Форум В шутку и всерьёз

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум В шутку и всерьёз » История » Как предавали Россию


Как предавали Россию

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Как предавали Россию. Козырев.

http://se.uploads.ru/t/ThPeG.jpg
Министр иностранных дел России согласился с расширением НАТО на восток в обмен на фото с Клинтоном .

После своей отставки с поста министра иностранных дел в 1996 году Андрей Козырев некоторое время поработал в Институте международных отношений, в своей профессиональной среде. По воспоминаниям коллег, студенты бойкотировали его лекции, и администрация была вынуждена прибегать к экстраординарным мерам, чтобы аудитории не пустовали. Впрочем, с преподавателями ему было едва ли проще. В помещении кафедры, когда там собирались профессора и входил Козырев, наступала мертвая тишина и вообще царила тягостная атмосфера. Долго он в этом учреждении не задержался: наверное, и сам устал от отчужденности в собственном, казалось бы, родном профессиональном цехе.

Отчужденность преследовала Андрея Козырева и на протяжении всех пяти с небольшим министерских лет. По его словам, в кругу Ельцина ему было тяжело, потому что вот Павел Грачев, например, — тот и поцеловаться с шефом, и выпить был не дурак, а главе МИД это претило. «Все сидят, отдыхают, а человек явно мучается или явно пропускает», — описал себя в этой ситуации Козырев. Чужаком для президента министр оставался даже в те времена, когда «ранний» Ельцин был перед Западом нараспашку. Что уж говорить про поздние времена, когда глава ранней России стал склоняться к соратникам вроде начальника Службы внешней разведки Примакова или «красного директора» Черномырдина. Первым в очереди на выход из правительства был Егор Гайдар. Вторым — Андрей Козырев.

Лишившись поста, экс-министр фактически оказался изгоем, подвергнутым люстрации — запрету на профессию. С тех пор он успел поработать членом совета директоров американской корпорации ICN Рharmaceuticals, вице-президентом международной фармацевтической корпорации ICN, а нынче состоит председателем Совета директоров ОАО АКБ «Инвестторгбанк».

Альфред Кох и Петр Авен, надумав год назад взять у Козырева интервью для журнала Forbes, не нашли его телефонов ни в приемной Лаврова, ни у Игоря Иванова — ни у кого из его бывших коллег.

Свой среди чужих

Сознание молодого дипломата, сына советского инженера, перевернула… еда. В 1975 году Андрей Козырев впервые оказался на Западе, и не где-нибудь, а в логове врага — в США. Обаянию врага сотрудник внешнеполитического ведомства сопротивлялся недолго. Попав в супермаркет, он, по собственному признанию, пережил настоящее потрясение. Молодого Козырева шокировало не то, что стояло на полках, а тот факт, что все это изобилие рассовывали по корзинам не карикатурные капиталисты в белых воротничках, а латино- и афроамериканцы, которые, казалось бы, должны недоедать.

Это вообще симптоматично: страшнее всего Советский Союз и раннюю Россию подорвали не ракеты, не идеи, не шпионы, а магазины. По многочисленным утверждениям, в том числе и Козырева, Борис Ельцин, побывав впервые в западном супермаркете, ругался матом, хотя обычно это было ему не свойственно. Материальное изобилие Запада решительным образом переворачивало мозги высших советских и российских чиновников. Это побеждало их и склоняло сдаться на милость победителя.

Впрочем, как говорится, не хлебом единым. Там же, в Нью-Йорке, Андрей Козырев купил роман Пастернака «Доктор Живаго», пошел в Центральный парк, прочитал и оставил на лавочке: забирать в Союз было нельзя. Размышляя о том, что же в книге антисоветского, дипломат пришел к выводу, что система, в которой он живет и которой служит, не терпит вообще никакой свободы, тем более личной.

— И вот это обстоятельство привело меня к абсолютнейшему внутреннему диссидентству, — говорит Козырев. — У меня не хватило ни смелости, ни пороха стать настоящим диссидентом, там, правозащитником и так далее. Я продолжал работать в МИДе, но чем дальше я стал вдумываться, чем я занимаюсь, что у нас за внешняя политика, чем она занимается, то постепенно у меня все это стало разрушаться как карточный домик, и я, в конце концов, честно говоря, был просто антисоветчиком.

Антисоветское в сознании дипломата логично трансформировалось в антироссийское. Философия назначенного в 1990 году Ельциным министра состояла в том, что в мире есть некий полюс добра и всеобщего счастья — Запад во главе с США, и наша задача — стремиться к нему изо всех сил и максимально четко выполнять все то, что США и Запад нам скажут.

Сегодня Козырев уверен, что мы не стали настоящим, искренним союзником Запада, потому что плохо этого хотели. По словам экс-министра, он пытался изменить «гарантированное взаимоуничтожение», то есть взаимную нацеленность ракетно-ядерных средств, созданных Советским Союзом, Америкой, НАТО, на другую форму существования для нашей страны. В этой схеме Россия осталась бы ядерной державой, «например, как Франция, у которой тоже есть ядерные ракеты, но она не ставит перед собой целью гарантированное уничтожение Америки». Вопиющими историческими и геополитическими различиями между Францией и Россией Козырев пренебрегал всегда.

По точному замечанию Михаила Горбачева, при Козыреве российский МИД был филиалом Госдепартамента. Как это выглядело в деталях, очень впечатляюще передал в своих мемуарах Строуб Тэлботт, заместитель госсекретаря США по России и странам бывшего СССР в 1994–2001 годах.

Очарованный Западом Козырев, доверяющийся во всем «полюсу добра», по сути, присутствовал в Штатах на инструктаже: в Госдепе ему прямым образом указывали, что делать. Тэлботт пишет, например: «Андрей, — сказал я, — отправляйтесь домой и примените свою магию на своем боссе (имеется в виду Борис Ельцин. — Примеч. ред.), чтобы он и Леннарт Мери (тогда президент Эстонии. — Примеч. ред.) решили эту проблему раз и навсегда (речь идет о выводе российских войск из данной прибалтийской страны. — Примеч. ред.)».

В отношениях Козырева с Госдепом то и дело обеими сторонами транслируется идея, состоящая в том, что ельцинская команда реформаторов — единственная удобная для США сила в России, а сам глава МИД даже в прозападном окружении Ельцина — самая необходимая для американцев фигура. «Я долго не продержусь, — вспоминает слова нашего министра Тэлботт. — Я устал быть единственным голосом, устал быть единственным человеком в окружении Ельцина, который защищает такие позиции, которые вы, американцы, признали бы приемлемыми».

Бывший замглавы внешнеполитического ведомства Соединенных Штатов вспоминает унизительно-комичную сцену, в которой Козырев упрашивает госсекретаря США Уоррена Кристофера в апреле 1996 года в Нью-Йорке предоставить ему возможность сфотографироваться вместе с Клинтоном в Овальном кабинете Белого дома. Идея российского дипломата состояла в том, что фото, свидетельствующее о теплых отношениях с Клинтоном, должно повысить его авторитет в глазах Ельцина. «По поручению Криса (Уоррена Кристофера. — Примеч. ред.) я вылетел в Нью-Йорк для того, чтобы попытаться убедить Козырева в том, что его просьба просто смехотворна, — повествует Тэлботт. — Я сказал ему, что он увидит президента только и исключительно в том случае, если он подтвердит Крису план, который мы подготовили».

