Форум В шутку и всерьёз

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум В шутку и всерьёз » Политика » Взгляд политика, журналиста, эксперта


Взгляд политика, журналиста, эксперта

Сообщений 31 страница 60 из 143

31

Пол Крейг Робертс: "Доверчивые простофили" будут сожалеть о Майдане до конца жизни

Известный американский экономист и публицист Пол Крейг Робертс опубликовал на своем сайте анализ ситуации, в которой оказалась Украина.

По мнению автора, киевские протесты были организованы Вашингтоном для того, чтобы разместить базы НАТО у границ России и "разграбить" Украину, навязав ей кредит МВФ. И этот "грабеж", пишет Крейг, уже начался. А идеалисты, протестовавшие на Майдане, оказались "доверчивыми простофилями".

Сейчас Украина сталкивается с целым рядом проблем. Сама по себе страна представляет собой "невозможное соединение" украинских и российских территорий, втиснутых в одни границы Лениным и Хрущевым. Крым уже воссоединился с Россией, но этим путем может пойти и юго-восток Украины, особенно если "подставное" правительство продолжит проявлять враждебность к русскоговорящему населению.

Также назревает конфликт между "Правым сектором" и "марионетками" США, добавляет Пол Крейг Робертс. В случае вооруженного конфликта Вашингтон может прийти на помощь своим ставленникам, и тогда появление на Украине войск НАТО заставит Путина присоединить оставшиеся русскоязычные части Украины.

Кроме того, западные СМИ не говорят всей правды о "пакетах помощи" МВФ. СМИ сообщают, и украинцы им верят, что МВФ спасет страну, предоставив ей миллиарды. Но в реальности, пишет Робертс, Украина "никогда не увидит ни одного доллара МВФ". На самом деле, МВФ передаст деньги, предназначенные Украине, западным банкам, а те на эту сумму уменьшат долг Украины. В итоге Украина будет должна не банкам, а МВФ.

А условия МВФ предполагают строгий режим экономии: на Украине понизятся пенсии, правительственные расходы, субсидии на важнейшие закупки, например, газ. В результате и без того невысокий уровень жизни понизится, прогнозирует автор. Государственное имущество и частные производства будут проданы западным покупателям. К тому же Украина будет обязана перейти на плавающий курс гривны. Чтобы предотвратить падение гривны и высокие цены на импорт, страна будет влезать в еще большие долги. При этом коррупция тоже никуда не денется.

Таким образом, резюмирует Робертс, "прямой результат наивных протестов на Майдане – более низкий уровень жизни, рост коррупции, потеря суверенитета в экономической политике и передача государственной и частной собственности в руки Запада".

А попав "в когти НАТО", Украина еще и окажется в военном союзе против России, и российские ракеты будут нацелены на нее. Для России и Украины с их тесными связями и общей историей это равносильно трагедии. Если "западное мародерство и стремление Вашингтона к мировой гегемонии" разделят Украину и Россию, это будет позором и преступлением, отмечает американский экономист.

В заключение он отмечает, что правительства государств-должников подписываются на программы МВФ и обкрадывание своего населения, потому что подкуплены. "По сравнению с коррупцией, которая обрушивается сейчас на Украину, предыдущий режим будет выглядеть честным", — убежден автор Пол Крейг Робертс.

В итоге "доверчивые простофили" будут сожалеть о Майдане до конца жизни, резюмирует Пол Крейг Робертс.

0

32

Atos написал(а):

В итоге "доверчивые простофили" будут сожалеть о Майдане до конца жизни, резюмирует Пол Крейг Робертс.

Этого и следовало ожидать...

0

33

schuka написал(а):

Этого и следовало ожидать...

Паш, пока такого и близко не видно. Все скачут: Украина понад усе, смэрть ворогам!
Как сдурели все, Украина взбесилась.

0

34

Сергей Глазьев: «Решительно, жестко и точно»
20 июня 2014

Предлагает действовать в украинском конфликте видный российский ученый и политик

"ЗАВТРА". Сергей Юрьевич, недавно, выступая на "круглом столе", посвященном ситуации в Донбассе, вы призвали "закрыть небо" над Новороссией. До этого вы считали военное вмешательство России нежелательным, поскольку оно даст США и их союзникам по НАТО повод представить нашу страну агрессором и развязать полномасштабный военный конфликт, полностью разорвав все связи между Россией и Европой. Что изменилось, почему сейчас актуальными для вас стали слова Черчилля: "Тот, кто между позором и войной выбирает позор, получает и войну, и позор одновременно"?

Сергей ГЛАЗЬЕВ. Думаю, ответ на этот вопрос очевиден. После избрания Петра Порошенко президентом Украины так называемая "антитеррористическая операция на Юго-Востоке" не прекращена — напротив, она вступила в новую фазу с использованием тяжелого оружия: авиации, танков и артиллерии. Жертвы среди населения Донбасса растут, поток беженцев идет в Россию, никаких мер для мирного решения конфликта не предпринимается. Это первое.
Второе. Несмотря на катастрофическое состояние экономики и бюджета, украинское руководство взяло курс на милитаризацию страны. Объявлена всеобщая мобилизация, на полную мощь запускается военная промышленность. Харьковский и Львовский танковые заводы загружены изготовлением новых ББМ в количестве 200 штук и восстановлением находящейся на складах бронетехники с темпом 25 танков в неделю. Одесский и Чугуевский авиазаводы занимаются восстановлением и снятием с консервации авиатехники с темпом 2-5 самолетов в неделю. Вооруженный конфликт на Донбассе используется в качестве полигона для создания боеспособной армии, которую американские инструкторы готовят для порабощения Донбасса и, в конечном итоге, нападения на Крым.

