Форум В шутку и всерьёз

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум В шутку и всерьёз » Политика » Общие проблемы Прибалтики


Общие проблемы Прибалтики

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Между сланцем и газом в... молоке
25 09 2014
Публицист Владимир Веретенников проанализировал для читателей «НьюсБалт» главный на сегодня прибалтийский вопрос.

Вчерашнее заявление украинского «Нафтогаза» о грядущем подорожании - в 4 раза! - голубого топлива для рядовых украинцев, по сути, является горячим приветам трём странам Прибалтики, которые уже пятый год хотят освободиться от российской энергетической независимости. Как сегодня обстоят дела у прибалтов с поисками альтернативных источников энергии, разбирался публицист информационно-аналитического портала «НьюсБалт» Владимир Веретенников.

Раздоры вокруг терминала в Литве

Одно время в качестве панацеи от всех бед рассматривалось строительство терминалов сжиженного газа. Причём, сначала власти выступали за создание одного такого большого объекта сразу для всех трёх республик – если бы проект стал региональным, то он мог бы претендовать на финансовую помощь со стороны Евросоюза.

В июле 2011 года президент Латвии Андрис Берзиньш, тогда едва успевший вступить в должность, отправился в Литву, где обсудил со своей тамошней коллегой Далей Грибаускайте разные аспекты строительства терминала. В ходе визита он заявил журналистам, что реализация данного проекта - это вопрос времени, который будет решён в ближайшие годы.

Берзиньш доказывал, что лучшим местом для строительства терминала является Рига. Он упирал, что неоспоримым преимуществом Латвии является наличие подземного газохранилища в Инчукалнсе, способного хранить почти весь объём газа, нужный странам Прибалтики. Да и вообще, в Латвии, мол, лучше развита сеть газопроводов - а это удешевляет транспортировку газа. Опять же, хоть та же Литва не связана газопроводами ни с одной из стран ЕС за пределами Прибалтики, но у неё имеются соединительные нити с Латвией. По мнению экспертов, строительство в Риге одного регионального терминала позволило бы создать конкуренцию на местном рынке и обеспечить более выгодные тарифы на «голубое топливо» - как для промышленных потребителей, так и для домашних хозяйств. Опять же, по их прикидкам, такой терминал смог бы на 25% снизить зависимость прибалтов от монопольного поставщика - в том случае, если проект окажется реализован до 2016 года.

Эстония со своей стороны полагала, что терминал надо строить в Палдиски, неподалёку от Таллина. Но в этой стране потребление газа является очень низким - порядка 10 процентов от общего в Прибалтике.

Как подсчитали специалисты, возведение терминала в Риге (без соединения с подземным хранилищем газа в Инчукалнсе) обошлось бы в 300-400 млн. евро. Осенью 2011 года латвийские должностные лица демонстрировали несокрушимый оптимизм. Однако, в ходе заседания Совета министров транспорта, телекоммуникаций и энергетики стран ЕС, прошедшего 24 ноября 2011 года, три государства так и не пришли к единому мнению о месте строительства. В итоге, решение этого вопроса так и «зависло»…

С особым недоверием к идее отнеслись литовцы. Мол, возведут прибалты общий терминал, а потом какой-нибудь коварный «Газпром» возьмёт его да перекупит! Поэтому, в Литве решили строить свой собственный, как выразилась президент Даля Грибаускайте, «терминальчик». Пусть маленький, зато только свой. Подходящее место для него присмотрели в Клайпедском морском порту. Ведь именно Литва после закрытия Игналинской АЭС сильнее всего зависит от российского газа и получает его по самой высокой цене. Тогдашний литовский премьер Андрис Кубилюс заявил, что для государства важно как можно раньше получить альтернативные поставки.

«Сколько доводилось разговаривать с премьер-министром Латвии, они до 2017 года изменить ситуацию не могут, потому что подписали такие договоры с «Газпромом». Это означает, что любые планы относительно строительства регионального терминала где-нибудь в Латвии, в Риге, против чего мы тоже не возражаем, могут быть реализованы только после 2017 года. Этот промежуток между сейчас и 2017-2018 годами будет для нас действительно сложным», - указывал Кубилюс.

Вообще, план строительства данного объекта подвергается достаточно серьёзной экономической критике. Так, председатель правления компании Itera Latvija (занимающейся импортом газа), член совета газотранспортной компании Latvijas gāze («Латвийский газ») Юрис Савицкис считает, что с появлением терминала цены на газ не снизятся, а наоборот – повысятся.

Бизнесмен заявил в местной прессе: «Многие говорят, что терминал сжиженного газа может быть использован для того, чтобы вынудить «Газпром» и Itera Latvija снизить цену на поставки, но из этого ничего не выйдет. Каждое государство заинтересовано в том, что энергоресурсы поступали из разных источников, поэтому данный проект, главным образом, связан с энергетической безопасностью Латвии, а не с ценами на газ. В свою очередь, безопасность стоит денег...»

Савицкис признал, что на биржах энергоресурсов в летнее время сжиженный газ дешевле, чем поступающий по трубопроводу, но обратил внимание, что газопотребление всегда увеличивается зимой. Он доказывает, что сжиженный газ в долгосрочном периоде не дешевле газа, поставляемого по трубопроводам:

«Издержки, связанные с использованием терминала и закупкой сжиженного газа, придётся покрывать потребителям. Это означает, что к нынешним тарифам на газ придётся прибавить сумму, которая пойдёт на возврат вложений в создание терминала. Ни одна сравнительно дорогостоящая техническая установка не может снизить цену на газ, а наоборот - может её повысить... Не надо обманывать народ рассказами о том, что сжиженный газ будет дешевле. Надо, наконец, четко сказать: "Господа, мы хотим увеличить надёжность поставок, поэтому желаем диверсифицировать каналы поставок, но за это нам придется доплатить 10%. Хотя в этом случае цена на газ вырастет на 10-15%, у нас будет несколько источников поставки газа, и несколько путей доставки". Если мы готовы платить больше за свою безопасность, то вперед, давайте сделаем это!»

В настоящее время работы в Клайпеде идут полным ходом – и ожидается, что к концу нынешнего года свежеиспечённый терминал сможет принимать газ со всего мира.

В поисках чудодейственной палочки в Латвии

Что касается Латвии, то она в поисках энергетической независимости от России пытается идти своим путём. Весной премьер-министр Лаймдота Страуюма совершила визит в США, по возвращении из которого триумфально объявила, что американские газовые компании могут выйти на местный рынок в течение двух лет. По словам Страуюмы, она встречалась с представителями газовиков США, показавших ей расчёты по инвестициям в Латвии.

По этим расчётам, если верить премьеру, цены на газ из США для Латвии вполне конкурентоспособны сравнительно с российскими. Глава правительства подчеркнула: «Теперь мы должны сделать нашу домашнюю работу и принять решение о нашей энергетической независимости». По её словам, процесс может занять около двух лет, в течение которых Латвия должна решить ряд технических вопросов.

На днях в США побывал уже президент государства Андрис Берзиньш. Свой визит он начал с посещения Хьюстона в Техасе, где встретился с руководством ведущих американских компаний. Также он посетил местный научный центр, где разрабатываются, тестируются и производятся технологии по разведке сланцевого газа и нефтяных месторождений. В ходе состоявшейся дискуссии Берзиньш признал, что зависимость от одного поставщика в Прибалтике в настоящее время составляет сто процентов – с чем, по его мнению, нужно бороться.

Президент обратил внимание американцев на текущую ситуацию: компания «Латвийский газ» переживает процесс смены владельцев, а вопрос о месте, где будет построен региональный терминал, ещё не решён. «Латвия имеет ряд преимуществ в плане строительства терминала - как возможности подземного хранилища газа в Инчукалнсе, так и географическое положение страны», - добавил он.

Преимущества Латвии непосредственно в плане хранения газа Берзиньш неустанно подчёркивал и в дальнейшем. Он напомнил, что зимой Инчукалнское хранилище полностью обеспечивает внутренний спрос в Латвии, а также поставляет газ потребителям в других странах Прибалтики, на Северо-Западе России и в Калининграде. Президент отметил, что последние события у внешних границ ЕС показали - тесная связь с третьими странами в области энергоснабжения подвергают Европу высоким рискам.

«Поэтому сейчас самое подходящее время, дабы активизировать все имеющиеся ресурсы для предотвращения нестабильности. Нам необходимы независимые и мощные инвесторы для стабильной долгосрочной работы не только в Латвии, но и в регионе» - подчеркнул Берзиньш.

Он с большим намёком добавил, что немецкая компания E.ON Ruhrgas International, являющаяся одним из основных владельцев «Латвийского газа», недавно решила продать свои акции. Президент подчеркнул, что «Латвийский газ» находится в очень хорошем экономическом состоянии – что, по его словам, должно являться важным аргументом для инвесторов, имеющих большой опыт и долгосрочные планы для бизнеса в Европе. Собеседники нахваливали Берзиньша: «Вы движетесь в правильном направлении».

Президенту сообщили, что американские компании по добыче и транспортировке газа «уже сейчас рассматривают возможности развёртывания региональных центров сотрудничества в Европе, где Латвия имеет ряд объективных преимуществ». Была упомянута и предстоящая либерализация газового рынка, которая пройдёт с апреля 2017 года. Она фактически будет означать разделение операторов системы передачи и распределения. По мнению янки, это станет «важным фактором для будущего развития газового рынка в Латвии, который также значительно повлияет на привлечение инвесторов».

В свою очередь, Андрис Берзиньш пообещал, что поиск решений вопросов энергетической безопасности Европы станет приоритетом председательства Латвии в Совете ЕС в первой половине 2015 года. Заодно обсудили проблему исследования и освоения недр Латвии. К настоящему моменту комплексного изучения страны на предмет нахождения месторождений сланцевого газа ещё не проведено – что, по мнению, американских газовиков, не следует считать подтверждением того, что подобных месторождений не может сыскаться.

В самой Латвии многие авторитетные эксперты восприняли перспективу перехода на «заморский газ» со скепсисом. Помимо вышеупомянутого Савицкиса, крайне недвусмысленно на эту тему высказался экс-премьер Латвии Айгар Калвитис, возглавлявший правительство республики в 2004-2007 гг:

«Вопрос экономического сотрудничества – это вопрос о том, хотим ли мы кушать или не хотим? Всегда есть выбор. Например, Австрия только что заключила договор с Россией о доставках газа. В их национальных интересах получить российский газ. И в наших интересах тоже получение по возможности более дешёвого газа от России, потому что у нас нет альтернативных предложений – и никогда не появится. У нас слишком маленький потребительский объём, поэтому никто сюда новых трубопроводов проводить не станет – так как это экономически не выгодно. Какие тут вообще могут быть альтернативы? Отапливать Латвию дровами? Покупать сжиженный газ на 30-40% дороже? Если мы на такое готовы, можно сказать: прощай, Россия, мы теперь станем ввозить газ от арабов! Главное, чтобы, не дай Бог, какой-нибудь корабль зимой не опоздал бы из-за льда – тогда мы останемся вообще без тепла. Ко всему нужно подходить с умом и вести политику на началах как самоуважения, так и сотрудничества».

Журналист издания NRA, интервьюировавший бывшего премьера, упрекнул Калвитиса в том, что из его слов вытекает невозможность энергетической независимости Латвии от России. В ответ тот подчеркнул: «Это было возможным - если бы все три государства Балтии решили создать общую атомную электростанцию. Моё правительство делало всё возможное, чтобы данный план воплотился в реальность. Уж не знаю, отчего политики Литвы выбрали иную дорогу, поскольку Латвия и Эстония выполняли все условия».

В свою очередь, специалист компании Prudentia Energy Markets Анна Никулина подчеркнула на «Латвийском Радио-4», что оптимизм Лаймдоты Страуюмы по поводу импорта дешёвого газа из США вместо российского преждевременен.

«Поставки сжиженного газа из Америки начнутся не раньше 2015 года, в то время как у Латвии нет необходимой для этого инфраструктуры. На её создание потребуются сотни миллионов евро, что в конечном итоге, разумеется, окажется ростом цен на газ для конечных потребителей. Также неизвестно, какова будет наценка американских поставщиков. Более того, неясно, какой окажется цена на газ в самих США, где за последнюю зиму наблюдались двукратные колебания в сторону роста. Как там дальше станут развиваться цены - непонятно, и прогнозировать, что будет в обозримом будущем, сегодня крайне сложно», - отметила специалист.

Газ в... молоке!

Споры на газовую тему кипят и в самом северном из прибалтийских государств. В конце прошлого месяца глава Министерства экономики и коммуникаций Эстонии Урве Палло направила руководителю предприятия EG Vorguteenuse Сергею Ефимову письмо, в котором просила разъяснить, как будет действовать газовая сеть в случае, если прекратятся поставки из России. В то же время руководители концернов Eesti Gaas и EG Vorguteenuse (поставщик и доставщик) подобные страхи отвергают. По мнению этих предприятий, Россия была и остаётся надежным поставщиком.

Впрочем, трезвые голоса тонут в панических воплях – правящие круги всерьёз опасаются, что Россия отключит их от отопления. Волны паники распространяются и на простых жителей, заставляя их, порой, выдвигать совсем уж фантастические прожекты. Так, недавно латышский крестьянин Янис Вишневскис предложил перерабатывать в газ… молоко! Дескать, Россия всё равно наложила эмбарго на молочные продукты – так что, пусть они послужат хоть таким образом.

Увы, эксперты разочаровали находчивого агрария: переводить-то молоко в газ и электричество можно, да слишком затратно. Скажем, если сегодня за тонну молока можно выручить около 300 евро, то электричество, произведённое из той же тонны, будет стоить всего 40 евро - что в семь раз дешевле. Мол, ситуация в регионе пока не настолько трагическая…

0

2

Латвия хочет сотрудничать с Россией, а Литва – воевать  
26 марта 2015

Прибалтийские республики у нас принято считать чуть ли не единым целым. У них действительно развита кооперация между собой, в том числе по части внешней политики. Но это очень разные страны. К примеру, Латвия, где живет много русских, все-таки старается сотрудничать с Москвой, тогда так моноэтничная Литва готовится к войне и швыряет на ветер деньги лишь для того, чтобы быть подальше от РФ.

Трудно быть маленькой страной. Но еще труднее быть агрессивной маленькой страной. Трудно менять свои взгляды. Но еще труднее сперва заниматься пропагандой в пользу одной стороны, а потом резко переходить на другую. Президент Литвы Даля Грибаускайте сделала куда более успешную карьеру, чем городская сумасшедшая из Львова по имени Ирина Фарион. Но общего между ними гораздо больше, чем кажется на первый взгляд.

Страх и ненависть в Вильнюсе

В Литве очень серьезно относятся к возможности «российского вторжения» и опасаются, что Москва предъявит Вильнюсу «территориальные требования» о создании «коридора», соединяющего западные границы РФ с Калининградской областью, сообщает РИА «Новости» со ссылкой на австрийский Kurier. Ранее Грибауйскайте, выступая на саммите ЕС, назвала Россию «террористическим государством», с которым «переговоры бессмысленны». По мнению литовского президента, в случае нападения России войскам НАТО потребуется три дня, чтобы прийти на помощь Вильнюсу, и эти три дня ему придется защищаться самостоятельно. «Чем больше солдат будет в Литве, тем меньше будет решимость России напасть на нее», – резюмировала она.

Республика, население которой не дотягивает до трех миллионов человек, всерьез готовится три дня сдерживать мифическую «российскую агрессию». В республике уже возрождена отмененная ранее всеобщая воинская повинность, первый призыв ожидается осенью. Предельная численность литовской армии составит почти 22 тысячи человек.

Давно известно, что чем хуже в стране экономическая ситуация, тем агрессивнее риторика властей. Литва, разумеется, не является исключением. Столица республики, древний и красивый город Вильнюс, с октября 2014 года балансирует на грани банкротства. Как передает REGNUM, новый мэр литовской столицы Ремигиюс Шимашюс на встрече с Грибаускайте предложил увеличить часть подоходного налога, которая остается в городе. Только так, по его мнению, удастся уменьшить долг, поскольку сейчас ни местные, ни иностранные кредиторы денег Вильнюсу не дают.

Грибаускайте помогать отказалась. «По словам президента, для этого в первую очередь нужно не только говорить и надеяться на реструктуризацию кредитов с помощью правительства, увеличивая часть подоходного налога, но и с первого дня ответственно приводить дела в порядок и искать внутренние ресурсы, как стабилизировать городские финансы», – прокомментировала инициативу мэра пресс-секретарь президента Дайва Ульбинайте.

Проблемы испытывает не только столица. Одной из своих главных целей Грибаускайте называла избавление от «газовой зависимости» от России. В Клайпеде был торжественно построен терминал для приема сжиженного природного газа из Норвегии, долгосрочный контракт с Газпромом не был продлен. Да здравствует независимость: цены на отопление в марте выросли на 7%. «С 1 марта в цене стала отражаться цена газа, который покупаем на терминале СПГ. Поскольку это самый дорогой газ на рынке, он стал причиной подорожания тепла. У Lietuvos dujų tiekimas покупаем более дешевый газ, что снизило цену. Поскольку на терминале СПГ в обязательном порядке мы должны покупать около 65% газа, а у Lietuvos dujų tiekimas – 35%, если все сложить, цена на отопление в марте увеличилась», – прокомментировал ситуацию пресс-секретарь Vilniaus energijа Нериюс Микалаюнас.