Толкователи данных мемуаров утверждают, что план, о котором идет речь, — это план расширения НАТО на восток, который активно продвигал Строуб Тэлботт, невзирая на возражения Пентагона в тот период. По словам мемуариста, Козырев «согласился, прибыл в Вашингтон, сказал все правильные слова Крису, заработал короткую поездку на лимузине на Пенсильвания-авеню, 1600 для встречи с Клинтоном». Так в обмен на фото или просто по любви к «полюсу добра» сдавались национальные интересы. База «Лурдес» на Кубе, в понимании Козырева, не нужна, потому что между нами и Америкой — понимание и дружба. А «Камрань» во Вьетнаме он «хотел сохранить как базу для отдыха и ремонта».

И ведь в самом деле: и Козырев, и Ельцин, и вся команда реформаторов были очень нужны Америке. 15 ноября 1994 года на пост заместителя председателя правительства РФ — председателя Государственного комитета РФ по управлению государственным имуществом был назначен Владимир Полеванов. Это было горячее время для Госкомимущества: крупнейшее в мировой истории разбазаривание государственной собственности, когда важнейшие предприятия страны, в том числе и стратегические, открыто и тайно распродавались за ничтожные деньги.

Полеванов занимал свою должность всего 70 дней. Именно он утверждает, что Анатолий Чубайс однажды в разговоре сказал: «Что вы волнуетесь за этих людей? Ну, вымрет тридцать миллионов. Они не вписались в рынок. Не думайте об этом — новые вырастут». Как потом вспоминал Полеванов, рассмотрев документы на новом посту, он с ужасом понял, что ряд крупнейших предприятий ВПК скуплен иностранцами за бесценок. Среди этих разграбленных предприятий — заводы и конструкторские бюро, выпускавшие совершенно секретную продукцию. Достаточно сказать, что советник Госкомимущества, консультант Всемирного банка Джонатан Хэй через российскую фирму «Граникс» купил около 30% акций Московского электродного завода вместе с НИИ «Графит», производящим стратегический графит для военного ракетостроения. Под давлением Соединенных Штатов НИИ «Графит» отказался принимать заказы Военно-космических сил России на производство высоких технологий и начал производство изделий для США по технологии «Стелс».

Полеванов попытался вмешаться в эту бессовестную распродажу и даже отобрал пропуска у иностранцев на вход в правительственные учреждения Госкомимущества. Затем вышло распоряжение о приостановке торговли акциями алюминиевых заводов, чтобы не допустить их перехода во владение иностранными фирмами.

Но этот номер у него не прошел. 25 января 1995 года на сессии МВФ решался вопрос о выдаче России первого транша из 6-миллиардного долларового кредита. Однако фонд затягивал дело, настаивая на дальнейшей приватизации в России по прежнему, «гарвардскому» сценарию. В конце концов дело разрешилось быстро и жестко: госсекретарь США Уоррен Кристофер вызвал в Женеву главу российского МИД Андрея Козырева и приказал убрать Полеванова из Госкомимущества. Министр, конечно, даже не пикнул. Полеванова убрали 24 января, а буквально на другой день МВФ выделил деньги.

В обмен на фото, колбасу, гуманитарную помощь, кредиты эта власть и этот ее чрезвычайный и полномочный посол продавали и предавали любые интересы своей страны. Американцы знали это и как могли поддерживали удобный и глупый режим в России.

Распродавать оборонку? Сдавать свои геополитические интересы? Бросать соотечественников, оказавшихся теперь за границей? Позиция Козырева была — распродавать, сдавать, бросать

Сара Мендельсон, сотрудничавшая в 1996 году с одной из американских негосударственных программ в Москве, утверждает, что посольство США прогнозировало фальсификацию результатов выборов в пользу Ельцина. Однако тогда Госдеп настойчиво рекомендовал московскому офису Агентства международного развития США (тому самому USAID, сотрудничество с которым Россия прекращает лишь сейчас, в 2012-м) «дистанцироваться от мониторинга выборов, который мог вскрыть реальные эпизоды фальсификации». То есть тогда власти США приказали своим «псам господним» не следить за выборами и не замечать нарушений.

Чужой среди своих

Принципиальное решение о разгоне Верховного Совета Ельцин принял на совещании, которое началось в 12.00 в воскресенье 12 сентября 1993 года в Ново-Огарево. Там собрались министры, в поддержке которых при принятии антиконституционного решения президент был уверен. И без которых его было бы нельзя реализовать. Это были министр обороны Павел Грачев, глава МВД Виктор Ерин, руководитель Министерства безопасности Николай Голушко, начальник службы безопасности президента Александр Коржаков, начальник Главного управления охраны Михаил Барсуков и Андрей Козырев.

Ельцин прочитал текст Указа № 1400. Как потом вспоминал он сам в книге «Записки президента», министр иностранных дел разрядил обстановку, сказав серьезно своим тихим голосом: «У меня есть важное замечание. Я с одним принципиальным моментом не согласен, Борис Николаевич. Надо было давным-давно такой указ принимать». Тогда все заулыбались.

У Козырева с парламентом были свои счеты. Еще в июне 1992 года Козырев в интервью газете «Известия» неожиданно заговорил о возможном государственном перевороте, который может быть предпринят органами госбезопасности и МВД. Козырев точно знал о наличии во власти, в обществе, в кругах силовиков и разведки значительного числа людей, недовольных реформами Гайдара – Чубайса и раздраженных предательством национальных интересов России на международной арене. Эти силы, пытавшиеся воспротивиться распродаже страны, глава МИД называл по-разному, но всегда злобно: «красно-коричневыми», «темными силами», «людьми с закрытым сознанием», «псевдопатриотами».

В декабре 1992 года на Стокгольмской международной конференции Козырев напугал западных дипломатов резкой речью, которая сильно контрастировала с его обычной прозападной мягкостью, а потом оговорился: «Так выступил бы представитель парламентской оппозиции, если бы она пришла к власти». Немудрено, что все иностранные дипломаты, которые приезжали в Россию, просили Ельцина не выгонять своего чрезвычайного и полномочного посла с работы. Даже не шибко проницательный президент в конце концов задался вопросом: «А чего это они все за него заступаются?»

В парламенте Козыреву платили той же монетой: 21 сентября 1992 года группа народных депутатов РФ адресовала спикеру ВС Руслану Хасбулатову обращение «О руководстве Верховным Советом РФ внешней политикой России». В документе было сказано: «…итогами встреч и поездок министра иностранных дел А. Козырева зачастую являются договоренности и решения, противоречащие национальным интересам России». 11 марта 1993 года на VIII Съезде народных депутатов Хасбулатов предложил снять Козырева и Чубайса. В течение лета и осени 1993 года страна решала, как ей жить дальше: по-прежнему распродавать втихую банкирам и иностранцам оборонку, военно-промышленный комплекс, ключевые предприятия нефтянки или закрыть эту лавочку? Сдавать свои геополитические интересы, дружелюбно виляя хвостом перед Западом, или наконец настоять на своем? Бросать своих соотечественников в бывших союзных республиках на произвол судьбы или защищать их, в том числе и военными средствами? Позиция Козырева была — распродавать, сдавать, бросать.

