Форум В шутку и всерьёз

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



МИ - 6 (SIS)

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

Секре́тная разве́дывательная слу́жба (англ. Secret Intelligence Service, SIS), MИ-6 (англ. Military Intelligence, MI6) — государственный орган внешней разведки Великобритании. До принятия парламентом Intelligence Services Act в 1994 году не имела никакой правовой базы для своего существования и деятельности, а само её существование не подтверждалось правительством Соединённого Королевства.

Служба возглавляется постоянным секретарём (Permanent Secretary; не входит в правительство). Последний — единственный сотрудник службы, который официально объявлен публично; назначается министром иностранных дел и подотчётен ему.

Служба входит в состав Объединённого разведывательного комитета.

С 1994 года штаб-квартира МИ-6 официально находится в здании Воксхолл-кросс, 85 (Vauxhall Cross 85).

История

Секретная разведывательная служба была основана в 1909 году в качестве иностранного отдела Бюро секретной службы
и была совместным органом Адмиралтейства и Военного министерства.

Во время Первой мировой войны она формально была одной из секций британского Военного министерства и
тогда получила известное название МИ-6 (Military Intelligence 6).

Вторая мировая война

В начале второй мировой из МИ-6 было выделено Управление специальных операций (УСО), занимавшееся диверсиями и саботажем.
По окончании войны в 1946 году УСО было распущено, а часть его сотрудников вернулась в МИ-6.

Руководители

Мэнсфилд Камминг (1909—1923)
Хью Синклер (1923—1939)
Стюарт Мензис (1939—1952)
Джон Синклер (1953—1956)
Дик Уайт (1956—1968)
Джон Ренни (1968—1973)
Морис Олдфилд (1973—1978)
Артур Фрэнкс (1979—1982)
Колин Фигерс (1982—1985)
Кристофер Керуэ (1985—1989)
Колин Маккол (1989—1994)
Дэвид Спеддинг (1994—1999)
Ричард Диарлав (1999—2004)
Джон Скарлетт (2004 — настоящее время)

Здание МИ-6

Построено в 1995 году по проекту архитектора Терри Фаррелла (Terry Farrell).
Расположено на берегу реки Темза, рядом с мостом Vauxhall.
Здание можно увидеть в кадрах фильмов о Джеймсе Бонде: «Золотой глаз», «И целого мира мало», «Умри, но не сейчас», «Казино «Рояль»».

Вечером 20 сентября 2000 года по 8-му этажу здания был сделан выстрел из гранатомёта РПГ-22.
Ракета вызвала только поверхностные разрушения.
Ответственность за теракт приписывается ирландским республиканцам.

Интересные факты

На здании SIS полностью отсутствуют вывески, за ислючением крупной надписи «VAUXHALL CROSS 85»,
которую можно различить через решётки центрального входа.
Видимая внешняя охрана здания (патрулирование) отсутствует полностью.
Здание расположено возле крупной станции метро и пригородных поездов Vauxhall Bridge.

0

2

Secret Intelligence Service / MI6 
http://i074.radikal.ru/0912/fb/c6044c4a65f7.jpg
Штаб-квартира МI-6.

Это основная разведывательная служба Великобритании.

Как королевская служба английская разведка начала складываться еще в период становления Британской империи.
Ее создание было обусловлено прежде всего потребностями государственной колониальной внешней политики
важнейшей торговой и морской державы Европы.
В марте 1909 г. премьер-министр Великобритании рекомендовал Комитету обороны империи обратить особое внимание на угрозу,
исходящую от разведки Германии, и соответственно реорганизовать национальную спецслужбу.
На основании рекомендаций премьера были подготовлены инструкции по созданию Бюро секретных служб
при Иностранном департаменте Комитета обороны империи, датой основания которого стало 1 октября 1909 г.
Непосредственными основателями нового ведомства были капитан Вернон Келл и легендарный одноногий моряк капитан Мэнсфилд Камминг.
Последний и стал руководителем Иностранного отдела Бюро секретных служб.
Так в те годы называлась прародительница современных западных разведывательных служб.
В честь Камминга всех последующих директоров британской разведки в переписке и беседах
стали сокращенно именовать "С" (от первой буквы фамилии Cumming).

Службу возглавляет генеральный директор - в настоящее время им является Джон Скарлетт.
Он дважды работал в Москве, откуда его, в конце концов, выслали в 1994 году.
Кстати, он служил также в резидентуре Кении, как и министр обороны России Сергей Иванов.
В недавнем прошлом Скарлетт был вынужден отчитываться перед парламентской комиссией по расследованию смерти Дэвида Келли.
Именно Скарлетт возглавлял в свое время группу, которая работала над иракским досье.

В целях прикрытия СИС включена в структуру министерства иностранных дел.
СИС имеет 87 резидентур за рубежом и штаб-квартиру в Лондоне, на Воксхолл Бридж-роуд.
Возглавляет СИС генеральный директор, который одновременно является постоянным заместителем министра иностранных дел.
Таким образом, формально СИС находится под контролем британского МИДа, однако, наряду с этим,
она имеет прямой выход на премьер-министра и часто действует по его указаниям или самостоятельно.

В структуре СИС пять директоратов. В их число входят:
1. Административно-кадровый директорат. Занимается административно-управленческими вопросами, а также вопросами подбора и расстановки кадров.
2. Директорат постановки заданий и подготовки разведывательной продукции. Получает задание от министерств иностранных дел и обороны. Обрабатывает и анализирует получаемую разведывательную информацию, подготавливает и реализуют выходные документы разведки.
3. Директорат региональных контролеров. Состоит из нескольких регионально-географических оперативных отделов.
4. Директорат внешней контрразведки и безопасности. Осуществляет разработку спецслужб иностранных государств и обеспечивает безопасность работы английской разведки.
5. Директорат специальной разведки. Снабжает подразделение разведки современными оперативно-техническими средствами ведения оперативной работы.

Кроме того имеются: Группа советника по вопросам международных отношений,
Группа связи со спецслужбами США и других стран.

У СИС тесные связи с разведками Канады, Австралии, Новой Зеландии.
Они создавались при помощи Интеллидженс Сервис, и многие их сотрудники проходили подготовку в Англии.
Численность личного состава - государственная тайна.

Кадры

На протяжении всей истории работа в английской разведке считалась престижной и
привлекала к себе выходцев из аристократических семейств и творческой интеллигенции.
Обычно персонал разведки набирается из кадров МИД, Вооруженных сил, десантников САС, полиции,
а также из числа выпускников университетов (преимущественно Кембриджского и Оксфордского).
Принято считать, что кадровый состав СИС состоит из "джентльменов, которые элегантно нарушают законы и права человека",
и авантюристов в духе легендарного Томаса Лоуренса или Сиднея Рейли, которые занимались разведкой еще в начале столетия.
Это были профессионалы, относящиеся к редкой категории "независимых оперативников".
В начале 90-х годов журналисты, якобы сумевшие проникнуть в эту тайну, назвали цифру около 3 тыс человек,
из которых примерно 1200 работает в Центре. В марте 1994 г. в штате разведки находилось уже 2303 сотрудника.

Штаб-квартира СИС располагается в самом центре Лондона в районе у моста Воксхолл-Бридж (Vauxhall Cross).
http://s42.radikal.ru/i096/0912/a7/1f3d1c60dc6e.jpg

Руководители СИС:

Мэнсфилд Камминг 1909-1923
Хью Синклер 1923-1239
Стюарт Мензис 1939-1952
Джон Синклер 1953-1956
Дик Уайт 1956-1968
Джон Ренни 1968-1973
Морис Олдфилд 1973-1978
Артур Фрэнкс 1979-1982
Колин Фигерс 1982-1985
Кристофер Керуэ 1985-1989
Колин Маккол 1989-1994
Дэвид Спеддинг 1994-1999
Ричард Диарлав 1999-2004
Джон Скарлетт с августа 2004 по настоящее время

На 1994 г. ежегодный бюджет составлял около 150 млн. фунтов стерлингов.
Руководством МИ-6 была достигнута договоренность с правительствами ряда государств Юго-Восточной Азии
об оказании последним платных услуг в борьбе с нелегальным производством и распространением наркотиков.
В 1995 г. бюджет разведки снизился на 10 млн. фунтов стерлингов.
В 1997/98 финансовом году бюджет МИ-6 официально продолжал оставаться на уровне 140 млн. фунтов стерлингов.

Правовая база

Фактически до середины 90-х гг. британская разведка действовала, не имея государственного статуса,
будучи фактически неподотчетной парламенту. Финансирование МИ-6 осуществляется через Министерство иностранных дел.

Закон "О разведывательных службах" был принят парламентом Великобритании в 1994 г.
В нем впервые дано определение разведывательной деятельности как "добывание и распространение информации о
деятельности и намерениях иностранцев за пределами Великобритании,
а также проведение специальных операций в интересах национальной безопасности".

Этот документ подтвердил и без того существовавшее де-факто право спецслужб осуществлять свои операции,
если они направлены на защиту национальной безопасности и экономического благополучия Великобритании,
а также предупреждение и раскрытие серьезных уголовных преступлений.
Кроме того, закон освободил от ответственности сотрудников спецслужб за действия,
совершаемые ими за пределами страны в целях выполнения своих функций, даже в тех случаях,
когда в самой Англии они бы расценивались как преступные.
Министрам, в ведении которых находятся спецслужбы, предоставлены полномочия санкционировать
по своему усмотрению операции, связанные с вмешательством в частную жизнь,
прослушиванием и негласным проникновением в жилые и служебные помещения.

Законом "О разведывательных службах" было предусмотрено создание парламентского комитета
по вопросам разведки и безопасности. Указанному органу дано право осуществлять контроль за расходованием
спецслужбами бюджетных средств, управлением и политикой в области решения основных задач
по обеспечению внутренней и внешней безопасности государства.

В законе не содержалось четких указаний относительно полномочий и круга вопросов, которые призван решать комитет.
Отмечалось лишь, что он обязан представлять премьер-министру, но не парламенту,
ежегодный отчет, а также другие доклады по своему усмотрению.

0

3

Вавилон на Темзе

Опальный британский разведчик рассказывает о штаб-квартире МИ6

http://i075.radikal.ru/0912/88/f1136b9a09e4.jpg
Штаб-квартиру британской разведки МИ-6 многие видели в фильме о Джеймсе Бонде "И целого мира мало".
Помните здание, где взрывается бомба, а супершпион на катере выпрыгивает через образовавшуюся пробоину и попадает прямо в Темзу?
Это и есть знаменитый Воксхолл Кросс, который британцы за гигантские по лондонским представлениям размеры прозвали Вавилоном на Темзе.
Кстати, первоначально из соображений секретности разведка запретила снимать свою штаб-квариру.
Сьемочной группе пришлось обратиться за помощью к главе британского МИДа Робину Куку, осуществляющему общий контроль над МИ-6.
"После того, что Бонд сделал для Британии, мы не вправе ему отказывать", - сказал министр и дал "добро" на съемки.

Хотя в это здание британская разведка переехала всего 8 лет назад, вокруг новой штаб-квартиры уже разгорелось несколько крупных скандалов.
Для МИ-6, предпочитающей хоронить свои секреты в архивной пыли, - это рекорд.

Скандал в крепости 

http://s44.radikal.ru/i106/0912/0c/2e28f09897de.jpg
Аэрофотоснимок МИ6

Во-первых,всплыла информация о перерасходе средств на строительство Воксхолл Кросс.
Британская пресса, ухватившись за эту тему, выяснила, что Секретная разведывательная служба (SIS)
превысила первоначальную смету в два раза. Цифры вызвали общественный гнев.
Оказывается, на строительство Воксхолл Кросс и новой штаб-квартиры МИ-5 (Темз Хаус),
располагающейся прямо через реку, было потрачено 547 млн. фунтов.

МИ-6, конечно, пыталась оправдываться, и утверждала, что огромные суммы пришлось израсходовать
на техническое оснащение штаб-квартиры. Ведь Воксхолл Кросс располагается в самом центре Лондона и
подойти к нему может буквально каждый, но все происходящее внутри должно быть надежно защищено.
Поэтому здание нашпиговано скрытыми камерами, установленными внутри и снаружи,все стекла в штаб-квартире со спецпокрытием,
защищающим от прослушивания и снятия электронной информации.
А стены, как в крепости, - непробиваемые для пуль и бомб. (Что, кстати, не помешало неким злоумышленникам обстрелять здание из гранатомета в сентябре 2000 года).
В общем, только на оборудование ушло 80 миллионов. 

Следующий скандал замять не удалось, и он полностью омрачил руководству МИ-6 новоселье.
Газетчики раскопали, что при переезде из старой штаб-квартиры Сенчури-хаус МИ-6 вывело за штат 47 уборщиц.
Вскоре их вновь приняли на работу, но уменьшив оклады. Обманутые уборщицы нашли защитников в парламенте,
а тем удалось возбудить судебное дело против МИ-6. Попытки отменить разбирательство на основании того,
что уборщицы не могут давать показания, так как являются засекреченными сотрудниками, разведслужбе не удались.
В результате МИ-6 пришлось выплатить своим сотрудникам компенсации.

Под землей

Естественно, Воксхолл Кросс, особенно после того, как засветился в бондиане, стал лондонской достопримечательностью,
вызвающей любопытство туристов. Этим воспользовались коммерсанты и организовали автобусный тур вокруг новой штаб-квартиры.
Тем не менее доступность МИ-6 - миф. Внутрь посторонним хода нет, в отличие, например, от штаб-квартиры ЦРУ,
где для интересующихся организована экскурсия. Однако кое-что о святая святых британской разведки все же удалось узнать.

Все-таки МИ-6 верна старым традициям, несмотря на то, что последнее время провоглашает политику открытости.
Ведь 10-этажная громадина штаб-квартиры - лишь часть здания. Под землей, согласно официальным данным, еще 5 этажей.
Там и расположены самые важные подразделения МИ-6, требующие повышенной секретности. Например, компьютерный центр,
который должен контролировать возможные атаки террористов.

Очевидцы, побывавшие внутри, рассказывают, что в подземный гараж МИ-6 автомобили въезжают через электронные ворота,
расположенные с фронтальной стороны здания. 

Из всех, кто когда-либо побывал в Воксхолл Кросс, самую подробную картину оставил Ричард Томлинсон, сотрудник МИ-6,
со скандалом изгнанный в 1998 году из разведслужбы. Правда, описать Вавилон на Темзе он осмелился только спустя несколько лет после шумихи,
проживая за пределами Соединенного королевства.

Как Томлинсон вспоминает в своей книге "Большой провал", охранников, стоявших у входа в Сенчури-хаус и проверявших документы у сотрудников,
в новом здании заменили автоматы. "Шесть автоматических охранных дверей, выстроенных в ряд... закрывали проход в главное здание.
Позади них выстроилась небольшая очередь сотрудников. Когда подошел мой черед,
я всунул свою карточку в узкую щель инабрал цифровой код: 6-9-2-1.
Автомат сразу же заработал: в щели зажегся зеленый свет и сосвистом откатилась вбок входная дверь.
Войдя в тесную капсулу, где мои плечи касались стенок, я нажал на кнопку первого этажа.
Так как кроме меня в капсуле никого не было, дверь со свистом захлопнулась, а впереди открылась другая дверь,
выпуская меня во внутреннее помещение", - пишет бывший британский разведчик.

Антураж

Интерьеры Воксхолл Кросс, по свидетельству Томлинсона, отличаются от помещений старой штаб-квартиры так же,
как советская гостиница "Интурист" от американского отеля "Мариотт". (На самом деле прежнее здание МИ-6, Сенчури хаус,
которое разведслужба занимала с 1966 года, внешне напоминает снесенную столичную гостиницу).
http://s59.radikal.ru/i164/0912/36/477f87c4eb5e.jpg
Прежняя штаб-квартира МИ6: Бродвей Билдинг (1924-66)

Зеленоватые матовые стены и мраморные полы холла освещаются мягким флуоресцентным светом.
Вокруг 2-х колонн, в которых размещаются системы управления скоростными лифтами, стоят удобные скамейки,
обтянутые черной кожей. Кроме того, персонал может наслаждаться видом субтропических деревьев из пластика. 

Чуть ниже центрального холла - библиотека МИ-6. В старом здании она представляла собой довольно жалкое помещение, книги хранились на старых полках,
подшивки газет - в ветхих папках. Теперь все устроено просто великолепно: дорогие читальные столы и скользящие стеллажи для книг. 

Несмотря на искреннее восхищение Томлинсона библиотекой, можно заметить, что здесь МИ-6 сильно отстает в техническом плане от ЦРУ.
В Лэнгли, например, ни сотрудникам, ни библиотекарям не нужно шарить пополкам в поисках нужной книги.
Это делает автоматизированная система, куда направляется компьютерный запрос, а человеку остается лишь забрать необходимый том.

Рядом с библиотекой находится гимнастический зал с тренажерами для гребли и тяжелой атлетики.
Правда, в спортивном комплексе есть и другие залы. По задумке архитектора, огромное помещение было сделано под бассейн,
но директора Ми-6 решили, что такое расточительство может привлечь внимание общественности, и оборудовали его для игры в мини-футбол и бадминтон.   

Авторство проекта Воксхолл Кросс принадлежит Терри Фаррелу -архитектору с мировым именем.
Он проектировал высотные здания в таких городах как Сиэттл, Гонконг, Дубай, Лиссабон, Лондон и Сеул.
За 35 лет работы архитектор Терри создал здания для коммерческих центров, банков, музеев, галерей.

В офисе компании Терри Фаррела "Версии" рассказали, что заказчиком проекта штаб-квартиры МИ6 выступила The British Government Property Services.
Застройщиком была компания Regalian Properties plc. - известная лондонская фирма, основанная в начале 70-х.
(В России, например, немыслимо, чтобы строительством подобных объектов поручили обычным коммерсантам,
а не Федеральной службе специального строительства).
Проект включал в себя, кроме здания, также строительство новой набережной и разбивку садов.
Размеры всего комплекса -- 420 тыс. кв. футов. План утверждили в 1988 году.
В 1993 году начались строительные работы, а в 1995 году разведка уже переехала в новое здание.
В июне 2001 года Терри Фаррел был удостоен звания рыцарь Британской империиза
"за заслуги в архитектуре и городском планировании".

Личный опыт

Тысячи людей бывали в Воксхолл Кросс, но МИ-6 запрещает своим сотрудникам рассказывать об этом.
Есть только один человек в мире, работавший в британской разведке, который может свободно говорить о Воксхолл Кросс.
Это бывший сотрудник Ми-6 Ричард Томлинсон, со скандалом уволенный из разведки,
и даже получивший небольшой тюремный срок за попытку судиться с МИ-6.
В 2000 году в России Томлинсон выпустил книгу "Большой провал", в которой описал своою судьбу.
Тогда он охотно давал интервью через интернет российским журналистам.
Но после окончания рекламной компании книги Томлинсон перестал отвечать на письма и исчез.
Нам удалось разыскать опального британского разведчика, и он согласился рассказать о штаб-квартире МИ-6 нашим читателям.

-И в России, и в США штаб-квартиры разведок расположены за городом или на окраине - подальше от любопытных взглядов.
Штаб-квартира МИ-6, Воксхолл Кросс, находится в самом центре Лондона. Почему англичане выбрали это место?

-Когда подыскивалось место под новое здание, рассматривалась возможность расположить здание за городом.
Преимуществами такого варианта стали бы лучшие условия для работы персонала,
которому не пришлось бы тратить большое количество времени на дорогу, поскольку они бы приобретали жилье поблизости. 
Но в таком случае возникли бы проблемы: обычные личные встречи с чиновниками правительства и министерством иностранных дел затруднились бы.
И еще сотрудникам МИ-6 было бы сложнее делать вид, что они работают на Министерство иностранных дел.
(Формально МИ-6 подчиняется этому ведомству)

-20 сентября 2000 года штаб-квартиру Ми-6 обстреляли, что стало причиной пожара. Сыграло ли свою роль то, что здание расположено в центре? 

- Нет, попасть ракетой в здание, расположенное за городом, также легко, если даже не проще.

-В британских СМИ часто писали, что новая Воксхолл Кросс - это символ открытости МИ-6, наметившейся в последнее время. Это так? 

-Это утверждает МИ-6. Но в действительности открытости ничуть не более, чем в прежние премена.
МИ-6 распространяет такие заявления, чтобы оправдать огромные расходы на здание.

- Водят ли туристов на экскурсии в Воксхолл Кросс, как например в Ленгли, штаб-квартиру ЦРУ? 

-Нет. Обычно, если туристы пытаются сделать что-то подобное, сотрудники МИ-6 вызывают полицейских, а те прогоняют незваных гостей.

http://i043.radikal.ru/0912/41/cf098e482433.jpg
Прежняя штаб-квартира МИ6: знаменитый Сенчури-хауз (1966-1995)

0

4

Разведка Великобритании по Томлинсону

Публикуем выдержки из книги Ричарда Томлинсона "Большой провал" - только фактура.

Вербовка на работу

В каждом колледже Оксфорда и Кембриджа, да и в других ведущих университетах Великобритании имелся свой вербовщик вроде Пилчарда -
преподаватель-ставленник МИ-6, выискивающий для британской разведки подходящие кандидатуры.
Вербовщики Оксфорда и Кембриджа на протяжении ряда поколений поставляли МИ-6 подающих надежды патриотов,
которых они отбирали умело и осмотрительно. Но система не всегда срабатывала безошибочно -
Филби, Маклин и Берджесс были завербованы в МИ-6 таким же образом.

В Военном училище сухопутных войск в Сандхерсте на постоянной основе работает вербовщик МИ-6,
действующий под псевдонимом ASSUMPTION. Там есть еще один вербовщик, под псевдонимом PACKET,
который работает с курсантами из числа иностранцев и передает в МИ-6 информацию о тех, кто может быть использован в качестве осведомителей.
Агент PACKET, в частности, прославился тем, что в 60-х годах пытался завербовать молодого курсанта из Ливии, которого звали Муамар Каддафи.

После согласия… через пару недель приходит … письмо на бланке Министерства иностранных дел и по делам Содружества,
подписанное неким г-ном М.Э. Халлидэем, приглашавшим …прибыть на собеседование по адресу: Лондон SW1, Карлтон-Гарденс, 3.

