Форум В шутку и всерьёз

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Если бы...

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Что было бы, если бы Берия захватил власть в 1953 году

В 1953 году Берии шел 54-й год. Став главой государства, он мог еще долго находится на вершине власти, но его казнь оборвала такие перспективы. Что же могло ожидать СССР в случае победы одного из сталинских соратников?

Преобразователь

Сталин не оставил после себя преемника, после смерти вождя сразу 4 человека претендовали на главный пост страны – Берия, Хрущев, Маленков и Булганин. В итоге власть была поделена между двумя политиками – Григорием Маленковым, который занял должность Председателя Совета министров и Лаврентием Берией, ставшим заместителем Маленкова и министром внутренних дел. Впрочем, реальным главой страны был именно Берия. Опираясь на силовые структуры, Берия в короткий срок сменил руководителей МВД во всех союзных республиках и в большинстве регионов РСФСР, а новые назначенцы уже сами проводили замены кадров в средних звеньях на лояльных Берии людей. За несколько месяцев нахождения на самом верху власти Берия смог себя зарекомендовать как амбициозный политик: по его инициативе была проведена масштабная амнистия, прекращены процессы против политзаключенных. Лаврентий Павлович намеревался ликвидировать колхозный строй и расширить права всех республик в составе СССР. Он также был сторонником сближения СССР с Западом.

Взять силой

Имел ли бы Берия возможность не допустить своего свержения и взять власть силой? В мае 1953 года он пребывал на пике своего могущества и при помощи административного ресурса вполне мог расправиться со своими оппонентами. Журналист Алексей Дурново считает, что недостаточно было арестовать Хрущева и Маленкова, нужно было взять под стражу еще несколько десятков их сторонников. Следующий шаг – объяснить стране, что в партию прокрались враги, саботирующие построение социализма, и обезглавить оппозицию. Тогда, по словам Дурново, Берия долго мог бы «наслаждаться властью, не колыхая огромный Союз». Лаврентий Павлович мирно бы состарился, награждая себя орденами и званиями, пользовался бы почетом в Политбюро и уважением в народе. Журналист считает, что «бериевский СССР» был бы во много похож на ту страну, которую мы позднее увидим при Брежневе.

Упущенный шанс
Многие современные историки полагают, что с гибелью Берии мы потеряли талантливого и деятельного человека. Они уверены, что социализм при Лаврентии Павловиче продолжил бы развиваться «успешно и гармонично», и задача построения в СССР коммунистического общества становилась бы вполне реальной. Автор работы о Берии писатель Сергей Кремлев отмечает, что СССР 1950-х годов имел весьма впечатляющие перспективы. По его мнению, для их реализации идеальным сочетанием руководителей стал бы тандем Маленков–Берия, «где Берия сидел бы позади Маленкова, но вовсю крутил бы педали». При таком политическом раскладе Хрущев вероятно остался бы в Политбюро, но утратил бы пост первого секретаря Московского комитета партии. Эксперты уверены, что провалы Хрущева в области сельского хозяйства, где он считался специалистом, привели бы к закату его карьеры. Кремлем полагает, что если бы Берия остался у руля власти, то вся история планеты могла бы развиваться по совершенно иному сценарию: идти не путем милитаризации и капитализации, а дорогой построения достойного и справедливого сообщества трудящихся. В этом смысле Кремлев рассуждает о Берии, как об упущенном шансе не только России, но и всего человечества.

Разоблачитель Сталина

Принято считать, что культ Сталина развенчал Хрущев. Однако еще весной 1953 года, находясь на посту руководителя МГБ, Берия стал автором ряда законодательных и политических актов, которые косвенно изобличали сталинский режим и репрессии 30–50-х годов. Некоторыми историками это было воспринято как первое веяние демократических перемен. Более того, Берия прекратил инициированное Сталиным так называемое «дело врачей», по которому под предлогом заговора против советских лидеров преследованиям подвергся ряд талантливых специалистов. Все они были реабилитированы в двухнедельный срок. Многие уверены, что в случае сохранении власти Берия продолжил бы пересмотр дел репрессированных. Правозащитник Валерий Борщев, напротив, называет мифом борьбу Берии со сталинизмом. Берия, с его слов, и дальше бы проводил в жизнь сталинские методы репрессий и сталинскую методику подавления; ГУЛАГ бы никуда не исчез, а мы получили бы вариант диктатуры близкий к чилийскому.

