даже забудем о том, что на пятой минуте неизвестно откуда появляются крестьяне с иконами, отмечающие праздник урожая (Пушкин бы это вряд ли одобрил), а спустя еще пару минут они пускаются в странный танец, более всего напоминающий "Весну священную" (а вот эта вольность автору "Евгения Онегина", наверное, понравилась бы).

Но когда поэт Владимир Ленский заходит в дом Лариных в крестьянской рубахе навыпуск, пастушьих сапогах и соломенной шляпе, тут уж любому, даже ангельскому, терпению может прийти конец.

Возможно, Дебора Уорнер в качестве русского поэта может представить исключительно Сергея Есенина, но тот, во-первых, жил на сто лет позже, а во-вторых, сам рубахи носил, только когда в полях и лугах время проводил, а к любимой девушке являлся одетым по последней моде.

И Ленский все-таки из Германии туманной вернулся, а не из какой-нибудь далекой африканской страны. Хотя в этой постановке манеры у него такие, будто он всю свою жизнь провел в крестьянской избе.

Ну как можно представить дворянина, перед которым сидит предмет его песен и любви, а он ногу на ближайший стул закидывает, да еще локтем на колено опирается и в таком виде с барышней разговаривает? Да это и в наше время неприлично, что уж говорить о веке девятнадцатом!

А культурный шок у публики должен случиться в тот момент, когда Онегин, объяснившись с Татьяной и преподав ей пару ценных уроков, вдруг подходит и целует ее.

Никто не имел бы претензий к Деборе Уорнер, если бы она перенесла действие "Евгения Онегина" в XXI век или в далекое будущее. Онегин ходил бы в спортивном костюме, шлепках и жевал семечки, а Татьяна отправляла бы ему длинные е-мэйлы с грамматическими ошибками. Но данная постановка не является современным переосмысливанием классики, в ней нет новаторства.

Впрочем, если вы в ужасе не выбежите на Трафальгарскую площадь в перерыве, то с началом второго акта в вашем сердце может затеплиться надежда, что все не так уж и плохо. Татьяна Ларина наконец-то переоделась в приличное платье, Ленский тоже нацепил сюртук, и кадриль герои танцуют в красиво обставленных комнатах, а не среди коров.

Но к концу действия все опять летит в тартарары. Ленский не только Онегина на дуэль вызывает, но и любовь свою неземную Ольгу при людях дважды ударяет так, что та падает на пол. Да после такого у Владимира Ленского количество дуэлей на завтрашнее утро должно было возрасти в геометрической прогрессии. Но герои оперы лишь удивляются, до чего горяч этот поэт.

Отдельно стоит сказать о сцене дуэли: прекрасно выполнены стеклянные, душу леденящие декорации, ария Ленского заставляет всех зрителей затаить дыхание и, не моргая, внимать каждому звуку, наблюдать за каждым движением певца.

Но вот на сцене появляется Онегин, и герои отсчитывают шаги, начинают сходиться. Вот только стреляются они на ружьях. Кому эта дикость пришла в голову, представить невозможно. Не на диких же свиней они отправились охотиться, в самом деле.

В третьем акте повторяется все то, что мы видели в первых двух: прекрасные арии, танцы и декорации будут безбожно испорчены Онегиным, который на великосветском балу почему-то расхаживает наперевес не только с бокалом, но и с бутылкой, а Ларина, промолвив "Но я другому отдана; я буду век ему верна", кидается к Онегину и страстно его целует.

Многие люди спорят о необходимости и важности режиссуры в опере, и данная постановка "Евгения Онегина" доказывает, что ни вокальное мастерство певцов, ни хорошие декорации не могут спасти оперу, если режиссер-постановщик схалтурил и не прочитал ни одной книги по истории России.

Поневоле задумываешься - либо это такой вольный авангард, или, может быть, специально о нас так?)

0

3

"Смерть Пушкина для меня уморила всех"
175 лет назад закатилось "солнце нашей поэзии"
2012-02-09

Кажется, что лучше всех значимость Александра Пушкина – не только для нашей литературы, но и для всей России – выразил Иван Тургенев в своей речи по случаю открытия в Москве на Страстной площади памятника поэту. Было это в 1880 году. Тургенев тогда сказал о Пушкине: «Ему одному пришлось исполнить две работы, в других странах разделенные целым столетием и более, а именно: установить язык и создать литературу… Заслуги Пушкина перед Россией велики и достойны народной признательности. Он дал окончательную обработку нашему языку, который теперь по своему богатству, силе, логике и красоте формы признается даже иностранными филологами едва ли не первым после древнегреческого; он отозвался типическими образами, бессмертными звуками на все веяния русской жизни. Он первый, наконец, водрузил могучей рукою знамя поэзии глубоко в русскую землю».

Есть по крайней мере два пушкинских дня в году, мимо которых нельзя и невозможно пройти: 6 июня и 10 февраля. Один день – праздничный (официально утвержденный как Пушкинский день России), другой – печальный. Сегодня мы отмечаем 175-ю годовщину с того трагического для России дня, когда 10 февраля 1837 года в Санкт-Петербурге в доме на Мойке в два часа сорок пять минут пополудни скончался Александр Сергеевич Пушкин:

«Незадолго до смерти ему захотелось морошки. Наскоро послали за этой ягодой. Он с большим нетерпением ее ожидал и несколько раз повторял:

– Морошки, морошки.

Наконец привезли морошку.

– Позовите жену, – сказал Пушкин, – пусть она меня кормит.

Он съел две-три ягодки, проглотил несколько ложечек соку морошки, сказал – довольно, и отослал жену. Лицо его выражало спокойствие. Это обмануло несчастную его жену; выходя, она сказала мне: «Вот увидите, что он будет жив, он не умрет.

Но судьба определила иначе. Минут за пять до смерти Пушкин просил поворотить его на правый бок. Даль, Данзас и я исполнили его волю: слегка поворотили его и подложили к спине подушку.

– Хорошо, – сказал он и потом несколько погодя промолвил: – Жизнь кончена.

– Да, конечно, – сказал доктор Даль, – мы тебя поворотили.

– Кончена жизнь, – возразил тихо Пушкин.

Не прошло нескольких мгновений, как Пушкин сказал:

– Теснит дыхание.