При собеседовании… вручается для ознакомления и подписи выдержка из Закона об охране государственной тайны 1989 года,
с пометкой в верхней части страницы "СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО"; надпись была сделана красными чернилами.
А также зеленая папка, которая содержит примерно тридцать страниц в прозрачных пластиковых чехлах,
на которых объяснялось, что МИ-6 - это британская служба внешней разведки, учрежденная Форин офис
с целью получения информации из секретных источников о политической, военной, экономической и коммерческой деятельности иностранных государств.
Два абзаца давали представление о процедуре отбора будущих сотрудников,
которая была практически аналогична порядку приема на работу в Форин офис, с той лишь разницей,
что в данном случае кандидат должен был пройти дополнительный раунд собеседований.
Описывались также процедуры проверки кандидата на пригодность к службе в данной организации и его личной жизни,
затем в общих чертах излагалось, как будет строиться его карьера в МИ-6.
Полгода подготовки, первая загранкомандировка после двух лет кабинетной работы в Лондоне,
затем попеременно три года дома, три - за границей, и так до выхода на пенсию.
Обязательный пенсионный возраст для всех сотрудников - 55 лет. В конце была представлена шкала оплаты труда.
Жалование сотрудников МИ-6 не шло ни в какое сравнение с заработками в частных компаниях, но прожить на такие деньги было можно.

Критерии отбора

МИ-6 - это отдел Министерства по делам государственной службы, поэтому будущие сотрудники Разведывательной службы
сначала должны выдержать те же экзамены, что и неиссякаемый поток кандидатов в другие государственные ведомства,
будь то МИД, Казначейство или Министерство торговли и промышленности.
Однако поступающие на службу в МИ-6 проходили испытания отдельно от остальных, поскольку уже на этой ранней стадии отбора
их личности были засекречены. Перед первым экзаменом в комнате ожидания сидели шесть кандидатов.
Им были предложены тесты с набором ответом, наподобие тех, что печатались в популярной книге 1960-х годов для желающих
"узнать коэффициент своего умственного развития".

Затем был дан простой тест на знание арифметики и еще один, тоже несложный, но требовавший гораздо больше времени,
на проверку навыков письма. После обеда кандидаты в индивидуальном порядке обсудили пару вопросов современной политической обстановки
с одним из сотрудников МИ-6, проводившим экзамены, а потом собрались на групповой семинар.
Кандидатов попросили представить свои рекомендации некой британской компании, занимающейся разработкой высоких технологий,
в которой двое инженеров, работающих по обмену, были уличены в шпионаже.
Последний этап отборочного процесса - долгое собеседование, проводимое комиссией сотрудников МИ-6 -
состоялся через несколько дней в доме на Кардтон-Гарденз. Кандидата подробно расспрашивали о
современном положении дел в стране и за рубежом, о причинах, побудивших искать работу в МИ-6,
о честолюбивых планах на перспективу, выясняли, действительно ли кандидат желает посвятить свою жизнь службе в разведке.
Кандидата брали на работу в МИ-6 при условии, что тот успешно пройдет проверку на благонадежность - последний барьер.

Многим государственным служащим требуется форма допуска "проверку на благонадежность прошел".
Это означает, что в ходе поверхностного расследования установлено: данное лицо к уголовной ответственности не привлекалось,
не исповедует крайних политических взглядов, свободно от алкогольной зависимости и пристрастия к наркотикам, не имеет финансовых проблем.
Кандидаты в МИ-6 подвергаются более серьезной проверке и в случае успешного ее прохождения, когда получают форму допуска EPV -
"Специальную проверку на лояльность прошел". Это весьма трудоемкий процесс, в котором задействованы около десятка проверяющих.
Сначала сведения о кандидате запрашивают в базе данных МИ-6, потом в базах данных МИ-5 и
Специального управления Департамента уголовного розыска. Проводится также проверка кредитоспособности.
Первый раунд проверки заканчивается, и кандидат приглашается на собеседование о личной жизни с отеческим лицом,
которому было поручено дело кандидата. Его интересуют политические взгляды, контакты с экстремистскими организациями как правого,
так и левого толка, связи с иностранцами, отношение к алкоголю и наркотикам.
Анкетные данные оценивались строго, но не так, как в прошлом.
За последние годы МИ-6 значительно снизила требования к своим кандидатам.
Еще совсем недавно бывший член такой организации, как Движение за ядерное разоружение,
не мог рассчитывать на место в рядах МИ-6, а теперь - пожалуйста. Не отвергались и те, кто когда-то баловались наркотиками.

Однако проверяющий не верит кандидату на слово. Он просит его назвать восемь человек,
с которыми кандидат был хорошо знаком в тот или иной период своей жизни после окончания школы.
Всех этих людей опросили… Спустя два месяца кандидату присылается в простом конверте фотокопия письма
с уведомлением о присвоении мне высшей формы допуска и приглашением на работу.
На гербовой бумаге МИДа сообщается только, что кандидату предписывается "безотлагательно прибыть в Сенчури-хаус по адресу:
Вестминстер-Бридж-роуд, 100 к 10.00. При себе иметь паспорт".

Обучение

IONEC (курс начальной подготовки сотрудников разведки) - так называется учебный курс, рассчитанный на полгода.
Ход курса начальной подготовки всегда контролирует вышестоящее начальство,
и от успеха или неуспеха того или иного курса зависит дальнейшая карьера инструкторов.

У новобранцев много общего. Анкетные данные почти у всех одинаковые, все европейцы, все мужского пола,
все выходцы из среднего класса. Все получили университетское образование, причем почти все закончили Оксфорд или Кембридж.
Такая однородность новобранцев соответствовала и общей однородности сотрудников МИ-6.
Статистика разведслужбы по набору кадров опровергает утверждения ее представителей о том,
что их ведомство всем обеспечивает равные возможности при приеме на работу.
В период службы Т. женщины составляли лишь 10% от общего числа сотрудников,
чернокожих вообще не было, только у одного сотрудника один из родителей был азиатского происхождения:
среди служащих не было ни одного инвалида, хотя подходящих должностей для них там множество.

Целью IONEC являлось подготовка новичков до профессионального уровня, необходимого для работы в МИ-6
на невысоких административных должностях. Половина занятий проходила в классах.
Там кандидаты изучали ведение дел в ведомстве, теоретические основы того, как сближаться с нужными людьми,
вербовать их, манипулировать ими и получать от них информацию, выслушивали рассказы о проведенных операциях,
общались с представителями других отделов ведомства. Остальное время шло на учения типа БЕЗУПРЕЧНЫЙ НЕЗНАКОМЕЦ.

Основной учебной базой IONEC является форт Монктон, самый большой и лучше всех сохранившийся из четырех прибрежных фортов,
возведенных Генрихом VIII для защиты стратегически важной портсмутской гавани от французского флота.
Располагается он на открытой, продуваемой ветрами южной оконечности полуострова Госпорт,
к нему ведет короткая извилистая дорога, проходящая рядом с полем для гольфа.
Официально именуемый "Военное учебное заведение №1", Форт служил до 1956 года учебной базой инженерных войск.
Когда инженерам он стал больше не нужен, его без шума прибрала к рукам МИ-6.
Этот переход совершился в такой тайне, что отдел снабжения Министерства обороны продолжает оплачивать содержание Форта,
понятия не имея, что министерству уже не принадлежит.

Попасть за толстые стены из серого камня можно только по подъемному мосту над крепостным рвом без воды и через охраняемые ворота,
ведущие в центральный двор. Прямо над воротами находятся роскошные апартаменты, предназначенные для Шефа, часто приезжающего сюда.
По остальным трем сторонам двора расположены три основных корпуса: Восточное крыло, Главное и Западное.
Восточное является автономным, в нем находятся спальни, кухни, столовые и бары.
В корпусах расположены учебные помещения, необходимые для подготовки офицеров секретной службы: спортзал, закрытый тир,
фотостудии, технические мастерские, лаборатории и лекционные залы.
Есть даже маленький музей, в котором хранятся сувениры от руководителя SOE - английской спецслужбы времен Второй мировой войны и
устарелое шпионское оборудование времен войны "холодной". За Восточным крылом находятся вертолетная площадка и
открытый тир для стрельбы из пистолетов и автоматов. Не забыт и отдых - на западной стороне есть открытый теннисный корт и
площадка для крокета, закрытый корт для сквоша.

Главное крыло, расположенное напротив ворот, является домом кандидатов.
Алкоголь имеет немалое значение в жизни МИ-6, и инструкторы подстрекали кандидатов к тому, чтобы выпивать каждый вечер.
Вскоре бар в Главном крыле, украшенный военными эмблемами и сувенирами операций SOE, стал центром разгрузки кандидатов.

Невзрачное здание из желтого кирпича, расположенное прямо напротив полицейского участка на лондонской Хай-стрит в Саутуорке,
официально является государственным архивом. На самом деле там до недавнего времени размещалась еще одна школа МИ-6.
Во время учебы кандидаты проводили одну неделю в Боро, другую - в Форте. Занятия в Боро посвящались административным и
теоретическим аспектам работы, там инструкторы знакомили кандидатов с историей, целью и образом действий ведомства.

Штат и структура и "продукция" МИ-6

Вкупе с американским ЦРУ и разведслужбой России МИ-6 обладает одной из немногих поистине глобальных разведсетей,
но штат ее, составляющий примерно 2300 человек, намного меньше, чем у русских и американцев.
Около 350 человек являются разведчиками. Около 800 заняты в основном технической и административной работой.
Остальные сотрудники - это секретарши, канцеляристы, охранники, повара, водители, уборщицы и механики.

Около половины разведчиков и большая часть технического состава находятся в Лондоне.
Главная задача их - поддерживать тех, кто работает за границей, планировать операции,
осуществлять связь с иностранными разведслужбами и поставлять разведданные тем, кто принимает решения в Уайтхолле.
Разведывательная "продукция" МИ-6 именуется CX, это анахронизм тех времен, когда Шефом был Мэнсфилд Каммингс.
Служба тогда была настолько секретной, что донесения разведчиков не выходили за стены МИ-6 и потому помечались "Каммингсу исключительно",
сокращенному до СХ. Разведданные ничего не стоят, если их не сообщать тем, кто принимает решения, и сейчас донесения СХ распространяются гораздо шире. Министерство иностранных дел и министерство обороны являются самыми важными "клиентами",
однако СХ может получить любой правительственный департамент, если материал имеет к нему отношение.
Даже некоторые крупные британские компании, такие как "Бритиш аэроспейс", "Шелл", "Бритиш пейтент", "Бритиш эйрвейс"
держат в штате офицера связи МИ-6, получающего СХ.

Резидентуры МИ-6 в посольствах

Большую часть СХ собирают разведчики, подвизающиеся в британских посольствах под дипломатической крышей.
Обычно они работают в маленьких укромных секциях в здании посольства, где размещаются так называемые резидентуры.
Они имеют собственную надежно защищенную связь с Центром, вход в комнаты поста разрешен только сотрудникам МИ-6.
Эти комнаты часто проверяются на наличие подслушивающих устройств,
и во многих резидентурах есть специальные "надежные" комнаты для важных совещаний.

Во всем мире около пятидесяти резидентур. Размер их отражает важность принимающей страны для британских интересов.
Резидентуры в шпионских столицах мира - Женеве, Москве, Нью-Йорке и Гонконге - могут иметь в своем составе до пяти разведчиков,
трех-четырех технических служащих и с полдюжины секретарш.
В большинстве из них в Западной Европе работают два-три человека,
а в Третьем мире обычно - один разведчик и секретарша, хотя есть исключения.
В Джакарте, например, работают трое, поскольку Индонезия - выгодный клиент для британской военной промышленности,
в Лагосе - тоже трое благодаря британской заинтересованности в нефтяной индустрии в Нигерии.
Глава резидентуры - обычно старший офицер сорока с лишним лет, работающий под видом советника Министерства иностранных дел.
Как правило, он "засвечен" секретной службе принимающей страны и занимается главным образом связью,
другие разведчики большей частью "не засвечены" и часть своего времени шпионят против принимающего государства.

Одни резидентуры, например в Москве и в Пекине, существуют главным образом для шпионажа принимающей стороны,
другие не шпионят совсем. У Австрии нет интересных для Британии секретов, однако МИ-6 держит в Вене
большую резидентуру для шпионажа за иранской и русской общинами,
торговлей оружием и международным агентством по атомной энергии, расположенным в окрестностях города.
Точно так же нью-йоркская резидентура существует лишь затем, чтобы руководить агентурой в ООН.

Резидентурам оказывают помощь из Центра в Лондоне. На каждой есть "Р офицер", занимающийся "продукцией",
он определяет ее стратегию и цели, планирует операции и руководит ими, распоряжается бюджетом.
"R офицеры" занимаются распределением разведпродукции клиентам.
Эти Pи R офицеры организованы в пирамидальные структуры, "управления", с региональным или функциональным центром.

Структура

Когда Т. поступил в МИ-6, там было семь управлений, самыми крупными и мощными являлись Восточно-Европейское и западноевропейское.
Ближневосточное и Дальневосточное увеличивались,
в то время как Африканское и Западное полушария (Латинская Америка и Карибский бассейн) уменьшались.
Глобальное управление занималось расширяющейся торговлей оружием,
торговлей наркотиками в крупных масштабах и международным отмыванием денег.

Управления образуют "зубы" ведомства, группируются в директорат продукции и распределения.
Наряду с ним существуют два крупных, громоздких директората, они занимаются административным руководством и техническим обеспечением.
Четверо директоров из Правления осуществляют контроль за общей стратегией и административное руководство директоратами; ими командует Шеф.

Разработка и внедрение систем технической связи между агентами является обязанностью отдела,
именуемого TOS/AC (Отдел технической и оперативной поддержки и связи с агентами).

Спецоперации

Хотя основная деятельность МИ-6 заключается в работе с агентурой, хартия ее, именуемая "Книга приказов",
требует от разведчиков обладать способностью планировать и осуществлять "специальные операции" почти военного характера.
У офицеров МИ-6 нет необходимой военной подготовки, чтобы проводить эти операции самим.
Их задача - наметить цели операции и добиться у министра иностранных дел политического урегулирования.
После этого в дело вступают офицеры и солдаты из всех трех родов вооруженных сил.

Военно-воздушные силы предоставляют небольшую группу из десятка летчиков, именуемую "Особый отряд".
Отбирают их за выдающееся летное мастерство, большинство уже имеет опыт службы в эскадрильях специального назначения,
обслуживающих воздушных десантников и катерную службу десантно-диверсионных частей.
Они управляют транспортными самолетами "Геркулес" С-130, вертолетами "Пума", обучены летать на разных военных и гражданских самолетах.
С-130 используются для доставки в зарубежные резидентуры или возвращения оттуда оборудования,
слишком громоздкого или опасного для перевозки в дипломатическом багаже.
"Пума" используется для перевозки сотрудников МИ-6 и высокопоставленных лиц по Англии,
в том числе и по маршруту между Управлением и Фортом.
Этот вертолет часто можно видеть на вертодроме в Бэттерси или над Лондоном во время таких полетов,
от обычных "Пум" военно-воздушных сил они отличаются большими подвесными топливными баками.

Армия представляет группу из полка воздушных десантников, именуемую RWW - "Революционным боевым крылом",
базирующуюся в Херфорде, а флот - небольшое подразделение катеров, находящееся в Пуле.
В МИ-6 они выполняют сходные роли и именуются в ведомстве общим названием "Инкремент".
Чтобы стать пригодным для службы в Инкремент, военнослужащие должны прослужить не менее пяти лет и получить звание сержанта.
МИ-6 устраивает им проверку и проводит с ними краткий вводный курс, посвященный деятельности и задачам ведомства.
Если кандидаты в Инкремент еще не овладели искусством слежки, то проходят трехнедельный курс в Форте.
В Херфорде и Пуле их уже значительное военное мастерство совершенствуется на курсах,
где они обучаются проведению взрывов и диверсий в сложных условиях,
новейшим способам охраны высокопоставленных лиц и организации партизанской войны.
Отрабатывают новейшие способы высадки, например, парашютирования с большой высоты с гражданских самолетов
или тайной высадки с подводной лодки. Моряки приобретают высокую квалификацию и получают на свои вымышленные имена удостоверения,
например шкипера торгового судна, дающие им возможность взять напрокат, например, рыболовный траулер.

Тайнопись

Тайнопись, именуемая у школьников "невидимые чернила", все еще важна в работе разведчика,
однако современная техника сложнее "лимонного сока в авторучке", известного по журналу "Бойс оун".
Существует совместный отдел МИ-5 и МИ-6, занимающийся разработками и преподаванием новейшей техники тайнописи.
В нем работают три человека. У Отдела имеется несколько различных техник, но метод, которым сотрудники МИ-6 пользуются повсеместно,
представляет собой удивительно простую "офсетную" технику. Как и множество великих изобретений, она появилась на свет случайно.

Вначале сложность при пользовании невидимыми чернилами заключалась в том, что пишущий не видел только что написанного.
Были созданы видимые чернила, которые обесцвечивались вскоре после высыхания, но они оставляли желать лучшего,
так как углубления, сделанные пером, можно было обнаружить, и само по себе хранение специфических чернил могло оказаться уликой.

Решение проблемы пришло неожиданно в середине 1980 года, когда техник из Отдела
проявлял написанное традиционной тайнописью донесение агента из России.
Секретное сообщение содержалось на оборотной стороне конверта
с безобидным "липовым" письмом внутри и было отправлено из Москвы.
Когда техник обрабатывал конверт проявляющей жидкостью, начало проявляться секретное сообщение.
Но, к его изумлению, появились и другие буквы кириллицы, написанные другим почерком и зеркально перевернутые.
Пристальное изучение показало, что это адрес в Киеве. Но кто был адресатом, и как эта надпись оказалась поверх сообщения?

Существовало лишь одно логичное объяснение…
Когда агент опустил письмо, задняя часть конверта легла на другой конверт.
Адрес на втором конверте был написан чернилами, обладающими возможностью
переносить невидимые химикалии на бумагу при соприкосновении с ней.
Техник понял, что адрес написан ручкой, которую легко купить.
Если удастся установить, что это за ручка, появится в высшей степени простое и не могущее служить уликой средство тайнописи.
МИ-6 организовала систематические поиски по всему миру.
Потребовалось несколько недель, чтобы найти эту чудесную ручку - шариковую "Пентел".

Базы данных МИ-6

CCI - компьютеризированная система оперативного учета лиц и объектов, представляющих интерес для разведки МИ-6.
CCI хранила сведения о всех людях, с которыми кто-либо из сотрудников МИ-6 вступал в оперативный контакт с начала сбора этих сведений в 1945 году.

0

5

В MI6 ужесточают контроль разведданных

Крупный бизнесмен займет новую должность в МI6.
Этот пост создан для того, чтобы улучшить деятельность разведывательного агентства.
Пресс-секретарь МИДа сообщил, что этим бизнесменом станет человек,
являющийся суперквалифицированным экспертом в сфере частного бизнеса,
и в разведке он займется улучшением управляемости спецслужбы, то есть должен повысить "качество менеджмента".

Еще одно новое назначение в агентстве - офицер с большим стажем возглавит внутреннюю службу мониторинга качества развединформации, собранной SIS. Высокопоставленный офицер разведки будет именоваться буквой "R" и должен действовать как независимый эксперт,
проверяющий информацию, которая направляется в такие ведомства, например в министерство обороны.

МИД Великобритании сообщил, что эти назначения стали ответом на доклад лорда Батлера, сделанный в 2004 году,
в котором утверждалось, что  сведения, собранные британской разведкой об оружии массового поражения в Ираке,
оказались неточны. Например, то, что Саддам имеет оружие массового поражения, которое может быть развернуто за 45 минут.

Бывший председатель Объединенного комитета по разведке (Joint Intelligence Committee) Паулина Невилл-Джонс так прокомментировала эти шаги:
"Ирак показал, что некоторые детали  машины  функционируют не совсем должным образом.
И руководитель MI6 Джон Скарлетт правильно решил усовершенствовать систему контроля качества информации".

По ее мнению, одной из проблем в Ираке стало то, что разведка поставляла неточную информацию напрямую премьер-министру прежде,
чем ее мог оценить Объединенный Комитет по разведке. Она надеется, что новая система проверки информации поможет избежать таких ошибок.
Паулина Невилл-Джонс согласилась с тем, что политикам очень важно знать, является ли информация точной и правдивой или носит спекулятивный характер.

0

6

Спецназ британской разведки MI6
The Increment

Хотя основная деятельность МИ6 заключается в работе с агентурой, хартия ее, именуемая "Книга приказов",
требует от разведчиков обладать способностью планировать и осуществлять "специальные операции" почти военного характера.
У офицеров МИ-6 нет необходимой военной подготовки, чтобы проводить эти операции самим.
Их задача - наметить цели операции и добиться у министра иностранных дел политического урегулирования.
После этого в дело вступают офицеры и солдаты из всех трех родов вооруженных сил.

Военно-воздушные силы предоставляют небольшую группу из десятка летчиков, именуемую "Особый отряд".
Отбирают их за выдающееся летное мастерство, большинство уже имеет опыт службы в эскадрильях специального назначения,
обслуживающих воздушных десантников и катерную службу десантно-диверсионных частей.
Они управляют транспортными самолетами "Геркулес" С-130, вертолетами "Пума", обучены летать на разных военных и гражданских самолетах.
С-130 используются для доставки в зарубежные резидентуры или возвращения оттуда оборудования,
слишком громоздкого или опасного для перевозки в дипломатическом багаже.
"Пума" используется для перевозки сотрудников МИ-6 и высокопоставленных лиц по Англии, в том числе и по маршруту между Управлением и Фортом.
Этот вертолет часто можно видеть на вертодроме в Бэттерси или над Лондоном во время таких полетов,
от обычных "Пум" военно-воздушных сил они отличаются большими подвесными топливными баками. 

Армия представляет группу из полка воздушных десантников, именуемую RWW - "Революционным боевым крылом", базирующуюся в Херфорде,
а флот - небольшое подразделение катеров, находящееся в Пуле.
В МИ-6 они выполняют сходные роли и именуются в ведомстве общим названием "Инкремент" / The Inkrement /.
Чтобы стать пригодным для службы в Инкремент, военнослужащие должны прослужить не менее пяти лет и получить звание сержанта.
МИ-6 устраивает им проверку и проводит с ними краткий вводный курс, посвященный деятельности и задачам ведомства.
Если кандидаты в Инкремент еще не овладели искусством слежки, то проходят трехнедельный курс в Форте.
В Херфорде и Пуле их уже значительное военное мастерство совершенствуется на курсах,
где они обучаются проведению взрывов и диверсий в сложных условиях,
новейшим способам охраны высокопоставленных лиц и организации партизанской войны.
Отрабатывают новейшие способы высадки, например, парашютирования с большой высоты
с гражданских самолетов или тайной высадки с подводной лодки.
Моряки приобретают высокую квалификацию и получают на свои вымышленные имена удостоверения,
например шкипера торгового судна, дающие им возможность взять напрокат, например, рыболовный траулер. 

Отряд моряков в Инкременте значительно меньше, чем в RWW, всего около пятнадцати человек.
Естественно, ориентирован он на морские операции, в него входят опытные аквалангисты, специалисты по подводным взрывам.
Многие из них служили в антитеррористическом подразделении морской пехоты или в горных и полярных частях.
МИ-6 сперва использовала этих  людей для того, чтобы устанавливать маяки слежения на судах, пока они стоят в гавани.
Маяки эти величиной с кирпич, для эффективной работы их требуется устанавливать высоко на надпалубных сооружениях. 