Разумеется, приказ покупать дорогой газ нужно как-то объяснять избирателям. Так и появляются страшилки о «российском вторжении» и «террористической стране». Иначе на вопрос, зачем покупать дорогой норвежский газ при наличии дешевого российского, ответить будет крайне трудно.

Впрочем, объяснять Грибаускайте умеет хорошо. На протяжении пяти лет, с 1985 по 1990 год, она была преподавателем кафедры политической экономии Вильнюсской высшей партийной школы и объясняла студентам преимущества плановой экономики перед капиталистической, а коммунизма – перед всеми остальными видами общественного устройства. Более того, она оставалась членом КПСС даже после того, как Верховный Совет Литвы 11 марта 1990 года заявил о независимости республики. Никакой люстрации она подвергнута не была и уже с 1991 года начала строить политическую карьеру, возглавив департамент по европейским делам в министерстве международных экономических отношений.

Многие литовские журналисты задавались вопросом, как советский фунционер-пропагандист сумел стать президентом Литвы, но вменяемого ответа так никто и не получил.

Зато жесткая, на грани приличия русофобская риторика Грибаускайте становится понятной. Как и член КПСС Ирина Фарион, она пытается быть святее Папы Римского и доказать людям, а прежде всего – себе, что весь ее период жизни до 1991 года был сплошной ошибкой. Бесследно для психики такое не проходит.

«Между нами сложились человеческие контакты»

На фоне истеричных заявлений Грибаускайте апофеозом адекватности выглядят заявления ее латвийского коллеги Андриса Берзиньша. Он тоже был членом КПСС, а в Латвийской ССР занимал пост заместителя министра бытового обслуживания, но, видимо, благодаря возрасту (Берзиньшу 70 лет) не считает нужным кому-то что-то доказывать. В интервью агентству LETA президент заявил, что не видит препятствий тому, чтобы во время его полномочий состоялся визит Путина в Латвию. «Не вижу никаких причин, чтобы это не произошло. Сотрудничество необходимо и большим, и малым игрокам. Между нами сложились человеческие контакты, и я не вижу оснований пессимистично думать в этом направлении. Все развивается шаг за шагом», – отметил он.

Ранее Берзиньш также называл высказывания Грибаускайте недопустимыми и признавал, что Москва не представляет военной угрозы для стран Североатлантического альянса.

Конечно, и в Латвии политическую и экономическую ситуацию сложно назвать нормальной. К примеру, подвергается преследованию депутат Сейма Янис Адамсонс – только за то, что он на Первом канале российского телевидения подверг критике правительство за политический курс на присутствие военных НАТО. В ответ его в украинском стиле обвинили в «антигосударственных высказываниях». Две трети жителей Латвии уже не верят в возможность найти хорошую работу внутри страны, причем только 4% опрошенных считают экономическое положение Латвии хорошим.

Сложно оценить потери бюджета страны из-за переноса «Новой волны» и КиВиНа из Юрмалы, но понятно, что счет пойдет на десятки миллионов евро. Учитывая, что дефицит бюджета в 2015 году составляет 217 млн евро, сумма заметная.

И литовские, и латвийские политики уже сполна наказали свои страны, присоединившись к антироссийским санкциям, за их атлантическую солидарность расплачиваются граждане. Но есть одно большое отличие. Латвия в лице Берзиньша настроена на переговоры и сотрудничество, а вот с Литвой до тех пор, пока у власти находится Грибаускайте, переговоры вести действительно незачем.

А дальше пусть решают избиратели.

0

3

Африканцы вместо русскоговорящих: Прибалтика в страхе перед «нашествием негров и арабов»
13 июня 2015

https://img4.eadaily.com/r650x400/o/b48/438ea0e9f31d4b58b0d8d48f228e4.jpg

Одной из главных «страшилок» для Прибалтики, после ее вступления в ЕС в 2014 году, является наплыв мигрантов из Азии и Африки — понаедут, мол, «дикари» в гордые маленькие государства и уничтожат в них весь национальный менталитет. В течение последних одиннадцати лет эти прогнозы не оправдывались, но сейчас, похоже, наступает время исполнения затаенных страхов. Обрушив, словно Самсон стены дворца себе на голову, стабильность в Ливии и Сирии, Евросоюз столкнулся с усиленным притоком беженцев. Всю эту ораву людей, рвущихся в «цивилизацию», нужно где-то пристраивать. Тут-то и вспомнили о трех крохотных республиках, население которых до сих пор остается, в подавляющем большинстве, белокожим. «Непорядок!» — наверняка воскликнули брюссельские бюрократы.

Пустеющий регион

Одной из примет последних лет для стран Прибалтики является острый демографический кризис — население этих государств неуклонно сокращается, а их территории пустеют. Скажем, в Латвии к началу 90-х проживало 2,7 млн. человек — сейчас их осталось менее 2 млн. Население Эстонии тоже неуклонно сокращается и, согласно прогнозам ООН, к 2050 году в этом государстве будут жить 1 млн. 233 тыс. человек — что на 100 тыс. меньше, чем сейчас. Что касается Литвы, то, согласно данным проведённой переписи населения, там проживает чуть больше 3 миллионов — притом, что двадцать лет назад обитателей этой республики насчитывалось почти 3,7 млн. Причем, народонаселение тает прямо на глазах: если на начало 2014 года в Риге числилось 701 тыс. жителей, то к началу 2015 — уже только 698 тыс. Основной из причин такой убыли является эмиграция. Профессор кафедры истории Вильнюсского университета Людас Труска даже сравнил сегодняшнюю эмиграцию с чумой, опустошившей Литву в начале XVIII века, когда был потерян каждый третий житель. «Я не осуждаю уезжающих, я бы на их месте тоже, наверное, уехал, но с точки зрения интересов и перспектив народа — что будет? Один вариант, что впустим китайцев, арабов и они в будущем заработают нам на пенсии», — рассуждает профессор.

Таким образом, территории, прилегающие с востока к Балтийскому морю, постепенно освобождаются от населения. Кто же будет здесь жить в будущем? На этот счёт у местного населения развиваются разного рода фобии и мифы, которые охотно воспроизводятся в прессе и постепенно занимают всё более значительное место в общественном сознании. Так, латвийский демограф Илмарс Межс, рассуждая о будущем родного государства, заявил: «Я допускаю, что лет через сто большинство жителей нашей страны может спросить, почему эта территория вообще называется Латвией. К тому времени латыши станут составлять 10 процентов населения страны». А кто будет составлять остальные 90%? Русскоязычные? Сомнительно, ведь они сейчас количественно «усыхают» даже быстрее «титульного населения» — в ходе последней переписи в Латвии демографы отметили тенденцию к росту доли латышского населения (с 57,7 до 62,1%). Остаются приезжие: турки, африканцы, арабы, от засилья которых уже задыхаются государства старой Европы. Еще в 2012 году глава миссии Международной организации по миграции в Риме Жозе Анджел Опореза заявил своим литовским собеседникам: «В ближайшие 30−40 лет развивающиеся страны не смогут абсорбировать имеющуюся рабочую силу, поэтому в мире появится 1,3 млрд. людей, которые могут работать, но у них не будет работы. Они будут искать возможности в других странах, а эти возможности кроются в странах Европы. Поэтому, думаю, часть из них приедет и в Литву».

Неудивительно, что представители «титульного населения очень» опасаются, что под натиском неукротимых сынов третьего мира латыши, литовцы и эстонцы могут превратиться в персонажей этнографического музея. Реакция на любые намеки такого рода всегда бывает резкой и недвусмысленной. Например, года четыре назад латвийская общественность весьма болезненно отреагировала на некоторые пассажи из опубликованного в газете Diena интервью c комиссаром внутренних дел Европейского Союза Сесилией Мальмстрём. Еврокоммисар напомнила «о солидарности по отношению к другим странам Европейского Союза в вопросе о беженцах из Ливии».

Ужас наплыва мигрантов

Впрочем, наиболее прагматичные прибалты понимают, что каменную стену вокруг региона не выстроишь, и предлагают взглянуть на ситуацию трезво. Например, латвийский экономист Райта Карните считает, что через несколько лет страна ощутит резкую нехватку рабочей силы и будет вынуждена открыть границу для иммигрантов. По мнению Карните, это абсолютно неизбежно, поскольку кому-то необходимо будет платить налоги, содержать государственные социальные службы и пенсионеров — коренных жителей к тому моменту останется слишком мало для данных целей. Другой экономист, Айнар Комаровскис, приводит дополнительный довод: «Евросоюз, захлёбывающийся от притока мигрантов из Ливии, Египта и Туниса, поднял вопрос о том, что все члены ЕС должны солидарно решать эту проблему. В Латвии неправительственные организации уже проводят семинары по толерантности к мигрантам, а европейские комиссары ведут кулуарные секретные переговоры с нашими властями о заселении необъятных, необжитых просторов страны всяким сбродом». Свой вариант развития событий предлагает известный общественный деятель Александр Гапоненко. В своё время в беседе с автором этих строк он заявил: «Если ничего не изменится, то нас ждёт судьба заштатной африканской страны. К нам будут отправлять этническую рабсилу из Франции и Германии». Причём, как сказал в 2011 году Гапоненко, это может произойти довольно скоро: «Разговор, думаю, идёт о близком будущем, поскольку и Германия, и Франция, изменив свою политику мультикультурности, решили избавиться прежде всего от арабов и турок, которые очень мешают их развитию, абсолютно не ассимилируются, живут своими общинами… Думаю, они просто выжмут часть этих людей в ту же Латвию, построят здесь не очень сложные заводы — тот же Volkswagen или Renault в Резекне или Даугавпилсе — и пришлют сюда 100 тысяч человек, чтобы они здесь работали и жили. Даже содержать их будут в первое время. Заставить Латвию это сделать могут по простой причине: мы должны 7 миллиардов евро. За такую вынужденную услугу Латвии могут списать часть долга».

Занимательно, что некоторые жители Прибалтики испытывают страх не только за свое будущее, но и за весь Евросоюз. «В Западной Европе, самое позднее через двадцать лет, начнутся серьезные конфликты между аборигенами и переселенцами из Азии и Африки. Это неизбежно. Число и влияние мусульман на Западе быстро растет. Через десять лет во Франции, в Дании, в Бельгии, в Великобритании они начнут получать политическую власть, влияние в парламенте и правительстве. Они будут выдвигать все более экстремальные требования, которые приведут к поляризации общества. Аборигены постараются сопротивляться эти процессам, и вспыхнут кровавые конфликты, со временем под угрозой окажется экономическое развитие. Это грозит Евросоюзу», — заявляет, например, экс-депутат Сейма Латвии, один из наиболее уважаемых политиков государства, Янис Лагздиньш.

Впрочем, до последнего времени столь страшные «гости с юга» сами по себе в Прибалтику отнюдь не стремились. Причины этого разъясняет эксперт Алвис Шкендерс, работающий в сфере приема беженцев: «Действительно, те люди, которые приезжают, к примеру, из Африки, не могут тут нормально жить. Они не способны поехать на курсы местного языка, пойти на собеседование. Не могут выйти на улицу, говорят, что слишком холодно». Главные проблемы, однако, кроются не в климате, а в социально-экономической интеграции приезжих. «Они нуждаются во всем. Работы у них нет, жилья нет, языка они не знают, о социальной системе не имеют представления, о нашей системе образования и здравоохранения тоже ничего не знают. Не в курсе, куда идти, кто им может помочь — наше общество их не информирует. Получая статус беженца, соискатель очень счастлив. Но государство платит ему 256 евро месяц в течение года и потом беженец остается предоставлен самому себе. Но при этом он уже привязан к Балтии, куда бы ни отправился», — указывает Шкендерс.

«Оккупация» в роли последнего козыря

Апокалиптические предсказания постепенно начинают сбываться. Как известно, в этом году общественность ЕС оказалась потрясена картинами массовой гибели беженцев, пытавшихся переправиться через Средиземное море в Европу. Только в 2014 году Европа приняла 180 тыс. человек, проникших в нее незаконно. Главный вопрос заключается в том, как распределить 625 920 мигрантов, которые уже находятся на территории ЕС и подали заявления о присвоении им статуса беженца. Всего пока планируется расселять по ЕС 50 тыс. беженцев, что, по словам экспертов, не решит всех затруднений: поскольку только за этот год, согласно разным прогнозам, в ЕС могут прибыть до 200 тыс. беженцев. «Проблема, безусловно, колоссальная. Ее масштабы в нынешнем году стали более очевидны, что в первую очередь, конечно, связано с большим потоком беженцев из стран Африки, стран Ближнего Востока, но не только. Европа также сталкивается с притоком беженцев из балканского региона и даже некоторых стран Дальнего Востока», — признал госсекретарь МИДа Латвии, страны, председательствующей в настоящее время в Совете ЕС, Андрей Пилдегович. А глава МВД Германии Томас де Мезьер потребовал более справедливого распределения беженцев в рамках Евросоюза. По словам министра, несправедливо, что основной поток беженцев принимают 4−5 государств, тогда как «малонаселенные страны ЕС, такие как Литва и Латвия, могли бы часть беженцев разместить у себя».

23 апреля состоялось внеочередное заседание Совета ЕС, в ходе которого прозвучала мысль, что нужно ввести систему квот на обязательный прием мигрантов для каждой страны союза. Мол, если не наладить систему распределения, то многие жители третьих государств, заплатив контрабандистам за свою доставку в Европу, просто погибнут в пути. 11 мая глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер предложил, чтобы эти квоты исчислялись в зависимости от объема ВВП той или иной страны. Также, при распределении беженцев Юнкер считает необходимым учитывать численность населения государств, уровень безработицы и количество выходцев из третьих стран, которым уже было предоставлено убежище. На это депутат Европарламента от Латвии Артис Пабрикс тут же заявил, что его республика «должна иметь послабление в квотах на прием беженцев, так как на ее территории и так проживает большое число мигрантов советского времени». Пабрикс подчеркнул: «Речь идет не только о негражданах. Вопрос стоит шире и затрагивает все последствия миграции в советский период. Те, кто в те годы прибыл в страну — иммигранты в первом или втором поколении. И сегодня Латвии необходимо защитить свои интересы». Именно предложенный Пабриксом подход стал общим для группы эстонских и латвийских евродепутатов, которые продемонстрировали готовность костьми лечь, но не допустить беженцев в свои страны.

Позже сопредседатель радикального Нацблока Янис Домбрава сказал: «В период советской оккупации произошла масштабная колонизация Латвии, которая существенно изменила этническую ситуацию в стране. В настоящее время среди всех стран Евросоюза в Латвии по-прежнему самый большой удельный вес представителей некоренных национальностей, поэтому прием новых приезжих невозможен». Затем парламентский секретарь министерства внутренних дел Эвика Силиня официально заявила: «Латвия не готова принять систему обязательных квот на беженцев, поскольку считает, что это не единственный механизм борьбы с этой проблемой. Необходимо учитывать историю Латвии и годы оккупации. Существенен также тот факт, что в Латвии удельный вес людей латышской национальности немногим превышает 60 процентов».

Вообще, нужно отметить, что «оккупация» для прибалтийских политических элит выступает в роли магической карты, которую они любят выкладывать практически постоянно. Когда требуется объяснить практически любую беду государства, политики ссылаются на «тяжелое оккупационное наследие». Но в данном случае подобная аргументация не всем показалась убедительной. Правозащитница Елизавета Кривцова прокомментировала ситуацию следующим образом: «Аргументация „потому что оккупация“ переходит рамки разумного. МИД Латвии считает, что из-за своего этнического состава страна не может помочь людям, бегущим от войны. По-моему, когда гуманизм отрицается из этнических соображений, это называется расизмом».

Как выкручивают руки ради «солидарности»

Панические настроения своих политиков относительно грядущего нашествия мигрантов вполне разделяют простые литовцы, эстонцы и латыши. Хотя многие из них успели побывать в странах Западной Европы, где обширные негритянские и азиатские кварталы в порядке вещей, у себя дома видеть такое они не хотят. А вот отношение русскоязычной общины можно охарактеризовать, как сдержанное злорадство: «Не хотели с русскими уживаться по доброму, теперь придется „интегрироваться“ с неграми и арабами. Уж они-то вам живо поправят генетическую карту!»