То были последние его слова. Оставаясь в том же положении на правом боку, он тихо стал кончаться, и – вдруг его не стало», – так описал последние минуты жизни Александра Пушкина его домашний доктор Иван Спасский.

Начиная с той минуты, когда тяжелораненого поэта привезли домой с Черной речки, к его дому на Мойке стало стекаться большое количество всякого народу, людей разных возрастов и сословий. В толпе стояли дети, женщины, старики, простолюдины в тулупах, а иные и в лохмотьях. Паломничество к квартире Пушкина было настолько массовым, что Константину Данзасу пришлось просить командира Преображенского полка поставить у крыльца дома часовых, чтобы установить хоть какой-нибудь порядок.

Смерть поэта стала тяжелейшим ударом для многих людей в России, и в особенности – для близко знавших его. Для друзей Пушкина жизнь разделилась на две части – до его смерти и после нее…

«Мы были так жестоко потрясены кровавым событием, положившим конец славному поприщу Пушкина, – рассказывала Екатерина Мещерская (дочь Николая Карамзина), – что дней десять или недели две буквально не могли опомниться и ни умом, ни сердцем не были доступны ничему, кроме мысли о нравственных муках, предшествовавших катастрофе, кроме чувств удивления, грусти и скорби, которые эта прекрасная, тихая, христианская и поэтическая кончина внушала всем друзьям Пушкина».

Но ведь была реакция и иного рода, злорадная: «В наших позолоченных салонах и раздушенных будуарах едва ли кто-нибудь думал и сожалел о краткости его блестящего поприща. Слышались даже оскорбительные эпитеты и укоризны, которыми поносили память славного поэта и несчастного супруга, с изумительным мужеством принесшего свою жизнь в жертву чести, и в то же время раздавались похвалы рыцарскому поведению гнусного обольстителя и проходимца, у которого были три отечества и два имени. Можно ли после этого придавать цену общественному мнению или по крайней мере мнению нашего общества, бросающего грязью в то, что составляет его славу, и восхищающегося слякотью, которая его же запачкает своими брызгами», – читаем мы у той же Мещерской.

И если в Петербурге весть о смертельном ранении облетела город мгновенно, то в Москве о случившемся узнали лишь через три дня, когда столичная почта донесла наконец тревожную новость. Загудел Английский клуб: там уже вовсю толковали о состоявшейся на Черной речке дуэли между Пушкиным и Дантесом, в результате которой поэт получил опасную рану. В клубе поговаривали, что надежды на выздоровление Пушкина тают с каждым часом.

Среди тех, кто находился в тот вечер в Английском клубе, был ближайший московский друг Пушкина Павел Нащокин. Домой к себе, в Воротниковский переулок, он вернулся в крайне подавленном состоянии. С этого дня Нащокина стало просто не узнать. Он чувствовал, что трагическая развязка близится.

Трудно поверить, но в тот день Нащокину было видение, в которое он, как человек суеверный, с готовностью поверил. Еще утром ему вдруг почудился голос Пушкина, задающего вопрос: «Нащокин дома?» Вскочив с дивана в своем кабинете, Нащокин бросился было в переднюю. Но он нашел там лишь своего старого слугу Модеста. Старик с удивлением выслушал вопрос хозяина – не видели ли здесь Пушкина? Тогда Нащокин стал выпытывать и у всей остальной прислуги. Но Пушкина никто не видал. «Это не к добру, – заключил Нащокин. – С Пушкиным приключилось что-нибудь дурное!»

Жена Нащокина, Вера Александровна, услышав его рассказ, пожурила верящего в приметы мужа, сказав, чтобы он не брал в голову всякую ерунду. Однако видение оказалось пророческим.

Со смятением и ужасом ожидали друзья Пушкина новостей из столицы о состоянии его здоровья. Но то, во что никак не хотели поверить, случилось. Утром в ожидании письма из Петербурга у Нащокиных ждали отправившегося на почту Сергея Николаевича Гончарова, свояка Пушкина.

Все время, пока не пришел Гончаров, Павел Воинович метался по дому, от окна к окну, высматривая его. Среди тех, кто ждал новостей в Воротниковском переулке, был и актер Малого театра Михаил Щепкин. Нащокин пообещал ему, что, ежели Гончаров принесет хорошую весть, то он закажет Щепкину золотое кольцо.

Но Щепкину не суждено было носить это кольцо. Гончаров вернулся с почты с роковой вестью. Нащокину стало плохо. Ему помогли дойти до гостиной, усадили, и он, положив голову и руки на стол, долго не мог прийти в себя. К вечеру он слег в постель и несколько дней провел в бреду.

В своих мыслях Нащокин то и дело уносился к тем теплым майским дням 1836 года, когда здесь, в доме в Воротниковском переулке, он последний раз принимал у себя своего друга Пушкина. Как хорошо всегда они понимали друг друга! Объединяло их многое – похожие привычки, острое чувство юмора, общие интересы и даже вера во всевозможные приметы и особенно предсказания. Часами могли они слушать цыганское пение.

Нащокин, как и Пушкин, был картежником. И часто, как и Александр Сергеевич, оказывался в проигрыше. И тогда Пушкин приходил другу на помощь, хотя не было, наверное, случая, когда он сам не нуждался бы в деньгах.

Интересно, что до мая 1836 года у Нащокина поэт гостил по крайней мере дважды, и все по разным адресам: в 1831 году на Остоженке и в 1833-м в Нащокинском переулке. В тот свой приезд в Первопрестольную, оказавшийся прощальным, Пушкин вновь остановился у Павла Воиновича, проведя в обществе супругов Нащокиных более двух недель – с 3 по 20 мая.

К Нащокиным Пушкин приехал в ночь. Главы семьи дома не было – он по обычаю пропадал в Английском клубе («Нащокин здесь одна моя отрада. Но он спит до полудня, а вечером едет в клоб, где играет до света», – напишет Пушкин 11 мая 1836 года). Зато дома была жена друга, Вера Александровна, встретившая поэта с распростертыми объятиями. Пушкин вообще обладал поразительным свойством – располагать к себе жен друзей, завязывать с ними даже более близкие дружеские отношения, чем прежде с их мужьями. Как не вспомнить в этой связи его дружбу с супругой Петра Вяземского!

