Форум В шутку и всерьёз

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум В шутку и всерьёз » Политика » Геополитика


Геополитика

Сообщений 1 страница 30 из 63

1

Современная американская геополитика. Часть 1. Неоклассический ренессанс

Конец XX и начало XXI в. стали для геополитики временем упущенных возможностей и глубоких перемен. Упущенных возможностей – в связи с неспособностью предвидеть и предсказать глубину трансформаций в международной системе и масштаб геополитических изменений на карте мира. А глубоких перемен – в связи с развитием старых и появлением в 1990-е годы альтернативных исследовательских стратегий. Развитие происходило сразу по нескольким направлениям. При этом линии теоретического поиска различных направлений современной американской геополитической мысли разошлись очень далеко.

В последней четверти прошлого столетия геополитика на Западе, не исключая и США, оставалась на периферии научных поисков. В ситуации нарастающей динамики мировых процессов возникали и получали популярность иные субдисциплины и концепции. Появились и институционализировались такие тесно связанные друг с другом направления теоретизирования, как «мироведение» (World Studies) и «глобалистика» (Global Studies). Более того, в рамках логики глобальной экономики, а затем и революции в военном деле активно проводился тезис о том, что в новых условиях информационно насыщенного мира имеют значение прежде всего скорость принятия решений и время, а не пространство. «География исчезла», - провозгласили энтузиасты этих инноваций. Традиционные географические и геополитические факторы понемногу сдавали свои позиции и выпадали из поля зрения исследователей, концентрировавшихся на глобализации, транснациональных процессах и структурах.

Однако целый ряд авторитетных американских политологов последовательно отстаивал мысль о том, что «география имеет значение» (geography matters). Эта когорта, связанная с неоконсервативными исследовательскими центрами или военными учебными заведениями составила базу для развития так называемых «неоклассических» интерпретаций геополитики.

Одновременно стимулирующее воздействие на геополитическую мысль оказал распад биполярной системы международных отношений. Это и понятно. В фокусе внимания западных исследователей и практикующих политиков оказались существенные подвижки в рамках клуба «великих держав», становление так называемых новых центров силы в различных точках планеты, формирование нового миропорядка и целый ряд иных вопросов, традиционно относящихся к числу геополитических.

Между тем методологические изъяны классической геополитики конца XIX- начала XX в. были хорошо известны. Очевидным недостатком традиционного геополитического анализа выступал редукционизм географического и пространственного детерминизма. Префикс “гео-“ в интерпретации отцов-основателей дисциплины означал изучение географического, пространственно-территориального фактора детерминации поведения государств на международной арене. В рамках традиционного геополитического подхода, сформулированного в трудах Р.Челлена, Ф.Ратцеля, Х.Маккиндера, А.Мэхэна, К.Хаусхофера и др., основным субъектом мировой политики выступают крупные державы, которые, опираясь на собственные ресурсы, преследуют цели максимизации контроля над пространством. Ортодоксальные приверженцы классической геополитики по сей день склоняются к мысли, что конфигурация системы международных отношений в конечном счете определяется неким фундаментальным дуализмом, противостоянием существенно отличных друг от друга геополитически детерминируемых сил, вполне четко локализуемых при этом чисто географически, - теллуро- и талассократий, сухопутных и морских держав и т.п. В наши дни часто можно услышать, что традиционная геополитика оказалась в плену стереотипов биполярного миропорядка, окончательно оформившегося после Второй мировой войны. Подобная точка зрения представляется не вполне корректной. Собственно, первые и наиболее известные биналистские схемы были артикулированы А.Мэхэном, Х.Маккиндером, Н.Спикменом и другими «классиками» традиционного геополитического анализа задолго до утверждения биполярности в системе международных отношений. Биполярный мировой порядок времен холодной войны лишь несколько замедлил эволюцию геополитической мысли, фактически сфокусировав ее на объяснении существовавшего положения вещей.

По мере ослабления жесткой структурированности биполярного мира и выдвижения на политическую авансцену новых государств и проявляющих все большее стремление к консолидации регионов возникло осознание того, что традиционные модели нуждаются в серьезной корректировке. Развитие военных технологий, крушение биполярности и трансформация международной системы означали не просто утверждение новой геополитической реальности, обусловленной изменением баланса сил, сложившегося в предшествующие годы, не просто усложнение мировой геополитической структуры, связанное с усилением и увеличением числа региональных центров силы. Взаимоотношения субъектов мировой политики становились все более сложными и многомерными, а число акторов неуклонно увеличивалось. Исчезли четкие конфронтационные границы. Возросло количество факторов, определяющих мировую политику, причем очевидно менее выражено доминирование тех или иных отдельных аспектов (военных, пространственно-географических, экономических и т.п.). Развернулся процесс диверсификации интересов государств и негосударственных акторов мировой политики. В связи с сокращением возможностей использования традиционных силовых потенциалов развивается, по выражению Дж.Ная, «энтропия силы» великих держав. Под влиянием всех этих процессов в современном мире происходит активное переосмысление параметров гегемонии и геополитической мощи, а именно, возрастает удельный вес новых, не вполне традиционных факторов мощи – таких как экономика и финансы, коммуникации и информационные системы, новейшие направления научно-технического развития и т.д.

На излете «холодной войны» фокус внимания в западной, и прежде всего американской геополитике стал перемещаться к вопросам пространственно-политической организации международного сообщества (проблемы «миропорядка» и трансформации в его рамках роли и места отдельных держав). В 1990-е гг. афористичный тезис Ф.Фукуямы, принесшего в мир «благую весть» о «конце истории», был довольно активно подхвачен в том числе и исследователями, подвизающимися на ниве геополитического анализа. Так, З.Бжезинский акцентировал внимание на уникальности современного положения США в мировой политике и экономике на том основании, что Соединенные Штаты «стали первой и единственной действительно мировой державой». В более широком историческом контексте однополярный мир начал интерпретироваться в рамках «финалистской», «прогрессистской» картины мира как закономерный итог развития международных отношений. Однополярность рассматривалась в качестве некой конечной точки эволюции геополитической картины мира, приобретающей почти телеологические черты – от баланса мощи отдельно взятых государств и их союзов в период Нового времени, через биполярный баланс сил середины XX в. к «единению человечества» под сенью мировой державы-гегемона в лице США. Смена этапов отмечена при этом чуть ли не печатью неизбежности. Несовершенный баланс сил многополярного мира, провоцирующий международные кризисы, нестабильность и неопределенность, сменяется куда более предсказуемым и устойчивым балансом периода биполярности и в свою очередь замещается совершенной конструкцией «униполя», где балансу мощи, по крайней мере, в его традиционном для геополитики понимании уже просто не остается места.

В расширительном варианте концепции униполярности возникший после распада советского полюса «униполь» отличается более сложной структурой. Он состоит из совокупности «демократических индустриальных стран», обладающих доминирующими позициями в глобальной системе. Роль США сводится в этом случае к функциям лидера или гегемона «униполя» (в зависимости от точки зрения того или иного автора). «Униполь» в целом интерпретировался как достаточно гибкое образование, не обладающее четкой иерархической структурой и неизменными границами. Его ядро составляют группы стран Северной Атлантики, но за последние десятилетия он существенно расширил свои пределы. Если рассматривать в качестве «униполя» совокупность стран ОЭСР, как это делал, например, А.Страусс, то на его долю приходится более 60% совокупного мирового объема ВВП и большая частью общемировой военной мощи. Благодаря процессу непрерывного расширения (включения ряда стран Азии и Восточной Европы) «униполь» становится все более крепкой опорой «мирового порядка». Глобальное лидерство осуществляется на основе постоянно расширяющейся базы при все меньшем количестве держав, остающихся «вовне» и выступающих в качестве потенциальных противников, инициаторов «мятежей» против этого всемирного «Pax democratica». США в этой воистину идиллической конструкции осуществляют общий контроль с помощью, выражаясь словами Дж.Ная, soft power, т.е. морального лидерства, культурного воздействия и убеждения на основе установившихся и в конечном счете общепризнанных правил игры.

Однако реальность оказалась много сложнее предложенной схемы и мировое развитие стало демонстрировать все больше черт многоуровневого (в различных сферах – экономике, политике, сфере безопасности и т.д.) и полицентричного миропорядка.

Более соответствовали духу времени другие направления развития американской геополитической мысли. Одно из них можно охарактеризовать как неоклассическое.

Импульсы к возрождению в США классической линии геополитики оказались связаны с попытками нового структурирования евразийского пространства. В 1999 г. профессор Военно-морского колледжа M.Оуэнс написал для Naval War College Review статью «В защиту классической геополитики», в которой основная задача США после «холодной войны» определялась совсем в духе Х.Маккиндера – как предотвращение появления в Евразии континентального гегемона и создания любой страной или группой стран угрозы для США в морской сфере. Этот тезис послужил побудительным мотивом к ренессансу на новой основе традиционной геополитики и подвиг целый ряд авторов к поискам более релевантных концептуализаций происходящих в мире трансформаций в неоклассическом ключе. Неоклассическая школа исходит из того, что содержание и цели геополитики в современную эпоху претерпели существенные изменения по сравнению с рубежом XIX-XX вв., но само геополитическое знание вовсе не потеряло ценности.

Стремление к контролю над пространством интерпретируется в качестве своего рода точки отсчета, перманентного мотива большой политики. В данной интерпретации, несмотря на происходящие в мировой политике и экономике глубокие изменения, география, пространство, территориальные аспекты политического и военного планирования по-прежнему имеют значение. И это значение еще больше возрастет в будущем, когда нехватка ресурсов и давление природной среды дестабилизируют целый ряд стран Азии.

Наиболее заметной фигурой и наиболее цитируемым автором неоклассического направления геополитики является Роберт Каплан, старший исследователь консервативного Центра за новую американскую безопасность. В нашумевших статьях, посвященных геополитике XXI века, он подчеркивает преемственность своего подхода с геополитическим методом А.Мэхэна и Х.Маккиндера и настаивает на роли морских коммуникаций и свободы мореплавания (т.е. свободы торговли) для процветания развитых стран Запада. При этом Р.Каплан сформулировал довольно неожиданный тезис: новой конфликтной геополитической осью мира станет не Тихий океан и не старушка Атлантика, а далекий южный Индийский океан. Именно Индийский океан превращается в средоточие проблем и противоречий современного мира. Вдоль его берегов или невдалеке от них расположено наибольшее количество нестабильных (Пакистан, Ирак, Мьянма, Сомали, Афганистан и др.) либо проблемных (Иран) стран. Здесь вызревают конфликты будущего – в рамках «исламской дуги», опоясывающей все побережье Южной и Юго-Восточной Азии и Восточной Африки. Здесь напрямую сталкиваются в борьбе за ресурсы и политической влияние интересы новых быстро растущих региональных держав, претендующих на мировой статус, – Китая и Индии. Другими словами, Индийский океан – это «не просто географическое понятие, а идея», которая соединяет в себе центральное положение ислама с глобальной энергетической политикой, подъем новых великих держав со становлением полицентричного мирового порядка. Роль США в этом важнейшем регионе должна состоять в обеспечении посредством множественных гибких союзов свободы мореплавания и свободы рыночных сил, что само по себе будет способствовать решению по меньшей мере двух стратегических задач – стабилизации и контроля за ситуацией на Большом Ближнем Востоке и мягкого ограничения китайской экспансии в регионе.

Угроза китайской экспансии вообще представляется Р.Каплану очень серьезной. Свою недавнюю статью «География китайской мощи» он начинает цитатой из Х.Маккиндера о том, что Китай способен превратиться в «желтую опасность» для мировой свободы, потому что, в отличие от крупных континентальных держав прошлого (прежде всего России), он соединяет с ресурсами громадного континента протяженную океанскую границу – козырь, которого Россия была лишена.

Кроме того, пишет Каплан, Китай сочетает в себе элементы предельно модернизированной экономики западного образца с унаследованной от древнего Востока «гидравлической цивилизацией» (термин историка К.Виттфогеля, используемый применительно к обществам, практикующим централизованный контроль над сложными ирригационными системами и как результат – обладающими жестко централизованными политическими системами). Экономический рост способствует росту китайских внешнеполитических амбиций. Каплан подчеркивает, что Пекин объективно вынужден выстраивать выгодные сетевые отношения с широким кругом стран, способных обеспечить быстро растущий Китай ресурсами. Зона китайского влияния, формирующаяся в Евразии и Африке, постоянно растет, причем не в том поверхностном, чисто количественном смысле, какой придавали этому понятию в XIX веке, а в более глубоком, отвечающем эпохе глобализации. Преследуя простую цель – надежно удовлетворить свои экономические потребности, Китай сдвигает политическое равновесие в сторону Восточного полушария, и это не может не затрагивать самым серьезным образом интересы Соединенных Штатов. Благодаря растущей экономической мощи и демографическим параметрам, Китай способен заполнить возможные области силового вакуума вблизи любого участка своих протяженных границ с помощью такого оружия, как демографическое и экономическое давление.

Слабым местом Китая остаются его позиции в Мировом океане. Рассуждая в терминах «игры с нулевой суммой», китайские адмиралы выступают наследниками агрессивной философии американского военно-морского стратега начала XX века А.Мэхэна, который отстаивал концепцию «контроля над морями». Стремительная модернизация китайского Военно-морского флота свидетельствует о серьезности китайских намерений.

На Тихом океане формируется полицентричный порядок, в рамках которого свои притязания на лидерство в различных сферах и разных регионах предъявляют не только КНР, но и такие страны, как Индия и Япония. В Азии, где надвигается кризис «жизненного пространства», продолжается гонка вооружений. Свой анализ Р.Каплан заканчивает многозначительной констатацией. В ближайшие годы сам факт укрепления экономической и военной мощи Китая усилит напряженность в американо-китайских отношениях. США будут делать все, чтобы помешать Китаю стать гегемоном большей части Восточного полушария. «И не исключено, – добавляет Каплан, – что это станет самой потрясающей драмой нашей эпохи».

Интересно, какое место в возникающих новых геополитических раскладах Роберт Каплан отводит России. Он утверждает, что географический фактор вполне способен привести к раздору между ней и Китаем, «поскольку их нынешний союз носит чисто тактический характер». И это может быть выгодно США. «В 1970-х годах администрация президента Никсона оказалась в выигрыше в результате столкновения Пекина с Москвой и положила начало новым отношениям с Китаем. В будущем, когда Китай станет по-настоящему великой державой, Соединенные Штаты, по-видимому, могли бы заключить стратегический союз с Россией, чтобы уравновесить влияние Срединного царства».

К числу представителей неоклассического направления принято относить и ряд аналитиков, занимающихся исследованием «новых пространств», ставших доступными человеку по мере развития техники. Например, основателя космической геополитики (астрополитики) Э.Долмана. Подчеркивая значимость «ближнего космоса» для решения современными державами военно-политических задач, обеспечения бесперебойной связи и управления, он перефразировал известную формулу Х.Маккиндера. Геополитическое кредо для космической эры зазвучало следующим образом: «Кто контролирует низкие орбиты – тот контролирует околоземное пространство, кто контролирует околоземное пространство – доминирует на земле, кто доминирует на земле – определяет судьбу человечества».

Если вести речь о проблемах неоклассического подхода, то наиболее уязвимым местом геополитического анализа выглядит преобладающий в его рамках государствоцентризм. Государство по-прежнему фигурирует в качестве единственного легитимного политического актора на международной арене. На самом деле ситуация менее однозначна. Глобализация, урбанизация и модернизация политических сообществ, развитие коммуникаций и контактов с внешним миром способствуют перераспределению влияния от правительств к негосударственным (включая транснациональные криминальные и террористические сети) и даже частным субъектам. Сегодня очевидно, что демодернизация тоже может, как ни парадоксально, поддерживать эту тенденцию. По окончании процессов деколонизации и особенно распада СССР и ряда стран Восточного блока система межгосударственных отношений изменилась именно в этом направлении. Она стала включать в себя слабо структурированные и непрочные образования («несостоявшиеся» и «новые независимые» государства), чей суверенитет проблематичен, чьи территориальные границы не всегда четко определены (в целом ряде случаев просто не делимитированы или активно оспариваются соседями) и чья «мощь» иногда фактически раздроблена между конкурирующими кланами или частными субъектами.

В результате геополитический анализ пробуксовывает там, где всегда претендовал на свою значимость – при изучении конфликтов современного мира. Действия акторов без суверенитета, всевозможных национальных и международных организаций, ассоциаций, фирм, трансграничных группировок и т.п. просто невозможно адекватно оценить в рамках классической парадигмы. За спиной этих акторов всегда ведется поиск некоего «центра силы» или государственного образования, заинтересованного в таком, а не ином ходе и исходе конфликта. И дело здесь не в идеологизированности авторов, а в общих методологических изъянах, присущих геополитическому анализу.

Целый ряд актуальных вопросов современной мировой политики –становится ли анахронизмом понятие национального суверенитета, каковы перспективы национального государства, кто входит в число основных акторов на международной арене, каковы тенденции в этой сфере – либо игнорировались геополитической мыслью, либо анализировались в рамках ревизионистского направления (критической геополитики) без всякого выхода на политическую практику.

Думается, сегодня в рамках геополитического теоретизирования имеет смысл переставить акценты – с глобальной картины (исследований миропорядка) на, если так можно выразиться, подобие теорий «среднего уровня». Оптимальной единицей комплексного «иконографического» анализа в данной ситуации мог бы стать геополитический регион как некая геополитическая, геокультурная и геоэкономическая целостность, демонстрирующая динамический момент геополитики (трансграничный характер, изменчивость контуров, смена доминантных региональных держав, культурные, этнические и демографические трансформации, в отдельных случаях – фактически полное исчезновение, что наглядно демонстрирует пример с таким общепризнанным геополитическим регионом начала-середины XX в., как, скажем, Mitteleuropa).

Научно-технический прогресс последних трех-четырех десятилетий имеет своим результатом качественную модификацию факторов функционирования и развития обществ. При этом не совсем корректным представляется то, что нередко понятия «пространство» и «территория» используются как синонимы. В современном мире реальное значение приобретают различные формы пространства. Наряду с территориальным, водным и воздушным пространствами, обладающими четко осязаемыми физико-географическими характеристиками, можно говорить о пространстве экономическом, культурно-цивилизационном, информационном, кибернетическом, экологическом и т.д., которые оказывают влияние как на характер и направленность мировых процессов, так и на политическую стратегию отдельных государств. Освоение этих пространств в рамках геополитического и геоэкономического анализа фактически делает лишь первые шаги.

0

2

Санкции США привели к ошеломительному результату
Геннадий Тимченко продал свою долю в Gunvor
http://pics.utro.ru/utro_photos/2014/03/21/866big.jpg
Геннадий Тимченко. Фото: ИТАР-ТАСС

На американские санкции против российских чиновников Россия ответила собственным черным списком. Жест столь же демонстративный, сколь и запоздалый: "на основе взаимности" в российский перечень включены девять американских чиновников – ровно столько имен было в американском списке, опубликованном несколькими днями ранее. Однако к тому моменту, как российский МИД родил, наконец, "адекватный ответ", Белый дом выдал на-гора второй транш санкций. На этот раз в санкционный список попали не только чиновники, но и бизнесмены, занимающие не последнее место в глобальном рейтинге миллиардеров, и даже юридическое лицо: Геннадий Тимченко, Юрий Ковальчук, Аркадий и Борис Ротенберги, а также банк "Россия", подконтрольный Ковальчуку. Санкции в отношении них вводятся в связи с предоставлением "материальной или иной поддержки" высокопоставленному чиновнику правительства России, следует из сообщения Минфина США, а банк "Россия" там считают "личным банком" высокопоставленных российских чиновников.

Попал в черный список и президент РЖД Владимир Якунин – за то, что "является близким доверенным лицом Путина", "регулярно консультируется с Путиным по вопросам, касающимся компании "Российские железные дороги", "сопровождает Путина во многих отечественных и международных визитах". "Также Якунин и Путин были соседями в элитном дачном поселке на берегу озера Комсомольское и в ноябре 1996 года стали соучредителями дачного кооператива "Озеро", делится сокровенными знаниями Минфин США. Источник, благодаря которому в США вычислили "личный банк Путина", представитель Минфина уточнить отказался. В России его наверняка уже тащили бы в суд, который грудью встает на защиту чести и достоинства государевых людей. Но дело происходит не в России, поэтому наши чиновники пока предпочитают отшучиваться.

Помощник президента Владислав Сурков расценивает санкции как признание своих заслуг перед родиной. Главе президентской администрации Сергею Иванову, как бывшему разведчику, к статусу невыездного не привыкать, напоминает пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. Чиновники, которым еще в прошлом году запретили иметь недвижимость и счета за границей, могут себе позволить такую демонстрацию, а вот бизнесу это делать сложнее. Тимченко, например, 19 марта продал свою долю акций в компании Gunvor Торбьерну Торнквисту, который после этого стал держателем контрольного пакета Gunvor Group Ltd (87% акций). В заявлении нефтетрейдера отмечается, что сделка призвана обеспечить непрерывность операционной деятельности компании. Банку "Россия" санкции могут обойтись минимум в 100 млрд. рублей – активы на такую сумму он держит за рубежом, подсчитал  Forbes.

Дальше – хуже. Крупнейшее рейтинговое агентство S&P вчера понизило прогноз инвестиционного рейтинга России со "стабильного" на "негативный". В ночь на 21 марта фьючерс на курс доллара к рублю вырос на 40 коп/, а фьючерс на индекс РТС рухнул на пять пунктов.

Даже "точечный" удар по нескольким бизнесменам грозит обернуться обвалом фондового рынка, который повлечет за собой множество других неприятных последствий: продолжится падение рубля, обесценятся активы многих крупных компаний, набравших долгов под залог собственных акций. Это может спровоцировать волну требований о досрочном погашении кредитов, как во время кризиса 2008 г., сокращение производства, рост безработицы... О модернизации производства на какое-то время уж точно придется забыть. И ведь механизм санкций только начинает раскручиваться: например, уже поставлены вопросы о применении торговых ограничений. Вряд ли следует ожидать мгновенного отказа европейских партнеров от поставок российских энергоносителей, но постепенное выдавливание российских компаний из различных проектов вполне можно прогнозировать.

Найдет ли Россия на это "симметричный ответ", который не ударит по ней еще больнее? В конце концов, мы тоже можем занести в санкционный список пару – тройку американских бизнесменов. Патриотично настроенные россияне начали вводить "персональные" санкции: соцсети пестрят объявлениями о том, что Обаме и его приближенным не разрешается гладить вот эту собаку и садиться в вот эту машину.

Шутки шутками, но изоляция России на самом деле усиливается стремительно, как и раскол в обществе. Еще вчера это казалось невозможным: пока российская элита держит свои деньги в западных банках, вкладывает их в европейскую и американскую недвижимость и учит своих детей в иностранных университетах, ей будет трудно отказаться от "западных ценностей", уверяли многие. Но слабеющая экономика и плохая экономическая конъюнктура заставили Кремль взять курс на "национальные ценности". А окончательно завершится процесс национализации элит, судя по всему, благодаря усилиям со стороны Запада.

Страна переходит на положение "осажденной крепости" – в таких условиях востребованы чрезвычайные меры, которые позволят сохранить контроль за социально-политической обстановкой, как бы плохо ни шли дела. Не случайно в послании Путина к Федеральному собранию были озвучены претензии к "пятой колонне" и "национал-предателям" – следует понимать, что адресованы они людям, которые не поддерживают политику партии и правительства. Рано или поздно эти претензии выльются в обвинения в экстремизме. На самом деле уже сейчас критика власти часто толкуется как "разжигание розни", а когда поиск "иностранных агентов" начнется всерьез, у Минюста уже будут готовы списки.

0

3

Время большой нелюбви
http://rusplt.ru/netcat_files/79/127/640x420/Antiputin640.jpg
Русофобия в США достигла рекордных показателей за 20 лет; россияне же — «чемпионы мира» по антиамериканизму

Американское общество недоброжелательно относится к России: как показал февральский опрос Gallup, 60% американцев настроены негативно по отношению к стране в целом, а 63% испытывают неприязнь к президенту Владимиру Путину.

Как отмечают авторы исследования, эти результаты вписываются в общую тенденцию, которая наблюдается в американском обществе с того момента, как Путин вернулся в президентское кресло в 2012 году: с тех самых пор в США количество людей, относящихся к России положительно, неуклонно уменьшается. Кроме того, эти данные перекликаются с результатами другого опроса, проведенного Gallup осенью прошлого года, —  в нем впервые за 14 лет американцы продемонстрировали, что воспринимают Россию скорее как врага, а не как союзника. Исследователи связывают это с предоставлением убежища Эдварду Сноудену, позицией России в «сирийском вопросе» и ущемлением гражданских прав геев и лесбиянок. Также на общественное мнение повлияло бурное обсуждение в СМИ террористической угрозы Олимпиаде в Сочи.

Положительно к России относятся 34% американцев, лично к Путину — 19%. Похожая ситуация наблюдалась в 1999 году: положительное отношение к России демонстрировали 33% опрошенных. При этом в 1998 году показатель доброжелательности составлял 56% — столь резкое падение исследователи тогда связали с войной в Чечне и позицией России по «косовскому вопросу». Во второй раз американцы продемонстрировали резкое ухудшение мнения о России в 2003 году: количество воспринимающих страну положительно упало по сравнению с 2002 годом с 66% до 41 %, а количество относящихся негативно увеличилось с 27% до 52%. На этот раз исследователи увидели причину в позиции России по поводу войны в Ираке. Также на настроение американцев могло повлиять начало «дела ЮКОСа».

Что касается отношения американцев лично к Путину, оно замерялось четырежды с 1999 года, и показатель 2014 года оказался минимальным — 63% опрошенных настроены недоброжелательно. Исследователи связывают это, среди прочего, со статьей Путина, опубликованной прошлой осенью в New York Times. В ней российский президент критиковал Америку и лично президента Барака Обаму, в частности, за его заявления об исключительном положении США в международной политике.

При этом американцы одобряют план Путина по уничтожению сирийского химического оружия, но на общее негативное настроение это не влияет. Не добавляют популярности Путину и напряженные отношения между Россией и Украиной.

По данным 20-летних наблюдений Gallup, самые высокие показатели доброжелательного отношения к России наблюдались в США в 2002 году — тогда 66% опрошенных высказались о стране в позитивном ключе. Лично к Путину в 2002 году положительно относились 41% американцев, и лишь 18% — отрицательно. Вероятная причина такой доброжелательности — сплочение международного сообщества после терактов 11 сентября 2001 года.
http://rusplt.ru/netcat_files/userfiles2/febr1/Antiputin600.jpg
Динамика отношения американцев к России с 1994 по 2014 год по данным опросов Gallup. Темно-зеленым показан процент опрошенных, отозвавшихся о России доброжелательно, светло-зеленым — недоброжелательно. Источник: Gallup

Что касается россиян, то, по данным январского опроса «Левады», их негативное отношение к Америке тоже нарастает. В 2011 году недоброжелательны к США были 23% опрошенных, а в 2013-м — уже 37%. За тот же период количество тех, кто относится к США положительно, снизилось с 53% до 48%. Как и американцы, россияне демонстрировали подобные настроения в 2003 и 1999 году. Правда, еще один заметный скачок антиамериканских настроений россияне показали в 2009 году.

Опрос ВЦИОМ в конце августа 2013 года года на аналогичную тему показал, что позитивно США воспринимают 46% россиян, негативно — 35%, причем оба показателя тоже имеют тенденцию двигаться в отрицательную сторону. Наиболее резко американофобия в России проявилась в 2008 году (показатель недоброжелательства — 22%). Исследователи связали это с конфликтом в Южной Осетии.

