Форум В шутку и всерьёз

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум В шутку и всерьёз » Политика » Украинский вопрос


Украинский вопрос

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Про украинизацию и русификацию Украины. Кость Бондаренко

0

2

Барбашов & Лохматый: Что сегодня происходит на Украине

Лохматый: Привет всем! Сегодня мы поговорим с Юрием Барбашовым о том, что сегодня происходит на территории Украины.

Юрий Барбашов: Ну давай поговорим о сопротивлении. Возможно ли на Украине сопротивление тому, что происходит, в какой форме оно возможно?

Лохматый: На оккупированной части…

Юрий Барбашов: Именно.

Лохматый: Многие комментаторы говорят, что почему во времена Великой Отечественной войны были такие шикарные партизанские отряды как у Ковпака, допустим. Почему сейчас народ никак не сопротивляется, значит, все легли и всем нравится фашизм? То есть выводы, конечно, строятся дебильные, и с какого бодуна взятые.

Юрий Барбашов: Во-первых, давайте будет откровенно говорить о том, что никто из тех, кто призывает украинский народ к сопротивлению и какой-либо партизанской борьбе, вообще не имеет представления о тех вещах, о которых мы говорим, от слова «абсолютно». То есть никто из них никогда не организовывал партизанские отряды, никто из них не занимался подпольной работой, и даже книжки о партизанской борьбе читал невнимательно. Вот возьмём пример Донбасса. Все знают о молодёжном движении «Молодая гвардия». А сколько таких отрядов было на Луганщине, вот конкретно на территории Луганской (тогда — Ворошиловградской) области? Не меньше 17 подпольных групп было на территории этой области.

Лохматый: Почему же сейчас такого нет?

Юрий Барбашов: А сколько из этих 17 групп дождалось освобождения и прихода Красной Армии? Ни одна из них.

Давайте возьмём Николаев. Людей, которых готовили к подпольной борьбе в рамках партийной работы, немцы взяли через две недели по спискам. После этого в Николаев пришлось засылать специально подготовленные кадры военной разведки. Руководил подпольной организацией кадровый разведчик Лягин. Он дожил до освобождения города?

Лохматый: Нет.

Юрий Барбашов: Сколько партизанских отрядов на Николаевщине дожило до освобождения Красной Армией? Один, «баштанский оряд» дожил — он жил в каменоломнях. В каменоломнях, до которых никому не было дела. И они не занимались партизанской работой, они там просто прятались от немцев.

Так вот, сегодня на Украине негде прятаться. Любой человек, который говорит о партизанской какой-то борьбе — он говорит об этом с дивана. Даже не представляя того, что любому человеку, во-первых, нужно ходить на работу для того, чтобы обеспечить свою семью; во-вторых, любая деятельность, которая превышает вот эти объёмы, она связана с контактами между людьми – личными контактами, контактами по телефону.

К сведению людей, которые мечтают заняться партизанской деятельностью, сообщаю: все переговоры по мобильным телефонам на Украине пишутся. И записываются на жёсткие диски, полностью. И если к вам возникнут вопросы со стороны спецслужб, они смогут размотать историю за несколько лет: с кем вы общались, о чём вы общались. Кроме того, существует такое понятие, как локация. При желании, заинтересовавшись обладателем конкретного мобильного телефона, можно восстановить его местопребывание на протяжении нескольких лет. То есть если Вы, например, хотите завтра пойти и совершить какую-нибудь диверсию — не забудьте оставить дома мобильный телефон.

Для любой партизанской группы, опять же, существует вопрос – куда им девать своих родителей и детей? Вот кто сейчас призывает?..

Лохматый: Я думаю, также существует вопрос технического обеспечения, вооружения, финансирования, проживания, съёма квартир и тому подобных вещей.

Юрий Барбашов: Я вернулся бы к изначальному вопросу. Давай посмотрим конкретно, по фамилиям назовём, или наоборот, не будет называть по фамилиям – кто больше всех топит за партизанскую войну на Украине? Наверное, это те люди, которые уехали из Днепропетровска, из Киева и теперь из Москвы призывают своих собратьев к оружию, громче всех кричат, что на Украине остались только «криптобандеровцы». А ты вернись сам на Украину. Более того, перевези на Украину свою семью.

Лохматый: Ну да, и покажи, какой ты храбрый воин.

Юрий Барбашов: Да, и рискни своей семьёй, рискни своим здоровьем… Не своим, а здоровьем своих детей. Вот сейчас мы говорим о Донбассе. Но ведь на Донбассе люди не тащат в окопы своих детей. Даже когда было Ополчение – да, были вынуждены многие в Ополчении с семьями находиться.

Лохматый: Ну, вот у меня товарищ (напоминаю, что мы сейчас на Донбассе) во время боевых действий вывез свою беременную жену за «Изварино», а сам сразу же вернулся назад.

Юрий Барбашов: И это нормально. Потому что на самом деле, все эти люди за своих детей, за свои семьи и воюют. Да, есть, конечно, примеры человеческого подвига, когда люди не боятся со своими семьями (и детьми) пойти на смерть, но это высший пример самоотречения. Но на самом деле это ненормально — тащить с собой ребёнка на передовую… А партизан всегда находится на передовой.

Со времени Великой Отечественной войны в противостоянии всяким инсургентам, как гражданского общества, так и диверсантам — выросли соответственно технологические возможности спецслужб. Если возможно определить, где и когда ты был, и где и когда с кем ты разговаривал по телефону — то достаточно взять одного члена группы, чтобы даже без его согласия размотать все его контакты. Кроме того, будем говорить честно — я, как человек, бывший в составе армии, могу сказать, что партизан на допросе не существует.

Существует непрофессиональный допрашиватель. В принципе, при форсированном армейском допросе человек старается рассказать как можно больше, чтобы его побыстрее расстреляли. Да, это негуманно, но сейчас идёт война. С той и с другой стороны люди, относящиеся к контрразведке люди прекрасно понимают, о чём идёт речь. Поэтому мы говорим о том, что в современных условиях партизанская война на Украине невозможна, пока есть спецслужбы, контролирующие ситуацию. В подтверждение этому на Украине не было ни одного крупного диверсионного акта. Да, есть какие-то попытки вылавливать и казнить бандеровцев.

Лохматый: Ну и были поджоги военкоматов, банкоматов, машин всяких нехороших людей.

Юрий Барбашов: На самом деле они и военной пользы как бы принесли мало, будем говорить прямо, да? Но людям хочется что-то сделать.

Лохматый: Но я знаю, что в Николаеве после нескольких поджогов и некотором таком тесном общении с несколькими пришлыми «не-товарищами» и «не-братьями» Николаев считается городом, не слишком хорошим для проталкивания украинствующих идей. Запомнили…

Юрий Барбашов: На самом деле «закон подворотни» в Николаеве действует, но каких-то системных вещах, о каком-то организованном сопротивлении хунте речи быть не может. Почему? Потому что изначально среда очень сильно насыщена провокаторами — мы с этим столкнулись ещё во время Русской весны. Те списки, которые подавались в Ополчение — они оказались в СБУ; и даже не на следующий день, а в тот же день, потому что агентами СБУ и собирались. И мы об этом узнали только через два месяца, когда из того же СБУ нам эти списки предъявили и спросили: «Ребята, вы с ума посходили, что ли?»

Потому что на самом деле и значительная часть работников СБУ, как бы это странно не казалось, понимают, что допустив фашистов к власти, они совершили огромную ошибку. Да, они совершили преступление, но собственно говоря, у них выбора было мало. Или идти в инсургенты, либо со своей семьёй оставаться, заниматься тем же самым. Ну и сейчас их работа — это служба хунте. Делают они её не всегда хорошо, за что им большое спасибо.

Лохматый: Ещё один такой момент. Те, кто призывают партизанить — я что-то не слышал, чтобы они помогали тем, которые пошли партизанить и оказались арестованы СБУ, на СИЗО; либо их семьям. Сейчас, если ты оказываешься в СИЗО и предъявляют тебе «измену родине», то у тебя забирают дом, машину, квартиру — всё. А семья твоя на улице. Кто из вас помогал этим семьям? Кто-нибудь?