Веру Нащокину Пушкин сразу расположил к себе «своей наружностью и простыми манерами, в которых, однако, сказывался прирожденный барин… Нескольких минут разговора с ним было достаточно, чтобы робость и волнение мои исчезли. Я видела перед собой не великого поэта Пушкина, о котором говорила тогда вся мыслящая Россия, а простого, милого, доброго знакомого.

Пушкин был невысок ростом, шатен, с сильно вьющимися волосами, с голубыми глазами необыкновенной привлекательности. Я видела много его портретов, но с грустью должна сознаться, что ни один из них не передал и сотой доли духовной красоты его облика – особенно его удивительных глаз.

Это были особые, поэтические задушевные глаза, в которых отражалась вся бездна дум и ощущений, переживаемых душою великого поэта. Других таких глаз я во всю мою долгую жизнь ни у кого не видала», – вспоминала Нащокина через много-много лет.

Удивительно, но, когда отмечалось столетие со дня рождения Пушкина, Нащокина оказалась чуть ли не единственной оставшейся в живых из его знакомых. Воспоминания ее так и назывались – «У современницы Пушкина В.А.Нащокиной»:

«Я утверждаю, что едва ли кто-нибудь другой стоял так близко к поэту, как Павел Войнович, и я уверена, что, узнай мой муж своевременно о предстоящей дуэли Пушкина с Дантесом, он никогда и ни за что бы ее не допустил и Россия не лишилась бы так рано своего великого поэта, а его друзья не оплакивали бы его преждевременную кончину! …Он никогда не мог допустить мысли, чтобы великий поэт, лучшее украшение родины и его любимый друг, мог подвергать свою жизнь опасности.

Да, такого друга, как Пушкин, у нас никогда не было, да таких людей и нет! Для нас с мужем приезд поэта был величайшим праздником и торжеством. В нашей семье он положительно был родной. Я как сейчас помню те счастливые часы, которые мы проводили втроем в бесконечных беседах, сидя вечером у меня в комнате на турецком диване, поджавши под себя ноги. Я помещалась обыкновенно посредине, по обеим сторонам муж и Пушкин в своем красном архалуке с зелеными клеточками. Я помню частые возгласы поэта: «Как я рад, что я у вас! Я здесь в своей родной семье!»

…Не могу умолчать об одном маленьком факте, характеризующем отношение известной части общества к великому поэту: после помолвки Наталии Николаевны (имеется в виду следующий брак Пушкиной, после смерти поэта. – А.В.) к нам зашел генерал Врангель, начальник московской артиллерии. Я обратилась к нему с вопросом: «Слышали новость?» – «Какую?» – спросил он. «Пушкина замуж выходит». – «За кого?» – «За генерала Ланского». – «Молодец, хвалю ее за это! По крайней мере муж – генерал, а не какой-то там Пушкин, человек без имени и положения...» То ли еще моим ушам приходилось слышать о великом поэте!»

Нащокины всегда ждали Пушкина. В их доме в Воротниковском переулке для него была приготовлена даже особая комната на втором этаже, рядом с кабинетом Павла Воиновича, которая так и называлась – «Пушкинская». В этой комнате поэт написал немало писем своей жене.

А писать было о чем. Ведь главным делом для себя в Москве Пушкин считал работу в Главном архиве Министерства иностранных дел: «Вот уж три дня, как я в Москве и все еще ничего не сделал: архива не видал», – сетует он в письме жене от 6 мая 1836 года. Из следующего письма мы узнаем, что в архиве он был по крайней мере два раза: «Жизнь моя пребеспутная. Дома не сижу – в архиве не роюсь. Сегодня еду во второй раз к Малиновскому» (11 мая 1836 года, Алексей Малиновский – директор архива и знакомый Пушкина). И, наконец, «в архивах я был и принужден буду опять в них зарыться месяцев на шесть», (14–16 мая 1836 года).

Посещая архив (здание которого и по сей день стоит в Хохловском переулке), поэт работал над документами петровской эпохи и пугачевского бунта. Идея новых литературных произведений на эти темы красной нитью проходит через содержание последнего московского визита Пушкина. С кем бы он ни встречался – обязательно говорил об этом.

Например, наутро после приезда в Москву, 3 мая, Александр Сергеевич взялся было за перо, чтобы написать супруге, как он добрался до Москвы. Но закончил он свое послание лишь на следующий день, благодаря чему мы можем узнать, чем был занят поэт в первые два дня московской жизни:

«4 мая. Москва, у Нащокина – противу Старого Пимена, дом г-жи Ивановой. Вот тебе, царица моя, подробное донесение: путешествие мое было благополучно. 1-го мая переночевал я в Твери, а 2-го ночью приехал сюда. Я остановился у Нащокина. Il est logе en petite maitresse (фр. – квартира у него щегольская) Жена его очень мила. Он счастлив и потолстел. Мы, разумеется, друг другу очень обрадовались и целый вчерашний день проболтали бог знает о чем. Я успел уже посетить Брюллова. Я нашел его в мастерской какого-то скульптора, у которого он живет. Он очень мне понравился. Он хандрит, боится русского холода и прочего, жаждет Италии, а Москвой очень недоволен. …Мне очень хочется привезти Брюллова в Петербург. А он настоящий художник, добрый малый и готов на все…»

С Карлом Брюлловым (который жил у скульптора Витали на Кузнецком Мосту) Пушкин говорит не только о будущем портрете своей жены, который он просит художника написать, но и о своей работе. Присутствовавший при встрече Пушкина и Брюллова Дурново вспоминал, что поэт рассказывал о «многих сюжетах из истории Петра Великого», а художник отвечал ему: «Я думаю, вот какой сюжет просится под кисть», – и начал объяснять кратко, ясно, с увлечением… так, что Пушкин завертелся и сказал, что ничего лучше не слышал и что он видит картину, писанную, перед собой. 

В последующие дни поэт встречался с Петром Чаадаевым. Они также долго говорили об истории Петра Великого, теме, которой Пушкин был буквально захвачен. Чаадаев так писал об этом Александру Тургеневу: «У нас здесь Пушкин. Он очень занят Петром Великим. Его книга придется как раз кстати, когда будет разрушено все дело Петра Великого: она явится надгробным словом ему».