Замдиректора Института США и Канады РАН Павел Золотарев рассказал «Русской планете», что подобную ситуацию можно воспринимать как последствия холодной войны.

«Все те механизмы, которые были во времена холодной войны, остались и действуют, несмотря на то, что вроде бы политической потребности в этом нет. К сожалению, и в России, и в США у внутренней политики есть потребность во враге, потенциальном противнике. Например, в ракетных войсках и в России, и в США нужно обязательно поддерживать образ врага, иначе будет падать дисциплина. Точно так же мы и ядерный потенциал создали таким, что он может находиться только в состоянии готовности к пуску друг против друга», — сказал эксперт.

По мнению Золотарева, во многом на отношение американцев к России влияет «информационный фон, который создается Западом по отношению к стране».

«Большинство американцев вообще не интересуется внешнеполитическими вопросами, только внутренней политикой и текущими проблемами. Они далеко не так политизированы, как российское население», — отметил он.

Политолог Николай Злобин в беседе с «Русской планетой» признал результаты опроса Gallup закономерными.

«В последние пару лет Россия, в том числе устами Путина, постоянно подчеркивает, что она не будет разделять западные ценности, отказывается от них и не считает себя больше частью западной цивилизации, а Европу и США считает деградирующими частями глобального мира, — отметил Злобин. — Это очень серьезный переворот в умонастроениях американцев, которые ранее рассматривали Путина как человека, более или менее стоящего на западных цивилизационных позициях, европейско-атлантическо-американских. А сейчас он сам говорит, что это не так».

«Сноуден, Украина, Сирия, позиция России по целому ряду международных вопросов, где она столкнулась с позицией США, например по Ирану или ПРО — это вполне приемлемо, разногласия между странами бывают и будут, но сегодня начинают сказываться именно ценностные расхождения», — добавил Злобин.

По мнению политолога, эти расхождения привели к тому, что теперь Россия не рассматривается американцами как часть глобальной западной цивилизации, а Путин однозначно ассоциируется с Россией как человек, единолично управляющий страной.

Также Злобин напомнил, что по данным другого опроса Gallup, проведенного в январе, Россия стала «чемпионом мира» по антиамериканским настроениям. По данным этого опроса, почти четверть населения планеты считают США главной угрозой миру во всем мире. При этом уровень антиамериканизма в России превышает среднемировой в два раза и составляет более 54%. Для сравнения, среди иранцев отношение к США как к главной угрозе миру разделяют лишь 16% опрошенных.

«Большинство американцев связывает это с результатами антиамериканской пропаганды, которая носит, как они считают, государственный характер, обширный и фундаментальный. За последние 10—15 лет антиамериканские настроения, конечно, выросли по всему миру, но таких темпов роста, как в России, нет нигде», — резюмировал Злобин.

0

4

Почему России нужно объявить войну ("Le Point", Франция)
Патрик Бессон (Patrick Besson)
http://beta.inosmi.ru/images/21902/36/219023699.jpg
27/03/2014

Пришло время завершить работу, которую начал в XIX французский император Наполеон I и продолжил в ХХ веке немецкий канцлер Гитлер: завоевание и подчинение России Европой. Мы слишком долго разглагольствовали о двух этих отважных предприятиях, неудача которых во многом была связана с плохой погодой. Березина и Сталинград вошли в язык как синонимы беспорядка и разгрома. Пора избавить европейское сознание от этого комплекса неполноценности, который возникает в нем при мысли о Москве. Другими словами: нужно взять Москву. Потому что это возможно. В XIX веке США были всего лишь второсортной провинциальной державой и не обладали ресурсами для переброски свежих войск и нового оружия, в котором так нуждался Наполеон для свержения тирана Александра I с его коварным главнокомандующим Кутузовым.   

В ХХ веке неприятная тактическая ошибка, которыми, к сожалению, наполнена история, помешала Гитлеру обратиться за военной помощью к США, потому что те (по счастью, очень недолго) были союзниками русских. Сейчас ни о чем подобном не идет и речи. Лидеры и СМИ Европы и могучей Северной Америки, наконец, придерживаются одной позиции по России: презрение, отвращение и ненависть. И даже самому недалекому натовскому стратегу ясно, как день, что в таких невероятно благоприятных условиях остается только одно: нападать. Attack. Attack Russia!   

В основе любой войны должны лежать нравственные и гуманитарные мотивы. Благими намерениями выстлана дорога в ад - так в литературе говаривал Андре Жид, который раньше других осознал злобную сатанинскую природу русского государства. В политике все то же самое. Особенно - во внешней политике.

Целью колонизации Африки была вовсе не эксплуатация, а забота о людях и их просвещение. Когда их подлечили и просветили, то лишь попросили внести скромный вклад в развитие европейской экономики, пусть даже для этого многим из них и пришлось сложить свои головы. Нравственных и гуманитарных причин нападения на Россию - более чем достаточно. Во-первых, это Украина, новый объект страсти Запада и Америки. Украинцы 2010-х годов стали подобием боснийцев и косовцев 1990-х годов: прекрасными существами с возвышенными чувствами и чистыми мыслями. Лишить их Крыма, который был русским раза в три дольше, чем украинским, стало жесточайшим оскорблением и сильнейшим ударом по умственному и психическому равновесию украинцев, этих новых примеров героизма для всего человечества. Но дело не только в этом. Россия вот уже не первый год дает нам новые причины для того, чтобы напасть, вторгнуться и уничтожить ее. Достаточно ненадолго зайти в интернет: белокурые Femen, отправленные за решетку миллиардеры, убежище для американского предателя Эдварда Сноудена, объятья Путина с французским дезертиром и неплательщиком налогов Депардье и т.д.   

Так не будем же повторять ошибку, которая стала роковой для блестящих предшественников Обамы и Эштон, то есть Наполеона и Гитлера! Нам нужно начитать действовать прямо сейчас, если мы не хотим подобно им застрять под Сталинградом или заледенеть на Березине. Честно говоря, у меня даже возникают сомнения… Быть может, сейчас мы уже слишком затянули, и чтобы не подставиться под удары погоды, нападение стоит перенести на 2015 год? Ведь нельзя же позволить русским унизить нас в третий раз! Никак нельзя!

0

5

Штаты обвалят российскую нефть
Сенат конгресса США может рассмотреть план Сороса по обрушению цен на нефть
27.03.2014
http://img.gazeta.ru/files3/481/5966481/soros-pic510-510x340-43333.jpg
Идею Джорджа Сороса об обрушении нефтяных цен для давления на Россию начали обсуждать в сенате конгресса США. Миллиардер призвал распечатать американские стратегические запасы, но не все считают это целесообразным — эффект может быть краткосрочным и незначительным, к тому же резервы создавались не для этого.

Предложение известного инвестора миллиардера Джорджа Сороса о том, как обрушить мировые нефтяные цены, уже обсуждается в сенате американского конгресса, сообщает агентство Bloomberg. Неожиданно идею обсудили перед началом заседания в Капитолии, хотя министр энергетики США Эренст Монис пока никак не отреагировал на замечание Сороса.

«Америка может и должна быть энергетической сверхдержавой, — заявила глава комитета сената по энергетике и природным ресурсам Мэри Лэндрю (в черном списке российского МИДа). — Соперничать с Соединенными Штатами в энергетической гонке — последнее, чего хотел бы Путин и его окружение».

Джордж Сорос 21 марта предложил «самую сильную санкцию», которая могла бы повлиять на Россию, — снижение мировых цен на нефть.

США, как считает Сорос, могли бы распечатать и начать продавать свой стратегический нефтяной запас, составляющий около 700 млн баррелей. Ежедневное мировое потребление нефти Международное энергетическое агентство оценивает в 90 млн баррелей. Поставки из России в Соединенные Штаты в 2013 году составили 16,3 млн баррелей, обеспечив РФ 13-е место в списке импортеров (данные США).

В отличие от поставок газа, которые обещает ЕС президент Барак Обама, это более простой и быстрый способ повлиять на Россию.

Америка легко может уменьшить цену барреля на $12, продавая 500 тыс. баррелей в день из стратегических запасов, подсчитал экономист Филип Верледжер, бывший советником при президентах Джеральде Форде и Джимми Картере. Он опередил Сороса, выступив с этим предложением в обзоре для инвесторов еще в начале марта.

Такое понижение, по подсчетам Верледжера, может грозить России потерей около $40 млрд от экспорта, или почти 2% ВВП.

Потери могут быть столь велики, поскольку будут воздействовать как на нефть, так и на газ. Европейские контракты «Газпрома», учел Верледжер, привязаны именно к нефтяным ценам. «У нас полным-полно нефти, которая нам не нужна. Мы могли бы продать ее, продать сегодня и оказать экономическое давление на Россию», — сказал он в интервью Bloomberg.

Это не единственное предложение Сороса. Миллиардер призывал лидеров Евросоюза организовать «план Маршалла» для Украины, поддержав ее кредитами и консультациями для управленческого персонала.

Свои запасы углеводородов Соединенные Штаты в последний раз распечатывали в 2011 году, продав 30 млн баррелей из-за перебоев добычи в охваченной гражданской войной Ливии. В начале марта этого года минэнерго США объявило о «пробной» продаже 5 млн баррелей нефти из резервов, подчеркнув, что это не связано с крымским кризисом, а призвано проверить систему в связи с ростом производства в стране нефтепродуктов. Предыдущие «пробные» продажи проводились в 1990 году и совпали с вторжением Ирака в Кувейт.

У экспертов есть сомнения в эффективности меры, предложенной Соросом и Верледжером. Их воздействие на нефтяные цены будет ограниченным и недолгим, приводит агентство Bloomberg слова главы Энергетической аналитической группы из Флориды Тома Финлона. Резервы созданы для того, чтобы покрывать недостаток импорта, а не для того, чтобы манипулировать ценами, замечает старший сотрудник Центра стратегических и международных исследований в Вашингтоне Эдвард Чоу. США вряд ли станут понижать цены на нефть, поскольку это затронет их самих, считает аналитик лондонской Energy Aspects Амрита Сен. «Если вы играете нефтью и целитесь в Россию, то попадете по Техасу, — поддерживает эту точку зрения директор вашингтонской ClearView Energy Partners Кевин Бук. — Это даже если забыть о том, что добыча нам обходится не настолько дешево, чтобы разбазарить все запасы, чтобы купить себе краткосрочный успех».

«Пока разговоры о возможном распечатывании американских стратегических запасов нефти остаются лишь разговорами, и все это понимают, — сказал «Газете.Ru» ведущий аналитик Wild Bear Capital Виктор Неустроев. — США предприняли попытку продать 5 млн баррелей, но это величина не способна повлиять на цены на мировом рынке. Если в Вашингтоне захотят обрушить цены на рынке, они смогут это сделать, ведь обладают достаточными запасами. Однако вряд ли Соединенные Штаты сейчас пойдут на эти меры, это нерационально». По словам аналитика, в этом случае ОПЕК поддержит цены на приемлемом для себя уровне. «Краткосрочное обрушение цен может серьезно сказаться на экономиках основных стран-экспортеров, — продолжает Неустроев. — Маловероятно, что США решат разом сломать экономики сразу нескольких государств».

С использованием нефтяного или иных рычагов, но Обама продолжает настаивать на увеличении давления в отношении России за присоединение Крыма.

Бездействие международного сообщества после того, как Россия в одностороннем порядке перекроила территорию Украины, по его словам, будет означать игнорирование уроков истории, которые оставили для нас погибшие в двух мировых войнах.

«Вновь мы сталкиваемся с убеждением, что большие страны могут попирать маленькие, как им заблагорассудится, — заявил Обама в среду в Брюсселе. — Мы не должны забывать о том прогрессе, которого добились здесь, в Европе».

0

6

Русским Прибалтики уготована роль первой цели новых «информационных пушек»
Латвийский журналист Владимир Веретенников высказался для портала «Ритм Евразии» о подоплёки расширения контента для прибалтийской русскоязычной аудитории.
17 09 2014

Как известно, современные войны ведутся в трёх плоскостях: информационной, экономической, и лишь на последнем этапе в ход вступает оружие. И если применение огнестрельного оружия в современном конфликте Русского мира с западным сообществом пока локализовано пределами Донбасса, то баталии за содержимое мозгов уже давно бушуют во всю мощь. В этих условиях особенно ожесточенные «бои» ведутся за Прибалтику, которая всё более явственно становится одним из плацдармов информационного наступления на Москву.

На линии фронта

В одном из своих романов Виктор Пелевин так описывает сущность информационного противостояния: «История человечества – это история массовых дезинформаций. И не потому, что люди глупые и их легко обмануть. Люди умны и проницательны. Но они с удовольствием поверят в самую гнусную ложь, если в результате им устроят хорошую жизнь. Это называется "общественный договор"».

Таким образом, каждая цивилизация создаёт специфическую реальность, построенную на собственных взглядах на историю и современность, на своих особенных традициях и моральных нормах. Соответственно, все войны начинаются после того, как правители того или иного общества объявляют «чужую» реальность вражеской и злодейской. Странам Прибалтики в этом плане особенно «повезло» – волею судеб они оказались как раз на «тектоническом разломе», пролёгшем между российской и западной реальностями.

Хотя власти Латвии, Литвы и Эстонии всецело демонстрируют полную приверженность мировоззрению, высшими выразителями которого являются Вашингтон и Брюссель, в этих республиках проживает много русского населения, традиционно ориентирующегося больше на восток, чем на запад. Да и многие природные латыши, литовцы и эстонцы, особенно из тех, кто постарше, ещё помнят русский язык и с удовольствием смотрят российские каналы, что усугубляется откровенной убогостью продукта, предлагаемого местными телерадиовещательными компаниями. Дошло до того, что спикер сейма Латвии, одно из первых лиц в государстве, Солвита Аболтиня откровенно призналась, что редко смотрит латышские телепередачи!

Подобное положение дел уже много лет служит предметом озабоченности местной правящей элиты. Но лишь с начала 2014 года, особенно после того, как Крым откололся от захваченного хунтой Киева, власти стран Прибалтики встревожились по-настоящему. Страх того, что Латгалия и Иду-Вирумаа последуют примеру крымчан, обусловил судорожные попытки обуздать «российскую пропаганду». Это выразилось в запретительных мерах: например, «Россию-РТР» стали отключать от кабельных сетей под предлогом борьбы с «разжиганием ненависти». Однако подобными действиями проблему не решишь, особенно в наш век интернета и спутникового вещания. Нужно предложить потребителю какой-то равноценный продукт, способный удержать его в кресле без необходимости переключать кнопки на пульте.

Так, премьер-министр Латвии Лаймдота Страуюма заявила в марте, что результаты предпринятого накануне в государстве опроса, в ходе которого 34% респондентов согласились, что у России есть основания для ввода войск в Крым, вызывают у неё глубокую озабоченность. Страуюма отметила, что особенно её тревога связана с Латгалией, где местами латвийские каналы вообще не транслируются. Она подчеркнула, что государственное телевидение должно создавать более интересные сюжеты и передачи, в том числе на русском языке, чтобы их смотрели и в приграничных районах.

Даже в Полиции безопасности дали понять, что одними запретительными мерами ограничиться нельзя: «Необходимо, чтобы латвийские СМИ предлагали зрителям конкурентоспособные информационные программы».

Вскоре от общих разговоров перешли к конкретным планам. В апреле председатель правления «Латвийского телевидения» Ивар Белте сообщил о проекте создания общего для республик Прибалтики русскоязычного канала. По словам Белте, не менее шестнадцати часов его вещания займут приобретенные российские и украинские фильмы и сериалы, которые не будут содержать «пропаганды» и военной темы. На их покупку предполагалось тратить до 2 млн. евро ежегодно. Остальное эфирное время авторы идеи хотели заполнить новостными передачами, информационными программами из Латвии, Литвы и Эстонии, ток-шоу и дискуссиями.

По этому поводу политолог Ивар Иябс заявил: «Намерение создать СМИ, способное соперничать с ВГТРК и Дмитрием Киселёвым, свидетельствует о том, что у государства появилось понимание значимости русскоязычной части населения».

Коллеги из соседних республик данный проект одобрили, однако камнем преткновения стал вопрос о том, кто и как новый телеканал станет финансировать. Первоначально предполагалось, что затраты на его содержание разделят все три республики, позже стало обсуждаться привлечение европейских денег. В частности, эстонский медиаэксперт Анвар Самост признал:

«Даже если бы все три государства Прибалтики объединились в данном начинании и пожелали создать общий канал на русском языке, это оказалось бы слишком дорогим проектом, который мы не можем позволить себе финансово. Поэтому финансировать такое начинание должен Евросоюз. Пусть русскоязычная аудитория, привыкшая к российским телеканалам, переключится на что-то совсем иное, новое, сделанное на высоком уровне, связанное с качественными развлекательными программами и объективными новостями. Это дорого, но по меркам ЕС обошлось бы в приемлемую сумму».

Однако конкретные сроки воплощения данного плана в жизнь до сих пор неизвестны, равно как и точные возможности финансирования. Более того, в какой-то момент речь зашла даже о том, что может не хватить денег на немногие существующие русскоязычные программы! В августе член правления «Латвийского телевидения» Сергей Нестеров признал, что в 2015 году понадобится не менее 1,5 млн. евро, чтобы обеспечить работу службы новостей и существование ряда передач на русском. Он выразил беспокойство тем, что необходимые деньги могут и не изыскать. В то же время Нестеров признал, что «Латвийскому телевидению» нелегко конкурировать с российскими телеканалами.

«Креаклы» подоспели на подмогу

После этого государство спохватилось. В сентябре было объявлено, что «Латвийское телевидение» существенно расширяет контент, предназначающийся для русскоязычной аудитории, в частности на канале LTV7 появятся несколько новых программ. Их задача, по словам руководства канала, состоит в том, чтобы «предоставить жителям, для которых латышский язык не является родным, возможность получать правдивую, объективную и профессиональную информацию о событиях в Латвии, странах Прибалтики и в мире».

Белте по этому поводу удовлетворенно сказал: «Таким образом, закладывается основа для создания дискуссионной площадки для русскоговорящих, на которой мы будем стараться предоставить аудитории нужный и желаемый контент».

Выделим наиболее интригующий момент. Власти Литвы, Латвии и Эстонии с самого начала давали понять: «идеологически выдержанный» продукт на русском языке может быть предназначен не только для местных нацменьшинств, но и для российской аудитории! И здесь их намерения вошли в резонанс с устремлениями представителей «либеральной оппозиции» из самой России.

Как известно, в последнее время власти РФ тоже предпринимают шаги к тому, чтобы обеспечить суверенитет информационного пространства внутри страны. Полгода назад совладелец «Rambler & Co» Александр Мамут уволил редактора информационного портала «Lenta.ru» Галину Тимченко, сделав это сразу после того, как этот ресурс получил предупреждение от Роскомнадзора за публикацию экстремистских материалов. Вслед за уходом Тимченко в знак солидарности уволилась и большая часть коллектива, разделявшая её взгляды.

Прошло совсем немного времени, и Тимченко, как и кое-кто из её бывших сотрудников «всплыли» уже в Прибалтике. Летом в рамках старейшего и наиболее читаемого русскоязычного информационного портала Латвии «Delfi» был запущен особый проект «Спектр», начавший публиковать статьи россиян-либералов, таких как Алексей Венедиктов, Ольга Романова, Артемий Троицкий, Валерий Панюшкин и прочих представителей «креативного класса». Поддерживаемый «Спектром» накал разоблачений «кровавого режима» зашкаливает.

Кстати, редактор не стал сохранять инкогнито. Выяснилось, что это бывший зарубежный корреспондент «Ленты.ру» Антон Лысенков. По его словам, представители «Delfi» сами предложили ему сделать проект для российской аудитории.

«Это связано с тем, что в самой России в последнее время закрылось много достаточно хороших изданий и есть ощущение, что информационное поле стало там несколько разрежённым. Именно это ощущение и подвигло агентство на то, чтобы провести такой эксперимент и попробовать запустить проект, который будет обсуждать жизнь и важные события для россиян, находясь за пределами России», – пояснил Лысенков.

Он уточнил: «Мы планируем, что материалы «Спектра» будут выходить в русскоязычных версиях агентства во всех прибалтийских странах. Кроме того, самые интересные материалы будут ещё переводиться на национальные языки, потому что они вызвали интерес у местных жителей. Мы работаем для всех, хотя опять же уточню, что основная наша аудитория – читатели в России».

Зачем руководству портала «Delfi» мог понадобиться подобный ресурс? Возможно, объяснение заключается в том, что этот портал, судя по имеющейся в общественном доступе информации, принадлежит через цепочку посредников компании «TeliaSonera». А та уже, в свою очередь, является собственностью правительств Швеции и Финляндии, а также нескольких фондов, включая американский «The Capital Group Companies». Одновременно, свой собственный проект нового политического массмедиа воплощает и Тимченко. Известно, что новое интернет-СМИ, поиск сотрудников для которого ведется в настоящее время (судя по всему, значительную их часть составят бывшие работники «Ленты»), начнёт свою деятельность в течение второй недели октября – тогда же станет известно и его название.

Интересен вопрос финансирования создаваемого Тимченко портала. Первоначально речь шла о том, что требуемые деньги даст ни кто иной, как Михаил Ходорковский. Как экс-олигарх объяснял изданию «Ведомости» в июле, он собирался стать пассивным инвестором, а контроль над деятельностью нового источника информации намеревался получить Борис Зимин, сын основателя телекоммуникационной компании «Вымпелком» Дмитрия Зимина.

Но в итоге Тимченко так и не сумела столковаться с Зиминым, а вслед за ним из проекта выбыл и Ходорковский. Впрочем, Тимченко договорилась с другими инвесторами, имена которых «светить» не пожелала. «Это не публичные люди, некоторые из них из России, другие – нет, они не имеют отношения ни к политике, ни к медиа», – пояснила она.

Эксперты указывают, что русскоязычное население Прибалтики используется как среда для запуска и обкатки новых проектов по противоборству с Россией в рамках новой холодной войны. Местным русским, хотят они того или нет, уготована роль первой «цели», с которой новые «информационные пушки» начнут работу по площадям

0

7

Закат Запада
21.09.2014, Йон Хеллевиг

Запад нападает на Россию как на последнюю преграду для установления своей абсолютной гегемонии в мире.

Мне кажется, что именно Эрик Краус указал, что это не совсем корректно рассматривать возрастающую западную враждебность к России как Холодную войну потому, что это подразумевало бы противоборство между противоположными идеологическими лагерями, как когда-то между Советским блоком и Западом.

Пожалуй, мы должны окунуться глубже в историю и признать современное давление Запада на Россию как классическое преследование имперского господства. Дело в том, что Запад, возглавляемый США, и теми силами, которые правильнее будет называть элитой Евросоюза, нападает на Россию как на последнюю преграду для установления абсолютной гегемонии в мире, установления Нового мирового порядка. Но эти западные силы сами же находятся в предсмертной агонии. Они постепенно наращивают давление на Россию потому, что через несколько лет, возможно, будет уже поздно.

Запад быстро теряет свою экономическую мощь по сравнению с остальным миром.

Это можно продемонстрировать сравнением ВВП западных держав, представленных странами большой семерки (США, Япония, Германия, Франция, Великобритания, Италия и Канада) с ВВП развивающихся держав. В 1990 году совокупный ВВП большой семерки превосходил сегодняшние ВВП семи развивающихся держав: Китай, Индия, Россия, Бразилия, Индонезия, Мексика и Южная Корея (необязательно воспринимать составляющие как один политический блок).

В 1990 году у стран большой семерки совокупный ВВП составлял 14,4 триллионов долларов, а ВВП развивающейся семерки - 2,3 триллионов доллара. Но к 2013 году данные изменились кардинальным образом, так ВВП большой семерки стал составлять 32 триллиона, а ВВП развивающейся семерки – 35 триллионов. Просто представьте себе, что будет через 10 лет! Это один из самых ужасных страхов Запада.

Есть существенные причины для упадка Запада. Эти страны просто теряют свои конкурентные преимущества по сравнению с остальным миром. Западная система всегда превосходила остальные страны в некоторых фундаментальных областях: демократии, рыночной экономике, свободной прессе, образовании, технологиях, правовой системе, банковском деле и финансах. Сейчас эти феномены в равной степени воспринимаются, и быть может, чем-то превосходят Запад, в основной массе развивающихся стран.

В то же время Запад вынужден был отчасти отказаться от своей колониальной власти. По этой причине развивающиеся страны мира неизбежно сравняются с Западом в экономическом потенциале и сопутствующем могуществе. Учитывая подавляющий размер населения развивающихся стран, Запад рискует стать маргинализированным, - этот процесс уже идет с захватывающей дух быстротой. В этой статье сосредоточу внимание на меньшей империи, Евросоюзе, младшем партнере Нового мирового порядка.

Европа растратила свои конкурентные преимущества

Европа процветала благодаря ряду конкурентных преимуществ, которыми она обладала в результате социального и технологического прогресса со времен Средневековья, усовершенствованных в конкурентной борьбе между независимыми государствами. Но с 1960 года европейские государства постепенно растрачивали это наследие из-за ошибочных суждений, которые проложили путь к упадку и возрастающей бедности.

Европейская элита оказалась неспособной осознать исторические корни своего успеха, и она не придала должного внимания тому факту, что успех был заложен в тяжелом труде с правильным направлением предыдущих поколений. Вместо этого европейская элита решила, что европейцы достигли успеха благодаря тому, что они ложно воспринимают расовое превосходство европейцев.

Европейцы думают, что у них заложено в генах делать всё более мудро, нежели делает остальной мир, независимо от того, какие глупые у них политические решения. Это всё привело к возрастающей тоталитарности Евросоюза и созданию любопытной формы государственного правления, которую мы можем по праву назвать Евросоциализмом.

Евроинтеграция смыла всю основу прошлого процветания – соревнование во всех сферах жизни. А вместе с этим - каждый элемент конкурентного преимущества был один за другим разрушен. Все области человеческой жизнедеятельности: деловые, социальные, и всё в большей степени личные, втиснулись в узкие и жесткие рамки. Возникшая карательная система налогообложения обозначает для бизнеса уничтожение предпринимательства, а все преимущества отданы большим корпорациям. В социальной жизни это привело к разрушению традиций демократии и свободы. Личные свободы подорваны, и человек превратился в Оруэлловский объект государственной власти.

В послевоенный период и до 90-х годов Запад мог гордиться системами демократического правления, в то время как почти все остальные страны мира были ограничены одной или другой саморазрушительной формой правления от марксизма до военных и религиозных диктатур. Но сегодня в подавляющем большинстве все страны так или иначе практикуют демократию в той или иной форме, а одновременно демократия в Европе наоборот деградирует.

Я считаю, что Китай тоже приобрел черты конкурентной демократии, несмотря на то, что там нет многопартийных выборов. Вместе с переходом на демократию в мире также ввели рыночную экономику (которая сама по себе не может существовать в тоталитарном государстве). Это происходит в то время, когда в самой Европе разрушаются основы рыночной системы.

Если отвлечься от демократии и рыночной экономики, Европа еще более катастрофично уничтожила другое существенное конкурентное преимущество – свободную прессу. Демократия, рыночная экономика, свобода требуют свободной прессы, которая необходима как кислород для подержания жизнедеятельности. Но сегодня европейская пресса находится в руках нескольких олигархических корпораций, все более и более занимающихся сплошной пропагандой. Сегодня пресса в Европе как таковая не освещает политику, а скорее - она делает политику и управляет политиками.