Министр иностранных дел в дни сентября-октября 1993 года должен был помочь своему президенту в обеспечении поддержки на Западе. Это решало многое: мобилизовало поддержку в прозападных либеральных кругах России и Москвы и создавало некую иллюзию легитимности антиконституционных решений. Козырев для обеспечения такого прикрытия был самый подходящий человек, а режим Ельцина, как мы помним, Западу был выгоден.

Однажды на пресс-конференции госсекретарь США Уоррен Кристофер сказал, что реформы Ельцина являются «инвестицией в национальную безопасность Соединенных Штатов». Разгон Верховного Совета и поддержка этой акции на Западе — одна из самых заметных таких «инвестиций».

По сведениям американской Wall Street Journal, задолго до обнародования Ельциным Указа № 1400 министр Козырев, приехав в Вашингтон по делам, предупредил госсекретаря Уоррена Кристофера о намечающихся в ближайшее время «драматических событиях» и попросил у правительства США поддержки для Ельцина.

Поддержка была оказана. Администрация Клинтона сформулировала позицию: «Мы поддерживаем демократию и реформы, и Ельцин — лидер движения реформ». Под лозунгом «нет бога, кроме "движения реформ", и Ельцин — пророк его» американские СМИ начали ударно отрабатывать тему, обеспечивая идеологическую базу для решений Ельцина по разгону и расстрелу законодательной власти в России. Верховный Совет России, впервые демократически избранный, западная пресса называла «антидемократической, антизападной, антирыночной, антисемитской» «красно-коричневой коалицией», «националистически-коммунистическим блоком», «националистической, криптосоветской оппозицией», «бандой коммунистических аппаратчиков», «бандой коммунистов и фашистов», «коммунистическими фашистами, маскирующимися под парламентариев».

Действующая Конституция РФ, против которой шел Ельцин, по мнению американских СМИ, представляла собой «фарсовый документ», «фундаментальную проблему России до декабря 1993 года». Сторонники соблюдения ее норм были объявлены «странным альянсом старых коммунистов, националистов, монархистов и антисемитов». Конфликт Ельцина и парламента был представлен как борьба между демократией и «демонами».

21 сентября 1993 года, еще до телевизионного выступления Ельцина по телевидению, из которого россияне узнали о роспуске Верховного Совета, российский МИД угодливо уведомил о происходящем посла США в Москве Томаса Пикеринга, послов Великобритании, Франции, Германии, Италии, Канады и Японии. Дипломаты-соседи из СНГ такой чести не удостоились.

Российские власти заранее согласовывали с американскими кураторами серьезные политические решения

В разгоне парламента осенью 1993 года есть и еще одна коллизия, напрямую связанная с Козыревым, — малозаметная, но символичная. В 1992 году вице-президент России Александр Руцкой обвинил Козырева в предательстве интересов русскоязычного населения в вопросе урегулирования ситуации в Приднестровье и проведении промолдавской политики. Как рассказывает сам бывший министр, однажды он случайно услышал по радио выступление Руцкого в Приднестровье. Вице-президент обращался к огромной толпе народа, офицерскому составу лебедевской 14-й армии, и говорил, по сути, что это была дурацкая идея разваливать Советский Союз, надо его восстанавливать.

Козырев тут же сел в самолет и прилетел в Тирасполь из Бишкека. Там он растолковал толпе «действительный подход российского руководства к урегулированию приднестровского конфликта». Потом он дал интервью «Известиям», в котором выступил против «поджигательских» призывов лидера «партии войны» Руцкого. Уже на другой день после этого на заседании Совета безопасности запальчивый вице-президент говорил Козыреву: «Я вам не позволю превратить Россию в половую тряпку». На этом заседании министра иностранных дел поддержали лишь Геннадий Бурбулис и Егор Гайдар. В сентябре-октябре 1993-го в толпе защитников Дома Советов будет немало вооруженных людей в камуфляжной форме, приехавших из Приднестровья отстаивать идею о том, что негоже бросать на погибель соотечественников в республиках бывшего СССР. Они тоже сыграют свою роль в цепи событий, окончившихся большой кровью.

Сейчас у Козырева другие оценки своей роли в те годы. «Мне надо было самому убеждать, скажем, пограничников наших на афгано-таджикской границе защищать эту самую границу. Приезжать чуть не каждый месяц и говорить: „Ребята, вы защищаете Россию“», — рассказывает он друзьям.

Представитель антироссийских интересов

17 января 1996 года Ельцин снял Чубайса с должности первого вице-премьера с формулировкой «он сделал много, но и допустил немало ошибок». Сделано это было под выборы, поскольку в стране все меньше оставалось людей, которые верили бы в исцеляющую силу «шоковой терапии». Немногим раньше, 5 января, был уволен Козырев, которому Ельцин давно перестал доверять.

Тем не менее российский президент заранее уведомил Клинтона о намерении отправить в отставку этих реформаторов «в розовых штанишках». Куратор российских реформ в Белом доме Ларри Саммерс попытался было через Тэлботта «передать Клинтону, чтобы он немедленно надавил на Ельцина с целью оставить Гайдара и Федорова на их должностях», однако американскому президенту почему-то оказалось недосуг вмешиваться.

Существует достаточно много оценок деятельности Козырева на посту министра иностранных дел, но по большей части они одинаковы. Самые интересные из них, пожалуй, оценки «с той стороны» — американской, ценностям которой он был так привержен.

В своих мемуарах Евгений Примаков вспоминает, как однажды бывший президент США Ричард Никсон спросил Андрея Козырева о том, каковы интересы новой России.

— Одна из проблем Советского Союза состояла в том, что мы слишком как бы заклинились на национальных интересах, — ответил на это наш министр. — И теперь мы больше думаем об общечеловеческих ценностях. Но если у вас есть какие-то идеи и вы можете нам подсказать, как определить наши национальные интересы, то я буду вам очень благодарен.

Предложением указать российскому министру, какие у его страны национальные интересы, Никсон был сконфужен. Даже по американским меркам это был запредельный концентрат угодливости и лести. Экс-президент США позднее так оценил позицию российского министра:

— Когда я был вице-президентом, а затем президентом, хотел, чтобы все знали, что я «сукин сын» и во имя американских интересов буду драться изо всех сил. А этот, когда Советский Союз только что распался, когда новую Россию нужно защищать и укреплять, хочет всем показать, какой он замечательный, приятный человек.

Другой сотрудник Госдепа, Строуб Тэлботт, был сильно огорчен назначением Примакова на смену Козыреву. Евгений Максимович, по его словам, «всегда был больше проблемой, чем ее разрешением». Вице-президент США Альберт Гор воспринял это кадровое решение с горестью: «Россия — страна Примакова! То, что представлялось страной рынка и демократии, страной нераспространения, теперь — страна Примакова. Не люблю этого парня; полагаю, что это взаимно».

За время своей государственной службы на посту главы Министерства иностранных дел Андрей Козырев успел, в частности, следующее.

Участвовал вместе Сергеем Шахраем, Егором Гайдаром и Геннадием Бурбулисом от лица России в рабочей группе, которая выработала 7–8 декабря 1991 года в Беловежской пуще трехстороннее соглашение о создании СНГ, в каковом признавался факт того, что «Союз ССР как субъект международного права и геополитическая реальность прекращает свое существование».