Интересно, что Иван Тургенев в упомянутой речи на открытии памятника поэту подчеркнул сходство Петра I и Пушкина: и тот и другой стали великими преобразователями каждый в своей области. Думается, что неслучайно Пушкина так притягивала фигура царя-реформатора.

В эти московские дни Пушкин встречается с Михаилом Погодиным, Евгением Баратынским, Дмитрием Свербеевым, Алексеем Хомяковым. Об этом он сообщает супруге: «Жизнь моя в Москве степенная и порядочная. Сижу дома – вижу только мужеск пол. Пешком не хожу, не прыгаю – и толстею. С литературой московскою кокетничаю как умею… Любит меня один Нащокин... Слушая толки здешних литераторов, дивлюсь, как они могут быть так порядочны в печати и так глупы в разговоре. Признайся: так ли и со мною? право, боюсь… Все зовут меня обедать, а я всем отказываю. Начинаю думать о выезде» (14–16 мая 1836 года).

Одним из тех, кто позвал поэта на ужин и кому он не отказал, был Степан Шевырев, проживавший в Дегтярном переулке. Пушкин сообщил Шевыреву, что его интересует не только петровская эпоха, но и «Слово о полку Игореве». За ужином у Шевырева поэт превосходно читал русские песни. Как вспоминал Шевырев, «вообще это был удивительный чтец: вдохновение так пленяло его, что за чтением «Бориса Годунова» он показался красавцем».

Как-то на обед к Нащокиным был приглашен Михаил Щепкин, которому Пушкин признался: «Я разобрал теперь много материалов о Петре и никогда не напишу его истории, потому что есть много фактов, которых я никак не могу согласить с личным моим к нему уважением».

Сколько прекрасных замыслов и планов оборвал выстрел Дантеса! Даже трудно себе представить, какие замечательные произведения могли бы выйти из-под пера нашего великого поэта! А сколько людей в России осталось духовно обездоленными – через несколько месяцев, в июне 1837 года, Павел Нащокин напишет Сергею Соболевскому: «Смерть Пушкина для меня уморила всех, я всех забыл: и тебя, и мои дела, и все. …По смерти его я сам растерялся, упал духом, расслаб телом. Я все время болен».

0

4

Все дуэли А.С.Пушкина.

Итак - все дуэли Пушкина:

1816 год. Пушкин вызвал на дуэль Павла Ганнибала, родного дядю.

Причина: Павел отбил у молодого 17-летнего Пушкина девушку

Лошакову (между прочим далеко не красавицу) на балу.

Итог: дуэль отменена.

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
1817 год. Пушкин вызвал на дуэль Петра Каверина, своего друга.
Причина: сочиненные Кавериным шутливые стихи.

Итог: дуэль отменена.

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
1819 год. Пушкин вызвал на дуэль поэта Кондратия Рылеева.

Причина: Рылеев пересказал на светском салоне шутку про Пушкина.

Итог: дуэль отменена.

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
1819 год. Пушкина вызвал на дуэль его друг Вильгельм Кюхельбекер.
Причина: шутливые стихи про Кюхельбекера, а именно пассаж
"кюхельбекерно и тошно".

Итог: Вильгельм в Сашу выстрелил, а Саша в Вильгельма нет.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

1819 год. Пушкин вызвал на дуэль Модеста Корфа, служащего из
министерства юстиции.

Причина: слуга Пушкина приставал пьяным к слуге Корфа

и тот его избил.

Итог: дуэль отменена.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

1819 год. Пушкин вызвал на дуэль майора Денисевича.

Причина: Пушкин вызывающе вел себя в театре крича на артистов

и Денисевич сделал ему замечание.

Итог: дуэль отменена.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

1820 год. Пушкин вызвал на дуэль Федора Орлова и Алексея Алексеева.
Причина: Орлов и Алексеев сделали Пушкину замечание за то,

что тот пытался в пьяном виде играть в бильярд и мешал окружающим.

Итог: дуэль отменена.

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
1821 год. Пушкин вызвал на дуэль офицера французской службы Дегильи.
Причина: ссора с невыясненными обстоятельствами.

Итог: дуэль отменена.

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
1822 год. Пушкина вызвал на дуэль подполковник Семен Старов.

Причина: не поделили ресторанный оркестрик при казино,

где оба предавались азартной игре.

Итог: стрелялись, но оба промахнулись.

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
1822 год. Пушкин вызвал на дуэль 65 летнего статского

советника Ивана Ланова.

Причина: ссора во время праздничного обеда.

Итог: дуэль отменена.

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
1822 год. Пушкин вызвал на дуэль молдавского вельможу Тодора Балша,

хозяина дома, где он гостил в Молдавии.

Причина: Пушкину недостаточно учтиво ответила на некий вопрос

супруга Балша, Мария.

Итог: стрелялись, но оба промахнулись.

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
1822 год. Пушкин вызывает на дуэль бессарабского помещика Скартла Прункуло.

Причина: Тот был в качестве секунданта на дуэли, где Пушкин был так же

секундантом и ребята не договорились о правилах дуэли.
Итог: дуэль отменена.

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
1822 год. Пушкин вызывает на дуэль Северина Потоцкого.

Причина: дискуссия за обеденным столом о крепостном праве.

Итог: дуэль отменена.

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
1822 год. Пушкина вызвал на дуэль штабс-капитан Рутковский.

Причина: Саша не поверил, что бывает град весом в 3 фунта

(а градины такого веса все-таки бывают, прим. мое) и обсмеял отставного капитана.

Итог: дуэль отменена.

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
1822 год. Пушкин вызвал на дуэль кишиневского олигарха Инглези.

Причина: Саша домогался его жены, цыганки Людмилы Шекора.

Итог: дуэль отменена.

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
1822 год. Пушкина вызвал на дуэль прапорщик генерального штаба

Александр Зубов. Причина:

Пушкин уличил Зубова в шулерстве во время игры в карты.

Итог: Зубов стрелял в Пушкина (мимо) а сам Пушкин от
выстрела отказался.

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
1823 год. Пушкин вызвал на дуэль молодого писателя Ивана Руссо.