После начала противостояния с апреля с.г. численность идейных боевиков, финансируемых Коломойским и Национальной гвардией, находящихся на территории областей Юго-Востока растет угрожающими темпами. Если до государственного переворота численность незаконных вооруженных формирований "Правого Сектора" составляла около 2,5 тысяч человек по всей Украине, то сегодня столько находится только на территории Запорожской области (в Харьковской – 6000, в Днепропетровской – 4800, на Донбассе – 3500 и почти столько же — в Одесской области).

Милитаризация страны с целью войны против России открыто провозглашается украинским руководством в качестве главного направления государственной политики. Сразу же после своего избрания Порошенко сделал несколько недвусмысленных заявлений: "Нам стоит привыкнуть к жизни в условиях постоянной боевой готовности", "Армия и ее перевооружение усилиями отечественного военно-промышленного комплекса – это наш главнейший приоритет", "Россия оккупировала Крым, который был и есть украинским. Вчера во время встречи в Нормандии я именно так и сказал Президенту Путину —Крым является украинским. И точка. Ни с кем не может быть компромисса в вопросах Крыма, европейского выбора и государственного устройства", "Но Украина была, есть и будет унитарным государством. Мечтания о федерации не имеют под собой почвы на Украине", "Мы — народ, который был оторван от своей великой Родины, Европы, возвращаемся к ней. Окончательно и бесповоротно".

Третье. Мы видим тотальную антироссийскую пропаганду в украинском медиа-пространстве, которая буквально натравливает украинцев против России, формирует "новую политическую нацию", используя приемы тоталитарных сект в государственном масштабе. Такое было только в Германии при Гитлере. Ненависть к гражданам России как "недочеловекам" и вообще "нелюдям" становится своего рода "паспортом настоящего украинца".

Четвертое. Мы видим полную зависимость нынешней украинской власти от ее американских хозяев. По сути, в Киеве сегодня действует марионеточное оккупационное правительство, которое излагает на украинском языке то, что ему говорят по-английски.

И, наконец, пятое. Все ресурсы страны это правительство бросает на решение одной-единственной задачи — любым путем развязать конфликт с Россией и втянуть в него через механизмы ЕС и НАТО Европу.

"ЗАВТРА". Говоря о Яценюке, вы имеете в виду его указание правительству Украины с 16 июня готовиться к прекращению поставок российского газа, обвинения России в умышленном одностороннем отказе от урегулирования данного конфликта, в подрыве энергетической безопасности Украины и Европейского Союза, а также угрозу обращения в Стокгольмский арбитражный суд?

Сергей ГЛАЗЬЕВ. Это не отдельное заявление, а целая линия поведения, которую нельзя объяснить ничем, кроме того, что украинская сторона, и Яценюк в том числе, выполняют указания Вашингтона по разрыву российско-европейского сотрудничества в сфере энергетики.

"ЗАВТРА". Надо ли ожидать, что после перевода Украины на предоплату по газовым поставкам "Газпрому" придется полностью "перекрывать вентиль" из-за отбора транзитных объёмов газа, идущих европейским потребителям?

Сергей ГЛАЗЬЕВ. Это обычная практика украинской стороны, она применялась всегда. А с теми антироссийскими установками, которые существуют в нынешнем киевском руководстве, такое развитие событий выглядит практически неизбежным. Вопрос только в том, когда это произойдет — сразу после перевода на предоплату, или месяц-два Украина будет играть в "энергетическую независимость", используя те до сих пор не оплаченные объемы российского газа, которые она закачала в свои хранилища, начиная с ноября прошлого года.

"ЗАВТРА". Что, по-вашему, имел в виду президент Путин, когда заявил о возможности перехода на другой тип отношений с Украиной?

Сергей ГЛАЗЬЕВ. Переход на другой тип отношений с Украиной. Это очень комплексное и очень трудное для России решение. Но, судя по всему, любые наши попытки договориться с нынешними киевскими властями о приемлемом для обеих сторон решении существующих проблем и конфликтов оказываются не просто безуспешными, а воспринимаются как проявление слабости и приводят к новым неадекватным требованиям, к неприемлемым ультиматумам, к дальнейшему росту и обострению конфликтного потенциала.

"ЗАВТРА". Так что, всё-таки война между Россией и Украиной становится реальностью?