Обычно, прибалты привыкли покорно исполнять повеления Брюсселя. Но то, что последовало дальше, можно было бы охарактеризовать, как «бунт на коленях». «Мы не поддерживаем введение квот на беженцев. Нужно думать, конечно, о солидарности с другими странами. Но солидарность может быть разной! Как я проинформировала Евросовет, мы готовы послать катер, и один вертолет для погранохраны в Средиземном море», — сказала премьер Латвии Лаймдота Страуюма. Но катером и вертолетом отделаться не удалось. К счастью, у прибалтов нашлись союзники, также настроенные против квот: Дания, Великобритания. «Государства по-разному к этому относятся. Однако и мы должны думать, не придется ли нам самим когда-то… не хочу поминать сейчас. Ситуация в любом регионе мира может обостриться. И это очень опасно», — отметила Страуюма, признав, что Латвия не готовилась к массовому приему беженцев. Пока, по ее словам, «нелегалы» стремятся проехать Прибалтику транзитом: их конечной целью являются страны с более развитой экономикой и более высоким уровнем жизни — главным образом, Скандинавия. По мнению Страуюмы, прием беглецов должен осуществляться на добровольной основе. «Я согласна, что возможны и политические риски. Во-первых, этих людей придется содержать. И это другая культура, другой язык, другая религия. Это всё проявляется — как ужиться? Проблема интеграции остается. В целом, в Европе за время нашего председательства в ЕС этот вопрос усилился, в связи со Средиземным морем. В первую очередь, мы думаем, как защитить границу Европейского сообщества, как не допустить контрабанды людей, происходящей там сейчас», — заявила премьер-министр Латвии.

Со своей «пугалкой» выступила и Полиция безопасности государства. «Опыт прочих европейских стран показывает, что иммигранты, прибывающие с других континентов, оказавшись в новой среде, часто сталкиваются с проблемами интеграции и идентичности. В результате они попадают под идеологическое влияние исламистских террористических группировок. Если доля иммигрантов будет расти, в Латвии возможно усиление праворадикальных настроений в обществе и рост поддержки правой экстремистской идеологии», — указали в ПБ, реагируя на предложения Еврокомиссии о том, что первоначальная квота Латвии может составить 737 человек. Кстати, эти опасения небеспочвенны. Скажем, Норвегия согласилась принять в этом году 2 тыс. сирийцев, а затем в течение двух лет по 3 тыс. человек ежегодно. Так вот, по оценкам норвежских спецслужб, от пяти до десяти человек из каждой тысячи выбранных для переселения, имеют отношение либо к ИГИЛ, либо подразделению «Аль-Каиды» — «Фронту Ан-Нустра».

Латышей тут же стали стыдить за их «уклонизм» из Брюсселя. Комиссар по правам человека Совета Европы Нилс Муйжниекс (кстати, сам латыш по национальности) высказался, что в столь актуальном для ЕС вопросе Латвия не может позволить себе проявить отсутствие солидарности с другими странами. Он отметил, что не должно быть ситуации, когда всю тяжесть работы с иммигрантами берут на себя Италия и еще несколько государств. Муйжниекс подчеркнул, что на проблему беженцев Латвия должна смотреть в долгосрочной перспективе. «Что будет делать наша страна, если к нам вдруг хлынет поток беженцев с востока? Тогда мы захотим, чтобы с нами были солидарны», — заявил комиссар. А вице-президент Еврокомиссии Франц Тиммерман отметил, что «солидарность подразумевает ответственность», и все, кто нуждается в убежище, должны иметь возможность найти его в Европе.

Меняем африканцев на украинцев или китайцев

Под натиском «больших дядек» Страуюма отступила от первоначальной позиции и начала торговаться. Она заявила, что сумма в 6000 евро, определенная Еврокомиссией к выплате за каждого беженца, которого разместит у себя государство, не является достаточной. Политик отметила, что в данный момент Латвия без дополнительных инвестиций может самостоятельно принять только 50 беглецов, и подчеркнула, что стране придется инвестировать средства не только в обеспечение жизни мигрантов, но и в обучение их латышскому языку. По ее словам, важным также является вопрос о том, где именно окажутся размещены беженцы. «Нежелательно было бы поселять их всех в одном месте», — считает Страуюма.

А вот журналист Байба Лулле предложила вместо мигрантов из Африки принимать беженцев с Украины. «Для Латвии было бы мудрым решением вести свою иммиграционную политику самостоятельно, для начала разместив у себя беженцев из соседних стран, ведь понятно, что только ресурсами латвийцев экономику страны в долгосрочном контексте обеспечить нельзя. Официальная статистика показывает, что за последний год мы потеряли около 15 400 жителей. Вместе с экономическим спадом возрастает эмиграция, падает рождаемость. Для поддержания экономики нужна критическая масса, и она должна быть качественной», — считает Лулле. Это предложение нашло поддержку со стороны демографа Илмара Межса, считающего, что большинство приезжих африканцев не сумеют включиться в местный рынок труда. «Очень часто они умеют лишь пасти скот, строить жилища из глины или грязи, рыбачить и охотиться. И где в Латвии те рабочие места, которые им можно предложить?» — задался вопросом демограф. Совсем другое дело украинцы, или, скажем, китайцы. «Уже сейчас в Латвии живут многие сотни китайцев, которые официально приехали в Латвию — через программу видов на жительство в обмен на инвестиции, открытие своих ресторанов, еще как-то… И что латвийское общество делает? Оно смотрит, оценивает… Понятно, что целый условный Пурвциемс (район Риги — авт), населенный выходцами из Азии, не появится тут за один день. Это будет происходить постепенно, в течение нескольких десятилетий…», — считает специалист.

В настоящее время руководство ЕС еще не определилось окончательно с вопросом конкретной величины квот — по разным оценкам на долю каждой из республик Прибалтики может выпасть от 200 до 7000 беженцев ежегодно. В ближайшее вопросы иммиграции будут обсуждаться на совещании министров внутренних дел ЕС, затем на саммите глав государств союза, но никакой конкретики не ожидается. Ссылаясь на источники во властных структурах Евросоюза, агентство AFP сообщает, что решение вопроса о квотах отложено по крайней мере до сентября. Впрочем, несомненно, что до конца нынешнего года оно будет все же принято — и тут уж прибалтам не удастся отвертеться. Придется брать под козырек и исполнять. Что ожидает латышей, литовцев и эстонцев при подобном раскладе? Скорее всего, ничего хорошего, если исходить из признанного многими европейскими политиками провала «практики мультикультурализма», призванного обосновывать появление в ЕС огромных толп смуглокожих уроженцев юга и востока. Хотя и на этот счёт существуют разные мнения. Например, латвийский публицист Михаил Губин в свое время опубликовал вполне «тролльскую» по духу заметку, в которой уверяет: «Всё будет постепенно и неумолимо. Турецкий язык в школах и на бесплатных курсах, кебабы и кальяны, магазины халяльных продуктов… Комбинат по производству халяльного мяса (животных, убитых по мусульманским традициям) у нас уже есть. Как и решение Сейма на этот счёт. Положительное. Приходишь в магазин — а там появился отдел исламских товаров. Заходишь в парикмахерскую — а там зал для женщин-мусульманок отгородили. И сами они появятся в соответствующих нарядах. Включаешь телевизор: мэр города торжественно открывает мечеть. И уже никто не удивляется требованию знать турецкий язык…» Хорошо, если бы и в самом деле обошлось так мирно…

0

4

Зачем прибалтам так мало танков, если они ожидают российской агрессии?
25.06.2015

Не нападения Псковской десантной дивизии боятся в Таллине, Риге и Литве, а недовольства собственного населения, считает Виталий Третьяков.

Глава Пентагона Эштон Картер колесит по Европе с новым товаром – 250 американскими танками и бронемашинами, которые до конца года будут размещены в трех прибалтийских странах, а также в Польше, Румынии, Болгарии и в Германии. Как и зачем в эту компанию попала Германия, обладающая собственными мощными вооруженными силами, лично мне не совсем ясно, но дело не в ней.

Генеральный секретарь НАТО норвежец Йенс Столтенберг поддерживает и приветствует эту инициативу. (В скобках задам вопрос: занимал ли этот пост когда-нибудь такой политик, который бы возражал против решений Вашингтона?)

Но главное, что все это делается, разумеется, по просьбе самих европейцев. Во всяком случае, из Польши, Литвы, Латвии и Эстонии такие просьбы, причем весьма настойчивые, я бы даже сказал – истошные, действительно звучали. Почему?

Ответ известен. Россия "аннексировала" Крым, "вторглась" в Донбасс. Это, так сказать, факты.

Кроме того, Москва хочет "восстановить Советский Союз" и даже, возможно, задумала "захват всей Украины и, вероятнее всего, Польши". Это – рабочие гипотезы, которым, впрочем, некоторые европейские и американские политики, эксперты и журналисты предали модальность аксиом, то есть истин, не требующих доказательств.

Ну а далее: "защита демократии", "евроатлантическая солидарность" и пр.

Относиться ко всей этой цепочке "фактов", "прогнозов" и "аксиом" можно по-разному, но зачем вся эта переброска к российским границам американской бронетехники Вашингтону, в общем-то, понятно. Дело в "сдерживании и отбрасывании" России, во-первых. А во-вторых, собственно в Украине, нынешний режим который рухнет в течение максимум недели, если США и их военно-политический вассал Евросоюз перестанут оказывать ему поддержку. Но и с их поддержкой этот режим дышит на ладан, а в случае начала новых военных действий на востоке Украины (на что он рано или поздно, как раз для того, чтобы не рухнуть, вынужден будет пойти) ответный удар ополчения Новороссии может оказаться таким, что для обороны Киева потребуются уже настоящие военные профессионалы. И техника для них должна быть готова заранее. И как можно ближе к театру военных действий.

Ясно, зачем это Польше. Хотя только в горячечном бреду можно предположить, что Путин готовит захват этой страны (даже если бы большинство поляков за это проголосовало на референдуме), антирусские фобии и комплексы являются генетической основой геополитического мышления польского правящего класса. Это давно уже вопрос даже не политический, а медицинский. И ничего с этим не поделаешь.

Но вот зачем это самим маленьким восточноевропейским странам – Литве, Латвии, Эстонии, Болгарии, Румынии?

У Румынии, понятно, свой интерес – Молдавия, наличие которой на географической карте не укладывается в концепцию "великой Румынии". Болгария свою аналогичную концепцию, надо думать, давно уже забыла – выжить бы, какая уж тут "великая Болгария"! Сомневаюсь и в том, что даже правящий класс Болгарии, многократно предававший Россию, опасается агрессии со стороны Москвы. Так что тут, думаю, все сводится к простому приказу из Вашингтона.

Таким образом, остается феномен Литвы, Латвии и Эстонии. Вот эти явно чего-то боятся. Чего?

Допустим, одна из причин – кажущаяся им "агрессивность" России. И иллюзорные страхи бывают очень сильными и искренними.

Вторая причина хорошо известна. Оказавшись Европой, но слишком уж периферийной Европой, причем без собственной промышленности, эти три страны сделали центральной линией своей внешней политики поддерживание мифа о перманентно грозящей им русской военной агрессии. Это такой и политический, и собственно экономический бизнес. Только так удается постоянно доить брюссельскую корову и, разумеется, Вашингтон.

Правда, дойка не всегда бывает удачной. Например, из-за того, что Евросоюз сейчас активно перебрасывает часть своих резервов киевскому режиму, поток "брюссельского молока", идущий в Вильнюс, Таллин и Ригу, видимо, уменьшился. Именно этим, надо думать, вызван совершенно поразительный упрек, брошенный на днях президентом Эстонии Тоомасом Ильвесом Киеву: "Говорить, что мы не будем делать реформы, пока вы не дадите нам обещание (о членстве в ЕС) — это напоминает мне сценку из какого-то фильма, когда грабитель забегает в банк, приставляет пистолет к своему виску и говорит: "Дайте мне деньги, или я застрелюсь"".

Но есть еще главная и, кажется, никем пока не подмеченная причина.

В самих прибалтийских государствах при некотором внешнем благополучии дела идут далеко не лучшим образом. Молодежь массово уезжает из этих стран – искать счастья и денег на подсобных работах в разных странах, вплоть до Исландии. Причем уезжает как раз молодые эстонцы, латыши, литовцы. Кому охота жить в провинциальных и скучных Таллине или Вильнюсе, когда вся Европа перед тобой? Да и какую карьеру можно сделать молодым в сегодняшних прибалтийских странах? Кстати, сейчас, когда местные политики окончательно запугали население русской угрозой, а в Литве даже вернули обязательную военную службу, молодые побегут из Литвы, Латвии и Эстонии еще стремительней.

Параллельно, что отмечают все эксперты по этим странам, правящие там партии набирают все меньше и меньше голосов на выборах. И это еще при том, что в Латвии, например, то ли 200, то ли 300 тысяч местных русских по-прежнему лишены права голосовать на общенациональных выборах. А ведь рано или поздно это право им придется дать. Не может же Евросоюз вечно закрывать на это глаза.

Короче говоря, электоральная база под нынешними прибалтийскими режимами стремительно сужается. Это подтверждают результаты всех последних парламентских и президентских (там, где они есть) выборов в Прибалтике.

И, естественно, местные элиты понимают, что в течение ближайших 10 лет мягким парламентским путем (а может, и по методу майдана, но иной, чем на Украине, направленности) в Латвии и Эстонии в первую очередь, но с большой вероятностью — и в Литве, к власти придут партии, ориентирующиеся не на конфронтацию с Россией, а на теснейшее сотрудничество с ней. А если еще эта новая власть даст местным русским право голоса? А ведь она им это право даст.

И что тогда поможет удержать власть в Литве, Латвии и Эстонии тем, кто ее захватил, кстати, обманув местных русских, в начале 90-х? Прибалтийские элиты прекрасно помнят события весны 2007 года в Таллине, связанные с демонтажем памятника советскому солдату ("Бронзового солдата").

Сохранить свою власть эти элиты смогут только в случае реального присутствия американских военных на своей территории. Вот для чего им нужны американские танки и бронетранспортеры. Не нападения Псковской десантной дивизии боятся в Таллине, Риге и Литве, а недовольства собственного населения, которое однажды без всякой русской конницы и без русских танков мягко или жестко снесет эти этнократические режимы. Тем более что свои Донбассы есть в Латвии и в Эстонии точно. Отсюда и искренность желания политиков Литвы, Латвии и Эстонии разместить у своих кабинетов американскую военную технику.

В этом смысле нельзя не оценить дальновидность этих политиков. И, надо думать, эту перспективу они весьма доходчиво и аргументировано доносят до Вашингтона. А американцы, осуществив свою давнюю геостратегическую мечту, пришли в Прибалтику совсем не для того, чтобы в ближайшие годы отсюда убраться. Ведь не исключено, что тот же мэр Риги Нил Ушаков, с улыбкой радости встречавший американские танки в рижском порту, с такой же улыбкой через десять лет будет их провожать.

Кстати, подобная обеспокоенность явно мучает и правящий класс нынешней Румынии и особенно Болгарии.

Именно в этом главная причина того, что в 2015 году 250 американских танков и бронетранспортеров будут перекинуты к границам России. Ведь для того, чтобы отразить "российскую агрессию", этой техники явно мало. А вот для того, чтобы оградиться от недовольства собственного населения, вполне достаточно. Так, по крайней мере, кажется тем, кто сидит в президентских и правительственных дворцах Риги, Таллина и Вильнюса. Но не исключено, что в 2016-м они потребуют большего.

0

5

Квоты от Юнкера, или Реквием по Балтии
14.09.2015, Владимир Нестеров

За участие в военных авантюрах США литовским «младоевропейцам» придётся отвечать.

При вступлении этих стран в 2004 году в Евросоюз их граждане в большинстве своём полагали, что их принимают в «клуб избранных».

Конечно, им приходилось слышать, что в Париже и Гамбурге, Лондоне и Марселе, Брюсселе и Мюнхене уже целые городские кварталы заселены выходцами из африканских и азиатских стран.

Думалось, однако, что к ним, в Таллинн и Ригу, Вильнюс и Каунас, «чёрным» и «цветным» не добраться.

Европейский союз существовал в воображении граждан прибалтийских стран для того, чтобы выделять для них миллионы евро из союзных фондов.

Однако всё пошло не так. Жёсткие стандарты ЕС стали механизмом, пустившим под нож целые отрасли экономики. Было ликвидировано или перепрофилировано большинство производств, которые в ЕС сочли неконкурентоспособными. Например, в Латвии разрушили рыболовство и рыбопереработку, текстильную, обувную, электронную промышленность, полностью уничтожили сахарную отрасль.

Сейчас экономические беды стран Прибалтики довершает политика санкций и ответные меры России. Так, экспорт литовских товаров в РФ в январе - июле 2015 года по сравнению с тем же периодом 2014 года упал на 54,7%, сообщает Baltic News Service. На 94,2% снизился экспорт литовских молока и молочных продуктов, а мясо и мясные продукты в Россию в этом году не экспортировались вообще.

Минфин Литвы заявил, что найти альтернативу российскому рынку не удалось. Добавим: и не удастся.

Сокращение рабочих мест вызвало массовую эмиграцию, особенно среди молодежи. Латвия и Литва потеряли примерно пятую часть населения. Население Эстонии сократилось на 5,5 %.

До какого-то момента все эти жертвы компенсировались в сознании прибалтийских жителей, никогда толком не имевших своей государственности (исключая Литву), чувством принадлежности к «великой семье европейских народов». Казалось, что в ЕС они - «равные среди равных».