К демократии

Многие специалисты не согласны, что при Берии нас ждало бы тоталитарное будущее. Блогер Анна Фриз считает, что Лаврентий Павлович делал все, чтобы демократизировать общество. Взять, к примеру, его записку в Президиум ЦК об упразднении паспортных ограничений у крестьян. Идея Берии оказалась реализована лишь в 1970-е годы. Заслуживает внимания и попытка Берии разделить полномочия властей, чтобы идеология ограничила свое влияние на хозяйственную жизнь страны, а также предложение вернуться к власти Советов, которая стала возможной после Февральской революции 1917 года. Главный научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН Георгий Мирский полагает, что даже стремление к демократии не лишило бы Берию желания занять место Сталина. Однако ему бы это не удалось. На его пути оказалось бы много препятствий, к примеру, маршал Жуков.

Навстречу Западу

Берия был сторонником налаживания отношений с Западом. Он намеревался восстановить отношения с Югославией, а также предложил отказаться от строительства социализма в Восточной Германии, разрешив слияние ГДР с ФРГ. По мнению Мирского, СССР при Берии отказался бы от пути милитаризации, не пошел бы на эскалацию «холодной войны» и не вверг бы в свою авантюру Кубу. А отношения с США, со слов эксперта, были бы гораздо болен «легкие».

Ликвидация СССР

Одним из мотивов свержения Берии была уверенность Хрущева в том, что его оппонент намеревается развалить СССР. Вот что говорил Никита Сергеевич на ХХ съезде КПСС: «Берия имел разработанный план ликвидации советского строя. То, что он не решался сделать при жизни товарища Сталина, он начал проводить после его смерти, начал дискредитировать политику величайшего Ленина, подготовляя захват власти и установление контрреволюционной диктатуры. Он начал усиленно продвигать участников заговорщической группы на руководящие должности. В своих антисоветских изменнических целях Берия и его сообщники предприняли ряд преступных мер для того, чтобы активизировать остатки буржуазно-националистических элементов».

По-сталински

Доктор исторических наук Андрей Сахаров не верит, что Берия, как человек, который прошел сталинскую школу террора, стал бы менять систему. Ведь именно с ним было связано развертывание структуры ГУЛАГа, его имя было запятнано репрессиями 30-х годов. Впрочем, проекты Берии Сахаров навал более либеральными и прагматичными, чем сталинские. Никита Петров, заместитель председателя Совета научно-информационного и просветительского центра общества «Мемориал», полагает, что у Лаврентия Берии были очень незначительные шансы зацепиться за власть. Даже если бы ему удалось отвевать место под солнцем, то ненадолго. В 50-х витал еще сталинский дух, отмечает Назаров, и поэтому с Берией расправились «совершенно по-сталински».

© Русская Семерка russian7.ru

0

2

Что было бы с СССР, если бы не было Горбачева

«Такую страну развалил!» – в подобном духе сегодня общественность оценивает итоги горбачевской Перестройки. Но попробуем представить, что Михаил Горбачев не добрался до вершины власти. Был ли шанс у СССР сохраниться в прежнем формате при другом лидере?

Заложники стабильности

На момент прихода к власти Михаила Горбачева СССР все еще казался крепкой державой со стабильной экономикой. Но это на первый взгляд. Руководство страны не могло не настораживать, что эта стабильность достигалась за счет рекордных доходов от продажи углеводородов, которые к 1980 году составляли 67% союзного бюджета. Но даже при таких благоприятных факторах к началу 1980-х СССР сталкивается с дефицитом отдельных товаров и услуг. Не в последнюю очередь к этому привели недостатки плановой экономики, приведшие к низкой производительности труда (в 5 раз ниже, чем в Германии, США или Канаде). Легкая промышленность и сельское хозяйство не успевали удовлетворять растущие запросы населения. Товарный голод привел к проблеме очередей. Уже с конца 1970-х недостаток продуктов питания на прилавках государство пытается компенсировать увеличением производства товаров низкого качества (например, колбасы с добавлением воды и крахмала). Растут цены, а вместе с ними – экономическая коррупция и преступность. Но беда не приходит одна. Начинаются волнения в странах соцлагеря, и Советский Союз вынужден наращивать экономическую помощь государствам, входящим в Совет экономической взаимопомощи. Огромную брешь в бюджете страны пробивают военные расходы, особенно после введения войск в Афганистан. СССР, обладая почти втрое меньшим объемом ВВП, чем США, с трудом пытается удерживать военный паритет с Пентагоном. Совсем некстати начинают падать цены на нефть.

