Форум В шутку и всерьёз

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум В шутку и всерьёз » Российские и советские спуцслужбы » Скандально известное УРПО ФСБ


Скандально известное УРПО ФСБ

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

В ФСБ создано УРПО

Летом 96-го Б. Ельцин подписал указ о создании на Лубянке Управления по разработке и пресечению деятельности преступных формирований. Учитывая, что у этих формирований полно осведомителей в органах власти и силовых структурах, решено было строить новое управление с учетом максимальной конспирации и автономности. В итоге УРПО стало едва ли не самым засекреченным в системе ФСБ: имея свои силовые, транспортные и оперативно-технические службы, оно даже базировалось за пределами Лубянки. Информация об операциях УРПО в прессу не передавалась. Это объясняли тем, что не стоит "не светить" агентуру. Потому сегодня известно лишь об участии УРПО в раскрытии взрыва на Котляковском кладбище и освобождении из чеченского плена офицеров ФСБ Грибова и Лебединского. Однако со временем полная закрытость УРПО стала вызывать к управлению повышенный интерес - как снаружи (от лидеров ряда преступных группировок и некоторых олигархов до администрации президента), так и внутри самого ФСБ. В прессе стали появляться утечки - мол, на Лубянке создана "судоплатовская" структура, способная на все, вплоть до госпереворота. Тогда УРПО спасло то, что тогдашний премьер Черномырдин и президент Ельцин были "в курсе" - об основных направлениях деятельности управления Ковалев им докладывал. Но с уходом Ковалева в ходе реорганизации ФСБ УРПО было ликвидировано. С уходом из ФСБ Ковалева ушел и генерал-майор Хохольков - руководитель УРПО.

В советское время Хохольков служил в Узбекистане, начинал разработку "узбекского" дела. В середине 80-х арестовывал виднейших партработников Узбекистана (на квартире одного лишь начальника Бухарского ОБХСС тогда было обнаружено 1,2 миллиона рублей - немыслимые в ценах 84-го года деньги). Внедрялся в преступные группировки, был одним из руководителей операции по задержанию Адылова. В ходе одной из операций у него похитили сына, которого удалось вернуть, лишь "нажав" на известных узбекских криминальных "авторитетов"

После обретения Узбекистаном независимости Хохольков переводится в Москву, на Лубянку. Семь месяцев провел на чеченской войне. Был ранен, контужен, падал с вертолета. Представлялся к званию "Герой России". Летом в Новой газете был опубликован депутатский запрос Ю. Щекочихина, который спрашивал, правда ли, что из Узбекистана приходила масса информации о тамошних преступлениях Хохолькова, но Ковалев уничтожал ее, что в казино видели Хохолькова, который проигрывал 120 тысяч долларов. Кроме того, была обнародована информация о том, что Хохольков с Коржаковым и Барсуковым участвовал в операции по закупке прослушивающего оборудования в Германии и миллионы долларов в итоге похищены при молчаливом попустительстве Ковалева. Утверждалось также, что Хохольков связан с узбекскими "авторитетами" Салимом и Гафуром.

Объяснение ФСБ: в 94-м году руководством СБП и ГУО действительно было принято решение закупить в Германии подслушиваюшую аппаратуру. Потом источники в среде западных бизнесменов сообщили, что 3,5 миллиона долларов, перечисленных на эти цели, пропало. По приказу Барсукова группа сотрудников во главе с Хохольковым выехала в Германию искать деньги. Работали 4 месяца, Хохольков - под крышей американского бизнесмена. В итоге нашли того, кто был нужен, - им оказался сотрудник московской ФСБ Казанцев. Деньги вернули

0

2

Новая газета 
25.05.1998
БРАТВА ПЛАЩА и КИНЖАЛА-3. Может ли проиграть в казино $120 000 начальник
одного из самых секретных управлений ФСБ?

Депутатский запрос заместителя главного редактора "Новой газеты" Юрия
Щекочихина

Генеральному прокурору РФ
Ю. Скуратову
Руководителю Администрации Президента РФ
В. Юмашеву
Секретарю Совета обороны и безопасности
А. Кокошину
Директору ФСБ
Н. Ковалеву