Поддерживало и американизированное сознание своей новой исторической миссии - быть на переднем крае борьбы «цивилизованного мира» против «агрессивной и варварской России». Заодно вдохновляла борьба против «внутреннего врага» - русских «неграждан», только и помышляющих о том, как бы снова восстановить колониальное иго Москвы над свободолюбивыми народами Балтии.

«Великий перелом» в умах жителей этой окраинной части Европы начался после того, как западную часть континента стала захлёстывать волна беженцев. Проблема пришла в
Прибалтику в виде установленных для них квот на приём мигрантов. Хотите, не хотите - принимайте

Поначалу всё выглядело скромно. В июле официальная Рига выразила готовность принять 250 мигрантов, Таллинн - 84-156 человек, а Вильнюс совсем немного – 50-60.

Однако пришел сентябрь, и настроения в Еврокомиссии переменились. Если в июле ЕК соглашалась принять на территории ЕС 40 тыс. беженцев, раскидав их по 28 странам, то теперь Ж.-К.Юнкер потребовал увеличить этот показатель вчетверо (40.000+120.000=160.000).

Обновились для прибалтийских «младоевропейцев» и квоты. Теперь Латвия должна принять 776 беженцев, Литва — 1105, Эстония — 523. Для острастки в Брюсселе уже показали железный кулак: Юнкер предупредил, что квоты для членов ЕС обязательны, а страны, которые откажутся принять мигрантов, будут подвергнуты финансовым санкциям.

И тут началось…

Бывший министр иностранных дел Эстонии, депутат Европарламента Кристийна Оюланд обрушилась с критикой на «политкорректные слюни» Евросоюза и объявила об угрозе белой расе. В Латвии общественность затеяла споры, кто хуже – чёрные африканцы или русские. Бывший министр обороны Латвии и тоже депутат Европарламента Артис Пабрикс пояснил, что Латвия не может принимать африканцев, так как жестоко пострадала от насильственной колонизации русскими.

Широко обошло СМИ прибалтийских «младоевропейских» демократий высказывание капитана эстонской армии Ханнеса Вырно, который назвал темнокожих беженцев «черномазыми» и «дикарями». «А всем вам, кто не имеет собственного мнения, - заявил эстонский офицер, - в Эритрее, откуда в Эстонию приедут беженцы, имеются варианты выбора 50:50 — коммунистический леворадикальный красный китаец и радикальный мусульманин-джихадист. Оба нуждаются в прибежище. Какого дикаря предпочитаешь?»

По Прибалтике прокатились протесты националистов. Прибывших в центр для беженцев в эстонскую деревушку Вао встречали одновременно митинг протеста местных жителей, автопробег сотни байкеров и гордые эстонцы в футболках с изображением норвежского серийного убийцы Андерса Брейвика. Сам центр приёма беженцев жители деревушки подожгли.

«Дебаты закончились, и начался Дикий Запад - так прокомментировал обстановку, сложившуюся в Эстонии в результате установления этой стране квоты на приём беженцев главный редактор эстонских изданий Delfi и Eesti Päevaleht Урмо Соонвальд. - Непонимание и отсутствие эмпатии по отношению к беженцам — проблема, способная попросту взорвать эстонское общество».

Вряд ли господин Соонвальд сильно преувеличивает. Квоты от Юнкера – это лишь начало подъёма по лестнице, ведущей вниз. За участие в военных авантюрах США, за «атлантическую солидарность», за разорение Ближнего Востока эстонским, латышским, литовским «младоевропейцам» придётся отвечать тоже.

Они считали, что Россия - это Азия в Европе. Теперь Азию в придачу с Африкой они увидят у себя дома.

+1

6

Латвия отгородится от Белоруссии стеной
http://3mv.ru/_pu/494/52961991.jpg

Премьер-министр Латвии рассказала местному телевидению о том, что правительство страны сейчас рассматривает возможность строительства стены на границе с Белоруссией. Непосредственная причина — участившиеся случаи перехода с белорусской территории в Латвию, члена Евросоюза, нелегальных мигрантов. Белоруссия в данном случае оказалась транзитной страной для сотен беженцев.

Премьер-министр Латвии Лаймдота Страуюма в интервью Латвийскому телевидению рассказала, что в рамках противодействия нелегальной миграции ее страна может возвести заграждение на границе не только с Россией, но и с Белоруссией. По ее словам, за последнее время заметно выросло количество случаев, когда мигранты незаконно проникали на территорию Латвии через границу с Белоруссией (ее протяженность составляет 172,9 км).

«Это вызывает опасения не только с точки зрения охраны границы, но и заставляет думать о создании какого-то нового пути, по которому беженцы проникают в ЕС, — цитирует премьера латвийское информагентство Leta. — Уже две группы [нелегальных мигрантов] пришли из Беларуси. Многие европейские государства строят заборы, и это может быть возможным решением. Венгрия построила забор на границе с Сербией и хочет сделать то же самое на границе и с другими странами. Хорватия думает о возведении забора. Поэтому проникнуть в ЕС через эти страны станет сложнее».

Как сказала глава правительства Латвии, на первом этапе такой забор может быть построен на самых «проблемных» участках границы с Белоруссией — то есть тех, которые чаще всего используются контрабандистами и проводниками нелегалов.

«Это будет забор с третьими странами. Гораздо страшнее, если мы начнем строить заборы внутри Европы», — резюмировала г-жа Страуюма.

Нелегальные мигранты, попавшие в Латвию, помещаются в так называемый центр расселения в Муцениеках. Если их в дальнейшем не экстрадируют и позволяют остаться в стране, то выплачивают пособие и дают разрешение на поиск работы в городах Латвии. Однако сейчас в стране обсуждается вопрос снижения этого пособия до уровня ниже 256 евро в месяц на человека.

Инцидент с задержанием двух крупных групп нелегальных мигрантов, о котором упомянула премьер Латвии, действительно имел место и сильно озадачил пограничников двух стран. Пресс-секретарь Госпогранкомитета Белоруссии Александр Тищенко прокомментировал это так: «Обе группы беженцев — из Ирака. В одной было 28 человек — из них 15 детей, в другой — 29 человек. Они были обнаружены недалеко от латвийско-белорусской границы. Вопрос в том, как они туда попали: ни на нашей, ни на латвийской стороне не обнаружено признаков пересечения границы. Даже если предположить, что они шли «след в след», должна была остаться тропа».

По словам Тищенко, потоки незаконной миграции в ЕС через Белоруссию в последнее время возросли. При этом для сопровождения групп беженцев, направляющихся через Россию и Белоруссию в страны Евросоюза, в качестве проводников все чаще используются граждане России и Латвии — жители латвийского приграничья.

«Даже если предположить, что эти 57 человек действительно попали в Латвию из Беларуси, то такой поток беженцев просто несоизмерим с количеством тех же беженцев, которое Латвия может получить, когда по странам ЕС будут распределять мигрантов в рамках обсуждаемых сейчас Евросоюзом квот, — говорит аналитик проекта BIPART Инна Ромашевская. — Как мне думается, премьер-министр Латвии так просто пытается успокоить электорат, встревоженный общей проблемой мигрантов в странах ЕС. Лучший способ для этого — педалировать тему опасности со стороны России, а Беларусь в данном случае «попалась под руку» по причине действительно произошедшего недавно инцидента с мигрантами. Ну и, наконец, никто пока не отменял ведомственные интересы, связанные с освоением бюджета на оборудование границы».

Действительно, в Латвии уже не впервые говорят о необходимости укреплять границы с Россией и с Белоруссией. Так, в марте 2015-го министр внутренних дел Латвии Рихардс Козловскис рассказал о планах создания новой пограничной линии со странами, не входящими в ЕС.

Эта линия, шириной 12 м, должна быть оборудована современными системами безопасности, видеокамерами и сенсорами. Задача специального технического оснащения — увеличить скорость реакции погранслужбы на возможные угрозы.

Оценочная стоимость этого проекта --15 млн евро. Однако пока финансирование выглядит более скромным: в 2015-м в Латвии на проект обустройства восточной границы выделено 0,5 млн евро, бюджет на 2016 год — более 3 млн евро. Однако сейчас в Латвии не скрывают, что благодаря кризису, который разразился в Европе из-за наплыва беженцев, они рассчитывают на резкое увеличение финансирования Брюсселем проектов, задача которых — закрыть от беженцев восточные рубежи ЕС.

Между тем строительство Латвией (а вероятно, и Литвой) стены на границе с Белоруссией, несомненно, возмутит официальный Минск. Что чревато для них серьезными экономическими последствиями, поскольку их экономики в значительной степени зависят от отношений с Белоруссией.

Белорусские компании активно используют прибалтийские порты для транзита различных экспортных грузов, прежде всего продуктов нефтепереработки, калийных и азотных удобрений, древесины и металлопроката. Везти груз из Белоруссии в порты Клайпеды и Риги намного выгоднее, чем до российских или украинских морских гаваней.

Для Латвии Белоруссия — второй по значимости «транзитный» партнер после России. Белорусские грузы составляют 12–15% от общего грузооборота транспортной системы страны. Сейчас Латвия пытается нарастить белорусский грузопоток в порты Риги и Вентспилса, а в Рижском порту готовы создать все условия для приема белорусских нефтепродуктов, модернизировать и расширить имеющиеся перевалочные мощности.

Для латышей это особенно важно, учитывая что российская «Транснефть» заявила о своих планах по переводу транзита нефтепродуктов из латвийских портов в отечественные морские гавани Новороссийска, Усть-Луги и Приморска. Теперь белорусское госпредприятие «Белорусская нефтяная компания» собирается купить терминал для перевалки жидких грузов в Рижском свободном порту.

В Литве тоже время от времени обсуждают строительство стены на границе с Белоруссией, но официально эти планы не сообщают — экономика Литвы зависит от белорусского транзита намного сильнее, чем экономика Латвии.

Доля белорусского грузопотока в общей структуре перевалки через Клайпедский порт составляет 35% и постоянно растет. Белорусское госпредприятие «Беларуськалий» (крупнейший производитель калийных удобрений в мире) через Клайпеду отгружает на экспорт около 90% своей продукции.

Кроме того, белорусы обеспечивают, по некоторым оценкам, до 50% товарооборота вильнюсских магазинов. Дело в том, что очень многие минчане практически каждые выходные ездят в Вильнюс, чтобы купить там дешевые и качественные продукты или потребительские товары либо просто погулять по старинному городу и посидеть в местных ресторанах. Причина популярности такого «туризма выходного дня» в том, что Вильнюс ближе к Минску (165 км), чем любой из областных центров самой Белоруссии.

Два года назад Литва уже пыталась построить стену на границе с Белоруссией. Правда, тогда в роли нелегальных мигрантов выступали дикие кабаны.

На тот момент в Белоруссии была эпидемия африканской чумы свиней (АЧС), и литовцы опасались занесения на свою территорию вируса АЧС дикими животными. До реального строительства стены дело тогда не дошло — все ограничилось дезинфекцией туристов на границе и действующим до сих пор запретом провозить с собой любые мясные продукты, вплоть до бутербродов с колбасой.

«Для Беларуси строительство стены на границе с ЕС — плохой знак, это означает, что мы уже не являемся гарантией их безопасности от вторжения Российской армии в Европу. Ситуация еще могла измениться в нашу пользу, если бы на прошедших выборах был цивилизованный подсчет голосов, тогда ни у кого в ЕС не возникли бы сомнения во «всенародной поддержке» переизбранного президента», — говорит белорусский политик и предприниматель, бывший политзаключенный Андрей Климов.

По его словам, это дало бы Лукашенко не только карт-бланш на реформы во время кризиса, но и служило бы веским основанием для его заверений о том, что Белоруссия не будет втянута в войну ни с Украиной, ни с НАТО. «На деле реальный расклад таков, что у него даже нет 50% голосов избирателей. Это делает его игрушкой в руках Путина, — замечает Климов. — Поэтому сам факт строительства этой стены для нас, белорусов, предостережение — таким образом европейцы дают нам понять, что следующим объектом присоединения к РФ станет наша страна».

0

7

О Прибалтике завтра и экономическом похмелье после русской халявы

Наблюдая за постоянными шараханиями из стороны в сторону наших прибалтийских соседей, задумался, почему все так странно выглядит. Нелогично. С одной стороны — постоянные крики об оккупации "в те времена" и демонстрация откровенной русофобии, с другой — постоянные визиты в Россию различных представителей от экономических структур разного уровня.

Получается, политика политикой, а бизнес — бизнесом? Опять нелогично. Вообще, если глубоко не копать, то логику проследить сложно. Но можно. И на поверку, логика находится весьма легко и просто.

Все началось не вчера. Начну с небольшого экскурса в историю. А именно в тридцатые годы прошлого века, когда темная империя Советский Союз подмяла под себя гордые, но маленькие прибалтийские государства и сделала их своими республиками.

Хотя насчет государств — это я погорячился, да. Та же Литва, если кому интересно, до момента окончательного попадания в СССР меняла независимость на принадлежность и обратно как носки. Ну да ладно, речь не о том.

А речь о том, что, как и положено империи, СССР начал злобно угнетать свои новые приобретения. А так как в этих республиках ровным счетом не было ничего из полезных ископаемых, и вывозить было реально нечего, то началась индустриализация. И были построены десятки промышленных объектов на прибалтийских территориях.

Построены и запущены. И территории, которые испокон веков были задворками и огородами других империй, вдруг преобразились и стали развиваться. Развились...

Особенно красочно это демонстрировалось и преподносилось после того, как республики в очередной раз стали независимыми. То есть, после 1991 года. Но к вопросу независимости мы вернемся чуть-чуть позже, тут интересный аспектик возникнет.

Вроде бы да, ВВП на душу населения с 1993 по 2008 гг. в Прибалтике вырос аж в 3,6 раза. Если в долларах на душу населения, то в Латвии 18 тысяч, в Литве 19,5 тысячи, в Эстонии 22 тысячи.

А в России он вырос только в 2 раза и составил 21,6 тысячи тех же американских долларов.

Вроде бы все логично и все сходится. "Отпущенные на волю" государства начали самостоятельный путь развития и демонстрацию небывалого роста экономики.

Однако давайте повнимательнее посмотрим, а за счет чего прибалты так успешно развивались и поднимали этот самый ВВП. Понятно, что не за счет шпрот и своего могучего сельского хозяйства и промышленности. Собственное производство так и не стало сильной стороной прибалтов, чтобы они об этом не говорили. Все выглядело более чем скромно, что в тоннах, что в рублях или долларах.

А контрсанкции последнего времени со стороны России очень здорово ударили по этому самому ВВП. Шум и крики от Европы все помните? Польские яблоки, молдавские сливы, бельгийские груши и так далее? Прибалтов как-то на общем фоне слышно не было, хотя поставляли они в Россию от 60 до 80 процентов своей сельхозпродукции.

На самом деле прибалты, как в поговорке про "А и Б", сидели на трубе. Не совсем, конечно, на трубе, но похоже.

Львиная доля прибылей прибалтийских теперь государств складывалась из денег, полученных от России. То есть, фактически мы содержали и пока продолжаем содержать тех, кто в нас старательно плюет. Парадокс, правда?

А все просто. Никто же не отнял у прибалтов порты. Роскошные, заново выстроенные после войны порты на Балтике. Через которые проходил грузооборот объемом примерно 100 млн. тонн, за перевалку которого Россия платила до 1 млрд. долларов в год. Миллиард немного? Возможно.

Смотря по чьим меркам. А по меркам Прибалтики — вполне. Почти 4,5% суммарного ВВП Литвы, Латвии и Эстонии вместе взятых за 1998 год. Потом же начался рост экономики и у нас, уже после 2000 года. Естественно, экспорт России тоже рос, а вместе с ним увеличивался и объем перевалки в прибалтийских портах.

По итогам 2014 года этот показатель достиг 144,8 млн. т., в том числе:
Рига — 41,1 млн. т.
Клайпеда — 36,4 млн. т.
Таллин — 28,3 млн. т.
Вентспилс — 26,2 млн. т.

И где тут шпроты и молоко, ударно пополняющие бюджеты прибалтийских стран?

Кстати, о трубе. Труба есть. И сидит на ней Латвия. Огромный и современный по тем меркам терминал в Вентспилсе. Один из двух в СССР, где кроме нефти можно было транспортировать, например, аммиак. Очень дорогое сырье, кстати. Второй терминал был в Одессе...

Труба Вентспилса позволяла перекачивать более 30 млн. т. нефти в год. Перевалка обходилась примерно в 0,7 доллара за баррель, а баррелей в тонне 7,33. Применив страшное оружие калькулятор, получаем цифру в 154 миллиона долларов. И то по самым скромным прикидкам.

К 2009 году общий объем зарубежных поставок российской нефти достиг 246 млн. т, из которых через прибалтийские порты в год проходило 140 миллионов. Это уже другие расклады. Это 700 миллионов долларов. Увесисто, учитывая, что фактически никаких особых затрат Латвия на строительстве не несла. Сплошная халява и денежный поток со стороны "оккупантов".

Это в других странах, победнее, этих цифр не знают. А то бы к Лаврову уже очередь выстроилась с просьбой о такой оккупации. Или к Путину.