Покажите! Свой дом отдайте людям. Почему же, в Харькове сидят тысячи людей в СИЗО. Почему вы им не помогаете? Покажите пример, что вы не оставляете таких людей без помощи.

Юрий Барбашов: С моральной точки зрения люди, которые уехали из Украины, не имеют морального права никого ни к чему призывать. Вот точно так же, когда Советская армия отходила и солдаты плакали, оставляя население своих соседей, родственников, боясь посмотреть им в глаза, вот точно так же и мы имеем право плакать, но мы не имеем права что-либо диктовать и в чём-либо упрекать людей, которые остались на той территории. Потому что тем людям гораздо труднее, чем нам. Даже труднее, чем тем, кто сейчас сидит в окопах, защищая Донецк. Потому что у многих из тех, кто сейчас в окопах под Донецком, у них был выбор — остаться на подконтрольной Киеву территории или приехать сюда, воевать против хунты.

Лохматый: Или уехать в Россию, налаживать нормальную жизнь, обычную человеческую — работа, дом, семья.

Юрий Барбашов: И тот, кто сделал для себя такой выбор — он в принципе не имеет права диктовать или в чём-либо упрекать тех, кто находится в оккупации. Об этом будем прямо говорить. О том, что в основном, как бы, из эмигрантов, у нас получились самые лучшие «специалисты» по подпольной борьбе, причём из тех, кто ни дня ею не занимался. Я знаю, что ты пытался, я в своё время какое-то имел отношение…

Лохматый: Ну, я и не в России. Но я и не даю советы «А ну-ка давайте там вставайте!».

Юрий Барбашов: И я не в России, и просто знаю, о чём идёт речь. Речь идёт о противостоянии системе, системе специально заточенной.

Лохматый: А системе может противостоять только система.

Юрий Барбашов: И пока эта система существует, никакого эффективного противостояния ей не будет.

Лохматый: И последний момент, который хотелось бы сказать. Сильно много народа воет, что «вот, мол, украинские ДРГ шляются по ЛНР и ДНР как хотят, убивая командиров — в общем, делают что угодно, а противостояния никакого не ведётся; то есть украинских командиров не убивают». Хочу объяснить вам одну вещь: в ЛНР и ДНР структуры ещё пока не заточены на контртеррористическую борьбу. То есть в той же самой России в 90-е годы терроризм был очень высок, зато потом, когда структуры начали себя проявлять — пожалуйста, сплошные аресты. Там задержали, тех «мордой в пол положили» — и всё, ничего и не взорвалось. Для всего нужно время.

И ещё одно. Вероятно, убивают здесь командиров, потому что здесь есть командиры, а «там»…Здесь есть герои, а там нет. Ну скажем, Моторолу знает вся Украина. Любит она Россию, не любит она Россию — не важно. Знает. А кто знает «там» какого-нибудь Цимбалюка? Никто.

Юрий Барбашов: Будем говорить прямо: убивая командиров, таких как Моторолу и Гиви, Пашу Дрёмова, нам нанесли огромный моральный ущерб. Но не подорвали этим боеспособность армии. То же самое, если наши начнут действовать на украинской территории и убивать там полковников, генералов — они не смогут сломать систему украинской армии.

Лохматый: Я так думаю, что полковники и генералы украинской армии нам помогают своими хищениями. Давайте, трудитесь больше! И ещё мне нравится Семенченко с блокадой Донбасса: стой, мужик, стой.

Юрий Барбашов: При всём уважении к ребятам, которые погибли — они были готовы к смерти с первой минуты, как взяли в руки оружие. Да, так получилось, что они были убиты врагами подло, в спину. Но точно также я знаю очень прекрасных ребят, которые погибли на линии фронта. Одно от другого не отличается. Или тебя убили в спину диверсанты, или прилетела мина в машину, в которой ты ехал. У меня был такой пример в начале войны, который меня задел. Были такие ребята, мы их называли «Бригада бессмертных».

Это были артиллерийские корректировщики, которые взбирались на высшую точку в окрестности. И украинская сторона знала, что там сидят. И каждый день по ним прямой наводкой выпускалось несколько десятков снарядов. И вот когда почти уже всё закончилось, они уже далеко от этого места стояли возле своей машины, туда прилетела 120-я мина и всех убила. А они уже находились в тылу. То есть, не нам решать, где и когда нас настигнет смерть. Взял в руки оружие — будь готов, что ты отдал свою жизнь. А что касается свободы деятельности диверсионных разведывательных групп — на той стороне мало целей, которые были бы достойны диверсионных разведывательных групп.

Лохматый: Причём я почему-то не сомневаюсь, что группы там есть, но обозначать их для того, чтобы накрыть какого-то Парасюка, смысла нет.

Юрий Барбашов: Да, действительно, тот же самый Парасюк, тот же самый Семенченко, они делают очень много для нашей стороны, то есть они вносят такой бардак в украинскую сторону, что лучше диверсанта себе представить нельзя. То есть ЛДНР в течении двух с половиной лет поддерживает экономику Украины, отправляя туда уголь. Если кто не знает (а я узнал это только после того, как попал на Донбасс) — каждая ТЭЦ на Украине заточена под определённую марку угля с определённого месторождения. И замена другим углём ведёт к технической катастрофе. То есть нельзя закупить уголь из ЮАР и запустить его на ту же Змиевскую ТЭЦ. Нужно перенастраивать ТЭЦ.

Там иметь отношение уровень зольности, уровень загазованности, теплоотдача. И каждая конкретная ТЭЦ, каждая форсунка, направлены на определённый уголь. Поэтому заменить донбасский уголь чем-нибудь без существенной реконструкции, невозможно. И вот в то время, когда надеясь на то, что всё-таки Украина придёт в разум, Донбасс её поддерживает, позволяя вырабатывать электроэнергию и тепло, украинские националисты, так называемые «украинские патриоты», совершили шаги по уничтожению выработки электроэнергии на Украине собственной и уничтожение украинской металлургии. Вот какие диверсанты могли бы поступить лучше?

Группа Семенченко-Парасюка нанесла вреда больше, чем какие-либо диверсанты могли бы себе вообразить. Вот сейчас останавливаются краматорские заводы, днепропетровские заводы, мариупольские заводы. Вы представляете, сколько ДРГ нужно было бы заслать, чтобы их взорвать? А не надо было взрывать; достаточно Парасюка и Семенченко, и «ребята» просто уничтожили эти заводы на корню. Ещё немножко постоят домны в горячей консервации — они просто самоуничтожатся.

Вот такие вот полезные ребята украинские националисты, во всём, с первого шага. Если бы их не было, их надо было бы придумать. Украинского националиста Костю Гришина из Севастополя и того же Парасюка тоже надо было бы выдумать. Потому что если бы кое-кто не завизжал со сцены Майдана, что «нафиг все соглашения с Януковичем, мы пойдём брать Верховную Раду», может быть, до сегодняшнего дня существовала бы Украина.

Лохматый: Я не думаю, и не будет уже существовать. По крайней мере не в том виде, в котором она была.

Юрий Барбашов: Государства «Украина» не будет существовать, а руины, которые останутся на её месте, будут существовать, пока мы их не отстроим. Будут существовать уничтоженные дороги, будут существовать неработающие предприятия. Будут существовать голодные люди, которые на них работали. И вот за это всё нам нужно сказать «Спасибо» украинским националистам.

На самом деле сейчас руками украинских националистов совершается самое страшное преступление против украинского народа – уничтожение промышленности. Тяжёлой промышленности, машиностроения, высокотехнологичных отраслей. Люди, чьи предки строили авианесущие крейсера и космические корабли, деградируют и принуждаются для элементарного выживания копаться в навозе.

И это страшное преступление. Потому что в 21 веке человеку, который думает на русском языке, копаться в навозе недостойно.