Западная пресса предоставила нам отличный пример своей пропаганды предвзятыми и лживыми репортажами в преддверии Олимпийских игр в Сочи. Будучи свидетелями пропагандистской атаки на Сочи, мы уже хорошо подготовились к искаженным репортажам об украинском кризисе. Когда информация и новости преобразуются в одностороннюю дезинформацию и пропаганду, тогда вероятнее всего принять неверные и губительные политические и экономические решения.

Развивающиеся страны мира также сравнялись с Западом по уровню образования и использованию современных технологий и инноваций. Теперь даже западная судебная система деградировала до такой степени, что деловые споры часто решаются годами.

Наконец, не стало последнего туза у Запада: его превосходство в финансовой сфере: банки, фондовые биржи и финансовые инструменты. Азиатские финансовые центры сейчас могут предложить то же самое. И самое главное, основная линия защиты западной гегемонии – его валютной монополии - в настоящий момент разрушается. Доллар и евро теряют свою роль бесспорной мировой резервной валюты.

Вместо конкурентных преимуществ – социальные и экономические проблемы

Западные страны не только потеряли свои конкурентные преимущества, но и одновременно накопили несметное количество экономических и социальных проблем: непомерный уровень долгов на всех уровнях — у государств, корпораций и домохозяйств; жёсткие социальные структуры, где разные социальные группы цепляются за привилегии, приобретенные в лучшие дни; социальное напряжение в результате хронической безработицы и неудачной миграционной политики; мрачные демографические прогнозы, заставляющие отсрочить выход на пенсию и урезать пенсии и т.д.

Вместе с вышеперечисленными, в каком-то смысле заслуженными конкурентными преимуществами, западные страны теряют свое недобросовестное конкурентное преимущество – колониальную власть, с которой Запад веками эксплуатировал остальной мир. И вот в чем загвоздка: нападение на Россию – это как раз попытка Запада удержать
этот последний оплот преимущества по всему миру – военную гегемонию. Чтобы его удержать или воссоздать в более абсолютном виде, чем до этого, Запад должен подчинить себе Россию. Если Россия падет, то падут и Китай, и остальной свободный мир. В свободно развивающемся мире экономики западных стран постепенно сокращаются по сравнению с остальным миром.

Процесс упадка и потери мощи – это то, что воинственная западная элита все больше и больше хочет повернуть вспять с ее стремлением установить мировую гегемонию, новый колониальный порядок.

Йон Хеллевиг - финский политик и предприниматель, кандидат в депутаты Европейского парламента

0

8

Черноморская стратегия как пролог к мировой войне?
29.09.2014 , Аркадий Дзюба
http://ic1.static.km.ru/sites/default/files/imagecache/240x150/img/article/2014/9/29/640px-george_friedman_6980502329_1.jpg

«Исламское государство» является не врагом, а ценным союзником Соединенных Штатов.

Статья президента частной разведывательно-аналитической компании Stratfor Джорджа Фридмана «Украина, Ирак и черноморская стратегия» наделала много шума в международном экспертном сообществе.

Фридман и раньше отличался похвальной прямотой суждений. В то время, когда другие западные публицисты рассуждали о европейских ценностях, демократии и открытом обществе как о целях США и ЕС на Украине, он писал о стратегическом окружении России, военном планировании, нефти и газе.

Вот и в этой своей статье он прямо признаёт, что Америка рассматривает события на Украине с точки зрения возможности нанесения стратегического удара по национальной безопасности России. Он также считает, что для Соединенных Штатов является допустимым некоторый уровень неопределенности военно-стратегической обстановки, ещё раз подтверждая тем самым, что США переходят к геостратегии нового мирового беспорядка. Однако самым главным является не это.

Конечно, в таких вопросах ничего нельзя утверждать наверняка, но есть серьезные основания предполагать, что тезисы Фридмана, изложенные им в статье о черноморской стратегии, служат индикатором того, что американская элита переходит к осмыслению текущих и надвигающихся событий в терминах мировой войны.

Словосочетание «мировая война» звучит страшновато, но по большому счету в таком ходе мыслей американских стратегов нет ничего нового: предыдущий мировой финансово-экономический кризис, сравнимый по масштабу с нынешним, был разрешен как раз мировой войной.

Мировая война позволяет победителю перекроить политическую карту мира, захватить новые рынки, списать старые долги и установить новые правила игры в международной политике и экономике. Последнее является для США сейчас самым главным, так как в рамках действующих правил, установленных когда-то ею же самой, Америка уже не может поддерживать свое господствующее положение в мире и стоит перед перспективой появления нового гегемона в лице Китая.

Основная мысль статьи Джорджа Фридмана заключается в том, что американские стратеги должны перестать рассматривать Украину и Ирак с Сирией как отдельные театры военных действий и взглянуть на них как на компоненты единого театра, центром которого является Чёрное море.

На этом театре у США есть два противника – Россия и «Исламское государство» (ИГ), которые одновременно являются противниками и между собой. Однако, являясь противниками, и Россия, и ИГИЛ стремятся к тому, чтобы переключить внимание американцев друг на друга, а значит, приветствуют военные успехи друг друга, увеличивая угрозы американским интересам и вынуждая США распылять свои силы. При этом сама Америка не намерена использовать свои вооруженные силы в сколько-нибудь серьезных масштабах; своих целей она собирается добиваться за счет изменения региональных балансов сил и вооружения союзников, ключевыми из которых, по мнению Фридмана, являются Турция и Румыния.

Статья довольно познавательна с точки зрения понимания стратегических намерений Соединенных Штатов по отношению к России. Однако один из ее тезисов вводит читателя в заблуждение. Речь идет о позиционировании ИГ как противника США, с которым Америка ведет непримиримую войну. На самом деле «Исламское государство» является ценным союзником Соединенных Штатов в их стремлении создать на Ближнем Востоке крупный очаг хаоса, откуда нестабильность потом будет перекидываться в Европу, Россию, Китай и любой другой регион, отмеченный указующим перстом американских геостратегов.

Конечно, ИГ – союзник слишком специфический, чтобы о наличии стратегических отношений с ним можно было бы заявлять открыто. Вряд ли американскому общественному мнению понравится, что их правительство и спецслужбы США обделывают делишки в одной компании с головорезами. Поэтому на словах «Исламскому государству» объявляется война, чуть ли не крестовый поход. Однако, если отбросить словесную шелуху, то выяснится, что речь идет о чём-то наподобие знаменитой «странной войны» между англо-французскими союзниками и Германией в 1939-40-х гг.

Начиная с 8 августа, американская авиация наносит удары по позициям ИГ в Ираке, а 23 сентября был нанесен первый удар и по сирийским объектам этой террористической группировки. При этом, по мнению экспертов, в частности Томаса Доннели из Американского института предпринимательства, изложенному им в журнале Weekly Standard, воздушной операции для уничтожения военного потенциала ИГ абсолютно недостаточно. Америка слишком много наворотила в Ираке за последние десять с лишним лет и поэтому не сможет без потери лица пассивно наблюдать за победным шествием исламистов по этой стране. Бомбовые удары по позициям ИГ являются просто тем минимумом, который необходим для создания фикции приверженности США защите населения Ирака от террористов.

Больше того, Фридман признает, что не только воздушные удары, но и действия американского спецназа не приведут к уничтожению или распаду ИГ. В сочетании с нежеланием Вашингтона направлять в Ирак наземные войска, о чём Обама заявлял неоднократно, это означает, что сухопутный контингент, который был бы способен переломить ситуацию на земле, должен предоставить кто-то другой.

Кандидатура Ирана напрашивается сама собой, но если Ирану придется сражаться в том числе и за американские интересы, то требование Ирана увязать этот вопрос с другими спорными вопросами американо-иранских отношений выглядит вполне логичным. Самым животрепещущим здесь является окончательная отмена санкций, наложенных в связи с американскими подозрениями относительно мирного характера иранской ядерной программы. Однако никаких договоренностей на этот счёт достигнуть не удаётся, и даже простая встреча Керри с министром иностранных дел Ирана Джавадом Зарифом в кулуарах сессии Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке вызвала поток ожесточенной критики, в первую очередь, со стороны неоконов, хотя не только.

Таким образом, напрашивается вывод: несмотря на все зверства «Исламского государства», администрация Обамы считает его как минимум меньшим злом по сравнению с Ираном, а как максимум находится с ним в неафишируемых союзнических отношениях.

Наиболее вероятной формой, которую может принять объединение украинского и ирако-сирийского театров военных действий, является плавное перетекание основных сил ИГ с Ближнего Востока на российский Северный Кавказ, накачка террористического подполья там дополнительными ресурсами и открытие там нового фронта. Фактически Фридман об этом и пишет, правда, он валит с больной головы на здоровую, заявляя об угрозе вторжения России в Закавказье. Как известно, «Исламское государство» уже объявило Россию своим главным врагом, а одним из лидеров этой группировки является этнический чеченец Омар аль-Шишани.

Помнится, в самом начале «Русской весны» глава «Правого сектора» Дмитрий Ярош уже обращался через социальные сети к возглавлявшему «Имарат Кавказ» Доку Умарову с призывом объединить усилия в борьбе против России. Тогда эта история приняла комический оборот – выяснилось, что Доку Умаров к тому времени уже пару месяцев как был мёртв. Однако если правящие круги США, мнение которых выражает Джордж Фридман, на самом деле решили развязать мировую войну, в следующий раз смешно не будет. Это надо отчётливо сознавать.

0

9

Неизбежность войны: политэкономическая природа конфликта США и России
2.10.2014, Семен Уралов

Финансовый капитал требует максимального разрушения промышленности и индустрии во всем мире

Выступление Барака Обамы в ООН, где он фактически призвал к глобального крестовому походу против России, стоит считать историческим событием.

В будущих учебниках истории эта речь, скорее всего, станет отправной точкой входа в глобальную войну.

В США неизбежность втягивания в глобальный конфликт тоже понимают.

Можно рекомендовать статью республиканского политэкономиста Пола Крэйга Робертса. Ключевая мысль: Россия и Китай до конца не понимают, что их ведут по сценарию прямого военного конфликта, и если такого понимания не появится, то неизбежна ядерная война — как последний сдерживающий фактор.

Интеграционный поворот России в сторону Китая и Юго-Восточной Азии стал аргументом для США, чтобы взять курс на глобальную войну. Наши конкуренты ещё могли бы смириться с экономической моделью мира, где Россия = мировая кладовая, а Китай = мировая мастерская. Добытые ресурсы и произведённые товары попадают на мировой рынок только посредством глобального посредника ВТО, после чего обмениваются на доллары США и возвращаются в Россию и Китай в виде долговых обязательств.

Однако интеграция ресурсодобывающей России и товаропроизводящего Китая ставит крест на системе мировой торговли, которая работает последние 50 лет в интересах финансового капитала США и Великобритании.

Конфликт капиталов

Мир глобального финансового капитала находится в глубоком кризисе. Постиндустриальная модель биржевых спекуляций и бесконтрольной эмиссии исчерпала себя.

Россия же является страной промышленного капитала. Да, преимущественно сырьевого характера. Но, как показывает опыт работы Рособоронэкспорта, — инженерный капитал России просто сосредоточен не в гражданских отраслях экономики.

Сегодня финансовый капитал не видит другого выхода, кроме как втянуть огромную страну с промышленным капиталом в свою парадигму развития. То есть спекулятивными методами обрушить ликвидность реальной экономики, чтобы потом купить по бросовым ценам самые сладкие активы. Отсюда идея фикс с обрушением цены на газ и нефть. Чтобы виртуальные акции на виртуальной бирже реального предприятия «Газпром» стали стоить на 50% дешевле.

Но эта схема работает только в том случае, если страна промышленного капитала готова играть по биржевым правилам. В случае России — эмиссионный центр потихоньку исключают из сделок. Более того — промышленный капитал в ходе падения цен на акции сам выкупает их, вытесняя иностранных агентов в числе акционеров.

Проходит концентрация промышленного капитала РФ с капиталом из РБ и РК. Поэтому так раздражает Госдепартамент евразийская интеграция — ибо сверхконцентрация промышленного капитала в рамках континента создаёт угрозы всей глобальной системе доминирования капитала финансового.

Поэтому финансовый капитал пришёл к выводу, что кроме как путём войны промкапитал на уступки не пойдёт. И не только российский. Так, методом санкций сейчас укрощают одновременно и промышленный капитал Германии. Который естественным образом тяготеет к промкапиталу России.

Недоразвитость как преимущество

К очередному мировому кризису Россия опять пришла с недоразвитым капиталом. Как сто лет тому назад Россия пришла с сословным обществом, не сформировав полноценный правящий класс буржуа и промышленного капитала. Который в отместку сословиям устроил Евромайдан в Петрограде — и снёс их.

Сейчас Россия входит в новый кризис, который скорее всего закончится мировой войной, на более выгодных условиях. Экономика России структурно здоровее. Чем меньше экономика страны загружена биржевыми деривативными схемами, когда непонятно кто чем владеет и кто что производит, — тем больше у неё шансов выйти победителем из этой войны.

Учитывая, что в Китае финансовый капитал также недоразвит по сравнению с капиталом промышленным, можно сказать, что шансы на континентальный экономический союз крайне высоки. Фактически мы имеем дело с созданием сверхэкономики Евразии, которая способна обеспечить себя и ресурсами, и технологиями, и кредитом, и рынком сбыта. Экономический союз России и Китая делает бессмысленной существующую систему мировой торговли.

Но ВТО — это единственный глобальный инструмент, который позволяет США хоть как-то регулировать собственное потребление и бесконтрольно эмитировать банкноты.

Создание сверхэкономики в Евразии станет примером для других континентов. Успешная евразийская интеграция запустит создание подобных сверхэкономик в Южной Америке и в Африке. А это уже угроза не только США, но и всем мировым финансовым элитам. Потому что коллапс мировой торговли ставит финансовый капитал в подчинённое положение по отношению к капиталу промышленному.

Поэтому, собственно, Обама и призывает весь мир к войне с Россией. Президент США абсолютно искренен в своём пафосе — никакого другого выхода, кроме как мировая война, у представляемых им элит просто нет. Потому что финансовый капитал требует максимального разрушения промышленности и индустрии во всём мире, а особенно в Евразии. Война — это единственная возможность сбросить неликвидные активы и вложиться в ликвидные.

Поэтому курс на прямой военный конфликт США и России-Китая неизбежен. Как и 100 лет назад, это конфликт двух систем — промышленного и биржевого укладов экономики. Вопрос лишь в том, на каком уровне удастся купировать угрозу, исходящую из США, — остановится всё на экономической битве или всё-таки дойдёт до ядерной войны.

0

10

Россия вошла в альтернативную «большую семерку»
9.10.2014

Семь крупнейших развивающихся рынков обогнали «большую семерку» развитых стран по объему ВВП, рассчитанному по паритету покупательной способности (ППС). Об этом сообщает The Financial Times.

В новую «семерку» входят все страны БРИК (Бразилия, Россия, Индия, Китай), а также три страны из так называемой группы МИНТ - Мексика, Индонезия и Турция. Эксперты пришли к такому выводу, проанализировав доклад Международного валютного фонда о перспективах развития мировой экономики.

Суммарный объем ВВП данных стран по ППС равен 37,8 триллиона доллара. В то же время ВВП G7, куда входят США, Великобритания, Канада, Франция, Германия, Италия и Япония, составляет 34,5 триллиона долларов.

The Financial Times пишет, что ситуация в мире изменилась: на развивающиеся страны приходится десять из двадцати крупнейших экономик мира. Так, Индонезия заняла девятое место в списке экономически развитых стран и обошла Великобританию, а член МИНТ Нигерия совершила скачок с 30-го на 20-е место.

По тому же показателю — ВВП, рассчитанному по ППС — Китай еще в апреле обогнал США. С поправкой на относительные цены экономика КНР достигла 17,6 триллиона долларов, тогда как экономика Соединенных Штатов — 17,4 триллиона долларов. Российский ВВП по ППС ожидается на уровне 3,56 триллиона долларов в 2014 году и 3,64 триллиона в 2015-м.

0

11

А.Савельев: «Сумерки приближаются, но Запад не видит своей смерти»
11.10.2014, Андрей Савельев

Экономическое могущество из прежнего центра перераспределяется по всему миру

В мире появилась новая «большая семерка»: Бразилия, Россия, Индия, Китай, Мексика, Индонезия, Турция.

Cовокупный ВВП этих стран, рассчитанный по паритету покупательной способности превысил аналогичный показатель «старой семерки» (США, Германия, Япония, Канада, Франция, Италия, Великобритания). Такие данные содержатся в экономическом обзоре газеты Financial Times.

О чем свидетельствует эта информация? На вопрос KM.RU отвечает доктор политических наук Андрей Савельев.

Второй мир рассеялся, и это дало свой вклад в подъем Третьего мира

- Рост валового продукта, производимого Третьим миром, наблюдается не первый десяток лет. Запад первым воспользовался плодами научно-технической и промышленной революции, он обгонял всех остальных, но сейчас происходит выравнивание. Это естественный и нормальный процесс, однако надо учитывать и то, что на Восток с Запада выносят грязные производства.

Характерно, что темпы прогресса, на которые рассчитывали в 70-е годы, на практике оказались ниже, чем ожидалось. На этом фоне страны Третьего мира стали подтягиваться к лидерам. Второй мир рассеялся, и это тоже дало свой вклад и в подъем Третьего мира, и в благоденствие Запада. Это происходило за счет вывоза по дешевке российских ресурсов, научных знаний и технологий.

Отмечу, что в мире происходит деградация государственности. Границы перестают что-либо означать, и трудно понять, как точно подсчитать валовый продукт, ведь производство не замкнуто на одну территорию, а экономики сливаются. Где производится конечный продукт? Во многих случаях это зафиксировать просто невозможно.

Если Запад всерьез решил умереть, то гибель не за горами

Общество Запада желает больше потреблять, чем производить, вот поэтому производительные силы перекачиваются в Третий мир, где все еще хотят работать. Так что обнаружение «новой семерки» на самом деле - довольно ординарное событие.

Подсчет отразил процесс, ведущий к тому, что Освальд Шпенглер назвал закатом Европы, а Патрик Бьюкенен - смертью Запада. Экономическое могущество из прежнего центра перераспределяется по всему миру, лидерская позиция Запада исчезает. В странах Третьего мира, а это не только Восток, но и Латинская Америка, идет нарастание пассионарности. Там впитывают все достижения научно-технического прогресса Запада и добиваются роста во всех отраслях.

Сам Запад становится Востоком, поскольку воспроизводство собственного населения происходит падающим темпами. Мы наблюдаем предвестие заката, сумерки приближаются, но Запад не видит своей смерти. Так что не стоит особо концентрироваться на неких формальных показателях ВВП, тут надо смотреть на более важные вещи.

Каким будет мир через несколько десятков лет назад? Названия стран, может быть, и останутся, но если Запад всерьез решил умереть, то гибель не за горами. Вот такой пессимистический прогноз у меня получился.

Кстати, и в России уже люди не хотят размножаться. Правда, многие считают, что Господь помилует и спасет Россию, и тогда наша страна вернется к своему прежнему историческому пути, начнет развиваться своим трудом и творчеством, что сейчас тоже утрачено в значительной степени.

0

12

Секреты Латинской Америки ("El Pais", Испания)
Хуан М. Руис (Juan M. Ruiz)
14/10/2014
http://beta.inosmi.ru/images/22365/50/223655029.jpg
По прошествии более 500 лет после открытия Латинская Америка не перестает удивлять заложенным в ней потенциалом. Два факта хорошо известны. С одной стороны, в течение последнего десятилетия страны Латинской Америки демонстрируют больший экономический рост, чем крупные индустриальные державы. И хочется надеяться, что этот рост продолжится после замедления в 2014-2015 годах, превысив отметку в 3%, согласно прогнозам, и обогнав развитые экономики с их 2,2%.

В то же время этот регион становится все более и более разнородным, и уже сложно говорить о Латинской Америке как о едином целом. Как, например, Тихоокеанскому альянсу прогнозируют рост 3% в этом году и 4% в 2015 году, что намного выше, чем средний процент по региону (1% и 2%). Это является результатом стабильной экономической политики, проведения реформ и ставки на интеграцию в мировую экономику.

Это не новость. Инвесторы, открывшие для себя Латинскую Америку около десяти лет назад, об этом прекрасно осведомлены. Но есть и два неизвестных факта. С одной стороны, регион смог совместить рост и стабильность. Впервые глобальный финансовый кризис, имевший место в 2009 году, не принес Латинской Америке большего ущерба, чем развитым странам. Частично это произошло по счастливой случайности, благодаря тесным связям Латинской Америки с Китаем. Но большую роль также сыграли такие образовавшиеся за последние двадцать лет буферы, как гибкий валютный курс и эффективная экономическая политика.

Еще одним новшеством является сокращение рисков благодаря уменьшению размера внешнего долга латиноамериканских стран. Ни одна развитая или развивающая страна не может похвалиться подобным улучшением показателей государственного долга за последние семь лет, не говоря о тех государствах, где они ухудшились, как на периферии Европы. Ситуация ясна: Латинская Америка не только обладает потенциалом более быстрого ростра, но и подвергается меньшим рискам.

Какие еще секреты таит в себе этот регион? Во-первых, сложно предсказать, как будут развиваться события в ближайшее время. Сможет ли Латинская Америка пережить изменения цен на сырье, замедление роста Китая и ухудшение финансовой ситуации в результате пересмотра монетарной политики Федеральным Резервом? Возможно, да, но речь прежде всего идет о странах, более крепко стоящих на ногах, в которых восстановились амортизаторы, с успехом использовавшиеся в 2009 году.

Это пересекается с другим вопросом. В ситуации ослабления внешней поддержки Латинская Америка должна активизировать внутренние процессы: провести реформы для повышения производительности. Это может дать импульс инвестициям в физический капитал, включая инфраструктуру, способствовать инвестициям в человеческий капитал (образование и здравоохранение) и сократить неформальный сектор занятости. Произойдет ли это? Некоторые латиноамериканские страны уже пошли по этому пути, и их примеру могут последовать остальные. Это хорошая новость.

Хуан М. Руис — главный экономист BBVA Research по Южной Америке.

0

13

Григорий Ванин, Александр Жилин. Тактика и стратегия войны: эскадроны смерти — эмбрион гестапо
17.10.2014

Стратегия вытекает из тех геополитических задач, которые решаются в ходе войны в интересах мировой финансовой олигархии в Евразии и конкретно на территории бывшего СССР. Главнейшая из них — дальнейшее расчленение России и подчинение ее рынков, освоение источников углеводородов и сырья на всем пространстве транснациональными корпорациями, подконтрольными финансовой олигархии.

Тактика ведения войны не новая. Американцами она была отработана в Латинской Америке, а англичанами и другими европейскими метрополиями в колониях. Сначала ослабляется государство с помощью хаоса и беспорядков, информационной агрессии, подкупа политиков, создания вооруженной оппозиции. По мере вызревания ситуации осуществляется государственный переворот. Если в качестве оппозиции выступает армия, то это военный переворот. К власти приходит проамериканский диктатор, который обеспечивает (не бескорыстно) эксплуатацию всех ресурсов страны американскими ТНК. Чтобы удержать власть и нужный порядок, в стране открывается массовый государственный террор. Для этого используется тактика пресловутых эскадронов смерти, уничтожающих активистов сопротивления и инакомыслящих. То есть проводится геноцид собственного народа по определенным идеологическим признакам. Этот же метод использовался некоторыми государствами в войне с наркомафией.

На Украине все вооруженные подразделения, принадлежащие вооруженным силам или сформированные частным порядком и участвующие в АТО, действуют по образцу эскадронов смерти, которые под разными названиями использовали и используют террор против населения в своей стране. Это американская методика, переданная киевской хунте и ее силовым структурам, которая отчетливо проявляется в действиях даже украинской армии и СБУ, не говоря о частных батальонах и наемниках.

Но и сама американская практика также имеет давнюю англосаксонскую предысторию, начиная с времен европейской колонизации. Есть более близкие исторические примеры в самой Европе — террор гестапо в гитлеровской Германии, а еще чуть раньше геноцид русинов в Австро-Венгерской империи с активным участием галицко-украинских нацистов и русофобов. Кстати, галицкие нацисты использовались австрийцами в качестве безжалостных террористов при подавлении восстания поляков и венгров в XIX веке, против сербов в Первую мировую войну. Они проявили себя и во Вторую мировую в геноциде поляков, в карательных действиях в Белоруссии.

В Югославии при распаде СФРЮ тоже действовали все те же эскадроны смерти латиноамериканского образца, сеявшие ужас террора в югославских республиках и в Косово.

На постсоветской Украине геополитическая операция по ликвидации русской идеи и русских духовно и физически готовилась и проводилась также с учетом опыта украинизации культурно-исторического русского самосознания, особенностей этногенеза. Это было продолжение галицкого проекта, начатого Польшей еще в Средневековье после завоевания ею Малороссии. И хотя современный алгоритм уже был отработан в Югославии до деталей, на Украине он отрабатывался пошагово, по крайней мере, более 20 лет с опорой на его прошлое проявление в форме бандеровщины, как на продолжение австрийского геополитического галицкого проекта по отрыву Украины от России и разрушению единства русского мира.

Русская история также знает подобную тактику террора. Ее применяли белые и большевики в годы Гражданской войны и репрессий. От имени советской власти проводился геноцид в отношении казачества, массовые расстрелы в 20-е годы пленных солдат и офицеров белой армии с семьями в Крыму при активном участии венгра Белы Куна, бывшего председателем Крымского ревкома, и ответственного секретаря обкома Розалии Землячки.

Во время приватизации 90-х в России криминал активно стал влиять на ее процесс и результаты. В прессе появились сообщения о неких специальных подразделениях милиции и спецслужб под общим названием «Белая стрела». Тема распространения не получила и осталась не подтвержденной и не опровергнутой официально, а потому легендой о «русских эскадронах смерти». Тем не менее характер события был типичным. Эскадроны смерти, созданные властью в любой стране, со временем становились обычными бандами, преступными организациями и сливались с криминальным миром. На Украине подобный процесс также сравнивается с махновщиной.

Явление эскадронов смерти не имеет собственной идеологии, а представляет собой методическое орудие массового террора в период фашистских диктатур. Сам фашизм паразитирует на любой идеологии, в том числе социалистической, как было в пролетарской Италии при Муссолини или в гитлеровской Германии под красным знаменем национал-социализма. Госдеп США не брезгует никакими исполнителями своих политических проектов. Фашисты и нацисты, исламские экстремисты не исключение в списке союзников или пособников проектов. Вот почему в Прибалтике и на Украине гитлеровские политические наследники получили поддержку США, так же как арабские террористы всех мастей получают американскую поддержку в Сирии и других государствах Ближнего Востока и Средиземноморья. Европа следует на поводу у США.

Но этим политические технологии американских спецслужб и Госдепа не ограничиваются. В западных СМИ появился термин "Проект «Гладио», возникший на материалах из Италии о деятельности «Красных бригад» в 1970-е годы, экстремистских террористических организаций ультралевого толка. Тогда писали, что итальянский экс-премьер Альдо Моро был похищен и убит по заказу США, так как боролся за выход Италии из НАТО по примеру Франции при де Голле и закрытие американских военных баз в Италии.