Сергей ГЛАЗЬЕВ. Это не война между Россией и Украиной. Это война, которую ведут против России США. Я уже говорил, что сегодня поле боевых действий имеет следующую конфигурацию:
— США являются страной-агрессором, провоцирующим мировую войну с целью удержания мирового господства;
— провокация мировой войны ведется против России, которую США пытаются представить в качестве агрессора в целях консолидации западного мира для отстаивания американских интересов;
— американские геополитики сделали ставку на выращивание русофобствующего украинского нацизма в продолжение германской и английской традиций ослабления России;
— Украина фактически оккупирована США посредством госпереворота и установления подконтрольной им неонацистской диктатуры;
— европейские страны принуждаются к участию в войне против России вопреки их национальным интересам.

"ЗАВТРА". При этом президент США Барак Обама говорит, что ни о какой войне против России: ни "холодной", ни "горячей", — речи не идет и идти не может?

Сергей ГЛАЗЬЕВ. Дело ведь не в словах. "По плодам их узнаете их", — сказано в Евангелии. Плоды американской политики известны всем. Это Югославия, Афганистан, Ирак, Ливия, Сирия, теперь Украина. Была еще и Грузия, которая начала военные действия против Южной Осетии и российских миротворцев с подачи США...

"ЗАВТРА". С чем связана эта агрессивность США?

Сергей ГЛАЗЬЕВ. С геополитической традицией, с которой они за 250 лет прошли путь от британской колонии до единственной глобальной сверхдержавы. Это историческая стратегия, которая была успешной, и пока за океаном от неё отказываться не собираются.
Войны в Европе всегда были важнейшим источником экономического подъема и политического могущества США. Особенно это касается двух мировых войн ХХ века, которые повлекли гигантский отток капиталов и умов из воюющих между собой европейских стран в Америку. "Холодная" третья мировая война завершилась распадом мировой социалистической системы, что дало США приток более триллиона долларов, сотен тысяч специалистов, тонн плутония и других ценных материалов, множества уникальных технологий. Все эти войны были спровоцированы при активном участии американской "пятой колонны" в лице контролируемых, финансируемых и поддерживаемых американскими спецслужбами шпионов, олигархов, дипломатов, чиновников, бизнесменов, экспертов и общественных деятелей. И сегодня, сталкиваясь с растущими финансово-экономическими трудностями, Соединенные Штаты пытаются развязать в Европе очередную войну для решения своих проблем.

"ЗАВТРА". В прессе уже появились сообщения о том, что объем рынка финансовых деривативов достиг 710 триллионов долларов, из которых почти половина приходится на четыре ведущие банковские корпорации: JP Morgan Chase, Bank of America, Citibank и Goldman Sachs. И что конфликт на Украине призван продлить существование этого финансового "пузыря", в десять раз превышающего объем мировой экономики.

Сергей ГЛАЗЬЕВ. Дело здесь не в "пузыре" деривативов. Мир за последние годы переходит к новому, шестому глобальному технологическому укладу. В эпоху таких переходов странам-лидерам предыдущего уклада очень трудно сохранить свое лидерство, поскольку они зависят от перенакопления капитала в устаревших производствах. На волне роста нового технологического уклада вперед, как правило, вырываются развивающиеся страны, у которых нет проблемы массового обесценения накопленного капитала, и которые поэтому легче могут сконцентрировать свои ресурсы на прорывных направлениях роста. Поэтому прежним лидерам приходится прибегать к силовым приемам во внешней и внешнеэкономической политике. Именно поэтому резко возрастает военно-политическая напряженность, риски международных конфликтов.
Все три мировые войны ХХ века: две "горячие" и одна "холодная", — были связаны как раз со сменой глобальных технологических укладов.

"ЗАВТРА". То есть вы считаете четвертую мировую войну неизбежной?

Сергей ГЛАЗЬЕВ. Она уже идет. И не первый год. Кстати, многие историки считают началом Второй мировой войны не вторжение Гитлера в Польшу, а гражданскую войну в Испании. Это 1936 год.

"ЗАВТРА". Уже многие сравнивают нынешнюю Украину, сопротивление Донбасса, — с Испанией времен Гражданской войны.

Сергей ГЛАЗЬЕВ. Сопротивление Донбасса следует рассматривать как движение в защиту не только местного населения от нацистской хунты, но и в защиту России от американской агрессии, а также всего мира — от четвертой мировой войны. Бойцы народного ополчения Донбасса — это защитники Русского мира, не по своей воле оказавшиеся на передовой новой мировой войны. Город с символичным названием Славянск уже стал символом этой героической защиты. Как Брестская крепость, этот маленький город противостоит многократно превосходящим силам фашистских карателей. И не надо думать, что Россия, сдав Донбасс, обретет мир на своих границах и спокойствие внутри страны: на очереди будет Крым, на очереди будет активизация "пятой колонны", от либералов до салафитских террористов.

"ЗАВТРА". Какой, на ваш взгляд, должна быть позиция России в нынешнем украинском конфликте? Как мы можем и должны поддержать ополченцев Донбасса и жителей Новороссии, ставших заложниками неонацистского режима в Киеве.

Сергей ГЛАЗЬЕВ. Действовать нужно решительно, жестко и точно. Надо понимать, что в Киеве сидят не политики. Не представители украинского народа, а марионетки, управляемые Соединенными Штатами. А Соединенные Штаты через конфликт на Украине пытаются решить несколько взаимосвязанных задач.