Лохматый: Но кто-то же должен копаться в навозе?

Юрий Барбашов: Нет, никто не должен копаться в навозе.

Лохматый: Технологии?

Юрий Барбашов: Да. Человек, который думает на русском языке, должен заниматься полётами на Марс. Русская цивилизация — это цивилизация, которая первая вышла в космос. И это цивилизация, в которой выходец из самого глухого украинского житомирского села должен стать Сергеем Королевым. Нет никаких совершенно причин, ограничивающих украинцев для прогресса в Русском мире. И только в Русском мире выходец из Украины может достичь и полностью себя реализовать как человек — стать великим учёным, стать великим знаменитым писателем, философом, врачом. Просто потому, что Русским мир открывает перед ним — давно открыл — все эти возможности.

Украинец является русским человеком. И любая идеология на этой территории, которая требует отрыва от России, ведёт как к уничтожению этой территории (цивилизации на этой территории), так и к уничтожению людей здесь. Результат вы можете посмотреть после 25 лет «независимости» Украины. То есть всё, что здесь произошло, украинцы сделали своими руками, и только потому, что перестали быть русскими.

Лохматый: То есть, что они сделали своими руками? Уничтожили?..

Юрий Барбашов: Они уничтожили весь мир, который их предки строили на этой земле 350 лет. Всё, что нас окружает, всё, что здесь было построено — построено Российской Империей и Советским Союзом. Поэтому люди, которые проклинают Российскую Империю и Советский Союз — проклинают свои собственных предков и разрушают всё, что ими было построено. Вот мой родной город — Николаев, он был образован, появился на земле в результате «российской агрессии», и собственно говоря, являлся оружием этой «агрессии» на протяжении 225 лет своего существования. Это была столица российского военного судостроения. Это был уникальный город на Земле — в этом городе строились самые технологически сложные машины в мире. То есть если брать прогресс человечества, то на сегодняшний день самой технологически сложной машиной в мире является авианесущий крейсер.

Лохматый: А не космический корабль?

Юрий Барбашов: Космический корабль содержит меньше деталей. Они, может быть — каждая из них — требует больших усилий по обработке, но если взять по человеко-часам, по затратам материалов, то город на воде, в котором живут несколько тысяч человек, который может сам начать и выиграть войну — это самая сложная технологическая вещь. Так вот люди, которые вернули своих окружающих соседей от производства авианосцев к копанию в навозе, совершили на самом деле преступление против человеческой цивилизации. Нам требуются сейчас, прежде всего, уничтожить сумасшествие, идеологическое сумасшествие — когда люди наносят сами себе ущерб из-за того, что отключили мозг и перестали думать о том, кто они, или вот как они, такие как они есть, появились на этом свете; чем думали, чем занимались их предки на протяжении тысячи лет, что обеспечило этих предков теплом, светом и питанием…

Лохматый: Но на данный момент население Украины поставлено в такие условия, что думать у них времени просто нет. Надо либо заработать деньги, либо украсть их — или умрёшь с голоду.

Юрий Барбашов: На сегодняшний день население Украины взято в заложники. Да, многие этому невольно способствовали, а кто-то неудачно пытался сопротивляться. Но сейчас они все в одинаковом положении. Они в заложниках, они не имеют права голоса, они не имеют политической воли. И не могут — не будем говорить «не хотят» — оказать сопротивление диктатуре.

Лохматый: А хотят ли?

Юрий Барбашов: Хотят.

Лохматый: А они хоть понимают, что они живут при диктатуре?

Юрий Барбашов: Они это прекрасно понимают.

Лохматый: Я задаю те вопросы, которые обычно задают в комментариях под статьями «ВосходИнфо»: вот, мол, «сами хотели», «сами выбирали».

Что значит «сами выбирали»? Я чего-то не представляю себе в нашем мире абсолютно честные выборы, хоть застрели меня…

Юрий Барбашов: Ну, на самом деле уже очень давно Украина выбирала из разных сортов одного и того же дерьма. То есть на Украине просто не оказалось реальных политических партий. Вот Коммунистическая партия оказалось фейком. Просто фейком. Коммунисты, которые нашли о чем говорить с фашистами — это уже не коммунисты. Была ли пророссийская хотя бы одна партия? Да, был «Русский блок». Он как появился в виде независимой, не поддерживаемой из России мелкой политической партии, попытался заявить о себе на общеукраинском фоне — и управление им было быстро перехвачено СБУ; на этом его политическая история не закончилась.

То есть была какая-то имитация деятельности, но она никогда и не могла выйти дальше имитации, потому что другой задачи никогда и не ставилось. А те люди, которые ставили перед собой другие задачи, были устранены из политического поля. Так вот сейчас украинский народ фактически оказался в заложниках. Вот сейчас говорят: «Они сдают деньги на АТО». А я скажу, что во время немецкой оккупации они еще и здорово работали на немцев, и колхозники сдавали свою продукцию на благо Рейха, и заводы работали на благо немцев; точно также это происходит и сейчас на Украине. То есть все доступные ресурсы всегда любая политическая сила бросает на выполнение своих целей.

Но это не является целью украинского народа. Даже если взять по количеству людей, охваченных военным безумием — насильно загнанных в украинскую армию за всё это время оказалось около 300 тысяч человек. Вот вместе даже со своими родителями, членами семей и детьми — это 1 или 2 миллиона человек. Сейчас на территории Украины проживает больше 30 миллионов человек. Получается меньше 10 процентов в принципе причастных к тому, что происходит на войне, в политическом поле. Все остальные 90 процентов населения — они к этому если и причастны, если и поддерживают, то у них вместо головы телевизор.

Лохматый: Но раздаются крики: «Наказать их там всех!» Как наказать? Вот можно наказать пойманную банду Семенченко — показательно их расстрелять. Но как наказать 30 миллионов? За что?

Юрий Барбашов: В этих вопросах главное — это целеполагание? Чего ты хочешь добиться? Изменений или «кого-то наказать»?

Лохматый: Конечно, изменений.

Юрий Барбашов: Так вот, надо очень чётко полагать перед собой, чего ты собираешься добиться. Ты хочешь сплясать на чьём-то трупе? Ты хочешь увидеть улицы с виселицами на фонарях? Или хочешь превратить эту землю в цветущий рай? И вот, исходя из конечного целеполагания, нужно строить все свои действия. Если опять же обратиться к моей любимой истории, то есть два примера исторических. Это генерал Шкуро и генерал Слащев. Они воевали на одной и той же «белой» стороне.

Одно время Слащев был начальником штаба у Шкуро. И вот он ушёл от Шкуро вот по какому вопросу: Шкуро очень жестоко казнил пленных красноармейцев, просто жесточайше над ними измывался. А Слащев, став генерал и командующим отдельной армией, переагитировал красноармейцев на свою сторону. Возможно, именно поэтому, когда жена Слащева попала в плен к красным (так получилось), её свозили на поезде в Петроград, продержав некоторое время в заложниках, а потом на личном поезде Фрунзе вернули обратно к Слащеву. И после эвакуации из Крыма Белой Армии, посидев пару лет в Константинополе, Слащев вернулся в Советский Союз, не побоявшись суда. Прошёл через суд, был оправдан, стал преподавателем курсов «Выстрел», где начала готовиться советская армейская элита.

Лохматый: В любом случае, сейчас есть военные преступления, которых нельзя оставить безнаказанными. Как с этим быть?

Юрий Барбашов: У нас есть пример послевоенной Германии. Уже был пример денацификации целой страны. Есть пример Восточной Германии, есть пример Западной Германии. Есть пример стран, где тоже правили нацисты, коллаборанты. С ними расправились очень жестоко. Не всех расстреляли. Были очень тяжёлое, очень длительное тюремное наказание — просто за поддержку нацизма, за коллаборацию с немецкими оккупантами. В той же Норвегии, между прочим, тем, кто поддерживал нацистов, пришлось очень сильно пострадать.