Неизбежность

Многие признают, что кризис 1980-х вынуждал власти в срочном порядке приступать к реформам, причем не только экономическим, но и политическим. В 1985 году они были уже запоздалыми. Кто бы ни находился у власти вместо Горбачева, выбор он имел ограниченный: либо глобальные перемены, способные расшатать устоявшуюся государственную систему, либо попытка силовым способом удержать власть партократии. Однако и тот, и другой путь практически неизбежно вел к краху всей коммунистической системы. Горбачев выбрал первый вариант – Перестройку. Он декларировал гласность, разрешил кооперацию, прекратил холодную войну, позволив тем самым не только снизить военные расходы, но и привлечь международную помощь, писала журналист Елена Селиванова. По ее словам, Перестройка смогла лишь смягчить удар и стать основой для последующей либерализации экономики. Но поскольку резервов у страны не было, принятых мер оказалось недостаточно для предотвращения банкротства СССР. Доктор политических наук профессор РАН Олег Барабанов отмечает, что в контексте сложившейся обстановки ключевым вопросом является, могло ли быть ускорение без Перестройки? "Увлекающаяся натура Горбачева, деятельность его ближайших соратников и помощников (Яковлева, Шахназарова и других), подталкивавших его к реформам, видимо, делали политическую перестройку неизбежной», – заключает Барабанов.

Андропов

Первым необходимость перемен признал Юрий Андропов. Меньше чем за год пребывания у власти он сумел укрепить трудовую дисциплину, усилить борьбу с коррупцией и ужесточить внешнюю политику. Причем он не собирался отказываться ни от руководящей роли партии, ни от противостояния Западу. Многие сегодня воспринимают Андропова как идеального советского лидера, способного проводить успешные реформы. Но смог бы Советский Союз повторить экономическое чудо Китая? На этот вопрос ответить трудно. По крайней мере мемуары помощников Андропова свидетельствуют о серьезных намерениях генсека. Представим, что здоровье Андропова не подвело, и он остался у власти. Экономисты говорят, что Андропов, хорошо знавший изьяны советской хозяйственной системы, начал бы структурные изменения наподобие горбачевской Перестройки. Однако, как более жесткий управленец, он все бы делал гораздо последовательно. Что бы нас ожидало? Скорее всего, улучшение результатов, достигнутых при его недолгом правлении. Напомним, что по итогам 1983 года выросли по сравнению с 1982 годом промышленное производство (на 4%) и производительность труда (на 3,5%), а товарооборот увеличился на 8 миллиардов рублей. Политологи не исключают, что для достижения своих целей Андропову пришлось бы организовать внутренний переворот, уничтожив коллективное управление. В противном случае любые непопулярные меры встречали бы противодействие соратников по партии. Бывший глава КГБ уж точно бы не стал искать консенсус, как это делал Горбачев. Публицист Арсений Замостьянов настаивает, что все реформы Андропова носили бы консервативный характер. И если бы он прожил еще хотя бы лет пять, то подготовил бы себе преемника, но не Горбачева, которого к тому времени сумел бы раскусить, а, вероятно, Рыжкова, Лигачева или Воротникова, продолживших бы дело своего предшественника, полагает Замостьянов. Во внешней политике Андропов последовательно продолжил бы давить на Запад и, скорее всего, нашел бы зеркальный ответ на развертывание американцами программы Стратегической оборонной инициативы (СОИ). Учитывая ограниченность советского бюджета по сравнению с американским, гонка вооружений заставила бы Андропова перераспределить статьи доходов в пользу развития оборонного комплекса, возможно, в ущерб социальной сфере. Метод закручивания гаек на какое-то время позволил бы навести в стране порядок, покончить с брожением умов и изолировать СССР от западного влияния. Но надолго ли бы хватило андроповского единовластия? Как мы знаем любая диктатура рано или поздно приводит к прямо противоположному результату.

Черненко

В начале 1984 года на посту генсека Андропова сменил Константин Черненко. Однако и ему не суждено было долго продержаться у руля государства. Он зарекомендовал себя крепким аппаратчиком, который еще во времена Брежнева довольно успешно руководил всей внутренней жизнью ЦК. Если бы его здоровье не подкачало, то, вероятно, мы бы вернулись к периоду брежневского застоя, страна не испытывала бы потрясений в результате внутренней и международной политики. Ретроград и традиционалист Черненко тем не менее не чуждался новаторства. Именно при нем стартовала масштабная реформа средней школы. Наверняка Черненко продолжил бы начинания Андропова по борьбе с коррупцией и злоупотреблениями. На эту мысль наводит его отказ реабилитировать бывшего министра внутренних дел Николая Щелокова, отправленного Андроповым в отставку. Скорее всего, Горбачев при здоровом Черненко не получил бы такого влияния в ЦК и не был бы рекомендован на высший руководящий пост. Взвешенная политика Черненко, лишенная горбачевского либерализма и андроповского авторитаризма, имела, пожалуй, больше шансов продлить жизнь СССР, хотя бы еще на несколько лет.