Переориентировал внешнюю политику на страны Запада, практически свернув отношения с бывшими республиками СССР.

Обеспечил режим присутствия нашей страны в Совбезе ООН, при котором Россия практически ни разу не использовала право вето при принятии резолюций.

Выступил за присоединение России в 1992 году к санкциям в отношении Сербии и Черногории, которые ввели страны Запада после развала Югославии. Считал сербское руководство «национал-коммунистическим». Так же, впрочем, он называл и патриотически настроенные силы в российском обществе.

Именно при Козыреве американцы провели операцию по лишению поста Генерального секретаря ООН Бутроса Гали, последнего независимого генсека этой организации, имевшего твердую позицию в том числе и по Югославии.

В бытность Козырева министром Россия активно поддерживала создание Гаагского трибунала по бывшей Югославии, который теперь тщетно пытается закрыть Сергей Лавров. Там, как мы помним, судят сербов, воевавших за целостность своей страны, но не судят сепаратистов и военных преступников из Косово и других частей бывшей Югославии.

В 1993 году, приехав с визитом в Польшу, Борис Ельцин внезапно сказал президенту Леху Валенсе, что вступление Польши в НАТО — внутреннее дело его страны. Никакие заявления по этому поводу не планировались, и это высказывание было воспринято как согласие России с расширением НАТО на восток. Так как заявлено оно было чересчур спонтанно, в авторстве заподозрили Козырева, который был мастером «застольного» влияния на президента. Когда делегация вернулась, Служба внешней разведки России была уполномочена подготовить открытый доклад на данную тему. 25 ноября этот доклад представил журналистам директор СВР Евгений Примаков. В документе было явно указано: Россия против такого расширения. Уже через два часа после презентации этого доклада советник Козырева по контактам с общественностью провела ответный брифинг, на котором озвучила позицию МИД: доклад Службы внешней разведки — документ чисто ведомственный, а позиция МИД и мнение президента состоят в том, что НАТО не угрожает России. К тому же любое государство имеет право обеспечивать свою безопасность так, как считает нужным.

Андрея Козырева называли «Мистер „Да“» — по аналогии с «Мистером „Нет“» Андреем Громыко. После ухода с поста министра его отторгла даже его профессиональная среда, потому что под ударом оказалось само представление о дипломатии, ее суть и смысл.

«Внешнеполитическая линия новой России под руководством министра Козырева стала вообще откровенно прозападной, безвольной, бесхребетной, а наша дипломатия — просто ущербной... Такие „итоги“ нельзя расценивать иначе, как предательство интересов нашей страны. Тогда на советской дипломатии, одной из самых сильных и уважаемых в мире, был поставлен жирный крест», — сказал о нем чрезвычайный и полномочный посланник 1-го класса, доктор исторических наук Борис Поклад.

0

2

Михаил Полторанин: «12 июня для России не просто «черный день»...»
Глава госкомиссии по рассекречиванию документов КПСС и ближайший соратник Ельцина о сенсационных подробностях операции по развалу СССР
Черновик декларации о суверенитете РСФСР был написан еще в 1970-х годах в секретном институте под Веной, заявляет экс-зампред правительства РФ Михаил Полторанин. Занимаясь рассекречиванием документов КПСС, он узнал из первоисточников, как Андропов и Косыгин решили превратить Советский Союз в сырьевой придаток Запада. В интервью «БИЗНЕС Online» бывший ельциновский министр рассказал о том, как державе ломали экономический хребет и почему снос Ипатьевского дома помог Ельцину в его карьере.

«ОНИ ПОНИМАЛИ, ЧТО ИМ НЕ ПО СИЛАМ ДЕРЖАТЬ НА ПЛЕЧАХ ЭТУ ОГРОМНУЮ ДЕРЖАВУ»

— Михаил Никифорович, 12 июня 1990 года, в день, который теперь вписан в календарь как историческая дата, вы были активным политиком, без пяти минут министром печати РСФСР (назначен на эту должность спустя месяц — прим. ред.). Но у нас в новейшей истории было два 12 июня: это день принятия декларации о суверенитете и день избрания Ельцина президентом на следующий год. Это два последовательных звена, два кольца змеи, которые свернулись вокруг погибающего Советского Союза. Празднуете ли вы теперь эту дату? Для вас это красный или черный день календаря?

— Для меня это, конечно, черный день календаря. Причем второе 12 июня вытекает из первого: избрание Бориса Ельцина — из декларации о суверенитете РСФСР. И я вам скажу, что принятие декларации — это вовсе не спонтанное политическое решение, а результат долговременного планирования, поскольку проект этого документа был набросан еще в 1974 году в институте IIASA.

— Что это за институт такой? 1974 год — это ведь самый расцвет брежневской эпохи застоя...

— IIASA (International Institute for Applied Systems Analysis, в русской транскрипции МИПСА) — это Международный институт прикладного системного анализа. Он создан в 1972 году в Лаксенбурге, это рядом с Веной. Именно там был набросан проект документа, о котором мы говорим и который определил всю дальнейшую судьбу России. А начиналось все очень просто: в 1970 году собрались два приятеля, Алексей Косыгин, тогда председатель совета министров СССР, и Юрий Андропов, уже занявший кресло председателя КГБ. И они тайно обсудили одну проблему.

Здесь необходим небольшой экскурс в биографию Косыгина и Андропова, чтобы было понятно. Они вообще старые знакомые: Косыгин во время войны работал в блокадном Ленинграде, а Андропов в это же время ─ в Петрозаводске. Причем будущего главу госбезопасности чудом спасли от «Ленинградского дела» (материалы по нему были выделены в особое производство — прим. ред.). Андропов — вообще мужик очень странный, биография у него темная. Известно, что он сын Евгении Флекенштейн, происходившей из семьи владельцев дореволюционной сети ювелирных магазинов в Москве. Возможно, поэтому Андропов всю жизнь крутился, изворачивался, показывал, что он «не такой», потом бросил семью в Ярославле, заново женился, не хотел идти воевать, ссылаясь на слабое здоровье, отвертелся, а потом с лупой изучали, как он якобы курировал партизанскую борьбу в Карелии. Неприятный мужик такой. В общем, они собрались и обсудили, что последние лучшие годы СССР закончились вместе с «восьмой пятилеткой» (завершилась в 1970 году — прим. ред.), а потом утекло все. К тому же, начались проблемы с национализмом в республиках. Знаменитая «косыгинская реформа», которую председатель совмина запустил в 1965 году, по большому счету ничего не дала. Это была реформа децентрализации народнохозяйственного планирования. Стали предлагать республикам децентрализованное планирование, мол, ребята, вы там сами решайте, сами находите разные ресурсы и прочее. А в Казахстане, Узбекистане, Киргизии и т. д. возразили: зачем нам это? Вы нам давайте ресурсы, и тогда мы будем работать. Кремль это не устраивало. В итоге собрались два человека и приняли решение, что нужно что-то менять.

А как менять? Надо избавляться от «балласта» — развалить страну, отрубить куски: Узбекистан, Туркмению, Киргизию, Таджикистан, Молдавию, Армению. Может быть, сохранить при этом часть Прибалтики. Впрочем, думаю, что и это не входило в их намерения. Они хотели вычленить Россию из СССР и сделать ее придатком Запада, «кочегаркой» этакой, и поставлять западному миру то, что мы сегодня и поставляем, — нефть, газ, другие энергоресурсы, и за счет этого нормально жить.