Причина: личная неприязнь Пушкина к этой персоне.

Итог: дуэль отменена.

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
1826 год. Пушкин вызвал на дуэль Николая Тургенева, одного из
руководителей Союза благоденствия, члена Северного общества.

Причина: Тургенев ругал стихи поэта, в частности, его эпиграммы.

Итог: дуэль отменена.

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
1827 год. Пушкина вызвал на дуэль артиллерийский офицер

Владимир Соломирский.

Причина: дама офицера по имени София, к которой Пушкин проявлял

сексуальный интерес.

Итог: дуэль отменена.

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
1828 год. Пушкин вызвал на дуэль министра просвещения Александра Голицына.

Причина: Пушкин написал дерзкую эпиграмму на министра и тот устроил ему

за это допрос с пристрастием.

Итог: дуэль отменена.

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
1828 год. Пушкин вызвал на дуэль секретаря французского посольства

в Петербурге Лагрене.

Причина: неизвестная девушка на балу.

Итог: дуэль отменена.

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
1829 год. Пушкин вызвал на дуэль чиновника министерства иностранных дел Хвостова.
Причина: Хвостов выразил свое недовольство эпиграмами Пушкина, в частности тем,

что Пушкин сравнивает Хвостова со свиньей.

Итог: дуэль отменена.

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
1836 год. Пушкин вызвал на дуэль князя Николая Репина.

Причина: недовольство стихами Пушкина о себе.

Итог: дуэль отменена.

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
1836 год. Пушкин вызвал на дуэль чиновника министерства иностранных

дел Семена Хлюстина.

Причина: Хлюстин выразил свое недовольство стихами поэта.

Итог: дуэль отменена.

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
1836 год. Пушкин вызвал на дуэль Владимира Сологуба.

Причина: нелицеприятные высказывания Сологуба о жене поэта, Наталье.

Итог: дуэль отменена.

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
1836-37 год. Пушкин вызвал на дуэль французского офицера Жоржа Дантеса.

Причина: анонимное письмо, где утверждалось, будто жена

Пушкина изменяет ему с Дантесом.

Итог: Пушкин скончался от ранения 29 января 1837 года.

0

5

Да-а-а, оказывается Александр Сергеич еще тот "перец" был...

0

6

Или время такое было или кровь чересчур горячая от эфиопских потомков или и то и другое. Удивительно, как дожил до 37 лет.

0

7

Atos написал(а):

Удивительно, как дожил до 37 лет.

Да в наше бы время ему до 20-ти лет башку бы оторвали с такими-то понтами...

0

8

Как Пушкин стал Дюма

Поэт сфабриковал свою смерть и дожил до седин под именем знаменитого француза?

В пришлом номере «МК в Нижнем» рассказал, как Александр Дюма переводил стихи Александра Пушкина. Сегодняшний номер мы хотели посвятить сравнению двух Александров. Сколько у них общего! Африканские корни, светлые глаза при черных кучерявых волосах, литературный дар, легкий слог и трудоголизм, интерес к России и к Франции, к Наполеону, к декабристам и к Кавказу, любвеобильность и страстность, наконец. В процессе подготовки этого материала мы наткнулись на интересное мнение: будто Дюма – это и есть Пушкин!

http://nn.mk.ru/upload/iblock_mk/475/6a/08/d6/DETAIL_PICTURE_679297_86365890.jpg

Ни в коем случае не предлагаем мы безоговорочно поверить в полумистическую версию, однако аргументы, которые приводит автор, весьма интересны и достойны внимания.

Секрет гениальности и страстности – в африканских корнях

Два литературных гения с именем Александр, два «солнца», захватившие умы современников… У Пушкина африканская линия шла от прадеда, у Дюма – от бабки. Гениальность проявилась только в 3–4 колене после смешения двух рас. Оба писателя успешно издавали собственные журналы, Пушкин – «Современник», Дюма – «Мушкетер». И тот, и другой оставили после себя обширное литературное наследие. И тот, и другой всерьез занимались историей своих государств и сочиняли на этой основе беллетристические произведения. В произведениях и Дюма, и Пушкина нет особой глубины, но присутствуют необычайная легкость, изящество, бесшабашность и бесстрашие в сочетании с любовно-приключенческим флером. Жизнь и одного, и другого напоминает любовно-приключенческий роман.

Не иначе, как Александр Пушкин после смерти, дух его, перевоплотился в Александра Дюма! Публицист Татьяна Морозова в своем «живом журнале» со ссылкой на статью Нины Миловой находит, чем можно объяснить эти и многие другие совпадения: вовсе не мистическим перевоплощением, а вполне реальными превращением Пушкина в Дюма. Основываясь на завесу тайны вокруг смерти и похорон поэта, она предполагает, что Александр Сергеевич инсценировал собственную смерть и уехал во Францию, чтобы начать жить и продолжить творить под именем Александра Дюма.

Зачем ему это было надо? Причина может крыться как в семейных и финансовых делах, так и во взаимоотношениях с императором Николаем.

Так делаются родословные

Парадоксальная гибель Пушкина во цвете лет у многих литературоведов и историков вызывала и вызывает сомнения. Зачем нужна была дуэль с Жоржем Дантесом? Многие ищут и не находят достаточно веских причин для нее, не соглашаясь с общепринятой версией об оскорблении его супруги Наталии Гончаровой. Уж слишком все притянуто за уши. А похороны под покровом ночи? А погребение не в семейной могиле на кладбище, а на окраине леса? А подробнейшим образом описанная смерть поэта в его «Евгении Онегине“?

…Примерно в то время, когда Россия горюет о потере «Солнца русской поэзии», Франция приветствует нового романиста. Однако как неожиданно появляется Александр Дюма на мировой арене!

Интерес общественности к семье Дюма пропал почти сразу же после смерти его отца – генерала Дюма. Будущему писателю в то время было всего-то три года. Жил он с матушкой и сестрами в глубокой провинции, никто его не вспоминал и не видел. И вдруг через 20 лет объявляется в Париже симпатичный и красноречивый молодой человек по имени Александр. Он обходит старых служивых приятелей генерала Дюма и выдаёт себя за его сына. Они, конечно, помнят, что у генерала был какой-то сын полунегритёнок... Кто тут может что-либо опровергнуть или отрицать? Все следы той семьи давно утеряны. Почти все бывшие друзья отца относятся к «сыну генерала Дюма» осторожно и только герцога дю Фуа удаётся уговорить дать Александру рекомендательное письмо для работы в конторе герцога Орлеанского. Это действительно могла быть одна из величайших фальсификаций в истории!