Романов

После смерти Черненко на место советского лидера прочили первого секретаря Ленинградского обкома партии Григория Романова, но Горбачев к тому времени уже сумел завоевать доверие практически всего Политбюро. Чего можно было ждать от Романова, займи он высший пост? Он был настоящим профессионалом, обладал хорошими организаторскими способностями, умел довести порученное дело до конца. Жесткий и требовательный, Романов являлся убежденным сторонником усиления военно-промышленного комплекса, хотел оживить советскую экономику, форсируя темпы инноваций. Политический курс Горбачева был для него неприемлем. «Он – родоначальник катастрофы. Да он сам – катастрофа, невежественный крестьянин, которого нельзя было пускать в большой город», – высказывался о Горбачеве Романов. Если бы в знаменательный мартовский день 1985 года к власти пришел Романов, то в Советском Союзе не начались бы реформы, а Восточная Европа осталась бы под властью коммунистов, полагает профессор политологии из Оксфордского университета Арчи Браун. А директор вашингтонского Института им. Дж. Кеннана Блэр Рубл считает, что альтернативный «романовский» СССР напоминал бы «брежневский режим на стероидах». Кроме достоинств лидер ленинградских коммунистов имел и недостатки. Он был крайне надменным и нетерпимым к инакомыслию, его обвиняли в антисемитизме и излишнем пристрастии к спиртному. Его не могли терпеть в Политбюро. Там предпочли харизматичного Горбачева, считая, что на него будет легче влиять.

В СССР не верим

За кризисом власти в СССР пристально следили за океаном. Американские политики, сделавшие ставку на Горбачева, отмечали его готовность идти на решительные и даже непопулярные меры. В недавно рассекреченном докладе ЦРУ о деятельности Горбачева говорилось следующее: его «атака на неэффективность и коррупцию» способна радикально изменить к лучшему обстановку в стране; это рискованный курс, но в краткосрочной перспективе его шансы оцениваются неплохо. Впрочем, «усилия по ускорению экономического развития страны могут рикошетом ударить по самому Горбачеву», – резюмировалось в документе. Незадолго до падения Горбачева 29 апреля 1991 года для президента США Буша-старшего был сделан еще один доклад. В нем прогнозировалось: «Утрата власти Горбачевым будет неизбежно связана с судьбой политической системы страны. Если власть захватят консерваторы, они будут искать пути сохранения империи и авторитарного правления жесткими методами. Без промедления подавят оппозицию, арестуют или ликвидируют ее лидеров, в частности, Ельцина». Описывая дальнейший сценарий, аналитики утверждали, что в любом случае консерваторам будет сложно удержать власть в стране из-за отсутствия действенной программы преодоления нарастающих проблем и из-за внутреннего размежевания в стране. Попытка воссоздания Союза, скорее всего, обречена на провал, так как республики получат большую независимость и право идти своим путем. Нужно отметить, что многие западные советологи не верили в сохранение СССР еще до прихода Горбачева. Редактор международного отдела Financial Times Квентин Пил считает, кто бы не возглавил государство в 1985 году, «ему пришлось бы столкнуться с тем же кошмарным сочетанием экономических факторов, что и Горбачеву, – падением цен на нефть, безнадежной неэффективностью сельского хозяйства и последствиями хронического недофинансирования всех секторов, кроме военно-промышленного». Если бы в стране воцарился авторитарный режим, то, по мнению Пила, развал СССР проходил бы намного хаотичнее и сопровождался бы куда большим кровопролитием.

© Русская Семерка russian7.ru

0

3

Что, если бы вместо Горбачева генсеком стал Романов

В начале 1980-х первый секретарь Ленинградского обкома Григорий Романов считался одним из претендентов на высшую власть в Советском Союзе. Есть мнение, что если бы генсеком после смерти Черненко стал Романов, а не Михаил Горбачев, то «все сложилось бы иначе». Попробуем понять, что было бы, если бы во главе страны вновь встал человек по фамилии Романов.

Кто такой Григорий Романов?

В среде старых коммунистов и всех, кто сильно сожалеет о распаде СССР и крушении советской власти, Григорий Романов — это тот самый спаситель и герой, который все мог бы сохранить. Считается, что он проводил бы консервативную линию, закручивал гайки и продолжал бы дело Брежнева, продлевая «Эпоху Застоя». Тем более, что он действительно был вполне реальным претендентом на власть и, «по слухам», любимцем Юрия Андропова. С 1976-го он входил в состав Политбюро. Известен, однако, Романов был вовсе не этим, а тринадцатью годами управления «колыбелью Революции» — Ленинградом. Там период с 1970 по 1983 гг. иногда называют «романовской эпохой».