Кроме того, моряки Инкремента используют подводную мини-лодку МИ-6.
Она примерно вдвое длиннее легковой машины, командир и штурман сидят верхом на передней цилиндрической части корпуса,
одетые в водолазные костюмы с дыхательными аппаратами.
Задняя часть представляет собой пассажирский отсек, в котором с трудом умещаются четыре человека.
При погружении отсек заполняется водой, сидящие в водолазных костюмах пассажиры дышат воздухом,
который подается по трубкам из находящегося на борту баллона.
Мини-лодка используется для высадки агентов во враждебные страны и для вывоза разоблаченных агентов. 

Отряды десантников и моряков дополняются другими специалистами,
которые принимают участие в операциях Инкремента от случая к случаю, во время военной недели нас ознакомили с их мастерством.
Эта группа из двадцати или около того мужчин и женщин, коллективно именуемых "Неизвестными",
включает разнообразных специалистов. Лишь небольшое "ядро", которое постоянно находится в готовности,
получает от МИ-6 скромное жалованье. Остальные работают бесплатно и берут на основной работе отпуск,
чтобы участвовать в операциях. Основная их специальность - наблюдение и контрнаблюдение.
Чтобы они не выделялись на улицах иностранных городов, многие вербуются из национальных меньшинств,
хорошо владеют иностранными языками. Один - летчик, он, хотя постоянно работает в компании воздушных такси,
готов бросить все, чтобы помочь МИ-6 в проведении операций.
Другой, владелец яхты, предоставляет ее по первой просьбе. "Неизвестные" имеют в МИ-6 непонятный статус.
Если во время операции будет схвачен солдат Инкремента, МИ-6 предпримет дипломатические усилия для его освобождения,
но у "Неизвестных" такой надежды нет. От них отрекутся, и добиться освобождения они смогут лишь собственными силами.
Поэтому, отправляясь за границу, они всякий раз подвергаются огромному личному риску.

0

7

Платон Обухов на свободе и, возможно, уже не в России 25.04.2004

http://i073.radikal.ru/0912/c4/bc9368f5aa9b.jpg
Как стало известно, Платон Обухов, осужденный за шпионаж в пользу британской разведки,
в настоящее время находится на свободе. В 2002 году Мосгорсуд признал Обухова невменяемым,
после чего его отправили из Лефортово в психиатрическую больницу на принудительное лечение.
Но спустя год, 18 июля 2003 года судья Нина Кузнецова приняла решение освободить Обухова.
Однако эта новость не афишировалась, и вопреки сложившейся практике ни суд,
ни ФСБ не сообщили новостным агентствам никакой информации на этот счет.

Мы связались с мамой Обухова, Ольгой Ивановной, которая не стал опровергать тот факт,
что Платон действительно уже давно покинул клинику:

- Ольга Ивановна, скажите, пожалуйста, где сейчас Ваш сын? 

Он дома. 18 июля прошлого года было решение суда, на основании которого Платона отпустили из клиники,
где он проходил принудительное лечение, и разрешили проходить лечение амбулаторно на дому.

- Так Платон свободен в своих передвижениях?

Я лишь могу сказать, что он регулярно посещает психдиспансер, где стоит на учете.

- Мы ничего не знали о том, что Платон Обухов освобожден. Это не афишируется?

Могу только выразить свои соболезнования Вам по этому поводу.  Ваша информация - это прошлогодний снег.
О том, что Платона выпустили было сообщение ТАСС еще в прошлом году. Это точка, больше говорить ничего не буду.

Между тем, Ольга Ивановна явно лукавит. Такого сообщения на ленте агентства ИТАР-ТАСС не было ни в прошлом году, ни в этом.
Адвокат Платона Обухова Галина Крылова в беседе с нашим корреспондентом подтвердила факт освобождения своего подзащитного,
но отказалась раскрыть хоть какие-то детали. "Из соображений адвокатской этики я Вам ничего не скажу, разговаривайте с родителями Платона.
Я не имею права говорить", - раздраженным тоном ответила Галина Крылова, хотя ранее она охотно давала комментарии журналистам на эту тему.

Между тем, по некоторым данным, российская Фемида проявила невиданную снисходительность по отношению к английскому шпиону:
наши источники утверждают, что Обухову даже позволено выехать за границу для последующего лечения.
Факт примечательный и совершенно нехарактерный для нашей судебной системы.

К примеру, Валентин Моисеев, российский дипломат, осужденный за шпионаж, после освобождения был поставлен под административный надзор.
Его зарегистрировали в местном ОВД и потребовали, чтобы раз в 3 месяца он являлся в участок, где с ним проводили беседы,
"исключающие рецидив преступления". Журналисту Григорию Пасько, также отбывавшему срок за шпионаж,
сразу после освобождения отказали в выдаче загранпаспорта.

С Платоном Обуховым ситуация совершенно другая, несмотря на то,
что он единственный из всех фигурантов громких шпионских процессов признал свою вину.
Ранее обвинение неоднократно заявляло, что на иностранных банковских счетах Обухова находятся значительные средства -
около 300 тыс. долл., которые за переданные сведения ему перечислила британская разведка.
То есть в настоящее время Платон Обухов является не только свободным, но и небедным человеком.

Кроме того, не исключено, что и сейчас Обухов вполне может быть заграницей.
Нам не удалось подтвердить или опровергнуть эту информацию,
поскольку нам не дали возможности пообщаться с самим Платоном.

Таинственные обстоятельства его освобождения наводят на мысль о том,
что между Россией и Великобританией могут существовать некие договоренности.
Ведь фактически, Обухов - это единственный фигурант шпионских процессов,
ответственность за которого взяла на себя иностранная разведка - СИС. 
В своей книге "Большой провал" бывший сотрудник британской разведки Ричард Томлинсон описал,
как сотрудники СИС работали с агентом MASTERWORK, и кто в отделе SOV/OPS принимал решения о вербовке Обухова.

Комментарий Ричарда Томлинсона:

Я подозреваю, что СИС очень расстроена тем, что случилось с Обуховым - это была, конечно, небрежность с их стороны.
Я также подозреваю, что они (СИС) помогают ему переехать в Великобританию.
Я не знаю, ведут ли они на этот счет переговоры с ФСБ/СВР. Возможно, это имеет место, как это имело место в прошлом.

Справка

Сын бывшего замминистра иностранных дел СССР, посла России в Дании Алексея Обухова,
30-летний дипломат Платон Обухов был арестован в апреле 1996 года по подозрению в шпионской деятельности.
В 1997 году Мосгорсуд направил его на принудительное лечение в психиатрическую клинику.
Спустя год комиссия экспертов установила, что обвиняемый вменяем, и рассмотрение его дела в Мосгорсуде было продолжено.
Летом 2000 года Обухова приговорили к 11 годам лишения свободы за шпионаж.
Однако 16 января 2001 года судебная коллегия Верховного суда РФ по уголовным делам,
куда с кассационной жалобой обратились адвокаты осужденного, отменила этот приговор и
направила его дело на новое рассмотрение в Мосгорсуд.
В 2002 Обухов был признан невменяемым и отправлен на принудительное лечение в психиатрическую клинику.

0

8

Ричард Томлинсон. Большой провал.
Раскрытые секреты британской разведки MI-6
ГЛАВА 6.
СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО.

     Понедельник, 30 марта 1992 г.
     Сенчури-хаус, Лондон.

      "Любопытно, если  правда".  В  ручке  кончились  чернила на букве  с  и
неизвестный  автор, не потрудясь  взять другую, просто нацарапал остальные в
графе "замечания клиента"  в самом низу моего первого донесения СХ,  которое
только что  положили в мою  корзину  входящих  бумаг.  Я написал  его неделю
назад, после опроса мелкого британского бизнесмена,  недавно вернувшегося из
поездки на Урал.  Он показывал несколько промышленных  алмазов, которые,  по
словам его русского  агента,  получены с помощью управляемого  взрыва; такой
метод я  безуспешно опробовал в  Южной Африке.  Возвратясь в Сенчури-хаус, я
рассказал об этом главе отдела SOV/OPS.
     -  Я написал  бы это в форме донесения  СХ, -  сказал  он  с притворной
искренностью, чуть  склонив  голову  набок. Рику  Фаулкруку  я  не  особенно
доверял и  заподозрил, что его совет дан скорее для того, чтобы я чувствовал
себя  полезным,  чем из-за  подлинной  необходимости в столь  незначительных
сведениях.
     Однако же донесение я написал, наложил  гриф "СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО" (TOP
SECRET) и отправил его R/CEE/D координатору Восточноевропейского управления.
Он  классифицировал его  "двумя  звездочками" и  направил в  соответствующий
отдел штаба военной разведки (DIS).

x x x

     Две  звездочки   означают,   что   сведения   представляют  собой  лишь
незначительный интерес и  прочтет их только младший офицер отдела; донесение
с тремя  звездочками может  заставить задуматься главу  иностранного  отдела
Министерства  обороны; донесение  с  четырьмя звездочками  может  попасть  к
важному   чину  какого-нибудь  департамента  на  Уайтхолле;  а  пятизвездное
донесение будет рассматриваться на уровне  Кабинета министров. Большая часть
продукции  МИ-6  получает  двухзвездную  классификацию,  и  донесения обычно
возвращаются  от  скептических,  ничуть  не  заинтересованных   клиентов   с
резолюцией "любопытно, если правда".
     Способности  разведчика  получать  от   источника  СХ  высокой   оценки
придается очень большое значение. Каждому зарубежному  и центральному постам
дается  задание  ежегодно  поставлять  столько-то  СХ  донесений.  При  этом
открываются возможности для злоупотреблений, поскольку МИ-6  сама  оценивает
важность каждого донесения, точность которого зависит от честности писавшего
его  разведчика.  Как  и   в  других  сферах,  сотрудники  МИ-6   не  всегда
добросовестны.  Одни  имеют  репутацию  "выдумщиков  СХ",  другие  оказывают
давление  на  координаторов,  чтобы  те  завышали оценки их  донесений.  Эти
проблемы существуют повсюду, однако  несколько  обманщиков были разоблачены.
Один из них стал легендой МИ-6.
     В  семидесятых  годах, когда Британия  вела  переговоры о  вхождении  в
Общеевропейскую   сельскохозяйственную  политику,  тактика   и  переговорная
позиция Франции были очень важны. Глава парижской  резидентуры  возложил  на
своего  заместителя  добывание этих  сведений,  и  тот  завербовал агента во
французском министерстве  сельского хозяйства.  Вскоре пошел  поток  двух- и
трехзвездных донесений. В Сенчури-хаус удивлялись финансовым запросам нового
источника,  но его  сведения стоили  больших денег. В течение нескольких лет
этот   агент   являлся   главным   поставщиком   разведпродукции   парижской
резидентуры.
     Когда двухлетний срок  пребывания заместителя в Париже подошел к концу,
передача  дел его  преемнику  поначалу шла  гладко.  Но  всякий  раз,  когда
назначалась встреча с основным агентом, заместитель находил какую-то причину
для отмены этой встречи. В конце концов это вызвало подозрения у руководства
МИ-6,  и  в  Париж  для  беседы  с  заместителем  отправился  офицер  отдела
безопасности  (SB).  Заместитель раскололся  и  признался  в том,  чего  его
коллеги начинали опасаться. Как в романе Грэма Грина "Наш человек в Гаване",
он выдумал агента, фабриковал донесения и прикарманивал причитавшиеся агенту
деньги. Со  службы его уволили, но под  суд не  отдали.  Из опасения огласки
МИ-6  купила  молчание  запятнавшего  себя  разведчика выходным  пособием  и
использовала  свои  связи для устройства его на  теплую  должность  в  банке
Мидленда. В  конце концов этот человек возвысился  и  стал  одной  из  самых
выдающихся персон в Сити.

x x x

     Я зашел узнать, не хочет ли чаю Анна, сидевшая в соседнем кабинете. Она
передавала  совершенно  секретную  телеграмму  Фаулкрука и,  когда я  вошел,
закрыла текст. Я как  стажер не мог быть  посвящен в подобные сведения. Анна
пошла в наше ведомство  по стопам брата и сестры. МИ-6 любит  набирать людей
из одной семьи, поскольку это упрощает процесс проверки.
     - Ушла та телеграмма в Москву? - спросил я.
     - Ты  классифицировал ее  "обычная". Уйдет во второй  половине  дня,  -
ответила Анна, не отводя  глаз от  экрана компьютера. - У меня  более важное
поручение от мистера Фаулкрука, он выйдет  из себя,  если я  не выполню  его
немедленно.
     Фаулкрук, бывший армейский офицер, служивший только в вооруженных силах
и в МИ-6, затребовал меня в  SOV/OPS,  наивно  полагая, что  я  за несколько
отвратительных   месяцев   работы  в  должности  консультанта   по  вопросам
управления  приобрел  бесценные  познания  в  области русской  экономики.  К
счастью,  вскоре он перейдет на  новое место, и у нас с  Анной должен  будет
появиться другой начальник.
     Я заварил чай, уселся  за  свой  обшарпанный письменный  стол казенного
образца  и  стал смотреть  с  тринадцатого  этажа  на  панораму Лондона,  от
Кэнери-варф  на  востоке  до  Овального   крикетного  поля  на   юге.   Этот
впечатляющий вид  контрастировал с  унылым кабинетом. Стены его были покрыты
картами Советского Союза, подвешенными над невысокими, серыми,  как паутина,
сейфами.  Отстающие  наклейки на старых сейфах  призывали нас убедиться, что
они надежно заперты.
     Необходимость бдительности была нашей постоянной заботой во время учебы
IONEC. Каждый вечер перед уходом из кабинета мы должны были  убеждаться, что
все документы, все бумажки, пусть даже самого безобидного свойства находятся
под крепким  запором. Охранники еженощно усердно осматривали каждую комнату,
и,  если  обнаруживали  какую-то  оплошность,  виновный  получал  письменное
"Предупреждение о нарушении правил бдительности". Пол, клерк GS, деливший со
мной  кабинет,  получил  однажды  такое  предупреждение  за  то,  что  после
вечернего футбольного  матча  оставил на  вешалке рубашку с монограммой. Три
предупреждения  в год  влекли  за собой официальный выговор от  департамента
кадров, что могло означать отстранение от службы за границей.
     Я  включил  свой  терминал  ATHS (Автоматизированная  система обработки
шифротелеграмм) и стал ждать, когда  он прогреется.  ATHS представляла собой
допотопную внутреннюю  сетевую компьютерную систему,  созданную  за  большие
деньги  специально  для МИ-6.  Установка  ее  велась так  медленно,  что она
оказалась устаревшей еще до того,  как начала наконец работать в январе 1990
года.  Она   должна   была   позволять  разведчикам  отправлять  и  получать
телеграммы,  сидя за столом, не тратя времени  на секретарш и  писанину.  Но
текстовый   процессор  был  до  того  сложным,  что   пользовались  им  лишь
компьютерно  грамотные  молодые  офицеры. Система обработки  сообщений  была
столь медлительной и ненадежной, что зачастую проще и быстрее было прибегать
к перу и  бумаге.  Когда прошла чуть ли не вечность, дисплей  прогрелся, и я
прошелся по  нескольким  экранам  в  поисках телеграмм. Их  не было, поэтому
пришлось подумать над другим занятием.
     Вот  так проходили  мои  первые дни  в SOV/OPS. Чувство  новизны  стало
притупляться,  а  медлительная  рутина   после   суматохи   IONEC   вызывала
разочарование.  Каждые  несколько  дней  я опрашивал  какого-нибудь  агента,
большей частью британских бизнесменов с интересами в России, потом до вечера
записывал полученные сведения.  Пока что  я составил  лишь одно малозаметное
донесение СХ. Непохоже было,  что  мой вклад  жизненно важен для  проведения
британской  внешней  политики,  если  только  мы  не  пытались  поддерживать
благосостояние какого-нибудь экспортирующего бумагу государства.