— То есть они хотели спастись из-под обвала Советского Союза, который им казался неизбежным, и обеспечить нормальный уровень жизни элите?

— Нет, они хотели обеспечить нормальный уровень жизни всему народу.

— Таким образом, в зачатке это была вполне гуманная идея?

— В том-то и дело, что они не хотели бандитского капитализма, они хотели оставить демократический социализм, но при этом разрешить частную собственность. А на Западе покупать высокие технологии — нормально они хотели. Конечно, пошло совсем не так, как думали Андропов и тем более Косыгин, которого нельзя заподозрить в том, что он никакой не коммунист. Просто они понимали, что им не под силу держать на плечах эту огромную державу. Под силу это было Сталину, а его восприемники понимали, что эта громада скоро посыплется, но отдавать власть кому-то они боялись. Можно было провести референдум на этот счет, призвать к решению лучшие умы, но они стали действовать тайно. Но при этом ни в коем случае не хотели капитализма такого жестокого, какой мы теперь получили.

«ЧЛЕНЫ РИМСКОГО КЛУБА НАТАСКИВАЛИ ИХ КАК ОВЧАРОК НА СВОЕ СОБСТВЕННОЕ ГОСУДАРСТВО»

— Институт IIASA был нужен как идеологический штаб по развалу СССР и созданию новой страны «демократического социализма»?

— Да, я к этому и подвожу. Так вот, Косыгина и Андропова связывала давняя дружба и помимо прочего один общий знакомый по имени Михаил Гвишиани, генерал-лейтенант НКВД, бывший заместитель Берии. Как рассказывали, он когда-то вытягивал Косыгина и не давал «схарчить» его по «Ленинградскому делу». Косыгин даже отдал свою дочь Людмилу за сына Гвишиани, Джермена. Именно этого Джермена Андропов отправил в Римский клуб (создан итальянским промышленником Аурелио Печчеи — прим. ред.). А тогда это был главный мозговой центр Запада, который имел около 100 членов, в общем, они миром командовали. Джермен договорился с «римлянами», после чего и создали IIASA в 1972 году в Лаксенбурге.

— Почему именно там? Подальше от глаз советских граждан?

— Потому что замок там красивый, и он по дешевке продавался. Вот и решили обосноваться там.

— А учредителем этого института кто был?

— СССР и США. И в какой-то степени Римский клуб.

— IIASA уже прекратил свое существование?

— Нет, он еще работает. Теперь в состав учредителей вошли и Австрия, и Германия, и Украина, и Бразилия вместе с Мексикой — список там длинный. Институт же стал этаким цыганским табором и уже не воздействует на нас.

— Да, вот вижу — на официальном сайте института, в разделе «история IIASA» есть любопытная фраза: «Когда закончилась холодная война, страны, поддерживающие IIASA, могли сказать, что «миссия выполнена», и расформировать институт. Однако...» и т. д. по тексту.

— На тот момент институт был нужен для того, чтобы послать туда на обучение молодых «архаровцев», которым впоследствии надлежало прибрать страну к своим рукам. «Архаровцы» должны были пересмотреть всю систему экономических связей СССР. Андропов поручил заниматься подбором советских кадров для IIASA своему первому заму Филиппу Бобкову (сейчас генерал армии в отставке, отработал в органах 45 лет — прим. ред.). И Бобков начал подбирать с такой целью, чтобы эти люди имели возможность, а главное — желание сломать экономический хребет советской державе. По сути, он отбирал отморозков.

Потом в нашей стране создали филиал этого института — ВНИИСИ, Всесоюзный научно-исследовательский институт системного анализа (ныне Институт системного анализа РАН). ВНИИСИ возглавил уже упомянутый мною Джермен Гвишиани. Кто же составил штат института или хотя бы проходил там стажировку? Гавриил Попов, Егор Гайдар, Андрей Нечаев (будущий «ельциновский» министр экономики), Александр Жуков (из Госдумы), Петр Авен, Евгений Ясин, Александр Шохин, Михаил Зурабов, Анатолий Чубайс, Сергей Глазьев и многие другие, которые сейчас крутятся во власти. Замами Гвишиани считались Станислав Шаталин и Борис Мильнер. Заведующим лабороторией числился Виктор Данилов-Данильян.

— И вот в этом институте, через который прошло такое количество «буревестников» перестройки, и написали черновик будущей декларации о суверенитете, похоронившей СССР?

— Черновик писали в институте и в Римском клубе, который курировал этот процесс. При этом подразумевали отказ от всех прежних советских обязательств. Армию кормить нечем, науку содержать не на что. Каждая республика в итоге приняла свою декларацию вслед за Россией. Отчисления во всесоюзный бюджет прекратились. Что следом за этим? Развал.

— В буквальном смысле набросали декларацию в тезисах?

— Да-да. И Римский клуб принимал в этом участие. Члены Римского клуба учили своих слушателей стратегии развала страны. Натаскивали, как собак. Вот как овчарок натаскивают нападать и кусать, так и их натаскивали на свое собственное государство.

— Главный тезис декларации — превалирование законов РСФСР над законами большой страны — был разработан тогда же?

— Да, это и есть матрица развала. Когда Ельцин перевел все предприятия, работавшие на территории РСФСР, под российскую юрисдикцию, то все налоги стали поступать именно в бюджет РФ, а не во всесоюзный.

— Логичный вопрос: а откуда вы об этом всем знаете? Не с того ли времени, когда вам было поручено рассекречивание документов КПСС?

— Да. Я был председателем государственной комиссии по рассекречиванию документов КПСС и других.

— В интернете можно найти несколько «вбросов» о связи гайдаровских «младореформаторов» и института под Веной. Но ваша подробнейшая информация о «внутренней кухне» IIASA — из рассекреченных вами документов?

— Да, оттуда. Так вот, 12 июня для России не просто «черный день». Это день сатаны, можно сказать.

«НАЗАРБАЕВ ЗВОНИЛ ГАЙДАРУ: «ВЫ ЖЕ СВОЮ ЭКОНОМИКУ ГРОБИТЕ!» А ТОТ: «МЫ И ХОТИМ ЕЕ УГРОБИТЬ!»

— Как происходила реализация плана, который, если верить вам, был во многом разработан нашей же элитой и воспитанными в IIASA гайдаровцами?

— Начали с разрушения нашей высокотехнологичной экономики. Знаете ли вы, что к 1972 году по производству микроэлектроники мы выходили почти на первое место: СССР обогнал Японию и поджимал США. Вы, наверное, помните, что едва ли не первые электронные часы были подарены государственному секретарю США Киссинджеру во время его визита в СССР. Первые микроволновки у нас появились, телевизоры у нас французы и англичане по миллиону в год покупали, ЭВМ у нас были. И вдруг с 1974 года резко сократили финансирование, предназначенное для развития высоких технологий, в то время как американцы, наоборот, бросили в эту отрасль большие деньги. А мы стали тратиться на переброску северных рек в южные районы, потом на долбеж различных тоннелей на севере, начали осваивать нефтяные и газовые месторождения, прокладывать трубы за рубеж, чтобы продавать нефть. То есть заложили основы нынешней сырьевой экономики. И вот, когда была проделана такая работа, потребовался человек, который начал бы развал страны. Сначала двинули Михаила Горбачева, это была идея Андропова. Он все-таки земляк, родился в Ставрополе, они встречались часто.