Хорошо, труба. Но раз есть порт — значит, есть и перевалка морских контейнеров. Даже сегодня, когда в активную работу включились Санкт-Петербург, Калининград и Усть-Луга, на долю Латвии (Рига, Лиепая, Вентспилс) приходится 7,1% нашего контейнерного оборота (392,7 тысячи штук), Литвы (Клайпеда) — 6,5% (359,4 тысячи штук), Эстонии (Таллин) — 3,8% (208,8 тысячи штук).

За перевалку одного контейнера берут от 180 до 230 долларов США, что на троих портовладельцев в год составляет больше 200 млн. долларов в год.

А ведь кроме нефти, угля и контейнеров, Балтийским морем Россия возит минеральные удобрения, лес, металлы. До 2004 года через Прибалтику проходило около 90% всего российского морского экспорта, обеспечивая странам не менее 18−19% их совокупного ВВП. Сюда еще следует приплюсовать и железнодорожный транзит. Он тоже денег стоит. Например, в 2006 году только одна Эстония принимала из России в среднем 32 поезда в сутки, что только Таллинскому порту приносило около $117 млн. долларов ежегодно.

А хорошо устроились, да?

И вот после этого всего еще и звучат какие-то постоянные вопли о "советской оккупации". Ничего себе оккупация, наследие которой дает 30% того самого ВВП, которым так кичатся в Прибалтике. И постоянно говорить о каких-то там долгах России перед странами Балтии... Кто кому должен?

Не стоит еще забывать о рабочих местах, которые обеспечивала им Россия в портах, на железнодорожных узлах и так далее.

Теперь плавно перехожу к основному тезису. И звучит он так:

Халява не может быть вечной!

Тем более откровенно антироссийской направленности.

Мы наблюдаем сегодня, что произошло с одной страной, правители которой возомнили, что сидя на трубе в Европу, они могут диктовать условия. Результат очевиден. Труба будет в другом месте, а стране Европа больше не светит, поскольку без трубы она ничего из себя сегодня ценного для Европы не представляет. Увы, но факт.

А началось-то все не вчера. Хотя как посмотреть. Я думаю, что точкой отсчета начала конца прибалтийских монополий стало 15 июня 2000 года, когда Министерство транспорта РФ приступило к реализации проекта строительства порта в Усть-Луге.

Хотя правильнее говорить о целой программе, предусматривавшей опережающее развитие всех российских портов на Балтике. Благодаря ей грузооборот Усть-Луги вырос с 0,8 млн. тонн в 2004 году до 10,3 млн. тонн в 2009-м и 87,9 млн. тонн в 2015-м.

А по итогам 2014 года российские порты обеспечили уже 35,9% всего контейнерного оборота на Балтике, и эта цифра будет только увеличиваться.

Использование своей инфраструктуры без таможенных оформлений и валютных операций более выгодна российским экспортерам. И ключевое слово здесь — собственная.

Да, наследие Советского Союза в некоторой степени нам дается тяжело, особенно в таких вопросах, как транспортировка грузов через территории бывших советских республик. Но процесс перехода запущен, и, уверен, в итоге транспортное "окно в мир" станет на 100% российским.

Это и к тому относится, что некоторые силы у нас в стране огульно рассказывают на всех углах о "стране-бензоколонке", в которой ничего не строится, кроме танков. Оказывается, строится. И строится так, что надобность в прибалтийских транзитерах отпадает с каждым днем все больше и больше. Сами сможем.

Взаимодействие с Прибалтикой в транспортных вопросах неуклонно падает. По железнодорожным перевозкам — в пять раз. По контейнерным — в четыре. По объему генеральных грузов — в три. Только за 2015 год перевозка нефти и нефтепродуктов через порты стран Балтии упала на 20,9%, каменного угля — на 36%, даже минеральных удобрений — на 3,4%. Да, по минудобрениям прибалты еще сохраняют позиции. Пока сохраняют...

А если взять цифры открытых источников за первый квартал 2016 года... Относительно снижения товарооборота в прибалтийских портах, там вообще зрада. Или перемога, смотря с какой стороны поглядеть.

Рига — снижение на 13,8%. Таллин — снижение на 16,3%.

На фоне этого падения товарооборота становятся понятными участившиеся визиты представителей сектора экономики стран Балтии.

Опомнились... Иначе и не скажешь.

Первыми, как ни странно, сообразили в Эстонии. Там оперативно подсчитали, что к концу текущего года в таллинском порту без работы могут оказаться примерно 6 тысяч человек. И еще до 1,2 тысячи придется сокращать на железной дороге, из которых как минимум 500 человек — в ближайшие 2−3 месяца. Вообще, в сегодняшних реалиях тотальная убыточность железных дорог Прибалтики в целом, уже не вызывает сомнений. Понятно, что пассажирскими перевозками никогда не компенсировать деньги, которые "ушли" по российским дорогам в российские же порты.

Доигрались, с чем и поздравляем. Дальше-то что?

А дальше печаль и тоска в стиле Украины. Не стоит лишний раз говорить, но скажу: что Украина, что Прибалтика все эти 20 лет независимости жили исключительно благодаря огромному терпению России. А терпению вдруг пришел конец.

И выяснилось, что и без украинской трубы мы проживем, и без литовских, латвийских и эстонских портов. Сложнее, конечно, но процесс запущен. Да, ситуация складывалась так, что наша сторона была вынуждена терпеть хамство в ответ на уговоры и увещевания в стиле "Ребята, давайте жить дружно!"

Теперь будем наблюдать, что же дальше-то, как пойдет процесс развития могучих экономик стран Балтии, без подпитки со стороны России.

Конечно, это не завтра и не послезавтра. Думаю, в течение 4-5 лет, когда товарооборот России и Прибалтики будет приближаться к уровню нуля, можно будет начать наблюдать превращения Латвии, Литвы и Эстонии в их историческое состояние. А именно в бедные, глухие и, самое обидное, никому не нужные хуторки-задворки. Не нужные никому: ни России, ни США, ни Европе.

А то, что это мы будем наблюдать, сомнений почему-то не возникает. И, кстати, войска НАТО, скорее всего, из Прибалтики уйдут. Сами. Ибо смысла их там держать не станет никакого. Охранять от России ржавеющие рельсы и портовые краны — удовольствие дорогое и более чем сомнительное. И пустеющие никому не нужные территории, жители которых будут крутить гайки или что-то еще в Европах.

Похмелье от окончания российской халявы будет тяжелым.

0

8

Бумеранг ксенофобии: Прибалтика озабочена судьбой соотечественников в Британии
8.07.2016, Александр Шамшиев
 
Ощущения литовцев, латышей и эстонцев после Brexit – калька с ощущений русскоязычных после распада СССР

Исход британского референдума о выходе страны из Евросоюза поставил под вопрос благополучие многочисленных иммигрантов из стран Балтии.

По самым скромным подсчётам, на территории Альбиона проживают порядка 145 тысяч литовцев, 100 тысяч латышей и 17 тысяч эстонцев.

Большинство отправились в Британию в поисках лучшей жизни после вступления Литвы, Латвии и Эстонии в ЕС в 2004 году. Теперь они опасаются, что после Brexit атмосфера в Соединённом Королевстве изменится в худшую сторону.

Некоторые уже ощущают негатив на себе, что немудрено, ведь одним из ключевых посылов сторонников кампании за выход была простая мысль, что мигранты разрушают национальную экономику.

Переживают за сограждан и власти на родине. Министр иностранных дел Литвы Линас Линкявичюс написал письмо на имя британского секретаря внутренних дел Терезы Мэй с просьбой не допустить ксенофобских выпадов в адрес литовцев. «Мы обеспокоены такими участившимися случаями, так что я… выразил обеспокоенность в связи с этими участившимися событиями, когда люди становятся жертвами насилия предположительно по этническому принципу», – передал министр содержание письма.

Он также передал британским властям, что литовская диаспора напугана повысившимся напряжением в британском обществе, и пожелал, чтобы ксенофобские настроения не распространялись дальше.

Ранее схожие идеи высказывал его латвийский коллега Эдгар Ринкевич, который сообщил, что защита соотечественников станет приоритетом в дальнейших переговорах с Британией.

Он выразил надежду, что Лондон «эффективно отреагирует на все случаи проявления нетерпимости по отношению к латвийцам».

Если переговоры в формате Британия – ЕС окажутся безрезультатными, Латвия рассчитывает продолжить общаться с британской стороной в двустороннем порядке и даже заключить с Лондоном особый социальный договор относительно заботы о латышах. О важности защиты «своих людей» на чужбине говорили и в МИД Эстонии. Все, как одна, страны Балтии ещё до Brexit настаивали на том, что мигранты ни в коем случае не должны подвергаться дискриминации в Британии.

Тревогу Вильнюса, Риги и Таллина за судьбу своих сограждан нельзя назвать безосновательной. Ещё до дня голосования 23 июня в диаспорах циркулировали панические настроения.

Немецкая газета Deutsche Welle специально пообщалась с мигрантами из Прибалтики накануне референдума – многие говорили о беспокойстве, чувстве неопределённости и том, что живут в «режиме ожидания». Их опасения подтвердились: практически сразу после известий о победе сторонников Leave («за выход») по Британии прокатилась волна антимигрантских выступлений – вандализм, угрожающие граффити, всплеск неприязни на бытовом уровне.

Уроженцы Прибалтики стали чаще жаловаться на агрессивное отношение со стороны британцев.

Им пришлось основать тематические сообщества в социальных сетях, чтобы делиться историями нападок. «Мне даже плакать хочется. Приходится слышать такие комментарии, как "пакуй свои чемоданы и езжай туда, откуда приехала", – жаловалась Лайма Бренцс, руководитель бюро консультаций и переводов в городе Спалдинг. – Даже коллеги, с которыми многие годы были дружеские отношения, позволяют себе спрашивать: "Ну, ты уже закончила собирать сумку?"»

Глава литовской диаспоры Даля Асанавичюте выразила настроения общины: «Мы шокированы. Буквально шокированы... Никто не знает, что будет дальше». Ситуация может ухудшиться – прибалтийская пресса обсуждает, что получить разрешение на работу отныне мигрантам будет сложнее без заключения новых международных договоров.

В некоем кармическом смысле страхи и тревожные ощущения литовцев и латышей в современной Британии, выбравшей путь неограниченного суверенитета, являются зеркальным отражением того, как ощущали себя русскоязычные в Прибалтике в 1988–1991 годах, когда три республики мчались к независимости от СССР.

Обидные граффити «убирайтесь, паразиты» и националистические лозунги опьянённых успехом Brexit в Британии до боли напоминают «убирайтесь, оккупанты», «Иван, иди домой» и «чемодан, вокзал, Москва», звучащие на митингах и фигурирующие в газетах эпохи «Саюдиса» и Народных фронтов.

Равно как и немыслимые ситуации, когда вчерашние соседи и коллеги по работе начинают вдруг намекать людям на то, что им пора убраться на историческую родину, – это также отлично знакомо русскоязычным Прибалтики, и именно это сейчас испытывают литовцы, латыши и эстонцы в Британии, а балтийские власти пытаются предотвратить. Не говоря уже об известной истории, когда в начале 90-х сотни тысяч русскоязычных Латвии и Эстонии в одночасье лишились гражданства и получили беспрецедентный в европейской и мировой практике статус неграждан.

Вместо возможной канадской или бельгийской модели многоязычия три республики объявили государственными исключительно языки титульных наций. В Литве, помимо русских, ущемлёнными себя ощутили поляки; до сих пор они вместе с русскими проводят митинги и пикеты в защиту школ нацменьшинств и права учиться на родном языке (последний состоялся 16 июня у посольства США в Вильнюсе).

Чаяния тысяч прибалтийских мигрантов в Британии сейчас выглядят как вернувшийся бумеранг из 90-х – напоминание о том, насколько ужасно оказаться чужим в стране, где на тебя сваливают все беды, что в итоге приводит ко множеству личных трагедий.

Власти Литвы, Латвии и Эстонии, в свою очередь, получили редкую возможность понять, почему Москву волнует судьба соотечественников, где бы они ни находились, и почему русских беспокоит институт негражданства и дела с русскоязычным образованием в странах Балтии.

0

9

НАТО сводит Прибалтику с «имперских» рельсов
Проблемы с быстрой перевозкой военной техники – одна из причин, по которой страны Прибалтики хотят избавиться от железной дороги с российской шириной колеи  
22 июня 2016

Страны Прибалтики подписали соглашение о строительстве железнодорожной магистрали Rail Baltiс. Большую часть расходов возьмет на себя ЕС. Проект, который задумывался с начала нулевых, свяжет Прибалтику с Европой более узкой «европейской» колеей. В строительстве дороги заинтересовано НАТО, которое ускорит переброску бронетехники в Прибалтику.

Эстония, Литва и Латвия подписали соглашение о строительстве железнодорожной магистрали Rail Baltiс. Как накануне сообщили в эстонском министeрстве экономики и коммуникаций, проект обойдется в сумму более 3,5 млрд евро. Причем около 85% этой суммы выделят из структур ЕС. В феврале Эстония, Латвия и Литва подали ходатайство в Еврокомиссию на финансирование первого этапа строительства железнодорожной трассы.

«Руководству НАТО необходимо быстрое и оперативное перебрасывание военных и иных грузов в Прибалтику»

На новые рельсы

Проект железной дороги с узкой – европейской – колеей через Литву, Латвию и Эстонию вынашивался давно. Еще в 2001 году прибалтийские страны подписали договор о создании железной дороги с европейской шириной колеи, которая соединила бы все три страны с Центральной Европой. Идеологическое обоснование проекта заключалось в том, что после вступления прибалтийских государств в ЕС железнодорожная колея остается «имперской» (ширина – 1520 мм, как в России и странах СНГ), в отличие от колеи остальных стран ЕС (1435 мм).

Rail Baltic должна связать страны Западной Европы с Прибалтикой через Варшаву, Вильнюс, Каунас, Ригу, Таллин и далее, с помощью парома, с Финляндией. Общая протяженность дороги составит более семисот километров. На данном этапе продолжаются подготовительные работы: экологические экспертизы, расчеты, консультации. Если сроки будут соблюдены, то строительство начнется в 2019 году, а закончится в 2026-м. Согласно изначальному плану, строительство дороги должны были закончить в нынешнем году.

Потенциал Rail Baltic оценивается в ежегодную перевозку 5 млн пассажиров и 16 млн тонн грузов. Однако есть некоторые проблемы. Например, нужно согласование скоростного режима на всей протяженности трассы. Еврокомиссия требует максимальную скорость до 240 км/час, однако пока в прибалтийских государствах готовы говорить о максимальной скорости в два раза меньше. Кроме того, темпы реализации начального этапа серьезно разнятся: если Литва уже построила первый участок трассы (завершить строительство планируется к концу этого года), пока не признаваемый Еврокомиссией как участок Rail Baltic, то Латвия практически не приступила к детальной привязке проекта к местности.

В Эстонии не скрывают, что в реализации проекта больше всего заинтересован блок НАТО. Единое железнодорожное сообщение по «европейской колее» маршрута Варшава – Таллин ускоряет доставку военной техники и оборудования союзников по альянсу в прибалтийские государства. Сегодня военная техника НАТО достигает Эстонии, Латвии и Литвы морским путем через Ригу, откуда перегружается на ж/д составы.

Исторически и географически Россия и Прибалтика имели тесные железнодорожные связи. В 1990-е годы Прибалтика была монополистом российского транзита, однако сегодня она его фактически потеряла.

«Одинаковая железнодорожная колея имела смысл еще несколько лет назад, но со временем этот факт станет совсем малосущественным в результате происходящих геополитических изменений. Грузовые перевозки по железной дороге между РФ и Прибалтикой стремительно сократились за последние 10 лет, и причиной этого стала ярко выраженная антироссийская политика Литвы, Латвии и Эстонии», – говорит первый вице-президент Российского союза инженеров Иван Андриевский.

О чем можно говорить, если два месяца назад Россия вдвое сократила железнодорожный транзит в направлении Эстонии – с 12 до 6 поездов в день, в то время как 10 лет назад этот показатель равнялся 32, добавляет он.

Надо сказать, что все эти годы Россия не сидела сложа руки. Она перестраивала логистику своих поставок в Европу и теперь оказалась готовой к появлению Rail Baltic. Грузооборот одного только порта Усть-Луга по итогам 2015 года вырос на 16%. И в 2016 году он продолжает расти. «Мы успешно развиваем собственные независимые поставки, а Прибалтика, если ей это так нравится, если ей так спокойнее живется, пусть строит свою независимую сеть», – говорит Андриевский.

При этом «ксенофобская», то есть антироссийская, политика делает хуже только самим прибалтийским экономикам. Так, латвийские экономисты и предприниматели бьют тревогу: транзит и ключевые промышленные отрасли страны падают на десятки процентов из-за разрыва отношений с Россией.

Однако Россия сделала ставку на собственные железные дороги и порты, чем нанесла Прибалтике серьезный удар (газета ВЗГЛЯД подробно писала об этом).

«Мобильно привозить оружие в Прибалтику»

Президент Центра стратегических коммуникаций, политолог Дмитрий Абзалов в беседе с газетой ВЗГЛЯД назвал решение стран Прибалтики по строительству новой сети железных дорог по европейским образцам переносом политики на экономику.