В последнее время ко мне поступает многочисленная информация о негативных тенденциях,
сложившихся в центральном аппарате ФСБ, в частности, в
Управлении по разработке и пресечению деятельности организованных преступных
формирований ФСБ РФ, и о руководителе этого управления генерале Е. Г.
Хохолькове.
Информация и материалы, которыми я располагаю, а также факт, что сотрудники
этого управления и его руководитель фигурируют в различном качестве в двух
уголовных делах, возбужденных Военной прокуратурой, заставляют серьезно
задуматься о возможности сращивания спецслужб и правоохранительных органов,
в том числе ФСБ, с организованной преступностью и, что еще опаснее,
превращении государственных органов в орудие достижения личных, корыстных
целей.
Зачастую это приводит к тому, что организации, призванные бороться с
преступностью и коррупцией, сами становятся ее источниками и генераторами.
Это делает борьбу с коррупцией практически невозможной.
В связи с этим хотелось бы получить ответы на следующие вопросы.
1. Правда ли, что до назначения на руководящую должность в ФСК (ФСБ) РФ Е.
Г. Хохольков работал в КНБ Узбекистана, который располагает обширным
компрометирующим материалом на генерала Хохолькова?
2. Правда ли, что, узнав о намерении руководства ФСК (в то время -
аббревиатура нынешнего ФСБ) взять на работу Хохолькова, руководство КНБ
Узбекистана официальным порядком уведомило руководство ФСК о наличии
компрометирующих материалов и что в Узбекистан официально вылетала и
работала там группа сотрудников Управления собственной безопасности ФСК?
3. Правда ли, что материалы нашли подтверждение и были доложены руководству
(Барсукову), но тот приказал их уничтожить, а Хохолькова назначить на
руководящую должность?
4. Правда ли, что скандал с закупкой партии специальной техники для
оборудования помещений в Кремле, парламенте и Белом доме, которую негласно
проводили Коржаков и Барсуков на средства из госбюджета, проходил с участием
Е. Хохолькова и что средства, якобы потраченные на закупку подслушивающей
аппаратуры, на самом деле похищены? Проводилась ли проверка данного факта,
какие приняты меры?
5. Правда ли, что по инициативе М. Барсукова специально "под Хохолькова"
было создано Управление перспективных программ, которое сотрудники ведомства
окрестили "судоплатовским" и на базе которого позднее по инициативе уже
самого Хохолькова образовано Управление по разработке и пресечению
деятельности организованных преступных формирований (УРПО)?
6. Нашли ли подтверждение другие компрометирующие Хохолькова материалы, в
частности, о его связи с известными узбекскими преступными "авторитетами"
Гафуром и Салимом?
7. Правда ли, что с приходом Н. Д. Ковалева на должность директора ФСБ ему
также были доложены компрометирующие материалы на Хохолькова, но Ковалев
приказал их уничтожить? Кто приказал подготовить представление на присвоение
генеральского звания Е. Хохолькову? За что?
8. Правда ли, что служба собственной безопасности ФСБ располагает
многочисленными материалами о служебных, финансовых и этических
злоупотреблениях Хохолькова и его подчиненных? Возможно ли, что Хохольков
ведет образ жизни богатого нувориша, несовместимый с денежным содержанием
даже генерала ФСБ? Правда ли, что он и его жена имеют в распоряжении дорогие
иностранные автомобили и проживают в загородном особняке стоимостью минимум
в несколько сот тысяч долларов? По какому стечению обстоятельств в похожем
соседнем особняке проживает некий немецкий коммерсант, который помогал в
свое время Коржакову и Барсукову закупать подслушивающую аппаратуру для
оборудования Кремля и парламента? Возможно ли, что официально дом и
автомобили оформлены на подставных лиц, а стоимость дома при этом сильно
занижена, но Управление собственной безопасности ФСБ в состоянии подтвердить
и доказать это? Соответствует ли действительности утверждение, что Хохольков
регулярно посещал казино в гостиницах "Ленинградская" и "Метрополь", где
проигрывал очень крупные суммы? Однажды он расплатился за проигрыш 120
тысячами долларов. В другой раз публично прикуривал от зажженной
стодолларовой купюры. Что это за деньги?
9. Правда ли, что, отбирая сотрудников на работу, под предлогом проверки
психологической устойчивости Хохольков требовал от некоторых из них
подписать обязательство выполнить любой приказ руководства, включая и
незаконные - вплоть до убийства, и при этом взять ответственность целиком на
себя?
10. Правда ли, что сотрудники управления Хохолькова с ведома руководства и
под видом оперативной работы занимались прямым вымогательством и угрозами
убийства? Ведется ли следствие по заявлению директора мебельного салона
торгового центра "Щелковский" Степанова, который был вызван на допрос в один
из кабинетов управления на Лубянке, после чего на служебных машинах вывезен
в лес в Подмосковье, где его заставили вырыть себе могилу и затем
имитировали его расстрел? Правда ли, что дело было приостановлено и передано
для служебного разбирательства в ФСБ по личной просьбе Н. Ковалева?
11. Правда ли, что с началом чеченских событий Хохольков получил возможность
контролировать негласные средства, отпущенные на проведение специальных
мероприятий, и что при этом бесконтрольно было потрачено примерно 500 тыс.
долларов США?
12. Правда ли, что сотрудники Управления собственной безопасности ФСБ нашли
возможность довести до ряда руководителей правительства и президентской
администрации сведения о Хохолькове и Ковалеве, но при этом содержание
разговоров стало известно Хохолькову и Ковалеву и было использовано для
давления на сотрудников?
13. Правда ли, что управление Хохолькова было выведено из-под кураторства
первого зама директора ФСБ Соболева и передано лично директору ФСБ?
14. Правда ли, что генерал Хохольков и некоторые его подчиненные под видом
оперативной работы на самом деле покровительствуют подольской организованной
преступной группировке и выполняют поручения ее лидеров?