— Почему не сам Андропов? Ему же выпала судьба стать генсеком КПСС в 1982 году?

— Но он очень скоро умер. Зато оставил после себя Андрея Громыко, тогда — первого зама председателя совмина СССР (они были друзья с ним). А Громыко, в свою очередь, когда умер правивший чуть больше года Константин Черненко, рекомендовал на заседании политбюро Горбачева на должность генсека, хотя все другие члены выступали за кандидатуру первого секретаря Ленинградского обкома Григория Романова. Но Громыко настоял на Горбачеве. А Горбачеву сказал, чтобы он взял к себе в команду экономиста Леонида Абалкина и с ним начинал реформы делать. На самом деле взяли и секретаря ЦК КПСС Николая Рыжкова, и первого секретаря Свердловского обкома партии Бориса Ельцина...

— А почему при Брежневе не было предпринято никаких попыток? Ведь к концу своего правления он уже был совершенно ветхим, малоадекватным и вряд ли бы оказал серьезное сопротивление «реформаторам»?

— А это, наверное, невозможно было сделать физически, потому что была не подготовлена команда.

— То есть еще шло обучение, «птенцы гнезда» IIASA учились, как им ловчее похоронить большую страну?

— Да, их там обучали. Та же Эльвира Набиуллина училась у Гавриила Попова, он ей передал все. Все они одним миром мазаны.

При Брежневе не могли, потому что сила у страны еще была и были такие мощные мужики, как, допустим, первый секретарь компартии Украины Владимир Щербицкий, в Казахстане — Динмухаммед Кунаев, в Латвии — Борис Пуго (потом Горбачев взял его в министры внутренних дел, чтобы дать возможность латышам бесчинствовать у себя там). Горбачев очищал страну от сильных людей и на их место притягивал шушеру всякую, которой было все равно, есть страна или нет. Вот если посмотреть документы, которые появляются по поводу последних заседаний, которые вели Горбачев, а за ним Ельцин... Назарбаев один сражался за сохранение СССР, но они наплевали на него.

— В своей книге «Власть в тротиловом эквиваленте. Наследие царя Бориса» вы упоминаете такие структуры, как Бней-Брит (старейшая еврейская общественная организация — прим. ред.) и «Всемирный олигархат». Институт, о котором мы говорим, был связан с этими общественными группами?

— Он и сейчас связан с «Комитетом трехсот», а у него исполнительная структура — это Бней-Брит и Бильдербергский клуб. Кстати, этот клуб принял решение (то ли в 2006-м, то ли в 2008-м годах в Канаде) переселить из восточных стран и Африки в Европу около 20 миллионов негров и представителей ближневосточных народов. И все пошло, как оно идет сейчас.

— А зачем им нужно провоцировать новое «великое переселение»?

— А им нужно создать хаос в мире. Когда мы с вами от рождения живем здесь, в России — в Татарстане, в Москве или Петербурге, мы понимаем, что Россия — наша родина. Мы патриоты, корни наши здесь, и мы родину будем защищать. А если разбросать по всем государствам миллионы людей, у которых нет корней и которые как перекати-поле, им все равно, где жить, с кем быть — тогда совсем другое дело. Тогда олигархат может спокойно высасывать соки из всей планеты.

— Горбачев в свое время тоже потворствовал этим планам по созданию всемирного хаоса?

— Горбачеву дали задание начинать экономические реформы, и он посадил нас (меня в том числе) на сталинской даче писать программу перестройки. Там же, помню, находился и советский академик Абел Аганбегян, и многие другие. Горбачев начал процесс разрушения с того, что полностью освободил предприятия, то есть давал им сырье, деньги, и заодно продвинул важный закон о создании на советских предприятиях, при заводах, при фабриках кооперативов. И вот дети начальства, руководившего этими предприятиями, стали создавать в огромном количестве кооперативы, забирать сырье и отправлять за рубеж. Так они обрушили цены, создали дефицит — и пошло-поехало. Но этого мало, нужно было найти человека, который бы окончательно поставил крест на Советском Союзе. Этим человеком стал Борис Ельцин.

В 1990 году я был в Праге, в тогдашней Чехословакии. Я тогда состоял народным депутатом СССР, в Праге прошла пресс-конференция со мной, и мне задали вопрос, изберут ли Ельцина председателем верховного совета РСФСР. Я им дал расклад: ребята, у Ельцина в кармане всего 23 процента демократов в составе съезда, а основная часть — это коммунисты, кэгэбэшники. Так что, по идее, он никак не может стать председателем. Но, если какая-то заваруха случится за сценой, то в результате закулисных интриг он станет. Так оно и произошло.

Как только Ельцин возглавил верховный совет, он сразу инициировал принятие декларации о независимости, это был первый удар. Следом за этим национальные республики тоже приняли декларации — и пошло-поехало. Вот как это было, вот такое мое отношение к этому дню. Теперь я знаю всю подноготную. Тогда, к великому сожалению, я многого не понимал, пришел во власть из газеты (до 1988 года Полторанин занимал пост главного редактора газеты МГК КПСС «Московская правда» — прим. ред.), осмотрелся, по многим документам полазил.

Запад оценил усилия наших реформаторов. Гвишиани стал почетным гражданином Хьюстона (США), Горбачев — почетным гражданином Германии, с Ельциным они тоже что-то придумают, тоже что-то почетное дадут. Ельцин — это результат сговора и операции, подготовленной в IIASA.

— Когда у вас наступило прозрение? Вы ведь долгое время оставались членом команды Ельцина.

— Мое прозрение началось в 1992 году, когда я начал работать над рассекречиванием документов КПСС и увидел первые итоги приватизации. Мне звонили отовсюду, даже Назарбаев позвонил с вопросом: «Что вы творите?» Экономический блок правительства вершил свои дела втайне, и о результатах этих дел мы, не входившие в этот круг, обыкновенно узнавали со стороны. Вот звонит мне Нурсултан Назарбаев: «Почему вы перестали принимать железорудные окатыши с Соколовско-Сарбайского горно-обогатительного комбината? Вы же свою экономику гробите!» Начинаю его расспрашивать, что да как. Он объясняет, что звонил по этому поводу Гайдару, а тот: это, мол, не ваше дело, мы и хотим ее угробить!

— Так и сказал «мы хотим угробить»?

— Со слов Назарбаева — так и сказал.

КАК ЕЛЬЦИН В ЦАРСКОМ ВАГОНЕ ЕЗДИЛ ПО СВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ

— Давайте поговорим о Борисе Ельцине. Вы в свое время хорошо его знали и могли составить представление о его личности. В своей книге вы приводите две интересных, но, на поверхностный взгляд, малозначительных детали из его биографии. Ельцин, по вашим словам, не смог читать роман Достоевского «Бесы» и отшвырнул его от себя. И ему же, будущему первому президенту РФ, принадлежит сомнительная честь сноса Ипатьевского дома в Екатеринбурге, в котором расстреляли царскую семью.