Суть проекта «Гладио» заключается в том, что политическое руководство США поддерживает оперативные связи с оппозицией и экстремистами во всех государствах мира. По необходимости США могут активировать эти связи и спровоцировать хаос в любой стране, чтобы создать условия для государственного переворота. Затем, после захвата власти наступает время эскадронов смерти. Реализацию этой технологии в разных точках земли мировое сообщество наблюдает все послевоенные годы. От прямой военной интервенции США давно перешли к другим формам ведения войн.

Именно для описанных технологий вместо запрещенного института наемников были узаконены сначала в Англии, а потом и в США частные военные компании ЧВК и аналитические центры, занимающиеся разработкой подрывных политических технологий. В наше время они получили широкое распространение «на цивилизованном Западе».

Александр Жилин — руководитель Центра изучения общественных прикладных проблем (Москва);
Григорий Ванин — полковник в отставке Главного управления Генштаба ВС РФ (Москва),
специально для ИА REGNUM.

0

14

«За кем наследие Богдана?»
18.10.2014, Юрий Каграманов

Большинство наблюдателей сходится во мнении, что Украина в границах 1991 года – «не жилица», что распад её неизбежен

Вынесенная в заголовок строка взята из стихотворения Пушкина «Бородинская годовщина». Как и написанное чуть раньше другое стихотворение «Клеветникам России», оно представляет отклик на польские события 1831 года.

Оба стихотворения вызвали и продолжают вызывать нарекания в ура-патриотизме, даже сервилизме. Как мог, говорят критики, автор «Вольности» не посочувствовать полякам, выступившим «за нашу и вашу свободу»?

Но, не говоря о том, что полякам на тот момент жилось достаточно вольготно под властью ополячившегося наместника, великого князя Константина (из любви к Польше отрёкшегося от русского престола в пользу брата Николая), русских людей не могли не возмутить великодержавные планы поляков (поддержанные «клеветниками России» во французской Палате депутатов), вознамерившихся вернуть земли, перешедшие к России по трём разделам Польши (1772 – 1795).

Хищнические со стороны Австрии и Пруссии, для России они означали воссоединение с западными землями Киевской Руси. Что и было отражено в выпущенной по данному поводу медали с надписью «Отторженная возвратих». Геополитика в этой ситуации вышла на авансцену истории, оттеснив все прочие соображения.

Прошло без малого двести лет, и «наследие Богдана» вновь стало предметом ожесточённых нападок на Россию. Одна из причин тому: устройство мозгов западных людей, скособоченных в сторону формально-юридического мышления. Возвращение Крыма было квалифицировано, как «аннексия», недопустимая с точки зрения международного права.

Но правовые понятия не определяют ход истории, а только корректируют его. Ход истории определяют идеи, страсти (и особенно идеи-страсти), выношенные представления о справедливости, наконец, то, что называется Realpolitik и что совсем не обязательно является проявлением цинизма.

А международное право – полезная, даже необходимая вещь, если только не прилагать его там, где оно оказывается неуместным; потому что абстрактно-юридические квалификации условны и могут оказаться совершенно неадекватными в тех или иных обстоятельствах. Это знали такие законопоклонники, как древние римляне: summum jus summa injuria, наистрожайшее применение закона может оказаться наибольшей несправедливостью.

Это как раз случай Крыма. Дружное волеизъявление населения, попросившегося назад в Россию, согласно международному праву, не имеет силы, если не подтверждено всеукраинским референдумом. Трудно придумать что-то более нелепое. Представьте, что живущий с вами сумасшедший дядюшка перебросил вашего ребёнка через забор к соседу; ребёнок просится обратно, но чтобы вернуть его, необходимо согласие соседа, а тот его не даёт. В случае Крыма международное право разбивает себе лоб о здравый смысл. Надо поберечь международное право: оно ещё может где-то сгодиться.

Сами Соединённые Штаты, заявляющие себя стражем международного права, во многих случаях его нарушали и нарушают. Что не мешает им «грозить анафемой» (употреблю пушкинские слова) России в связи с событиями на Украине.

В годы «перестройки» у многих наших сограждан (включая автора этих строк) американцы вызывали высокую степень доверия. Мы радовались окончанию долгого взаимного подсиживания, названного холодной войной, и верили, что будет у нас теперь с Америкой, как и с Европой, мир да любовь.

Горбачёв великодушно отозвал советские войска отовсюду, откуда только их можно было отозвать, удовлетворившись обещаниями западных контрагентов, что нога натовского солдата не ступит туда, откуда только что ушёл советский солдат; хотя тогда легко было добиться письменных обязательств на сей счёт. Естественно было ждать, что НАТО вообще самораспустится, раз уж вероятный противник фактически рассеялся.

Вышло иначе. НАТО не только не самораспустилось, но через некоторое время поползло на восток и ползёт до сих пор. Зачем? Полагаю, что главная причина – стремление к самосохранению у таких могущественных институтов, как военно-промышленный комплекс и ЦРУ. У них свои интересы, отличные от интересов американского народа (на что в своё время указал сам генерал-президент Эйзенхауэр). Это видно даже из голливудских фильмов: если на экране возникают люди ВПК или ЦРУ, то во многих случаях, наверное, даже в большинстве случаев они смотрятся как отрицательные персонажи (здесь, правда, есть такой нюанс: когда они оказываются среди иностранцев, то выглядят, как хорошие парни, но в среде американцев это сомнительные личности, а то и прямо злодеи).

Народ в целом, однако, поддерживает то, что называется «идеологическим империализмом», то есть стремление распространять демократию по лицу планеты. Беда американцев в том, каким они представляют себе остальной мир.

О.Александр Шмеман, долгие годы проживший в США и многое полюбивший в этой стране, писал: «У Америки нет с миром никакого общего языка, она всегда и со всеми говорит по-американски. Даже тысячи её «экспертов» по международным делам заняты только «редукцией» всего происходящего в мире к американским априорным схемам, которые – и в этом всё дело – американцы считают универсальными и, в сущности, единственными. Но это-то и приводит к тому, что в мировых делах американцы никогда и ничего не понимают. Отсюда всеобщая ненависть к Америке, ненависть, смешанная с презрением».

Эти строки написаны более тридцати лет назад, и с той поры непонимание американцами остального мира только возросло – хотя бы оттого, что снизилось и продолжает снижаться качество образования.

Хитроумная технология позволяет американцам всюду запускать свой глаз, но в глазу этом есть слепое пятно. Вот почему они ничего не понимают из того, что происходит на Украине.

В июльско-августовском (2014-го) номере журнала «Foreign Affairs» Кейт Гессен задаётся вопросом: «Почему Россия так и не стала нормальной страной?» Этот вопрос можно переадресовать американцам: почему ваша страна утрачивает тот уровень «нормальности» (в очень условном смысле понятия, конечно), какой был у неё, скажем, в 1945-м?

Этот вопрос может быть отнесён к самым разным сторонам американской жизни, но нас сейчас интересует внешняя политика. В конце войны Америка была настроена на сотрудничество с нашей страной: Ф.Рузвельт даже рассчитывал на блокирование с СССР – против «империалистической» Англии. И только безголовый экспансионизм сталинского руководства (контрастирующий с осторожным и продуманным, за редкими исключениями, экспансионизмом Российской империи) побудил западные страны объединиться под знаменем НАТО. Но это московское неразумие в годы «перестройки» самою Москвой было признано и искуплено.

Увы, как писал ещё Эразм из Роттердама, природа хлопочет о том, чтобы урезать приправу Глупости там, где её был избыток, и набавить там, где её не хватало. Сегодня ясно, где именно её набавлено.

Проблески понимания реальной ситуации встречаются и у американцев. В следующем, сентябрьско-октябрьском номере того же «Foreign Affairs», а это госдеповский официоз, в большой статье Джона Миэршеймера развивается мысль, что война на Украине спровоцирована Западом, а ответные действия Путина были естественными и оправданными.

«Тихое» наступление американцев на восток заталкивает Россию психологически назад в СССР. В духе холодной войны возрождается представление об извечной враждебности Запада России. Забывают, что Запад – разный; да и Россия была разная. Если, например, взять Век Екатерины, а это время стремительного расширения Российской империи в южном и западном направлении, то оно вызывало понятные нарекания при английском и французском дворе (на что Екатерина реагировала пренебрежительно: «пусть балагурят, а мы дело делаем»), но в то же время полное одобрение у тогдашних властителей дум, парижских философов. Дидро и Д’Аламбер приветствовали все победы русских войск, а Вольтер в письмах к «самой просвещённой из просвещённых монархов» даже подгонял её: решительнее продвигайтесь на юг, берите Константинополь, «обломайте рога луны» (то есть миру ислама).

Если допустить, что Запад всегда точил зуб на Россию, тогда становится непонятно, почему во всех европейских войнах Россия воевала в союзе с одними державами против других; и почему не догадались европейцы в один прекрасный день всем вместе навалиться на Россию, как наваливались они, в разное время, на Францию и Германию (частичным исключением явилась Крымская война, но и тогда только две великие державы, Англия и Франция, выступили против России).

Фронтальное противостояние Россия – Запад – явление советской эпохи. Оно свежо в памяти и, как видим, сравнительно легко поддаётся возобновлению. Продвижение НАТО на восток – не единственная тому причина, но одна из основных. Именно военная угроза, достаточно реальная, способствует тому, что у нас воскрешается психология осаждённой крепости и готовность к далеко идущим вылазкам.

Ты этого хотел, Жорж Данден? Вы этого хотели, господа американцы?

Почему границы запахли трупами

Комментируя текущие события, часто забывают об их историческом измерении, без чего невозможно понять настоящее. Истоки украинской трагедии – там же, где истоки общероссийской трагедии: в февральских событиях 1917 года.

До этого момента украинские националисты, ещё относительно немногочисленные, ставили перед собою те или иные частные задачи и за редкими исключениями не помышляли об отделении от России. В мае собравшаяся в Киеве Центральная Рада, взявшая на себя функции законодательного органа, выдвинула требование об автономии Украины в составе России, но не более того. На этой позиции она оставалась и после октябрьского переворота в Петербурге. И только разгон Учредительного собрания в феврале 18-го побудил её объявить о выходе Украины из состава России.

И тут возник вопрос, по сложности своей немногим уступающий вопросу квадратуры круга: где провести границы между двумя странами?

До революции никто не называл украинцев и русских «братскими народами», потому как считалось, что это один народ. О чём свидетельствовало и его общее самоназвание: «русские». Мой дед по материнской линии, полтавский «реестровый казак» (в 18 году это звание давалось потомкам реестровых казаков былых времён), никогда не называл себя украинцем, только русским. Как и другие казаки. Слово «украинцы» служило «малым определением» внутри «большого определения».

Российская империя не была нивелирующим механизмом, снимавшим все местные различия; откуда поговорка: «что ни город, то норов, что село, то погудка». И в провинциях говаривали, отчасти в шутку, отчасти всерьёз: «мы не русские, мы курские»; или: «мы самарские», и т.п. В среде русского народа украинцы выделялись, конечно, резче, чем курские или самарские, и всё же не настолько, чтобы считать себя другим народом.

Говорили ли они на другом языке? Собравшаяся незадолго до революции специальная комиссия петербургской Академии наук после долгого обсуждения так и не пришла к единому мнению: считать ли украинский самостоятельным языком или наречием русского языка. Указывалось в то же время, что разница между украинским языком (наречием) и русским меньше, чем, например, между баварским и нижнесаксонским диалектами, что не мешает баварцам и нижнесаксонцам считать себя частью единой немецкой нации. Во Франции 1789 года в некоторых провинциях декреты Учредительного собрания приходилось переводить на местные диалекты, настолько они были далеки от литературного французского. Что, опять-таки, не ставило под вопрос единство нации.

И как бы ни оценивать язык, на котором говорили украинцы, очень непросто было указать границы его распространения. Потому что на востоке и северо-востоке Украины в ходу был варварский суржик, смесь русского с украинским, на котором говорили и многие жители Северного Кавказа, Нижнего Поволжья и даже Оренбургской губернии. А по мере продвижения к западу от Киева в языке усиливались шипящие, указывающие на близость Польши; в Галичине (которая, впрочем, входила тогда в состав Австро-Венгрии) говорили уже на другом суржике, польско-украинском.

Правительство Центральной Рады с самого начала столкнулось с неприятным для него фактом: реальность сопротивлялась вымученной схеме «великой Украины». В состав новорождённого государства согласились войти только пять тогдашних губерний – Киевская, Полтавская, Черниговская, Волынская и Подольская. Подлинная Украина умещалась в границах пяти названных губерний. Почти одновременно возникли Донецко-Криворожская и Одесская республики, с преобладающим русским, этническим и языковым, элементом.

Галичину в Киеве тогда решили оставить «за бортом», во-первых потому, что она тогда входила в состав Австро-Венгрии, а во-вторых потому, что её сочли уже чересчур ополяченной и онемеченной, что было только констатацией факта. Вероятно, сама Галичина ощущала свою особость, ибо с распадом Австро-Венгрии оформилась как Национальная республика Западной Украины. И если уж распад был неизбежен, то такое разграничение юго-западных русских земель было, вероятно, наиболее справедливым, отвечающим реальному положению вещей.

Но в один непрекрасный день Ленин и Троцкий склонились над картой и провели границы Украины там, где это им на тот момент показалось выгодным. Их карандаши тем свободнее передвигались по карте, что в головах вождей диктовала свою волю мировая революция и вопрос о государственных границах представлялся им не имеющим перспективы.

В этом отношении их единомышленником был тогда «председатель земного шара» Велемир Хлебников, написавший следующие патетические строки:

Падайте в обморок при слове «границы».
Они пахнут трупами.

Так родилась Советская Украина (к которой потом ещё были присоединены Галичина и Крым). Прошли десятилетия, и её границы действительно «запахли трупами» - но именно потому, что были неправильно проведены.

Педагогическая трагедия

Вопрос о границах – не единственный, ставший причиной нынешнего «великого сполоха» на Украине. С ним связан и другой – вопрос национальной самоидентификации. Ребро, извлечённое из тела бывшей империи, толком не знает, что оно собственно такое.

Минувшим летом в Сети широко распространилось стихотворение украинской поэтессы Анастасии Дмитрук «Мы никогда не будем братьями», адресованное русскому народу. Судя по всему его содержанию, такого рода отречение от уз родства распространяется и на прошлое – «мы никогда ими и не были». Стихотворение читают с экрана миловидные девушки славянской внешности, которым, казалось бы, совсем «не идёт» произносить в наш адрес жестокие слова.

Дореволюционный исследователь И.И.Пантюхов писал о некоторых особенностях психологии юго-западных русских: в XVI веке (время «великого сполоха») «мы встречаемся с явлением, проявившимся в первый раз между малороссами, которое можно назвать психической эпидемией… Народ охватывала такая беспощадная и безоглядная ненависть, что он не допускал возможности примирения и требовал истребления или изгнания всех панов, жидов и католиков с их жёнами и детьми».

Что-то подобное, хоть и не в столь сильном выражении, мы наблюдаем и сегодня; только на сей раз предметом ненависти или хотя бы неприязни оказываются «не-братья». А так как «эпидемией» охвачено главным образом молодое поколение, получившее образование уже в постсоветский период, то можно сделать вывод, что первым её источником является школа.

То, как излагается история в школьных учебниках (например, в «Истории Украины» Р.Ляха и Н.Темировой, утверждённой Минобразом и шесть раз переиздававшейся), вызывает стыд за их авторов, очевидно, учившихся в советской школе, которая при всех её недочётах знание основных фактов всё-таки давала.

В этих учебниках говорится, например, что уже двенадцать тысяч лет назад в северном Причерноморье возникло государство неких «укров», которое было самым передовым для своего времени: там впервые появился алфавит, изобретено колесо, впервые научились приручать лошадей и даже слонов (всё-таки о том, что Россия – родина слонов, в СССР говорили только в шутку).

Но главное, что бросается в глаза в этих учебниках, – грубая вивисекция, отделившая историю Украины от истории России. Дело представляется таким образом, что Киевскую Русь покидали самые ничтожные людишки (а может быть, наоборот, – самые смелые и предприимчивые?), которые устремлялись на северо-восток, где смешивались с угро-финнами и татаро-монголами, образуя совершенно новый этнос, возлюбивший, по примеру восточных соседей, тиранию (кстати, из этой картины совершенно выпадает Новгородская земля).

В действительности «упрямые москали» создали сильное государство (по характеристике известного филолога Н.С.Трубецкого, «государство большого стиля»), которое далеко не всегда можно отождествить с тиранией. Оно сумело дать отпор татаро-монголам, что оказалось совершенно не под силу раздробленной Киевской Руси, буквально рассыпавшейся, особенно в южной своей части, под ударами кочевников.

Арнольд Тойнби писал, что в России «впервые за всю историю цивилизаций» оседлое общество смогло «не просто выстоять в борьбе против евразийских кочевников и даже не просто побить их (как когда-то побил Тимур), но и достичь действительной победы, завоевав номадические земли». То есть южные степи, включая ту их часть, что стала называться Новороссией.

Школьникам внушают, что северо-восточные соседи «оккупировали» Украину в XVII веке. На самом деле в ответ на просьбу гетмана Богдана о присоединении Гетманщины к России думские бояре испытывали сильные сомнения на счёт того, стоит ли брать это беспокойное племя «под руку» московского царя. Но однажды влившись в ряды «строителей империи», малороссы проявили не меньше усердия, чем великороссы; на всех уровнях – «от каптенармуса до генералиссимуса».

Ну, положим, генералиссимус в имперский период был у нас только один, и был он великоросс, но в числе генерал-фельдмаршалов за всё время существования империи украинцем был каждый четвёртый; и в числе канцлеров (всего их было двенадцать) – тоже каждый четвёртый; и каждый третий – в числе митрополитов РПЦ. Множество украинцев отличилось в сфере наук и искусств. Их собственно и не «выявляли» как украинцев, ибо все считались русскими. Исключением был едва ли не один Гоголь: о нём помнили, что он украинец, потому что ряд его произведений написан на украинские темы.

Даже русский литературный язык, подвергшийся утеснению в современной Украине, ковался и потом шлифовался при участии украинцев, от Мелетия Смотрицкого в начале XVII века до киево-могилянских учёных, переселившихся в Москву в начале XVIII-го, и до академиков А.А.Потебни и И.И.Срезневского в XIX-м. Империи нужен был имперский язык, аналог греческого койнэ, что вовсе не исключало существования диалектальных языков.

В наши дни сторонники украинизации говорят своим противникам: что вы носитесь с проблемой языка, её не существует на Украине – каждый говорит, как он хочет, и никто этому не препятствует. Но ведь дело не в том, на каком языке люди общаются, скажем, на базаре или в общественном транспорте. И даже выбор «государственного языка», то есть языка официальных бумаг, судоговорения и т.п., чего добивались регионы, не столь важен.

Гораздо важнее язык школьного обучения и, соответственно, художественной литературы как предмета преподавания. А вот здесь проводится последовательная дискриминация русского языка, которая пагубно сказывается не только на русско-, но и на украиноязычных.

Учащиеся украиноязычных школ, составляющих ныне подавляющее большинство средних школ на Украине, практически не знают русской классической литературы; самые поверхностные сведения о ней они получают только в курсе зарубежных литератур. Таким образом они фактически отрезаны от русского – общерусского, включающего украинское – прошлого.

Кое-что они знают из советского прошлого – про Голодомор, репрессии 37-го и других годов, словом, про всё, что должно внушать страх и отвращение; полагая, что виновниками всех этих злоключений являются «они», русские. И не объясняют им учителя, что советскую явь, со всем тем дурным и хорошим, что в ней было (а кое-что хорошее ещё было), русские и украинцы создавали вместе.

Не будет преувеличением назвать происходящее в украинской школе педагогической трагедией.

Если у тех, кто старше сорока, ещё сохранилось чувство единого народа, то молодые люди легко становятся жертвами эпидемии, подобной той, что поразила Украину в эпоху «великого сполоха»; только место панов, жидов и католиков занимают «москали». Не случайно среди ополченцев Юго-Востока, готовых положить живот за други своя, людей среднего и даже старшего возраста значительно больше, чем молодых.

Стоит вырасти ещё одному поколению манкуртов, и Украина станет для России такой же чужой страной, какою стала, например, Хорватия для Сербии (в своё время сербы и хорваты были единым народом, разделявшим одну веру и одну культуру).

Ночь в Галиции

Ещё одна манипуляция на географической карте отзывается сегодня самым неприятным образом: я имею в виду включение Галичины в состав СССР (конкретно Украинской ССР) в 1939 году.

В годы Первой мировой войны в высоких кабинетах Петербурга обсуждался вопрос: стоит или не стоит включать Галичину (иначе эта территория называется Восточной Галицией) в состав России.

Был весомый аргумент «за»: с присоединением Галичины завершилось бы возвращение в лоно России всех земель древней Киевской Руси.

Но был и не менее весомый аргумент «против»: за долгие столетия «автономного плавания» Галичина, как уже говорилось, в высокой степени ополячена и онемечена и в то же время, как это ни парадоксально, сделалась средоточием «украинствующей дури», по выражению киевлянина В.В.Шульгина, которую она из-за кордона стремилась распространить на всю Украину. Судя по всему, ей это удалось, хоть и с большим временным лагом.

Считается, что нынешнюю кашу на Украине заварили «моторные хлопцы» из Галичины. Откуда у хлопцев «моторика»? Минувший век привёл к обнулению тех исторических энергий, которые в продолжение предшествующих столетий заложили в эту землю сменявшие друг друга властители.

В годы Первой мировой войны австрийцы, бывшие здесь хозяевами, развязали террор против тех галичан, которые, сохраняя память о Киевской Руси, продолжали считать себя русскими; для них были созданы первые в Европе концентрационные лагеря, в которых они гибли тысячами. После войны Галичина опять перешла к полякам (владевшим ею до Первого раздела Польши), и немцы (австрийцы) были оттуда изгнаны.

В годы Второй мировой войны последовало массовое истребление поляков силами УПА (Украинской повстанческой армии); оставшихся в живых вытеснили в Польшу. Ещё более тотальному уничтожению, силами совместно УПА и немецких карательных отрядов, подверглись евреи. В результате Львов, бывший ранее польско-немецко-еврейским городом, почти совершенно опустел – стал «городом мёртвого Льва». Его постепенно заполнили выходцы из галичанских деревень. Они принесли с собою неостывшие воспоминания о войнах «всех против всех», которые велись в галичанских лесах и сплошь и рядом сопровождались зверствами покруче нацистских (впрочем, войны с карательными отрядами НКВД ещё продолжались – до 1952 года).

УПА была стихийным крестьянским движением, считавшим своими врагами всех и всяческих «чужаков». А возникшая ранее ОУН (организация украинских националистов), гораздо менее многочисленная, состояла из свiдомих (сознательных) националистов и сумела повести за собою УПА.

Идеологом ОУН стал Дмитрий Донцов (русский по крови из Мариуполя, эмигрировавший ещё до революции и умерший в Канаде), совершивший поворот от «сентиментального» народничества в духе Шевченко к народничеству «мускулистому», воинствующему, сближающему его с фашизмом.

Донцов не рисовался «любовью к народу», «гурту», по его выражению, скорее он его презирал, считая необходимым воспитать «инициативное меньшинство», которое сделает народ таким, каким он «должен быть». Ибо в истории, по его убеждению, воля решает всё.

Донцов переплюнул даже Гитлера: для того ein Volk означал всё-таки тот народ, который есть (разве что он нуждался в «очищении» от чуждых ему элементов), а Донцов вознамерился сделать из украинцев другой народ. Скопировав у немецких собратьев лозунг «Украiна понад усе», он имел в виду не наличную Украину, а ту, что выйдет из-под рук оуновских «ваятелей». Верный ученик Донцова, С.Бандера уверовал, что усилиями галичанских хлопцев Украину можно создать заново.

О таких украинцы говорят, что они не пуговицу пришивают к кожуху, а кожух к пуговице.

Наследие оуновцев подхватили такие организации, как «Правый сектор» Дмитрия Яроша и «Свобода» Олега Тягнибока (разжиженный вариант «Правого сектора»). Полностью разделяя взгляды Донцова, Ярош добивается создания некоего ордена «по образцу Запорожской Сечи и ОУН», которому предстоит «переформатировать» Украину и, может быть, не только Украину.

В своей книге «Нацiя i революцiя» Ярош настраивается на волну «консервативной революции» в Европе, формулируя свои, то есть главным образом донцовские, мысли как актуальные для всего Старого Света: пора покончить с формальной демократией и сакрализацией «воли народа», политика – дело отдельных «сильных личностей», «героев», которые должны просвещать массу и вести её за собою; и совсем уже расходятся с настроениями Евромайдана неприятие Ярошем процессов глобализации и его выпады против НАТО.

Пример Яроша лишний раз показывает, что позитивные идеи консервативной революции находятся в опасном соседстве с идеями фашизма. Но опыт последних столетий свидетельствует, что любые идеи живут в том или ином опасном соседстве. Между крутизной и пропастью зачастую проходит тонкая грань.

Ещё больше неожиданного находим в позиции организации «Белый молот», одного из трёх соучредителей и составных частей ПС (два других – «Тризуб» и «Патриот Украины»). Для Яроша главный враг – Россия и русские. А в появившемся не далее как в июне «Обращении бойцов Белого молота» (кстати, заслуживших «славу» первых погромщиков на Майдане) сказано: «…Нас натравливают на Россию, но наш реальный враг – действующая власть еврейских проамериканских олигархов и их ставленников, они куда хуже и в разы опаснее. Русские – наши братья, и мы принадлежим единому славянскому племени!» «Проект» «Белого молота» - восстановление Киевской Руси в её исторических границах с центром, конечно, в Киеве.

После этого выступления верхушка «Белого молота» была исключена из ПС. Очевидно, Ярош из тактических соображений считает несвоевременными антизападные выпады; да и с олигархами у него, насколько я знаю, сложные отношения. Главный враг для него – «Московская империя». А быку нельзя показывать две красные тряпки зараз.

Вообще надо признать, что в идеологии ПС есть и здоровые консервативные элементы (они были и в немецких протофашистких движениях, таких, как Младодвижение и Фёлькише. Они потому и привлекли множество молодых людей, что их, как тогда казалось, вёл за собою белый ангел), кое в чём перекликающиеся – сколь ни парадоксальным это покажется – с идеологией (пока ещё очень расплывчатой) движения «Новороссия».

Когда кончится война и психология «стенки на стенку» отойдёт в прошлое, тогда геополитика уступит поле духовным и социальным браням и тогда обнаружится, что на Украине существует идейная чересполосица, которая может привести к каким-то неожиданным конфигурациям.

А Галичина, может статься, превратится в своего рода новую Вандею. Какого именно рода, покажет время.

Чтобы идеи, каковы бы они ни были, «запели», стали действенными, они должны превратиться в идеи-страсти. Для этого нужен религиозный подогрев. Подавляющее число жителей Галичины – униаты или, по официальному определению, греко-католики (и подавляющее число греко-католиков Украины – жители Галичины). В своё время (XV – XVI века) униатство явилось результатом политического, а не духовного компромисса между католическими и православными иерархами (от католичества в нём – догматика и признание верховного авторитета Папы, от православия – обрядовость).

Униат Ярош расписывается в верности «Богу княгини Ольги и Владимира Великого». Но вера Св.Ольги и Св.Владимира – христианство, ещё не разделившееся на восточное и западное, а униатство – попытка искусственного их соединения.