Во-первых, любой ценой заставить Россию ввести свои войска на территорию Украины, что позволит обвинить нашу страну в агрессии против суверенного государства и ввести финансовые санкции с целью замораживания (списания) американских обязательств перед российскими структурами в размере несколько сотен миллиардов долларов для облегчения запредельного долгового бремени США.

Во-вторых, такое замораживание российских активов на Западе повлечет неспособность их владельцев обслуживать свои обязательства перед, в основном, европейскими банками, что создаст последним серьезные трудности, чреватые банкротством некоторых из них. Дестабилизация европейской банковской системы будет стимулировать отток капитала в США для поддержания пирамиды их долговых обязательств и еще большей пирамиды обязательств американских частных банков.

В-третьих, санкции против России нанесут странам ЕС ущерб на сумму около триллиона евро, что серьёзно ухудшит состояние европейской экономики, ослабит ее положение в конкурентной борьбе с США.

В-четвертых, втягивание европейских стран в конфликт с Россией усилит их политическую зависимость от США, что облегчит последним решение задачи навязывания ЕС "трансатлантической" зоны свободной торговли на выгодных США условиях.

В-пятых, война в Европе дает повод для наращивания военных расходов в интересах военно-промышленного комплекса США.
В-шестых, возникает возможность такой "перегрузки" России, в условиях которой она капитулирует перед американским давлением и пойдет на полную сдачу своих национальных интересов, что вызовет неконтролируемый распад страны.

В-седьмых, выстроенный по советским технологиям и полностью совместимый с российской высокотехнологичный сектор украинской экономики будет полностью разрушен, что ослабит потенциал российско-украинской интеграции или вообще сделает ее невозможной.

Пока ситуация развивается в рамках американских планов — при том, что риски для самих США и затраты с их стороны минимальны.

Но не надо думать, что в Вашингтоне нашли выгодную стратегию — развязанный ею конфликт с Россией ослабит не только нашу страну, он ослабит и Америку, обрекая её на поражение в схватке за глобальное лидерство против Китая.

Мы несколько раз предлагали альтернативные, не ведущие к эскалации вооруженных конфликтов сценарии глобального развития: от создания международных институтов, оптимизирующих переход к новому глобальному технологическому укладу до масштабных проектов, призванных защитить нашу планету от космических угроз. Но США решили пойти по традиционному конфликтному сценарию

"ЗАВТРА". Видимо, в Вашингтоне считают его менее затратным и более выгодным. Пока услуги Порошенко, Яценюка, Турчинова и Ко частично оплачивает Европа, а частично — Россия? Я имею в виду те миллиарды долларов, которые были предоставлены в виде помощи правительству Януковича, плюс стоимость неоплаченного газа... "Против России, за счёт России и на обломках России", — классическая формула гуру американской геостратегии Збигнева Бжезинского осуществляется на практике?

Сергей ГЛАЗЬЕВ. Это формула из моей старой книги "Геноцид", посвященной анализу последствий экономической политики, проводившейся под руководством американских экспертов в нашей стране в 90-е годы. Последствия этой самоубийственной политики мы преодолеваем до сих пор, в том числе, во взаимоотношениях с Украиной. Замечу, что государственный переворот и война против России были организованы американцами как раз в ответ на ясную позицию России относительно невозможности продолжения субсидирования экономики Украины в случае ее колонизации ЕС в формате Ассоциации. США упорно пытаются и дальше доить Россию, в том числе, навязывают нам финансирование антироссийской кампании на Украине. И теперь мы фактически вынуждены платить по старым счетам. Взять хотя бы ту же ситуацию с "Северным потоком". Если бы Украина и Россия существовали в рамках единого государства, в его строительстве, как и в строительстве подземных газовых хранилищ на территории РФ, не было бы ровно никакой необходимости.

И таких примеров можно привести не один десяток в любой сфере: от идеологии до экономики.

"ЗАВТРА". Что же всё-таки делать?

Сергей ГЛАЗЬЕВ. Прежде всего, надо показать американским политикам и американским финансистам, что им тоже придется заплатить определенную цену за свои действия, и что эта цена будет гораздо выше ожидавшейся ими.

Надо максимально выходить из доллара во внешней торговле и в системе международных расчетов.

Надо до предела сократить или даже полностью ликвидировать российские вложения в американские ценные бумаги, включая trеasures казначейства США.

Надо отказаться от принципа ограничения объема рублевой эмиссии размерами имеющихся "золотовалютных" запасов, что позволит выделять отечественной промышленности длинные и дешевые кредиты независимо от западных финансовых институтов.

Надо менять налоговую систему, снижая те налоги, которые препятствуют развитию высокотехнологичного производства внутри страны.

Надо развивать и углублять процессы евразийской интеграции, стратегического сотрудничества с Китаем и странами БРИКС.

Надо, в конце концов, расставить все точки над "i" в отношениях с нынешним киевским правительством, которое представляет не интересы народа Украины, а интересы госдепартамента США. Понимаете, невозможно всерьёз разговаривать с тряпичными "петрушками", надетыми на чью-то руку.
Есть и другие необходимые шаги, которые наша страна может предпринять или хотя бы обозначить, чтобы Соединенные Штаты "отыграли назад". Если мы эти возможности не используем сейчас, дальше будет только сложнее.