Миледи казнили за Наталью Гончарову

Красиво получается, правда? А вот какие факты и аргументы приводит автор в защиту своей спорной версии. Мы приведем лишь некоторые из них.

Во-первых, Дюма и Пушкин действительно были внешне похожи: и дело тут не только в африканских корнях. Даже среди потомков темнокожих редко встречаются люди с черными, как смоль, кудрями и при этом светлыми волосами. Во-вторых, оба были большими любителями женской красоты и ласки. В-третьих, Дюма (бывший Пушкин) никак не мог отделаться от своей прошлой жизни, что невольно просачивалось наружу. Например, Дюма издавал журнал "Мушкетёр", что в переводе на русский язык могло означать ни что иное как "Пушкин", потому как мушкет - это средневековое орудие артиллерии, аналогичное пушке.

А общие темы. Только два известных писателя во всем мире написали произведения, посвященные Карлу Великому. И это – Пушкин со стихотворением "Кинжал" и Дюма с новеллой "Карл-Людвиг Занд". И Пушкин, и Дюма писали о декабристах. Причем, «Учитель фехтования» Дюма написан так, будто он сам был участником событий. Ну откуда француз мог узнать такие подробности? Вот Пушкин – друг многих декабристов – мог! И с чего бы это вообще Дюма начал свой творческий путь с произведения именно о России и прославился им?

Много писали оба наши героя о народном бунте и несостоятельности правительства. В творчестве Пушкина это ода "Вольность", десятая глава "Евгения Онегина", "Борис Годунов", "Капитанская Дочка". В творчестве Дюма - "Человек в железной маске", завершение серии о трёх мушкетёрах. В последней книге Д'Артаньян долго остаётся преданным роялистом, в то время как три мушкетёра выступают против монархии, и друзья оказываются по разные стороны баррикад. Характерно, что Дантес был известен как неисправимый роялист, в то время как Пушкин был известен своим антимонархическим настроем. Когда монархия рухнула во Франции под напором революционных сил, он приехал с рекомендательным письмом в Санкт-Петербург, служить Русской монархии, почти как Д'Артаньян.

И последний факт. Известно, что Гончарова часто бывала во Франции. С какой целью? Другой вопрос - почему Дюма был так жесток к Миледи? Почему её сначала повесили, затем обезглавили и вообще, как можно было выдумать такого вот монстра. А вспомните песню Атоса о Миледи: "Невесте графа Де Ла Фер всего 16 лет, таких изысканных манер во всём Провансе нет…". Так если Дюма - это Пушкин, и благородный Атос - это он, то Миледи - Наталья Николаевна! Пушкин как раз посватался к ней, когда ей было 16 лет. Миледи вышла замуж второй раз, и Наталья Николаевна тоже вышла замуж во второй раз в 1844 году. Вероятно, писатель так дико расправился с ней оттого, что был зол, что она снова выходит замуж. Но тогда роман "Три Мушкетёра" должен был быть написан в 1844 или 1845 году. И точно! Именно в 1844 году он и был написан!

материал: Анна Фильцова

0

9

Забавная статья.) Где-то уже читал подобную...
Но, думаю, вряд ли реальная версия описана, скорее всего, подана очередная сенсация, которые так любят люди, хоть и красивая.
Пушкин имел уж очень специфическую внешность, чтоб вот так прикинуться Александром Дюма и не где-нибудь, а во Франции, самой близкой на тот момент стране к России, куда постоянно наезжали российские подданные. Да и по росту, по-моему, Дюма был заметно выше Пушкина.

0

10

Как Дантес прожил жизнь после убийства Пушкина

http://s9.uploads.ru/t/TAuCa.jpg

Человек, убивший Александра Пушкина, сделал блестящую политическую карьеру в Европе, и прожил 83 года, крайне довольный собой и своей биографией.


«Липовый» мятежник

Дантес приехал в Россию из Эльзаса в 1833 году и привез красивую героическую легенду – якобы он участвовал в восстании, поднятом во Франции герцогиней Марией Каролиной Бурбон-Сицилийской, которая пыталась вернуть своему сыну Генриху французский престол. Действительно, семья Дантесов была предана семье Бурбонов, однако, как установили историки впоследствии, Дантес ни в каком восстании участия не принимал.

Приемный, любимый

По пути в Санкт-Петербург Дантес познакомился с нидерландским посланником – бароном Луи Геккерном. Красивый, статный и обаятельный молодой француз произвел на стареющего и бездетного министра самое положительное впечатление, и Геккерн ввел нового друга в высший свет. Дантес был представлен императору Николаю I и императрице, которая Дантесом была просто очарована. Николай I отдал высочайшее повеление, чтобы блестящего французского юношу зачислили корнетом в Кавалергардский полк, да еще и положили неплохое денежное обеспечение. Впоследствии Геккерн усыновил юношу, и тот официально принял его фамилию. Ходили, правда, слухи, что Геккерн любил своего приемного сына далеко не отеческой любовью, чем беспринципный молодой человек и пользовался для собственных выгод.

Незваный родственник

В Россию Дантес прибыл не случайно – тут жила его дальняя родственница, графиня Вартенслебен, которая в свое время была выдана замуж за одного из графов Мусиных-Пушкиных. Таким образом, Дантес являлся и дальним родственником самого Александра Сергеевича. Впоследствии они породнились еще теснее – Дантес женился на Екатерине Гончаровой, сестре Натальи, супруги поэта.

Французский соперник

О том, была ли в действительности у Дантеса компрометирующая связь с Натальей Николаевной, есть масса противоречивых свидетельств. Достоверно известно, что он открыто ухаживал за женой поэта на балах. Некоторые историки придерживаются мнения, что француз был действительно влюблен в красавицу Натали. Однако вел Дантес себя так, что дал повод сплетням, и в итоге Пушкин и некоторые его знакомые в 1836 году получили анонимные письма в оскорбительном тоне намекающие на «диплом рогоносца», которым был «награжден» поэт. Эти письма и стали причиной, по которой Пушкин вызвал француза на дуэль.