Лохматый: Ну и я думаю, рабочие руки сильно понадобятся…

Юрий Барбашов: Речь идёт не только о преступлениях на линии фронта, речь идёт и о внутреннем терроре. То есть те же люди, которые сейчас терроризируют предпринимателей, политические силы…

Лохматый: Гражданский корпус «Азов»..

Юрий Барбашов: Не только Гражданский корпус «Азов», но и те, кто занимался реальным политическим террором. Давай говорить правду о том, что сейчас на Украине действуют «эскадроны смерти» … Об этом только сейчас стали говорить те, кто поддерживали переворот, те, кто считают себя украинскими патриотами — вот они сейчас говорят о том, что свободы слова нет, потому что действуют «эскадроны смерти». Давайте посмотрим на статистику пропавших без вести на Украине. О том, сколько пропало без вести в той же Одессе.

Лохматый: В том же Днепропетровске…

Юрий Барбашов: …В Мариуполе. Причём палачи откровенно признаются о том, что они да, убили сотни людей, закопали по посадкам. И каждый, кто поднимает свой голос, даже те, кто выходил на флэш-моб песен, они прекрасно знают, что их не только могут вызвать в СБУ — их просто могут убить в собственном подъезде, могут покалечить ребёнка, могут напасть на жену. Ведь когда мы говорим об отсутствии сопротивления на территории Украины, мы всегда забываем о том, что это население находится в оккупации.

0

3

В процессе общения на интернет-форуме «Глобальная Авантюра» довелось наткнуться на интересное сообщение посетителя форума, которое считаю необходимым процитировать:

«Недавно разговаривал со своим знакомым, которому пришлось с детства побывать в странах арабского мира, принимавшим участие в миротворческих операциях в бывших советских среднеазиатских республиках. Позже он был наёмником в иностранной частной военной компании на Ближнем Востоке.
Имеет весьма широкий круг знакомств среди наёмников и добровольцев.
А также в среде криминалитета.
Часто сообщает мне весьма интересные данные, полученные им от своих знакомых - данные, которые трудно найти в СМИ.
В общем, он начал разговор после моего сообщения на форуме Диалог, в котором я ответил на пост свидомого укра, - процитировав известные слова В.В. Путина: "Ты же понимаешь, Джордж, что Украина — это даже не государство! Что такое Украина? Часть ее территорий — это Восточная Европа, а часть, и значительная, подарена нами!".
Он рассказал, что, в общем Украина, действительно - не государство.
Это сообщество криминальных группировок, взявших под свой контроль политику, силовые структуры и экономику этого сообщества.
Выходцы из криминалитета стали украинскими политиками и держат в своих руках управление этой "страной".
На Украине присутствуют и всем управляют 8-9 криминальных групп, одной их которых руководит Коломойский.
Его группа занимается банковской деятельностью, пытается прибрать к своим рукам промышленные предприятия (особенно нефтеперерабатывающего комплекса). Он финансирует одну из самых крупных частных армий на Украину - созданные им добробаты Азов, Айдар, Донбасс - основу которых составляют бывшие зэки, выпущенные из мест заключения.
Есть совершенно особая Закарпатская преступная группа, верховенство в которой приписывают экс-губернатору Закарпатской области Балоге в тандеме со своим кумом - экс-прокурором Бенцем.
Закарпатье - регион только номинально входящий в состав Украины, оттуда не призвано ни одного вояки в АТО, большинство населения не знает украинского языка, разговаривает на венгерском...
Регион практически ничего не вносит в бюджет Украины и не получает из него тоже ничего...
Венгерская полиция, составляя карту преступности мира, на территории СНГ обозначила лишь три крупных криминальных центра – Москву, Киев и Мукачево - столицу Закарпатья.
Специализация закарпатской мафии - контрабанда, торговля...
Скромный тихий Херсон занимает видное место в поставке тяжёлых наркотиков растительного происхождения на Украину и в Европу.
Специализация Харькова - спайсы и другие синтетические наркотики.
Это не считая торговли.
Одесса - обычный набор для портового города деятельности преступных группировок.
Одним словом - Украина - пример успешного проникновения криминалитета в руководство государства, случай полного срастания преступных групп с политикой и бизнесом в масштабах целой страны.
Все политики Украины - выходцы или назначенцы из криминальных группировок, украинские партии - надстройка и порождение криминальных групп. Экономика, политика, государственные структуры Украины насквозь пронизаны криминалом, срослись с ним, и невозможно отделить криминалитет от государства.
Знают ли об этом наши западные партнёры?
Безусловно, знают и активно используют это в своих целях, в своих политических играх, направленных, в значительной мере, против России.
А Украина и её народ в данной игре - пешки, расходный материал. Который не жалко использовать и выбросить.
Естественно, ссылок в подтверждение написанного в этом сообщении, дать не могу.
Можете считать всё написанное моим личным мнением...
В сообщении могут присутствовать некоторые неточности, которые не меняют общей картины»

Это действительно даже не высказывание политика или эксперта, а частное мнение анонимного лица.

Ему можно доверять, можно отнестись скептически.

Вот только процитировал я его именно потому, что весь мой личный опыт проживания в «независимой Украине», всё, что я узнал об этом территориальном образовании, работая журналистом государственных и частных изданий, очень точно отражено формулировкой:

Это сообщество криминальных группировок, взявших под свой контроль политику, силовые структуры и экономику этого сообщества.

Для отечественных журналистов, политических аналитиков, и всех причастных к имитации политической жизни на Украине это, в принципе, давно не является секретом.

Так как большинство из них является наёмниками как раз этих группировок и выполняет их заказы, в функции работников СМИ как раз и входит создание иллюзии о наличии в стране каких-то политических сил, между которыми происходит борьба за власть.

На самом деле все причастные к процессам за кулисами рассуждают о происходящих событиях в своём кругу не терминами «революции достоинства», предназначенными для «биомассы», а всем понятным лексиконом уголовно-криминальной хроники.

«Донецкие» отжали то-то и то-то, а «днепропетровские» взяли и «отжали» у «донецких» власть. «Харьковские» немного поерепенились, но сумели с «днепропетровскими» договориться.

Самому мне с этой жестокой реальностью пришлось столкнуться ещё в те времена, когда будучи молодым, наивным журналистом, верящим в «торжество закона» и «демократические ценности» пришлось вмешаться в громкий скандал, связанный с рейдерством.

Вот тогда и пришлось узнать, что рейдерские захваты осуществляются сотнями и тысячами. Юридические отделы компаний, которые этим занимаются, заполнены отставными высокопоставленными работниками прокуратуры и МВД, а за «законностью» наблюдают их воспитанники, наследники и члены семей. В крупных аферах с переделом собственности, как правило, замешаны государственные органы, начиная от судов и БТИ, заканчивая, например, руководством Национального банка. И работает эта машина, как правило, безотказно. И вырвать понравившийся кусок из пасти одной криминальной группировки может только другая настолько же влиятельная банда. И пожаловаться некому, так как все государственные органы, суды, милиция, прокуратура, опутаны их влиянием сверху донизу.

Отдельной структурой, обслуживающей и прикрывающей этот беспредел, выступают «демократические» СМИ, принадлежащие различным группировкам. И «честные» журналисты, через которых сливается компромат на конкурентов.

Этим работникам политической кухни лучше, чем кому бы то ни было, уже очень давно известно, сколько стоит приобретение «проходного» места в списке политической партии на выборах в парламент. Прохождение в Верховную Раду по мажоритарному округу требовало десять лет назад около миллиона долларов вложений в предвыборную кампанию. А за два миллиона политтехнологи и гарантировали, и обеспечивали, как правило, желаемый результат. Причём расходы эти очень быстро окупались, так как доход обычного депутата ВР в ту пору составлял около шести миллионов долларов в год. И «демократические» СМИ, все до единого, были не только в курсе, но и в доле. Так как основная часть вложений в предвыборную деятельность доставалась именно им. И с этого они и жили.

А доходы депутаты ВР получали за лоббирование интересов как раз тех мафиозных групп, которым принадлежит территория, обозначенная на карте как Украина.