x x x

     Когда  я  начал  работать  в  Восточноевропейском управлении,  перемены
наступали как в  самом управлении, так и в той географической зоне,  которой
мы занимались. Недавно рухнула Берлинская стена, каждый день  приносил новые
вести о развале Советского Союза и о переориентации стран бывшего советского
блока на Запад. Воздействию цунами,  разрушавшего советскую административную
машину,  подвергся  даже  КГБ.  Под руководством Евгения  Примакова  он  был
преобразован  в  две  новые   организации.  СВР,  нечто  вроде  МИ-6,  стала
заниматься  сбором развединформации за рубежом. Контрразведка была возложена
на ФСБ, приблизительный аналог британской МИ-5.
     В Сенчури-хаус  удовлетворение, вызванное крушением Советской  империи,
победой  над старым врагом,  сочеталось  с  осторожностью.  МИ-6 приходилось
пересматривать свою стратегию, одной из первых перемен явилось вступление во
взаимодействие с СВР и ФСБ. Всего несколько лет назад такое  было немыслимо.
Обе  стороны  признали,  что  диалог  будет  взаимовыгодным,  поэтому  глава
московской  резидентуры  Джон Редд был "выдан"  СВР и  программа  регулярных
деловых  встреч  начала  действовать.  Для  разведки  в  России  по-прежнему
приходилось делать больше усилий,  чем в любой другой стране, но масштабы ее
стали  иными.  Небывалая политическая  открытость,  принесенная  гласностью,
привела  к тому,  что  информация, считавшаяся  прежде  разведданными, стала
вполне доступной. Теперь  было легко  узнать  из  газет, что  производит,  к
примеру, такой-то завод на  Урале. То,  что интересовало МИ-6, находилось на
более высоком уровне; на языке разведчиков, "порог" донесений СХ стал выше.
     Поскольку  я был стажером, меня не  посвящали  в самые  тайные  русские
дела, именуемые "совершенно секретными", являвшиеся источником большей части
важных разведданных. Я должен был начинать с самой нижней ступени,  утешаясь
тем,  что   иногда  наиболее   продуктивные  дела  исходят  из  неприметных,
неожиданных источников.
     Именно руководствуясь этой мыслью, Стюарт Рассел,  только что сменивший
Фаулкрука, дал мне первое серьезное  поручение. Рассел служил в Лиссабоне, в
Стокгольме, последнее время - в Москве. Теперь он  находился на том решающем
этапе,  когда требовалось зарекомендовать себя птицей высокого полета, иначе
его  карьера могла  завершиться  какой-нибудь  незначительной  должностью  в
Главном  управлении, или в  какой-нибудь сонной резидентуре  в Африке или на
Дальнем  Востоке  и вынужденной отставкой в пятьдесят  пять  лет.  Он мечтал
возглавить венскую резидентуру,  одну  из  самых крупных и самых важных, где
можно было как-то проявить себя. Но сперва был вынужден разбираться с делами
SOV/OPS после неспособного Фаулкрука.
     Рассел  вызвал меня на  пятнадцатый этаж  в  свой  кабинет,  украшенный
картинами  и  сувенирами, приобретенными  в  заграничных резидентурах.  Сидя
спиной  к  великолепному  виду  на  Ламбетский  дворец  и  на  Темзу,  новый
руководитель  SOV/OPS читал телеграмму  от  Редд а, где  сообщалось о первой
деловой  встрече  с  коллегой  из  ФСБ.  Важнейшей  задачей  в  начинавшемся
сотрудничестве было  установление  взаимного  доверия. Редд  и  его  коллега
пришли  к  нему,  обменявшись  сведениями о разведчиках,  выявленных  обеими
сторонами за последние десять лет.
     - Меня раскрыли, когда я работал там, и прозвали Черно-бурой Лисицей, -
хихикнул Рассел.  Это прозвище отчасти  оправдывалось его густыми,  гладкими
серебристо-седыми волосами, но  и служило признанием его хитрости при отрыве
от наблюдения.
     Бросив телеграмму  в корзину для исходящих  бумаг, Рассел обрисовал мою
задачу.
     - Нужно,  чтобы вы разработали операцию  для изучения  русских  военных
журналистов и вербовки одного, имеющего хороший доступ к военным секретам, -
объяснил он. -  Журналисты,  как  вам известно, обычно  не  бывают  хорошими
агентами. Они стремятся опубликовать все, что знают, и тем самым делают свои
сведения непригодными для СХ. Однако иногда  у них ест хорошие связи с теми,
кто  принимает ключевые  решения,  что  подчас дает  им  доступ к  секретным
сведениям, которые никогда не попадут в печать.
     Рассел ставил передо мной цель: отыскать такого журналиста и сблизиться
с ним.
     - Предлагаю организовать фиктивное информационное агентство в  Лондоне,
использовать его для установления первого контакта, потом посмотреть, к чему
он приведет,  -  посоветовал Рассел.  - И  повидайтесь  с NORTHSTAR:  у него
наверняка  найдется много идей для вас, - добавил он, словно ему  это только
что пришло в голову.
     NORTHSTAR - таково было кодовое имя Михаила  Бутхова,  офицера КГБ, год
назад переметнувшегося в  МИ-6. Он  работал в Норвегии  как  журналист ТАСС,
знал  многих  из настоящих русских журналистов. И  предположительно мог дать
большой список фамилий для раскручивания операции.
     Я взял в  подземном гараже  Сенчури-хаус темно-бордовый  "форд-скерра",
одну  из  множества  столь  же  не  бросающихся в  глаза машин с  подложными
регистрационными номерами, чтобы нельзя  было установить  их  принадлежность
МИ-6.  Путь  до живописной  деревушки Пэнгборн возле самого Рединга  занял у
меня два часа.  NORTHSTAR,  разумеется, был материально вознагражден за свой
переход.  Его  современный четырехкомнатный особняк окружал большой  сад, на
подъездной  аллее  стояли новенький  "ровер-стерлинг"  и красный  спортивный
"ситроен" его любовницы Марии. Судя по царапинам и вмятинам на нем, Мария не
овладела искусством езды по переполненным машинами британским дорогам.
     -  Входите,  -  пригласил  NORTHSTAR  на безупречном английском  с едва
заметным русским акцентом. Провел меня в гостиную и усадил на обитый  черной
кожей  диван.  Комната  была  скудно  обставлена совершенно новой,  безликой
мебелью; главное место в ней занимали дорогостоящий телевизор и магнитофон с
высокой точностью воспроизведения звука.
     NORTHSTAR  узнал  меня,  так   как  приезжал  на  краткую  встречу   со
слушателями IONEC. Поездки в Форт благотворно сказывались  на его  духе, так
как  он страдал  от синдрома бесполезности. Из него  вытянули все мельчайшие
подробности об учебе,  коллегах из КГБ, работе. Пьянящие дни обращения с ним
как с важным лицом, приемы с шампанским, расточительные поездки на встречи с
дружественными спецслужбами в Вашингтон, Париж и Сидней остались позади. Его
полезность Западу и  связанное с ней чувство собственной значительности ушли
в прошлое. Он заскучал и пал духом.  МИ-6 пыталась найти ему  новое занятие,
но  безуспешно.  Опыт работы  в разведке  не особенно ценится,  а  столь  же
увлекательных  занятий  ничтожно  мало.  Так  что, хотя  МИ-6  снабдила  его
прекрасным  домом,  пожизненной пенсией,  убедила русских отпустить  к  нему
любовницу и дочку, он не находил себе места.
     NORTHSTAR  приготовил  кофе  и  повел меня в  кабинет,  где  можно было
поговорить   с  глазу  на  глаз.  На  столе   с  компьютером  и  несколькими
справочниками лежали недостроенная модель истребителя с вертикальным взлетом
и тюбики клея.  Я сел  в обитое черной кожей кресло и обрисовал ему  замысел
Рассела.
     - Почему  не  поручить  это  мне? -  спросил NORTHSTAR,  прежде  чем  я
закончил. -  Я  работал  журналистом  в ТАСС, я  профессиональный разведчик,
русский - мой родной язык. У меня есть все необходимые данные.
     Доводы  его были убедительны,  но русские все  еще страдали  из-за  его
измены.  Если они  узнают, что мы используем его в операции  против них, это
может повредить едва начавшемуся сотрудничеству.
     -  Выясню, можно ли  поручить это  вам,  -  ответил я, -  Но ничего  не
обещаю.
     Возвратясь в Сенчури-хаус, я  написал подробные  предложения  и положил
документ   в   корзину  для   исходящих  бумаг.   Сперва  Рассел   как   мой
непосредственный руководитель пожелает  сделать свои замечания. Затем офицер
Р5, занимающийся продукцией  московской резидентуры, захочет проверить,  нет
ли  тут связи  с другими операциями,  проходящими под  его контролем. SBO/1,
офицер отдела безопасности, наблюдающий за операциями в России, должен будет
высказать   свои  соображения.   R/CEE,   координатор   Восточноевропейского
управления, захочет высказать свое мнение о том, сможет ли эта операция дать
нужные сведения. И, наконец,  главу Восточноевропейского управления  (С/СЕЕ)
нужно будет поставить в известность о том, что делают его подчиненные. Такое
хождение бумаг по инстанциям типично, и зачастую на  принятие решения уходит
несколько недель. В коммерческой организации подобный процесс оказался бы до
невозможности  обременительным, но достоинство  работы,  где  поставлены  на
карту национальная безопасность и жизни людей, заключается в том, что в  ней
обычно исключается принятие  ошибочных решений. Недостаток в том, что,  даже
когда становится  совершенно ясно,  что решение  ошибочно, дать обратный ход
очень  трудно, так как многие офицеры, причастные к  такому решению,  упорно
отстаивают его, каким бы глупым оно ни выглядело задним числом.
     К счастью, это решение было принято быстро. Всего несколько дней спустя
рассыльный  опустил мое предложение в корзинку для входящих бумаг. Каракули,
написанные  разными   людьми,  сводились  к  согласию  позволить   NORTHSTAR
участвовать в операции, но ни  в  коем случае  не  поручать ее ему одному. Я
должен был находиться рядом и руководить всеми его действиями.
     Начать  операцию  было  несложно.  Из  оборудования  требовался  только
аппарат факсимильной связи, его представил технический отдел (TOS). Я назвал
свое информационное агентство TRUFAX (true  - правдивый, истинный - англ.) с
намеком на истинные факты, которые надеялся получать с помощью факсимильного
аппарата,   и   для   привлекательного  созвучия  с  русским  информационным
агентством "Интерфакс". В обычных условиях операции подобного рода велись бы
из Сенчури-хаус с использованием  телефонного номера, относящегося к другому
району, и дивертора  вызова, которые производит британская  фирма "Телеком".
Но NORTHSTAR, как и  других перебежчиков, не пускали в это здание, поэтому я
снял крохотную контору, в которой едва уместился письменный стол, на верхнем
этаже административного  здания на  Кондуит-стрит.  TOS изготовил  маленькую
медную табличку с надписью  TRUFAX, которую смотритель  здания присоединил к
другим  табличкам  на  наружной  двери, а G/REP, отдел типографских  работ и
фальсификата,  снабдил меня  фирменной бумагой  с  изящной  надписью TRUEFAX
наверху. Я взял себе новый псевдоним -  Бен Пресли, получил  соответствующие
паспорт и  водительские права в центральном отделе оснащения (CF). Снабжение
"легендой"  NORTHSTAR  требовало  большей изобретательности.  Любой  русский
журналист, общаясь с ним, наверняка спросил бы его о прошлом и о том, как он
оказался на Западе. Для обсуждения подходящей "легенды" требовалась мудрость
более  опытного разведчика, поэтому я отправился  к  заместителю  начальника
отдела безопасности (SBO/1) Джону Бидду.
     SB наблюдает за безопасностью операций во всех управлениях. Сотрудников
его в разговорах иногда называют "ветеранами", так как после пятидесяти пяти
лет,  обычного  в  МИ-6 возраста выхода в отставку, их  вновь  приглашают на
службу  благодаря  их  богатому  оперативному опыту.  Хотя роль  "ветеранов"
консультативная, пренебречь  их советами может только дурак. Бидд  во  время
"холодной войны" возглавлял Восточноевропейское управление, поэтому его опыт
был особенно ценен.
     Бидд сидел в кабинете  на двадцатом этаже, посмеиваясь своим мыслям. Он
анализировал предложенный техническим отделом план установки подслушивающего
устройства в жилом  лиссабонском  доме,  в  квартире  на верхнем этаже,  где
предположительно  жил   русский   разведчик  из   СВР.  Одна  из   секретарш
лиссабонской резидентуры  снимала  квартиру  тремя  этажами  ниже в  том  же
старом,   ветхом   доме,   и   TOS   предлагал  разместить  в   ее  квартире
звукозаписывающее оборудование. Они нашли способ тайком проникнуть на чердак
над  квартирой  объекта,  где  подобрать  место   для  установки  маленького
микрофона будет  нетрудно. По  техническим  причинам  установить  радиосвязь
между микрофоном  и звукозаписывающим оборудованием было невозможно, поэтому
их  требовалось  соединить  тонким проводом, идущим  с  чердака  в  квартиру
секретарши. Скрыть провод можно было, только пропустив его вниз по изогнутой
водосточной трубе.
     После  испытаний   различных  технических  приспособлений,  оказавшихся
непригодными,   технический  отдел  осенила   идея  использовать  мышь.  Его
сотрудники считали, что, высунувшись из слухового  окна под  покровом  ночи,
они смогут опустить с  помощью удилища мышку,  привязанную к концу лески,  в
верхнюю  часть  водосточной трубы. Потом опустят ее по вертикальной секции к
первому   повороту   трубы  под  прямым   углом.   Оттуда  мышь  побежит  по
горизонтальной  секции к следующей вертикальной и так далее, до самого низа,
где ее снова поймают. Потом провод можно будет привязать к леске и протянуть
через трубу.
     Испытание   этого  способа   на  водосточных   трубах  Сенчури-хаус   с
использованием  трех  белых  мышей,  одолженных  в  Научно-исследовательском
институте  химического  и  биологического  оружия  в  Портон-даун, оказалось
более-менее  успешным.  Одна  мышь,  по  кличке  Микки,  была  нормальной  и
восторженно  носилась по трубам. Вторая, Трикки, пыталась взобраться обратно
по леске, пока  находилась в воздухе, но, очутившись в горизонтальной трубе,
сообразила,  что  делать.  Третья,  названная  Чикки,  оказалась неспособной
путешествовать  по трубам, и ее отправили обратно  в Портон-даун. Микки и на
всякий  случай  Трикки  предстояло  лететь  в  Лиссабон  в  "Геркулесе"  SD,
поскольку  вывозить  мышей  из  страны открыто,  без специальных  экспортных
лицензий  было  запрещено.  Дилемма  Бидда  заключалась  в  том,  этично  ли
использовать животных в шпионских операциях.
     - Думаю, Микки и Трикки повезло  больше, чем Чикки, - хихикнул Бидд,  -
так что, пожалуй, это этично.
     Он вывел каракулями свою одобрительную резолюцию в нижней части плана и
положил его  в корзинку для  исходящих  бумаг. Продолжая  посмеиваться, Бидд
перенес внимание на меня.
     - Чем могу быть полезен, молодой человек? - доброжелательно спросил он.
     Сдерживая  улыбку,  я  объяснил,  что его  помощь  нужна  для  создания
подходящей  легенды для NORTH-STAR, чтобы он мог принять  участие в операции
TRU-FAX. Бидд быстро придумал легенду.
     -  Ему  нужно  говорить,  что  он  отпрыск семьи  российских  немцев  в
Поволжье, - предложил  он. - В последнее время Германия многим из них выдала
паспорта. Нужно придумать ему звучащий по-немецки псевдоним - может, Валерий
Рубен?
     На другой день Валерий Рубен работал в конторе TRUFAX на Кондуит-стрит.
За неделю он  установил контакты  почти с  двадцатью журналистами из Москвы,
Ленинграда и Киева, и на его факсимильный аппарат заструился поток сведений.
К классу СХ они не относились, но это было только начало. Требовалось время,
чтобы установить, у кого из журналистов есть  доступ к  секретам, у кого его
нет.
     NORTHSTAR быстро сосредоточил усилия на одном многообещающем журналисте
из  Москвы,  Павле  Фельгенгауэре,  сорокалетнем,  независимом,  пишущем  на
военные темы. Судя  по  всему,  он обладал данными, необходимыми для ценного
агента.  Главное, он  имел  превосходный доступ  к  секретам, поскольку  был
близок с ельцинским  министром обороны Павлом  Грачевым.  Материалы, которые
Фельгенгауэр  публиковал после  встреч с ним, были дразняще близки к  порогу
СХ, поэтому мы решили напористо сближаться с ним.
     NORTHSTAR подолгу разговаривал с  Фельгенгауэром по телефону из конторы
TRUFAX. В надежде найти  для него мотивировку шпионить на нас, мы постепенно
собрали  сведения  о характере его работы,  стиле  жизни  и устремлениях. Но
сближение  с  ним  по  телефону  шло медленно. Чтобы  добиться  успеха,  нам
требовалось встретиться с  ним  лично, поэтому мы уговаривали его приехать в
Лондон.  Хотя он и принимал  плату за  свои материалы -  мы  переправили ему
почти восемь тысяч фунтов наличными с курьером, - но постоянно находил повод
отменить или отложить заранее условленные поездки за границу.
     В  конце концов,  мы нехотя, разочарованно признали,  что Фельгенгауэр,
скорее  всего,  ведет  с нами  игру,  возможно,  в сотрудничестве  с русской
разведкой.  Мы установили с  ним контакт, но теперь  он просто издевался над
нами, принимая  от нас деньги  и бросая в  ответ подачки  псевдоразведданых,
чтобы поддерживать  к себе интерес. Это была классическая подрывная тактика,
ее не раз использовала  русская  разведка  для  распыления  денежных средств
МИ-6. Рассел, к глубокому разочарованию NORTHSTAR, через три  месяца прикрыл
TRUEFAX. В общей сложности он обошелся нам в  сорок тысяч фунтов и не принес
ни единого донесения СХ. TRUEFAX, видимо, надо было считать "экспериментом".

x x x

     Рассел  тем  временем  преобразовывал  SOV/OPS.  В  отличие  от  других
отделов, регулярно проводивших настоящие секретные операции в своих странах,
SOV/OPS до  сих  пор  ограничивал свои  операции  русскими,  выезжающими  за
пределы  СССР.  Теперь,  когда  КГБ  был  реформирован  и  ослаблен,  Рассел
предложил  усилить его отдел и начинать вести настоящие секретные операции в
самом сердце России. Он переименовал отдел в Восточноевропейское  управление
(UKA),   приведя  его   название  в   соответствие  с   другими   секретными
подразделениями,  расположенными  в  Сенчури-хаус.  Потом   стал  настойчиво
требовать в департаменте кадров  пополнения.  Одним  из первых к нам  пришел
Спенсер, скучавший на своей работе офицера по разведке  целей и стремившийся
заниматься настоящей секретной работой. Рассел предоставил  ему стол в  моем
кабинете и поручил работу с MASTERWORK, Платон Обухов, русский дипломат, еще
не   достигший   тридцати  лет,  был  сыном  бывшего  заместителя   министра
иностранных дел  в СССР, работавшего на  переговорах по ОСВ-2. Прямой доступ
MASTERWORK  в российское министерство иностранных  дел не имел значения,  но
его отец был все  влиятелен в Москве и обеспечивал MASTERWORK доступ к элите
международной политики.
     Спенсер  собирался встретиться с MASTERWORK  для  опросов  в  Таллинне,
столице новой Республики Эстония. Это место было безопасным, так как Эстония
заигрывала с  Западом, и опасаться ФСБ там приходилось гораздо меньше, чем в
России,  а русские все  еще могли свободно  ездить  туда  без  визы. Спенсер
выбрал  себе  одну  из  излюбленных в МИ-6 ролей независимого журналиста,  и
отправился в I/OPS по поводу обеспечения запасного варианта и документов.
     I/OPS  заботится о  разведчиках-журналистах не  только для  создания им
прикрытия, но и для распространения пропаганды МИ-6. К примеру, в 1992 году,
во  время  подготовки  к выборам  генерального  секретаря ООН,  она  провела
операцию  по  очернению  египетского  кандидата  Бутроса Гали, которого  ЦРУ
считало  опасным  франкофобом. ЦРУ, по конституции, запрещено манипулировать
американской прессой,  поэтому оно попросило помощи у МИ-6. I/OPS, используя
контакты  в  британских  и   американских  средствах   массовой  информации,
организовал серию материалов, представляющих Бутроса  Гали  неуравновешенным
человеком, утверждающим, что он  верит в существование НЛО и жизнь на других
планетах.  Правда,  эта  операция  оказалась неудачной,  и Бутрос  Гали  был
переизбран,  однако  впоследствии  подобная   кампания  помешала  ему   быть
избранным, как это обычно бывает, на второй срок.
     -  Просто возмутительно! - рассмеялся Спенсер, возвратясь из I/OPS. - У
них  в списках значится  редактор журнала  "Спектейтор"  под  кодовым именем
SMALL-BROW.   Он  согласился  отправить  меня  в  Таллинн  как  независимого
журналиста, сотрудничающего с его журналом. При одном условии - что я напишу
статью,  которую он опубликует, если захочет. Этот наглый тип хочет получить
материал за счет налогоплательщиков?
     Честолюбивые стремления  Рассела расширить роль  UKA  зиждились  на его
способности убедить главное управление, что настоящие секретные  операции  в
России практичны  и безопасны.  Дабы  доказать, что подобные операции  может
проводить  откомандированный  разведчик (VCO), он  попросил меня разработать
"легенды", пригодные для использования в России. С самого  начала было ясно,
что  я не гожусь для работы  в России. Я только что  окончил IONЕС, и  столь
ответственную  работу  мне   бы  не  доверили.  От  меня  требовалось   лишь
подготовить основу, которой потом воспользуются другие. Но все равно задание
было интересным.
     Как бы тщательно ни были подготовлены "легенды", они  не могут быть так
богаты и  разнообразны, как настоящая жизнь. Предусматривать  каждую  мелочь
было бы бессмысленно и слишком накладно, поэтому от меня требовалось скроить
"легенду", способную выдержать вероятную  проверку русских. Для этого первым
делом  требовалось разобраться, какие работы  можно выполнять в  России VCO.
Скорее всего,  простые  задачи, на  которые у разведчика резидентуры  уходит
много времени -  например, отправлять  письма.  Отправление агенту письма  с
тайнописью  связано с риском, так как  после нескольких часов, а то и целого
дня ухода от "хвоста", невозможно быть уверенным, что наблюдатели не заметят
опускания  корреспонденции в почтовый  ящик и не опустят сверху  сигнального
письма. Это даст ФСБ возможность узнать адреса  на конвертах  под сигнальным
письмом и установить затем все связанные с секретностью должности адресатов.
Поэтому  отправление писем у сотрудников московской резидентуры непопулярно.
Но если откомандированный разведчик  сможет въехать в Россию, не привлекая к
себе внимания, отправка писем будет простой и относительно дешевой. Мы знали
от таких перебежчиков, как NORTHSTAR и OVATION,  что даже  у  ФСБ  не хватит
наблюдателей следить за каждым английским бизнесменом, приехавшим в страну.
     ФСБ очень внимательно относится к заявлениям  о выдаче виз приезжающим,
изучает  каждую деталь документов -  в поисках  несоответствий. Легче  всего
проверить дату рождения, поскольку в Соединенном Королевстве каждое рождение
регистрируется  в Доме святой  Екатерины.  Доступ туда открыт. Так  как  все
рождения записываются  последовательно,  вписать  туда  новое  задним числом
невозможно. МИ-6 не использует  имен умерших детей, как это  описано в книге
Фредерика Форсайта "День шакала", из опасения, что разгневанные родственники
подадут в суд,  если операция провалится и будет  публично  разоблачена. Для
большей  части   операций  отсутствие  регистрации  рождения  не   проблема,
поскольку контрразведчики противной стороны не настолько любопытны. Но чтобы
пройти   проверку  для  выдачи   виз,  проводимую   ФСБ,  надо  основательно
потрудиться.
     Решение  оказалось очень  простым. Мое рождение  не  зарегистрировано в
Доме  святой Екатерины, так как я, хоть и являюсь  гражданином  Соединенного
Королевства, родился в Новой Зеландии. Сведения  о рождении в Новой Зеландии
доступны,  как и во многих странах,  но вряд  ли дело  обстоит так  повсюду.
Резидентура в Буэнос-Айресе навела справки, и оказалось, что в Аргентине нет
поддающейся  проверке  регистрации  рождений,  поэтому  ФСБ было  бы  трудно
проверить   правильность  утверждения,   что  я   родился   в  Аргентине   у
родителей-британцев.
     Я попросил G/REP сфабриковать аргентинское свидетельство о  рождении на
основании  подлинного,  хранившегося  у  них  в  личном  деле.  Потом  через
паспортный  отдел  CF  раздобыл  британский паспорт  на  имя  Алекса Хантли,
родившегося в Буэнос-Айресе 13 января 1963 года. Меня снабдили водительскими
правами  и  обеспечили  надежный адрес  прикрытия  (АСА).  Хранители  АСА  -
агенты-"домовладельцы",    обеспечивают    откомандированному     разведчику
проверяемый домашний адрес. Помимо  адреса, CF организовал банковский счет и
кредитную карточку в Нэтвестском банке.
     Все досье  департамента  социального  страхования  (DSS)  на  пятьдесят
четыре  миллиона жителей Британии компьютеризированы.  CF иногда  использует
эти записи для наведения справок о людях, которые его  интересуют. Что, если
ФСБ  сможет подключиться к компьютеру DSS? Это нетрудно, так как он связан с
каждым  крупным  отделением департамента,  а  процесс  вхождения в компьютер
несложен. Чтобы мой псевдоним мог выдержать проверку, нужно было  ввести все
его  данные в центральный компьютер DSS. Раньше этого не делалось,  но после
нескольких недель переговоров с DSS у Алекса Хантли появилось полное досье с
номером национального страхования и регистрационной карточкой.
     Следующей задачей  было составление  биографии моего псевдонима. Каждая
ее  деталь должна  была быть  правдоподобной, но  не  поддающейся  проверке.
Изучение   справочника   по  частным   школам  показало,   что   Скортонская
классическая  школа  в Ричмонде,  Северный  Йоркшир,  ликвидирована в  конце
восьмидесятых   годов   и  общедоступных  сведений  о   ее  выпускниках   не
сохранилось,  так  что я  мог  спокойно утверждать,  что  учился там. Архивы
университета   в   Буэнос-Айресе   были  безнадежно   запутанными,   поэтому
англо-аргентинец   Алекс   Хантли  получил   там  диплом   экономиста,   что
подтверждалось сфабрикованным G/REP  документом. По  учебе  в Массачусетском
технологическом  институте  я  знал  о  маленьком университете  в Бостоне  -
Массачусетском  коммьюнити-колледже,  который прекратил  свое существование,
так что  я  удостоил  Хантли  диплома  оттуда.  Затем,  просматривая  данные
Компани-хаус,   отобрал  для  биографии  несколько   маленьких   компаний  и
консультаций, которые обанкротились вскоре после того, как Хантли якобы ушел
оттуда. Затем внес в  компьютер  DSS налоговые сведения в соответствии с его
трудовым стажем. Хантли требовалось достоверное теперешнее  занятие.  Обычно
фиктивный  адрес  места  работы  (ВСА)   обеспечивается  крупными   службами
секретарей-телефонисток, где небольшой взнос  гарантирует почтовый  адрес  и
отвечающую  на звонки  секретаршу. Правда, это  очень легко проверяется ФСБ.
Мне требовалось более надежное прикрытие.
     В  CF существовал список мелких  компаний, где управляющие  готовы были
подтверждать, что разведчик  МИ-6 является их служащим, и там мне предложили
маленькую инвестиционную  компанию  в  Суссексе,  "Ист-Юропиен  инвестмент",
которая  работала в Чехословакии,  Польше и Венгрии,  но  не в  России.  Это
давало превосходное прикрытие. Хотя фирма  не  вела  дел с Россией,  было бы
вполне  достоверно,  если  бы Алекс  Хантли  начал  исследовать  там деловые
возможности. Я отправился к управляющему, и он оформил меня консультантом.
     Костяк  моей  фиктивной жизни был создан,  но  ему требовалось  обрасти
плотью.   Постоянное  пользование  кредитной  карточкой   Хантли  составляло
правдивую картину  платежей по  счетам,  а перевод  зарплаты консультанта из
"Ист-Юропиен  инвестмент"  на  мой  банковский счет  гарантировал,  что  при
проверке  он  покажется  правдоподобным.  Документы  моего  псевдонима  были
перемешаны со всевозможным "хламом бумажника", сфабрикованным G/REP по моему
заказу. Я выбрал себе членские карточки ночных клубов "Бродяги" и "Аннабел",
и  мы с Сарой провели там несколько веселых вечеров, чтобы  Алекс Хантли был
знаком швейцарам.
     Мое   досье  на  Хантли  пополнялось   правдоподобными  сведениями,  но
какой-нибудь подлинный документ был бы очень кстати. МИ-6 нередко добывает и
подлинные  документы через дружественные спецслужбы, например, австрийскую и
датскую, для "операций под  прикрытием".  Резидентура в Буэнос-Айресе только
что вошла в тесное сотрудничество с  Аргентинской  службой безопасности, и я
отбил туда телеграфный запрос, не может ли SIDE (Секретариат государственной
разведки Аргентины) снабдить Хантли документами.  Я ожидал незамедлительного
насмешливого ответа  и был приятно удивлен: SIDE  согласилась выполнить нашу
просьбу  при  том  условии, что  эти  документы не  будут использоваться для
операций  в Южной  Америке. Через  две недели  на  мой стол  легли подлинные
аргентинский паспорт, водительские  права и удостоверение личности. Я тут же
предоставил  их  в  распоряжение G/REP,  чтобы сотрудники  могли  изучить  и
сфотографировать их на тот случай, если  в будущем  потребуется сфабриковать
подобные документы.
     Потребовалось чуть больше двух месяцев, чтобы создать Хантли "легенду",
которой Рассел  и  Бидд  остались  бы довольны, и  я  отдал  досье в СЕЕ для
ознакомления.  Резолюция  была  следующей:  "Блестящая  работа.  Она  явится
надежным основанием для будущих операций VCO в России". Это высокая похвала,
и я был доволен собственным вкладом в общее дело.