Романов считался крепким хозяйственником и гонителем инакомыслия

Оценки деятельности Романова расходятся. Диапазон: от «бурных восторгов» до «полного кошмара», от «выдающегося организатора» до «гонителя всего живого». Что принято ставить в заслуги Романову как руководителю Ленинградского обкома? Бурное развитие метрополитена (открыты 19 новых станций), начало возведение дамбы для защиты города от наводнения (закончили в 2011 году), а также запуск ленинградской атомной электростанции, появление трактора «Кировец» и ледокола «Арктика».
С другой стороны, имя его связывали с гонениями на всякое инакомыслие и, особенно, с травлей всех тех деятелей культуры, которые не горели желанием разделять линию партии. Многим музыкантам, писателям, поэтам пришлось несладко. Романова считают чуть ли не лично ответственным за то, что СССР пришлось покинуть Иосифу Бродскому и Сергею Довлатову. Политолог и журналист Борис Вишневский и вовсе называл Романова «Апостолом Застоя». Парадоксально, но в 1981-м, именно при Романове, в Ленинграде открылся первый в Советском Союзе рок-клуб.

Если все это сопоставить, выйдет вполне себе типичный советский руководитель. «Крепкий хозяйственник», который не терпит, когда что-то идет против его планов. Другое дело, что с точки зрения номенклатуры Романов был успешен. А в Политбюро считался едва ли не главным претендентом на власть, тем более, что Союз вступал в «пятилетку пышных похорон». Один за другим умирали зубры советской политики: Косыгин, Суслов, сам Брежнев, затем Пельше, Рашидов. Близился и смертный час Андропова. Романов был на восемь лет старше Горбачева, но значительно моложе брежневских геронтократов.

Считалось, что Андропов очень хотел, чтобы на посту генсека его сменил именно Романов. Видимо, в тот момент, позиции главы Ленинградского обкома действительно были сильны как-никогда. Но тогда Политбюро не рискнуло пойти на омоложение. Генсеком избрали сходившего в гроб Константина Черненко. Он пробыл на посту главы государства приблизительно 13 месяцев. Большую часть этого времени Черненко провел в больнице. Пару раз для него прямо в госпитале проводили выездные заседания Политбюро. Черненко умер в марте 1985-го, председателем похоронной комиссии назначили Горбачева. Это знаковая должность. Советские граждане уже привыкли к тому, что комиссию по организации похорон генсека возглавляет будущий генсек. Так случилось и на этот раз. После этого карьера Романова пошла на спад. Уже 1 июля его вывели из состава Политбюро, сняв с поста секретаря ЦК. Его место занял Эдуард Шеварнадзе.

Могло ли быть иначе?

Могло, но раньше. Есть мнение, что зимой 1984-го, когда умер Андропов, Романов был гораздо сильнее, чем весной 1985-го, когда умер Черненко. За 13 месяцев ветер переменился. Наиболее влиятельные члены Политбюро то ли изначально не очень любили Романова, то ли разочаровались в нем за этот самый год с небольшим. Еще одно важное обстоятельство, которое, конечно, может быть простым совпадением. В момент смерти Черненко Романова в Москве не было. Секретарь ЦК находился в отпуске — в Паланге. То есть вся борьба за власть проходила без его участия. Да и была ли вообще борьба?

Афганская война продолжалась бы, Берлинская стена осталась бы на месте

После смерти Андропова страна осталась без генсека без малого на четверо суток. Андропов умер 9 февраля, а Черненко вступил в должность только 13-го. В случае с Горбачевым все произошло гораздо быстрее. Черненко умер 10 марта. Уже 11-го был объявлено имя нового генерального секретаря. Кандидатуру Горбачева лоббировал лично министр иностранных дел Андрей Громыко, человек очень влиятельный и авторитетный. Лоббировал ли кто-то в марте 85-го Романова — неизвестно. Но, судя по всему, о смерти Черненко он узнал лишь тогда, когда Политбюро уже определилось с выбором приемника. Главным сторонником Романова был Андропов. То есть, в феврале 1984-го Романов имел реальный шансы возглавить страну, а весной 1985-го — уже нет.

Что было бы?

Сложно сказать, что было бы, но можно точно сказать, чего бы не было. Не было бы Перестройки, реформ, кооперативов, потепления в отношениях с западом и так далее. Афганская война продолжалась бы до упора (хотя трудно судить, где там этот упор), Берлинская стена осталась бы на своем месте и делила бы город пополам. СССР застегнулся бы на все пуговицы и, напряжением всех ресурсов, старался бы сохранить империю любой ценой. Акцент в таких ситуациях делается на идеологический фронт. Культуру зажали бы стальными тисками. Никакой тебе рок-волны. В этом плане Романов делал бы то же, что делал Черненко — душил бы.

Как Союз решал бы проблемы падения цен на нефть? Затягиванием поясов и отвлечением внимания. Романов любил строить. Союз занялся бы каким-нибудь масштабным строительным проектом. Возможно, вспомнили бы об идее повернуть сибирские реки. Вот только крах все равно случился бы. Только не в начале 90-х, а на десяток лет позже. Союз давал трещину, которую не запрячешь в фундамент грандиозной стройки. И как только эта трещина стала бы заметна невооруженным глазом, местная элита растащила бы республики в разные стороны. Романов мог бы оттянуть этот момент на 8−10 лет. Вот и все.