— Ельцина потому и взяли в Москву. Яков Рябов, предшественник Бориса Николаевича в кресле первого секретаря Свердловского обкома партии, отказался сносить Ипатьевский дом, заявив, что это не дело политбюро решать судьбу архитектурных памятников в регионах. А потом, когда пришел Ельцин, он сам помчался в кальсонах рубить топором Ипатьевский дом. И Андропову это понравилось, он тогда еще кэгэбэшник был.

— Буквально в кальсонах помчался?

— Да я шучу, конечно. Можно считать, что он «в кальсонах» помчался.

— Хорошо, заключим в кавычки.

— Как это говорят, это мое оценочное суждение. Андропову понравилось, и он дал команду присмотреться к Ельцину.

У Ельцина ведь, когда он был первым секретарем Свердловского обкома партии, в распоряжении находился царский вагон, в котором путешествовал когда-то император Николай II. Когда Ельцин узнал о том, что стал первым секретарем, он сказал: «В этом царском вагоне я буду ездить по области». У него там в вагоне водка была, выпивка всякая, обслуга, вот он ездил и выпивал. Нашелся один человек, местный чиновник, которому это не понравилось, и он стал укорять Бориса Николаевича. Так тот остановил поезд, чиновника выкинули в лесу, и он 14 километров зимой перся пешком до станции. Об этом мне рассказывал журналист Вячеслав Щепоткин.

То, что происходило при Ельцине и при Горбачеве, — это было бешенство какое-то. Народ вдруг с ума сошел, стал громить то, что сам создал, а популисты этим пользовались. Понимаете, мы, русский народ, очень много говорим о себе, что мы божественная нация, но мы во многом — поганая нация. Есть две русских нации. Первая — это те, кто живет дальше Урала и Сибири. Сначала туда шли люди завоевывать новые пространства, сильные самые. А слабые сидели здесь, в Московии — это и есть вторая часть русской нации. Потом в Сибирь царь ссылал на каторгу, и тоже сильных и лучших, потом туда отправлялись люди по комсомольским путевкам поднимать этот край. Я сам ездил туда, Братскую ГЭС строил, видел, как там люди работают...

— Вы туда в качестве журналиста ездили?

— Я после школы ездил туда и работал бетонщиком. У меня там на мысе Пурсей даже остался обелиск в честь очередной даты ВЛКСМ, и на нем написано, что этот обелиск поставлен бригадой Михаила Полторанина. Так что я своими глазами видел, что там за люди. А те, кто оставался здесь, — сексоты, трусы. Я помню, приехал на озеро Большой Иван, это в Псковской области, там недалеко погиб Александр Матросов. Пригласили меня туда на субботу-воскресенье, лодку нам дали, мы рыбачили, в казарме жили. Я пошел по деревне купить молока, у меня сыновья были маленькие. И вот я несколько дворов прошел: «Можно купить?» «Ой, как мы продадим? А вдруг нас накажут? Да нет, мы не можем продать». Вот это — убогость. Или, помню, был в Тверской области у знакомых — у них же бань нет, у них печку русскую топят, потом нагревают, и все туда лезут в печку, бьют себя веником, все в саже обратно выползают и отмываются в тазу или корыте.

— В печи мылись еще с крестьянских времен. Не у всех же баня была.

— Но это не так давно было. Вот какой народ. С этим народом я сначала за народ и сражался, начиная с газеты «Лениногорская правда», «Казахстанская правда» и пр. Я помню, меня особенно потряс один случай. Я написал статью про одного токаря, как его прижимает директор. И вдруг этот токарь присылает жалобу на меня, что это все неправда и так далее, что я наврал. Стали разбираться: оказывается, ему дали 15 рублей премии, чтобы он отказался от того, что он мне говорил. После этого я стал только под запись разговаривать. И даже подписаться под словами просил. Мне возражали: «Вы следователь, что ли, бумаги собираете?» Я отвечал: «Да, приходится быть следователем».

«ЕЛЬЦИН — ЭТО ТАКОЙ КОЗЕЛ-ПРОВОКАТОР, КОТОРЫЙ ПОВЕЛ СТРАНУ НА МЯСОКОМБИНАТ»

— Возвращаясь к оценке ситуации, сложившейся в 1990-е годы... У вас в книге есть очень хороший образ: когда караван разворачивается, впереди оказываются хромые верблюды, а сильные — в хвосте. Так и случилось, когда СССР развернулся и превратился в РФ. Первые места заняли фарцовщики, спекулянты, бандиты. А ученые, писатели, офицеры армии и пр. вдруг оказались в хвосте и никому не нужны.

— А почему фарцовщики и бандиты пришли к власти? Потому что сама власть еще раньше была захвачена хромыми верблюдами. Чубайс — хромой верблюд, Гайдар — хромой верблюд, Шохин — хромой верблюд.

— То есть это антиэлита.

— Да, это хромые люди, которым удалось стать элитой. Но они готовили программы, которые обеспечили прохождение в президенты РФ Ельцина. Сначала — председателем верховного совета. И они навязали Ельцину его будущую команду. Вот, дескать, те, с кем ты будешь работать, ты не подумай кого-то там сам двигать. Откуда вдруг появляется эта команда «реформаторов»? Геннадий Бурбулис хвастался (он все время хвастается!), что знал этих людей раньше, но нет — он никого из них не знал. Естественно, когда несколько «чужаков», в их числе и я, заняли места рядом с этой командой, нас пытались выдавливать и выдавливали. У нас был такой Александр Титкин, бывший генеральный директор Тульского оружейного завода, хороший министр промышленности — они его выдавили, поставили своего Андрея Нечаева.

Я пригласил в пресс-службу правительства Гену Шепитько, он до этого был собкором «Известий» в Киргизии, хороший собкор, он там победил на выборах первого секретаря ЦК компартии Киргизии, настолько сильный парень... И он стал народным депутатом СССР и членом межрегиональной депутатской группы. С Ельциным я договорился — сделали его руководителем пресс-службы в правительстве. Так они же его не допускали никуда. Вот просто уйди — и все. Он мне жалуется: «Ну что мне делать?» Я Ельцину говорю: «Ну уберите этих, они же страну разваливают, уничтожают!» Он: «Ну как я уберу их? Они тогда скажут, что уходят в отставку всей командой. А мы с кем останемся?»

— А вы уже тогда говорили с Ельциным на эти темы?

— Не один раз!

— И как он реагировал?

— Что-то в нем иногда просвечивало, проскакивало мужское начало, вот он сам рассуждал: «Ну что, сейчас я выгоню Гайдара...» А однажды даже попытался Авена убрать, но они все, как он и предвидел, заявили: «Мы уходим в отставку!» Знаете, у них была такая чеченская спайка. А тут подоспела война с верховным советом. И было понятно, что верховный совет будет лишь аплодировать отставке, приговаривая, что Ельцин «такой-сякой». Если бы во главе совета не было бы Руслана Хасбулатова, то можно было бы сделать нормально. Но Хасбулатов... Ельцин сам его вытащил. Но он еще хуже Ельцина был, намного хуже. Как он себя чеченскими боевиками окружал... Это надо знать.

Так что многие там были хромые бараны. А Ельцин... Знаете, в стаде бывает такой козел-провокатор, который всех ведет на мясокомбинат. Это и есть Ельцин. Он повел страну на мясокомбинат.

— А когда вы прекратили общаться с Ельциным? Когда прервалась вот эта нить?

