АНАТОЛИЙ ВАССЕРМАН
21 июня 2017

Лидеры Германии и Франции Ангела Меркель и Эммануэль Макрон порекомендуют главам государств из ЕС продлить экономические санкции в отношении России. Как сообщают СМИ, эти заявления будут сделаны на саммите 22-23 июня. Как будет развиваться ситуация дальше? Разбиралось Федеральное агентство новостей.

Пока все выглядит предельно просто: Макрон и Меркель рекомендуют, все остальные соглашаются — и глава Евросовета Дональд Туск запускает процедуру продления ограничительных мер. Получается такое политическое решение, к которому не подкопаться: рекомендация позволит Туску начать юридическую процедуру, как это было в декабре.
«Нынешние руководители двух ключевых стран ЕС вложили в антироссийские санкции львиную долю собственного авторитета. Скажем, когда Францию насиловали Макроном, тот оказался вынужден призвать к санкциям против нашей страны потому, что его главные противники дружно выступали против этих санкций. А ему надо было чем-то от них отличаться. Теперь, когда изнасилование удалось, а Макрон стал президентом, он уже не может дать задний ход», — проясняет ситуацию политический консультант Анатолий Вассерман.
Что же касается Германии, то Меркель первоначально попыталась выступить против санкций, но ей тут же предъявили, как сказа собеседник агентства, «компромуть», добытую многолетней прослушкой ее сотового телефона.

«Ангела тут же развернулась на 180 градусов и стала рьяной поборницей санкций, бьющих по интересам Германии куда сильнее, чем по интересам России. Теперь и тот, и другая вынуждены и впредь добиваться продления антироссийских санкций — иначе их избиратели рано или поздно спросят: а чего ради мы столько лет теряли деньги и авторитет, если сейчас эти ограничения отменят на ровном месте. Очевидно, что и Меркель, и Макрон будут выступать за продление санкций до тех пор, пока народы Германии и Франции согласны их терпеть», — продолжает эксперт ФАН.
По его словам, французам уже давно задурили голову, и  большая часть жителей в ближайшие год-два будет выступать за продление санкций.

«Это нужно, чтобы не чувствовать себя дураками и отбросить осознание того факта, что на выборах они голосовали за худшее из предложенного. Позиция Германии не так очевидна. Выборы там состоятся в сентябре, но уже сейчас агитационная кампания идет по принципу «Либо христианские демократы, либо нацисты». Хотя реальный противник христианских демократов — партия «Альтернатива для Германии», которая далека от нацистских взглядов. И ведь Марин Ле Пен пыталась избавить свою партию от крайностей. Но это не помешало всем западным средствам агитации вести кампанию под лозунгом «Либо Макрон, либо нацисты», — вспоминает Вассерман.

Есть еще один сильный политический ход во Франции и Германии — привязка нескольких неприемлемых нюансов к тому, что избирателя интересует.

«Когда экс-президент Франции Франсуа Олланд продавил приравнивание однополого сожительства к браку, французы массово протестовали. Он же игнорировал протесты: мол, раз народ проголосовал за президента, значит, одобряет все его действия. При этом у Олланда в предвыборной программе было 30 разных предложений, и он осуществил только одно из них, причем самое неочевидное. И на выборах в Германии будет предложено нечто такое, за что избиратели охотно проголосуют. И под этим соусом политики получат возможность продвигать те решения, за которые ни один избиратель не проголосовал бы», — отмечает собеседник ФАН.

России совершенно незачем рассчитывать на отмену санкций в разумные сроки. Они всего лишь продолжают прежнюю антирусскую западную политику.

«Вспомним, что первый зафиксированный в истории случай антирусских санкций приходится на времена Ивана Грозного. Он попытался пригласить в Россию значительное число западно-европейских социалистов, причем не только по металлургии, но и по мирным специальностям — вроде медицины. После этого Ливонский орден и Речь Посполитая не только арестовали на своей территории много специалистов, но и казнили часть организаторов переезда. Попутно они обратились ко всей остальной Западной Европе с просьбой запретить своим подданным работать в России. Знаменитая Ливонская война началась как раз с попытки силового прорыва этой блокады», — комментирует Вассерман.

Ливонский орден Россия разбила, но на его защиту подключилась и Речь Посполитая, и многие другие великие державы.

«Потому Иван Грозный и проиграл в конечном счете эту войну. В дело блокады русских включилась практически вся просвещенная Европа. И по сей день она считает блокаду русских делом полезным, благородным и жизненно необходимым. Исходя из исторического опыта, мы не можем ждать милости из Европы, а должны опираться на собственную силу.