x x x

     Тем временем Спенсер вернулся со своего секретного задания в Эстонии.
     -  MASTEWORK сущий  псих!  -  объявил  он,  ставя на стол  портфель.  -
Совершенно  спятивший! Чего ж Болл учил  нас на курсах,  что вербуют  только
психически здоровых агентов?
     Спенсер рассказал, что MASTERWORK явился на встречу в шляпе Микки-Мауса
и принес рукопись идиотской книги, которую сейчас пишет.
     -  Этот тип нуждается  в  психиатрической  помощи, использовать его как
агента нельзя, - заключил Спенсер.
     Но  Р5  не  согласился  с  его  суждением,  так как MASTERWORK  помогал
сотрудникам  управления  встречаться  с  нужными  людьми,  и  Спенсеру  было
приказано видеться с ним в Таллинне раз в два месяца.  Потом  связь  с  этим
человеком перешла к  московской  резидентуре. Работа  с ним кончилась  после
того,  как в апреле  1996 года тайная встреча  с ним в московском  ресторане
была  грубо  прервана ФСБ. MASTERWORK  арестовали,  обвинили  в "разглашении
секретных   сведений   политического  и   оборонного  характера  иностранной
разведслужбе". Встречавшаяся с ним женщина и еще трое разведчиков московской
резидентуры были выдворены из России. В июле 2000  года, после четырех  лет,
проведенных в психиатрической больнице, MASTERWORK приговорили к одиннадцати
годам тюремного заключения. Русские обратили на него внимание из-за громкого
хвастовства, что  он шпион, но основная вина лежит на МИ-6 - ей не следовало
работать с явно психически ненормальным агентом.

x x x

     Мне как стажеру полагалось использовать  каждую возможность учиться  на
опыте  старших коллег.  Одной из  главных задач  UKA  являлось  приобретение
новейшего русского  вооружения.  Рассел  велел мне  прочесть  дело  об одной
удачной  покупке,   и  добавил:  "Это  классическая   операция.   Вы  многое
почерпнете, ознакомясь с ней".
     BATTLE был одним из нескольких  торговцев  оружием,  связанных с  МИ-6.
Такие люди являются  хорошими источниками сведений  о международной торговле
оружием  и могут быть полезны в создании выгодной конъюнктуры для британских
компаний. BATTLE, англоиранский мультимиллионер, получал от МИ-6 за поставку
таких  данных сто  тысяч фунтов в  год.  В  конце  1991  у года Объединенные
Арабские Эмираты обратились к BATTLE с просьбой  организовать покупку партии
новых БМП-3, бронетранспортеров  для  личного  состава.  Эти  машины,  тогда
лучшие  в русской армии, представляют собой хорошо  бронированное гусеничное
десантное транспортное  средство, вмещающее семерых пехотинцев и трех членов
экипажа. Министерство обороны прослышало, что  их  технические данные лучше,
чем у западных аналогов, и обратилось к МИ-6 за сведениями.
     BATTLE  принялся за дело, совершал регулярные авиарейсы между Курганом,
где  находится  конструкторское бюро  БМП, и Абу-Даби.  В  конце концов,  он
договорился  с  русскими  о  продаже  партии  БМП-3,  экспортного варианта с
заниженными  техническими данными,  этому  государству в районе  Персидского
залива. Бывая в Лондоне, BATTLE всякий раз виделся со своим руководителем из
МИ-6  и  в  один  из визитов  сказал, что,  когда он  в  последний раз был в
Кургане, ему показали усовершенствованный вариант  БМП-3. МИ-6 упоручила ему
попытаться  приобрести  одну  машину. В  следующую  поездку,  имея  при себе
пятьсот  тысяч  фунтов  на  подкуп  и  сфабрикованный  сертификат  конечного
пользователя,   BATTLE   уговорил    своего    агента   спрятать   одну   из
усовершенствованных машин среди двадцати БПМ-3 экспортного варианта.
     Партия БМП-3  отправилась из Кургана по железной дороге в польский порт
Гданьск. Двадцать машин для ОАЕ были погружены на контейнеровоз и отправлены
в Абу-Даби.  Оставшаяся  машина с  помощью  польского  агента  под  покровом
темноты  была  погружена  на   специально  зафрахтованное  "дикое"  судно  и
отправлена  в военный порт Марчвуд в  Саутгемптоне.  Оттуда ее переправили в
Научно-исследовательский институт вооружения (RARDE) для детального изучения
и полевых испытаний.
     Новая игрушка произвела сильное впечатление на инженеров института. Они
установили, что огневая мощь БМП-3 значительно выше, чем у всех, имеющихся в
арсенале   Соединенного  Королевства.   Полевые   испытания  на  полигоне  в
Шотландии,  где машина была замаскирована фибергласовой оболочкой от русских
спутников,  показали,  что  ее маневренность,  проходимость и  скорость тоже
выше,  чем у западных аналогов. Сложная и дорогостоящая операция завершилась
блестящим   успехом,   и   RARDE   пригласил   большую   часть   сотрудников
Восточноевропейского  управления в свой  центр неподалеку от Камберли, чтобы
выразить благодарность.
     Читая  досье BATTLE, я  наткнулся на одну деталь,  которая  тогда  была
малозначительной,  но оказалась очень важной  пять лет  спустя. Некоторые из
описанных  встреч  происходили  в  отеле  "Риц" в  Париже,  сведения  о  них
поставлял информатор из служащих  отеля. Кодового прозвища  у информатора не
было, именовался он  просто  номером его  личного дела. В досье BATTLE  этот
номер приводился  несколько  раз,  поэтому,  заинтересовавшись, кто  за  ним
скрывается, я позвонил в центральную регистратуру и запросил личное дело под
этим  номером. Меня  не удивило, что информатором оказался начальник  охраны
отеля и что  он получал от МИ-6  плату за  свои  сведения. Начальники охраны
отелей  являются  полезными  информаторами  для спецслужб,  потому что имеют
доступ к списку гостей  и  могут  содействовать в  установке  подслушивающих
устройств. Удивило, что он был француз,  так как в  IONЕС  нам говорили, что
французов  вербовать  в  МИ-6  очень  трудно,  и  потому  его   фамилия  мне
запомнилась. Хотя в той  операции он  был мелкой сошкой  и его имя ничего не
говорило мне, я теперь не  сомневаюсь:  то был Анри  Поль, погибший пять лет
спустя в той же автомобильной катастрофе, что  и Доди аль-Файед с принцессой
Уэльской.

x x x

     Большинство  успехов  в  шпионаже  приходит  после  долгих,  методичных
поисков и  тщательного отбора ниточек и контактов, но иногда стоящая ниточка
появляется внезапно. Именно так и произошло, когда однажды утром в июне 1992
года  мне позвонил  бывший  коллега  по ТА и попросил какого-то совета. Этот
сержант, превосходный  бегун на  дальние дистанции, недавно ездил  в Москву,
где  принимал  участие  в марафоне. После  финиша  к  нему подошел  один  из
зрителей,  говоривший по-английски. Он  оказался  полковником стратегических
ракетных войск. Они подружились,  и сержант пригласил  полковника  навестить
его, если тот будет в Англии, хотя почти не  надеялся, что  это когда-нибудь
произойдет. Но полковник собрался в Англию и должен был прилететь в аэропорт
"Гэтвик" на следующей неделе.
     - Заинтересованы  в том, чтобы встретиться с ним? - спросил мой  бывший
коллега.
     Рассел  согласился, что проявить интерес стоит. На другой  день я сел в
поезд до Клэктон-он-Си - он находится в двух часах езды к востоку от Лондона
- и отправился в гости к сержанту.
     Терри Раймен встретил  меня  у парадной двери  и  провел  в  аккуратную
гостиную небольшого дома с верандой. Ему было уже за сорок, он начал седеть,
носил очки, но гордился своей подтянутостью.  Кормился он работой на такси в
Лондоне.
     Раймен подробнее рассказал о том, что  я  уже слышал по телефону. Когда
один друг  предложил ему  участвовать в московском марафоне, Раймен  не стал
колебаться. Он много лет готовился к войне против Советского Союза, научился
распознавать  советские  танки  и   бронемашины,  изучал  советскую  военную
тактику, стрелял по злобным изображениям русских на стрельбище и хотел лично
ознакомиться с этой страной и ее людьми. Когда после забега ему представился
настоящий русский, хорошо говоривший по-английски, Раймен пришел в восторг.
     Полковник  Александр  Симаков пригласил Раймена в  гости. Квартира  его
находилась в  далеком северном пригороде Москвы, он  жил там вместе с женой,
дочерью и тещей. Раймен был поражен  жилищными условиями офицера с  довольно
высоким  званием.  Симаков жаловался на  зарплату, на тесноту и сказал,  что
завидует образу жизни англичан.
     - Говорит, что едет в Англию только с целью повидать Стратфорд, Оксфорд
и  Кембридж, - сказал Раймен. - Но, - тут он заговорщически понизил голос, -
по-моему, хочет переметнуться и остаться в Англии.
     - Ладно, когда появится, выясним, знает ли он что-то стоящее, - ответил
я.
     Симаков должен был предложить нечто особо секретное, чтобы его приняли,
как  перебежчика. Многие разведчики из  Совблока,  когда вместе с Берлинской
стеной рухнул  их  мир,  предлагали МИ-6  свои  услуги,  и  почти  все  были
отвергнуты.  МИ-6 располагала  средствами  только  для  приема  перебежчиков
высокого  полета, таких,  как  OVATION  и NORTHSTAR,  но  даже  им  пришлось
несколько лет работать en poste, прежде чем их допустили  в  Британию.  Даже
Виктор Ощенко,  офицер КГБ, специалист по  науке и  технологии, предложивший
свои услуги в июле  1992  года,  с трудом  убедил МИ-6, что достоин  статуса
перебежчика. Признание  Ощенко  в том, что, работая  в  Лондоне  в  середине
восьмидесятых  годов,   он   завербовал  ведающего  сбытом   инженера  фирмы
"Джек-Маркони", было  воспринято  как маловажное.  Я видел доклад МИ-5,  где
говорилось, что инженер Майкл  Джон Смит не выдавал  никаких наносящих ущерб
секретов. Это не  помешало МИ-5 арестовать Смита в операции-ловушке, и  этот
документ  не  был предъявлен  для защиты его на  суде.  Смита  приговорили к
двадцати  пяти  годам  заключения, судья заявил в резюме присяжным, что Смит
причинил неисчислимый ущерб национальной безопасности Британии.
     Поскольку  Ощенко добивался статуса перебежчика с таким  трудом,  я  бы
посоветовал  Симакову  вернуться  в  Россию  и  зарабатывать  этот   статус,
регулярно  поставляя  сведения московской  резидентуре.  Если  они  окажутся
ценными, то он мог бы получать неплохое жалованье, поступающее на его счет в
Соединенном  Королевстве,  и  его  новоявленное  богатство  не  вызывало  бы
подозрений. Возможно, после отставки  ему дозволили бы  выехать в Британию и
тратить свои  деньги, но  даже  и тут  МИ-6,  по всей  видимости,  стала  бы
убеждать его, что жить на родине лучше. Моей  задачей на встрече с Симаковым
было  определить его возможности  и побуждения, завербовать его,  если в том
будет смысл, потом убедить, что наилучшим выбором для него будет возвращение
в Россию.
     На следующей неделе Раймен, открывая мне дверь, выглядел мрачно. Привел
меня  в гостиную, там царила  полутьма, так  как  шторы  были  задернуты для
защиты  от  послеполуденного солнца.  Толстый,  бледный, небритый  человек в
обтягивающей синтетической  тенниске и  джинсах грузно  поднялся  с  дивана,
встав босыми ногами на пол. Раймен холодно представил меня, раздернул  шторы
и нашел повод уйти. Симаков злобно глянул на закрывшуюся дверь.
     Возле  дивана стояли  два  больших  красных чемодана,  связанных вместе
веревкой. Рядом  с ними  - мятая картонная коробка  с книгами  и  журналами,
несколько  раскрытых журналов  валялось на  низком кофейном столике рядом  с
немытыми чашками и обертками от бисквитов.
     -  Я переметнулся, - торжественно  заявил  Симаков  с  сильным  русским
акцентом.  Сделал  паузу, потом,  поняв,  что  я  не  собираюсь  восторженно
обнимать его, поправил диванные подушки и сел снова.
     - Расскажите  сперва кое-что  о себе, - попросил я, отложив разговор  о
его  перебежничестве на потом.  Симаков на  хорошем английском  изложил свою
биографию. Родился он  в бедной  семье, в селе к северу от  Киева; когда ему
было пять лет, отец погиб в катастрофе на шахте, мать, когда ему шел восьмой
год,  умерла от туберкулеза, поэтому его и  двух  младших  сестренок растила
бабушка  со стороны  матери. Возможно,  юному  Симакову  пришлось бы идти по
отцовским стопам на донбасские  шахты, не проявись у него  в раннем возрасте
талант к математике. Учился он лучше  всех в классе, правда,  пропустил одну
четверть, когда сломал ногу и не  мог ходить в школу за  пять километров.  С
выражением   гордости  на  лице  Симаков  порылся  в  коробке  и  достал   в
подтверждение школьные  табели.  Успехи  в математике были единственной  его
надеждой избавиться от нищеты.
     После школы  Симаков  поступил  в  военное  училище в Киеве.  Благодаря
успехам в учебе был направлен в  ракетные войска стратегического  назначения
на  исследовательскую работу. Поступил в  адъюнктуру в Ленинграде и  защитил
диссертацию. Занятия английским  языком пробудили у него неугасающий интерес
к Англии и в особенности к английской литературе; о пьесах  Шекспира он знал
гораздо больше меня. После защиты диссертации Симакова направили на ракетный
полигон на Камчатке, и он весь срок службы проработал инженером-испытателем.
В  сорок с лишним лет он вышел в отставку, но не  смог найти другой работы и
вынужден  был  поселиться с  женой и восьмилетней  дочерью  в  двухкомнатной
квартире  старой  тещи.  Его  военная  пенсия обесценилась  инфляцией,  дочь
заболела астмой, жена пришла в отчаяние. Жизнь стала невыносимой.
     Терпение  его подошло к  концу, когда  однажды  утром он обнаружил свою
"Ладу" стоящей со  снятыми  колесами на кирпичах.  Поклявшись перебраться  в
Англию, где, как  он  наивно  верил, ничего  подобного не случается, Симаков
принялся  рыскать  по улицам Москвы в поисках англичанина,  который помог бы
ему осуществить этот план,  и наткнулся на Раймена. Судьба решила свести  их
вместе в трагедии, начало которой, как я видел, близилось.
     Запросы Симакова  были совершенно нереальными. За свой переход он хотел
получить дом с соломенной крышей и полным цветов садом, сто тысяч долларов и
"форд-орион". Он  достал  из  коробки  журнал  "Автокар"  и ткнул  пальцем в
фотографию машины своей мечты.
     Поставить  его  на  место  -  непростая  задача.  Убедить  Министерство
внутренних дел позволить ему остаться в Британии  было бы трудно. МИ-6 могла
попросить  министра внутренних дел сделать для него исключение,  только если
бы  он  обладал  какими-то секретами.  Если  бы  он  предоставил достаточное
количество секретных материалов, он мог бы  получить единовременно несколько
тысяч фунтов. А потом  ему пришлось бы  полагаться на поддержку Департамента
социального страхования.  Скверный  характер Симакова не  облегчал положения
вещей. Он  быстро  надоел  Раймену, но настолько привык к тесноте в квартире
тещи,  что  не  мог  понять,  почему Раймен по  горло сыт его пребыванием на
диване.
     - Не понимаю я Терри, - сказал Симаков, почесывая живот. - В  Москве он
вел себя словно брат после долгой разлуки. А теперь знать меня не хочет.
     Раймен точно так же  был  недоволен создавшимся положением. Он  считал,
что исполнил свой долг, и ждал, что я избавлю его от Симакова.
     -  Жена готова от  меня уйти, - объяснил  он, когда  Симаков не мог нас
слышать. - Ему нельзя долго здесь оставаться.
     Я не мог сразу же  решить этой проблемы. Все  зависело  от того, какими
секретами располагал Симаков, но я был не в состоянии оценить его  сведения,
для этого  требовался технический специалист. Простясь с этой странной парой
в Клэктоне, я вернулся в Сенчури-хаус.
     В  МИ-6 было  около  пятнадцати  офицеров, дававших  заключения  в  тех
областях, в  которых  разведчики с  их  более широким профилем  деятельности
специалистами быть не  могли.  Например, в том,  что  касалось  химического,
ядерного и  биологического  оружия,  баллистических  ракет  или  зон  особых
интересов, скажем, нефтедобывающей промышленности  Ближнего Востока. Мартина
Ричардса, бросившего в свое время IONEC, готовили к работе в этом отделе.
     Малкольм  Найтли  был  специалистом по  ракетам  в  Восточноевропейском
управлении. Физик по образованию, он стал знатоком советских ракет  в  штабе
военной разведки (DIS). Работал в МИ-6 уже  два года прикомандированным,  но
надеялся стать постоянным  сотрудником, судя  по тому, как долго засиживался
перед  полной  корзинкой входящих  бумаг.  Я  организовал Найтли  встречу  с
Симаковым  в  "Комнате  14", апартаментах МИ-6  для собеседований  в  здании
Адмиралтейства на Уайтхолле.
     -  Этот  человек - сущий  клад, - сказал мне потом. Найтли. - Мы должны
добиться для него возможности жить в Англии.
     И объяснил, что  Симаков принимал  участие во всех испытаниях советских
ракет с 1984  по 1990 год. Его сведения будут бесценны  для DIS, GCHQ и, что
еще более важно, для  американцев. Найтли  зарезервировал  "Комнату  14" для
целого ряда еженедельных бесед.
     - Мы  решили рекомендовать  министру  иностранных  дел дать  ему полный
статус перебежчика, - сказал мне Рассел, когда первые отчеты дошли до  него.
- Вам  нужно присвоить  ему  кодовое имя,  написать  представление  министру
иностранных  дел и  уладить  вопрос  о  его переселении  с  AR  (структурой,
занимающейся переселением агентов).
     AR облегчает перебежчикам вхождение в новую жизнь, когда  они перестают
быть  полезными   для  МИ-6.  У  OVATION,  NORTHSTAR  и  других   знаменитых
перебежчиков  были  закрепленные за  ними  офицеры  AR, помогавшие им  найти
жилье, приспособиться  к жизни в Британии,  оформить пенсии и по возможности
найти  приличную работу.  AR связалась с клэктонским отделением DSS  и нашла
маленький коттедж  для  Симакова,  так что,  по  крайней  мере, он больше не
стеснял Раймена. Через несколько недель к Симакову вылетели  жена с дочерью,
и AR позаботилась о  пособиях из  Департамента социального  страхования и об
устройстве девочки в школу.
     Я  написал "представление" министру иностранных  дел,  указав, что есть
основания разрешить SOU - Симакову было присвоено это кодовое имя - остаться
в  Соединенном  Королевстве.   МИ-6  не  нуждается  в  разрешении  проводить
небольшие  операции,  такие,  как  TRUFAX.  Но  те,   которые  могут   иметь
затруднительные последствия  или, как в данном случае, затрагивать  интересы
другой государственной службы, требуют  разрешения министра иностранных дел.
Дуглас  Херд был очень  придирчив  при  рассмотрении представлений,  поэтому
доводы мне требовалось подбирать тщательно.
     Тем временем  Найтли завершил  очередной долгий опрос SOU. Под вечер он
заглянул ко мне в кабинет, сжимая толстую пачку бумаг с записями, сделанными
во время четырехчасовой беседы.
     - Этот человек для нас просто неоценим, -  восторженно произнес Найтли.
- Он только что указал  расположение новых  стратегических командных пунктов
русского  министерства  обороны.  - Найтли  продемонстрировал  схематическую
карту,   где  были  указаны  расположение  и  планировка  новых,  совершенно
секретных  командных  пунктов  где-то  на  Урале.  Это  был  русский  аналог
американского комплекса NORAD в горах штата Колорадо. - Я подам это как СХ с
пятью  звездами.  Донесение  дойдет  до  премьер-министра, - сказал  Найтли.
Впоследствии он сообщил  мне,  что  это донесение, в конце концов,  попало в
кабинет президента Джорджа Буша.
     - Но сведений еще будет множество, - добавил он. - Кажется, SOU оставил
блокнот  с записями об испытаниях  в швейной  шкатулке своей тещи  в Москве.
Если мы сможем раздобыть этот блокнот, дел у нас будет по горло.
     Найтли объяснил, что в блокноте отмечены пертурбации в траекториях всех
баллистических ракет, выпущенных с камчатского полигона с конца 1987 года по
начало  1990-го.  В нарушение всех  правил, SOU старательно записывал данные
после каждого испытания  в две обычные школьные  тетрадки. Такие подробности
позволят штабу военной  разведки определить точность  и  дальность  действия
советских ракет.
     Более того, Найтли  собирался передать эти данные американцам, чтобы те
смогли  использовать их  для  усовершенствования  установок  противоракетной
обороны. Это принесло бы большую славу МИ-6.
     - Мы должны вывезти из Москвы этот блокнот, - заключил Найтли.

0

9

MI6 вслед за Моссадом начинает вербовку шпионов в открытую. 09.08.2005

Британская разведка MI-6 намерена нарушить вековую традицию и приступить к открытой вербовке шпионов.
Это решение принимается в связи с неожиданным развитием событий после терактов смертников в Лондоне 7 июля.
По данным разведывательных источников, в последнее время значительное число заявок на работу,
поступивших по существующим каналам, было сделано мусульманами - выпускниками высших учебных заведений,
которые говорят, что хотят сделать что-то для своей страны, пишет The Times.

Будущие "Джеймсы Бонды" подавали заявки через единственный доступный канал - на абонентский ящик
офицера по вопросам личного состава, который опубликован на сайте министерства иностранных дел.
Неожиданно возросший интерес со стороны мусульман заставил высшие чины в Воксхолл-кросс,
штаб-квартире MI-6, изменить свои традиционные методы вербовки с тем, чтобы не упустить мощный поток жаждущих патриотов.