— Прервалась в 1995 году, когда я представил закон о недопущении монополизации средств массовой информации в России, и Дума его приняла. И Совет Федерации принял его. А олигархат обратился к Ельцину, что не надо, ведь тогда они не смогут командовать СМИ. И Ельцин закон не подписал тогда, а вернул в Думу. Но парламент в составе 300 человек снова принял этот закон. И Совет Федерации (тогда был другой Совет Федерации — Юрий Болдырев помогал мне в этом деле, и Владимир Шумейко) опять меня поддержал. Но Ельцин просто отказывался это выполнять.

То же самое касается подготовленного закона о государственной поддержке независимых СМИ. Согласно ему, редакциям передавалась инфраструктура — полиграфическое производство, аудио и пр. Ведь СМИ в РФ получили политическую свободу по той же модели, по которой в 1861 году крестьянам отменили крепостное право. Известно, что крестьянам землю при освобождении не дали, и они опять пошли в услужение к помещикам. Так и здесь. Вот этот закон и должен был дать журналистам реальную самостоятельность. Но доступ к инфраструктуре не каждый журналист получал — создавался национальный комитет по поддержке средств массовой информации. И вот жутко встал на дыбы Кремль, потому что тогда олигархам ничего не доставалось. Я к Ельцину пришел. Он что-то вякал, но мы с ним разговаривали по-человечески. Мне Александр Коржаков (начальник охраны первого президента РФ — прим. ред.) сказал, что он уже зомбированный. Когда ему что-то приносят, то он говорит: «А Чубайсу показывали? А Чубайсу показывали? А Чубайсу показывали?» Вот такое дело было. Поэтому я сказал: пошел он на хрен! Прямо так и сказал.

— И ушли?

— Да. А закон обкромсали страшно. И эту главу, которая гарантировала экономическую независимость для средств массовой информации, тоже обкромсали. Был же и Игорь Голембиовский против этого закона. Я говорю: «Ты что делаешь?» А он отвечает: «А меня не было! Ты знаешь, я был в командировке...»

— Он «Известия» возглавлял ведь?

— Да, «Известия». И я ему: «Посмотрю, как вы будете в помоях плавать почти с головой». Так и произошло.

— И мы получили мощный пул антироссийских СМИ. Хотя на тот момент, в начале 90-х годов, это еще была острая зубастая пресса.

— Да, это была сильная пресса. Но журналистика, как говорится, вторая древнейшая, и, если Кремль ведет антироссийскую политику и вся пресса заточена на Кремль, то она не может ни влево, ни вправо повернуть против взятого курса. Так что пресса работает против России. И НТВ против России, и Первый канал, и Второй канал, все... И Рен ТВ сейчас. Я раньше с удовольствием смотрел передачи Игоря Прокопенко, но теперь и он такую оголтелую пропаганду затеял, вообще невозможно... Была оппозиционная газета «Завтра» Александра Проханова. Вдруг я слышу, что ему деньги дали — несколько миллионов. Я думаю: не может быть такого. Вдруг смотрю — газета становится совсем другой...

«ИЗ РОССИИ ПОСТЕПЕННО ВЫПУСКАЕТСЯ ПАР, И ВСЕ КУСКАМИ ОТВАЛИВАЕТСЯ»

— Но, Михаил Никифорович, что же делать? Ведь оппозиция в РФ такая же прозападная, как и те, против кого они фрондируют.

— Да, это легкая фронда. Они просто потеряли власть. Вот Боря Немцов ведь потерял власть и хотел снова ее получить. После его смерти сейчас делят наследство на 1 миллиард долларов. Ну ладно, неважно, сколько у него там акций во всех этих генерирующих компаниях. Самое главное: когда он работал губернатором в Нижнем Новгороде, в Сормово действовал мощнейший завод по производству кораблей на подводных крыльях. Он же его угробил по приказу Гайдара. Хотя у нас покупали эти корабли: речные, морские...

«Бодание» прозападной оппозиции и власти — это просто внутривидовая борьба между собой. Настоящая оппозиция — та, которая «сидит». Помните, как в Польше к власти приходил Лех Валенса? Это вот как сейчас в России начинает возникать оппозиция у дальнобойщиков, но Кремль уже посадил председателя их профсоюза.

— В книге вы проводите параллели между 90-ми и нулевыми годами с эпохой НЭПа. Почти безграничная власть Троцкого и его сторонников, повальная коррупция, пропаганда разврата...

— Один к одному с тем, что сегодня.

— Но заканчивается все постепенным приходом к власти такого медленного, но вездеходного танка, как Сталин.

— Тогда история дала нам Сталина. Сталин — это человек с сильной одической силой. И он эту одическую силу сообщил своим сторонникам, потащил за собой массу людей, дал им энергетику и покончил с троцкизмом. Ведь большевики продавали страну. Вы знаете, когда Сталин пришел к власти и когда начали изучать, что да как, выяснилось, что у Ленина 170 миллионов франков лежало в швейцарских банках, у Дзержинского — столько же, у Каменева, у Зиновьева... У всех по банкам были рассованы деньги. У Льва Троцкого — в американском банке (у него дядька был банкир — Абрам Животовский) миллиард долларов лежал. И Сталин эти деньги взял... Они вынуждены были отдать, потому что забирали силой. После этого Троцкого выпустили из страны.

— То есть отдал деньги — и гуляй.

— 5 миллиардов долларов Сталин набрал и на эти деньги, кстати, провел индустриализацию. При этом он посадил и расстрелял больше миллиона человек. Сегодня если кто-то подобный придет (почему в своей книге я и говорю: открой, стучится Сталин), то миллион, а может быть, 3 миллиона будут сидеть или лежать. Они этого заслуживают, кстати.

Но если не найдется человека с такой одической силой, значит, постепенно из России выпускается пар и все кусками отваливается. Китай захватывает свою часть РФ, другую часть — Корея, Япония там, ну и так далее...

— Это то, что за Уралом. А центр страны?

— Москва — кому она нужна? Нужны газ, нефть, золото, уран, медь... Это там все. А в центре — болото одно.

===============================

Михаил Полторанин родился 22 ноября 1939 года в Казахстане.

Окончил Казахский государственный университет в 1964 году и Высшую партийную школу при ЦК КПСС. С 1960 по 1991 год состоял в КПСС. В 1964 - 1986 годах работал специальным корреспондентом различных газет. В 1986 - 1988 годах — главный редактор газеты МГК КПСС «Московская правда».

В 1989 году был избран народным депутатом СССР. С июля 1990 года по ноябрь 1992 года — министр печати и массовой информации РСФСР и министр печати и информации РСФСР/Российской Федерации. В 1992 году одновременно — заместитель председателя правительства РФ, глава межведомственной комиссии по рассекречиванию документов КПСС. В 1992 - 1993 — руководитель федерального информационного центра России, председатель специальной комиссии по архивам при президенте РФ.

В 1993 - 1996 — депутат Государственной Думы. Член фракции «Выбор России», председатель комитета по информационной политике и связи.

С 1996 года — президент телевизионной корпорации «Момент истины».

Автор книг «Власть в тротиловом эквиваленте. Наследие царя Бориса» и «Злой дух России».

http://www.business-gazeta.ru/article/313611

0


Вы здесь » Форум В шутку и всерьёз » История » Как предавали Россию