"ЗАВТРА". Сергей Юрьевич, вы говорите о том, что Украина к концу года сможет выставить против нашей страны полумиллионную армию, вооруженную тяжелой техникой и насыщенную неонацистской антироссийской идеологией. Как этот прогноз соотносится с тем, что "нэзалэжная" находится сегодня на грани дефолта, а её правительство не представляет интересы собственного народа?

Сергей ГЛАЗЬЕВ. Судите сами. На фоне ухудшающегося экономического положения населения на территории Украины (полуторакратное падение гривны к доллару, повышение тарифов на коммунальные услуги на 94% (запланировано еще на 50%), на электроэнергию на 40-60%, на водоснабжение на 100%, снятие всех доплат и дотаций государственным служащим и сотрудникам бюджетной сферы) единственным местом, где регулярно платят зарплату, становятся подразделения Национальной гвардии и территориальной самообороны (средняя зарплата рядового 700 долларов). Резкое падение уровня жизни населения вызовет взрыв социального протеста, который СМИ направят в сторону Российской Федерации. Это создаст массовый антироссийский психоз, необходимый для развязывания войны с Россией за Крым.

"ЗАВТРА". Первый, "оранжевый" "майдан" зимы 2004/2005 годов хотя бы на уровне лозунгов, на уровне идеологии выступал за национально-демократические ценности, делал ставку на развитие Украины усилиями всех украинцев. Нынешний бандеровский, "черно-красный" "майдан" был уже национал-социалистическим, "Украина превыше всего!". То есть за десять лет что-то важное изменилось...

Сергей ГЛАЗЬЕВ. В 2008-2009 годах прошла первая волна глобального кризиса, очень сильно ударившая по слабым экономикам, в том числе по украинской. Падение там было страшным, на 20%, примерно в два с половиной раза сильнее, чем в России, и почти в десять раз превышая среднемировой показатель. Соответственно, "оранжевая" идеология себя полностью дискредитировала не только на уровне исполнителей (Ющенко), но и на смысловом уровне. Однако реальной, "незападной" альтернативы на уровне общественного сознания так и не возникло. "Европейский выбор" с недосягаемым для простых украинцев уровнем жизни даже у безработных оставался чуть ли не идеалом. Конфликт притязаний и реальных возможностей попытались разрешить путём возгонки "украинства" как особой, уникальной ценности, за которую Россия должна ее носителям и обладателям платить.
"Во всех наших бедах виновата Москва, виновата Россия", — этот тезис вдалбливается по всем украинским телеканалам, по всем радиостанциям, во всех газетах и журналах, полагаю, даже во всей системе образования, начиная чуть ли не с детских садиков. Всё делается по заветам доктора Геббельса.
"Украинская демократия" сегодня тоталитарна с головы до ног.

Например, как расценивать тот факт, что в киевском варианте "гуманитарные коридоры" для гражданского населения, которое хочет выйти из зоны боевых действий, будут вести в "фильтрационные лагеря"? Условия пребывания в которых, озвученные и.о. министра обороны Михаилом Ковалем, требуют назвать их не фильтрационными, а концентрационными. Правда, пока от этой затеи вроде бы отказались, признав "недемократичной", но вот бомбить жилые кварталы не отказываются. Славянск уже превратили в украинскую Гернику.

И то, что Соединенные Штаты не нашли другого метода решения своих проблем, обратившись к опыту нацизма, лучше всего свидетельствует о том, что они отстают, теряют глобальное лидерство в мире.

Думаю, эта наркотическая иллюзия, в конечном итоге, дорого обойдется Украине. Но о ней, повторю, в нынешнем киевском правительстве никто не думает. А уж от США ожидать подобного просто глупо. Если у них экономика падает, какому "процветанию" Украины они могут помочь?

"ЗАВТРА". Если подводить итог нашей беседы, какие выводы следует сделать?

Сергей ГЛАЗЬЕВ. Повторюсь. Во-первых, мы должны оценивать Сопротивление Донбасса как движение в защиту не только местного населения от нацистской хунты, но и защиту России от американской агрессии, а также всего мира – от четвертой мировой войны. Бойцы народного ополчения Донбасса – это защитники Русского мира, не по своей воле оказавшиеся на передовой новой мировой войны. Город с символичным названием Славянск уже стал символом этой героической защиты. Как Брестская крепость, этот маленький город противостоит многократно превосходящим силам еврофашистов ценой жизни своих жителей. Они погибают не только за Донбасс, они погибают за всех людей русского мира и всего человечества, спасая нас от новой мировой войны. При этом они щадят жизни украинских военнослужащих, отпускают на волю пленных, направляемых на заклание нацистской хунтой.

При всем героизме бойцов народной армии Донбасса, сами остановить мировую войну они не могут. Чтобы ее остановить, нужно создать широкую международную коалицию стран, способную согласованными действиями прекратить американскую агрессию. Эти действия должны быть направлены на подрыв американской военно-политической мощи, основанной на эмиссии доллара как мировой валюты. Прежде всего, они должны включать отказ от использования доллара во взаимной торговле и номинированных в долларах ценных бумаг для размещения валютных резервов. Долларовые инструменты должны оцениваться как крайне рискованные, а их использование - требовать максимального резервирования.