Ю. П. ЩЕКОЧИХИН, член Комиссии по борьбе с коррупцией в органах
государственной власти Государственной Думы РФ

Эти четыре запроса подготовлены мной в пятницу, 22 мая. Четыре, включая
запрос на имя директора ФСБ Н.Д. Ковалева (несмотря на то, что многие мои
собеседники связывают его имя с именем Е. Г. Хохолькова, посчитал себя не
вправе игнорировать и его личное мнение).
Когда полтора года назад я впервые обнародовал через "Новую газету"
официальные запросы на болезненную для ФСБ тему - связь ее сотрудников с
бандитами (заголовок в газете был точно такой же - "Братва плаща и
кинжала"), то эта публикация вызвала нарекания со стороны некоторых
ответственных сотрудников ФСБ: "Вы бы нам прислали, мы бы проверили,
разобрались, а потом - пожалуйста, печатайте".
Ни тогда, ни сейчас не считаю возможным вести тайную, закрытую переписку по
фактам, которые, как мне кажется, должны стать предметом публичного,
открытого общественного разбирательства.
Довод, что речь идет о ФСБ, то есть о закрытом общественном институте (как в
принципе и везде в мире), меня никак не устраивает.
Во-первых, я не выдаю в этих запросах те или иные оперативные тайны - точно
такую же схему можно обнаружить не только в каком-нибудь открытом
министерстве, но и в самой заурядной конторе.
Во-вторых, уже не раз, не два, даже не десяток раз убеждался в том, что в
тихих, тайных, закрытых разбирательствах вязнут, тонут, казалось бы,
неопровержимые факты (да спросите почти любого из моих коллег, что даже
слова в официальном ответе: "факты подтвердились" - не означают, что порок,
как говорили в старину, будет наказан, а справедливость восторжествует).
Потому-то давайте разбираться в этой истории открыто, публично, гласно.
Иначе два уголовных дела, в которых фигурирует фамилия "Хохольков" (кстати,
впервые она была озвучена на прошлой неделе в "МК". Правда, с другим
знаком), останутся лишь занятным материалом для каких-нибудь будущих
историков. Если, конечно, там, далеко, в том самом будущем, то, что
происходит сегодня, и то, с чем не очень-то хочется примириться, вдруг
окажется правилом, нормой, доблестью (не шучу и не пугаю - иногда начинает
казаться, что аномалия и есть норма, а норма - аномалия).
После публикации первой "Братвы" у нас состоялись две продолжительные
встречи с Николаем Дмитриевичем Ковалевым. Я понимал и принимал его
аргументы: да, трудное время, да, после многочисленных реорганизаций сама
спецслужба дезорганизована, да, нищенские зарплаты и - в том конкретном
случае, о чем тогда шла речь в запросе: "Ребята переступили грань в
оперативной работе, а так-то они хорошие, нормальные".
Я и понимал, и принимал доводы Н. Д. Ковалева.
И вдруг тут же разразился колоссальный скандал, в котором оказались замешаны
и некоторые из этих "хороших и нормальных": сотрудники ФСБ попались на
торговле наркотиками.
Да и сейчас эта, сегодняшняя, публикация имеет криминальное сопровождение:
на днях арестован полковник ФСБ, работавший не против, а вместе с известной
преступной группировкой.
И еще одно, последнее.
Не надо только говорить о том, что сегодня мы специально разрушаем наши
спецслужбы, то есть проецировать конкретные факты на всех, кто работает в
ФСБ (ох, как это у нас любят! Напишешь о проворовавшемся генерале - тут же:
облили грязью всю Российскую армию! Скажешь, что известный политик взял
взятку, - начнут говорить, что уничтожаешь ростки молодой российской
демократии. Хватит! Наслушались).
О другом сейчас думаю. О других...
О тех же ребятах из ФСБ, из других наших спецслужб, которые, хоть ствол
поднеси к затылку, - цента не возьмут, которые жизни своей не берегут ради
только им понятной цели. О тех думаю, кто не хочет жить так, как советуют им
жить.
Им-то каково?
Ведь они знают так много. Думаете, легко жить, когда знаешь многое, очень
многое. Почти все.
Им-то все знать - куда тяжелее.