0

4

Что могло быть, если бы Чечне в 1990-е годы дали независимость

http://s3.uploads.ru/t/JcgOs.jpg
  Такая альтернатива была вполне реальна. Ведь с октября 1991 по ноябрь 1994 года и с сентября 1996 по август 1999 года Чечня де-факто была независимым государством. Она не подчинялась федеральным властям. Последние лишь номинально числили Чеченскую республику в составе России и терпели фактическое положение дел. Более того, 12 мая 1997 года между Россией и Чечнёй был подписан договор о взаимоотношениях, как между двумя суверенными субъектами международного права. Очевидно, что когда в августе 1999 года началась Вторая Чеченская война, потенциал мирных взаимоотношений был исчерпан. А вот могло ли быть иначе?

Становление чеченской де-факто независимости

Политические события в Чечне поначалу укладывались в схему противостояния между «демократическими» и «консервативными» силами и оказались тесно связаны с именем боевого советского генерала авиации, активного участника советской операции в Афганистане, Джохара Дудаева. Кстати, генеральский чин Дудаев получил на год раньше Руцкого и Лебедя. Командуя 326-й тяжёлой бомбардировочной дивизией, базировавшейся в Прибалтике, Дудаев заслужил популярность как деятель демократического движения в СССР за свою поддержку независимости прибалтийских республик. В ноябре 1990 года оппозиционный Чеченский национальный съезд (ЧНС) заочно избрал Дудаева своим председателем. Был тогда Дудаев и в лично хороших отношениях с Ельциным.

После событий августа 1991 года началось мощное движение против официальных властей Чечено-Ингушской Республики (ЧИР), поддержавших ГКЧП. Возглавил движение Объединённый конгресс чеченского народа (ОКЧН), в который преобразовался ЧНС. 4 сентября вооружённые сторонники ОКЧН приступили к захвату правительственных зданий и телецентра в Грозном, а 6 сентября разогнали Верховный Совет республики. Очевидно, что эти дни стали решающими для сохранения контроля федерального центра над Чечнёй. Ельцин упустил инициативу, и она перешла в руки местных радикалов. Между тем, если бы Ельцин в первые дни после подавления путча ГКЧП сам, своим указом распустил бы ВС ЧИР, то дальнейшего неблагоприятного развития событий, возможно, удалось бы избежать.

После фактического захвата власти сторонниками Дудаева в Грозный для переговоров прибыл председатель ВС России чеченец Руслан Хазбулатов. Ему удалось договориться о создании Временного Высшего Совета (ВВС) ЧИР и о проведении досрочных выборов в ноябре 1991 года. 1 октября ВВС принял решение о разделе ЧИР на две национальные республики, каждая из которых теперь пошла своим путём. Ситуация продолжала обостряться. 6 октября сторонники Дудаева совершили новый переворот, разогнав ВВС, а 27 октября 1991 года ОКЧН провёл выборы, на которых президентом Чечни был избран Дудаев. 1 ноября он провозгласил государственную независимость Чечни.

Ельцин сразу попытался силой привести Чечню к покорности, однако выделенные им для этого силы оказались явно недостаточными, и они оказались блокированы в аэропорту Грозного. После этого между федеральным центром и Чечнёй началась «война деклараций». Внутри самой Чечни Дудаеву пришлось столкнуться с сильной оппозицией. Для борьбы с ней он установил в 1993 году свою личную диктатуру.

Распространение исламского фундаментализма в Чечне

Некоторые эксперты (в частности, известный российский исламовед Роман Силантьев) считают, что Чечня и весь Северный Кавказ были ещё в начале 90-х годов выбраны ваххабитскими центрами в Саудовской Аравии для пропаганды своего учения и отторжения этих российских территорий для создания на них исламского государства. Многие же считают, что активность ваххабитов здесь стала вторичным явлением, уже после того, как данный регион вошёл в конфронтацию с Москвой из-за её нежелания признавать его независимость.

Так, в 2004 году обозреватель «МК» Юлия Калинина заявила: «Если бы на 1990-91-й годы Чечня числилась шестнадцатой советской социалистической республикой, проблем бы не было – она отделилась бы так же мягко, как Узбекистан или Украина. Да, русским оттуда наверняка пришлось бы уезжать. Но они ведь и из Казахстана бежали тысячами, и ещё много откуда. Но зато не было бы у нас сейчас ни “Норд-Оста”, ни Беслана, ни ставшего уже привычным ожидания терактов».