Конечно, галичанское униатство, как бы к нему ни относиться, это всё-таки христианство; или, во всяком случае, было бы им, если бы не языческая подпочва – напоминающая о себе, наверное, громче, чем где-либо ещё в Европе. Недаром галичанские cвiдомии столь снисходительны к язычеству; ПС, например, «уваживая» язычников в своих рядах, декларирует «право язычества на развитие».

Когда я слушал перекличку лешего и кикиморы в композиции Владимира Мартынова «Ночь в Галиции», то подумал, что эти странные звуки не просто архаика, что они каким-то образом вписываются в религиозное сознание сегодняшней Галичины.

Авторы, хорошо знакомые с предметом, пишут, что на карте Европы этот горный край, тесно покрытый лесами, – совершенно особенный «остров», чья религия всё больше приобретает густо националистический окрас; что противоречит универсализму Ватикана, формально возглавляющего униатство.

Иначе говоря, галичанское униатство всё больше приобретает черты секты. И недаром кумиром галичан остаётся Шевченко, и не только и, может быть, даже не столько за поэтические достоинства виршей, сколько за какую-то свою «украинскую веру». Откровенно враждебную православной Церкви, которой он предсказывал близкий конец:

Церков-домовина
Розвалиться… i з-пiд неi
Встане Украiна.

(Домовина по-украински, как и по-русски – гроб).

А сектантство, как известно, поначалу отличается особой энергетикой и стремлением к экспансии. Особенно это относится к таким, в высокой степени политизированным сектам, как галичанское униатство. И не следует думать, что свой «натиск на восток», в сторону остальной Украины Галичина начала после Евромайдана 2013-го. Задолго до этого события галичанские свiдомии устремились в стольный Киев, где мало-помалу овладевали различными СМИ, вузами и кафедрами, ответственными за идеологию, такими учреждениями, как СБУ, и т.п. (сознательно или бессознательно следуя грамшианскому рецепту постепенного овладения общественными институтами).

«Из города Киева, Из логова змиева» их влияние распространилось на всю Украину или, во всяком случае, на большую её часть. К весне 2013-го казалось, что люди страсти (намеренно не употребляю слово «пассионарии» - оно идёт от Л.Н.Гумилёва, истоки «пассионарности» видевшего в физиологии), люди идеи из Галичины овладели ситуацией в стране.

Вiльна Украiна – никакая не вiльна, она оккупирована, по крайне мере идейно, галичанскими экстремистами.

Но против них выступили люди другой идеи, другой страсти – защитники «русского мира».

Что они защищают

Вся история западных русских земель после распада Киевской Руси напоминает игру в перетягивание каната – меду Великороссией и Европой, которая в этой части континента на протяжении длительного времени была представлена Польшей.

XVI век: Речь Посполитая успешно тянет канат на себя. Вместе с Литвой в её границах оказывается почти вся территория будущей Украины. Поляки берут не только таской, но и лаской – культурой. Шляхта блистает культурой, в которой западная рыцарственность, куртуазность сочетается со славянской бесшабашностью, и западнорусские князья не в силах устоять перед её обаянием.

Их сманили, их пленили
Польши шумные пиры.

Культура проложила путь религии: католичество овладевало многими умами; ещё успешнее распространялось униатство, означавшее более «мягкое» отступничество от православия. В то же время массы оказали сопротивление западным влияниям, сорганизовавшись в «братства», долгая история которых позволила православию удержаться на большей части западных земель.

XVII век: Московия переходит в наступление, отбирает Смоленск, а в 1654-м происходит знаменательное воссоединение с той частью Украины, которая называлась тогда Гетманщиной. Но в культурном отношении поляки продолжают тянуть канат на себя. Более того, теперь и Москва им поддаётся: здешнее боярство начинает ценить эстетику шляхетства, усваивает политес з манеру польского, одновременно из Польши через Киев проникает в Москву новейшая богословская учёность, хоть и с латинским (католическим или протестантским) отпечатком и т.д.

Всё меняет XVIII век: через прорубленное Петром I «окно» Россия совершает прорыв в наиболее передовую часть Европы, откуда жадно перенимает светскую культуру и передовые технологии. Прежняя игра в перетягивание каната утрачивает смысл. Приобщение к Европе для западно-русских земель происходит теперь через Россию. К концу века Польша вообще перестаёт существовать как государство. Некоторое польское влияние в западно-русских землях ещё сохраняется (отчасти даже в XIX веке), но уже как остаточное и не простирающееся за местные рамки.

Наступает XIX век, великий для России (вместе с началом XX-го). Русская культура становится культурой мирового значения, сила притяжения которой может сравниться с любой другой; в первую очередь это относится к литературе. Обаяние «русского духа» становится ощутимым далеко на запад от наших границ, равно как и среди «инородцев» внутри империи. Даже многие поляки (напомню, что основная часть Польши входила тогда в состав империи) хотя бы отчасти русифицировались, хотя у них-то был особенно сильный «иммунитет» от такого рода заражения.

Увы, XX век проигран Россией. Сила притяжения к нам сменилась силой отталкивания. В первую очередь это относится к Украине: будто стыдясь своего кровного родства, она теперь показывает язык всему русскому. И стремится во что бы то ни стало влиться в Европу. В смысле: в Евросоюз. Преимущества тамошнего житья-бытья очевидны: более высокий уровень материальной обеспеченности, бытовая устроенность, правовая защищённость; молодёжь влечёт и игровая составляющая, столь заметная в сегодняшней европейской жизни.

И «моторные хлопцы» тоже «за» Европу; более того, считают, что именно Галичина – пуп европейской земли. В то же время они настроены на решительную борьбу со сторонниками Евросоюза – «во имя Европы», как они её понимают. И ведь нельзя отрицать, что галичанское сектантство с его фашизоидной проекцией на политический экран – тоже феномен европейской цивилизации, хотя бы и «закатной».

«Закат Европы» ведь никто не отменял. Чтобы убедиться в этом, надо слушать Европу, когда она говорит с вами «по душам». Естественно, что у политиков и экономистов это плохо получается, поэтому надо слушать философов и художников (пера, кисти и т.д.).

Когда-то Гюнтер Грасс писал, что «право на меланхолию» европейцы признают только за «великими одиночками». Сегодня это право распространилось на менее великих и даже совсем невеликих; толпа прислушивается уже не столько к дневным кукушкам (хорошие предсказания), сколько к ночным (плохие предсказания) и, как ни странно, находит в этом своеобразное развлечение.

«Мы не без удовольствия следим за собственным распадом, – пишет Фредерик Бегбедер. – Раньше в эту элегантную позу вставали только лучшие представители писателей-пессимистов… Отныне народные массы требуют собственной аннигиляции, пожирая второй десерт. Коллективное самоубийство пробуждает аппетит».

Но те украинцы, что рвутся в Европу, ночных голосов не слышат или не хотят слушать.

С другой стороны, защитники «русского мира» находятся в двусмысленном положении. Потому что «русский мир», каков он есть сегодня, представляет собою не очень красивую картину: его давно уже его обдаёт «дыхание Распада» (Солженицын).

Но у защитников (или, по крайней мере, у инициаторов самообороны) есть, вероятно, хотя бы смутная догадка, что они защищают русский гений; его не может заслонить собою расплодившаяся популяция «ташкентцев», по Щедрину, полагающих, что отечество есть не что иное, как выморочное пространство, существующее для того, чтобы на нём можно было плевать во все стороны. Иначе говоря, они защищают его обиталище; а не только свой дом и не только свой край, по многим признакам неблагополучный.

Вот ему (русскому гению) украинской стороне противопоставить практически нечего. Не потому, конечно, что у них не было людей, наделённых соответствующим даром (достаточно напомнить об одном только Гоголе), но потому, что эти люди не могли помыслить себя вне поля притяжения русского гения. А среди тех, кто настаивал на своей обособленной «украинскости», был только один по-настоящему талантливый поэт – Шевченко; да и тот оказался человеком невеликого духа, уступившим влиянию революционной бесовщины (кстати, всё-таки русского происхождения).

Другие оплоты «украинскости», как Леся Украинка или занудливый Иван Франко – писатели сугубо местного значения. С таким небогатым багажом Украина, выбравшая европейский шлях, рискует остаться культурной провинцией, прозябающей где-то на задрипанках Европы.

Не русской стороне другая проблема, очень не простая: суметь, так сказать, приземлить в настоящее то вечное, что несёт в себе русский гений. Первые усилия в этом направлении делаются на уровне академическом и «салонном»; задача в том, чтобы подключить к ним общество хотя бы в наиболее восприимчивой его части. Если этого не удастся сделать, тогда придётся сказать, что Россия отыграла свою историческую роль, и тогда вопрос об отношениях с Украиной утрачивает остроту и важность.

Wunschpolitik

«Чуден Днепр при тихой погоде, когда вольно и плавно мчит сквозь леса и горы полные воды свои».
Н. Гоголь. «Страшная месть»

Кроме термина Realpolitik немцы придумали ещё и другой термин: Wunschpolitik, что означает «политика желаемого, мечтаемого». Раз слово существует, значит, имеет право на существование и то, что оно обозначает. Какое будущее представляется желаемым с точки зрения… смело так скажем, русско-украинского народа?

Большинство наблюдателей сходится во мнении, что Украина в границах 1991 года – «не жилица», что распад её неизбежен. Крым уже оторвался от неё. Трудно представить, чтобы Донецко-Луганское новообразование осталось в её составе после всего, что произошло в последние месяцы. А примеру донетчан-луганчан может последовать и остальная Новороссия.

Наконец, от Украины может отделиться даже Галичина. Среди галичан немало тех, кто считает, что они представляют собою самостоятельную нацию. Так считал даже сам М.Грушевский. Ещё больше таковых в остальной Украине. Лидер социалистов Наталья Витренко в 2011 году, то есть задолго до нынешней смуты, призывала к общенародному референдуму об отделении от Украины нацистской Галичины.

Если всё произойдёт именно так, от Украины останется только Поднепровье (и ещё, наверное, православная Волынь). Но это и есть историческая Украина, «наследие Богдана».

Восстановятся ли симпатические связи украинцев с великороссами? Вот это самый трудный вопрос. Как переживёт Украина крах советского проекта (республика в границах 1991 года – это советский проект)? Не озлобится ли и не уйдёт ли окончательно в «автономное плавание»? Такой исход дела был бы трагичен не только для неё, но и для России.

Украинцы – часть европейского «тела» России (европейского «мяса», как выразилась И.Б.Роднянская), её антропологического капитала. Россия без Украины – неполная.

Ромул убил Рема, когда тот посягнул на священные границы Рима. Кончится ли дело в нашем случае возобновлением братской любви?

Можно надеяться, что конфузия будет иметь следствием отрезвление. И украинцы «вспомнят» своё прошлое – реальное, а не то, какое преподносит официальная история. По справедливости, авторов нынешних учебников истории следовало, сохраняя верность казацкой старине (слова из гимна Украины: «I покажем, що ми, браття, козацького роду»), посадить на кол, но поскольку эта мера по теперешним временам представляется избыточно жестокой, достаточно было бы отстранить их от педагогических забот и побудить заняться каким-нибудь другим делом, скажем, переквалифицироваться в цирковых жонглёров. И всех «отравителей колодцев» из Галичины отослать в родные им карпатские угодья.

И сегодня в Киеве есть не утратившие широту мышления люди, полагающие, что в случае «ухода» Галичины Украина выберет совсем другой шлях, чем тот, которым она следует сегодня.

Известный политолог Михаил Погребинский пишет: «…Когда отделится Галичина, начнётся русское возрождение в Киеве. Очистившись от западной скверны, «матерь городов русских» вернётся к истокам».

Ещё более известный писатель Олесь Бузина (пишущий на украинском и русском языках) мыслит «воссоздать Русь» - точное наименование круга земель, где проживают три восточнославянских народа; более того, подхватывает старую русскую мечту о том, что «ещё воссияет крест в Константинополе над святой Софией».

А чтобы не пострадал украинский гонор, столицей воссозданной Руси можно было бы сделать Киев.

Эта мысль не в моей тесной голове родилась; о желательности переноса столицы империи в Киев в разное время говорили и русские государственные мужи, от А.И.Барятинского (наместник Кавказа, генерал-фельдмаршал) до П.А.Столыпина, и русские мыслители, от К.Н.Леонтьева до Г.П.Федотова.

Киев – «Русской славы колыбель!...Руси чистая купель» (А.Хомяков) – вызывает прочные ассоциации с Киевской Русью, а это самый светлый период в нашей истории (таково, в частности, мнение В.О.Ключевского); несмотря на свойственную ему подростковую драчливость (я имею в виду межкняжеские усобицы). Пушкин в «Руслане и Людмиле» назвал берега Днепра «счастливыми»; мог бы он так сказать о более близких ему берегах Москва-реки или Невы?

И в Киевской Руси не было тяги «в Европу»; потому что она сама была Европой. Сохраняя positio discipulae (позу ученицы) по отношению к Византии.

Перспектива превращения Киева в стольный город возобновлённого, в той или иной форме, Союза восточно-славянских народов могла бы пролить масло на разбушевавшиеся волны. А великорусская сторона тем легче могла бы пойти на такой шаг, что коренником в этой тройке в любом случае останется Великороссия.

Но чтобы такой Союз стал возможен, надо, чтобы в русских (великорусских) головах зазвучали новые-старые созвучия, которые заново пленили бы украинских и белорусских братьев.

Желательность такого Союза диктуется не только исторической памятью, но и требованиями современности. Тенденция к разукрупнению государств, находящая сегодня многих защитников, – дурная тенденция. Чем мельче государство, тем легче им помыкать, скажем, транснациональным корпорациям или каким-то иным глобалистским силам. А если в мусульманском мире одна из попыток воссоздания Халифата в конце концов увенчается успехом, что вполне вероятно, на наших южных границах возникнет угроза, справиться с которой сможет только большое и сильное государство.

Wunschpolitik в плане нашей темы – попытка увидеть впереди (быть может, далеко впереди) некие повышения исторического ландшафта. Но на пути к ним пролегают невидимые взору низины и боюсь, что они ещё долго будут оглашаться криками ненависти, от которых закипает кровь и стервенеют души.

0

15

Третья мировая война уже началась
("SVOBODNE NOVINY", Чехия) Томаш Грог (Tomáš Groh)
09/10/2014
http://beta.inosmi.ru/images/22316/81/223168178.jpg
Хотя большинство людей этого не признают, война - уже на пороге. Но почему она начинается, и можно ли ее остановить? Создав БРИКС (экономическое объединение Бразилии, России, Индии, Китая и ЮАР), Восток объявил войну доллару. Таким образом он, в первую очередь, объявил Америке экономическую войну. К сожалению, у Америки нет шансов победить в чистой борьбе. Поэтому она вынуждена была превратить войну экономическую в войну реальную.

Здесь кроется ответ на вопрос о том, почему Путин еще не захватил восток Украины. Просто его позиция диаметрально противоположна той, которой его каждый день попрекают наши СМИ. Они по-прежнему пугают нас тем, что Россия во главе с Путиным хочет расширяться – ко всему прочему, посредством оккупации. Но правда заключается в противоположном: Америка хочет оккупировать Европу и начать войну с Россией. Путин, напротив, хочет сохранить мир и вести войну экономическими способами, так как в ней он явный победитель – без серьезного ущерба для своей страны.

Борьба с долларом означает экономическое уничтожение не только Америки, но и, гдавным образом, всего того сброда из «властителей мира», которые владеют долларом и управляют им. Так что противниками в экономической войне являются БРИКС и Бильдербергский клуб. И если бы Америке удалось столкнуть лбами Европу и Россию, доведя их до войны, у нее самой появился бы шанс хотя бы частично подорвать  положение России и ее экономику. Тем самым группа БРИКС была бы серьезно ослаблена, а крупнейшей угрозой для Америки остался бы Китай.

Украина – очаг этого конфликта, и Америка не может допустить, чтобы ситуация разрешилась переговорами и, что возможно, федерализацией Украины. Напротив, США ищут средства для провокаций, а впоследствии – и причину для военного конфликта с Россией. Вероятно, если бои в Донецке завершатся, можно ожидать, что киевское правительство получит приказ идти на Крым. Кто-то скажет, что это, мол, верно, ведь Россия аннексировала Крым. Кто-то скажет, что это глупость, так как для жалкой украинской армии это было бы самоубийством. Но ни то, ни другое не верно. Дело в том, что Путину не осталось ничего другого, кроме как использовать военную силу. И в этом кроется причина возможного привлечения иностранных войск в помощь Украине.

Самым серьезным шагом к урегулированию ситуации стало бы пробуждение Европы, которая после навязанных санкций тонет в проблемах. Нужен на самом деле свободный Майдан и новое неамериканское правительство Украины.

Но если Европа будет поддерживать Порошенко и компанию, то Украина доживет до абсолютного коллапса с массовым разделением недовольного населения, а Европа дождется конфликта, в который позволила себя втянуть.

0

16

Путин и коала. Реальные итоги G20

Polit Russia - Народный политически-общественный интернет-журнал

Дорогие читатели, я не буду утомлять вас рассказами о том насколько отъезд до «последнего завтрака» сочетается с дипломатическим этикетом, удалось ли австралийскому премьеру взять Путина «за грудки» и публично гадать о том, что хотел сказать Кремль, направив к берегам Австралии эскадру военных кораблей

Эти бесспорно полезные и увлекательные занятия стоит оставить желтой прессе. Встреча G20 была совсем не об этом.

Есть два железных правила в международной политике:
Неважно о чем идет речь, речь все равно идет о деньгах;
Политика есть концентрированное выражение экономики.

Путин абсолютно точно обозначил главную и единственную серьезную тему саммита — реформа МВФ. Для обывателя и даже для многих «экспертов» абсолютно непонятно почему Москва, а точнее вся группа БРИКС, так активно пытается «дожать» США в плане изменения контроля на МВФ, ведь с их точки зрения это какой-то непонятный реликт 90-х уже никому не интересный. На самом деле, G20 как формат общения топовых стран, был создан в первую очередь для того чтобы произвести передел мировых сфер влияния в контексте глобального финансового кризиса, и изменения формата контроля над МВФ было ключевым элементом этого передала.

Примите как данность: в ближайшие год-два, мир накроет следующая волна кризиса, ведь структурные проблемы, которые привели к первой волне 2008 года не были устранены. Сравнительно скоординированными действиями мирового сообщества, вторую волну удалось отсрочить, для того чтобы дележ пост-кризисного мира не принял уродливой и хаотичной формы мировой войны или серии жесточайших региональных конфликтов. G20 был задуман как мирная конференция, но не ПОСЛЕ войны, а ВМЕСТО войны.

В контексте кризиса стало очевидно, что список лидеров мировой экономики и глобальной политики останется более-менее идентичным, но изменится соотношение их сил и радикально изменятся их сферы влияния. Грубо говоря, обеднеют все, но некоторые страны будут чувствовать себя лучше чем другие. И вот эти обедневшие лидеры смогут «скупать» второстепенных игроков буквально за копейки, обменивая «кредиты» (или любую форму финансовой / экономической поддержки) на доступ к ресурсам и политический контроль. Так как никому из существующей глобальной политической элиты не хотелось радикально менять глобальную финансовую структуру, то в качестве инструмента согласованного передела сфер влияния должен был использоваться МВФ.

Схема — классическая и вполне рабочая, мы ее испытали на себе в 90-х, а совсем недавно ее на себе испытала Греция и Украина. Полное внешнее управление в обмен на минимальные денежные вливания на драконовских условиях. С психологической точки зрения так даже удобнее: например, страны Восточной Европы и Прибалтики уже привыкли полностью подчиняться МВФ, и это хорошо когда колония не дергается лишний раз при смене хозяина.

В результате, в 2010 году в рамках G20 был достигнут компромисс: США сбрасывает «контрольный пакет» МВФ, и этот колонизаторский инструмент переходит под коллективное управление, при котором Китай, Россия, Индия, Бразилия, Германия, Франция, Турция и тд получают большую роль и возможность рулить региональными операциями Фонда. За эту уступку, США получали право сохранить полную свободу шалить на своем континенте, и более того весь мир впрягается для того чтобы помочь американской экономике «совершить мягкую посадку» в контексте кризиса.

Значительная часть американской элиты восприняла эту сделку в штыки. Именно об этих проблемах говорил Обама, когда просил Медведева «передать Владимиру», что после выборов у него будет больше возможностей. Получилось плохо — радикальная часть американской элиты устроила Обаме «тихое ГКЧП», перехватила контроль над армией и над внешней политикой. По всей видимости, Обаму смогли «зажать» и на личном уровне — компроматом или просто угрозой физической ликвидации. Конгресс заблокировал решение Обамы по МВФ, а Белый Дом объявил дефолт по договоренностям и начал запускать масштабную серию региональных войн и майданов с прицелом на полное сохранение американской гегемонии в посткризисный период. Самое интересное заключается в том, что у США в этом контексте практически нет союзников. ЕС работает только «из-под палки», и даже Канада запускает оффшорный центр расчетов в юанях для того, чтобы продавать за юани свою нефть. Аналогичные движения делает Катар.

В апреле 2014, G19 выставил США ультиматум: Вашингтон должен отдать контроль над МВФ до конца года, иначе все договоренности идут прахом. Ультиматум был даже отражен в официальных заявлениях для СМИ. БРИКС начали готовить параллельную финансовую систему: Банк Развития БРИКС и пул валютных резервов для замены МВФ. Ответ США мы видим на Украине, в Сирии и в действиях ИГИЛ.

Путин прибыл на саммит G20 не только в качестве российского лидера, но и в качестве неформального спикера БРИКС — самого жесткого и уважаемого политика, который продвигает интересы развивающихся стран. Именно в этом качестве Путин прямо заявил о том, что США нарушили договор по МВФ, и что политические факторы влияют на цену на нефть, и что Россия готова к любым сценариям развития ситуации. Неудивительно, что Путин вызвал настоящий психоз у англосаксонских политиков и СМИ. Спокойная и ироничная манера Путина приводит их в бешенство.

Россия встречает новую волну глобальной турбулентности в очень неплохой форме, на зависть многим другим странам. По трем ключевым параметрам, Россия может похвастаться положительными значениями:
Торговый баланс — в плюсе. Мы продаем миру больше, чем покупаем у других стран;
Энергетический баланс — в плюсе. У нас есть больше энергоносителей, чем нужно нашей экономике. США, Япония, вся Европа и Китай не могут похвастаться энергетической самодостаточностью;
Продовольственный баланс — в плюсе. За исключением говядины, мы производим примерно сколько нужно или можем заниматься экспортом. Россия — один из крупнейших экспортеров зерна на планете, чем не мог похвастаться СССР.

Если приводить совсем грубый пример, без айфонов мир в условиях кризиса проживет спокойно, а вот без нефти и зерна — нет.

Встреча в Австралии была последним шансом договориться перед отменой мирных договоренностей, достигнутых в 2010 году. Путин четко заявил, что договориться не удалось: Обама не смог организовать выполнение договора по МВФ американской стороной. Теперь нас ждет эпоха турбулентности, экономической, политической и военной. БРИКС будут стараться быть точками стабильности в надвигающемся хаосе.

После того как стало понятно, что прорыва по МВФ не будет, российский лидер зафиксировал планы работы с коллегами по БРИКС и уехал. А о чем дальше говорить? Нужно готовится к массированной экономической войне.

В истории саммит в Австралии запомнится только одним знаковым событием: Путин обнял коалу. Больше ничего экстраординарного не произошло. Все идет своим чередом: «Войны никто не хотел. Война была неизбежна».

0

17

Сведение счетов
21 ноября 2014 
http://ruposters.ru/images/news/546ef9ae39744_морда20.jpg
Почему в этом году такая ненависть к России со стороны всего мирового сообщества? Крым. С чего бы это, если даже большинству украинцев глубоко плевать на Крым. Им бы свои дома как то отопить и что нибудь пожрать купить – не до Крыма – быть бы сытыми. Неужели всех так задел Крым, что многие страны готовы вовлекаться в затяжное и убыточное противостояние с Россией?

Проблема в том, что взятие Крыма – это вызов устоявшемуся мирового порядку, который последние 25 лет формировался целиком и полностью под интересы США. Никто и никогда после распада СССР не имел права выступать конкурирующей стороной на международной политической арене. Даже такие тяжеловесы, как Япония, Германия и Франция не имели возможности на защиту своих национальных интересов во внешней политике. О других странах даже говорить нечего. Россия в представлении США выглядела, как «бензоколонка» или как «Нигерия в шубе», т.е. страна, которая должна покорно исполнять поручения выгодные США, если политической элите России надавить в нужные места.

Если поднять исторические архивы, то будет понятно, что присоединение Крыма это самая гениальная операция по бескровному присоединению территории, по крайней мере, за последние 1000 лет. В мировой истории не было прецедентов присоединения столь большой территории (более 27 тыс. км2) за столь короткий промежуток времени (менее 3 недель) без вооруженного конфликта при внешнем давлении. При этом, население присоединенной территории встречало, так называемых «оккупантов» (по версии США) с цветами и улыбками, что изрядно разрывает шаблоны злопыхателям.

Спецоперация по Крыму была настолько молниеносной и гениальной, что даже американские спец.службы не сразу все поняли, а мировая общественность была шокирована.

Решение по Крыму меняет баланс сил в международной политике, что напрямую угрожает безусловному и раннее непререкаемому лидерству США. Истерика с американской стороны вызвана тем, что представление об абсолютном доминировании рушится. Оказывается, что путём шантажа и угроз теперь невозможно влиять на стратегические решения во внешней политике для иностранных государств. Раннее (с 1989 по март 2014) ни один значимый (стратегический) процесс (или решение) в международной политике и мировой экономике не формировался и не принимался без одобрения (курирования) со стороны США. Крым спутал карты, т.к. центр массы сместился, что вносит коррективы в статус абсолютного доминирования США. Выяснилось, что иностранные государства могут иметь свои взгляды на национальные интересы, которые не пересекаются с американскими.

Крым – это однозначно унижение США и подрыв устоявшегося мирового порядка. Именно поэтому столько антироссийской истерики и пропаганды. А тут еще курс на формирование Евразийско-азиатского союза (что напрямую противоречит интересам США), также на снижение доминирования доллара (соглашения с Ираном по бартеру в обход торговли за доллары, соглашение с Китаем по своп линиям опять же в обход долларов).

США во всем этом видят угрозу собственной национальной безопасности и потенциальную угрозу для веса и значимости доллара в глобальной финансовой системе. Без абсолютного политического доминирования невозможно полное доминирование доллара и статуса резервной валюты, что ведет к деструктивным последствиям для США. Т.к, потеряв влияние на международной арене, США не смогут не только производить масштабные заимствования на внешних рынках, но также нагло (как сейчас) нарушать суверенитет независимых государств, безнаказанно развязывать войны, вторгаться и подчинять под себя политические режимы в суверенных государствах. Потеряв влияние, США не смогут управлять глобальными торговыми и финансовыми потоками и многое другое.

Послекрымская истерика обуславливается агонией США и желанием показать «кто здесь главный». Методами шантажа и угроз США вынудили ЕС ввести санкции (убыточные для ЕС), а ЕС не хотел вводить санкции (особенно европейский бизнес). Если бы у Меркель год назад спросить относительно торгового эмбарго, финансовых ограничений в сторону России? Чтобы она ответила? Уверен, что она сочла бы этот вопрос дурным и нереалистичным. Но все поменялось в 2014. Крым и проблемы с Украиной и Россией для ЕС, как пятая нога. Там, за исключением Великобритании нет ни одной страны с активной политической позицией, они все полностью аполитичные. У них своих экономических проблем полно, зачем еще украинский конфликт и противостояние с Россией?! Однако, их роль – быть покорными саттелитами США на внешней арене. Вот и включились в войну.