25.05.98
"Новая газета Понедельник" N 20

0

3

Сегодня
29.06.1998
'Братки' с Лубянки ведут игру без правил

ИЛЬЯ СКАКУНОВ

Оскандалившиеся контрразведчики уверены, что лучший способ обороны - нападение

  КАК НИ СТРАННО, но скандал вокруг разоблачения действовавших не вполне
законными методами сотрудников Управления по разработке и пресечению
деятельности оргпреступных формирований (УРПО) ФСБ России ('Сегодня'
подробно рассказывала об этой истории) постепенно сходит на нет. Хотя,
казалось бы, ему было гарантировано захватывающее продолжение: как-никак
среди тех, кого так или иначе коснулся скандал, оказался и нынешний
исполнительный секретарь СНГ Борис Березовский, и руководитель УРПО
Евгений Хохольков, и даже глава ФСБ Николай Ковалев. И тем не менее накал
страстей мало-помалу спадает.

Обычно такие скандалы редко стихают сами по себе. Их либо преднамеренно
'гасят', либо затишье оказывается передышкой перед новой схваткой. По
всей видимости, в 'деле контрразведчиков' налицо именно второй вариант.
Сейчас те самые сотрудники 7-го отдела УРПО (подразделение по борьбе с
бандитизмом), которые сообщили Борису Березовскому о 'распоряжении' убить
его, оказались между двух огней. С одной стороны, прокуратура уже
расследует этот факт. С другой стороны, в Главной военной прокуратуре
имеются материалы о незаконных действиях самих контрразведчиков -
уголовные дела, возбужденные в конце прошлого года Митинским РУВД и
Останкинской межрайонной прокуратурой, и вскоре эти дела могут
объединить. А это значит, что одному из главных фигурантов в этом деле -
подполковнику ФСБ Литвиненко и его коллегам - придется искать новые
способы, дабы отвести пристальное внимание правоохранительных органов от
своих персон.

Операция прикрытия

Сенсационное признание Александра Литвиненко и его коллег по 7-му отделу
УРПО в том, что им якобы был дан приказ убить Бориса Березовского,
произвело эффект термоядерного взрыва. А началось все с видеокассеты,
появившейся на Лубянке еще в марте нынешнего года. На ней, насколько
известно, были запечатлены трое оперативников ФСБ, рассказывающих
неизвестному собеседнику, как и при каких обстоятельствах им поручили
'ликвидацию' известного бизнесмена и политика. По словам сведущих людей,
эти удивительные откровения были записаны в офисе 'ЛогоВАЗа' (куда
Александр Литвиненко якобы и привел своих коллег). И не из простой
предосторожности, а по настоятельной просьбе подполковника.

Кстати, именно такой щекотливый момент, как скрытая видеозапись, и подвел
организатора 'чистосердечного признания'. Вынужденный оправдываться 'на
ковре' у начальства Александр Литвиненко якобы намекнул, что разговор в
'ЛогоВАЗе' хозяева помещения могли снять скрытой камерой. Подполковник не
знал, что к тому моменту его имя в качестве инициатора записи уже было
известно. Как поговаривают на Лубянке, эфэсбэшные генералы были просто
потрясены такой наглостью, а товарищи предприимчивого подполковника
испытали настоящий шок, узнав, что их лица и голоса запечатлены на
пленке.

Судя по всему, в этот самый момент Александру Литвиненко и стало ясно,
что ситуация развивается не в его пользу. Тем не менее он попытался
повести интригу так, как, наверное, и задумывал с самого начала. По
слухам, подполковник попросил убрать из управления замначальника УРПО
капитана второго ранга Александра Камышникова (который якобы и отдал
незаконный приказ об устранении г-на Березовского), пообещав взамен, что
скандал не будет иметь никакого продолжения.

Это условие, как теперь стало ясно, не было принято. Директор ФСБ
распорядился начать служебную проверку, отстранив до ее окончания от
работы не только четверку возмутителей спокойствия, но и фактически все
УРПО во главе с его начальником Евгением Хохольковым. Однако такой исход
дела явно не радовал подполковника Литвиненко и его единомышленников.
Вскоре, как поговаривают, с их стороны прозвучали требования об отставке
не только Камышникова, но и начальника управления Евгения Хохолькова, а
также его зама - генерала Макарычева. А когда и эти попытки 'свалить'
командиров кончились ничем, Александр Литвиненко появился в кабинете у
заместителя руководителя Евгения Савостьянова, где собственноручно
написал заявление о том, что капитан второго ранга Камышников поручил ему
убить Бориса Березовского.