Не последнюю роль здесь играют военно-политические соображения, уверен Абзалов. «Ранее перевозка военного оборудования или вооружения из стран Запада в Прибалтику была де-факто в зависимости от старых советских стандартов, то есть от России. Приходилось из-за колеи менять вагоны, составы и т.д. Новая железнодорожная сеть строится в целях создания единого транспортного хаба с Европой. В таком случае перевозить оружие в Прибалтику можно будет более мобильно», – сказал эксперт.

Собеседник добавил, что создается военно-политический блок рядом с Прибалтикой. «Усиление присутствия НАТО в Восточной Европе и странах Балтии также сыграло свою роль. Одним словом, руководству НАТО необходимо быстрое и оперативное перебрасывание военных и иных грузов. Никакой другой экономической целесообразности в строительстве абсолютно новой железнодорожной сети я не вижу», – добавил политолог.

«Чтобы построить новую железнодорожную сеть, придется поменять всю старую. Дело в том, что стандарты нынешних дорог в Прибалтике несопоставимы с европейскими. Это очень дорого и невыгодно для Латвии, Литвы и Эстонии, в особенности когда дело касается грузовых поездов. Вся экономическая и железнодорожная инфраструктура Прибалтики была ориентирована как раз на вывоз грузов в сторону Запада. Теперь осуществляется обратное – будет строиться инфраструктура, ориентированная на ввоз вооружения и других товаров», – подытожил политолог.

0

10

«Чемодан, вокзал...» Как прибалтам указывают на дверь в Туманном Альбионе
15:31 23.07.2016 , Валерий Мокрушин

Как аукнется, так и откликнется – сейчас эту оскорбительную формулу напоминают «гордым» прибалтам

Вынесенный в заголовок слоган хорошо знаком нацменам в странах Балтии, которые после восстановления независимости оказались людьми второго и даже третьего сорта, персонами «нон грата». Он востребован до сих пор, на заседании эстонского парламента его озвучил недавно, например, видный деятель правящей коалиции, экс-министр народного просвещения (можно представить, чему учил детишек этот махровый русофоб!) Юрген Лиги, призвавший «чужих», не коренной крови коллег с вещичками отбыть на свою этническую родину.

Вспомнить эти события заставил все тот же Brexit, поставивший на уши весь Старый Свет, но особенно больно ударил он по иждивенцам Евросоюза... В связи с чем и вспомнилась эта поговорка.

Действительно, как аукнется, так и откликнется – сейчас эту без сомнения оскорбительную формулу на берегах Туманного Альбиона напоминают «гордым» прибалтам, занятым в основном на черных работах, и если терроризируемые властями бывших советских республик и фашиствующей элитой русскоязычные вынуждены были терпеливо глотать оскорбления, то теперь эстонцы, латыши и литовцы возмущаются - почему мы, истинные европейцы, должны терпеть унижение в стране, за свободу и процветание которой стояли на «баррикадах», моем посуду в лондонских ресторанах и чистим коровники на йоркширских фермах?

Посол Литвы Асте Скайсгирите сообщает о десяти расследуемых правоохранительными органами случаях нападений на литовцев по этническому признаку (а сколько атак остается неизвестными!), 12-летнего ученика избили в школе, Лаура Гудаускене подверглась агрессии в университетском Кембридже...

Противостояние достигло такого накала, что в Лондон отправляется спецпосланник министерства иностранных дел, посольство Латвии завело специальный сайт для сообщений о притеснениях.

Понять тревогу государственных мужей можно, ведь до четверти бюджетов Эстонии, Латвии и Литвы составляет помощь объединенной Европы, в том числе и Британии. Кроме того, те, по приблизительным подсчетам, полмиллиона выходцев из Прибалтики отправляют родным и близким приличные деньги, в Литве это более 1 млрд евро ежегодно при расходной части бюджета в 6 млрд. Уже сейчас денег остро не хватает для социальных программ, НАТО требует наращивания военных расходов, траты и без того намного превышают доходы, растет госдолг...

Этот негатив применительно к гастарбайтерам - малая толика террора по отношению к некоренным прибалтам. Разумеется, более воспитанные англичане не позволяют себе ломиться в квартиры «оккупантов», как это делают прибалтийские борцы за демократию, не поджигают двери их домов, не запрещают российские учебники с Пушкиным и Чеховым, чужие и чуждые языки и культуру, не отказывают в медицинской помощи по признаку неправильной национальности.

Так и подмывает с сочувствием спросить – каково оказаться в роли париев, которым хозяева указывают на дверь?

Еще один важный момент в новых реалиях отметил Тийт Вяхи, один из совладельцев морского порта в эстонском Силламяэ, оперирующем российскими грузами: возможное переформатирование Евросоюза. После объявления итогов референдума в Берлине, а не в Брюсселе собрались главы ведущих стран, что выглядит тревожно – симптоматично, ведь о разноформатной и разноскоростной Европе, о супергосударстве из этих лидеров речь идет уже давно.

Как это скажется на малых странах, не идет ли дело к тому, что они окажутся в роли тех же притесняемых второсортных? Как в изменившихся форматах почувствует себя бизнес, в том числе транзитный, насколько увеличиваются риски? И такое развитие событий вполне возможно, ведь, как известно, деньги у Евросоюза элементарно заканчиваются.

А вот глава внешнеполитического ведомства Эстонии Марина Кальюранд полна желания угодить вашингтонскому и брюссельскому боссам, по итогам натовского саммита поддержавшая его решения: «Россия не желает исправляться, потому мы должны ответить ей решительностью, силой и присутствием (натовских гарнизонов)...»

Мотивы примерного рвения в поддержке агрессивного блока читаются легко: мы вам территорию для баз, вы нам продление материальной поддержки, которая, согласно договору, через четыре года заканчивается. А на новом этапе вооруженного противостояния она крайне необходима, министр обороны Латвии Раймонд Бергманис сетует: надо отстраивать военные городки, оборудовать новый полигон, а денег нет. Предстоят сложности с размещением 200 американских морпехов, прибывших вместе с ударными вертолетами «Блек хоукс» - реализация варшавских договоренностей началась.

Так что латвийским учителям и медикам вряд ли светит повышение зарплаты и улучшение условий труда, чего они добиваются уже не первый год, а фермеры, вынужденные сворачивать животноводство из-за убыточных закупочных цен на молоко и мясо, точно не дождутся реальной помощи от государства и Евросоюза.

Денег нет не только у премьера Медведева, но и у балтийских тигров, как еще недавно величались эрзацгосударства на восточном фланге НАТО, потому ищут их в самых экзотических вариантах. Какое, казалось бы, отношение имеют они к «Шелковому пути», где Китай и где Балтика? Ан нет, имеют, притом самое непосредственное. Вот, например, местные СМИ с гордостью сообщают: археологи нашли капли янтаря явно неместного происхождения в древних захоронениях мандаринов.

Министр транспорта Латвии Улдис Аугулис отправился в Пекин, чтобы подтвердить их латышскую природу и доказать, что латвийские порты - оптимальные гавани для этого магистрального потока грузов и пассажиров в будущем (в этом году перевалка грузов рухнула на 15%, в портах и на железной дороге сотни работников оказались ненужными).

Не менее амбициозны транспортники в Вильнюсе и Таллине, причем каждый в борьбе за желанный куш может подставить ножку соседу. В Литве даже известный журнал, освещающий проблемы транзита, завел корпункт в Поднебесной и стал дублировать материалы на китайском, не стесняясь подчеркивать преимущества литовского варианта перед конкурентами.

Еще одна горячая тема, которая на «языке» политикума и масс-медиа: поездка группы европарламентариев в пылающую Сирию и встреча с «кровавым диктатором» Башаром Асадом. Оценка их визита дружбы резко негативная, в латвийских СМИ задаются вопросом: а знает ли Татьяна Жданок, член группы, что отец Асада отличился жесточайшими репрессиями против бунтовщиков и что на совести нынешнего президента тысячи загубленных жизней?

Но особо злобную реакцию у главы латвийского МИДа Эдгара Ринкевича вызвал отзыв Жданок об Асаде: «Мы разговаривали долго, и мое ощущение, что он вовсе не диктатор» - «Ее устами говорит Кремль».

Так и хочется этим критикам возразить: а знают ли они, что Ближний Восток ввергнут в катаклизмы исключительно США и его союзниками (бывший премьер-министр Британии Тони Блэр на днях признал свою ошибку в том, что он поддержал Америку в этой смертоносной агрессии), что именно этим объясняются миллионы беженцев и переселенных лиц, заполонившие Европу, что и сейчас дядя Сэм ведет здесь двойную игру и на его руках крови больше, чем на всех диктаторах мира вместе взятых? И разве не долг народных избранников - делать все для мира на Земле, в том числе наводить мосты между странами и регионами?

О заботе отъявленного демократа в лице США о недоразвитых странах Балтии известно, как и то, что тренды их политики определяются тоже на берегах Потомака. Им здесь многое позволяется – дискриминация значительной части населения, чего нет ни в одной стране мира, языковой геноцид, запрет на национальные школы и пр.

Но вот строки из последнего отчета госдепа: «Эстония не полностью соблюдает минимальные (!) стандарты по ликвидации торговли людьми, она является страной – источником, страной транзита и страной назначения для женщин и девушек, подвергаемых сексуальной эксплуатации, и для мужчин, женщин и детей, принуждаемых к подневольному труду...»

Как это понимать? Как показушную игру в демократию или действительно распоясавшиеся власти страны-клиента утратили чувство меры? Скорее всего, и то, и другое, и никакой надежды на то, что эта критика заставит принять действенные меры.

Еще один факт, показывающий глубину системного кризиса в этих истинно европейских республиках: в вузах Латвии не могут набрать абитуриентов на специальности физика, химия, оптометрия. Они не пользуются популярностью давно, здесь всегда был недобор на платное обучение, но чтобы не нашлось желающих окунуться в мир естественных наук за государственный счет - такого еще не было.

Мотивы понятны: отток молодежи за кордон и нежелание после окончания трудиться, как правило, в школе (академическая наука по сути приказала долго жить) за мизерную зарплату. Что называется, приплыли!

0

11

Плакали латвийские шпроты   
Эксперты стран Балтии подвели итоги двухлетнего российского эмбарго и прослезились

По случаю двухлетия российского продовольственного эмбарго, введенного в ответ на санкции Запада, в странах Балтии подводят итоги. Они неутешительные. Но прежде чем рассказать о них, заметим — специально для русофобов, набегающих в «Свободную прессу» с обличениями: мол, «кремлевская пропаганда». Так вот: все оценки прибалтийских экономических потерь, которые перечислим, принадлежат не российским экспертам, а латышским, эстонским, литовским.

Сначала напомним: 6 августа 2014 года Владимир Путинподписал Указ «О применении отдельных специальных экономических мер в целях обеспечения безопасности Российской Федерации». Список товаров, попавших под российское эмбарго, определило правительство. В нем мясные и молочные продукты, рыба, овощи, фрукты и т. д.Ограничения коснулись государств, которые ввели санкции против нашей страны: Европейского союза, США, Австралия, Канады, Норвегии. Россияне поддержали эти меры. Опрос, проведенный в канун выхода Указа Левада-Центром о возможности введения ответных санкций,, показал: 39% респондентов высказались за, 33% ответили «скорее, да», 12% «скорее, нет», 6% «определенно, нет», 10% затруднились с ответом. Ну а наши фермеры, как известно, недавно обращались к Владимиру Путину с просьбой не отменять эмбарго, ведь оно позволило им свободнее вздохнуть на рынке, освобожденном от импортных продуктов. Академик Российской Академии Наук Виктор Викторович Ивантер еще в начале 2014-го говорил о необходимости «прежде всего избавиться от критической зависимости от импортного продовольствия», которое составляло почти 40%. Так что наши западные партнеры попыткой давления на Россию поспособствовали мудрому решению руководства страны.

Итак, итоги. В Латвии по случаю двухлетия российского эмбарго их подвело министерство земледелия. Национальный портал Delfi. lv сообщив о своей попытке установить размер убытков, нанесенных российскими санкциями, привел данные ведомства: больше всего пострадал молочный сектор. Начиная с августа 2014 года убытки латвийских производителей молочных продуктов превысили 104 млн евро, и к концу 2017 года эта цифра может увеличиться до 233,5 млн евро. «Финансовые отчеты молочных хозяйств показывают, что у многих из них оборот сократился на четверть — причем, это касается и кооперативов, и крупных переработчиков молока», — говорится в сообщении.

Но, естественно, чиновники пытаются найти оправдывающие их объяснения. «В этот период друг на друга наложились три кризиса — российское эмбарго, отмена квот Евросоюза и перепроизводство продукции», — заявил журналистам председатель правления Латвийской ассоциации сельскохозяйственных кооперативов Индулис Янсонс. Это звучит как оправдание, потому что на самом деле решающую роль в кризисе молочного сектора сыграло все-таки российское эмбарго. Например, в руководстве предприятия по переработке молока Rīgas Piena kombināts, чей оборот в прошлом году упал на 26,4%, называют главную причину: резкое снижение экспорта в Россию. Оборот другого переработчика — Valmieras piens — снизился на 33,1%, Jēkabpils piena kombināts — на 32%. Председатель правления компании Jaunpils pienotava Илзе Айзсилниеце пожаловалась: «Перед введением эмбарго уже был готов заказ сыра в Россию на октябрь, со всеми кодами. Он остался на заводе и позже его пришлось продавать по любой цене».

Суть молочного кризиса понятна: по данным министерства земледелия Латвии, 80% производителей молока продавали продукцию предприятиям, которые перерабатывали сырье и продавали готовые товары в Россию. Латвийские молочники ищут новые рынки, они считают, что перспективными являются китайский, иорданский, катарский, иранский. Сообщают, что латвийские продукты вышли на 17 новых рынков. Но, видимо, российский они пока не в состоянии заменить, иначе потери были бы не столь существенными.

Еще более тяжелые проблемы у молочников Литвы, о чем рассказывала «Свободная пресса» («Россия топит Финляндию в молочных реках», 28 июля). Председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер считает, что эта балтийская республика пострадала от российского эмбарго больше остальных стран ЕС. Премьер-министр Литвы, лидер правящей Социал-демократической партии Альгирдас Буткявичюс признал: молочная отрасль на грани краха. Министр сельского хозяйства Виргиния Балтрайтене сетовала: «Очень важно как можно скорее найти возможности дополнительно поддержать производителей молока, которые балансируют на грани банкротства, из бюджета ЕС». Но помощи ЕС не хватает даже на «поддержку штанов». Европейские деньги не покрывают убытков.

Рушится и шпротный бизнес. Крупнейший производитель этих консервов в Латвии — компания Gamma-A — сообщила о падении оборота на 34%. В руководстве предприятия сообщили: шпроты, производимые для России, не пользуются спросом на Западе. Рушатся надежды на новые рынки.
Ну а зачем нам прибалтийские шпроты, если есть свои? Калининградские рыбоперерабатывающие предприятия успешно заменили латвийскую продукцию, эмбарго на прибалтийские консервы стимулировало отечественное производство. Эксперты к тому же поясняют: если на предприятиях Латвии используют так называемый жидкий дым, коптильную жидкость, то у калининградских переработчиков только естественные технологии — натуральное копчение. В области работают как маленькие перерабатывающие предприятия, так и крупные — «Главпродукт» — Балтийский консервный завод в Черняховском, рыболовецкий колхоз «За Родину», «РосКон» в Пионерском. Их шпроты пользуются спросом в России. А в латвийских уровень канцерогенного бензапирена нередко превышал норму, установленную в нашей стране, поэтому их импорт и до 2014 года иногда приостанавливался. Ну а сейчас шпротной отрасли Латвии и вовсе «кирдык», если Запад не отменит санкции.

Проблемы и в Эстонии, контрсанкции в отношении которой сбили товарооборот с Россией на 30%. Там тоже больше всего пострадали молочники и производители шпротов.

Правда, сетуя на российское эмбарго, в странах Балтии по политическим причинам не планируют устранять первопричину потерь, несмотря на требования своих фермеров.

И даже наоборот, требуют продления или усиления санкций против России. Это выбор прибалтийских элит. А вот Национальное собрание Франции поддержало проект резолюции, требующий не продлевать действие санкций Евросоюза против нашей страны. Глава МИД Венгрии Петер Сийярто выступал против автоматического продлении санкций. Президент Чехии Милош Земан говорил, что всегда был против антироссийских санкций. «Санкции никогда ничему не помогли», — заявил он. Сомнения возникли в Италии, где настаивали на возможности пересмотра в конце 2016 года санкционной политики в отношении России. Глава МИД Германии Франк-Вальтер Штайнмайер признал сложности процедуры продления санкций в отношении РФ из-за внутренней оппозиции этому решению в Евросоюзе. Парламент Кипра проголосовал за рекомендательную резолюцию — отменить санкции в отношении России и инициировать отмену запрета на ввоз товаров из Кипра в РФ.