Остановятся ли США? Нет, т.к. это вопрос глобального лидерства. Для США вопрос с Крымом принципиальный, и они никогда и ни при каких условиях его не признают. Политическое соглашение между Россией и США исключено.

Но также не стоит забывать, что США по своей натуре очень мстительные и злопамятные.

После поражения во Вьетнаме США были одержимы местью (за помощью и содействие Вьетнаму со стороны СССР) и вынашивали план по реваншу очень долго (более 4 лет). Ударили со стороны Афгана, вынудив СССР поддаться на провокацию и увязнуть там почти на 10 лет. Афган – это по сути месть США за поражение во Вьетнаме + расширение влияния США + подрыв устойчивости СССР.

Налаженное пром.проиводство террористов через каналы Аль-Каиды и разведка ЦРУ не позволили СССР установить геополитический контроль над Афганом.

Для США тема «Вьетнама» больная и если вы захотите оскорбить ветерана, то начните говорить о Вьетнаме. Кстати, аналогично у нас с Афганом. Т.е. для США негласное табу на Вьетнам, а у нас на Афган, т.к. в обоих случаях было затрачено много ресурсов, времени, весьма значительные жертвы, но добиться желаемого результата не удалось.

Это я к тому, что если вам будет казаться, что США успокоились - это не так. Значит они вынашивают очередной план удара по России.

Очевидно и понятно, что отказ России от Крыма исключен полностью. Следовательно, эскалация конфликта неизбежна, т.к. для США неприемлемо ничего, кроме как полная капитуляция России. Но и этого (отказ от Новороссии и Крыма) для них недостаточно, т.к. конечная цель - полное подчинение России (или того, что от нее останется) под себя.

Альтернативы для России нет. Держать удар и биться до конца, даже если будет казаться, что эта битва проигрышная. Для этого в первую очередь необходима консолидация общества вокруг национальной идеи и против внешнего врага + устранение разброда и шатания среди олигархических элит.

spydell

0

18

Asia Times: американские угрозы России - блеф в надежде на отступление Москвы
26 декабря 2014 

Разжигание войны в Европе необходимо США для сохранения мирового господства - пишет Пепе Эскобар в статье для издания Asia Times. По мнению журналиста, кампания по запугиванию России рассчитана на то, что Москва в последний момент не выдержит прессинга и отступит. Однако если этот расчет не оправдается, тогда не поздоровится самим американцам - говорится в публикации.

“Империя хаоса”, как называет Соединенные Штаты Пепе Эскобар, использует древний принцип “разделяй и властвуй”, иногда звучащий также в виде “разделяй и завоевывай”. “Это жестоко и отвратительно, однако эффективно”, - цитирует материал Asia Times портал ИноТВ.

В глобальном противостоянии Вашингтон проигрывает Пекину, а потому стремится разжечь большую войну в Европе, чтобы не допустить создания “оси” в составе ФРГ, РФ и КНР. США “оруэлловской хваткой” держат своих европейских союзников, нагнетая истерию в странах Балтии. Яркий пример действий американцев - депортация из Эстонии итальянского журналиста и общественного деятеля Джульетто Кьезы, известного своей критикой в адрес США и их сателлитов.

Против России идет откровенная и асимметричная финансовая война - приводит Asia Times слова советника президента России Сергея Глазьева на симпозиуме Global WARning, прошедшем в Риме. Однако, по мнению россиянина, “экономический ураган” миновал, рубль устоял, и рано сбрасывать Москву со счетов.

У России есть в запасе сильные ходы вроде отказа погашать внешние долги или прекращения поставок энергоносителей в ЕС. Таким способом можно сорвать планы американцев по разжиганию войны, “если Пентагон не проявит глупость и не начнет ее сам”.

Конечно, описанные выше действия Москвы приведут к взаимному экономическому уничтожению без всякого ядерного оружия, однако Россия гораздо более самодостаточна, нежели страны Евросоюза. У россиян и энергоносители есть, и продовольствия для удовлетворения собственных нужд хватит.

США “паршиво разбираются в шахматах и истории”, - пишет Пепе Эскобар. Именно в этом и заключается причина, почему американцы блефуют. Однако Россия не испугается повышения ставок и не отступит - говорится в публикации. И не только потому, что она сама по себе достаточно сильна, но и оттого, что за ней - ее стратегический союзник Китай.

“Азиатам пора самим заниматься делами Азии”, - заявил недавно глава КНР Си Цзиньпин, и его слова не расходятся с делом.

Движение в сторону интеграции России и Китая стало “величайшим стратегическим маневром последних ста лет”, - констатирует Asia Times. Конечно, “твердолобый неолиберализм” не сдастся так просто, однако если Европа осознает, что США использует ее в своих целях, и Берлин протянет руку Москве и Пекину, тогда американский блеф рухнет гораздо быстрее - подытоживает Пепе Эскобар.

Напомним, ранее издание Asia Times уже писало о том, что действия Вашингтона направлены на недопущение объединения Евразии путем “постройки новой Берлинской стены в Киеве”.

0

19

Ответный натиск медведя: рубль растёт к доллару

Rabble Ca - Канадский интернет-портал

О курсе рубля и о финансово-экономической политике России размышляет канадский журналист Дункан Кэмерон в статье для портала «Rrabble.ca»

Недавние выпады канадских властей в адрес Владимира Путина были опубликованы новостной интернет-компанией «BuzzFeed». Содержимое иначе как пропагандой не назовёшь. Эта статья стала частью кампании Министерства иностранных дел, торговли и развития, окружающей заявления канадского премьер-министра Стивена Харпера о введении новых санкций против России, что, как и следовало ожидать, совпало с усилением санкций со стороны Вашингтона.

16 декабря «Guardian» разместила статью с названием «Рубль потерпел поражение», где много говорилось о жестоких финансовых трудностях России. Намерения США по смене режима в России посредством экономических санкций, казалось, осуществляются по плану. Курс рубля снижался по отношению к доллару. За один день — 16 декабря — он упал на целых 11 процентов. Спекулянты утром занимали рубли и тут же продавали их за доллары. В конце дня рубли снова выкупались, но уже по курсу ниже на 11 процентов, займы возвращались, а спекулянты получали 11-процентную прибыль.

Однако 17 декабря российский Центробанк (ЦБ) провёл валютные интервенции. Продав часть своих внушительных долларовых резервов, русским удалось поднять курс своей валюты. Спекулянты понесли огромные убытки. В течение прошлой и текущей недель рубль продолжал укрепляться к доллару. Разработала операцию председатель ЦБ Эльвира Набиуллина — первая женщина, возглавившая центробанк одной из стран «большой восьмёрки», бывший советник Путина по экономике.

Отсекая попытки понизить курс своей валюты, российский ЦБ провёл процедуру, известную как «медвежье сжатие». Под «медведями» понимаются те, кто предполагал дальнейшее понижение рубля. Подпитка подобной уверенности была серьёзной дезинформацией или непониманием экономической и финансовой ситуации в России.

Введённые Западом санкции представляют разновидность «горячей» экономической войны против России. Как пояснил почётный профессор Университета Миссури Майкл Хадсон, на вводимые под началом США санкции Путин отреагировал заключением нефтяных и газовых контрактов с Турцией и Китаем, а также подписанием торговых соглашений в рублях или другой валюте в обход доллара. Тем самым Путин дал понять, что намерен уничтожить засилье американкой валюты в торговле энергоресурсами и в мировой экономике. 22 декабря Китай заявил о готовности поддержать рубль валютными свопами.

У России благоприятный торговый баланс и внушительные валютные резервы. Стоимость внешних активов России превышает объём обязательств перед зарубежными инвесторами. Вопреки сообщениям американских либералов наподобие Пола Кругмана, Россия вполне в состоянии осуществить платежи по своим долгам, как обоснованно показал французский экономист Жак Сапир. С 1999 по 2008 год, до начала мирового финансового кризиса, экономика России увеличивалась в среднем на 7 процентов в год. В 2008-2013 годах рост США и еврозоны (за исключением Германии) был близок к нулевому, в то время как российская экономика продолжала хоть и медленно, но расти.

Важно отметить, что в 2014 году российский госдолг составляет всего 16 процентов ВВП. Для индустриальных стран наподобие Франции или Британии этот показатель превышает 90 процентов. Корпоративный долг России, особенно в банковском, нефтяном и газовом сегментах, вырос, потому что деятельность подобных компаний связана с государством и попадает под западные санкции.

Россия намеревается исключить поставки продовольствия из западных стран, а также проводит активную политику импортозамещения. Россия стремится к тому, чтобы иностранные компании открывали производство на территории страны, а не ввозили свои товары из-за границы.

Россия ядерная держава. Случись подобная ситуация ранее, когда Канада во внешней политике действовала дипломатическими методами, целью Оттавы стало бы сокращение напряжённости между США и русским медведем. Однако сегодня, когда правительство использует «BuzzFeed», консерваторы отказались от внешней политики как таковой, предпочитая преподносить себя избирателям сторонниками США и Украины.

Опытный специалист, бывший политический консультант посольства Канады в Москве Патрик Армстронг, выразил серьёзную обеспокоенность политикой НАТО, но тонкости международной политики нимало не беспокоят премьер-министра или министра иностранных дел. Увы, в Оттаве заправляют глупцы.

Об авторе. Дункан Кэмерон — президент сайта «Rabble.ca», ведёт еженедельную колонку по политическим вопросам.

0

20

Россия маскирует «золотые» атаки на американский доллар
("Die Welt", Германия)
Хольгер Цшепитц (Von Holger Zschäpitz )
26/12/2014

В связи с кризисом национальной российской валюты Кремль увеличивает свои золотые запасы на протяжении нескольких месяцев. Это объясняют тем, что таким образом должны быть спасены российские золотые прииски. Правда, на самом деле, мишенью данной стратегии являются США.

Кажется, Россия и Китай всерьез намерены создать противовес гегемонии американского доллара. И не только потому, что Поднебесная предложила свою помощь Москве в связи с кризисом рубля. Начиная с 1998 года, в разгар самого тяжелого экономического финансового кризиса, Кремль сам стал постепенно «уходить» от доллара.

Россия скупает золото по-тихому, тайно и, прежде всего, целенаправленно. Тем самым страна перераспределяет свои резервы. В ноябре — восьмой месяц подряд — страна еще больше пополнила свои запасы благородным металлом. Во вторник Международный валютный фонд (МВФ) заявил, что золотой запас Центрального Банка увеличился на 603 000 унции (в пересчете — 18,753 тонны). Конечная цифра — 38,178 миллионов унций, или 1187,493 тонн.

Россия: с 2005 года золотой резерв страны увеличился больше, чем в три раза

С 2005 года страна увеличила свои золотые запасы больше, чем в три раза. Только за последние двенадцать месяцев Кремль увеличил свои запасы драгоценного металла на 5,5 миллионов унций. После присоединения Крыма в феврале темп заметно увеличился.

Отныне Россия находится на пятом месте среди стран с самым большим золотым резервом в мире. Только США, Германия, Италия и Франция располагают большим количеством золота.

Скупка драгоценного металла примечательна, ведь в настоящее время страна должна справиться с быстротечными большими потерями в своем резерве. Таким образом, в последние месяцы российский Центробанк для поддержки рубля и спасения государственных предприятий, «страждущих иностранной валюты, потратил около ста миллиардов долларов.

Это побудило к действиям рейтинговые агентства. Во вторник S&P, ведущая компания  в области исследований финансовых рынков, снизила рейтинг российской экономики. Уже в середине января Россия может объявить о тяжелой ситуации со своей кредитоспособностью. Второе по величине агентство Moody’s резко понизило рейтинг роста российской экономики. Аналитики рассчитывают на то, что в следующем году российская экономика снизится на 5,5%, а в 2016 году — на 3%.

На этом фоне увеличение золотого запаса кажется еще более загадочным. В любом случае, уменьшение запасов доллара в странах с крупнейшим золотым запасом привело к тому, что теперь практически 10% государственной казны «покрывается» драгоценным металлом.

Российские прииски больше не могут «отделаться» от своего золота

Западные санкции против России стали причиной скупки золота. Согласно данным  агентства Reuters, российский Центробанк скупает продукцию российских приисков, потому что они едва находят покупателей своего золота на мировом рынке.

Тем не менее наблюдатели полагают, что за скупкой золота скрывается еще более крупный план. Таким образом, самая большая страна в мире преследует свою геополитическую стратегию: Кремль хочет стать менее зависимым от американского доллара. В случае ужесточения санкций Москва хочет оставить за собой место для финансовых маневров. Золото выступает в роли признанной мировой валюты. Тем самым оно становится альтернативой доминирующему доллару.

США могут продвигать свои политические интересы и вводить санкции, благодаря своей ведущей мировой валюте. Об аналогичной гегемонии золота говорить нельзя. Увеличение золотого резерва представляет собой нечто вроде декларации независимости в противовес Америке. В настоящий момент из-за санкций Москва не хочет хранить свою казну, используя западные финансовые инструменты.

Золото как декларация независимости от США

В эту стратегию вписывается и то, что и другие эмиссионные банки в странах с переходной экономикой стали увеличивать свои золотые запасы. Сначала Турция и Казахстан являлись самыми крупными скупщиками золота. Только в ноябре центральный банк Турции увеличил свои запасы драгоценного металла примерно до пятисот тридцати трех тонн. Многие азиатские страны тоже скупили большое количество благородного металла.

Скупка золота вписывается в геополитическую картину. Прежде всего, быстроразвивающиеся страны с переходной экономикой хотят создать противовес доминирующим западным финансовым и валютным системам. Так, летом Бразилия, Россия, Индия, Китай и ЮАР объединились для того, чтобы создать противовес гегемонии американского доллара. Своим единым банком развития и общим резервным фондом страны БРИКС хотят дать отпор МВФ и Всемирному банку. На данные пять стран приходится 40% всего населения земли и одна пятая мировой производительности экономики.

Никакой помощи для России со стороны МВФ

Ирония истории: как нарочно, именно член-учредитель БРИКС Россия могла бы стать первым кандидатом, которому новый банк развития мог оказать финансовую помощь. Если в 1998 году в страну «позвали» МВФ, то сейчас данный вариант кажется уже неприемлемым.

В конце концов США обладают правом вето в МВФ. И даже если кризис российской валюты проходит по обычному сценарию, эксперты придерживаются мнения, что возможная помощь от МВФ политически не реализуема.

В кризисной ситуации Россия может взять пример с Украины. В борьбе с государственным банкротством Киев продал большую часть своего золотого запаса. На данный момент золотой резерв государства насчитывает 832 000 унций (порядка двадцати четырех тонн) — на 38% меньше, чем в прошлом году.

0

21

Итоги года: Европа находится в глубочайшей растерянности

Как и во всей геополитике, в российско-европейских отношениях 2014-й стал годом «великого перелома». Только не от слова «переломить», а от слова «переломать» – переломали практически все, что было создано за постсоветские годы. При этом, по крайней мере с российской стороны, это происходило с глубоким сожалением.

Противостояние «Россия – Запад», которое, конечно, началось вовсе не в 2014-м, воспринималось у нас всегда как противостояние России и агрессивного американского трансатлантизма, а вовсе не России и Европы.

Для США, помимо создания из Украины агрессивного русофобского государства, ключевой задачей является максимальный отрыв ЕС от России во всех смыслах. «Русская угроза» (а сегодня в европейских СМИ абсолютно серьезно высказываются версии захвата Россией не только части Украины, но и стран Балтии – и даже Балкан!) должна убедить европейцев свернуть сотрудничество с нами по идеологическим мотивам, отказаться от новых совместных энергетических проектов, а пути старого транзита через Украину становятся проблемными.

Санкции против России уже сейчас ухудшают экономические показатели ЕС, а сама атмосфера конфронтации снижает возможности инвестиций для российского и европейского бизнеса (что решает также и еще одну важную для США задачу – сделать безопасной территорией для инвестиций лишь подконтрольные им регионы мира).

И если относительно целей Путина в отношении Украины можно строить разные предположения, то в отношении Европы все куда более ясно – сохранить партнерские отношения если не с ЕС, то с целым рядом отдельных европейских стран, и особенно с Германией, несомненно, является одним из приоритетов сегодняшней российской внешней политики.

Когда Путин в своих выступлениях говорит о «западных партнерах», после Крыма в этих словах всегда чувствуется упрек и даже обида. Ведь мы-то вовсе не хотели никакой новой холодной войны. И не претендовали на чужое. Как не собирались и завоевать мир нашим новым консерватизмом – ведь еще не так давно Владимир Владимирович вовсе не цитировал русских философов, а выступал на немецком языке в бундестаге, а в России отчетливо заявлял, что Россия – европейская страна, и ценности у нас с Европой вполне общие.

Был готов перенести на российскую почву все наработанное на Западе в сфере экономического либерализма (который, в общем-то, далеко не во всех европейских странах выглядит как дикое финансовое казино – скорее уж мы со своей плоской налоговой шкалой и офшорным бизнесом куда дальше продвинулись в ударники капитализма), социальных и административных технологий. А залогом промышленного развития видел не импортозамещение, а совместные проекты с западными компаниями.

Не оценили. Фактически сами вынудив в этом году (впрочем, антироссийская риторика в европейской политике и СМИ нарастала уже с 2008-го) на редкость европейски ориентированного российского лидера встать на другой путь, разворачиваться на Восток, думать о протекционизме и окончательно заявить о полной геополитической и ценностной независимости России.

Взаимное разочарование России и Европы в этом году проявилось столь резко, что поневоле задаешься вопросом – если накопившихся противоречий и иллюзий было так много, как же вообще удавалось все предшествующие годы говорить о партнерстве и добрососедстве.

Европа не ожидала увидеть контратаку России с Крымом, которая явно показала, что Россия теперь не собирается никого больше спрашивать, что ей делать. После Крыма абсурдными становятся все те направления работы, которыми европейские фонды и НКО занимались долгие годы – обучали Россию демократии и тому, как надо жить. Россия больше учиться ни у кого не собирается.

Но россияне разочаровались в этом году в Европе куда больше. Политолог Виталий Третьяков недавно написал: «Если взять всю сумму решений и действий украинской власти и ее сторонников за последние месяцы, включая последние решения – люстрация, перекройка административных границ, снос памятников, психологический и физический террор против политических противников, сокрытие военных преступлений, возводимые рвы и стены, то получается, что на нынешней Украине установлен самый репрессивный политический режим среди всех европейских стран. Тем не менее он объявлен 1) демократическим; 2) вводящим Украину в семью «европейской цивилизации». Именно это и шокирует россиян.

Однако, если говорить об экономике и европейском бизнесе, то он как был, так и остается настроен на работу с Россией – второго такого большого рынка для европейских компаний непосредственно рядом с Европой не было и нет. В прошедшем году бизнес-ассоциации из Германии, Франции, Италии довольно откровенно высказывались против санкций и призывали европейских политиков найти иные пути разрешения противоречий с Россией.

Даже в таких мало симпатизирующих России политически странах, как Польша, местные производители весьма негативно восприняли идею санкций. Возможно, именно мнение бизнеса, теряющего прибыль, может в следующем году стать фактором, способным смягчить антироссийскую риторику ЕС.

В отличие от бизнеса, европейский политический истеблишмент свои цели, как кажется, понимает плохо. Приписываемая Меркель фраза о том, что Путин потерял связь с реальностью, вызывает желание ответить, что связь с реальностью потеряли как раз те еврочиновники и европолитики, которые уверились в модели мира по Фукуяме, где будет только «мир, дружба, жвачка» и глобализация с добровольно-принудительной демократизацией.

В 2014-м произошли события, которые требуют принятия исторических и самостоятельных решений – а к этому европейская политика оказалась совершенно не готова. Все эти метания французов с «Мистралями», необъяснимая ежедневная смена риторики в отношении России у немецкого канцлера, внутренние споры ЕС о санкциях и «Южном потоке» – только подтверждают, что Европа по итогам 2014 года находится в глубочайшей растерянности.

Цена за конфликт с Россией слишком высока, этого конфликта категорически не хочет работающий с Россией европейский бизнес, а кроме того, именно ЕС США принуждают платить за банкрота-Украину. В то же время геополитическая субъектность как ЕС, так и отдельных его стран сегодня так слаба, что ожидать от них каких-то идущих вразрез с планами США действий вряд ли возможно.

В наступающем 2015 году в Европе ожидается и еще одно событие, способное серьезно повлиять на происходящее. Это выработка ТТИП – соглашения о Трансатлантическом торгово-инвестиционном партнерстве между США и ЕС (Transatlantic Trade and Investment Partnership – TTIP). Таким образом США смогут сформировать «экономическое НАТО» в противовес растущим новым конкурентам – Китаю и другим странам БРИКС.

Критики ТТИП считают, что соглашение похоронит экономический суверенитет Европы, снятие торговых и таможенных барьеров между США и ЕС не позволит странам ЕС защищать свои рынки и стратегически важные отрасли от нечестной конкуренции и демпинга, к тому же Европа не сможет сохранить стандарты социальной защиты своих граждан, экологические и санитарные нормы.

Европа станет экономическим придатком США, по словам бывшего директора МВФ Доминика Стросс-Канна, «США делают Европу своим оружием против Китая». Смирятся ли с этим европейские корпорации и все страны ЕС? Ответ неочевиден, особенно на фоне все усиливающихся негативных для европейской экономики эффектов от политики антироссийских санкций.

Видим мы и интересную активность России во взаимодействии с евроскептиками. Кремль фактически открыто выражает поддержку Марин Ле Пен, недавно появились новости о том, что немецкая «Альтернатива для Германии» провела консультации с российским посольством в Берлине.

Да и сами евроскептики всех расцветок в разных странах ЕС если и не поддерживают Россию, то как минимум выступают против конфронтации с ней и за большую независимость от США с их агрессивной экспансионистской политикой.

Вряд ли 2015 год что-то серьезно изменит в политическом европейском пейзаже, но сама стремительно меняющаяся ситуация в мире создает много возможностей для новых голосов даже в устоявшихся политических системах европейских стран.

Поэтому в украинском конфликте сегодня решается не только и не столько судьба Украины, сколько судьба Европы и то, какую роль для себя выберет Европа в новом многополярном мире. До нынешнего года ЕС удавалось «сидеть на двух стульях» – то есть иметь выгодное экономическое партнерство с Россией и при этом придерживаться более или менее «трансатлантистской» линии в вопросе внешней и военной политики и пытаться экспортировать в Россию либеральные ценности.

Однако после украинских событий это уже вряд ли возможно – и выбор тут простой. Либо ЕС превращается, вопреки своим прагматическим интересам, в некое антироссийское «военно-экономическое НАТО», политику которого будут определять США, либо сохраняет свою геополитическую субъектность, найдя пути сохранения партнерских отношений с Россией и затем Евразийским союзом.

Риторика же России в отношении ЕС вряд ли изменится – мы по-прежнему предлагаем Европе подумать над прагматичным «союзом двух союзов», ЕС и ЕАЭС, каким бы иллюзорным в нынешней конфронтационной атмосфере ни выглядел такой проект. Россия все еще надеется если не сегодня, то завтра увидеть в Европе независимых и стратегически мыслящих политиков-реалистов.

Фазы нынешнего «охлаждения-2014» в российско-европейских отношениях напоминают этапы семейного конфликта – когда после целой череды уступок и закрывания глаз на недружественные жесты с удивлением и горечью один человек вынужден признать, что другой, тот, кто совсем недавно вызывал доверие и надежды на долгое совместное будущее, оказался теперь противником, от которого надо защищаться, давать сдачи и показывать, что не с ним одним возможно счастье. При этом все-таки надеясь втайне, что, может быть, разбитую чашку еще есть шанс когда-нибудь склеить.

0

22

Ноам Хомский: Запад сам подталкивает Москву к тесному союзу с Пекином
7 января 2015 

Текущая политика государств Запада сама подталкивает Россию к еще более тесному союзу с Китаем - высказал свое мнение известный американский мыслитель Ноам Хомский, давая интервью RT. В условиях конфронтации с США и их союзниками прошлая вражда между Москвой и Пекином отошла на задний план.

"Запад не может изолировать Россию, однако может причинить ей серьезный ущерб, но то, что он, вероятно, сделает, что он уже начал делать, - и я не один так считаю, это уже очевидно - это то, что Запад "загоняет" Россию на Восток в сторону более тесных отношений с Китаем", - заявил Хомский.

По мнению ученого, попытки США активизировать сотрудничество в рамках планируемой организации “Транстихоокеанское партнерство” (ТТП), куда входят соседи Китая, но не сама КНР, также стимулируют Пекин все больше опираться на Москву.

Как санкционное давление на Россию, так и “разворот на Восток”, анонсированный Вашингтоном и реализуемый через ТТП, только усиливают роль союзнических отношений в рамках БРИКС и ШОС. Все это даже может вызвать обновление Шанхайской организации сотрудничества при более активном участии РФ.

В итоге названное объединение начнет вовлекать в свою орбиту других серьезных игроков Евразии - например, Турцию. А следом за ними придет и очередь стран Западной Европы, которые, как Германия, традиционно сотрудничают с Россией. “Встречный курс” против США со стороны Евразии станет неизбежностью - подытоживает Ноам Хомский.

0

23

Daily Express: трения внутри ЕС угрожают миру больше, чем позиция России
7 января 2015 

Наибольшую опасность в 2015 году будет представлять собой не Путин и не ИГИЛ, а трения внутри ЕС - приводит доклад компании “Евразия”, оценившей геополитические риски, издание Daily Express. Россию, которая вряд ли изменит свою линию поведения относительно Украины, эксперты поместили на второе место в рейтинге угроз.

“Я далеко не пессимист, но впервые, с тех пор как я основал свою фирму в 1998 году, у меня возникло серьезное дурное предчувствие относительно геополитической ситуации”, - цитирует главу “Евразии” Яна Бреммера портал ИноТВ.

В свежем докладе компании, опубликованном Daily Mail, дурные предчувствия вылились в описание перспективы выхода из Евросоюза Великобритании и Греции. Связанные с этим риски для ЕС и заняли первое место в рейтинге главных угроз миру.

Следующей, как уже говорилось выше, идет Россия. Ее “возрастающая военная агрессия” тоже очень тревожит аналитиков “Евразии”.

“Россия - это держава, чьи геополитические амбиции возрастают ровно в тот момент, когда ее экономическое благосостояние идет на убыль”, - считает Бреммер, подчеркивая, что степень одобрения Путина россиянами напрямую зависит от желания президент РФ противостоять Западу. Чем это желание выше - тем больше и степень народной поддержки.

Третью строчку в рейтинге угроз занял экономический спад в КНР. Он ударит не столько по самому Китаю, сколько по всем его торговым партнерам - считают в “Евразии”.

Далее следует политика США, пытающихся с помощью экономических санкций и финансовых инструментов повлиять на “страны-изгои”. Ниже в рейтинге разместились “Исламское государство”, ненадежность чиновников в странах с развивающейся экономикой, рост стратегического сектора в мировой экономике, напряженные отношения между Ираном и Саудовской Аравией, Китаем и Тайванем, а также внутриполитическая борьба в Турции.

Между тем, мнение аналитиков и жителей планеты в вопросе угроз не всегда совпадает. Так, еще год назад 24 % опрошенных людей в разных странах назвали главной угрозой миру Соединенные Штаты Америки.