Первые годы независимости Чечни в ней сохранялась светская судебная система, унаследованная от советской эпохи. Только в 1995 году, во время первой войны с Россией, Дудаев распорядился создать в Чечне первые шариатские суды. Они поначалу функционировали наравне со светскими, и лишь в конце 1996 года, уже по завершении войны, при его преемнике З. Яндарбиеве, светские суды были упразднены. Сам Дудаев придерживался традиционного ислама. А в 1998 году, за год до начала Второй Чеченской кампании, президент Ичкерии Аслан Масхадов объявил ваххабизм в республике вне закона.

Вероятно, у утверждения, что широкое распространение в Чечне радикального ислама в большей степени явилось реакцией на военные действия России, есть основания.
Характерно, что Россия не сразу признала начало Первой Чеченской кампании. Она объявила об её проведении только 11 декабря 1994 года. Между тем, ещё 26 ноября 1994 года чеченская оппозиция неудачно штурмовала президентский дворец в Грозном. В составе отрядов оппозиции находились российские военнослужащие.

Две одинаково недоказуемые точки зрения

Итак, при всех нюансах, есть две основные точки зрения на то, как могли бы развиваться взаимоотношения между Россией и Чечнёй, если бы Россия не стала препятствовать обретению независимости Чечни ещё в 1991 году. Согласно одной из них, уже приведённой выше, России следовало это сделать. Безразлично, что происходило бы внутри самой Чечни. Надо было эвакуировать из Чечни русское население, предоставить Чечню её собственным внутренним разборкам, а самих чеченцев не пускать в Россию. Тогда бы, считают сторонники этой концепции, Россию не захлестнула бы волна терроризма.

Сторонники альтернативной точки зрения (тот же Р. Силантьев, например) указывают на то, что в 1999 году ваххабитские боевики из Чечни начали агрессию в соседних республиках. Следовательно, для предотвращения такой агрессии и террористических актов в России необходим был прямой контроль России над всей территорией Чечни. Кроме того (этот мотив ярко выражен в репликах обычных граждан, что показала, например, дискуссия на радио «Свобода» в сентябре 2004 года), многие считают, что предоставление независимости Чечни вызвало бы цепную реакцию отделения от России прочих республик – северо-кавказских, Татарстана, Якутии и т.д.

Характерно, что из обеих точек зрения следует, что незавершённость Первой Чеченской кампании с неизбежностью породила Вторую, хотя и понимают эту незавершённость по-разному. Доказать же, что реализовался бы именно тот, а не иной вариант развития событий, невозможно.

Многие российские граждане не считают, что отделение Чечни создало бы прецедент для других республик, а кроме того, не хотят, чтобы чеченцы были гражданами одного с ними государства. В июне 2013 года «Левада-центр» провёл опрос общественного мнения о ситуации на Северном Кавказе. Одним из вопросов был: «Как бы вы отнеслись к возможности отделения Чечни от России?» Только 10% респондентов ответили, что этому следовало бы воспрепятствовать любыми средствами, включая военные. 13% были против, но готовы смириться, 27% отнеслись к этому безразлично, а 24% были бы только рады такому сценарию. При этом 12% считали, что Чечня по факту уже отделилась от России. В том году такой вопрос задавался последний раз.

Ярослав Бутаков

0

5

http://s8.uploads.ru/t/W7pAv.jpg

Что было бы с Россией, не возьми большевики власть в 1917 году

Сколько ни потрачено было в своё время бумаги на «доказательство» исторической обусловленности, чуть ли не неизбежности «великой Октябрьской социалистической» революции, но невозможно было скрыть тот факт, что ключевым моментом в ней стало двойное решение ЦК партии большевиков от 10 (23) и 16 (29) октября о военном перевороте. Этого решения могло и не быть. Ленин тогда встретил резкую оппозицию некоторых своих соратников, считавших, что большевикам незачем противопоставлять себя другим социалистическим партиям, так как в Учредительном собрании левые силы должны быть вместе.

Коллективное самоубийство большевиков

Ситуация складывалась таким образом. 12 (25) ноября 1917 года должны были состояться выборы во Всероссийское Учредительное собрание. Проведение выборов и подсчёт их итогов находились в ведении независимого от Временного правительства органа – Всероссийской комиссии по проведению выборов в Учредительное собрание. Хотя большевики и нагнетали страхи, будто Временное правительство не намерено созывать Учредительное собрание (а большевики, мол, будут гарантами его созыва), на самом деле у Временного правительства не было возможностей помешать выборам в Учредительное собрание, как не смогли помешать этому и большевики.

Многим в партии большевиков хотелось спокойной жизни в качестве легальной политической оппозиции. Ленин с апреля 1917 года, со своих знаменитых «Тезисов», постоянно преодолевал этот «парламентский уклон» своих товарищей. Ленину пришлось мобилизовать все свои полемические таланты и лидерские качества, чтобы убедить большинство членов ЦК последовать за ним сначала в принятии лозунга «Вся власть Советам!», затем в принятии курса на вооружённое свержение Временного правительства.