В Евросоюзе на глазах вызревает прагматичное решение, касающееся отношений с нашей страной. Но не столько на основе стремления к добрососедству, сколько на почве тяжелого личного опыта.

0

12

Весьма интересное суждение

0

13

Гордость лимитрофов и ужас реальности

Безработные прибалты вымирают, поляки разбежались на заработки сантехниками по всему ЕС, а украинцы и вовсе мировые рекордсмены по темпам депопуляции…
Так уж получилось, что в последние пару дней со мной попытались спорить три вроде разных персонажа: украинский свидомит, белорусский змагар и польский националист (не знаю, есть ли у них какое-то специфическое название).

И все три несли абсолютно одинаковую ахинею, списанную с методичек доктора Геббельса: русские – это примитивные дикари, пьяницы, азиаты и ордынцы, а они – цивилизованные европейцы, белые люди и так далее.

Я как бы даже не стал им напоминать, что авторы их методичек считали «унтерменшами» и уничтожали украинцев, поляков и белорусов точно так же, как и русских. И что, в частности, жителю РБ, в которой немецкие нацисты и бандеровцы сожгли 5295 деревень (большинство вместе с жителями), должно быть стыдно и мерзко повторять подобный бред.

Причём спорили они со мной в разных местах, а идентичность их бреда указывает только на одно – у него одинаковое происхождение и методы внедрения. Уверен, если спросить прибалтийского националиста, то он будет нести абсолютно аналогичную ахинею.

Что между ними всеми общего? Все их страны были частью Российской Империи, все они являются лимитрофами (Польша, будем реалистами – это тоже лимитроф, только большой, история подтверждает это), все они русофобы и все они сегодня находятся под внешним управлением ЕС и США.

То есть вместо того, чтобы интегрироваться в Российскую Империю (независимо от её текущего названия) на равных правах и конкурировать в имперской иерархии с другими входящими в Империю народами, они предпочли роль холуёв и цепных собак Запада, в надежде на вхождение в «западную цивилизацию» (и последующий рост уровня жизни).

Вот только их надежды не оправдались – безработные прибалты вымирают, поляки разбежались на заработки сантехниками по всему ЕС, а украинцы и вовсе мировые рекордсмены по темпам депопуляции. Единственное исключение – это белорусы, потому что местных змагаров держат в будке и не дают особо лаять.

Но, как показывает практика, общая мечта всех лимитрофных «национал-патриотов» – это уехать из своих стран на Запад. Правда, многих из них сдерживает страх, что они там никому не нужны, а у себя дома они получают хоть и в виде жалких подачек, но всё-таки какие-то гранты.

И ещё один из основных аргументов всех подобных националистов – это неизбежные разговоры об их древности и величии. Поляки рассказывают о Речи Посполитой, прибалты и змагары о Великом Княжестве Литовском (которое, между прочим, несмотря на название, было русским), а свидомиты напирают на древность Киева по сравнению с Москвой.

И им плевать, что Речь Посполитая распалась и была завоёвана, ВКЛ подмяли под себя немцы и датчане, а Украина и вовсе практически не вылезала из подчинённого состояния – то под оттоманской Портой, то под поляками, то под «московитами».

Всё равно свидомые постят картиночки про Десятинную церковь и болото на месте Москвы. А когда их спрашиваешь про Старую Ладогу, Ростов, Новгород, Муром и Суздаль, которые древнее Киева, то там происходит короткое замыкание, и начинаются вопли «А мы всё равно древнее».

Мне вот интересно: а современные монголы, сидя в юртах посреди голой степи, тоже рассказывают «А мы древние, у нас был Чингиз-Хан и мы завоевали половину мира»? Или они всё же не такие тупые, как свидомиты и змагары?

Да плевать, кто там когда-то кем-то был! Греки тоже были древней и могучей цивилизацией, а сегодня это одна из беднейших стран ЕС, с огромными долгами, с стремительно падающим ВВП и под внешним управлением Берлина и Брюсселя.

С другой стороны, на месте современного Нью-Йорка ещё четыреста лет назад был девственный лес, а сегодня США – это мировой гегемон (правда, стремительно движущийся на пенсию, но всё же).

Кому когда помогали древность и старые достижения? Если вы сегодня – нищие и бесправные холуи и чмошники под внешним управлением, то это абсолютно никого не волнует. В таком случае наличие славных предков только подчёркивает ваше современное ничтожество.

Россия сегодня восстановила свой суверенитет, является влиятельным игроком на мировой арене, ведёт самостоятельную внешнюю политику и работает над переходом к шестому технологическому укладу.

А древние и гордые лимитрофы пока что даже не мечтают о реальной борьбе за независимость. И в ближайшее время им её не видать. Поэтому пусть дальше лают в надежде на подачку с барского стола, этим надеждам уже не суждено осуществиться.

Мой учитель философии называл меня «первым настоящим постмодернистом» именно за «равнодушное» отношение к прошлому – я не размахиваю им, не «пышаюсь» и не скован им. Оно даёт нам основу, оно привело к сегодняшнему состоянию дел, но застревать в нём нет никакого смысла.

Прошлого уже нет. Имеет значение лишь текущее состояние, и в какое будущее мы движемся. Единственное, что важно в отношении прошлого – достойны ли мы его, сможем ли превзойти достижения предков.

Александр Роджерс, «Журналистская правда»

+1

14

Прибалтика лишилась медицины из-за бегства врачей
3.02.2017 , Владимир Веретенников

Население Латвии и Литвы фактически лишилось доступной медицины

Причина – повальное бегство врачей в другие страны ЕС. Ситуацию называют катастрофической, но власти разводят руками: лишних денег в бюджете нет, а приоритет сейчас – защита от России. Доведенные до отчаянья пациенты решаются на крайние меры.

Истоки ситуации, сложившейся в латвийской медицине, нужно искать в 2009 году, когда латышское государство, испытав на себе первый удар мирового финансового кризиса, принялось срочно резать расходы на социальные нужды, в том числе на медицину. Сокращение финансирования отрасли составило в том году 62% от имевшегося уровня и скатилось ко временам 2005 года.

Положение усугубилось тем, что финансирование больниц резко уменьшили как раз в тот период, когда из-за роста НДС подорожали коммунальные услуги, медицинские материалы и инструменты. Все это обернулось тем, что некоторые лечебные учреждения лишились даже возможности проводить плановые хирургические операции, не связанные с оказанием неотложной помощи. Неудивительно, что в течение полугода после этого число пациентов латвийских стационаров уменьшилось на 15–20%.

Великий исход

В Латгалии – восточной провинции Латвии, чуть менее чем наполовину заселенной русскими, медицина в те дни сама напоминала тяжело больного пациента, дышащего на ладан.

Началось свертывание деятельности лечебниц, а пациентов решено было свозить в Даугавпилс. В сущности, на всю Латгалию с ее 330 тысячами жителей остались лишь три полноценные многопрофильные больницы – в Даугавпилсе, Резекне и Прейли.

Зачастую, чтобы доставить находящегося в тяжелом состоянии пациента до места, где ему могли оказать полноценную помощь, скорой помощи приходится преодолевать свыше сотни километров.

Но даже в Даугавпилсе (а это, между прочим, второй по значению город Латвии) катастрофическая нехватка медиков наблюдается до сих пор, и ради даже самых несложных операций многим приходится путешествовать в столицу (около четырех часов езды в один конец).

Ситуация в других регионах республики немногим лучше – квалифицированный медперсонал буквально бежал из маленького государства, и бегство продолжается до сих пор.

«За последние четыре с половиной года клинике, которой я руковожу, пришлось расстаться более чем с двадцатью медсестрами высокой квалификации. Уехали лучшие, с самым большим опытом. Качество услуг напрямую связано с тем, насколько люди довольны условиями и оплатой своего труда. Но беда в том, что, чтобы заработать достаточное для содержания семьи количество денег, люди вынуждены трудиться сразу на нескольких работах», – жалуется глава одной из рижских клиник.

Президент латвийского Общества врачей Петерис Апинис подтверждает диагноз: «Мы теряем много медсестер из-за того, что у нас все время ведется активная вербовка. Ежедневно к ним на почту приходят различные письма с предложениями выучить иностранный язык за полгода – например, норвежский – и уехать работать в другую страну. Богатые страны неохотно вкладывают деньги в обучение молодых специалистов. Они просто покупают готовый продукт. К сожалению, здесь все не так, как в футболе, когда мы можем натренировать молодого нападающего и продать его Англии за миллион. Здесь наоборот: наших специалистов мы отдаем бесплатно».

И удивляться нечему, если вспомнить, что, например, в Германии или во Франции медсестра в государственной клинике получает в месяц порядка 3–5 тыс. евро (в Латвии – 350–550), а врач как минимум 7–10 тыс. евро (в Латвии – 1,1–2 тыс.). Свидетельствует пациент латвийской больницы: «Ситуация в палатах сейчас напоминает военное время, когда ходячие ухаживали за лежачими, сестричек не дозовешься». Сегодня одна сестра нередко обслуживает по 60 человек вместо положенных законом восьми. И то, что медицинский персонал сталкивается с подобной перегрузкой, разумеется, серьезно сказывается на качестве его работы.

В приоритете – Россия

Семейный врач Андрис Бауманис считает, что дальше будет только хуже: «Уже сейчас из 1370 латвийских семейных врачей свыше 200 говорят, что они не будут работать в этом бардаке. Они просто уйдут на пенсию, потому что каждый пятый врач у нас пенсионного возраста. Часть уедет за границу. А оставшимся придется распределять между собой освободившихся пациентов. Количество же выпускающихся врачей у нас очень маленькое, и при этом половина из них покидает государство в течение шести месяцев после получения диплома. И еще 25% – в течение года».

К примеру, за последние 25 лет в больнице Краславы не появилось ни одного нового специалиста. «За период независимости, с 1991 года, на работу в Краславскую больницу не приехал ни один врач», – рассказал в телеэфире главврач больницы и вице-мэр Краславы Александр Евтушок.

Член правления муниципального ООО «Резекненская больница» Марита Гейде жалуется прессе, что магнитного резонанса пациенты ждут в среднем по 145 дней (в очереди сейчас более тысячи человек), компьютерной томографии – 140 дней, исследования кровеносной системы – полгода. В провинции остро не хватает лоров, хирургов, урологов, гинекологов, инфектологов, травматологов, ортодонтов, педиатров, акушеров, неврологов. В результате растет количество несчастных случаев, увеличивается число безвременно скончавшихся от инсульта.

Директор Екабпилсской больницы Иварc Звидриньш признается, что многие горожане просто не рискуют томиться в очередях по два–три месяца и выбирают платные визиты. И недавно екабпилсские врачи выдвинули благородную инициативу: в течение недели самые бедные горожане имели возможность обследоваться и получить консультацию бесплатно.

Жаль только, что услуги медиков требуются людям не в течение одной недели, а постоянно.

Даугавпилсской региональной больнице пришлось объявить, что она больше не помогает людям с заболеваниями уха, горла и носа – из-за полного отсутствия отоларингологов.

Также не осталось специалистов по челюстной хирургии, способных оказывать круглосуточную помощь (в силу чего автору этих строк вправляли сломанную носовую перегородку в Риге), а лечить острые травмы глаза удается только на протяжении стандартного рабочего времени.

Местная пресса периодически публикует тоскливые истории о мытарствах пациентов, которым приходится выстаивать в длинных очередях, но в итоге все равно ехать в Екабпилс или Ригу. В том же Даугавпилсе настоящей знаменитостью стал Леонид Крумплевский – вполне возможно, что он достоин занесения в Книгу рекордов Гиннесса как самый пожилой практикующий отоларинголог: ему 84 года. Леонид Казимирович с удовольствием ушел бы на покой, но не позволяет чувство долга – других лоров в городе нет.

Правительство Латвии объясняет, что сейчас самые крупные средства нужно вкладывать в армию: за восточными рубежами находится «агрессивная Россия», которая, не ровен час, нападет. В связи с этим экс-директор ДРБ Инта Вайводе заявила газете ВЗГЛЯД: «Конечно, оборона важна, но и внимание к проблемам здравоохранения должно входить в число основных приоритетов государственной власти. Я хочу сослаться на красноречивый пример: зачастую людям с подозрением на онкологические заболевания приходится месяцами выстаивать в очереди на бесплатное обследование. Мы могли бы проводить компьютерную томографию очень быстро, но государство просто не выделяет нам для этого достаточного количества квот! Абсурд! Недавно я была в Нидерландах, так там годовое финансирование больницы, сопоставимой по масштабу деятельности с нашей, составляет 480 млн евро. Тогда как у нас государство на всю медицину выделяет в год 700 млн. Из этих денег наша больница получает около 18 млн – вот и сравнивайте».

«Мне кажется, – соглашается даугавпилсский депутат Юрий Зайцев, состоящий в думской бюджетной комиссии, – что государство у нас рассматривает медицину сугубо под финансовым углом. Дай им волю, они бы вообще постарались закрыть большинство медучреждений, чтобы сократить «лишние» траты. Но так как с политической точки зрения это очень сложно, то просто стараются давать как можно меньше денег. При разделе министерских портфелей всякий раз оказывается, что никто не хочет связываться с минздравом. У нас с удовольствием дают на оборону, на культуру, но не на здравоохранение. Так, может, «там» чуть-чуть отрезать и «сюда» добавить? У нас же люди умирают... От коллег из Прейли я знаю, что у них стоит вопрос о возможном закрытии родильного отделения. Это что же, женщины начнут теперь снова рожать, как в старину, в банях? Единственный выход – возить рожениц либо в Резекне, либо к нам в Даугавпилс».

Врачи доброй неволи

В прошлом году Латвию всколыхнул скандал – правоохранительные органы начали уголовный процесс в отношении сорокапятилетнего мужчины, угрожавшего открыть стрельбу в здании минздрава. История этого человека во многом типична – за исключением того, что он, в отличие от многих других, решил пойти на крайние меры. Его дочь, нуждавшуюся в помощи, последовательно «отфутболили» сначала в елгавской больнице, а затем и в рижской клинике «Гайльэзерс». Последнее учреждение незадолго до того «отличилось» дополнительно – там отказались госпитализировать пациента-сердечника с воспалением легких и высокой температурой, история попала в СМИ.

Представитель уголовной полиции позже рассказал в телеэфире: «С направлением от семейного врача дочь отправилась прямо в «Гайльэзерс». Там несколько часов никто ею не занимался, даже обругали, отправляли обратно в Елгавy. Она связалась с отцом».

После этого в бюро главы минздрава Гунтиса Белевича раздался звонок – звонивший сообщил, что у него есть оружие с оптическим прицелом и он собирается пустить его в ход против чиновников учреждения. Пока бойцы батальона спецназа спешили, дабы взять минздрав под охрану, полиция развила лихорадочную деятельность по розыску звонившего, и два часа спустя его задержали в городке Вангажи. Никакого оружия у него не нашли, более того, до того момента этот человек был абсолютно законопослушным.

Полицейским мужчина рассказал, что позвонил в министерство от отчаяния. Рассказывают, что в той же больнице «Гайльэзерс» спустя несколько часов после открытия записи на различные обследования закончились все оплаченные государством квоты на месяц. Медики жаловались, что бывали моменты, когда в регистратуру одновременно пытались дозвониться 400 пациентов и в системе возникали сбои. Тем же, кто пытался получить медицинскую помощь в режиме живой очереди, нужно было оказался в первых рядах, чтобы оной дождаться.

Конечно, если деньги есть, подобные вопросы можно решать быстрее (так, компьютерная томография мозга обошлась корреспонденту газеты ВЗГЛЯД в 42 евро, бесплатную альтернативу пришлось бы ждать два месяца). Но как быть тем, у кого нет необходимой суммы, а таких немало, ведь Латвия – небогатая страна? Тем более если речь идет о жизни и смерти, а счет идет на дни, а то и на часы?

На решение насущных проблем медицинской отрасли за счет увеличения бюджетного дефицита государством было дополнительно выделено 34 млн евро. Эти деньги обещают потратить на сокращение очередей, ускорение диагностики онкологических болезней и доступность компенсированных лекарств. Медики, впрочем, особого энтузиазма не проявляют, называя эту меру «очередным латанием дыр».

Стоит добавить, что плачевная ситуация с медобслуживанием сложилась не только в Латвии, но и в соседней Литве. До такой степени плачевная, что ответственный за здравоохранение и продовольственную безопасность еврокомиссар Витянис Повилас Андрюкайтис (бывший министр здравоохранения Литвы) предложил ввести для медиков, получивших высшее образование за государственный счет, обязанность отработки в провинции. «Поступающим с самого первого курса должны быть предложены такие контракты, что если ты обучаешься на средства всех налогоплательщиков, то они вправе знать, что и в Рокишкисе, и в Нямунелё-Радвилишкисе, и в Виштитисе иногда нужны доктора», – считает Андрюкайтис. Надо полагать, что рано или поздно к идее насильственного распределения медиков придут и в Латвии.

0

15

Какой все-таки дурдом!!!!!