Осмелимся предположить, что за истекший год, наполненный кровавыми событиями на Украине, процент тех, кто придерживается этого мнения, лишь возрос.

0

24

Военные новости: бахнуть килотоннами по России?
("ИноСМИ", Россия)
Военные новости, не попавшие на первые полосы. Выпуск № 4 (64).
Илья Плеханов
16/02/2015

На «часах апокалипсиса» сегодня снова почти полночь — 23:57. Это означает, что человечество находится в трех минутах от погибели. Такое заключение, согласованное с 17 лауреатами Нобелевской премии, было сделано в январе командой журнала The Bulletin of the Atomiс Scientists, издающегося Чикагским университетом. Нынешние «без трех минут» — уже третьи по счету. Причины перевода стрелок — модернизация ядерных арсеналов, отказ от их сокращения и значительное ухудшение отношений между Москвой и Вашингтоном из-за Украины.

В конце января конгрессмены-республиканцы Майк Роджерс ((Mike Rogers) председатель подкомитета по стратегическим силам) и Майкл Тернер ((Mike Turner) руководитель подкомитета нижней палаты по тактическим воздушным и наземным силам), высокопоставленные члены комитета Конгресса по делам вооруженных сил, призвали министра обороны Чака Хейгела (Chuck Hagel) и госсекретаря Джона Керри (John Kerry) пересмотреть оборонную политику Америки на российском направлении. Мало кто прочитал оригинал письма конгрессменов целиком и отметил, что речь идет не просто о наращивании обычных вооруженных сил и отказе от сокращения военных баз, а именно о дополнительном размещении самолетов «двойного» назначения (способных нести ядерные бомбы) и ядерного оружия передового базирования. И самое главное, не только на существующих базах в Европе, но и в тех «дополнительных» странах НАТО в Восточной Европе, где ранее никакого ядерного оружия не было. Помимо этого конгрессмены спрашивают у администрации президента США, что будут делать американцы, чтобы предотвратить размещения ядерного оружия русскими в Крыму или чтобы хотя бы нивелировать последствия его размещения.

Американский военный ресурс Defense One не в восторге от такого предложения конгрессменов. У США и без этого уже размещено около 200 ядерных зарядов B-61 в Европе и имеется достаточное количество средств доставки. В случае ядерной войны в Европе их хватит, а в случае полномасштабной ядерной войны с Россией будут использоваться другие носители, а не самолеты, сбрасывающие ядерные бомбы на русских. Тем более, что размещение ядерного арсенала в Европе сделает его попросту легкой мишенью для первого же удара русских. Это будет также слишком дорого стоить с финансовой точки зрения и может спровоцировать русских уже на реальное размещение ядерного оружия в Крыму.

В начале февраля уважаемая немецкая газета Frankfurter Allgemeine Zeitung опубликовала статью за авторством Бертольда Колера (Berthold Kohler), одного из четырех ответственных редакторов издания. Колер обвиняет Ангелу Меркель в мягкости и неготовности поставлять оружие Украине, в то время как Путин готов довести конфликт до ядерной войны. Колер считает, что если Запад по-прежнему будет считать, что украинский кризис нельзя решить военным путем, то сепаратисты дойдут до Киева. Единственный вариант, по мнению немецкого редактора, это активная политика предотвращения «агрессии и экспансии», даже с помощью ядерного оружия. Колер также думает, что необходимо дать понять русским, что Запад готов дойти до этой стадии противостояния гораздо быстрее России.

Ричард Берт (Richard Burt), бывший руководитель команды дипломатов, которая вела переговоры между США и СССР об ограничении стратегических вооружений (Strategic Arms Reduction Treaty — START), на днях заявил немецкому журналу Spiegel, что существует реальная угроза применения ядерного вооружения. Берт считает, что сегодняшняя ситуация хуже, чем во времена холодной войны, и что русские и американцы на взводе и готовы в кризисной ситуации запустить свои ракеты наземного базирования в течение пятнадцати минут. Немцы особенно переживают, что на их территории находятся 20 ядерных бомб B-61, которые по приказу США немецкие пилоты со своих самолетов Tornado должны будут сбросить на врага. Берту вторит и экс-сенатор США Сэм Нанн (Sam Nunn), ветеран программ ядерного разоружения. Сэм Нанн считает, что ситуация крайне опасная, что война в сердце Европы, что доверие США и России друг к другу практически уничтожено и что по всей Европе и так уже размещено тактическое ядерное оружие.

Британская The Telegraph спрашивает своих читателей, развяжет ли Путин ядерную войну, если начнет проигрывать на Украине? Англичане немного в шоке от выступлений Дмитрия Киселева («главный боевой пес Кремля» по антизападной пропаганде — как пишет издание), Вячеслава Никонова (заявления которого о возможной ядерной войне с США цитирует российский телеканал «Звезда»), Александра Дугина («мозг Путина, совмещающий политику и оккультизм» — по мнению издания), от заявлений активистов российского Национально-освободительного движения (НОД) («если мы проиграем на Украине, мы уничтожим весь мир») и прочих российских роликов с танками в Берлине и Вашингтоне на 9-е мая. Газета отмечает, что это — пропаганда для внутреннего потребления в России, и западному обывателю не стоит бояться и принимать ее всерьез, но с другой стороны — это способ психологического давления на Запад, как показатель того, как далеко готовы зайти «хозяева Кремля» и что народ в России их поддерживает. Самая большая опасность — это все же не потакание радикалам, а их непосредственное создание такой пропагандой. В один момент они могут потерять связь с реальностью, и тогда может случиться всякое.

В связи с вновь ставшей актуальной темой ядерной войны ресурс Defense News вспомнил об исследовании известной организации «Врачи за социальную ответственность» (этой группе ученых была присуждена Нобелевская премия мира в 1985 году), где описывались последствия двух сценариев ядерной войны. В первом сценарии если США атакуют ядерные силы России и используют 1300 боеголовок, то убьют 10 миллионов русских. Если Россия атакует ядерные силы США и использует 2 тысячи боеголовок, то убьет 50 миллионов американцев. Вo втором сценарии удары приходятся уже не по ядерной военной инфраструктуре, а по густонаселенным городам. В этом случае если США атакуют города России и используют всего 150-200 боеголовок, то убьют 45 миллионов русских. Если Россия атакует города США и использует всего 500 боеголовок, то убьет 130 миллионов американцев.

0

25

Мадсен о лицемерии США: 64 "цветные революции" говорят за себя
08.03.2015

Госсекретарю Джону Керри, заявляющему о невовлеченности США в "многочисленные цветные революции" по всему миру, следует отправить упаковку из 64 цветных карандашей в качестве напоминания о лицемерии Вашингтона, по одному на каждый "цветной" переворот, считает американский журналист.
Помощник госсекретаря США по делам Европы и Евразии Виктория Нуланд и посол США на Украине Джеффри Пайетт во время визита в Киев, Украина. Архивное фото

МОСКВА, 8 мар — РИА Новости. Государственный секретарь США Джон Керри либо лукавит, либо совсем не понимает, о чем говорит, заявляя, что Вашингтон не поддерживал и не принимал никакого участия в организации "многочисленных цветных переворотов" по всему миру, пишет американский журналист и публицист Уэйн Мадсен.

"Джон Керри заявляет, что США не оказывали поддержки многочисленным "цветным революциям" по всему миру. Следует отправить господину госсекретарю упаковку из 64 цветных карандашей — по одному на каждую революцию, подготовленную Вашингтоном со времен свержения Слободана Милошевича", — замечает журналист.

По мнению Мадсена, нынешний государственный секретарь США, участвовавший в работе сенатского комитета по международным отношениям (также возглавлял его в период с 2009 по 2013 год), должен лучше других знать об американской политике пособничества "цветным" движениям. Так, Джон Керри был председателем комитета во время ряда слушаний, посвященных планам ЦРУ по свержению "сандинистского" правительства в Никарагуа. Любопытно, пишет эксперт, что в те времена Керри горячо оппонировал сторонникам организации государственных переворотов, однако впоследствии стал "идеальным маскировщиком" и лоббистом такого рода деятельности.

Журналист приводит список стран, государственные перевороты в которых, по его мнению, проходили при участии и поддержке Вашингтона: "революция роз" в Грузии, "оранжевая революция" на Украине, ливанская "революция кедров", "оливковая революция" в Палестине, "тюльпановая революция" в Киргизии, государственные перевороты в Югославии, Кувейте, Ливии, Бирме, Тибете и в Иране и в других странах. Также запланированы были и революции в Молдавии, Монголии, Узбекистане, Эквадоре, Боливии и Белоруссии. Механизмом для реализации "интервенций" эксперт считает инициативу ООН "Обязанность защищать" (R2P), архитектура которой выстроена американскими неолиберальными элитами.

Когда свергнутый в результате организованного ЦРУ переворота президент Гондураса Мануэль Селайя заявил о планах вернуть себе власть, Джон Керри выступил с поддержкой политика, поскольку тот являлся "демократически избранным президентом", пишет эксперт.

"Тем не менее Керри не поддержал идеи о возвращении демократически избранного и лишенного власти неконституционным путем президента Украины Виктора Януковича", — отмечает журналист. По его мнению, представители американских политических элит в процессе своего становления проходят "хорошую школу лицемерия", обучаясь в элитных учебных заведениях или работая в проправительственных аналитических центрах и некоммерческих организациях.

Китай также не обладает "иммунитетом против американских "цветных революций", отмечает Джеймс Мадсен. Способность Пекина "защищаться" от подобных операций впервые была протестирована в Тибете, а затем и в Гонконге. В гонконгских событиях журналист находит след НКО, возглавляемых дочерью финансиста Джорджа Сороса — Trace Foundation и Tsadra Foundation, оказывавших прямую поддержку правительству Тибета в изгнании. Следы этих организаций он также замечает в т.н. сафрановой революции в Бирме, начавшейся с призывов к протесту, размещенных на одном из сайтов на китайском языке, чьи данные расположены в США.

0

26

Вьетнамские мечты Пентагона Сможет ли Вашингтон заставить Ханой закрыть базу в Камрани для российских ВВС?

США требуют от Вьетнама запретить дозаправку самолетам ВВС России, которую те осуществляют в аэропорту базы Камрань. Об этом 11 марта сообщило агентство Reuters со ссылкой на источник в Государственном департаменте США.

Просьба была вызвана заявлениями американских чиновников о том, что «активизация полетов российских бомбардировщиков» в регионе становится причиной напряженности между Китаем и Японией — основным американским союзником в Юго-Восточной Азии.

- Мы призвали вьетнамские власти гарантировать то, что Россия впредь не сможет использовать доступ к бухте Камрань для осуществления деятельности, способной усилить напряженность в регионе, - заявил чиновник американского внешнеполитического ведомства на условиях анонимности.

Как заявил Reuters командующий силами армии США в тихоокеанском регионе генерал Винсент Брукс, российские бомбардировщики осуществляют «провокационные» полеты, в том числе в окрестностях острова Гуам, где находится крупная американская военно-воздушная база. По его словам, российские бомбардировщики, совершавшие облеты острова Гуам, дозаправлялись от «летающих танкеров», взлетавших с аэродрома на базе Камрань в южной части Вьетнама.

Вашингтон, как отмечает СМИ, стремится обеспечить себе доступ к базе Камрань, некогда оборудованной американскими военными, а затем, после победы Ханоя во Вьетнамской войне, использовавшейся ВС СССР.

В Камрани расположена не только удобная глубоководная военно-морская база, но и военный аэродром. База рассматривается в США как стратегически важный пункт, позволяющий противодействовать влиянию Китая.
Ханой при этом, с одной стороны, стремится наладить сотрудничество с Вашингтоном в качестве страховки от возможной агрессии Китая, а с другой — сохранить партнерские отношения с РФ. В частности, в настоящее время в Камрани базируются вьетнамские подлодки и корветы российской постройки.

- Россия, используя свой сложившийся во времена холодной войны союз с Вьетнамом, мешает реализации американских интересов, — цитирует Брукса Reuters.

О реакции вьетнамских властей на требование Вашингтона пока не сообщается.

Напомним, в конце ноября 2014 года СМИ сообщили о том, что в ходе визита в Россию генерального секретаря ЦК Компартии Вьетнама Нгуен Фу Чонга, в Сочи было подписано соглашение об упрощенном порядке захода российских кораблей во вьетнамский порт Камрань. В феврале 2014 года министр обороны РФ Сергей Шойгу заявил, что Россия расширит свое военное присутствие в мире. Идут переговоры, сообщил он тогда, по размещению военных баз с Вьетнамом и Кубой, а также ведется «активная работа на Сейшельских островах, в Сингапуре, в Алжире, на Кипре, в Венесуэле, Никарагуа и еще ряде стран». Шойгу отметил важность получения российскими кораблями возможности «обслуживаться и базироваться в разных участках и территориях», а также возможности упрощенного захода.

Для справки: Камрань была крупнейшей военной базой СССР за рубежом, где советские военные корабли, совершавшие океанские походы совершали дозаправку, пополняли запасы, проходили ремонт. На базе также размещался Отдельный Смешанный Авиационный полк (ОСАП) в составе четырех Ту-95, четырех Ту-142, эскадрилья Ту-16 различных модификаций, эскадрилья Миг-25, двух «транспортников» типа Ан-24, трех вертолетов Ми-8 (данные на 1986 год). Кроме того, к полку была приписана база противолодочного и ракетного вооружения и технико-эксплуатационная часть.

Директор Центра стратегической конъюнктуры Иван Коновалов замечает: еще до событий на Украине США объявили о смене стратегического фокуса и сосредоточении своих основных сил – флота и авиации – в зоне Азиатско-Тихоокеанский региона.

- Штаты были нацелены блокировать деятельность Китая в этом регионе. Но потом начался украинский кризис, США вроде бы сместили стратегический фокус в сторону Европы, однако на самом деле они продолжают наращивать свою мощь в АТР. Естественно, действия здесь российской авиации для них – своеобразная «красная тряпка». Американцы сейчас стараются выстроить взаимоотношения со своим былым врагом – Вьетнамом, с которым они долго воевали и понесли огромные потери, поэтому возвращение россиян в Камрань (пусть и в таком виде) воспринимается штатами весьма болезненно.

При этом США прекрасно понимают, что, несмотря на попытки внести раскол в близкие взаимоотношения России с Китаем, Вьетнамом, Индонезией, они не могут помешать развитию стратегического партнерства. Да, эти страны также сотрудничают с США, но это не выходит на уровень тех отношений, которые, скажем, есть у Штатов с Филлипинами.

Таким образом, Америке приходится признавать, что в нынешних геополитических реалиях Россия не просто успешно отбивает удары, она еще и атакует. Это, конечно, американцев злит. Тут надо отметить, что американцы, несмотря на все последние антироссийские действия, пока еще четко не сформулировали новую стратегию по блокировке России. Поэтому, чтобы сейчас не говорили о санкциях, проблемах в нашей экономике, политически и стратегически мы выигрываем. А это рано или поздно переходит в экономический успех.

Что касается полетов наших стратегических бомбардировщиков в АТР и в других регионах, в том числе вблизи американских границ, то они пролетают над международными водами и ни разу не нарушили воздушное пространство ни одной из стран НАТО. Понятно, что рассказы о том, что наша авиация всюду все нарушает – удобный предлог для антироссийской истерии как в США, так и в Европе. Я много общался с офицерами НАТО и не раз для себя отмечал, что они с иронией относятся ко всем западным сообщениям о нарушении российскими ВВС воздушного пространства стран военного блока.

0

27

Эксперт: Украину следует принудительно исключить из СНГ
http://ruposters.ru/images/news/55012b6fcbf48_sng.jpg

Членам Содружества независимых государств (СНГ) следует подумать о принудительном исключении Украины из альянса. Так считает руководитель Центра стратегического развития стран СНГ Института Европы РАН Александр Гусев.

«Решение по исключению Украины из СНГ нужно принять в исполнительных органах Содружества, когда собираются главы государств. Такая инициатива может исходить от любого государства Содружества. Украина не участвует в работе СНГ, Порошенко и Яценюк не приезжают, их страна не платит взносы и в какой-то степени тормозит работу. Затем передать решение в исполком, который постановит, что Украина не является членом СНГ», - приводит его слова газета «Известия».

Гусев подчеркнул, что процесс исключения Украины будет простым, но по времени займет год. «Не стоит ждать дальше, пока за выход из СНГ проголосует Верховная рада. Скорее всего, она не будет рассматривать этот вопрос вообще. Там понимают, что, покинув СНГ, они выйдут и из зоны свободной торговли, а это будет означать повышение пошлин до единого таможенного тарифа в 7,8%. Потери Украины увеличатся в несколько раз», - рассказал эксперт.

Причем он подчеркнул, что такая мера не приведет к негативным последствиям для стран Содружества. Выход Киева плохо повлияет на пенсионное и социальное обеспечение, формирование рынка труда и миграционные процессы в самой Украине.

«В результате госпереворота в ночь с 21 на 22 февраля прошлого года мы имеем дело с другой Украиной. К ней нужно относиться как к чуждому элементу на пространстве СНГ. Эмбарго, выведение из зоны свободной торговли и из СНГ. Они убивают людей, а мы делаем им послабления в газовой сфере. Мы слишком мягко подходим к нынешней киевской власти», - подчеркнул Гусев.

На данный момент Украина задолжала СНГ 84,3 млн рублей и отказалась подписывать бюджет на 2015 год. Даже представитель Киева покинул штаб-квартиру в Минске, сообщает издание.

0

28

Уроки турецкого
Выстраивая отношения с Ближним и Средним Востоком, России не стоит обольщаться перспективами

Современная политология оперирует не только традиционными факторами, к числу которых относятся интересы стран, транснациональных корпораций, религиозных структур (а сегодня – и террористических организаций), соотношение сил конкурирующих сторон, возникающие и распадающиеся альянсы, но и идеологизированными мифами.

Зачастую именно на мифах строятся не только прогнозы аналитиков, но и, что куда опаснее, концепции национальной безопасности, реализуемые политиками, как правило, с результатом, противоположным ожидаемому.

Опыт автора заставляет предполагать худшее: люди, от которых зависят судьбы мира, не в состоянии просчитать одноходовую комбинацию, как это было в Ливии и Ираке. Вышесказанное иллюстрирует весь Ближний и Средний Восток. В настоящее время здесь доминирует распад традиционной военно-авторитарной государственности, а старых лидеров сменяют радикальные исламистские организации, влияние которых растет и за пределами БСВ. Россия, для которой регион является ближним соседом, вынуждена учитывать идущие там процессы.

Главный партнер Турции – Турция

Влиять на них, организуя прямое военное вмешательство, как во времена СССР, Москва не стремится – перенапряжение ресурсов в конфликтах, не затрагивающих ее территорию, в условиях острого противостояния с Западом не в ее интересах. Однако раз уж РФ на БСВ присутствует, хотя и в куда более ограниченных по сравнению с советскими временами масштабах, рассмотрим некоторые аспекты того, с кем и по каким линиям она в текущей реальности может взаимодействовать конструктивно. А также по каким направлениям сотрудничество по объективным причинам не даст эффекта, на который рассчитывает российская элита, и где оно обречено на провал изначально (или принесет односторонние выгоды ближневосточным визави России к удовлетворению в лучшем случае отечественных лоббистов их интересов).

Крупнейшим торговым партнером нашей страны в регионе является Турция, колоссальные геополитические амбиции которой с недавних пор получили существенную финансовую «подушку безопасности» в виде стратегического союза с Катаром. Такое положение, судя по всему, в среднесрочной перспективе сохранится. Разногласия Реджепа Эрдогана с Бараком Обамой только укрепляют жесткий прагматизм Анкары в отношениях с Москвой. Тем более что с президентом Путиным у Эрдогана, несмотря на диаметрально разные подходы к ситуации в Сирии, отношения нормальные, что на Востоке куда важнее, чем принадлежность к тому или иному союзу или блоку. Несмотря на присоединение Турции к блоку западных стран по резолюции ООН, осуждавшей Россию из-за Украины (член НАТО должен чем-то подтвердить присутствие «в команде», если во всех вопросах реальной политики он ведет собственную игру), она приняла воссоединение Крыма с Россией более чем спокойно. Крымский референдум воспринимается как подтверждение полной легитимности присутствия Анкары на Северном Кипре, где турецкая армия защищала позиции соплеменников перед лицом националистического греческого путча, в результате которого было свергнуто правительство, а туркам-киприотам угрожал этноцид. Это с точки зрения Турции очень похоже на ситуацию на Украине, где законное правительство было свергнуто, а русскоязычному населению Крыма угрожало все то, что при поддержке США и ЕС реализуется Киевом в Новороссии. Тем более что Крым у Порты два с лишним века назад отвоевала именно Россия, а не Украина, которой тогда просто не существовало – и в этом отношении любой диалог Москвы и Анкары по ситуации на полуострове будет двусторонним (особый интерес премьера Ахмеда Давутоглу объясняется его крымско-татарскими корнями и не имеет отношения к Брюсселю или Вашингтону).

Срыв из-за позиции Болгарии строительства «Южного потока» дал Анкаре идеальные шансы посадить ЕС на собственную «газовую иглу». Что как инструмент политического давления на Брюссель для турецкого руководства имеет не меньшее значение, чем экономические выгоды от проекта. Понятно, что Анкара выжмет из этой ситуации все возможное. Она пропустит в направлении Европы не только российский, но и любой другой природный газ (или нефть), будь то проекты ТКГ, ТАНАП, «Набукко» или что-либо другое. Это позволит Турции регулировать ценовую политику в Европе и отношения между поставщиками и покупателями так, как и не снилось Украине с ее хищениями газа и неплатежами. Тем более что конкуренцию поставщиков европейцы ей обеспечат сами, пытаясь «снизить зависимость рынка ЕС от России». Чем зависимость этого рынка от Турции лучше, они пока не осознали, что само по себе говорит об уровне современной европейской и американской политики.

Между Катаром и Кавказом

Говоря о перспективах отношений России и Турции, следует отметить, что из любого двустороннего проекта выгоду извлечет в первую очередь Анкара, поскольку турецкая элита при всей ее «восточности» много профессиональнее российской в отстаивании национальных интересов. Именно об этом свидетельствует опыт переговоров по строительству АЭС в Аккую. Качественный рост руководства российских госкорпораций, в идеале дистанцированного от сиюминутных веяний политического характера, сбалансирует существующее преимущество турецкой стороны, однако пока эта возможность только теоретическая.

Отметим, что для России остается существенной опасность, которую представляет традиционная для внешней политики Турции ставка на пантюркизм и исламскую составляющую. Противостояние Эрдогана и сторонников живущего в США Ф. Гюлена, образовательные учреждения которого в свое время были в РФ закрыты правоохранительными органами, устраняет разногласия между двумя странами по этой линии – в первой половине 2000-х достаточно острые. Попытка движения «Нур» восстановить позиции в России сегодня будет пресекаться и Москвой, и Анкарой. Однако последняя поддерживает (вместе с Катаром) «Братьев-мусульман», деятельность которых в России запрещена. Что с учетом наличия у них лобби среди политиков, дипломатов и академического истеблишмента, требовавшего легитимации присутствия этой структуры в нашей стране в период, когда «Братья» правили Египтом, а также «войны на уничтожение», которую объявили им основные сегодняшние партнеры Москвы в арабском мире, создает принципиальный конфликт интересов между Россией и Турцией.

Это же касается роли последней как основного транзитного маршрута, по которому идут в Сирию потоки джихадистов со всего мира. До настоящего времени превращение Турции в «перекресток джихада» не представляло опасности такого уровня, с которым отечественные правоохранительные органы не могли бы справиться. Тем более что собственно с территории Турции джихад не распространялся на Северный Кавказ даже в ходе войн в Чечне, Анкара руками силовиков пресекала у себя любые попытки антироссийской активности. Однако в настоящее время здесь проживает большая и финансово состоятельная северокавказская диаспора, поддерживающая на постоянной основе отношения с родственниками в России. Криминальную деятельность по этой линии пресечь очень сложно, осевшие в Турции кавказские кланы наладили связь с местными силовиками, без покровительства которых они не могли бы вести бизнес на таком уровне.

Эрдогану многая лета

Механизм давления радикалов-исламистов на Россию через Турцию в принципе может быть включен в любой момент. Для этого достаточно принятия политического решения на соответствующем уровне. Насколько можно судить, в данном случае Москва уповает на прагматизм Анкары, экономическое значение для нее двусторонних связей, а также личные договоренности высшего руководства. Немаловажно и то, что в Сирии и Ираке Турция получила такую проблему с провалившимся свержением Асада – с одной стороны и разрастанием влияния «Исламского Государства» (ИГ) – с другой. Так что «Северный фронт джихада» она просто не потянет. Но успокаиваться этим России тем не менее нельзя.

Отношения с довоенными Ливией и Сирией для премьер-министра (ныне президента) Эрдогана также были важным внешнеполитическим приоритетом. Тем более это можно сказать об Израиле, с которым у Турции на протяжении десятилетий был стратегический союз. Все это в отношении каждой из упомянутых стран оказалось обрушенным в одночасье, в конечном счете не принеся Анкаре никакой пользы. Да и демонстративное и резкое охлаждение отношений с Америкой из-за отказа Вашингтона немедленно сместить Асада, не обращая внимания на его роль в противостоянии ИГ, для Москвы скорее является настораживающим фактором.

Россия в остановке интервенции в Сирию играет наряду с Китаем ключевую роль. С Пекином Анкара ссориться не будет. Не случайно в качестве раздражающего Штаты фактора в сфере военно-промышленного сотрудничества выбран именно Китай. Россию же, если она перестанет играть для Турции исключительно важную роль, как в настоящее время, или будет излишне твердо отстаивать свои национальные интересы в двустороннем сотрудничестве, турки сдадут, не задумываясь. Строить иллюзии здесь не стоит. Тем более что союзный Турции Катар в настоящее время джихадистской деятельности против нас не ведет (ему хватает других фронтов), но финансирует «Имарат Кавказ», а ИГ, у истоков которого стояла та же Доха, объявило Москву врагом. И с учетом неформальных связей с турецкими силовиками вполне может попытаться провести ту или иную акцию против России через турецкую территорию, «забыв» поставить об этом в известность местную спецслужбу MIT, курирующую данное направление.

Особый вопрос, сколько лет отведено Эрдогану на управление страной. Сообщения об ухудшении состояния его здоровья (независимые источники говорят о лейкемии) звучат с завидной периодичностью, притом что некоторые из этих источников компетентны и не имеют ничего институционального против самого Эрдогана. Обострение борьбы кланов в правящей Партии справедливости и развития, наблюдаемое в последнее время, говорит о том, что изменения возможны. Именно с ними связывают несостоявшийся уход Х. Фидана с поста главы MIT в публичную политику, закончившийся парадоксальным возвращением этого нарушителя дисциплины к исполнению прежних обязанностей. Недоброжелатели обвиняют «сундук с секретами Эрдогана», как часто называют Фидана, в попытке «уйти в самостоятельное плавание» в преддверии надвигающейся смены главы государства.

Вне зависимости от того, насколько соответствует действительности вышеприведенная версия, уход Эрдогана неизбежно повлечет за собой усиление его многочисленных врагов и ослабление контактов с Россией. Поскольку все его противники так или иначе хотели бы налаживания отношений с США, противостояние которым – личный проект Эрдогана. Да и с точки зрения политической прагматики ослабление его окружения требует ухода от экономической ориентации на Россию – не до нуля, но достаточно значительного. Так что Москва, которую может ожидать охлаждение отношений с Турцией и при Эрдогане, с высокой степенью вероятности после его ухода увидит Анкару куда более проамериканской и проевропейской, а значит – антироссийской. Совместные проекты с турецкой стороны практически не финансируются. Все экономические риски в данном случае – исключительно российские (как в свое время было и с Кипром или той же Украиной). Никаких реальных экономических рычагов воздействия на Турцию в случае обострения отношений у Москвы нет и не будет.