Свадьба для отвода глаз

Вызов от имени приемного сына принял сам министр Геккерн, но попросил о двухнедельной отсрочке. Пушкин согласился подождать. За эти две недели Дантес успел посвататься к Екатерине Гончаровой и получил от нее положительный ответ. Дуэль пришлось отложить, и Пушкин забрал вызов обратно, не желая делать своячницу несчастной. 10 января 1837 года отпраздновали свадьбу. Невеста, кстати, красотой не отличалась, и до прославленной сестры ей было в этом отношении далеко. Почти сразу же после бракосочетания Дантес возобновил свои ухаживания за Натальей.

«Сифилисная» дуэль

25 января 1837 года, Пушкин, пришедший в ярость от сплетен, слухов, оскорбительных намеков и гнусных анонимок, написал Геккерну-старшему злое письмо, где заявлял, что не желает видеть обоих родственников у себя в доме, и намекал, что Дантес болен сифилисом. На этот раз вызов был принят, и 27 января на Черной речке состоялась дуэль. Оба участника получили ранения – Пушкин в живот, Дантес в руку. Поэт скончался через 2 дня, а Дантес вскоре выздоровел. Однако, личным приказом императора, был под конвоем навсегда выслан из России.

Сенатор, шпион, мэр

Дантес всей этой историей никогда не смущался. Поселившись во французском городе Сульце, он занялся политической карьерой. Например, ездил с секретным поручением от императора Наполеона III к трем монархам: российскому, австрийскому и прусскому. С миссией справился успешно, за что Наполеон III назначил его несменяемым сенатором. Но Дантес, служа родному отечеству, не забывал и о России – много лет снабжал российского посла секретными сведениями из дворца. Когда его жена Екатерина скончалась, то Дантес начал тяжбу с Гончаровыми – требуя наследства жены. Но опека над детьми убитого им Александра Пушкина все требования твердо отклонила.

Со временем Дантес окончательно осел в Сульце, и даже стал мэром города. Дела у него шли в гору, здоровье не беспокоило, и казалось, судьба его была счастлива во всем. Правда, все-таки один отзвук того рокового выстрела в жизни Дантеса был. Одна из его дочерей, выросши, стала ярой поклонницей стихов Александра Пушкина. Девушка была психически не здорова, а рассказ о дуэли и вовсе помутил ее рассудок. До конца своей короткой жизни она называла отца убийцей. Похоронены отец и дочь рядом, на городском кладбище.

0

11

Как на самом деле умирал Пушкин

29 января (10 февраля) 1837 года, скончался после ранения на дуэли Александр Сергеевич Пушкин, которого сегодня называют «солнцем русской поэзии». Что же привело к этой трагедии, и какими были последние дни великого поэта?

Анонимки и дуэль

4 (16) ноября 1836 года Пушкин и несколько его друзей получили по почте анонимный пасквиль на французском, под заголовком: «Патент на звание рогоносца». Содержание его было таково: «Кавалеры первой степени, командоры и кавалеры светлейшего ордена рогоносцев, собравшись в Великом Капитуле под председательством достопочтенного великого магистра ордена, его превосходительства Д.Л. Нарышкина, единогласно избрали г-на Александра Пушкина коадъютором великого магистра ордена рогоносцев и историографом ордена. Непременный секретарь граф И. Борх».
На что намекали эти строки, гадать не приходилось. Речь шла о романе, якобы вспыхнувшем между Натальей Николаевной Пушкиной и поручиком-кавалергардом Жоржем Дантесом, приемным сыном посланника Нидерландов, барона Луи Геккерна. По крайней мере, об этом в последнее время ходили упорные слухи.
Пушкин тотчас же отправил Дантесу вызов на дуэль.
Однако в то же время Дантес предложил руку и сердце родной сестре Натальи Николаевны – Екатерине Николаевне. Близким удалось отговорить Пушкина от дуэли с будущим родственником…
Бракосочетание Жоржа Дантеса и Екатерины Гончаровой состоялось 10 января. Меж тем слухи по поводу любовной связи между Дантесом и Натали Пушкиной все продолжали распространяться. 26 января Пушкин послал барону Геккерну письмо, в котором сообщал, что отказывает ему и его приемному сыну от дома. В ответ пришел вызов на дуэль. Но барон не мог драться с Пушкиным сам, так как это стало бы угрозой его дипломатической карьере: эта роль отводилась Дантесу.
Встреча была назначена на 27 января на Черной речке, возле Комендантской дачи. Первым по жребию выстрелил Дантес и тут же нанес Пушкину серьезную рану: пуля раздробила бедренную кость и угодила в живот. Поэт упал, однако все равно попытался сделать ответный выстрел, сидя на земле. Он легко ранил Дантеса в правую руку, а затем потерял сознание от кровопотери… Его на руках перенесли в извозчичьи сани, затем у Комендантской дачи пересадили в карету, которую послал на место дуэли Геккерн, и отвезли домой, на набережную Мойки, 12.

Смерть поэта

В последующие дни кровотечение из раны не прекращалось. Пушкин испытывал жажду, тошноту, нарастали боли в области живота. Пульс был слабым. Его бросало то в жар, то в холод, он периодически впадал в состояние забытья.
Спасти раненого пытались лучшие петербургские врачи во главе с императорским лейб-медиком Н.Ф. Арендтом, но, как мы знаем, их попытки были напрасными. Через два дня после дуэли, 29 января 1837 года, больному стало трудно дышать, появились галлюцинации. Но сознание оставалось относительно ясным. Арендт не стал скрывать от Пушкина его состояния. Поэт попрощался с женой и детьми, послал за священником… В 14:45 наступила смерть. В момент кончины Пушкина в его доме были остановлены часы.