0

16

Беженцы раскололи Прибалтику по удивительному принципу
2.03.2017 , Владимир Веретенников

Мир уже привык к новостям о бесчинствах, которые мигранты с Ближнего Востока и из Африки творят в странах ЕС

Принято считать, что общеевропейский кризис с беженцами отразился на странах ЕС более-менее одинаково. Но на поверку даже в республиках Прибалтики, которые в восприятии многих россиян составляют чуть ли не единое целое, ситуация кардинально разнится. Из Латвии беженцев выдавливает нищета, из Литвы – агрессия местных жителей, а в Эстонию беженцы, напротив, стремятся и даже готовы влиться в ряды местных национал-патриотов.

«Это изменило наше мнение о литовцах»

На исходе прошлого года в Литве разразился скандал. Три с половиной десятка мигрантов с Ближнего Востока, находившиеся в Центре временного размещения беженцев в городке Рукла, покинули страну на арендованном автобусе и направились в Германию. Уехали беспрепятственно – автобус остановили для проверки на литовско-польской границе, но вскоре пропустили, поскольку у беженцев были шенгенские визы.

Чуть позже попрощаться с Литвой решили еще две семьи с двумя детьми в каждой – из Ирака и с не установленным гражданством. Но им не подфартило: иракцы были задержаны на польской границе, а «апатридов» арестовали ввиду отсутствия необходимых документов уже на территории Польши.

Всего Литву обязали разместить у себя 1105 мигрантов. Пока в страну прибыла лишь десятая часть от этой цифры, но уже сейчас в Центре временного размещения катастрофически не хватает мест. Переселить же мигрантов у ответственных служб получается далеко не всегда. Как жалуется социальный работник каунасского муниципалитета Эгле Рушинскайте, литовцы не соглашаются сдавать свое жилье мусульманам даже за хорошую цену. Возникли и другие проблемы: мигрантам из Сирии и Ирака не удается выучить даже основ литовского языка, зато они бегло заговорили на русском, благо в окрестностях Руклы русский язык употребляют чаще, чем литовский.

Не обходится без драк и других стычек. Но их особенность в том, что агрессорами часто выступают не мигранты, а литовцы (что заметно отличается от ситуации, например, в Германии). Так, в конце октября двое четырнадцатилетних сирийцев подверглись нападению литовских сверстников: подростки закидали беженцев камнями «из хулиганских побуждений». При этом глава самоуправления Руклы Гинтас Ясюлёнис в определенной степени встал на сторону хулиганов, заявив, что «нападения провоцирует слишком большое для маленького города количество беженцев», и если «мигранты собираются интегрироваться в общество, им придется адаптироваться к литовской культуре».

Действительно, это был уже третий подобный инцидент в Рукле за месяц. Ранее несколько школьников пытались сорвать хиджаб с одной из девушек – беженки с Ближнего Востока, а двое неизвестных молодых людей напали на двух жительниц центра для беженцев, везших в коляске малолетнего ребенка. Женщинам преградили путь, хватали за одежду, даже сломали одной из них очки. Заплаканные и напуганные, они вернулись в центр. Услышав их жалобы, мужчины пришли в ярость – они намеревались отправиться на поиски обидчиков, но помешала полиция.

«В нашей стране нельзя дотрагиваться, а тем более пытаться сорвать платок с головы женщины – это преступление! – негодовал сириец Мохамад Али Алабдуллах. – Мы сюда приехали в поисках мира и покоя, а случается такое... До сих пор после восемнадцати часов наши женщины одни не выходили. Сейчас они вообще не будут ходить в одиночку. Честно говоря, этот инцидент изменил наше мнение о литовцах». «Мне запомнилось высказывание беженцев, что они будут защищать не только своих, но и литовских женщин», – добавил от себя директор центра Робертас Микуленас. Виновных в инциденте так и не нашли, хотя в Руклу было отправлено больше десяти экипажей полиции и Службы общественной безопасности, так что у мигрантов не было другого выбора, кроме как успокоиться.

Чиновники ЕС уже давно заявляют, что Литва крайне неохотно выполняет свои обязательства по приёму беженцев с Ближнего Востока. Еврокомиссия грозит запустить программу штрафов – 250 тыс. евро за одного непринятого мигранта. Но местные жители только рады тому, что программа размещения гостей с юга, мягко говоря, не задалась.

Где ваше языковое удостоверение?

Другое дело, что в Латвии она «не задалась» в еще большей степени. На днях СМИ республики опубликовали показательную новость: из двухсот мигрантов, прибывших в республику в рамках программы ЕС по перемещению беженцев, в стране остались только пять человек.

«Первое, что шокирует людей, – это сравнительно суровый климат, из-за чего многие беженцы заболевают. Человек приезжает, и его ожидания гораздо выше, чем мы можем дать.

Наша страна небогата», – заявила руководитель общественной организации «Убежище «Надежный дом» Сандра Залцмане, объясняя, почему беженцы бегут из Прибалтики, будто она тоже часть Дальнего Востока.

Но главная проблема для мигрантов заключается в том, что для официального устройства на любую работу (хоть директором, хоть слесарем, хоть в государственном секторе, хоть в частном) представителю «нетитульного населения» необходимо обладать специальным удостоверением, подтверждающим знание государственного языка. Вездесущий Центр госязыка (ЦГЯ) выявляет и штрафует тех, кто знает латышский «в недостаточных для исполнения рабочих обязанностей объемах».

Журналистка Оксана Антоненко подробно рассказала о конфликте, который возник у ЦГЯ и латвийского торговца оптикой и очками Мартиньша Коссовича – одного из немногих местных бизнесменов, решившихся взять на работу беженца. «После долгих поисков нашелся кандидат – бывший студент медицины из Эритреи Филман. Пока он живет в государственном центре «Муцениеки» и учит латышский язык, однако этих знаний по-прежнему недостаточно. Для каждой профессии есть свой языковой минимум, и такие низкоквалифицированные профессии, как дворник или грузчик, не являются исключением. Еще больше требований государство предъявляет к медикам и их помощникам – как раз в этой сфере мог бы работать Филман вместо того, чтобы сидеть дома и получать пособие из госбюджета», – пишет Антоненко.

Откровенно говоря, население Латвии, судя по данным опросов, не радо мигрантам и их отъезд никого не расстраивает. Латвийцы шутят, что бедность их государства хоть в чем-то сослужила гражданам добрую службу. СМИ в свою очередь смакуют красочные подробности: например, Латвию покинула даже мать троих детей из Сирии по имени Бунана, еще недавно рассказывавшая в телеэфире о своих планах обустроиться в Прибалтике.

Ситуация объяснима: каждому получившему статус беженца Латвия в течение года выплачивает весьма скромное по меркам ЕС пособие в размере 139 евро в месяц и еще по 97 евро на каждого члена семьи. Об условиях жизни мигрантов свидетельствует прошлогодний митинг в центре временного размещения беженцев в поселке Муцениеки под Ригой: искатели убежища протестовали против неудовлетворительных бытовых условий и того, что на деньги, выделяемые им государством, невозможно прожить.

А когда нищета и безделье заедают, возможны эксцессы. Еще позапрошлой осенью руководитель самоуправления Ропажского края Зигурд Блаус заявил, что у коренных жителей Муцениеков растет стремление переехать «в более спокойные места». Имели место случаи, когда мигранты, слоняясь без дела по улицам, провоцировали местных на драки. В этом смысле ситуация в Латвия похожа на таковые в других странах ЕС. С поправкой на общую бедность, к которой оказались приговорены и беженцы, не знавшие особенностей местного языкового законодательства.

Сыновья Одина и дочери Родины

Эстония заметно богаче и Литвы, и Латвии. Но в вопросе беженцев она стоит особняком не только поэтому. Недавно эстонские СМИ сообщили о трех девочках из семей сирийских беженцев, которые активно участвуют в работе регионального отделения молодежной организации гражданского ополчения «Кайтселийт» в городе Тарту. «Девочки принимали участие в построениях и в праздновании дней рождения. Если все пойдет по плану, то надеемся торжественно принять девочек в члены в августе, во время летних лагерей отдыха», – пояснила вожатая Керсти Кивирюйт.

Отряд «Кайтселийта» Kodutütred («Дочери Родины») является добровольной скаутской молодежной организацией патриотического воспитания. «Взрослый» «Кайтселийт» в то же время проводит учения, «легенда» которых связана с возможным проникновением «зелёных человечков» из России или волнениями местного русскоязычного населения.

Со своей стороны, министр иностранных дел Эстонии Кристина Оюланд потребовала от «Кайтселийта» объяснений. «Прибывшие в Эстонию в качестве беженцев лица должны при первой возможности вернуться на родину. Особенно с учетом ближневосточного происхождения беженцев не может быть никаких оснований для доверия им настолько, чтобы подпускать их к обороне Эстонии. Народ Эстонии желает, чтобы стало ясно, можно ли и в дальнейшем нацеливать наших детей на вступление в члены этой организации без опасения, что там начнется мультикультурная промывка мозгов, что предшествующие благородные лозунги будут заменены демагогией и что слова «преданность Отечеству» и «патриотизм» будут вообще исключены из лексикона?» – вопрошает Оюланд.

Так или иначе, факт остается фактом – из Эстонии беженцы не бегут сломя голову, как из других стран Балтии (страна пока приняла около сотни человек из 550, предусмотренных квотой ЕС).

«Процесс приема у нас и наших соседей очень разный. Мы проводим беседы с беженцами еще до прибытия к нам, а Латвия и Литва их сразу привозят к себе и только потом начинают их интервьюировать. Мы в ходе беседы основательно знакомим беженцев с Эстонией – показываем фотографии, рассказываем о том, как мы живем. И у них всегда есть возможность отказаться ехать в Эстонию. Второе – мы селим людей не в центрах по приему беженцев, а сразу предлагаем им своё жилье. Это помогает им ощутить уважительное к себе отношение, почувствовать себя членами нашего общества. Я считаю, это два очень важных отличия», – отмечает советник по вопросам политики международной защиты Министерства социальных дел Кайса Юпрус-Тали.  При этом знаменитый национализм никуда не делся и выразился не только в словах Оюланд. Далеко не все эстонцы с восторгом встретили гостей. Имели место даже случаи избиения темнокожих военнослужащих НАТО, которых перепутали с беженцами. Этими настроениями решили воспользоваться финские неонацисты. СМИ активно пишут об усилении праворадикальной группировки из Финляндии «Воины Одина», пополняющей свои ряды за счет эстонцев. Даниель Пуудер, глава этой группировки, ранее осужденный за сбыт наркотиков и избиение сокамерников, заявил, что его люди намерены организовать в Эстонии патрулирование районов и улиц, где будут заселяться беженцы, дабы те вели себя «подобающим образом».

Если судить по общению радикалов в их группе в «Фейсбуке», их последовательно призывают «вести себя разумно» и не разглагольствовать о том, как они кого-то где-то побили.

Еще 14 февраля 2016 года в одном из баров Старого города в Таллине прошел сбор «Воинов Одина», объявленный «учредительным собранием». Один из участников данного сборища Валдо Кенд торжествующе сообщил, что они уже официально зарегистрировались в качестве НКО. Однако минувший год не был отмечен какими-либо громкими инцидентами с участием «сыновей».

Надо полагать, сотрудники эстонских правоохранительных органов доходчиво разъяснили финнам необходимость сидеть тише воды и ниже травы. Скандалы с избиениями беженцев Таллину, собирающемуся в этом году председательствовать в Совете ЕС, не нужны от слова «совсем».

0

17

13 лет в ЕС: почему Прибалтика превращается в регион пенсионеров

Вступление в Евросоюз в 2004 году рисовалось жителям Прибалтики чем-то мифически прекрасным. Казалось, еще немного, и Латвия, Литва и Эстония вновь получат сильного экономического благодетеля, такого же, как был СССР, только без коммунизма и русских. И заживет Прибалтика не хуже Голландии или Бельгии.

Реальность оказалась гораздо более суровой. Брюссель выдвигал все новые условия для вступления Прибалтики в ЕС. Например, по требованию ЕС в Литве была остановлена Игналинская атомная станция, которая обеспечивала энергией не только всю Прибалтику, но и часть России. Как утверждали европейские чиновники, АЭС не соответствовала нормам экологии. Стоимость электроэнергии, которую прибалты теперь покупают у Европы, после этого подскочила вдвое.

После вступления в Евросоюз в странах Балтии пришло в упадок сельское хозяйство, подорожали продукты питания, предметы повседневного спроса и лекарства. Прибалтийские товары так и не смогли занять нишу на европейском рынке.

По прогнозам экономистов, в 2017 году Прибалтику ждет очередной рост цен на продукты и товары первой необходимости. Однако самые пессимистичные прогнозы эксперты дают на 2020 год, когда Литву, Латвию и Эстонию Евросоюз вовсе может лишить финансовой поддержки.

В это же время госдолг стран Балтии неуклонно растет. А вот население этих стран стремительно сокращается. Похоже, Литва, Латвия и Эстония могут превратиться в страны пенсионеров, поскольку молодежь уезжает работать в Европу и больше не возвращается. По статистике ООН, Литва является одной из наиболее быстро вымирающих стран с точки зрения населения. До признания независимости население Литвы составляло 3,7 млн человек, сейчас - 2,9 млн человек. По неофициальным данным статистики, каждый час страну покидают 4-5 человек, в сутки – 100-120. Между тем, департамент по экономическим и социальным вопросам ООН прогнозирует, что скорость убыли населения Литвы в 2017 году составит 125 человек в день.

В советские годы Прибалтика была своеобразным островком Европы на территории СССР. И правительство не жалело денег на Прибалтику. Уровень жизни в Латвии, Литве и Эстонии был на порядок выше, чем в других республиках. Из бюджета Советского Союза в страны Балтии рекой текли денежные дотации. У прибалтов были самые высокие зарплаты, и при этом тарифы на электроэнергию, транспорт и квартплату были почти вдвое ниже, чем в России. Советская власть построила в Прибалтике передовые заводы, гидроэлектростанции, порты, жилье. Дороги в этом регионе были лучшими в СССР. Все это, по всей видимости, воспринималось как должное. Благополучие закончилось после развала Советского Союза.

Похоже, не привыкшие зарабатывать самостоятельно, молодые независимые страны уповали только на новый союз – с ЕС. Но спустя 27 лет после выхода из состава СССР даже прибалтийские чиновники признают, что положение экономики их стран катастрофическое.

Так стоило ли тогда прибалтам так рваться в ЕС и так рьяно разрывать все экономические связи с Россией? Не слишком ли оказалась высокой цена европейской интеграции?

0

18

Обсессия
В 1877 году, немецкий психиатр Карл Вестфаль пришел к выводу, что навязчивые идеи не могут быть изгнаны из сознания интеллектом, поскольку в их основе лежит расстройство мышления. К сожалению, причины подобных расстройств до сих пор достоверно не установлены, но согласно одной из гипотез, они могут вызываться инфекцией.
Кажется, спустя 140 лет, эта гипотеза подтверждается эмпирически. Поскольку ничем, кроме инфекции, невозможно объяснить одновременное охватывание одной и той же навязчивой идеей самых разных прибалтийских политиков.
Ну вот сами судите. Президент Эстонии Керсти Кальюлайд уверена, что Россия, перед тем, как напасть, собирается отключить в ее стране системы электроснабжения. В Латвии депутат Сейма Имантс Парадниекс, наоборот, уверен, что системы электроснабжения его страны должны быть отключены самой Латвией до того, как Россия нападет. «Я принципиально не использую лифты, — говорит депутат, — Нигде и никогда. Я не делаю этого, потому что использованием лифтов мы кормим российскую экономику, поскольку частично закупаем энергию у них».
В Литве президент Даля Грибаускайте считает, что когда Россия нападет на ее страну, у захватчиков ничего не получится. «Направить так называемых «зелёных человечков» на территорию нашей страны будет крайне сложно, — говорит президент, — потому как они не говорят по-литовски, а русскоговорящего населения в нашей стране немного». А президент Эстонии госпожа Кальюлайд тут же заявляет, что всё наоборот, цитирую: «Некоторые путинские радикалы очень хорошо говорят по-эстонски».
Ну, то есть, как бы то ни было, но нападение со стороны России практически неизбежно.
Согласитесь — интереснейший клинический случай! Видя такую странную эпидемию, наследники психиатра Карла Вестфаля решили попробовать новые методы терапии. В Германии объявлен набор русскоговорящих статистов для учений войск НАТО. Изображающие русское население люди будут жить в десяти деревнях, вставать в пять утра, ни в коем случае не пить, не пользоваться интернетом и мобильной связью, а также носить на себе инфракрасные датчики, по показаниям которых военные будут определять условные потери среди мирного населения. Зарплата 120 евро в день, между прочим.
Но самое главное — подобные учения подразумевают, что это не Россия нападает на НАТО, а наоборот. Мирное население-то русское, а не прибалтийское.
Очень интересный эксперимент, коллеги. Давайте теперь все вместе понаблюдаем за состоянием прибалтийских политиков Удастся ли компенсировать их навязчивое состояние внутренними силами организма, мобилизованными таким когнитивным диссонансом?
Или всё таки придется распылять с бомбардировщиков антибиотики.

0


Вы здесь » Форум В шутку и всерьёз » Политика » Общие проблемы Прибалтики