Наряду с мерами по подрыву возможностей США финансировать рост военных расходов, необходимы политические усилия по формированию широкой антивоенной коалиции с целью осуждения американской агрессии и разоблачения ее организаторов в Вашингтоне и Брюсселе. Особое значение имеет политическая активизация европейского бизнеса, которому развязывание новой войны в Европе ничего хорошего не сулит.

И, конечно, важнейшей задачей является освобождение Украины от установленного США нацистского режима. Формирование Новороссии на освобожденной от американо-нацистской оккупации территории является лишь частью этой работы. Она может считаться завершенной только после освобождения Киева силами самого народа Украины, который необходимо пробудить от нацистского кошмара и поддержать в борьбе за возвращение в родное лоно Русского мира. Для этого нужна широкая работа по разъяснению истинных целей проамериканской нацистской хунты, которая использует оболваненных фашистской пропагандой граждан Украины в качестве жертвы богу мировой войны.

0

35

Пол Крейг Робертс (Paul Craig Roberts): Превращение России в мировую державу
Июнь 27, 2014
http://cs614628.vk.me/v614628345/165a4/VjvINrHcbZU.jpg

У западной пропаганды, вещающей о событиях на Украине, есть две основные цели. Первая — скрыть, отвлечь внимание от той роли, которую Вашингтон сыграл в свержении избранного демократического правительства Украины. А вторая — это демонизация России.

Правда известна, но правда не нужна западному телевидению и печатным СМИ. Перехват телефонного разговора между заместителем госсекретаря Викторией Нуланд и американским послом на Украине Джеффри Пайеттом показывает, как два заговорщика обсуждают, какую из вашингтонских марионеток сделать «нашим человеком» в новом кукольном правительстве. Перехват телефонного разговора между эстонским министром иностранных дел Урмасом Паэтом и главой внешнеполитического ведомства ЕС Кэтрин Эштон говорит о имеющихся у него и позже нашедших свое подтверждение подозрениях в том, что снайперский огонь по людям с обеих сторон киевских протестов открыли те участники конфликта, которых поддержал Вашингтон.

Короче говоря, когда Вашингтон в 2004 году организовал оранжевую революцию, а эта революция не смогла передать Украину в руки Запада, Соединенные Штаты, по словам Виктории Нуланд, за 10 последующих лет вложили в Украину 5 миллиардов долларов. Деньги эти ушли политикам, которых готовил Вашингтон, а также неправительственным организациям, занимающимся вопросами образования, борьбы за демократию и правозащитной деятельности, а на самом деле играющим роль пятой колонны Вашингтона.

Когда президент Янукович, рассмотрев все плюсы и минусы приглашения о присоединении Украины к Евросоюзу, отверг его, Вашингтон послал в бой свои хорошо финансируемые неправительственные организации. В Киеве начались протесты, участники которых требовали от Януковича изменить свое решение и вступить в ЕС (так в тексте — прим. перев.).

То были мирные протесты, но вскоре на улицах появились ультранационалисты с неонацистами, и тогда началось насилие. Требования протестующих изменились. Теперь они настаивали не на вступлении Украины в ЕС, а на свержении Януковича и его правительства.

Возник политический хаос. Вашингтон поставил у власти марионеточное правительство, представив его как борющуюся с коррупцией демократическую силу. Однако ультранационалисты с неонацистами из «Правого сектора» начали запугивать и членов марионеточного правительства, созданного Вашингтоном. Отреагировав на запугивания, марионетки Вашингтона стали выступать с угрозами в адрес русскоязычного населения Украины.

Некоторые области на юге и востоке страны — это бывшие российские территории, которые советские лидеры включили в состав Украины. Ленин присоединил к Украине российские территории в первые годы существования Советского Союза, а в 1954 году Хрущев передал ей Крым. Люди из этих русских областей, встревоженные уничтожением советских военных мемориалов, установленных в честь освобождения Украины от Гитлера Красной Армией, отменой статуса русского языка как официального, а также нападениями на русскоязычное население Украины, выступили с протестом. Крым проголосовал за независимость и обратился с просьбой о воссоединении с Россией. То же самое сделали Донецкая и Луганская области.

Вашингтон, его марионетки из ЕС и западные СМИ отрицают, что голосование в Крыму, Донецке и Луганске является искренним и спонтанным. Вместо этого Вашингтон утверждает, будто бы протесты привели к референдуму, а сам референдум был организован российским правительством при помощи взяток, угроз и принуждения. Он говорит, что в Крыму Россия осуществила акт вторжения и аннексии.

Это наглая ложь, и иностранные наблюдатели на выборах знают об этом. Но у них в западных СМИ нет права голоса, поскольку западные СМИ принадлежат вашингтонскому министерству пропаганды. Даже некогда горделивая Би-би-си лжет в интересах Вашингтона.