Поэт и царь

Трагедия усугублялась тем, что дуэли в то время были под запретом. В частности, К.А. Данзаса, который был секундантом Пушкина, могли арестовать за участие в дуэли. Поэтому, уже находясь на смертном одре, поэт через Арендта (по другим данным – через В.А. Жуковского) передал императору прошение о помиловании для Данзаса. Несмотря на то, что Николай I считал Пушкина «вождем вольнодумцев», его так растрогало предсмертное послание поэта, что он ответил: «Если Бог не велит нам уже свидеться на здешнем свете, посылаю тебе мое прощение и мой последний совет умереть христианином. О жене и детях не беспокойся, я беру их на свои руки».
Царь сдержал свое обещание: в частности, распорядился выдать Наталье Николаевне и детям из казны единовременно 10 000 рублей, оплатить долги Пушкиных, назначить вдове и дочерям пенсион, а сыновей отдать в пажи, выделив каждому из них по 1500 рублей. Этим дело не ограничилось: монарх приказал издать за казенный счет собрание сочинений Пушкина, а весь доход от продажи отдать семье.
Правда, опять же по инициативе императора, похороны поэта были устроены более чем скромно. Отпевание состоялось в Конюшенной церкви в ночь с 31 января на 1 февраля. Присутствовали на нем лишь близкие, друзья Пушкина и члены иностранных миссий. Панихида проходила под присмотром жандармов. Очевидно, Николай I опасался беспорядков.
Что же касается Геккерна и Дантеса, то им было велено в кратчайшие сроки покинуть Петербург, что они и сделали.

0

12

Главные загадки дуэли Александра Сергеевича Пушкина

http://s6.uploads.ru/t/kF3jN.jpg

Незадолго до дуэли поэта в петербургском обществе начал ходить слух о том, что Пушкин якобы завел интригу с сестрой своей жены, Александрой Гончаровой. Главным доказательством считали золотую цепочку с крестиком, принадлежащую Александре и найденную однажды в постели у Пушкина.

Изменял ли Пушкин своей жене Наталье?

Перед смертью, когда Пушкин уже лежал на предсмертном одре, он попросит своего секунданта Данзаса передать ее Александре.

Возможно, никакой интриги не было, просто Пушкин оказывал Александре знаки внимания, которые с виду походили на ухаживания. К тому же, перед дуэлью Пушкин попросил у нее приданое – семейное серебро. Оно было заложено, но так и не выкуплено. Именно на эти деньги поэт купит пистолеты для дуэли. Быть может, ту цепочку Пушкин решил отдать в знак хоть какой-то материальной компенсации. Также существует версия, что вся эта история была выдумана Дантесом, чтобы переключить общественное внимание с убийства поэта на его частную жизнь.


Зачем Дантес завел интригу с Натальей Гончаровой?

В петербургских кругах хорошо знали про нетрадиционные пристрастия Жоржа Дантеса, в частности, о его связи с бароном Луи Геккерном. Чтобы отвести от себя суесловия окружающих, барон Геккерн решает усыновить Дантеса и хлопочет у голландского короля о бумагах, подтверждающих усыновление, а ему самому советует завести ничем не обязывающую интригу, например, с какой-нибудь известной замужней дамой. Выбор падает на Наталью Гончарову. Однако при первом же знакомстве та резко отказывает ему. Теперь он оказывается в тупике – его самолюбие уязвлено, и Гончарова становится своего рода делом чести.

В 1836 году, как утверждают, произошла встреча Натальи Пушкиной и Дантеса в формате tete-a-tete. Последнему было необходимо получить от Пушкиной хоть какой-нибудь знак, чтобы можно было говорить об их романе. Похоже, что и тогда Наталья выразилась про своего мужа, что будет «век ему верна». Тогда Дантес, угрожая ей пистолетом, требует то ли отдаться ему, то ли выйти замуж. Вскоре Пушкин отправляет гневное письмо барону Геккерну и через него вызывает Дантеса на дуэль. Дантес же использует план «Б»: делает предложение сестре Натальи – Екатерине Гончаровой. В свете этих обстоятельств Пушкин вынужден отказаться от дуэли.

Похоже, что задача Дантеса осуществилась: Петербург начал кишеть слухами о его связи с Гончаровой. За год до злополучной дуэли Пушкину приходит анонимное письмо, в котором его называют «историографом ордена рогоносцев». Поначалу он старается не обращать на это внимания, однако таких писем становится все больше. Их автором Пушкин считал барона Геккерна. По крайней мере, об этом можно было догадаться по почерку и качеству бумаги. Геккерну такой ход был выгоден. Во-первых, поскольку письма были анонимными, барон не рисковал быть вызванным на дуэль, а, во-вторых, он видел, что его приемный сын Дантес зашел слишком далеко в попытках очаровать Наталью.

Возможно ли было примирение?

25 января, за два дня до дуэли, в дом к Пушкину приезжает барон Геккерн. Он хочет только одного – мириться: вражда семей зашла слишком далеко. Пушкин же, еще не забывший анонимные оскорбления, буквально вышвыривает Геккерна из своего дома и вгорячах отправляет барону письмо, где в чрезвычайно резких выражениях отказывает его семье от мира. Пушкин понимал, насколько оскорбительным был его тон. Ответ был незамедлительным: дуэль.

Жульничал ли Дантес на дуэли?

По правилам того времени, дуэлянты не имели право надевать защитную кольчугу. Во время дуэли 27 января секунданты почему-то, как это им предписывал кодекс, не проверили наличие кольчуг у Пушкина и Дантеса. Дантес стрелял первым и ранил Пушкина в живот. Упав на снег, поэт вскоре приподнялся и выстрелил, легко ранив обидчика в руку. По словам Дантеса, пулю задержала пуговица от мундира. Однако в таком случае пуговица должна была только увеличить рану. К тому же, после выстрела Дантес упал и получил контузию, что говорило о том, что он все-таки надел кольчугу.

Можно ли было спасти поэта?

Несомненно, окажись раненый Пушкин в руках современных врачей, спасти его не представляло большой трудности. Однако врачи, к которым он попал 27 января 1837 года, наделали массу ошибок. Например, не оказали первую помощь на месте ранения, из-за чего Пушкин потерял много крови. Более того, обескровленному поэту зачем-то ставили пиявок и прикладывали холодные компрессы вместо положенных теплых. Усилиями врачей солнце русской поэзии смогло просветить только два дня.

0


Вы здесь » Форум В шутку и всерьёз » Литература » Пушкин и о Пушкине