Хотя до сих пор никакого решения о том, как спецслужба сделает себя более открытой для лиц,
заинтересованных в шпионской карьере, не принято, источники в разведке утверждают,
что анонсы о вакансиях будут делаться таким образом, что будет ясно: работу предлагает MI-6.
Эта кампания станет существенным отходом от принятой практики вербовки, которая во многом зависела от
процесса "поиска талантов" доверенными преподавателями в университетах, пишет издание.

До сих пор MI-6 провела единственную открытую кампанию, которая, тем не менее, была настолько непрозрачной,
что соискатели, приезжавшие на первичные собеседования, и понятия не имели, кто их потенциальные работодатели.
Они получали понятный намек только после нескольких раундов собеседований, которые необходимы для того,
чтобы гарантировать, что до этапа, когда будут раскрыты детали будущей шпионской карьеры,
дойдут только подходящие кандидаты, отмечает газета.

Ключевые кадры MI-6 набираются из "крупнокалиберных" выпускников, которые хотят служить на государственной службе и
"которым свойственны целостность, высокие интеллектуальные качества, сила характера и интерес к международным делам".

- Спросом пользуются лица с аналитическими способностями, которые в состоянии вычислять террористические сети,
лингвисты, в частности, владеющие арабским языком, и компьютерные специалисты.

- От всех новых сотрудников-выпускников ожидается, что они будут служить за границей офицерами разведки.

- Начальный заработок для 23-летнего агента составляет 43 тысячи долларов в год.

- Новые сотрудники, не являющиеся выпускниками, выполняют вспомогательные функции, но тоже служат за границей.

- Кандидатами, которым должно быть примерно от 20 до 30 лет, могут стать и те, кто недоволен своей карьерой.

- Около четверти штата в 2 тысячи человек работает тайными офицерами разведки в британских посольствах.

- Процесс проверки кандидата на безопасность может занять до 6 месяцев.

0

10

Двадцать тысяч жителей Британии хотят служить в разведке 17.05.2007

Профессия шпиона, оказалось, очень популярна среди британцев. За последний год около
20 000 жителей Великобритании захотели работать секретными разведчиками.

Главная британская секретная служба разведки Secret Intelligence Service (SIS)
в прошлом апреле решила провести открытый набор кадров и в этих целях разместила объявления в газетах и Интернете.
Это был довольно необычный шаг, учитывая закрытость организации, и никто не ожидал,
что на объявления откликнется много желающих выступить в роли Джеймса Бонда.
Однако уже за несколько месяцев службу просто завалили письмами с резюме.

Всего более двадцати тысяч британцев захотели стать сотрудниками секретной службы, известной также как MI6.
Среди поданных заявок 23% оказалось от представителей этнических меньшинств, а 34% - от женщин.
Британцев не испугало даже то, что традиционно, прежде чем стать сотрудником службы MI6,
люди проходят целый ряд трудных испытаний, подготовленных лучшими преподавателями из Оксбриджа –
одного из самых старых университетов туманного Альбиона.

"Открытый набор новобранцев был очень важным шагом и привел к отличным результатам", –
сказал представитель Министерства иностранных дел Великобритании.

0

11

Daily Mail: Литвиненко был агентом MI6 27.10.2007

Бывший агент российской Федеральной службы безопасности Александр Литвиненко,
отравленный в Лондоне радиоактивным полонием, работал на британскую спецслужбу MI6, сообщает британская газета The Daily Mail.

Ссылаясь на авторитетные источники в разведывательных и дипломатических службах, газета пишет,
что Литвиненко получал вознаграждение от британской службы безопасности размером в 2 тыс. фунтов стерлингов ежемесячно.

Кроме того, приводится информация о том, что вербовкой Литвиненко занимался Джон Скарлетт, нынешний глава MI6.
Именно по его инициативе Литвиненко переехал в Великобританию, а после попросил политического убежища для своей семьи.

Главный подозреваемый в убийстве агента Андрей Луговой заявлял, что в момент их встречи
Литвиненко пытался завербовать его для содействия той же службе.

0

12

Отравление Литвиненко

Через два года после смерти Литвиненко Андрей Луговой, главный подозреваемый в убийстве,
сообщил The Times, что его партнер Дмитрий Ковтун, который является для британской стороны главным свидетелем по делу,
готов отправиться в Лондон для переговоров со следователями при условии предоставления ему иммунитета от экстрадиции в Германию.

19 ноября 2006 года газета The Sunday Times сообщила, что врачи обнаружили в организме Александра Литвиненко,
который оказался с симптомами отравления в больнице Barnet hospital (северный Лондон), следы ядовитого вещества таллия.
Это подтвердил токсикологический тест в Guy’s hospital. Британский токсиколог Джон Генри,
который лечит проживающего в британской столице бывшего подполковника ФСБ, в воскресенье заявил,
что Литвиненко получил потенциально смертельную дозу этого высокотоксичного тяжелого металла.
В результате он уже потерял все волосы, доктора заявили, что он не ел уже 18 дней.
Похоже, он выжил только потому, что находился в отличной физической форме.
Его жена Марина сообщила газете, что в свои 44 года он каждый день пробегал три мили.

1 ноября Литвиненко встречался с неким итальянцем по имени Марио Скарамелла,
который обещал передать ему важную информацию об убийстве журналистки Анны Политковской.
Марио Скарамелла входит в Италии в парламентскую комиссию, расследующую деятельность КГБ на территории Италии
и возглавляемую итальянским сенатором и журналистом Паоло Гуццанти (см. интервью Гуццанти на Агентуре).
По данным МК, Скарамелла поддерживает близкие и деловые отношения с замдиректора ФСБ Комогоровым и
несколько раз посещал центральный офис ФСБ на Лубянке. Но итальянец был на Лубянке в связи с “архивом Митрохина”,
и визиты эти носили абсолютно официальный характер. Кроме того, Скарамелла в свое время сделал ряд громких разоблачений
по работе итальянских журналистов и медиамагнатов на советскую разведку.

Встреча произошла в одном из лондонских суши-баров. В интервью Би-Би-Си Литвиненко сообщил:
«На меня вышел человек, предложил мне встретиться. Встреча состоялась первого числа в одном из ресторанов города Лондона.
Он мне передал бумаги, в которых есть фамилия человека, который, возможно, причастен к убийству Анны Политковской.
После этой встречи, через несколько часов, я уже был в состоянии отравления».
На третий день он был помещен в больницу. Литвиненко сказал Би-би-си, что не успел тщательно просмотреть переданные ему бумаги.
«Документы на английском языке. Я их даже толком не успел изучить, потому что я уже пришел домой и
буквально через несколько часов мне стало плохо, - говорит он. - Как только я приду в себя, появлюсь дома,
я вот эти бумаги, которые мне отдали, я передам в «Новую газету», в полицию и в «Новую газету».
Литвиненко заявил The Sunday Times, что он не вправе обвинять Марио в причастности к отравлению.
«Я заказал обед, но он ничего не ел. Он выглядел очень нервным, - рассказал Литвиненко газете о встрече с контактом. -
Он передал мне четыре страницы текста, попросив прочитать их незамедлительно.
Документ содержал список имен, включая офицеров ФСБ, которые, как утверждалось, были причастны к убийству журналистки».

Газета Mail on Sunday добавила со ссылкой на медицинские источники, что у больного нарушены функции почек,
затруднена речь и наблюдается потеря волос. Его постоянно тошнит.
Друзья Литвиненко тоже говорят, что в результате отравления у него возникли проблемы с речью.

17 ноября он был переведен в больницу Университетского колледжа Лондона.

24 ноября Литвиненко скончался. «Мы с сожалением сообщаем, что Александр Литвиненко
скончался в больнице Университетского колледжа Лондона в 21.21 (0.21 мск) 23 ноября», —
говорится в обнародованном заявлении лечебного учреждении.

«Он был уже серьезно болен, когда поступил в больницу в пятницу, 17 ноября,
и команда медиков больницы сделала все возможное, чтобы спасти его жизнь», — отмечается в документе.
«Были исследованы различные возможности для выявления причин его состояния,
и дело сейчас расследуется детективами Скотланд-Ярда», — напомнили в больнице.
Врачи также заявили, что обнаружили в организме Литвиненко следы радиоактивного изотопа Полоний-210.

22 мая 2007 года Королевская прокурорская служба предъявила обвинение российскому бизнесмену Андрею Луговому
в убийстве экс-сотрудника ФСБ Александра Литвиненко путем отравления полонием-210.
На пресс-конференции в Лондоне глава Королевской прокуратуры Британии Кен Макдоналд заявил:
"Я сегодня пришел к выводу, что доказательства, предоставленные нам полицией, достаточны для того,
чтобы обвинить Андрея Лугового в убийстве господина Литвиненко путем его преднамеренного отравления".

"Я проинструктировал королевских прокуроров, чтобы они незамедлительно предприняли необходимые шаги
для скорейшей экстрадиции подозреваемого Лугового из России в Великобританию,
чтобы ему предъявили обвинение в убийстве и с тем, чтобы он предстал перед судом и ответил за это преступление", - отметил Макдональд.

0

13

Олег Гордиевский заявил, что его пытались убить 06.04.2008

Полиция британского графства Саррей проверяет информацию бывшего полковника КГБ СССР Олега Гордиевского
о якобы готовившемся на него покушении, сообщил британский телеканал "Скай ньюз" со ссылкой на правоохранительные органы.

Друг скончавшегося в 2006 году экс-офицера ФСБ Александра Литвиненко, в свое время бежавший в Великобританию,
Гордиевский утверждает, что его пытались отравить в ноябре прошлого года.
Тогда ему пришлось вызвать "скорую помощь", которая доставила его в больницу в городе Гилдфорд (Саррей),
где врачам удалось поставить его на ноги.

Гордиевский, которому в этом году исполнится 70 лет, был завербован британской разведкой в 1980-е годы во время работы в Лондоне.
Он считается самым высокопоставленным советским разведчиком, перешедшим на сторону Запада.
Он помог британской Службе безопасности МИ-5 вычислить 25 советских агентов, работавших под прикрытием в Великобритании.

В 1985 году Гордиевского вызвали в Москву под благовидным предлогом, заподозрив в предательстве.
На родине он находился под наблюдением, однако смог бежать в Великобританию.
В ноябре 1985 года Гордиевского заочно приговорили к смертной казни.

Экс-полковник сейчас живет в Великобритании и дает интервью журналистам,
комментируя громкие шпионские скандалы. В прошлом году он получил из рук королевы Великобритании
шестой в иерархии британских наград орден Святого Майкла и Святого Георга "за служение безопасности Соединенного Королевства".
Он вручается иностранцам за заслуги, не связанные с военной службой.

Бывший офицер ФСБ РФ Александр Литвиненко, получивший в октябре 2006 года британский паспорт,
скончался 23 ноября 2006 года в больнице Университетского колледжа Лондона.
После его смерти специалисты британского Агентства по охране здоровья обнаружили
в организме Литвиненко значительное количество радиоактивного элемента полоний-210.
Однако никакого официального заключения о причинах смерти и результатах вскрытия власти так и не обнародовали.

Российско-британские отношения существенно ухудшились после того,
как Москва категорически отказалась выдать предпринимателя,
а ныне депутата Госдумы Андрея Лугового, которого британская сторона обвиняет в убийстве Литвиненко.

Москва отказывает в выдаче Лугового, ссылаясь на то, что это запрещено российским законодательством.
Кроме того, российские правоохранительные органы настаивают на предоставлении им доказательств вины Лугового
и официального заключения о причинах смерти Литвиненко.

0

14

Москва обвиняет MI6 в организации шпионского скандала между Россией и Латвией 11.02.2008

Нашумевший в последние недели шпионский скандал между Россией и Латвией
скорее всего был инициирован спецслужбами Великобритании.
Как пишет британская Daily Mail, Москва обвиняет MI-6 в организации этого скандала.
Напомним, что из Латвии были высланы российские дипломаты, которые якобы пытались купить натовские секреты.

Газета ссылается на высказывания российской стороны о том, глава латвийской разведки является отставным британским генералом.
По данным Дейли мейл, Глава латвийской разведки Янис Кажоциньш родился в семье латвийских беженцев в Питерборо, сейчас ему 56 лет.

Закончив офицерскую школу Sandhurst, Кажоциньш сделал отличную карьеру в армии.
Он служил в Северной Ирландии и участвовал в подготовке первой войны в Персидском заливе.
Кажоциньш также служил военным атташе при посольстве Великобритании в столице Латвии – Риге.

Он женат во второй раз, двое его взрослых детей живут в центральных графствах Англии.
После развала Советского Союза, когда бывшая советская республика Латвия готовилась войти в НАТО,
Кажоциньш был откомандирован в латвийскую армию.

В октябре 2000 года, когда Кажоциньш командовал британским подразделением,
принимавшим участие в совместных учениях в Чехии, он встречался с принцем Чарльзом.
Уволившись из армии в 2003 году, генерал стал главой латвийской разведки – Бюро по защите конституции (SAB).

Это назначение спровоцировало политический скандал. Кажоциньшу пришлось спешно получить латвийское гражданство,
пройти языковой тест и отказаться от гражданства Великобритании.
Но в России утверждают, что он до сих пор подчиняется приказам из Лондона.
Газета "Московские новости" написала, что SAB "находится под непосредственным контролем спецслужб США и Великобритании".

0

15

Полиция расследует пропажу из МI6 камеры со снимками террористов 30.09.2008

Полиция Великобритании начала расследование по факту продажи на интернет-аукционе
материалов британской секретной службы MI6, сообщает BBC во вторник, 30 сентября.

Британским СМИ стало известно, что недавно - когда именно не сообщается - в MI6
была похищена цифровая камера Nikon. В памяти камеры хранились снимки подозреваемых в терроризме,
а также фотографии ракетных установок. Позже фотоаппарат был куплен 28-летним Хэмелом Хемпстедом
из графства Хартфордшир на интернет-акционе eBay за 17 фунтов стерлингов (21 евро).

Хемпстед купил камеру перед отпуском. Когда он стал загружать снимки в свой компьютер,
то обнаружил среди своих фотографий несколько чужих. Друзья порекомендовали ему обратиться в полицию, что он и сделал.

Представитель британского МИД подтвердил прессе факт пропажи камеры из разведки MI6,
но на вопрос журналистов о том, могли ли в этом участвовать агенты MI6, чиновник ответил: "Без комментариев".

0

16

Актер из "Унесенных ветром" был британским агентом 07.10.2008

Лесли Говард, британский театральный и киноактер, более всего известный по роли Эшли Уилкса
в фильме Виктора Флеминга "Унесенные ветром", в 1943 году выполнял тайную миссию в Мадриде
по поручению британского командования.
К такому выводу пришел испанский писатель Хосе Рей-Химена (Jose Rey-Ximena), сообщает газета The Guardian.

Рей-Химена основывает свои выводы на рассказе Кончиты Монтенегро, "испанской Греты Гарбо", кинодивы,
блиставшей в 1930-х и 1940-х годах. Монтенегро, умершая в 2007 году в возрасте 95 лет, утверждала,
что была любовницей Говарда в начале 1930-х. Позже она вышла замуж за видного фалангиста Рикардо Хименеса-Арнау.
Благодаря тому, что у Хименеса-Арнау были связи в самых высоких кругах, Лесли Говард сумел в 1943-м встретиться с самим Франсиско Франко.
По мнению Хосе Рей Химена, актер передал каудильо сообщение Уинстона Черчилля.
Писатель полагает, что миссия Говарда сыграла роль в том, что Испания так и не вошла в число "стран Оси".

Лесли Говард погиб в июне 1943 года: он летел из Лиссабона в Лондон, и самолет, в котором он находился,
был сбит немецкими истребителями над Бискайским заливом. Позже появились слухи, что немецкая разведка считала,
что этим самолетом должен быть лететь Уинстон Черчилль.
Упорству этим слухам добавлял тот факт, что импресарио Говарда, возвращавшийся в Англию тем же рейсом,
комплекцией походил на британского премьера, а сам актер напоминал Уолтера Томсона, телохранителя Черчилля.

0

17

Джон Соерс возглавит MI-6 17.06.2009

Посол Великобритании в ООН Джон Соерс (John Sawers) возглавит Секретную разведывательную службу (SIS/ MI6).
Соерс займет этот пост в ноябре, когда в отставку уйдет действующий глава службы Джон Скарлетт.

Представитель премьер-министра Великобритании Гордона Брауна заявил, что Скарлетт проделал важную работу
и внес вклад в защиту страны от международного терроризма. До назначения в 2004 году на пост главы MI6
имя Скарлетта фигурировало в связи со скандалом вокруг "Иракского досье" Тони Блэра.
Его заподозрили в подтасовке разведданных, которые убедили британский парламент начать военную кампанию в Ираке.

Вместе с тем представитель Даунинг-Стрит отметил, что отставка Скарлетта никак не связана с началом расследования
британского вторжения в Ирак, о котором было объявлено 15 июня.

Соерс стал послом Великобритании в ООН в 2007 году. До этого он был диппредставителем в Багдаде и
советником по внешней политике бывшего премьера Блэра.
С 1999 по 2001 год Соерс занимался вопросом урегулирования конфликта в Косово и Северной Ирландии.
Преемник Соерса на посту представителя Великобритании в ООН пока не объявлен.

0

18

Жена будущего главы MI6 обнародовала конфиденциальные сведения о нем на Facebook 05.07.2009

Супруга будущего главы британской разведки МИ-6 сэра Джона Соерса опубликовала конфиденциальные данные
о своем муже в интернете на популярном сайте Facebook.
Среди них - фотографии недавно утвержденного главы МИ-6, сделанные во время семейного отдыха, сведения об трех детях четы Соерсов,
адрес их дома, сведения о том, где они проводят отпуск и данные об их высокопоставленных друзьях, включая дипломатов.

Вся эта информация стала достоянием 200 миллионов пользователей социальной сети Facebook на личной странице леди Шелли Соерс.
После того, как о скандальной новости сообщила газета "Мейл он санди", все эти личные данные,
которые спецслужбы традиционно держат в секрете, были срочно изъяты из интернета.
Сразу же после выявления случая "серьезного нарушения безопасности" издание проинформировало об этом МИД Великобритании,
по инициативе которого личные данные о Соерсе были изъяты из Facebook,
поскольку ими могли воспользоваться враждебные государства или террористы.

В настоящее время Соерс занимает должность постоянного представителя Великобритании при ООН.
Однако вскоре он должен заменить на посту главы МИ-6 сэра Джона Скарлетта и получить кодовое наименование "Си",
под которым известны все главы британской разведслужбы. По данным "Мейл он санди",
все сотрудники британского МИД предупреждены о недопустимости размещения данных о них на социальных сайтах,
и подобное правило в еще более жесткой форме применимо для сотрудников спецслужб.

В этой связи ряд британских политических деятелей поставили под сомнение способность сэра Джона возглавлять внешнюю разведку королевства.
По словам главы антитеррористического подкомитета Палаты общин британского парламента Патрика Мерсера,
он "расстроен" действиями семьи Соерса. "Сэр Джон и его семья были в центре разведсообщества на протяжении нескольких десятилетий.
"Обнародование подробных деталей об их жизни просто обескураживает", - подчеркнул Мерсер.
Такие люди, по его выражению, "не должны совершать подобные ошибки".

В последние годы скандалы с потерей секретных данных не раз потрясали Великобриатнию.
Сотрудники спецслужб Соединенного Королевства неоднократно теряли, в том числе в транспорте, компьютеры с государственными тайнами.
В 2004 году разработанный спецслужбами секретный план обеспечения безопасности лондонского аэропорта Хитроу был утерян
и затем найден валявшимся на дороге. В 2007 году британское министерство финансов потеряло личные данные на 25 миллионов жителей,
почти половину взрослого населения страны, включая номера банковских счетов.
В прошлом году сотрудник частной-компании, имеющей подряд у британского правительства,
потерял флэш-карту с паролем к базе данных, содежащей информацию на 12 миллионов жителей страны.

0

19

22.10.99
            ДЖЕНТЛЬМЕНЫ, НАРУШАЮЩИЕ ЗАКОНЫ
            Британской разведке Сикрет интеллидженс сервис - 90 лет

                       
            В ЛОНДОНСКОМ особняке на Воксхолл-кросс, 85 отметили юбилей одной из старейших спецслужб мира. 1 октября 1999 г. исполнилось 90 лет со
дня основания легендарной британской Секретной разведывательной службы - Сикрет интеллидженс сервис (СИС), которую чаще называют МИ-6.
Доклад нового шефа разведки Ричарда Диарлава о работе ведомства, история которого насчитывает более пятисот лет, доведен до всех "агентов 007".
            Как королевская служба английская разведка начала складываться еще в период становления Британской империи. Ее создание было обусловлено
прежде всего потребностями государственной колониальной внешней политики важнейшей торговой и морской державы Европы. В марте 1909 г. премьер-министр Великобритании рекомендовал Комитету обороны империи обратить особое внимание на угрозу, исходящую от разведки Германии, и соответственно реорганизовать национальную спецслужбу. На основании рекомендаций премьера были подготовлены инструкции по созданию Бюро секретных служб при Иностранном
департаменте Комитета обороны империи, датой основания которого стало 1 октября 1909 г. Непосредственными основателями нового ведомства были капитан
Вернон Келл и легендарный одноногий моряк капитан Мэнсфилд Камминг.
            Последний и стал руководителем Иностранного отдела Бюро секретных служб. Так в те годы называлась прародительница современных западных
разведывательных служб. В честь Камминга всех последующих директоров британской разведки в переписке и беседах стали сокращенно именовать "С"
(от первой буквы фамилии Cumming).
            Так, на волне страхов перед лицом немецкой агрессии была создана специальная разведывательная служба, которая стала основой для будущей
Сикрет интеллидженс сервис. Первоначально она получила сокращенное название МИ-1с. После первой мировой войны это ведомство сменило индекс на МИ-6.
Перед новой организацией была поставлена цель: "осуществление позитивной разведывательной деятельности", что означало сбор и анализ информации.
После этого главными функциями МИ-6 стали добывание секретной информации по военным, политическим, экономическим, научно-техническим и
другим проблемам, представляющим государственный интерес, а также проведение тайных операций по оказанию выгодного для Великобритании
влияния на внешнюю и внутреннюю политику других стран. Эта организация в целях прикрытия традиционно находилась в структуре
Министерства иностранных дел и по делам Содружества (Форин оффис).
            Наиболее сильное влияние на становление британской спецслужбы, несомненно, оказал Уинстон Черчилль, который стал премьер-министром
в 1940 г. К этому времени он уже обладал большим опытом в политике, военных и военно-морских вопросах. После окончания Королевского военного
колледжа в Сандхерсте в 1885 г. он успел пройти службу в армии, был военным корреспондентом, членом парламента, позже - министром
военного снабжения, военным министром, министром авиации, а также министром колоний.
           