Вашингтон преуспел в своих объяснениях «украинского кризиса», взяв эту разъяснительную работу под свой жесткий контроль. На людей в Крыму, Донецке и Луганске он наклеил ярлык «террористов». В отличие от них, украинских неонацистов возвели в ранг членов «демократической коалиции». Еще больше поражает то, что неонацистов в украинских СМИ называют «освободителями» протестующих областей от «террористов». Скорее всего, русофобские неонацистские боевики становятся армией подчиненного Вашингтону марионеточного правительства, потому что очень многие подразделения украинских вооруженных сил не желают стрелять по мирным протестующим.

Теперь перед нами встает вопрос о том, как поведет себя в этой игре российский руководитель, президент Путин. Западные СМИ воспользовались его колебаниями и сомнениями по поводу принятия Луганской и Донецкой областей обратно в состав России, заявляя о том, что он слаб и напуган. Внутри России этим воспользуются финансируемые из Вашингтона не(?)правительственные организации и русские националисты.

Путин понимает это, но он понимает и то, что Вашингтон очень хочет найти подтверждение тому дьявольскому портрету российского президента, который он нарисовал. Если Путин согласится на просьбу Донецка и Луганска о принятии их обратно в состав России, Вашингтон начнет повторять свои заявления о российском вторжении и аннексии. Скорее всего, Путин не слаб и не напуган, но по веским причинам не желает давать Вашингтону новые возможности для ведения пропаганды в Европе.

Вашингтон настаивает на санкциях против России, однако наталкивается на препятствие в лице Германии. Канцлер Германии Ангела Меркель — это тоже вашингтонский вассал, однако, министр иностранных дел Франк-Вальтер Штайнмайер и немецкая промышленность санкции не приветствуют. Кроме того, что Германия зависит от поставок природного газа из России, тысячи немецких компаний занимаются бизнесом в этой стране, и экономические отношения такого рода дают немцам несколько сотен тысяч рабочих мест. Бывшие канцлеры Германии Гельмут Шмидт и Герхард Шредер раскритиковали Меркель за ее подобострастие перед Вашингтоном. Позиции Меркель ослаблены, потому что она по собственной глупости пожертвовала интересами Германии ради интересов Вашингтона.

Путин, продемонстрировавший, что он — не какой-то там безответный западный политик, видит в конфликте между давлением Вашингтона на Берлин и реальными интересами Германии возможность для раскола НАТО и Евросоюза. Если Германия решит, как это сделал Янукович, что в ее интересах поддерживать экономические отношения с Россией, а не быть марионеткой Вашингтона, то смогут ли Соединенные Штаты свергнуть правительство Германии и поставить у власти более надежную марионетку?

Возможно, Вашингтон Германии просто надоел. До сих пор оккупированная американскими войсками (спустя 69 лет после окончания Второй мировой войны!), Германия поддерживает такие образовательные традиции, имеет такую историю, проводит такую внешнюю политику и политику членства в ЕС, а также пользуется таким механизмом евро, к которым ее принуждает Вашингтон. Если у немцев есть хоть толика национальной гордости (а как недавно объединенный народ они должны обладать какой-то национальной гордостью), они не должны соглашаться на то, что им навязывает Вашингтон.

Меньше всего Германия хочет экономической и военной конфронтации с Россией. Вице-канцлер Германии Зигмар Габриэль (Sigmar Gabriel) сказал, что «на самом деле, было не самым умным шагом создавать на Украине впечатление, что она должна сделать выбор между Россией и ЕС».

Если российское правительство решит, что вашингтонский контроль над Украиной, или что там осталось от него после отделения, является для России неприемлемой стратегической угрозой, российская армия захватит Украину, исторически являвшуюся частью России. Если Россия оккупирует Украину, Вашингтону ничего не останется, кроме развязывания ядерной войны. Страны НАТО, само существование которых будет поставлено на карту, на такой вариант не согласятся.

Путин может забрать Украину назад, когда пожелает, а затем отвернуться от Запада, этого упадочнического и испорченного образования, которое погрязло в депрессии и подвергается разграблению со стороны капиталистического класса. 21-й век принадлежит Востоку, Китаю и Индии. А огромные просторы России находятся как раз к северу от этих двух самых населенных стран мира.

Россия может начать свое восхождение к власти и влиянию вместе с Востоком. У нее нет причин для того, чтобы умолять Запад о признании. В основе внешней политики США лежат доктрины Бжезинского и Вулфовица, в которых говорится, что Вашингтон должен препятствовать усилению России. Вашингтон не обладает доброй волей по отношению к России, и он будет вставлять ей палки в колеса при любой возможности. Пока Вашингтон контролирует Европу, у России нет никаких шансов стать частью Запада. Единственная возможность для нее — превратиться в марионеточное государство Вашингтона, как это сделали Германия, Британия и Франция.

Доктор Робертс был помощником министра финансов по экономической политике в администрации Рейгана. Он работал заместителем редактора и обозревателем в Wall Street Journal, вел колонку в Business Week и Scripps Howard News Service. Он пишет для журнала Trends. Робертс работает в нескольких университетах. Недавно у него вышла новая книга «Как была потеряна Америка» (How America Was Lost).

0

36

Молчание американских «ястребов» о зверствах Киева
2.07.2014

Публицист Стивен Коэн, подвергающийся в США травле ультраправых, разоблачает политику Вашингтона

Режим регулярно проводит артиллерийские обстрелы и наносит воздушные удары по городским центрам, порождая гуманитарную катастрофу, – однако американский политико-медийный истеблишмент все это фактически игнорирует.