Стесняться, соблюдая хоть какой-то вид приличия и законности, мафиозные структуры, делящие между собой Украину, перестали уже после первого Майдана. После победы «демократии» на Украине количество рейдерских захватов собственности возросло в разы.

К Евромайдану, разрушившему даже видимость украинского государства привела беспардонность «донецких», которые отбирали любой понравившийся кусок, ничуть не учитывая интересы «конкурентов». Против монополистов, установивших контроль над всеми государственными органами и даже не думавших делиться, объединились практически все остальные банды.

Это и послужило причиной государственного переворота.

После него уже отпала нужда даже имитировать какую-то политическую надстройку над криминальными структурами.

К примеру, сразу после «Евромайдана» Николаевскую область возглавил Вадим Мериков. Выходец из структуры «Сигма-спорт», в 90-е годы более известной как ОПГ под контролем Олега Богомаза. Всякие бывают карьеры на свете, но из «спортсменов», собирающих дань с рынков, в губернаторы – это, согласитесь, характеризует государственный организм.

Пришедший ему на смену Алексей Савченко тоже демонстрирует замечательный пример украинской государственной карьеры. Работник правоохранительных органов в момент передела собственности между криминальными группировками стал крупным бизнесменом за счёт содействия одной из них. А из бизнеса с явным криминальным душком попал сразу в губернаторы.

Коррупция, конечно, не является украинским изобретением, но даже в самом коррумпированном государстве мира, таком, например, как США в 20-х годах прошлого века, главе мафиозного клана Аль Капоне не пришло бы в голову губернатором штата становиться или своих подручных на эту должность выдвигать.

И по своему примеру скажу, честно, лучше было бы этого всего не знать. Нужно же человеку во что-то верить или испытывать какие-то чувства к своему государству, кроме глубочайшего презрения. Нужно! Но зная всё это, уже не получается.

Сообщество криминальных группировок нельзя любить. Ему можно быть верным, но это не имеет никакого отношения к патриотизму, или к любви к народу, который эти криминальные группировки грабят, к земле, которую они разоряют.

Поэтому-то машина пропаганды, призванная сформировать у украинского зрителя ощущение, что он живёт в государстве, и работает до сих пор. Журналистам очень хочется кушать и хорошо жить. А жить вообще и, в особенности, хорошо, можно только обслуживая какую-нибудь из преступных группировок.

А украинским гражданам, для которых и предназначен весь этот околополитический медийный цирк, очень хочется верить в то, что они живут в государстве. Очень страшно открывать глаза на то, что всем им, в принципе, известно и понятно, но во что верить очень не хочется.

Поэтому легче не верить.

Вот только государством Украина от этого добровольного самообмана не станет.

Потому что абсолютно всем политическим игрокам за пределами Украины отлично известно, что она из себя представляет. Они украинским телевизором мозг себе не выжгли. И глупо обижаться на то, что кто-то осмеливается сказать вслух то, о чём украинцы знают, но в чём боятся себе признаться.

"Ты же понимаешь, Джордж, что Украина — это даже не государство!» (с)

Юрий Барбашов

0

4

Очередной этап предательства: «украинцы» уже не хотят быть «украинцами»
28.04.2017

Большие катастрофы всегда складываются из маленьких бед.

Точно так же, как гигантская мозаика из мелких фрагментов. Но не всегда за маленькими бедами видны большие катастрофы. Точно так же, как не всегда за деревьями виден лес.

Когда люди долгие годы живут в условиях конца света в отдельно взятой стране, этот локальный армагеддон воспринимается ими как нечто обыденное и само собой разумеющееся.

Индивид, страдающий хроническим заболеванием, привыкает к своему болезненному состоянию, даже если с каждым годом ему становится хуже, а дно могилы — ближе. Для него мучительное угасание — неотъемлемая составляющая существования.

Недавно мне на глаза попала короткая путевая заметка известного галичанского писателя Юрия Андруховича. Она как раз о конце света в отдельно взятой стране. Эдакая художественная зарисовка с натуры унылой обыденности украинского армагеддона.

Скажу откровенно, Андрухович — дрянь человек. И литератор — посредственный. Одним словом — типичный несвежий «галицай» с ярко выраженной нравственной ущербностью, психологической закомплексованностью и доктринёрской зацикленностью. Но он и интересен как шаблонный вариант «свидомого украйинця».

Но в этот раз его опус обращает на себя внимание как красочно описанный элемент большой украинской катастрофы, которую сам наблюдатель до конца не осознаёт. Андрухович «шершавым языком плаката» описал «бегство крыс с тонущего корабля», выпукло отобразив в своей заметке то, как типичный «украинец» легко, непринуждённо, а главное — сознательно, стремится стать неукраинцем, прилагая к этому немало усилий.

Почему он это делает? Потому что это выгодно. Да, да по нашим временам т.н. «украинцам» выгодно превращаться в неукраинцев, чтобы обрести лучшую родину.

Сейчас для граждан Украины, спешно и в массовом порядке покидающих «нэзалэжну», понятие «лучшая родина» является крайне актуальным. Жизненная философия многих из них умещается в одной простенькой фразе: «спасибо этому дому, пойдём к другому». И хоральные СУГС-вопли этой философии не мешают точно так же, как и двоемыслие.

Патриотизм «пэрэсичных украйинцив» — это кружева на шёлковых трусиках, которые символизируют их лучшую неукраинскую жизнь, на лучшей неукраинской родине. С точки зрения «пэрэсичного» хитрована, только «дурэнь» будет и дальше оставаться «укранцем», когда вся Украина неумолимо накрывается «медным тазом» под протяжный вой трембит, выдувающих реквием.

Если человек смог демонстративно отказаться от своей ментальной, культурной и языковой сущности, чтобы стать «украинцем», то он сможет без труда отказаться от чего угодно и стать кем угодно.

Поэтому жизнь очень многих «украинцев» — это непрерывная череда предательств во имя личной выгоды. Был русским. Стал «украинцем». Ну и что?

Манкурты украинства обладают удивительной приспосабливаемостью, а их душа — поразительной гибкостью. Неудивительно, что многие особо сообразительные «украинцы» уже сейчас решают, кем им сейчас выгоднее быть.

Понятное дело, что для Польши новоиспечённые «поляки» из числа украинских манкуртов — приобретение не самое лучшее, но ведь кому-то же надо в польских краях драить унитазы и выгребать навоз из свинарников. Вот поэтому и позволяют поляки «малэнькым хитрованам» из Украины безнаказанно хитрить, отбрасывая свою национальную идентичность, как ящерица отбрасывает свой хвост.

Польский социальный организм их со временем переварит, тем более, что душа, вечно ищущих выгоду хитрованов, склонна к ассимиляции.

Времена такие. Каждый спасается как может. В индивидуальном порядке. (Коллективное спасение уже невозможно.) В условиях стремительно идущей ко дну «нэньки» все средства хороши. Да и неприлично сейчас быть «украинцем». Даже позорно. А главное — невыгодно. Это главный итог 25 лет «нэзалэжности». Поэтому торопятся бывшие русские, а теперь нынешние «украинцы» получить карту поляка и стать поляками.

В общем, даю слово Юрию Андруховичу, безжалостно переведённому мной на «кляту москальську мову»…

«Едут из Черновцов. Из Снятина едут. И из Коломыи. Последние досаживаются во Франике.

Всё, до Львова остановок больше не будет. Это утренний региональный экспресс. Между Фраником и Львовом — никакой остановки, всё. Кто сел, тот успел.

Я за ними наблюдаю. Сначала так только, мимоходом. И, надо честно сказать, вскользь. Далее — с каждым разом с большим интересом.

Их много — с два вагона наберется. Видимо, их ежедневно примерно столько же. Они разного возраста, разного пола и телосложения. Что их объединяет — это, прежде всего, схожесть с какими-то не очень настоящими, а скорее кинокомедийними студентами, которые за пять минут до экзамена, дико волнуясь, лихорадочно повторяют всё, чего всё равно вызубрить уже не успеют. Кажется, ещё немного — и они начнут обмениваться шпорами и подсказками.