Удивительного в этом, честно говоря, мало. Как мы уже писали, к этому
времени Управление собственной безопасности ФСБ проявило интерес к
деятельности некоторых сотрудников 7-го отдела УРПО. На этом фоне все
усилия Александра Литвиненко и его коллег выглядели как самая обычная
'операция прикрытия'. Термин этот хорошо знаком контрразведчикам: если
кого-то надо вывести из-под удара, противнику подсовывается более или
менее достоверная дезинформация, заставляющая его на время забыть обо
всем, кроме поиска предателей в своих рядах.

Единство и борьба противоречий

Впрочем, все это только предположения. О том, насколько соответствуют
действительности слова подполковника Литвиненко и его друзей, судить
следователям ГВП (которая, кстати, и по сей день 'в интересах следствия'
официально отказывается от комментариев по этому поводу). Однако
некоторые факты, которые стали известны 'Сегодня', позволяют оценить
'признания' оперативников достаточно однозначно.

Во-первых, совершенно непонятно, почему четверка друзей появилась в
'ЛогоВАЗе' только в марте, если 'приказ об убийстве', по их словам, был
отдан еще в декабре. Почему тогда 'исполнителям' и в голову не пришло
усомниться в его незаконности. Если приказ был, то тогда трехмесячное
молчание оперативников можно рассматривать как недоносительство (а это
уже преступление).

Во-вторых, в рассказе сотрудников УРПО есть явная нестыковка в датах. Они
утверждают, что незаконный приказ отдал заместитель начальника управления
Александр Камышников. Однако, по данным из ФСБ, он начал курировать 7-й
отдел только в феврале 1998 года, о чем имеется соответствующий документ.
Ко всему прочему, в декабре 1997 года Камышников даже не был заместителем
начальника, а только планировался на эту должность, и, значит, никак не
мог отдавать сотрудникам отдела столь экзотических приказов.

В-третьих, как утверждают начальники и оперативники УРПО, к декабрю
прошлого года отдел, в котором работал Александр Литвиненко,
только-только был сформирован. Штат этого подразделения, созданного
приказом директора ФСБ в сентябре 1997 года, заполнялся весьма и весьма
постепенно. Поэтому никаких серьезных заданий по линии управления ни до,
ни тем более после скандала сотрудники отдела не получали. Причин тому
было две. С одной стороны, по мнению руководителей управления, у
контрразведчиков, прежде вместе работавших в одном из отделов
Департамента по борьбе с терроризмом (где с их именами тоже были связаны
несколько скандальных историй), не было нужных навыков для серьезной
работы в УРПО. С другой стороны, способы оперативной работы, которыми
пользовались бывшие борцы с терроризмом, для УРПО оказались неприемлемы.
Задуманное как инструмент борьбы с организованной преступностью путем ее
развала изнутри управление не могло позволить себе действовать
кавалерийскими наскоками. Между тем, по словам сослуживцев Александра
Литвиненко, они работали именно так. И если даже (во что, честно говоря,
невозможно поверить) в недрах УРПО зародилась идея 'устранения' какой-то
VIP-персоны, вряд ли подобное задание поручили бы новичкам,
зарекомендовавшим себя не с лучшей стороны. А тем более человеку, который
не раз козырял в коридорах ФСБ своим знакомством с г-ном Березовским.

И, наконец, в четвертых. Пресловутой беседе в 'ЛогоВАЗе' предшествовало
обращение в Управление собственной безопасности ФСБ коллег из милиции по
поводу незаконных действий неких сотрудников спецслужб. Как мы уже
рассказывали, совместными усилиями оперативники выяснили, что речь идет
именно о сотрудниках УРПО, - пострадавшие опознали своих обидчиков по
фотографиям. А спустя несколько дней появилась та самая видеокассета...

Пьеса с неизвестным финалом

Предсказать, чем закончится вся эта некрасивая история, сейчас трудно.
Если нынешнее затишье - лишь тайм-аут, то последующие раунды обещают быть
захватывающими. Наверняка появятся какие-нибудь новые 'вещдоки' и
сенсационные признания. Нельзя исключать и того, что расследование
'подвигов' 7-го отдела выведет следствие на факты еще более 'крутые'.
Ведь после того, как скандал выплеснулся за стены Лубянки, обе стороны
конфликта вынуждены будут идти до конца. Руководство УРПО, например,
намерено возбудить против своих подчиненных уголовное дело о клевете - в
том случае, если слова, прозвучавшие в офисе 'ЛогоВАЗа', окажутся
циничной ложью (в чем генералы ни на секунду не сомневаются). С другой
стороны, у Литвиненко и его товарищей путей к отступлению больше нет -
теперь только в атаку.