           СЕКРЕТНАЯ РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНАЯ СЛУЖБА

            Свое нынешнее название Сикрет интеллидженс сервис получила в 1921 г. по инициативе ее первого руководителя Камминга, который приложил
много усилий для того, чтобы штаты СИС, ее бюджет и разведывательные операции были изъяты из-под контроля правительства. Благодаря именно
его усилиям Секретная разведывательная служба, действовавшая в рамках Форин оффиса, была полностью законспирирована. Она была известна
определенному кругу лиц как 6-й отдел военной разведки (МИ-6). Одной из причин того, что в Великобритании долгое время скрывался сам факт
существования МИ-6, являлась естественная щепетильность вопроса дипломатической "крыши" для шпионов.
            Современная служба британской разведки представлена пятью директоратами или управлениями, главное из которых - оперативное.
            Управление оперативной работы осуществляет руководство деятельностью всех заграничных и "лондонских" резидентур.
Его структура построена по регионально-географическому принципу. Основными направлениями в деятельности управления являются
сбор информации, касающейся внешней и внутренней политики иностранных государств, включая сведения экономического характера;
военных доктрин и строительства вооруженных сил иностранных государств; терроризма и международной организованной преступности,
в частности маршрутов нелегальной доставки наркотиков и практики легализации "грязных денег".
            В своей деятельности управление руководствуется заданиями правительства и Объединенного разведывательного комитета при
кабинете министров. Оно оказывает содействие проведению внешнеполитического курса Великобритании на международной арене и ее политике
в военной области, включая операции нелегальной разведки. В состав оперативного управления СИС/МИ-6 входят
регионально-географические отделы (всего семь):

            БРИТАНСКИЙ ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЙ ОТДЕЛ

            Первый отдел оперативного управления осуществляет руководство разведывательной работой, проводимой на территории Соединенного
Королевства Великобритании и Северной Ирландии, занимается вербовкой источников информации из числа лиц, представляющих интерес для
других оперативных отделов МИ-6. Объектами первого отдела главным образом являются иностранцы, приезжающие в Англию на достаточно
продолжительный срок. К этой категории относятся сотрудники постоянных дипломатических представительств иностранных государств,
ученые, специалисты, аспиранты и студенты, моряки и сотрудники авиакомпаний и т.д. Поэтому лондонской резидентурой отдела разработана
система наблюдения за зарубежными дипломатами и другими иностранцами, представляющими разведывательный интерес.
            Объектами вербовки из числа британских подданных являются те, кто выезжает в страны потенциального противника. К ним относятся ученые,
специалисты, журналисты, другие лица, имеющие определенные связи за границей. Естественно, что при этом МИ-6 больше интересуется
политической разведкой.
            При проведении вербовочных операций сотрудники отдела пользуются прикрытиями государственных и частных организаций Великобритании,
такими как Британский совет, многочисленные СМИ, переводческие и консалтинговые бюро, ассоциации туризма, торговые фирмы и другие конторы,
отвечающие за различные виды обменов на международном уровне.
           
            ЕВРОПЕЙСКИЙ ОТДЕЛ

            Второй отдел управления традиционно специализируется на европейских странах и осуществляет координацию разведывательной
деятельности против союзников по ЕС. Его сотрудники работают под дипломатическими прикрытиями в посольствах Великобритании и
Германии, а также во Франции, Италии, Испании, Швейцарии. В странах, являющихся сферой деятельности второго отдела,
оперативная работа традиционно строится в контакте с местными службами. Формальное взаимодействие с европейскими партнерами,
особенно с разведками стран НАТО, МИ-6 осуществляет по каналам связи второго отдела с европейским штабом ЦРУ,
расположенным во Франкфурте-на-Майне.
            Внешняя сторона сотрудничества натовских разведок не является препятствием для ведения ими вербовочной работы
с целью перехвата источников информации. Сотрудники второго отдела, в свою очередь, не стесняются осуществлять прямые
разведывательные операции против европейских партнеров Великобритании.
           
             ГРУППА РУССКОЙ ОРБИТЫ

            Третий отдел оперативного управления был сформирован еще в середине 20-х гг. В период существования Советского Союза
он отвечал за разработку объектов стран Восточного блока ("Группа русской орбиты"). Отдел должен был обеспечивать координацию
деятельности на этом направлении всех национальных (правительственных) учреждений и всех подразделений разведки.
Особо тесный контакт поддерживался с департаментом, отвечавшим в МИ-6 за выработку заданий.
            В период Второй мировой войны информация о самом существовании третьего отдела, работающего против СССР,
была классифицирована как совершенно секретная. Однако главным лицом, ответственным за борьбу с коммунистическим
проникновением, в этот период был советский разведчик Ким Филби.
            После того как Черчилль в 1946 г. провозгласил в своей речи в Фултоне политику холодной войны, английская разведка
стала основным инструментом психологической войны. Следует подчеркнуть, что наряду со специальными политическими акциями
в понятие "психологическая война" руководство МИ-6 включало и акции по террору, диверсиям и саботажу.
            Вполне очевидно, что успехи советской разведки в Великобритании в послевоенные годы останутся непревзойденными
за всю историю советских и российских спецслужб. Количество и качество агентов, внедренных в этот период в британские разведку,
контрразведку, Министерство иностранных дел, другие ключевые ведомства страны, до сих пор не имеют аналогов в истории мирового шпионажа.
            Битвы на полях тайных сражений периодически завершались "визовыми войнами", накладывавшими определенный отпечаток на развитие
двусторонних отношений СССР и Великобритании. В 1996 г. в ходе парламентских дебатов состоялось обсуждение вопроса о взаимоотношениях
с Россией и роли английских спецслужб в этом процессе. Подчеркивалось, в частности, что "Англия не может позволить себе роскошь быть
в неведении относительно распространения ядерного, бактериологического и химического оружия с учетом ситуации в России,
а также ее взаимоотношений со странами СНГ, Китаем и некоторыми другими государствами Европы и Ближнего Востока".
Итак, российское направление останется приоритетным в работе спецслужб Великобритании.

            БЛИЖНЕВОСТОЧНЫЙ ОТДЕЛ

            Пятый отдел управления оперативной работы всегда считался "ближневосточным". Его резидентуры действуют в Израиле,
Сирии, Турции, Иране, Ливане, на Кипре и в ряде других стран. Долгое время центром напряженности на Ближнем Востоке
являлся Ливан. В этой связи в Бейруте размещалась региональная резидентура МИ-6, с позиций которой осуществлялось
руководство деятельностью агентурных сетей практически во всех арабских странах. Основная направленность
подрывных операций МИ-6 носила антиегипетский и антисирийский характер. В оперативном обслуживании резидентуры находился
Ближневосточный центр арабистики МИД Великобритании, расположенный в ливанском городе Шемлан, недалеко от Бейрута.
            Несмотря на то что иракская резидентура МИ-6 смогла своевременно выявить попытки Багдада приобрести
химическое и биологическое оружие, на пятый отдел тем не менее возлагают вину за то, что британские спецслужбы
не смогли предсказать в конце 80-х гг. развитие событий в Персидском заливе. Доказательством неэффективности английской
разведки оказалась ее неспособность своевременно сигнализировать о вступлении иракских войск в Кувейт, что нанесло немалый
ущерб национальным интересам Великобритании и поставило под угрозу жизнь британских подданных. Результатом
разбирательства было заключение о том, что британский МИД проглядел подготовку к вторжению из-за стремления
наладить отношения с Багдадом. Кроме того, было подчеркнуто, что западные спецслужбы привыкли традиционно полагаться
на сложную электронную технику, что в случае с вторжением Ирака в Кувейт оказалось недостаточным.

            ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫЙ ОТДЕЛ

            Шестой отдел - "дальневосточный". Наиболее активной сферой деятельности резидентур этого отдела были Япония,
Сингапур, Малайзия, Индонезия, Филиппины. Кроме того, спецслужбы Великобритании для решения проблем
в данном регионе традиционно поддерживали контакты с соответствующими ведомствами Австралии, Новой Зеландии.
МИ-6 стремилась координировать свою деятельность с тайной полицией и разведслужбами Индонезии (БАКИН), Малайзии,
Японии.
            Следует сказать, что один из будущих руководителей МИ-6 Колин Маккол начал свое продвижение
по служебной лестнице в период работы в Индокитае. С 1958 по 1962 г. Маккол занимал разные посты в Бангкоке
(Таиланд) и Вьентьяне, столице Лаоса, где являлся заместителем резидента, а потом и резидентом.
            В начале 90-х гг. в структуре МИ-6 создан Отдел глобального контроля планирования и проведения
операций по борьбе с международным наркобизнесом, в том числе в государствах Юго-Восточной Азии. К работе отдела
были подключены возможности штаб-квартиры правительственной связи (ШКПС), специализирующейся на криптоанализе
и перехвате каналов связи иностранных государств. Дальневосточный отдел участвовал в координации деятельности МИ-6,
Скотланд-Ярда, Таможенной службы и ШКПС.

            ЛАТИНСКИЙ ОТДЕЛ

            Седьмой отдел управления считается "латинским". Наибольшая активность его резидентур проявлялась в Аргентине
(особенно в период Мальвинского, или Фолклендского кризиса), а также в Уругвае, Сальвадоре, Гватемале, Чили, Бразилии,
Мексике и Колумбии.
            Скрытым фактором, обеспечившим Англии победу в конфликте 1982 г. с Аргентиной из-за Мальвинских островов,
был тайный союз ЦРУ, МИ-6, чилийской военной разведки и израильской разведки "Моссад". Это секретное соглашение
дало правительству Тэтчер возможность использовать в период вторжения секретные аэродромы союзников для британских
самолетов-шпионов, базы "коммандос" этих стран, шпионские центры и другие важные военные объекты, находящиеся
на чилийской территории. Известно, что английская разведка в период Мальвинского конфликта активно использовала
агентуру чилийских спецслужб для сбора информации об аргентинских Вооруженных силах. В Пунта-Аренасе были созданы
центры, проводившие интенсивную разведку средствами связи с помощью английского электронного оборудования.
Они занимались перехватом донесений, направлявшихся аргентинским Вооруженным силам.

            АДМИНИСТРАТИВНО-КАДРОВОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ

            Административно-кадровое управление призвано осуществлять в структуре МИ-6 штабные функции, решать
административно-управленческие и юридические дела, а также руководить вопросами подбора, обучения и расстановки
кадров. Кроме того, на управление всегда было возложено финансовое обеспечение деятельности СИС.
С 1979 г. к набору персонала в разведку управлением стали привлекаться Комиссия по делам государственных служащих
и университетские службы по вопросам трудоустройства. Кредо административно-кадрового управления МИ-6 выражал следующий тезис:
            "Империя в упадке, но тайная национальная элита сохраняет чистоту традиций, и в этом заложена сила британской нации,
что и способствует ее выживанию; основой британской государственности являются лояльность и патриотизм; престиж нации -
имидж и репутация недекларированного превосходства британского джентльмена".

            Управление оперативной техники (или специальной поддержки)

           в структуре МИ-6 всегда было в почете, хотя и являлось вспомогательным. Оно обеспечивает оперативные подразделения
современными техническими средствами ведения разведки.

            Управление внешней контрразведки и собственной безопасности

            отвечает за проникновение МИ-6 в спецслужбы иностранных государств и, в свою очередь, осуществляет противодействие
проникновению иностранной агентуры в английскую разведку. Главной его задачей является заблаговременное получение
информации о шпионских операциях против Британии, готовящихся извне. Кроме этого в функции управления внешней
контрразведки входит борьба с дезинформацией враждебных разведывательных служб.
           
            Управление информации и выработки заданий
     
            ведает разработкой заданий, а также подготовкой разведывательной продукции. Оно же отвечает за организацию
получения заказов-заявок от потребителей, главным образом, из министерств иностранных дел и обороны, за формулировку
и постановку заданий на получение соответствующей информации. После аналитической и прогностической обработки добытой
информации конечная продукция разведки направляется заказчикам. Это управление всегда славилось высококачественным
политическим анализом. Особенно точными считались оценки ситуаций на Ближнем Востоке и на африканском континенте.

            ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ С ИНОСТРАННЫМИ СПЕЦСЛУЖБАМИ

            В структуре МИ-6/СИС особое место занимает Группа связи с иностранными спецслужбами. В международной практике
контакты между спецслужбами часто осуществляются как операции по взаимодействию. Их целью является обмен информацией,
проведение совместных операций, проникновение в иностранные спецслужбы, обмен спецтехникой, предоставление прикрытий
сотрудникам дружественной разведки, оказание учебно-методических и научно-прикладных услуг.
            Главным правилом обмена информацией является - "ничего не давать, если в этом нет необходимости". Но поскольку
иностранные спецслужбы обычно настаивают на обмене, второе правило гласит: "в ходе обмена давай как можно меньше".
Это необходимо для сохранения благоприятного для владельца этих данных баланса. Вид информации, которой можно
обмениваться, всегда устанавливается специальным внутриведомственным циркуляром. Последний, как правило, включает
следующее положение: информация, переданная одной службой другой, не может быть переадресована получателем
третьей стороне без предварительного согласия ее владельца. Цель такого правила - обеспечить секретность
существования взаимодействия, безопасность проводимых британской разведкой операций, а также защиту источников
и самого содержания секретной информации.

            ЭКОНОМИЧЕСКАЯ РАЗВЕДКА

            В начале 70-х гг. Лондон активизировал возможности национальных спецслужб для сбора промышленных и
коммерческих сведений. В обязанности МИ-6 было включено оперативное проникновение в международные нефтяные
компании с целью заблаговременного выявления тенденций, "негативно сказывающихся на благосостоянии Великобритании",
для принятия всевозможных мер, чтобы не допустить повторения нефтяного кризиса, разразившегося в 1974 г. Были также
предприняты попытки объединить возможности английских спецслужб в области коммерческих заработков на таком
прибыльном направлении, как обеспечение частных британских кампаний экономической разведывательной информацией,
которая помогла бы им увеличить конкурентоспособность своих товаров на мировых рынках.
            В 1984 г. секретарь министерства финансов Питер Мидлтон добился предоставления МИ-6 ассигнований для сбора
информации экономического и коммерческого характера. После этого сфера экономики становится для британской разведки
главной. Начинается агрессивная охота за технологическими и экономическими секретами конкурентов. В последнее время
с целью сбора экономической информации активно используются торгово-экономические каналы, в частности поездки
британских предпринимателей по российским предприятиям как гражданского, так и военного профиля под предлогом
оценки их перспективности для создания совместных предприятий или их возможного участия в конверсии.
            Управлением деятельностью разведывательного сообщества Великобритании в сфере промышленного шпионажа
ведает межведомственный орган в лице Комитета по внешнеэкономической разведке. Курирование деятельности деловой и
финансовой разведки осуществляет заместитель министра финансов по внешнеэкономическим вопросам. Этот комитет
руководит всеми четырьмя разведорганизациями Великобритании по добыванию коммерческой и экономической информации,
а также ведает ее обменом.

            ДИСЛОКАЦИЯ МИ-6/СИС

            До середины 80-х гг. МИ-6 размещалась в здании "Сенчури хаус", в центре Лондона рядом с Вестминстерским мостом.
Исключение составил лишь период войны, когда ряд подразделений размещался в Лондоне по адресу Бродвей-стрит, 54.
Позднее штаб-квартира МИ-6 получила прописку в замке, стоимость которого составляла 200 млн. фунтов стерлингов.
Он расположен в другом микрорайоне Лондона - Ламбет, Воксхолл-кросс, 85, в непосредственной близости от станции
метро с этим же названием.
            Видимо, ни один писатель из числа бывших сотрудников МИ-6 так и не смог придумать иное название на табличке,
красующейся перед входом в ее штаб-квартиру. Благодаря этому британский налогоплательщик теперь знает точный адрес
гнезда своей разведки - постройки, не имеющей в округе равных по величине. Можно получить почтовый адрес МИ-6 в МИД
Великобритании (MI-6 /SIS, PO Box 1300, London SE1 1BD, England).

            БЮДЖЕТ МИ-6

            На 1994 г. ежегодный бюджет составлял около 150 млн. фунтов стерлингов. Руководством МИ-6 была достигнута
договоренность с правительствами ряда государств Юго-Восточной Азии об оказании последним платных услуг в борьбе
с нелегальным производством и распространением наркотиков. В 1995 г. бюджет разведки снизился на 10 млн. фунтов
стерлингов. В 1997/98 финансовом году бюджет МИ-6 официально продолжал оставаться на уровне 140 млн. фунтов
стерлингов.

            КТО РАБОТАЕТ В СИС

            На протяжении всей истории работа в английской разведке считалась престижной и привлекала к себе выходцев
из аристократических семейств и творческой интеллигенции. Обычно персонал разведки набирается из кадров МИД,
Вооруженных сил, десантников САС, полиции, а также из числа выпускников университетов (преимущественно
Кембриджского и Оксфордского). Принято считать, что кадровый состав СИС состоит из "джентльменов,
которые элегантно нарушают законы и права человека", и авантюристов в духе легендарного Томаса Лоуренса или
Сиднея Рейли, которые занимались разведкой еще в начале столетия. Это были профессионалы, относящиеся
к редкой категории "независимых оперативников".
            Число сотрудников МИ-6, особенно в годы активизации разведывательной деятельности, доходило до
3 тыс. человек. В середине 80-х штат МИ-6 составлял 1,5 тыс. человек, что считалось достаточным на тот момент.
В марте 1994 г. в штате разведки находилось уже 2303 сотрудника. Известно, что после окончания холодной войны
МИ-6, оказавшись в условиях сложной экономической ситуации в стране, была вынуждена принять участие
в политике "затягивания поясов". В целях сокращения расходов предполагалось существенно уменьшить количество
сотрудников. Однако значительных сокращений удалось избежать за счет временного вывода из штата
некоторых категорий сотрудников.
            Секретная служба МИ-6 возглавляется генеральным директором, который одновременно является постоянным
первым заместителем министра иностранных дел. Таким образом, формально МИ-6 находится под контролем и
структурно входит в штат МИД Великобритании. Однако главную роль в механизме государственного контроля
за деятельностью системы национальных спецслужб и разведки в качестве ее составляющей играет премьер-министр,
на которого разведка имеет прямой выход и часто действует по его личным указаниям.
            Новый директор СИС Ричард Биллинг Диарлав родился 23 января 1945 г., по окончании Кембриджского
университета занимался разведкой 33 года - в Африке (Кения), Европе и США (офицер связи при ЦРУ в Вашингтоне),
а также на посту руководителя оперативного управления.
            По мнению большинства наблюдателей, нынешняя шумиха вокруг сомнительных "архивов Митрохина"
свидетельствует, что российское направление для СИС приоритетно. Учитывая значительный опыт Диарлава
в европейских делах, а также его давние партнерские отношения с нынешним директором Центрального
разведывательного управления США Джорджем Тенетом и руководителем оперативного директората ЦРУ
Джеймсом Пэвитом, наши источники в российских спецслужбах предполагают более тесную координацию
между английской и американской разведками в "конфликтных зонах" Европы. Эксперты не исключают,
что практика "решения" кризиса на Балканах будет постепенно "смещаться" в пределы государств СНГ,
где тандем ЦРУ-СИС усиливает агентурную работу с прицелом на перспективу. Аналитики прогнозируют
дальнейший "наплыв" в Россию нелегалов и разведчиков СИС, имеющих "глубокое" прикрытие.

            НУЖНА ЛИ АНГЛИИ РАЗВЕДКА?

            В период, наступивший после окончания холодной войны, опасения остаться без работы толкнули британские спецслужбы
на запугивание общественности. Профессор истории Кристофер Эндрю развил версию о том, что в ближайшие годы в Великобритании
можно ожидать вылазки международных террористов с применением оружия массового уничтожения. Контрразведка МИ-5 и МИ-6
были вынуждены оправдывать свое существование этим дежурным набором угроз, так как шпионская деятельность против русских
потеряла свою актуальность.
            Вслед за другими европейскими спецслужбами в МИ-6 с радостью подхватили идею об открытии "русской мафией" в Европе
"второго фронта". Опираясь на этот тезис, британской разведке удалось убедить своих хозяев в том, что значительная часть их российских
коллег, наследников прежнего КГБ, является своего рода двойными агентами мафии. В конце концов сработала идея о том, что "влияние
организованной преступности на отдельных лиц или группы в спецслужбах стало настолько интенсивным, что следует говорить о некоем
взаимопроникновении: мафия и тайные агенты используют симбиоз своих связей для взаимной выгоды".
            В начале 90-х гг. в Великобритании развернулись дебаты о будущем разведки. Нужна ли она в наше время, когда холодная война
окончена, русские уже не так опасны, как когда-то, операции против ИРА свертываются, поскольку последняя объявила перемирие?
            Налогоплательщик полагал, что шпионская деятельность против русских уже не является достаточным основанием для содержания
громоздкого аппарата национальных спецслужб.
            В 1991 г. высказывалось предложение ликвидировать разделение на МИ-5 и МИ-6 и создать единую организацию, принципиальной
целью которой являлась бы борьба против терроризма. К радости сотрудников обеих спецслужб это предложение было отвергнуто,
и английской разведке и контрразведке ничего не оставалось, как переориентироваться и бросить все ресурсы на операции против
Ирландской республиканской армии. Но очень скоро и ирландский театр операций стал отходить на задний план: ИРА в 1995 г. объявила
перемирие, заставив британских разведчиков искать себе другое применение.
            Кругами, заинтересованными в оправдании существования МИ-6, делалась оговорка, суть которой такова: хотя в России появились
иные приоритеты, в связи с которыми Москва отказалась от политической подрывной деятельности и кампаний по дезинформации, она
продолжает прилагать усилия, направленные на то, чтобы похищать научно-технические секреты Запада и Японии. В своих выступлениях
предатель Гордиевский утверждал, что "бывший КГБ активизирует свою деятельность в Великобритании и действует новыми, более
современными методами". Он подчеркивал, что "масса бывших офицеров КГБ ежегодно прибывает в Великобританию под видом работников
новых коммерческих структур с тем, чтобы вести подбор талантливых кандидатов для дальнейшей вербовки, а в отдельных случаях для
добычи полезной информации промышленно-коммерческого характера".
            Очень скоро британских налогоплательщиков удалось убедить в том, что российская разведка возобновила отправку в Лондон
своих сотрудников под видом представителей предпринимательских структур. Для западной общественности была очевидной первостепенная
необходимость для русских догнать внешний мир в области электроники, а также то, что шпионаж (с использованием "русской мафии") является,
мол, единственной возможностью для достижения этой цели.