Они едут в консульство Республики Польша. У каждого из них решающее собеседование для получения карты поляка. Украинцы массово захотели стать поляками. А это, хочешь не хочешь, требует усилий. Идут последние приготовления к решающим собеседованиям. Звучат вслух памятные исторические даты: битва под Грюнвальдом, Люблинская уния, Конституция 3 мая.

Если бы так старательно изучали свою историю, то, может, и не было бы необходимости в карте поляка, зло думается мне.

Хотя я в душе не изоляционист, но слышу его самопроизвольное пробуждение. То есть в душе я все-таки изоляционист?! Господи! Вот и Щерек (Земовит Щерек — известный польский журналист, писатель и переводчик, автор книги «Придёт Мордор и нас съест, или Тайная история славян» — А.В.), говорят, в недавнем номере «Polityki» вспоминает, что у меня «националистические выходки». Это потому, что мне «Волынь» не нравится. Жаль только, что родные националисты все равно, сука, этого не оценят.

Но довольно об этом. Я продолжаю наблюдение за соискателями карты поляка сыновьями и дочерьми моего украинского народа.

Кроме истории Польши, все зубрят римско-католический катехизм. Экзаменатор консульства в этом смысле строгий. Обязательно спросит, ходишь в костел и как часто. Поскольку мало ему, супостату, услышать «та ходзе кожну нєдзєлю, пан», то может огорошить требованием прочитать наизусть pacierzа («Отче наш» по-польски — А.В,). И только наиболее находчивые умом сообразят, что речь идёт о банальном отченаш. Правда, в польском переводе. И тут начинается искусство — правильно прочитать отченаш на польском.

История, религия. А литература? Неужели они сейчас начнут цитировать наизусть «Крымские сонеты» Мицкевича? А если «Ogniem i mieczem»?

Был бы пьяный, думается мне, то встал бы и на весь вагон заорал из Тараса Григорьевича: «Если бы вы учились так, как надо, то и мудрость бы была своя!» Но быть пьяным в девять утра я ещё не привык, поэтому с особенно циничной трезвостью наблюдаю за развитием этого глубоко пародийного действа.

Люди ищут себе родину. Та, которая считалась таковой до сих пор, не оправдывает ожиданий. Стоит её поменять на соседнюю. Тем более, соседняя не против, а очень даже за.

Но на что она, идиотка, при этом рассчитывает?

Точнее — на кого. На этих моих спутников с регионального экспресса, массовых соискателей карты поляка? Но лучше бы вы принимали миллионами тех сирийцев, которых так боитесь! (Это я так мысленно к польскому правительству). Это таких, как эти здесь в поезде, вы собираетесь ассимилировать? Укрепить с их помощью генетику? Отбелить расу?

Вернуть государственность od morza do morza?

Вопрос, конечно, кто кого. В смысле — кто кого дурит. Нет, не так прямолинейно — кто кем воспользуется. Поляки украинцами — для разрастания нации, пополнения рабочей силы, улучшения экономики и (чем чёрт не играет!) возвращения территорий? Или украинцы поляками — для проникновения к их благам, зарплатам, европейским бумагам, пропускам, трудоустройствам?

Чтобы, получая свои заоблачные 800 долларов в месяц, жить себе и не тужить, на досуге смотреть тот самый 95-й квартал, слушать ту же попсу и в заднице иметь все те балтийско-черноморские фантазии? То есть вести себя по-нашему, нормально, хоть и с картой поляка в заднем кармане?

Ладно. Будем считать, что это игра. Игра в карты с поляками.

И здесь мои соболезнования братской Польше. Она засела играть с партнерами крайне ненадежными. Недаром же их любимая игра называется дураком.

В тот же вечер — так уж получилось, потому что случайностей не бывает — случайно читаю «Dziennik. Gazeta Prawna». Из газетного материала следует, что в Польше работают 1 200 000 украинцев. И это не удивляет. Но появляются и новые для меня моменты: «Рядовой мигрант из Украины — молодой, имеет в среднем 33 года (так и хочется крикнуть — твой возраст, Иисус Христос, — Ю. А.). В предыдущие годы средний возраст составлял 42».

Мы помолодели в Польше, говорю себе не без горечи. Это дома мы стареем.

Однако этого мало. Потому что дальше так: «Из среды более миллиона мигрантов преобладают…» ВНИМАНИЕ! «…жители восточных областей Украины»!

Братья и сестры, хочется мне кричать. И вы, дорогие жители востока?! Вы ещё большие предатели, чем мы, галичане?!

Но чтобы закончить всю эту филиппику как-то позитивнее, доцитирую из той же газеты «Украинцы-мигранты хорошо образованны (почти 38% имеет диплом вуза) и чрезвычайно трудолюбивы (в среднем украинцы работают 54 часа в неделю)».

Трудолюбивые и образованные, и все гениальные, такие, что свернули бы горы, думается мне. И почему бы им, таким хорошим, не работать и по 72 часа в неделю, спасая Польшу?

Только бы не Украину».

Андрей Ваджра

0

5

Человек, который выдумал Украину и ее историю
Опубликовано 3 мая, 2017 - 09:46
http://se.uploads.ru/t/KGI5g.jpg

У великого украинского писателя-юмориста Остапа Вишни есть просто замечательные строки: «Был когда-то, как вы знаете, недоброй, бородатой памяти профессор Грушевский. Он научными своими разведками окончательно и убедительно доказал, что вот та обезьяна, от которой, по Дарвину, произошел человек, — так обезьяна та была из украинцев.

И что вы думаете, так и могло быть, потому что при раскопках неподалеку от речки Ворсклы, как говорит профессор Грушевский, нашли два волоска — один желтый, другой — голубой. Так желтый волосок — с правого той обезьяны уха, а голубой — с левого. Против фактов не попрешь».
Михаил Грушевский в украинской национальной мифологии — личность выдающаяся. Во-первых, так как именно он эту мифологию изначально создавал, а, во-вторых, так как его считают «первым президентом Украины» (что, кстати, в корне не верно). Вот только о подробностях биографии «великого украинца» сегодня в Киеве говорить очень не любят.

А зря. Ведь в ней было просто море всего интересного. В частности, она позволяет понять то, откуда взялись «древние украинцы» и государство «Украина-Русь» в современных школьных учебниках…

Михаил Сергеевич появился на свет в 1866 году в Холме (сегодня это территория Польши) в уважаемой семье. Его отец был преподавателем русского языка и автором учебника по церковнославянскому языку, официально принятого Министерством образования Российской империи. Михаил получил в наследство от отца авторские права на книгу, что позволило ему вести безбедную жизнь, занимаясь общественно-политической и научной деятельностью за счет государственной казны.
В юности Грушевский несколько лет прожил в Тифлисе, после чего поступил на историко-филологический факультет Киевского университета, который он окончил в 1890 году. Благодаря прилежной учебе и покровительству некоторых преподавателей, Михаил по выпуску остался при университете, где в 1894 году защитил магистерскую диссертацию, после чего в его жизни начались потрясающие метаморфозы.

Здесь нужно сделать необходимую оговорку. Термин «украина», известный по летописям еще с XII века, столетиями использовался исключительно как имя нарицательное. Обозначал он «пограничье». «Украины» были как киевские и черниговские, так и рязанские, амурские. Как более ли менее устоявшееся название по отношению к территории современной Украины его начали применять лишь с конца XVIII — начала XIX столетия. Причем, без какой-либо этнической нагрузки. Даже в «Кобзаре» у Тараса Шевченко термин «украинец» отсутствует в принципе.