У оппонентов Ленина в те октябрьские дни как будто было предчувствие, что станет с ними лично, если большевики возьмут власть. Двое неизменно голосовавших против насильственного переворота – Г.Е. Зиновьев и Л.Б. Каменев – были расстреляны по указанию Сталина в один и тот же день, 25 августа 1936 года. Но и поддержавшие Ленина, получается, приблизили свою гибель. В.П. Милютин был расстрелян в 1937 году, А.С. Бубнов и Г.И. Ломов – в 1938-м, Г.Я. Сокольников был убит в тюрьме по приказу Сталина в 1939-м, а Л.Д. Троцкий – тоже по приказу Сталина, но в Мексике в 1940 году.

М.С. Урицкий был убит в результате покушения ещё 30 августа 1918 года. Он занимал должность председателя Петроградской ЧК и, естественно, оказался под ударом противников большевиков. Не было бы Октябрьского переворота, не возникло бы и ВЧК, и Урицкий прожил бы дольше. Явно приблизили свою смерть работой на изматывающих постах Я.М. Свердлов (председатель ВЦИК, умер в январе 1919 г.) и Ф.Э. Дзержинский (председатель ВЧК, 1926 г.). Да и сам Ленин, не возьми он власть, потратил бы меньше сил и энергии, а также не был бы ранен в результате покушения, явно укоротившего ему дни. Кроме Сталина, из того состава ЦК большевиков только А.М. Коллонтай удалось надолго пережить революцию и времена Большого террора. Оргия самоуничтожения – вот что представляла собой деятельность большевиков в результате победы в октябре 1917 года.

Если же большевики последовательно стояли бы за союз с другими левыми силами, то они вошли бы в Учредительное собрание и стали бы в нём, а также в следующем российском парламенте, сильной левой оппозицией. И почти все упомянутые деятели наверняка бы прожили более долгую жизнь.

Не было бы гражданской и Второй мировой войн

Что можно было бы ожидать для России в случае отказа большевиков от захвата власти в конце 1917 года? Прежде всего, наверное, не было бы гражданской войны. Ведь она вспыхнула только в ответ на установление диктатуры большевиков и на проведение ими социалистического эксперимента. Вряд ли следовало ожидать установления какой-то контрреволюционной, правой, военной диктатуры – такая попытка уже провалилась в августе 1917 года. Но, в конце концов, никакая правая диктатура не смогла бы нанести России столько ущерба, сколько нанесла диктатура большевиков. Кроме того, как показал мировой опыт в ХХ веке, все диктатуры правых сил были кратковременными, а самой долгой оказалась как раз таки диктатура коммунистов в СССР.

Конечно, политический строй в России ещё долго оставался бы неустойчивым, и вряд ли парламентская демократия утвердилась бы в ней с первой попытки. Неизбежны были бы крупные социальные конфликты. Возможно, от России отпали бы многие территории. Но разве, так или иначе, Россия не потеряла их в конце ХХ века? Процесс политической трансформации пространства бывшей Российской империи растянулся бы на несколько десятилетий, но стране удалось бы избежать двух разрушительных кризисов – гражданской войны и начала 1990-х годов.

Очевидно, в Европе 1920-1930-х гг. было бы меньше предпосылок для установления фашистских диктатур. Ведь они, как и Белое движение в России, тоже возникли как реакция на радикальные, просоветские движения в своих странах. Не было бы советской власти в России – европейские коммунисты не имели бы перед собой примера для подражания – не было бы сильного левого движения в Европе – не было бы и противостоящего ему движения ультраправого. Следовательно, вероятность возникновения Второй мировой войны была бы значительно ниже.

А вот во внешней политике Россия не смогла бы встать наравне с победившими в Первой мировой войне державами Антанты. Ведь к осени 1917 года русская армия была уже сильно деморализована, фактически развалена. Самое большее, что ей оставалось в такой ситуации – продержаться до момента победы западных держав над Германией. После Февральской революции Россия уже не могла рассчитывать разжиться Константинополем и прочими территориальными приобретениями. Шанс на это сохранялся только при царском режиме и прочной армии. Но, не заключив Брестский мир, Россия не попала бы в международную изоляцию, а также могла рассчитывать на получение репараций с побеждённой Германии.

Навсегда останется тайной, что в действительности двигало Зиновьевым и Каменевым, возражавшими против восстания. Впрочем, если они в какой-то момент провидели свою судьбу, то ещё одна загадка – почему в те роковые дни октября 1917 года это проявилось только у них двоих из всего руководства большевиков.

Источник: Что было бы с Россией, не возьми большевики власть в 1917 году
© Русская Семерка russian7.ru

0