Как утверждают некоторые оперативники с Лубянки, в первые дни после
скандала в низовых звеньях ФСБ, шокированных произошедшим, даже возникла
мысль обратиться к директору с коллективным требованием уволить
виновников скандала. Но это пока что невозможно: пока 'дело о приказе
убить Березовского' не будет закрыто, уволить их никто не имеет права.
Сейчас, когда УРПО пришло в себя после скандала, его виновники наряду с
остальными оперативниками вернулись к работе. И кто знает, как повернется
это дело...

29/06/1998
Газета "Сегодня" N138

0

4

Березовский и УРПО

13 ноября 1998 года Борис Березовский опубликовал в "Коммерсанте" открытое письмо Владимиру Путину, в котором утверждал, что его "заказало" ФСБ.

По информации Березовского, в ноябре 1997 года руководители самого засекреченного в ФСБ Управления по разработке и пресечению деятельности преступных объединений (УРПО) генерал-майор Евгений Хохольков и капитан 1-го ранга Александр Камышников якобы отдали своему подчиненному подполковнику Александру Литвиненко устный приказ на физическое устранение Березовского (по традиции, рожденной еще в советские времена, такие приказы бывают только устными).

Офицеры (в том числе и подполковник Литвиненко), которым было поручено ликвидировать Березовского, выполнять приказ будто бы отказались. Тогда их непосредственные начальники вроде бы стали угрожать им физической расправой. За то, что не захотели "убить еврея, обворовавшего полстраны". А через две недели на Литвиненко около его дома было совершено покушение. Контрразведчик уцелел только благодаря тому, что применил табельное оружие.

17 ноября офицеры расформированного к этому времени Управления по разработке и пресечению деятельности преступных объединений ФСБ провели беспрецедентную пресс-конференцию в здании "Интерфакса". Пять офицеров УРПО (в том числе начальник 7-го отдела УРПО подполковник Александр Гусык, сотрудники этого же отдела - подполковник Александр Литвиненко и майор Андрей Понькин) и примкнувший к ним подполковник Михаил Трепашкин, в свое время уволенный из ФСБ и опротестовавший это решение в суде, заявили, что им поручались и другие грязные дела - в частности, похищение брата известного бизнесмена Умара Джабраилова, охрану которого при сопротивлении требовалось уничтожить. По их словам, после того, как они отказались выполнять эти и другие преступные приказы, на них началось давление. "Мы вас сначала уволим, а потом передушим, как щенков", - лишь одна из угроз, звучавших в их адрес от того же Камышникова. Офицеры утверждают, что их отказ убивать БАБа не вызвал восторга в ФСБ. А экс-директор ФСБ Н. Ковалев, с приходом которого, как утверждают офицеры, в ФСБ и начались все эти безобразия, в своем кабинете склонял Литвиненко к отказу приходить на допросы в Главную военную прокуратуру, а также к даче ложных показаний. Целью пресс-конференции А. Литвиненко назвал стремление к очищению ФСБ.

Как выяснилось на пресс-конференции, 20 марта 1998 года к Б. Березовскому пришел подполковник ФСБ А. Литвиненко и сообщил, что ему якобы поручено его убить. Через несколько дней Литвиненко принял Е. Савостьянов, зам В. Юмашева. В его кабинете родилось официальное заявление: мол, в декабре 1997 года замначальника УРПО ФСБ А. Камышников приказал мне убрать г-на Березовского. Материал о перипетиях этой загадочной истории 22 мая появился в одной из московских газет.

О связях А. Литвиненко с Б. Березовским в ФСБ знали многие. Начало их отношениям положило известное покушение на Березовского. Литвиненко, будучи тогда сотрудником Антитеррористического центра ФСБ, принимал участие в расследовании происшедшего. Находился он в кабинете БАБа и в то время, когда после убийства Листьева с обыском к финансовому магнату нагрянула опергруппа МВД. По словам старожилов ФСБ, в глазах БАБа Литвиненко тогда проявил себя героем: угрожая оружием, задержал непрошеных "гостей". Магнат же в это время успел позвонить в Московское управление ФСБ. Опергруппа от А. Трофимова - Е. Савостьянова вскоре была на месте, и конфликт замяли. По слухам, тогда Березовский будто бы пообещал Литвиненко не забыть его поведения в момент "Ч".