Идея «инаковости» населения территории современной Украины возникла в первой половине XIX столетия с подачи польских и российских революционеров, пытающихся таким незамысловатым образом ослабить российское самодержавие. «Широкие народные массы» же четко идентифицировали себя с русским народом.
Переломный момент в том, что позже назовут «украинизацией», произошел в середине XIX века в Австрии. Руководство империи сообразило, что русское население Галичины и других подконтрольных Вене земель, тяготеет к России. Поэтому из местных русских методом кнута и пряника (угроз и щедрых посулов) начали ковать новую этническую общность — для начала русинов или рутенов.
Официальная Вена прямым текстом донесла до подвластного ей славянского населения, что на какую-либо поддержку оно может рассчитывать только в том случае, если откажется от совместной этнической идентификации с русскими.

Постепенно австрийские власти пришли к тому, что «национальный вопрос» можно попытаться использовать для расширения собственных границ за счет восточного соседа. Безобидную упрощенную азбуку-«кулишовку», созданную для обучения крестьянских детей грамоте, преобразовали в украинский национальный алфавит. На территории Малороссии начали финансировать создание «культурно-просветительских организаций», пропагандирующих «инаковость» населения юго-западных регионов Российской империи.
Жителям Карпат стали объяснять, что они «один народ» с жителями Поднепровья, но только не русский и не российский, а некий совершенно отдельный. Представителей «новоиспеченного этноса» при этом называли по-разному: украинцы, малороссияне, русины, южнорусы. Задумка австрийского правительства понравилась и властям стремительно крепнущей Германии, которая начала проявлять оживленный интерес к событиям, происходящим в Киеве.
На этом этапе к большой пропагандистской игре и был подключен Михаил Грушевский.
В 1894 году австрийские власти «выписывают» его во Львов, дают кафедру в местном университете и выделяют щедрое финансирование. Грушевский по заказу спонсоров практически сразу выдает на-гора концепцию беспрерывного этногенеза украинцев со времен существования антских племен и Древнерусского государства, которое, по словам ученого, являлось «украинской державой».
Он публикует несколько небольших исследований по «истории Украины» и садится за написание многотомной «Истории Украины-Руси».

В «конкурсе» на лучшие «топоним и этноним» побеждают термины «Украина» и «украинцы». Грушевский утверждает, что термин «Украина» стал именем собственным еще в XVI веке, правда, не удосуживается привести в подтверждение своих слов хотя бы сколько-либо убедительные доказательства.
Из трудов Грушевского это ничем не доказанное утверждение пойдет кочевать по массе учебников и пособий… По данным российской контрразведки, Грушевский все это время получает щедрое вознаграждение от австрийских специальных служб. На эти средства он выпускает печатную продукцию, регистрирует общественные организации, принимает участие в работе Украинской национально-демократической партии.

При этом профессор, сохранивший российский паспорт, все активнее начинает навещать империю, где оказывается фактически «под колпаком» у контрразведчиков.
В 1910 году жандармы фиксируют постоянные контакты Грушевского с австрийским консулом в Киеве, которому ученый передает некие материалы. Во время обыска его жилья устанавливается, что Грушевский хранил у себя антироссийскую литературу и бухгалтерские записи, свидетельствующие о его подрывной деятельности против России за австрийские деньги.

В 1914 году на фоне приближения и начала Первой мировой войны Грушевский резко активизирует антироссийскую и проавстрийскую пропаганду. Во время очередного визита в Киев его задерживают жандармы. При обыске по месту жительства у Михаила опять находят печатную продукцию антироссийского содержания и отправляют его в ссылку в Симбирск. Однако пробыл там Грушевский недолго. В его поддержку массово выступает либерально-демократическая интеллигенция, завалившая Санкт-Петербург своими посланиями в поддержку проавстрийского профессора.

Сначала его переводят в Казань, а в 1916-ом — в Москву. После Февральской революции он немедленно возвращается в Киев, где его к тому времени уже избирают заочно на должность председателя Украинской Центральной Рады.

Бывший ранее записным либералом, Грушевский на глазах «левеет» и становится одним из учредителей Украинской партии социалистов-революционеров.
19- 21 апреля на Всеукраинском национальном съезде его переизбирают президентом Украинской Центральной Рады. Никаким «президентом Украины» он при этом не был: сама его должность называлась иначе, а Украина на тот момент не обладала даже автономией в составе России.
В ноябре 1917 года Грушевский избрался по Киевскому округу во Всероссийское учредительное собрание. В январе 1918-го он буквально несколько день побыл виртуальным «главой государства» (уже существующая только на бумаге Украинская Народная Республика провозгласила о своей независимости).

В начале февраля 1918 года представители Центральной Рады подписали с Берлином и Веной мирный договор, согласно которому Украина была оккупирована Германией и Австро-Венгрией.

В апреле Павел Скоропадский с подачи немцев разогнал Центральную Раду, но карьера Грушевского на этом не закончилась.

В 1919 году «экс-президент ЦР» переехал в Австрию и даже основал социологический институт, но дела у него там шли «не очень» (по понятным причинам, бывшим спонсорам было уже совсем не до него). Поэтому некогда возглавлявший антибольшевистское сопротивление, Грушевский стал проситься разрешить ему вернуться в Россию.

В СССР в это время как раз разворачивалась кампания по «коренизации», и предложения беглого профессора оказались как нельзя кстати.
В 1924 году ему разрешили вернуться, дали место профессора в Киевском университете, сделали его действительным членом Академии наук СССР и назначили на ряд научных должностей. С его подачи в советские учебники перекочевала концепция о наличии отдельного украинского этноса (хоть и не со времен антов, как ему того хотелось бы).

В 1931 году Грушевский был задержан по обвинению в «контрреволюционной деятельности», но вскоре вышел на свободу. Зато репрессиям после этого массово подверглись его ученики и сотрудники. Некоторые историки утверждают, что сдать их мог именно «экс-президент».

В 1934 году Грушевский умер. Его работы в связи со сворачиванием политики коренизации были запрещены. Семья Грушевского подверглась репрессиям по доносу его же ученика — Константина Штеппы, который сначала был белогвардейцем, затем — осведомителем НКВД, в годы войны — агентом гитлеровской СД, а после ее завершения — сотрудником ЦРУ…

Труды Грушевского всегда подвергались ожесточенной критике со стороны научного сообщества. От участия в дискуссиях, когда от него требовали опираться на факты, Михаил Сергеевич обычно отказывался (как это было в случае с Иваном Линниченко, от полемики с которым создатель концепции Украины просто уклонился).
Как отдельные приведенные Грушевским факты, так и его концепция в целом в годы Великой Отечественной войны активно использовались в пропагандистских целях гитлеровцами, а после 1991 года — без дополнительной проверки были перенесены в украинские школьные и вузовские учебники. И теперь на основе идей Грушевского о «древних украинцах» и «Украине-Руси» куется новая антинаучная нацистская идеология.

Портрет Грушевского красуется на украинской 50-гривенной купюре, в его честь названа улица в центре Киева, в украинской столице ему установлен памятник. Но о некоторых деталях в его биографии на Украине, как уже говорилось выше, вспоминать не любят.

Ну как объяснить школьникам и студентам, почему «великий украинец» униженно просил принять его назад из «просвещенной Европы»? Как прокомментировать факты его работы на австрийскую разведку? А затем — странную лояльность к нему со стороны советских правоохранительных органов?

Современники Грушевского недолюбливали. Писатель-юморист Остап Вишня посвятил антинаучным идеям Михаила Сергеевича саркастический материал под красноречивым называнием «Тридцать сребреников», несколько фраз из которого мы процитировали в начале статьи.

До Грушевского «украинская концепция», которую продвигали австро-венгерские и германские спецслужбы, не была стройной и монолитной. В своей наукоподобной беллетристике Михаил Сергеевич банально обманывал людей, заставляя их верить в выдуманные им самим факты. Потом его концепцию приняли на вооружение бандеровцы, резавшие под рассказы о былом величии «украинорусов», женщин, детей и стариков по приказу гитлеровцев.