Где граница с Пакистаном?

Мы уделили здесь такое внимание Турции, поскольку из ближневосточных государств, активно участвующих в поддержке джихадистского движения (хотя проект создания Сирийской свободной армии провалился окончательно) и политического исламизма («Братьев-мусульман» в регионе и за его пределами, в том числе в Европе), она – единственный реальный партнер России. По крайней мере на момент, когда пишется настоящая статья. Что касается трех других государств, играющих ключевую роль в становлении и укреплении мирового джихадизма, – Саудовской Аравии, Катара и Пакистана, никакого серьезного партнерства с ними нет и ожидать не следует. Хотя по отдельным направлениям точечные контакты не исключены, всякое соглашение России с этой троицей по любым вопросам временное и будет разорвано в удобный для другой стороны момент без малейших колебаний.

Саудовско-пакистанская антироссийская ось действует со времен войны в Афганистане 80-х годов, и с этой точки зрения ничего в мире для обеих стран не изменилось. Единственное – СССР, которого они боялись, больше нет, а Россию ни в мире, ни на БСВ бояться не принято (сегодняшняя истерия стран Восточной Европы и Прибалтики в НАТО и ЕС из-за Украины – «фантомные боли» плюс нагнетание атмосферы под заказ, поступивший из Соединенных Штатов). Все, что с точки зрения Исламабада и Эр-Рияда ослабит позиции России в исламском мире, получит их поддержку. Как и все, что будет способствовать вытеснению Москвы с постсоветского пространства – в первую очередь из республик Центральной Азии. И, как мы понимаем, анализируя итоги войн в Чечне и терактов за ее пределами, – из населенных мусульманами регионов самой России.

Разумеется, разница между активной позицией Саудовской Аравии и ее Управления внешней разведки в период, когда командовал семейный клан Фейсалов-Султанов, с его особенно агрессивными в отношении России лидерами – принцами Турки бин-Фейсалом и Бандаром бин-Султаном, и Пакистаном с его ISI есть. Как есть она между «Аль-Каидой», движением «Талибан», «Исламским движением Узбекистана» (ИДУ), «Хизб-ут-Тахрир» и прочими джихадистскими структурами суннитского мира. Но не в отношении России. В определенный исторический период «Аль-Каида» и ее эмиры пытались играть в Чечне и Дагестане роль политкомиссаров и распределителей финансов – до той поры, пока их там не уничтожили.

Поддерживаемые Исламабадом группировки, напротив, никогда не шли в своих планах далее распространения контроля на Афганистан и усиления собственных позиций в самом Пакистане. В этом плане более чем оправдано установление главой оборонного ведомства Сергеем Шойгу контактов с руководством пакистанской армии в ходе исторического визита в эту страну в минувшем ноябре – первого в истории отношений наших стран с 1969 года. Влияние армии на все процессы, происходящие в Пакистане, – определяющее. Иметь этот канал связи перед началом дестабилизационных процессов в Центральной Азии, после ухода войск США из Афганистана, России необходимо.

ИДУ концентрировалось и концентрируется на Узбекистане, намереваясь бороться там за власть после или в период смены действующего лидера страны. В России его членов, к сожалению, более чем достаточно, мы можем говорить как минимум о десятках тысяч, из которых несколько тысяч имеют российское гражданство. Однако участвуя в криминале, в том числе наркотрафике, они на территории России не отмечены в террористической деятельности – по крайней мере пока. Хотя «центральноазиатская весна», широкое наступление на постсоветские светские режимы региона, изменит и эту тенденцию, и режим терпимости в их отношении со стороны российских силовиков.

С очень высокой степенью вероятности это может произойти в 2015–2017 годах. С еще большей вероятностью можно предсказать поддержку, которую им окажут в этом США и такие страны Евросоюза, как Великобритания. Автор не исключает, что собственно Пакистан и Саудовская Аравия напрямую против Москвы действовать не станут. Их разведки (в первую очередь саудовская) будут выращивать в России резидентуру и формировать сеть «кротов», которые могут быть задействованы при необходимости. В том числе американцами в качестве «аренды» или «услуги по обмену». Поскольку отношения с новым саудовским руководством Штаты будут «перезагружать», невзирая на попытки сближения Обамы с Ираном.

Но если не произойдет что-то непредвиденное, с Москвой у Эр-Рияда и Исламабада будет «почти мир». Разрушить его сможет только необходимость активных военных действий России на центральноазиатском направлении в случае начала коллапса тех режимов, которые служат территориальными буферами между Россией и Афгано-Пакистанским блоком. Потерять этот разделительный барьер Россия не может, а форматы ОДКБ и ШОС позволяют ей действовать. Благо, после проверки на прочность в Грузии в 2008-м и на Украине в 2014–2015 годах понятно, что реагировать на любую критическую ситуацию у границ руководство страны будет адекватно.

Ситуация с Катаром много хуже, хотя Доха демонстрирует показательное миролюбие в отношении России и опять заговаривает об инвестициях в отечественную экономику (прошлый раз это закончилось избиением в аэропорту Катара посла РФ). Понятно, что никаких денег тесно связанный с США эмират в Россию вкладывать не станет и ведет зондирование ситуации, нащупывая каналы влияния в отечественной элите. Россия для Катара политический враг и опасный экономический конкурент. Поддержка Москвой Каира – прямой вызов Дохе. Как и отношения РФ с умеренными монархиями арабского мира: Марокко, Иорданией и особенно ОАЭ, борющимися против влияния «Братьев-мусульман». Да и потеснить Россию на мировых рынках природного газа, особенно в Европе, – тоже задача Катара. Благо, создание под его эгидой газовой ОПЕК, на которую отечественное руководство возлагало в свое время немалые надежды, помогло отвлечь Россию от борьбы за газовые рынки. Так что на этом направлении возможны самые неожиданные сюрпризы.

Евгений Сатановский

0

29

Америка занялась переделом Ближнего Востока
8.04.2015, Антон Мардасов

Вашингтон дробит арабские государства ради контроля над рынком углеводородов

Шиитские повстанцы-хуситы в Йемене установили контроль над портом Адена на юге страны. Об этом 6 апреля агентству Sputnik сообщил источник в правоохранительных органах.

- Хуситы захватили полностью контроль над портом Адена, они концентрируются там, несмотря на авиаудары с моря, - заявил собеседник агентства. Ранее сообщалось, что в ходе боев в районе Адена погибли более 50 человек.

Напомним, что в конце марта международная коалиция во главе с Саудовской Аравией начала в Йемене воздушную военную операцию против сторонников шиитского движения «Ансар Аллах» (хуситов), контролирующих большую часть территории страны, в том числе столицу Сану. Цель операции - заставить хуситов и других сторонников экс-президента Али Абдаллы Салеха вернуть власть президенту Абд Раббу Хади, который сбежал из страны.

7 апреля лидер ливанского движения «Хезболла» Сайед Хасан Насралла заявил, что Саудовская Аравия не достигла никаких целей в ходе военной операции в Йемене. Наоборот, авиаудары настроили большинство йеменцев против саудовской монархии.

Отметим, что, по сообщениям СМИ, 5 апреля саудовские силы специального назначения начали наземную военную против хуситов, несмотря на то, что ни о каких планах проведения сухопутной операции силами суннитского альянса официально пока не заявлялось.

Отмечалось, что саудовский спецназ участвовал в операции по взятию контроля над островом Перим в стратегически важном Баб-эль-Мандебском проливе, через который идут крупные морские торговые пути.

- Спецназ изолировал остров, а военно-воздушные силы продолжают уничтожать остатки сил хуситов на острове, поддерживаемые иностранными военными специалистами, - заявил он.

31 марта «СП» уже писала о возможности шиитов Йемена заблокировать саудовским танкерам доступ в Европу и Америку путем минирования Баб-эль-Мандебского пролива и обстрела танкеров полученным от Ирана оружием класса «земля-поверхность».

Напомним, 27 марта иранское информагентство «Фарс» сообщило: подразделения шиитского движения «Ансар Аллах» готовятся к крупномасштабным военным оборонительным операциям против Саудовской Аравии, в том числе, к перекрытию стратегического Баб-эль-Мандебского пролива.

Однако тогда было ясно, что без контроля порта Аден невозможно осуществить блокаду пролива, на долю которого и неразрывно связанного с ним Суэцкого канала, по данным управления по информации в области энергетики (EIA) Министерства энергетики США, приходится почти 15% мирового транзита нефти.

Однако если теперь южный порт находится под контролем хуситов, могут ли они пойти на блокировку нефтеносного маршрута?

Есть еще один важный вопрос: власти Саудовской Аравии сейчас активно стягивают войска в города, расположенные на востоке страны на границе с Йеменом, где сосредоточены основные нефтяные месторождения Королевства. Эксперты высказывают опасения, что в случае, если на этом направлении шииты Йемена, заручившись поддержкой проживающих в Саудовской Аравии шиитов, перейдут в атаку, то Королевство может «затрещать по швам» и распасться на четыре исторических области.

Директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии Семен Багдасаров полагает, что ситуация в Аденском заливе и в Баб-эль-Мандебском проливе зависит от итога переговоров между США и Ираном по поводу снятия санкций с республики.

- Я не думаю, что без команды Ирана лидер ливанского движения «Хезболла» Сайед Хасан Насралла (он принимал активное участие в создании шиитского движения «Ансар Аллах» - «СП») инициирует боевые действия в проливе. Если соглашение не будет подписано, то вполне возможно проведение нескольких показательных пусков ракет в танкер.

В целом, все-таки перекрытие Баб-эль-Мандебского пролива хуситами Ирану не выгодно по той простой причине, что тогда и он не сможет поставлять нефть в Европу через Суэцкий канал.

Что касается наступления на Саудовскую Аравию и вообще перспектив Королевства, то предпосылки к его развалу действительно есть.

Но пока это очень отдаленная перспектива. Многое будет зависеть от развития ситуации в Саудовской Аравии - будет ли там масштабное восстание шиитов. Пока их саудиты пытаются жестко контролировать, для этого они нагнали армию и спецслужбы в шиитские районы страны.

Директор Исследовательского центра «Ближний Восток – Кавказ» Станислав Тарасов считает, что вряд ли одна из главных нефтеносных артерий - Баб-эль-Мандебский пролив – окажется под угрозой обстрела и минирования хуситами.

- Иран мог бы разыграть «шиитскую карту» в Йемене, но он скован соглашениями по ядерной программе, поэтому и выступает сейчас с позиции миротворца, предлагая различные «дорожные карты» по урегулированию ситуации. Напомню, что к 30 июня должен быть подписан окончательный вариант соглашений по иранской ядерной программе.

Поэтому сейчас в блокировании пролива не заинтересован никто, как по геополитическим, так и по экономическим соображениям. Да и выход из конфликта в Йемене, скорее всего, будет решаться политико-дипломатическими путями, хотя, конечно, нынешняя военная фаза может занять определенное время.

Ситуация действительно сложная, тяжело даже анализировать события, потому что, порой, невозможно дать четкие ответы на вопросы, например, по йеменскому кризису. Смотрите сами.

Допустим, мы рассматриваем происходящее как продолжение «арабской весны». Главный смысл ее был в свержении диктаторских режимов в пользу так называемой демократии. Однако в разных странах все происходило по-разному, а кое-где к власти попросту приходили исламисты. Когда в Йемене убирали президента Салеха, то говорили: «Убираем диктатора!». К власти пришел Хади – его также убрали, обвиняя в диктаторстве. Кто - хуситы или сунниты - носители идеологии диктаторского режима? Ответить на этот вопрос в череде происходящих событий довольно трудно.

- Сейчас Саудовская Аравия активно стягивает войска на востоке страны, где сосредоточено большинство ее нефтяных месторождений. А, учитывая, что боеспособность армии саудитов довольно низкая, по мнению многих экспертов, для Королевства все может закончиться довольно плохо, даже, несмотря на поддержку сил коалиции…

- Теоретически Саудовская Аравия может действительно развалиться на четыре исторических области. Саудиты привыкли дистанционно управлять конфликтами и финансировать различные движения. Уже много говорилось в печати о том, на начальном этапе Саудовская Аравия вместе с Катаром финансировали «Исламское государство» (решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, его деятельность на территории России запрещена - прим. KM.RU) и т.д., но тут полыхнул вооруженный конфликт непосредственно на саудовских границах, кстати, при непосредственном участии США и их союзников.

Карта Ближнего Востока до недавнего времени была фрагментирована таким образом, что только некие скобы удерживали государства в границах, которые появились после Первой мировой войны. В ходе раздела Османской империи страны Антанты нарезали границы на карте Ближнего Востока таким образом, что какое государство не возьми, везде есть потенциальный очаг сопротивления. Неслучайно президент Турции Тайип Эрдоган однажды обронил такую фразу, что «первая мировая война для Ближнего Востока еще не закончилась».

Соответственно, когда сейчас регион пришел в состояние хаоса, у неких сил появились соблазны сконструировать новые типы государств в новых границах и по конфессиональному признаку. И Саудовская Аравия потенциально оказалась перед вызовом распада. Точно такая же ситуация сейчас в Ираке, Афганистане, Сирии и даже в Египте, президент которого Абдель Фаттах ас-Сиси уже дает понять, что ему не так легко дается удерживать территориальную целостность страны.

И тут все будет зависеть от того, как себя поведут главные внешние игроки – США, Европа, Россия, Китай и др. Заинтересованы они в подстегивании процесса фрагментации Ближнего Востока или займут какую-либо другую позицию. Пока же историю активно вершат только Соединенные Штаты, выступая главной дестабилизирующей силой в регионе. Как они себя поведут дальше – в этом интрига.

- Во многом США со своей «демократией на экспорт» - виновники нынешнего хаоса в регионе. Принято считать, что это – во многом результат их провальных действий. Однако сложно поверить, что американцы постоянно ошибаются и ничего не смыслят в восточном менталитете. Наверняка они имеют четкие представления о своей роли в переформатировании региона и преследуют свои интересы. На ваш взгляд, в чем они заключаются?

- Сложно понять их интересы, но, думаю, не все их действия объясняются ошибками. Иногда у меня возникает ощущение, что таким образом они готовят определенные зоны для будущего противостояния с Китаем, препятствуя его проникновению в регион путем фрагментации, мол, одна область ваша, другая – наша, поэтому в целом картинка не соберется. В общем, пока действия Штатов в регионе, также как происходящие процессы на Ближнем Востоке носят иррациональный характер.

Кроме того, раньше дипломатия все же носила более открытый характер. Сейчас же введены приемы так называемых «закрытых ящиков». И какой конфликт не возьми, если попытаешься выстроить заявления дипломатов и понять о чем они говорят в действительности, то с вероятностью в 90% упрешься в тупик.

«Управляемый хаос» - родная стихия американцев. Но часто бывает, что они, порождая этот хаос, сами же и натыкаются на проблемы, замечает ведущий научный сотрудник сектора проблем региональной безопасности РИСИ, кандидат военных наук Владимир Карякин.

- Видимо, Соединенные Штаты сейчас на Ближнем Востоке пытаются установить подконтрольные себе режимы, в том числе и радикальные, для того, чтобы потом контролировать нефтяной рынок, добычу углеводородов и пути транспортировки. Конечно, такая игра – это, что называется, высший пилотаж, однако никто не знает толком, во что выльется война ИГ с соседними государствами и война хуситов против саудитов.

Казалось бы, Саудовская Аравия - стратегический союзник США, но нет – дело идет к возможному развалу Королевства. В итоге все может закончиться дроблением нефтяного рынка по древнему принципу «разделяй и властвуй». На мой взгляд, нынешняя фрагментация региона выгодна США, поэтому они будут деликатно подстегивать этот процесс, устанавливать подконтрольные режимы и стравливать игроков между собой.

Конечно, такая игра только осложнит и без того непростую ситуацию.

0

30

Глобальный рейх Обамы
17 апреля 2015 Андрей Иванов     

По мнению американского президента, только США вправе управлять мировой экономикой

Принципы работы мирового хозяйства должны определять исключительно Соединенные Штаты. «Мы должны быть уверены, что это мы пишем правила для глобальной экономики, а не страны вроде Китая», – заявил Барак Обама в своем послании Конгрессу, где сейчас на рассмотрении находится закон о предоставлении президенту права самостоятельно заключать торговые соглашения в рамках Транстихоокеанского партнерства.

Свой тезис Обама мотивировал тем, что 95% потребителей продукции Штатов живут за их пределами. «Наш экспорт поддерживает более 11 миллионов рабочих мест, и мы знаем, что компании-экспортеры платят более высокую зарплату, чем остальные. Сегодня у нас есть возможность открыть еще больше новых рынков для товаров и услуг, которые опираются на три слова, вызывающих чувство гордости – «Сделано в Америке», – сказано в послании. Получается, что ради увеличения рабочих мест в своей стране, Вашингтон готов навязывать всему миру свои правила игры.

Слова Обамы можно считать знаковыми. Ранее вся риторика Штатов на международной арене сводилась к тому, что США – самая демократическая страна с самой лучшей экономической системой, и если другие государства хотят достичь больших успехов в развитии, то должны перенимать американский опыт. Еще был тезис, что Соединенные Штаты должны помочь другим народам построить демократию, а потому имеют право вторгаться во внутренние дела других стран. Теперь же фактически Обама говорит о том, что цель США – мировое господство. Соответственно, на пути к этой цели хороши любые средства.

Американский президент не случайно упомянул Китай. Дело в том, что за последнее десятилетие доля США в глобальном ВВП упала с 23 до 18%, а доля Китая возросла с 10 до 15%. В качестве рецепта, как не упустить мировое лидерство уже в ближайшие годы, в 2013 году было предложено создать Транстихоокеанское партнерство, подразумевающее формирование зоны свободной торговли. Одновременно было решено создать Трансатлантическое партнерство, куда бы вошли США и страны Евросоюза. Таким образом, по замыслу американских стратегов, Соединенные Штаты смогут свободно присутствовать на рынке, объединяющем 20% мирового населения, 65% мирового ВВП и 70% глобального экспорта. Не сложно догадаться, что при таком раскладе лидерство Штатов уже никем не будет поставлено под сомнение.

Но столь грандиозные планы наталкиваются на интересы других ведущих мировых игроков. Так, Китай уже много лет активно развивает идею АСЕАН+6 (Ассоциация государств Юго-Восточной Азии плюс Китай, Япония, Южная Корея, Индия, Австралия, Новая Зеландия). На КНР должна приходится половина ВВП шестнадцати входящих в объединение государств. Понятно, что идея Пекина и идея Вашингтона не могут реализовываться одновременно. Между двумя центрами притяжения уже развернулась борьба за союзников.

Не всё благополучно обстоит у США и с Трансатлантическим партнерством. В Евросоюзе многие понимают, что не выдержат экономической конкуренции с Соединенными Штатами, и так называемое «партнерство» превратится в объединение, где Америка будет беспрепятственно пользоваться достижениями народного хозяйства Старого Света.

Не стоит списывать со счетов и интеграционные процессы, в которых участвует Россия. И если Евразийский экономический союз не может сравниться по своей мощи с проектами ни Трансатлантического, ни Транстихоокеанского партнерства, то объединение БРИКС способно составить им серьезную конкуренцию.

Правда, сложно рассчитывать на то, что Вашингтон будет вести борьбу честно. Опыт последних лет показывает, что американцы для подрыва конкурентов активно используют как военную силу, так и игру на внутренних противоречиях в других государствах.

– Сегодня в мировой экономике Китайская Народная Республика стала серьезным конкурентом для многих стран, в том числе и для США, – считает главный научный сотрудник Института США и Канады РАН Владимир Васильев. – Причина недовольства Вашингтона проста. В прошлом году дефицит торгового баланса у США в отношениях с Китаем составил свыше 300 миллиардов долларов. То есть, Америка стала импортером китайской продукции. Эта ситуация не устраивает Вашингтон. Пекин аккумулирует огромное количество американской валюты, которую вкладывает в американские ценные бумаги. Конгресс готовится выдать президенту США так называемые «торговые полномочия». И Обама очертил, как именно он собирается их использовать, то есть ограничивать конкуренцию со стороны Китая.

Это означает, что в ближайшее время следует ждать обострения американо-китайских торговых и экономических отношений. Все слова о господстве – больше риторика. Чтобы сократить торговый дефицит, американцам предстоит еще работать и работать. Вряд ли они в ближайшее время смогут сократить этот дефицит существенно.

«СП»: – Что в ответ может предпринять Китай?

– На сегодняшний день Китай предлагает дешевый экспорт и демонстрирует динамичное развитие экономики. За счет технического прогресса КНР может еще больше понизить стоимость своих товаров. Американцы действуют по-другому: давят на Пекин с целью повысить курс юаня. Но Китай сам может сыграть на цене юаня, если ее снизить, то экспортные преимущества вырастут.

США же постараются заключить соглашения с другими азиатскими странами. Но и Китай начнет более агрессивно проводить внешнюю политику, добиваясь эксклюзивного права выхода на рынки некоторых стран.

«СП»: – Есть ли у США столько товаров, чтобы вытеснить с мировых рынков Китай?

– По большому счету, Америка мало что может предложить массово. Пожалуй, только сельскохозяйственную продукцию. Возможно, США будут экспортировать энергоносители. Всё остальное выгоднее покупать у Китая. Обама высказал, скорее, декларацию о намерениях. Мол, буду отстаивать везде американские интересы, и мы будем первыми во всём.

– США воспринимают Китай как серьезного конкурента, – говорит руководитель Центра исследования внешнеполитических механизмов США Института США и Канады РАН Сергей Самуйлов. – Администрация Клинтона проводила в отношении КНР политику стратегического партнерства. Обама, когда только стал президентом, попытался вернуться к этой стратегии. Бжезинским и Киссинджером даже выдвигалась идея так называемой G-2, чтобы США и Китай вместе правили миром.

Сейчас Вашингтон придерживается другого плана. США хотят создать Трансатлантическую и Транстихоокеанскую зоны свободной торговли. План направлен на утверждение господства Америки.

«СП»: – Какими средствами США будут утверждать свое господство?

– Не случайно сейчас Китай добивается от России поставок самого современного вооружения, такого как комплексы С-400 и самолеты Су-35. Интересно, что до кризиса на Украине Москва воздерживалась от продажи современного оружия Китаю. Но после резкого обострения российско-американских отношений, мы склоняемся к этой идее.

Сейчас Соединенные Штаты проводят политику «мягкого» сдерживания Китая, окружая его поясом государств, которые готовы противостоять КНР. В частности, Америка замирилась с Вьетнамом, фактически согласилась на ядерный статус Индии. К политике сдерживания активно подключают Японию.

«СП»: – Но многие страны относятся к планам США отрицательно. Удастся ли Америке достичь своих целей?

– Мир уже движется к многополярному устройству. Как показывает кризис на Украине, этот процесс не будет идти безболезненно. Но в целом, у американцев ничего не получится. Стоит учитывать, что в Вашингтоне очень громоздкая бюрократическая машина. Обама сформулировал концепцию двух больших зон свободной торговли. Но до конца его президентства можно ожидать, что американцы начнут делать лишь робкие шаги. До предполагаемого утверждения экономического господства еще очень и очень далеко.

В то же время, будет расти сопротивление государств, несогласных с планами Штатов. Есть Шанхайская организация сотрудничества. Страны БРИКС приняли решение о создании своего банка. Постоянно поднимается вопрос, чтобы в торговых отношениях отказаться от долларового эквивалента, а пользоваться национальными валютами.

– Речь Обамы знаменует принципиальный поворот во внешней политике Соединенных Штатов, – уверен старший научный сотрудник РИСИ Аждар Куртов. – Слова американского президента поражают своей напористостью. Давайте вдумаемся, что значат слова о том, что Вашингтон будет определять мировую экономику. Обама мотивирует свой посыл тем, что его страна должна развивать экспорт. Но торговля это же далеко не вся мировая экономика. Цель экономики – обеспечение жизнедеятельности общества, и торговля далеко не главная составляющая благосостояния государств.

Дело в том, что США за последние полтора десятилетия столкнулись с сокращением своего могущества. В начале 1990-х годов американцы чувствовали себя монополистами в мировой экономике и политике. Они избавились от своего главного геополитического конкурента – Советского Союза, а Китай еще не воспринимали всерьез как глобальную силу. Американцы уверовали в свое всемогущество, и что оно будет длиться бесконечно долго. Но Россия, пройдя через разруху «девяностых» и преклонение перед Западом, стала отстаивать свои национальные интересы. Китай показал быстрый рост.

«СП»: – Как США могут противодействовать росту своих конкурентов?

– В Вашингтоне стали понимать, что эра всемирного господства Штатов уходит. И американцы стали предпринимать активные шаги по нейтрализации своих геополитических конкурентов. Они не стали конкурировать на равных, увеличивая свою экономическую мощь, а стали навязывать всем свои правила поведения в бизнесе и в политике. И мы видим, что средства крайне разнообразны, включая свержение правительств, мятежи, создание управляемого хаоса в разных государствах. Параллельно блокируют усилия России и Китая через международные экономические структуры, такие как МВФ и Всемирный банк.

Кроме того, США стали создавать зоны свободной торговли в Атлантике и на Тихом океане. А это уже глобальные объединения. На мой взгляд, Соединенные Штаты вынашивают далеко идущие планы по радикальному переформатированию международных организаций, таких как ВТО и даже ООН.

«СП»: – Кто может противостоять американским планам?

– В последнее время активно развивается Шанхайская организация сотрудничества, двусторонние отношения России и Китая. Сам Китай очень активен, и у него есть для этого экономические возможности. Не случайно, сейчас вспыхивают различные застарелые конфликты. Обратите внимание, что одной из сторон конфликта становится Китай, а другой – Япония, Корея, Вьетнам. Вашингтон заинтересован поддерживать образ Китая, как страны, представляющей угрозу для других государств Тихоокеанского региона, чтобы предлагать свои услуги гаранта сохранения «статуса-кво».

Россия тоже активно стала возвращаться в регион. Скажем, заново открывается наша военная база во Вьетнаме. Недавний визит премьера Медведева в эту страну показал, что сотрудничество Москвы и Ханоя имеет хорошие перспективы.

Есть БРИКС. Летом должен состояться саммит этого объединения, и сейчас доступны некоторые документы, которые будут обсуждать на встрече. По ним видно, что государства БРИКС недовольны американской политикой в мире и, в частности, американскими регулирующими инструментами в экономике, такими как рейтинговые агентства.

«СП»: – Что можно ожидать от Вашингтона?

– Когда страна имеет большие амбиции, но у нее нет для этого ресурсов, то правительство может пойти на радикальные действия. От США можно ожидать инициирования региональных конфликтов, в том числе, в «горячей» форме. Некоторые специалисты говорят даже о развязывании новой мировой войны. Я сам скептически отношусь к такой перспективе. Но стоит помнить ситуацию конца 1920-х – начала 1930-х годов. Тогда из экономических сложностей попытались выйти методом перекройки границ и развязывания большой войны. Так что этот вариант тоже исключать нельзя.

0


Вы здесь » Форум В шутку и всерьёз » Политика » Геополитика