25 марта 1999 года Литвиненко, в то время уже сотрудник Исполнительного секретариата СНГ Александр Литвиненко был арестован по подозрению в превышении должностных полномочий с применением насилия (пункт "а" части 3 статьи 286 УК РФ) в Москве. В Главной военной прокуратуре (ГВП) сообщили, что Литвиненко арестован по подозрению в противоправных действиях, совершенных на территории России до поступления на службу в Исполнительный секретариат СНГ, - за нарушения, допущенные сотрудниками УРПО ФСБ в их профессиональной деятельности.

Исполнительный секретарь СНГ Борис Березовский, вопрос об отставке которого должен быть вскоре рассмотрен, распространил заявление в связи с арестом сотрудника Исполнительного секретариата СНГ. В нем, в частности, говорится:

"25 марта в 13:30 в Москве следователем по особо важным поручениям Главной военной прокуратуры России С.Барсуковым арестован советник Отдела по вопросам безопасности СНГ Департамента военного сотрудничества и безопасности СНГ Александр Литвиненко. Действия С.Барсукова являются абсолютно противоправными, так как противоречат положению об Исполнительном секретариате СНГ, подписанному 14 мая 1993 года всеми 12-ю президентами стран Содружества".

В заявлении подчеркивается: пункт 32 этого положения гласит, что в целях обеспечения независимого выполнения сотрудниками секретариата своих обязанностей государства-участники СНГ гарантируют им личную неприкосновенность: иммунитет от национальной юрисдикции.

Представители Главной военной прокуратуры не считают, что в данном случае ГВП нарушила нормы международного права. По их мнению, решение Совета глав государств об Исполнительном секретариате СНГ не является актом прямого действия, обязательным для исполнения на территории России, и не может рассматриваться в качестве международного договора. "В этой связи граждане РФ - сотрудники Исполнительного секретариата СНГ - не освобождаются от уголовной юрисдикции РФ, тем более, в отношении деяний, имевших место до их поступления на работу в этот орган," - указал в интервью РИА "Новости" заместитель главного военного прокурора Юрий Яковлев.

26 ноября 1999 года военный суд оправдал Литвиненко и Гусака, но прямо в зале суда они были задержаны сотрудниками ФСБ по распоряжению Главной военной прокуратуры (ГВП) по обвинению в совершении новых преступлений.

2 июня 2000 года Военный суд Московского военного округа отказал Главной военной прокуратуре (ГВП) в удовлетворении кассационного протеста, признав законным оправдательный приговор, вынесенный Александру Литвиненко и его сослуживцу Александру Гусаку.
Однако, по сведениям из ГВП, данное решение будет опротестовано в порядке надзора Военной коллегией Верховного суда. Кроме того, в суд Ярославского гарнизона было передано новое уголовное дело в отношении Литвиненко. На этот раз его обвиняют не только в превышении должностных полномочий, но и в должностном подлоге, а также хищении и незаконном хранении боеприпасов. Не забыли военные прокуроры и про Гусака - расследование уголовного дела в его отношении продолжается.

Итак, в 1997 году сотрудника ФСБ подполковника Литвиненко, который не успел еще "наследить" в скандальной истории с Березовским, вызвали на помощь костромские коллеги. Дело Литвиненко и его команде предстояло распутать крайне темное именно в то время в уездном городе произошла серия взрывов, в результате которых погибли частные предприниматели. Следствие предполагает, что во время следственных действий Литвиненко вышел на группу лиц, которая якобы приобретала и сбывала взрывчатку, погубившую людей. По версии следствия, сотрудникам костромского управления удалось установить оперативным путем источник появления взрывных устройств и даже одно из них приобрести, после чего взрывчатка отправилась в Москву. Проверка показала, что вещество действительно является взрывчатым, и согласно правилам было отослано обратно в ФСБ. Но вместо того чтобы уничтожить взрывчатку, Литвиненко, как считает следствие, составил липовый акт о ее ликвидации, а сам отправился обратно в Кострому, для того чтобы доказать причастность "криминальной" компании к терактам. Сделано это было, по мнению обвинения, несколько необычным способом. Взрывчатое вещество попросту подбросили подозреваемым, а затем увезли их за город, чтобы выбить нужные показания. Следствие предполагает, что предпринимателей били. Независимо от методов сбора доказательств против костромичей, якобы сбывавших взрывчатку, было возбуждено уголовное дело, но в ходе проверки выяснилось, что происходило на самом деле, и под статью попал сам сотрудник ФСБ.