Сегодня, благодаря оплаченным австрийскими спецслужбами сто с лишним лет назад сказкам, украинские школьники вскидывают руки в нацистском приветствии, а на Донбассе льется кровь. Выбери австрияки на место Грушевского кого-то другого, смог бы он действовать так же эффективно? Неизвестно… Роль личности в истории все-таки недооценивать не стоит…+

Святослав Князев

Отсюда:
http://www.kramola.info/vesti/novosti/c … e-istoriyu

0

6

http://s5.uploads.ru/t/ach2J.jpg

0

7

Шароварный нацизм — история одной деградации
09.06.2017
http://rusvesna.su/sites/default/files/styles/node_pic/public/maydanutyy_patriot.jpg

Даже будучи убеждённым антифашистом и интернационалистом, можно понимать (но не принимать) основания, на которых строилась расовая идея нацистской Германии, пишет «Журналистская правда».

У немцев за плечами викинги, которые страшили набегами половину мира, героический эпос «Старшей Эдды» на 1500 страниц, Зигфрид и Парсифаль, опера, музыка Вагнера, тевтонский и ливонский ордена, прусский милитаризм, мощная философия и литература, монументальная архитектура, Священная Римская Империя германского народа и куча всего другого.

Итальянские фашисты апеллировали к Древнему Риму. Имперские орлы, фашины, легионы, «S.P.Q.R.», контроль над практически всем средиземноморьем (и не только), преемственность греческой культуры и философии, опять же опера, Ватикан, Возрождение, Венеция, художники и скульпторы, также можно продолжать достаточно долго.

Японские нацисты также опирались на богатейшую историю и культуру. Самураи, сэнгоку дзидай, сёгунат, император, путь и культ меча, Фудзи, синтоизм, театр, суши, анимэ (шучу). В общем, тоже понятно, почему можно задирать нос.

Даже монгольских нацистов (такие тоже есть) можно кое-как понять. У них (на самом деле не у них, но пофиг) был Чингиз Хан, и Орда охватывала огромную территорию (и ещё ряд стран долгое время были их данниками).

Турецких нацистов можно понять, британских, французских, испанских, скандинавских. Не разделять их убеждения, но хотя бы понимать. Но украинские — это какой-то позор!

Начать с того, что один из основателей и главных идеологов укронационализма Михновский был жалким неудачником. Он влюбился в иностранку, которая его послала, после чего он и писал в своих «теоретических работах», что «нельзя верить иностранкам». Впрочем, женщины ему не давали и потом. Кончил пан Михновский тем, что повесился на груше. И его жирное тело после смерти сломало ветку бедного дерева.

Да и в целом в идеологии украинского национализма нет ничего аутентичного и автохтонного. Это вторичный компилят из творчества немецких и польских националистов и нацистов.

Причём даже толком не систематизированный, а больше напоминает просто кучу бестолково надёрганной копипасты и откровенного плагиата.

Собственно, среди главных теоретиков «украинства» вообще не было «украинцев». Михновский и Липинский были поляками, а Донцов — русским.

Впрочем, ничего удивительного, потому что никакой украинской философии не существует и никогда не существовало.

Франко считал себя русином (и настаивал на этом), а Сковорода был ярким представителем Петербургской философской школы, равно как и Львовские философские студии были православными и русофильскими. Никаких других философов и философских школ на этой территории не было. Поэтому «украинство» придумывали иностранцы — поляки, австрийцы и вырусь Донцов (причём последний, как я подозреваю, с чисто авантюрными мотивациями, как нынче Климкин или Саакашвили).

Ну и на какой базе мог выстроиться так называемый «украинский» нацизм?

Могучая и героическая история? Сначала под Ордой, потом под ВКЛ, потом под Речью Посполитой и Польшей, потом в составе РИ и СССР — никакой самостоятельной истории у «Украины» никогда не было.

Попытки примазаться к Руси неизбежно оказываются несостоятельны, поскольку даже эндоэтноним «Украина» не применим к Руси и не имеет с ней ничего общего.

А территория, которая сейчас входит в состав «Украины», входила в состав Австрии, Венгрии, Румынии, Крымского Ханства, ВКЛ, Польши и ещё ряда других государств.

Вторичность «Украины» заключается даже в том, что из состава Речи Посполитой она была выделена усилиями русских царей, равно как и большая часть территории была присоединена к ней русскими (во времена РИ и СССР).

Даже величайший исторический персонаж в истории Украины — Зиновий Богдан Хмельницкий всегда подписывался «полковник русский» и включил «Украину» в состав России (в результате Переяславской рады).

Во Второй мировой украинские нацисты были вторичны по отношению к Третьему Рейху, были его холуями и полицаями. Газеты украинских националистов славили Адольфа Гитлера и призывали ехать работать в Германию. И сейчас укронацисты ждут безвиза, чтобы ехать работать в Польшу и другие страны ЕС.

Даже один из лидеров украинских националистов Шухевич был всего лишь гауптманом (младшим офицером, даже не комбатом! — командовал батальоном немец по фамилии Моха) во вспомогательном 201-м шуцманшафт карательном батальоне. Укронацисты не воевали на фронте, а занимались уничтожением мирного населения (как на Украине, так и в Белоруссии) и охраной концлагерей.

Как видим, история украинского национализма предельно жалкая и убогая.

И все попытки «выкопать Чёрное море», записать в украинцы Иисуса Христа и Будду или заявить, что древние греки говорили на украинском — смотрятся откровенно ничтожно и заслуживают только на укол аминазина.

Если нет истории, на основании которой можно строить теорию о «расовом превосходстве над москалями», то может есть выдающаяся культура? Философия? Литература? Опера или балет? Героический эпос?

Писатели уровня Толстого или Достоевского? Может «Кобзаря» экранизируют в Голливуде, как «Войну и мир» или «Анну Каренину»?

Композиторы уровня Чайковского, Мусоргского или Глинки? Тоже нет? Тараса Петрененко с его «Твои зелёные лосины во мне самом родят лося» не предлагать.

Может балет? «Лускунчик», не? Или опера, равная «Князю Игорю»?

Может учёные? Пирогов — русский. Сикорский — поляк. Амосов — русский. Королёв — русский. Советских учёных укронацисты всех сами «декоммунизировали», теперь не примажутся.

Может выдающиеся государственные деятели, равные Ивану Грозному, Петру Великому или Иосифу Сталину? Самый выдающийся — всё тот же Хмельницкий, но он клятый москаль.

Больше никого за границей и не знают (всех этих Мазеп, Петлюр и Скоропадских).

Единственный писатель, которого породила Галичина — это Леопольд фон Захер-Мазох. Который, во-первых, австриец, а во-вторых, я бы таким не гордился.

Так на чём строится «величие» Укронедорейха? Все войны они проиграли, все их лидеры плохо кончили (Мазепу вши заели в Молдавии, остальных вообще пристрелили как бешеных собак). «Сичовых стрельцов» практически уничтожили в первом же сражении, бандерлоги вообще открыто не воевали ни дня, их ловили по лесам и выкуривали из схронов, как глистов.

Кстати, я также не понял, в чём их европейскость? Шаровары, чоботы, оселедцы, вуса, жупаны, шабли — это всё матёрая азиатщина, татарщина и оттоманщина.

Все утверждения о «европейскости» протоукров — ничем не обоснованная пустышка.

Укрорагули никак не могут понять, что цивилизация — это всегда город. Полис, форум, университет. А не хутор и «садок вышневый биля хаты». Не вышиванка и соха, а камзол и циркуль.

Вторичность, во всём вторичность и ущербность. Вторичность в стремлении «как у Эуропе», а ещё больше — в стремлении в эту самую Европу сбежать любой ценой.

Вторичность даже в том, что каждый день я вижу в российском «вконтакте» (запрещённом на Украине) скачущих майданутых русофобов, но разговаривающих не на древнеукраинской мове (мове древнегреческих философов, ога!), а на клятом москальском оккупационном языке. Манкурты, сэр.

Рессентимент, манкурты, выруси, лузеры и обиженки.

На чём строится ваша теория об укронадлюдынах, нищие, холопствующие и пресмыкающиеся свидомиты?!

Александр Роджерс

0


Вы здесь » Форум В шутку и всерьёз » Политика » Украинский вопрос