            ЗАГРАНРЕЗИДЕНТУРЫ МИ-6/СИС

            Все отделы Управления оперативной работы МИ-6 отвечают за организацию агентурной и иной разведывательно-подрывной деятельности
на территории "подотчетных" им государств. В этих целях используется широкая сеть больших и малых резидентур (stations), которые всегда
составляли основу деятельности британской разведки, ее "золотой фонд".
            По своей численности заграничная резидентура МИ-6 может состоять как из двух человек, так и из нескольких десятков сотрудников.
Обычно резидентура, в функции которой входит планирование и осуществление мероприятий по сбору разведывательной информации,
хранение первичной информации и поддерживание связи с центром, располагается в зданиях посольств Великобритании, но известны и такие
случаи, когда они работали под прикрытием других учреждений, в частности, консульств, корпораций и фирм, авиакомпаний, культурных центров
и издательств, или же располагались в помещениях какой-либо нейтральной компании, причем не обязательно в той стране, против которой работала
британская разведка.
            Согласно принятым в МИ-6 правилам, при получении данных о наметившихся возможностях вербовки советских граждан или склонения
их к невозвращению в Советский Союз все резидентуры обязаны были незамедлительно информировать резидентуру в Лондоне, которая всегда
размещалась на Воксхолл Бридж Роуд. Этот механизм селекции предателей являлся решающим, когда требовалось определить, будет ли
дальнейшая разработка проводиться силами самой резидентуры или для этого необходимо направить в конкретную страну сотрудника третьего
отдела Управления оперативной работы МИ-6. Подобные методы англичане используют в России и сегодня.

            ПРАВОВАЯ БАЗА

            Фактически до середины 90-х гг. британская разведка действовала, не имея государственного статуса, будучи фактически неподотчетной
парламенту. Финансирование МИ-6, как было сказано выше, осуществляется через Министерство иностранных дел.
            Закон "О разведывательных службах" был принят парламентом Великобритании в 1994 г. В нем впервые дано определение разведывательной
деятельности как "добывание и распространение информации о деятельности и намерениях иностранцев за пределами Великобритании, а также
проведение специальных операций в интересах национальной безопасности".
            Этот документ подтвердил и без того существовавшее де-факто право спецслужб осуществлять свои операции, если они направлены на защиту
национальной безопасности и экономического благополучия Великобритании, а также предупреждение и раскрытие серьезных уголовных преступлений.
Кроме того, закон освободил от ответственности сотрудников спецслужб за действия, совершаемые ими за пределами страны в целях выполнения
своих функций, даже в тех случаях, когда в самой Англии они бы расценивались как преступные.
            Министрам, в ведении которых находятся спецслужбы, предоставлены полномочия санкционировать по своему усмотрению операции, связанные
с вмешательством в частную жизнь, прослушиванием и негласным проникновением в жилые и служебные помещения.
            Законом "О разведывательных службах" было предусмотрено создание парламентского комитета по вопросам разведки и безопасности.
            Указанному органу дано право осуществлять контроль за расходованием спецслужбами бюджетных средств, управлением и политикой
в области решения основных задач по обеспечению внутренней и внешней безопасности государства.
            Состав комитета формируется из девяти депутатов парламента от правящей и оппозиционной партий. При этом члены комитета не должны
избираться коллегами парламентариями, а назначаются премьер-министром. Работу этого органа должны обеспечивать сотрудники аппарата
кабинета министров, главным образом из штата правительственного Объединенного комитета по разведке. Еженедельные заседания проводятся
в специально отведенном помещении в канцелярии премьер-министра. В законе не содержалось четких указаний относительно полномочий и круга
вопросов, которые призван решать комитет. Отмечалось лишь, что он обязан представлять премьер-министру, но не парламенту, ежегодный отчет,
а также другие доклады по своему усмотрению.
            Законом предусматривалось три положения, касающиеся предоставления комитету необходимой для его работы информации. Согласно этим
положениям, руководитель национальной спецслужбы может: предоставить требуемую информацию "согласно договоренностям, утвержденным
министром"; отказать в ее предоставлении на основании распоряжения министра, который при этом должен руководствоваться критериями национальной
безопасности; уведомить комитет о том, что запрашиваемая им информация не может быть раскрыта в силу своей секретности и особой важности.
При этом под секретной информацией особой важности подразумеваются сведения, которые способны раскрыть источники и оперативные методы
либо содержат подробные данные о таковых, касаются конкретных операций (прошлых, настоящих или будущих) или предоставлены третьей стороной,
которая не желает их раскрытия.
            Однако на практике этот комитет не обрел каких-либо полномочий, позволяющих глубоко вникать в положение дел в организациях
разведывательного сообщества Великобритании и заслушивать руководителей спецслужб по интересующим вопросам. На первом же заседании
комитета премьер-министр выразил пожелание, чтобы его члены не пытались как-либо контролировать оперативную деятельность спецслужб.
Таким образом, фактически комитет превратился в консультативный орган при премьер-министре Великобритании.

0

20

Экс-координатор борьбы с терроризмом в Британии рассказал о деле Литвиненко

Дело о смерти Александра Литвиненко было одним из самых необычных, признается в своей статье в The Times человек, который его расследовал.
Энди Хеймен с 2005 по 2008 год являлся главным координатором стратегии по борьбе с терроризмом в Великобритании,
а также возглавлявлял контртеррористический отдел Скотленд-Ярда.

Хеймен был обескуражен историей с Литвиненко, так как из своей встречи с Путиным на секретном совещании в Лондоне,
состоявшейся в 2005 году, вынес впечатление, что российская сторона настроена на сотрудничество с британской.

Когда незадолго до смерти Литвиненко анализы показали, что он отравлен полонием-210, британские власти срочно собрали
членов межведомственного комитета Cobra, который координирует усилия в чрезвычайных ситуациях.
Еще до начала заседания Хеймен буквально за час сформировал группу следователей, рассказывает он.
К началу декабря российский след в деле стал очень заметным, и Хеймен направил в Москву сотрудников
контртеррористического отдела Скотленд-Ярда. В MI-5 и MI-6 их предостерегали, что на российской территории
они должны всегда оставаться начеку, отмечает автор.

"31 января 2007 года мы передали материалы дела в Королевскую прокурорскую службу.
Несмотря на сложности, мы смогли собрать убедительные доказательства", - пишет автор, не вдаваясь в подробности улик.
Когда Хеймен в разговоре со специалистом из российского отдела MI-6 выразил надежду,
что Луговой рано или поздно сам приедет в Британию по какому-нибудь делу, его собеседник ответил:
"Я преклоняюсь перед вашим энтузиазмом, Энди, но у вас не будет ни одного шанса поговорить с Луговым на британской территории".

[23.06.2009, 11:41]

0

21

The Sun: Литвиненко отравился сам

Журналист американской газеты The New York Sun Эдвард Эпстайн, проводивший в России журналистское расследование
обстоятельств смерти в Лондоне бывшего агента ФСБ Александра Литвиненко,
считает голословными обвинения Лондона в адрес Андрея Лугового в убийстве Литвиненко.

В Москве журналист получил доступ ко многим документам, касающимся дела Литвиненко. В распоряжении Эпстайна оказался в том числе
и запрос Великобритании об экстрадиции Лугового. По словам журналиста, в британском запросе отсутствовали такие основные
для любого дела об убийстве документы, как акт о вскрытии, который бы установил, каким именно образом – и отчего – умер Литвиненко.

Российским следователям было необходимо определить, когда, где, как и при каких обстоятельствах Литвиненко оказался под воздействием
радиоактивного ядерного компонента. Для этого был необходим доступ к заключению судебной токсикологии, посмертным диапозитивам легких,
желудочно-кишечного тракта и тела Литвиненко (которые являются частью акта о вскрытии).

Российские следователи также хотели знать, почему в госпитале Литвиненко не было введено правильное противоядие –
и почему в течение более трех недель не был поставлен правильный диагноз радиоактивного облучения.
По словам представителя Следственного комитета, неоднократные ходатайства о допросе врачей и предоставлении копий
медицинских документов были отвергнуты. Ни один из материалов, полученных в ходе "совместного следствия",
не затрагивал вопроса об изменении поставленного Литвиненко диагноза с отравления таллием на отравление полонием, пишет американский журналист.

Эпстайн также отмечает, что британская полиция суммировала обвинение против Лугового, основываясь только на следах радиоактивного загрязнения,
которые были обнаружены несколько недель спустя после произошедшего контакта с полонием-210. В запросе об экстрадиции отсутствовали
такие общепринятые доказательства, как рассказы очевидцев, видеозапись наблюдения, производившаяся в "Пайн-баре";
отпечатки пальцев на контейнере с ядом (не говоря уже о доказательствах существования самого контейнера),
а также свидетельства относительно возможных мотивов Лугового.

Журналист критикует главную, по его словам, улику против России в этом деле - информацию о том, что "97% известного производства полония ...
приходится на Россию", озвученную главой фонда Березовского Александром Гольдфарбом. Между тем, официально в 2006 году
производство полония-210 вообще не было заявлено ни Россией, ни какой-либо иной страной.

По словам Эпстайна, Россия могла конечно тайно произвести полоний-210, но, в таком случае, его могла произвести Великобритания,
Китай, Франция, Индия, Израиль, Пакистан, США, Тайвань, Северная Корея, а также любые иные страны, чьи ядерные реакторы
не подвергались инспекции со стороны МАГАТЭ, наблюдающего за производством полония.

Журналист ссылается на слова анонимного сотрудника МАГАТЭ, который сообщил ему, что полоний-210, причем в больших количествах,
могла произвести КНДР на своем реакторе в Йонбене для произведенных в октябре 2006 года ядерных испытаний.

Найденный в Лондоне полоний-210 мог также быть из старых запасов многих стран, в том числе и США. Согласно базе данных МАГАТЭ
по незаконному обороту ядерных материалов, с 2004 года имели место 14 случаев пропажи промышленного полония-210.
Мельчайшее количество, обнаруженное в Лондоне, – возможно, не больше одной миллионной унции – может иметь своим происхождением
множество источников, начиная от американских промышленных запасов и старых резервов в России вплоть до остатков сети А.К. Хана в Пакистане
и излишков Северной Кореи. Поэтому такие сообщения в прессе, как утверждение газеты Washington Post о том, что
"полоний производится и хранится почти исключительно в России", представляют собой в лучшем случае произвольные рассуждения,
не имеющие отношения к реальным фактам, резюмирует Эпстайн.

Эпстайн с удивлением отмечает, что в деле Ливиненко никто не забил тревогу в связи с самим фактом появления в Лондоне вещества,
указывающего на наличие программы создания ядерного оружия на ее ранних этапах. Именно это имело место в Ираке в 1991 году,
в Иране (2004) и в Северной Корее (2006). "Тем не менее, когда в конце ноября 2006 года полоний-210 был обнаружен в Лондоне
в теле Литвиненко, никто не забил тревоги по поводу распространения ядерного оружия, - отмечает журналист. -
Вместо этого полиция выдвинула версию о том, что этот компонент ядерной бомбы раннего образца был тайно ввезен в Лондон
только для того, чтобы совершить убийство. Это то же самое, как если бы в Лондоне рядом с облученным трупом был обнаружен
чемоданчик с ядерным устройством и все бы говорили, что бомбу тайно ввезли в страну с одной-единственной целью убить этого человека".

Подводя итог своему расследованию, автор склоняется к предположению, что Литвиненко имел отношение к операциям по контрабанде полония-210
и сознательно или нечаянно отравился им. По его словам, к Литвиненко проявляли интерес разведслужбы многих стран, в том числе MI-6,
ЦРУ, ФСБ и итальянская SISMI, которые прослушивали его телефонные разговоры. "Его темные операции, какую бы цель они ни преследовали,
включали поиск контактов в одном из самых беззаконных районов бывшего Советского Союза - Панкисском ущелье,
которое превратилось в один из центров незаконной торговли оружием. Он также имел дело с людьми, которых обвиняли во всем, -
от отмывания денег до незаконной торговлей ядерными компонентами. Такого рода деятельность и могла случайно или преднамеренно
создать ситуацию, при которой он или его сообщники вступил в соприкосновение с образцом полония-210,
который отравил и убил его", - считает Эпстайн.

В заключение журналист отмечает, что ставки настолько высоки, что Великобритания обязана предать огласке имеющиеся у нее
секретные свидетельства, включая отчет о вскрытии, полный список тех мест в Лондоне, где была обнаружена радиация,
а также данные тайной слежки за Литвиненко и его соратниками". "Если Британия считает эту информацию слишком щекотливой для обнародования,
она должна передать ее международной комиссии по расследованию", - считает американский журналист.

В комментарии "Российской газете" Андрей Луговой заявил, что версия американского журналиста совпадает с той,
что он озвучил на пресс-конференции в ноябре 2007 года. "Литвиненко как человек, который любил совать свой нос во все авантюры,
мог заняться контрабандой вещества, о вреде которого он знал плохо", - заявил Луговой.

Он отверг свое влияние на журналиста, признав, что общался с ним по телефону. "Мы несколько раз пытались поговорить, но, к сожалению,
дальше телефонного общения дело не пошло. В то время я был очень занят в предвыборной кампании, и наша встреча с журналистом не состоялась.
Тогда я попросил прислать мне вопросы письменно. Он прислал их по электронной почте, и я ответил на них", - сказал Луговой.

[21.03.2008, 15:07]

0

22

Что может английская разведка

В течение года российская контрразведка выступает с обвинениями в адрес британской разведки. За это время набралось так много материала, что уже можно попытаться восстановить «почерк» так, как его видят в ФСБ.

Есть по крайней мере три скандала с обвинениями в адрес британской разведки: шпионский камень, выступление Андрея Лугового, и сдача с повинной Вячеслава Жарко.

Самый невнятной и дающей минимум фактов для анализа историей остается скандал с камнем. Суммируя заявления ФСБ, получается, что сотрудник московской резидентуры состоял в контакте с неустановленными (иначе был бы суд) российскими гражданами, а также курировал неправительственные организации.

Показания Андрея Лугового чуть более конкретны: Литвиненко сообщил Луговому, что он вместе с Березовским работает на британскую разведку. Кроме того, по словам Лугового, именно Литвиненко передал ему экземпляр книги Гришковца для связи с британскими разведчиками, то есть Литвиненко не только был в курсе всей разведывательной игры британцев, но и выполнял функции «оператора» - сотрудника разведки, который должен «вести» агента.

Самое большое количество деталей выдал Вячеслав Жарко, офицер налоговой полиции, который по роду службы никогда не имел доступа к материалам особой важности и стратегического характера.

По версии Жарко, его вербовка (сначала под видом консалтинга) состоялась в Лондоне, вербовал его Александр Литвиненко. Он же познакомил его с англичанином Марком Флинтом, якобы отставным офицером и владельцем консалтинговой компании. Вербовку Жарко непосредственно на MI6 снова провел Литвиненко, предложив «работать на правительство». На следующий день Литвиненко привел в его гостиничный номер двоих англичан: Пола и Джона (цитирую по МК): «Оба они хорошо говорили по-русски и не скрывали, что работают в MI6. Англичане спросили, подтверждаю ли я свою готовность к сотрудничеству. После чего объяснили, что их интересует информация политического, экономического и военного характера». Как сообщил Жарко, с него взяли расписку в том, что брал деньги от секретной службы ее величества. Еще одна деталь: Литвиненко выдал его за сотрудника ГРУ. А те поверили.

При следующем визите Пол и Джон объявили, что свидания в Лондоне прекращаются, встречи будут в других странах. Жарко была закрыта въездная виза в Англию. Следующая встреча состоялась в Стамбуле. Встретивший Жарко офицер разведки сообщил ему не только настоящее имя и фамилию (Джон Калаган), но и рассказал, что прежде работал в Москве, под крышей первого секретаря посольства. При этом Литвиненко присутствовал и на этой встрече.

Периодически к ним присоединялся еще один человек — сотрудник стамбульской резидентуры Кен. Он тоже раньше работал в британском посольстве в Москве, откуда был выдворен в 1996 году за шпионаж.

Завербовав Жарко, британцы послали его на Украину, где теперь уже ему поручали вербовать людей. Для экстренных случаев ему выдали сотовый телефон, по которому он мог связываться с опять-таки Литвиненко. Но в 2005-м англичане поставили новую задачу: теперь он должен был собирать информацию по неправительственным российским организациям. К тому времени произошла и смена кураторов; в Хельсинки Литвиненко (снова!) представил Жарко двух других сотрудников разведки — Мартина и Ли.

В 2006-м британцы потребовали найти подходы к Управлению контрразведывательных операций ФСБ. По их информации, кто-то из сотрудников посольства в Москве был завербован ФСБ.

Почерк британской разведки проясняется: вербовка агента доверяется имеющему вид на жительство иностранцу. Ему же поручено сопровождать агента, поддерживать с ним связь (как в случае с Жарко, так и в случае с Луговым это Александр Литвиненко). При этом с агента берется подписка, а для укрепления духа его знакомят с несколькими сотрудниками московской резидентуры. Потом этому агенту поручается самому вербовать агентов, меняя ему сферу деятельности. Видимо, тоже для поднятия духа, этому агенту закрывается доступ в Великобританию – чтобы не мечтал, что есть куда бежать.

Есть информация и о почерке кадровых британских разведчиков. Во-первых, они используют для засылки под дипломатическим прикрытием в посольства провалившихся в Москве и высланных со скандалом сотрудников. Эти кадровые разведчики не проверяют информацию, полученную от агента, и даже не наводят справки о его трудовом пути – майора налоговой полиции удается выдать за офицера военной разведки. Кроме того, по странному стечению обстоятельств, оба агента – и Луговой, и Жарко – перед выездом в Британию успели посидеть в СИЗО Лефортово, в котором с ними работали следователи ФСБ. SIS это не смутило. В британской разведке также ничего не знают о структуре спецслужб России, так как человеку, которого они считают экс-сотрудником ГРУ, поручается «найти подходы» к Управлению контрразведывательных операций ФСБ. Здесь начинается вторая часть, которая еще важней для определения почерка, чем первая.

Оказывается, британская разведка проводит не только операции по сбору информации, но ведет в России наступательные операции подрывного характера. Она пытается повлиять на ситуацию внутри ФСБ (иначе объяснить термин «найти подходы к УКРО» невозможно), а также использует неправительственные организации. Последние не нужны для сбора разведданных, зато их можно использовать (по версии ФСБ) – для подрывной деятельности, то есть организации заговора или переворота.

Разведка бывает и такой, но надо попытаться понять, может ли так действовать SIS. Нет, дело не в том, что мне известны тайны Секретной службы Ее Величества: просто английская разведка имеет несколько характерных черт, которые, во-первых, отличают ее от спецслужб всех других стран - от США до России, а во-вторых, является институционально присущими, то есть они не меняются по крайней мере с 1921 года.

Первый принцип – система третьей страны (Third country system). Означает, что британская резидентура старается не работать против той страны, на территории которой она находится, а проводит операции против соседа. Именно поэтому в 90-е годы, когда ФСБ ловила настоящих шпионов, было так много совместных анло-эстонских скандалов: встречи с агентами (включая, например, Платона Обухова или Валерия Оямяэ) проходили на территории Эстонии.

Второй принцип – соблюдение так называемого «соглашения 1921 года». После Первой Мировой была проведена реформа SIS, в результате которой было принято, что разведка должна добывать информацию по запросу, а не самостоятельно, а потом предлагать ее потребителю – армии, флоту или Форин Офису. Для этой цели в состав разведки были введены сотрудники тех государственных департаментов, которые являются получателями развединформации (а не наоборот, как в России, когда сотрудники спецслужб назначаются в госорганы). Цель очевидна - чтобы запрос от департамента быстрее и четче доходил до разведки. Побочным эффектом этого соглашения стала ситуация, при которой невозможно спланировать операцию «автономно» - без запроса со стороны британских властей или без их ведома. Такое положение было усилено в 1994 году, когда после принятия «Акта о разведке» (Intelligence Services Act) любую разведоперацию должен санкционировать госсекретарь – чиновник Уайтхолла.

Третий принцип – смена кадров и сворачивание штатов после окончания каждой войны. Этот принцип последовательно проводился после Первой и Второй мировых войн, а также после окончания Холодной. В 1993 году состоялось так называемое «убийство на Рождество» (Christmas massacre), когда ушел в отставку весь совет директоров SIS во главе с директором разведки Макколлом. Цель – замена руководства времен холодной войны на молодых офицеров, получивших опыт в разных регионах. К власти в британской разведке пришли люди, которые сделали карьеру не на борьбе с СССР, у них нет ностальгии.

Четвертый принцип – тихая ненависть к подрывным действиям. В SIS всегда плохо относились к диверсантам. Не потому, что там работают ангелы – просто диверсионные акции, проведенные в конкретной стране, ставят под удар разъяренной контрразведки расположенную там резидентуру. В результате SIS всячески пыталась дистанцироваться от этой роли. Во время Второй мировой для этого даже была создана отдельная спецслужба – Управление спецопераций (УСО). После войны ее остатки включили в состав SIS. Именно эти остатки УСО пытались в 50-е годы засылать на территорию СССР агентов, поддерживали «лесных братьев» в Прибалтике и т.п., породив у советской (а теперь и российской) контрразведки ложное ощущение, что британскую SIS хлебом не корми, дай провести переворот или устроить партизанщину.

Пятый принцип появился уже после Второй мировой. Если уж устраивать большую игру, то вместе с американцами. Когда британцам надо было свергнуть режим Моссадыка в Иране, то дирижером выступал офицер SIS Монти Вудхауз и группа офицеров ЦРУ. Вспомним историю с «иракским досье», когда британцы просто рабски следовали Вашингтону, выставляя желаемое за действительное.

В любой спецслужбе бывают идиоты, но представить, что британская разведка, при всей своей прозрачности для правительства, принесла чиновнику с Уайтхолла документы на проведение операции, где вербовку агента и его сопровождение будет осуществлять иностранец, будет засвечена московская резидентура, а целью является подрывная деятельность с неясными перспективами, достаточно сложно. Это еще будет и незаконно, потому что есть еще один принцип – «правило третьей мили», по которому SIS запрещено проводить операции на территории Великобритании и в пределах трех миль от ее границ. А ведь надо еще поставить в известность американцев.

Между тем, похоже, что в деле отравления Литвиненко и всех этих многочисленных скандалах вокруг кружка Березовского действительно не обошлось без британских спецслужб. По данным «Новой газеты», с Луговым, например, работала контрразведка MI5. Упомянутый Жарко Мартин Флинт, судя по заявлению Гольдфарба в «Коммерсанте» тоже является отставным офицером MI5. Однако тогда картина меняется: получается, что британская контрразведка, в задачи которой входит обеспечение безопасности своей страны, вела какие-то игры с эмигрантами из России. Точно также, как она эта делает с выходцами из Пакистана, арабских стран и т.п.. Насколько эти игры были законны, почему британцы не публикуют всех имеющихся у них данных – это нужно выяснять английским журналистам. А нам хорошо бы понять, зачем ФСБ придумывать глобальный заговор против России с участием наследников Сиднея Рейли.

[11.07.2007, 13:55]

0

23

Очень крутая служба.

0