1 ноября 2000 бывший сотрудник ФСБ РФ Александр Литвиненко прибыл с семьей в лондонский аэропорт "Хитроу", где сделал заявление, попросив у властей Великобритании политического убежища, передал "Интерфакс".

По словам бывшего офицера, к этому шагу его вынудило "непрекращающееся преследование со стороны спецслужб России". При этом Литвиненко подчеркнул, что угрозы были направлены не только в его адрес, но и в адрес его жены и ребенка.

"Я не раз обращался в органы прокуратуры с просьбой защитить меня и мою семью, но никакой реакции на мои заявления не было", - добавил он. Во время пресс-конференции в лондонском аэропорту Литвиненко сообщил, что представители английских властей, с которыми он уже имел беседу, заверили его в том, что он не будет выдворен из Великобритании. Как сообщил адвокат бывшего чекиста, во время этой беседы Литвиненко заявил также, что "опасается за свою жизнь еще и потому, что ему известно многое, в том числе о взрывах домов в Москве в прошлом году".

14 мая 2001 года вечером Министерство внутренних дел Великобритании удовлетворило ходатайство бывшего сотрудника ФСБ Александра Литвиненко о предоставлении ему политического убежища. Вот текст заявления Литвиненко по этому поводу:

"Сегодня Министерство внутренних дел Великобритании известило о согласии предоставить моей семье и мне право на постоянное жительство в Великобритании. Я благодарен Короне и Правительству Великобритании за эту возможность и оказанную честь. Тяжело быть эмигрантом, но ещё тяжелее подвергаться преследованиям репрессивной власти. Я уверен, что наступит время, когда моя семья и я сможем вернуться на Родину. 

27 августа 2001 года "Новая газета" стала публиковать отрывки в спецвыпуске опубликовала часть книги Александра Литвиненко "ФСБ взрывает Россию".

25 июня 2002 года Наро-Фоминский гарнизонный военный суд заочно приговорил проживающего в Лондоне бывшего сотрудника ФСБ Александра Литвиненко к трем с половиной годам лишения свободы условно с испытательным сроком на год. Как передает РИА "Новости", подполковник запаса был признан виновным в превышении должностных полномочий с применением насилия (статья 286 УК РФ) и угроз его применения, а также в незаконном приобретении взрывчатых веществ (статья 222 УК РФ). Таким образом, суд лишь частично удовлетворил требование представителя гособвинения признать Литвиненко виновным в инкриминируемых ему деяниях и назначить ему наказание в виде пяти с половиной лет лишения свободы с отбыванием в колонии общего режима.

Напомним, что адвокат бывшего сотрудника спецслужб Михаил Маров попросил суд оправдать его подзащитного "за недоказанностью вины".

Главная военная прокуратура, проводившая расследование, считает, что он в 1997 году в ходе оперативно-розыскных мероприятий неоднократно применял меры физического воздействия к подозреваемым. По данным прокуратуры, Литвиненко допустил превышение должностных полномочий, расследуя дела в Москве, Костроме и Подольске. Ему также вменяется в вину незаконное хранение оружия и взрывчатых веществ.

Сам Литвиненко, проживающий ныне в Лондоне, выступая в эфире радиостанции "Эхо Москвы", подтвердил свое намерение обратиться в Европейский суд по правам человека. Более того, он заявил, что не сомневается в победе при рассмотрении его дела в суде в Страсбурге. Бывший сотрудник Управления ФСБ по разработке и пресечению деятельности преступных объединений (УРПО) Литвиненко приобрел широкую известность после того, как публично заявил, что руководство управления поручило ему и нескольким сотрудникам "убить Березовского" (известного предпринимателя Бориса Березовского). Главная военная прокуратура, расследовавшая в связи с этим уголовное дело, прекратила его в декабре 1999 года за отсутствием состава преступления. Это выступление привлекло к Литвиненко внимание ГВП, где уже лежали несколько жалоб на его незаконные действия. ГВП обвинила бывшего сотрудника ФСБ в превышении должностных полномочий с применением насилия при проведении следственных действий. Однако Военный суд Московского гарнизона признал Литвиненко и его подельника - также сотрудника ФСБ - Александра Гусака невиновными в совершении этого преступления.

Вместе с тем сразу после оглашения оправдательного приговора они с санкции ГВП вновь были взяты под стражу прямо в зале суда по подозрению в совершении других преступлений. Позже суд по ходатайству адвокатов изменил Литвиненко и Гусаку меру пресечения на подписку о невыезде. Впоследствии Литвиненко с семьей уехал в Великобританию, где попросил политического убежища.

0


Вы здесь » Форум В шутку и всерьёз » Российские и советские спуцслужбы » Скандально известное УРПО ФСБ