Вот уже несколько месяцев поддерживаемый США киевский режим совершает зверства против собственных граждан на юго-востоке Украины, где проживают в основном русскоязычные украинцы и этнические русские. Подвергая нападениям все большее число ни в чем не повинных людей, в том числе детей, и подрывая репутацию Америки, организаторы этих нападений, которые фиксируются на видео, оказывают давление на Россию и на президента Владимира Путина, который слышит призывы «спасти наших соотечественников».

Реакция администрации Обамы, а также «ястребов» новой холодной войны в Конгрессе и в ведущих средствах массовой информации является двоякой: это молчание, периодически нарушаемое заявлениями в оправдание Киева, которые подстрекают его к новым зверствам. Мало кто из американцев (среди которых, что примечательно, независимый ученый Гордон Хан (Gordon M. Hahn)) выступает против этого скандального пособничества. Мы благородно не соглашаемся по поводу причин и методов разрешения украинского кризиса, который привел к самой серьезной конфронтации между США и Россией за многие десятилетия, но храним молчание о тех деяниях, которые выходят или уже вышли на уровень военных преступлений.

***

В середине апреля новое правительство в Киеве, являющееся преимущественно западноукраинским по составу и мировоззрению, объявило о начале «антитеррористической операции» против участников разраставшегося политического восстания на юго-востоке. В то время восставшие действовали в основном по образцу протестов на киевском Майдане в 2013 году – проводили манифестации, выступали с демонстративными заявлениями, захватывали государственные здания и возводили оборонительные баррикады. Но Майдан прибег к свирепому насилию и в феврале сверг коррумпированного, но законно избранного президента Виктора Януковича. (Следует вспомнить, что все эти события на Майдане пользовались активной политической, а возможно, и более осязаемой поддержкой Вашингтона.) На самом деле прецедент с захватом правительственных зданий и с требованиями о лояльности местных властей был создан раньше – в январе на Западной Украине. И создали его сторонники Майдана, протестовавшие против Януковича, а в некоторых местах провозглашавшие «независимость» от его власти.

С учетом этой предыстории, но прежде всего глубокого исторического раскола страны, особенно между ее западными и восточными регионами (с их этническим, языковым, религиозным, культурным, экономическим и политическим разделением), восстание на юго-востоке с центром в промышленном Донбассе не является неожиданностью. Не могут вызывать удивления и протесты против антиконституционного прихода к власти нового правительства (по сути дела, в результате переворота), против внезапной потери юго-востоком страны эффективного политического представительства в столице и вполне реальных перспектив дискриминации со стороны властей. Но, объявив «антитеррористическую операцию» против манифестантов с юго-востока, Киев просигнализировал о своем намерении «уничтожить» их, но не вести с ними переговоры.

2 мая в такой взрывоопасной атмосфере в южном городе Одесса произошли страшные события, пробудившие воспоминания о карательных отрядах немецких фашистов на Украине и в других советских республиках в годы Второй мировой войны. Организованная толпа сторонников Киева загнала протестующих в здание, подожгла его и попыталась заблокировать все выходы. Примерно 40 человек (а может, и больше) погибли в огне или были убиты при попытке вырваться из горящего здания. Неизвестное до сих пор количество людей получили серьезные ранения.

Эту толпу возглавили члены печально известной крайне правой военизированной организации «Правый сектор», которая по своей идеологии близка к ультранационалистической партии «Свобода», вошедшей в коалиционное правительство в Киеве. Информированные обозреватели часто называют эти организации неофашистскими движениями. (Во время зверств в Одессе были слышны ненавистнические выкрики и скандирование толпы в адрес других национальностей, а внутри выгоревшего здания были обнаружены нарисованные свастики.) Киев заявил, что жертвы сами устроили пожар, однако очевидцы, телевизионные кадры и видеозаписи в социальных сетях рассказали правду о поджоге и о последовавших затем бесчинствах.

Вместо того, чтобы призвать к сдержанности после одесской бойни, Киев активизировал свою «антитеррористическую операцию». С мая режим во все больших количествах отправляет в юго-восточные города бронетранспортеры, танки, артиллерийские орудия, ударные вертолеты и самолеты. Среди этих городов – Славянск, Мариуполь, Красноармейск, Краматорск, Донецк и Луганск. Когда регулярные воинские части и местные милицейские подразделения продемонстрировали свою полную неэффективность, нежелание воевать и нелояльность по отношению к Киеву, тот в спешном порядке мобилизовал «Правый сектор» и прочих радикальных боевиков из числа националистов, несущих ответственность за насилие на Майдане, и создал из них Национальную гвардию, которая сопровождает армейские подразделения – отчасти в качестве усиления, а отчасти, как кажется, для того, чтобы силой добиваться выполнения приказов Киева. Ретивые, слабо обученные, набранные в основном из центральных и западных регионов новобранцы Киева разжигают межэтническую войну и убивают ни в чем не повинных граждан. (Такие эпизоды, получившие название «массовое убийство», вскоре произошли в Мариуполе и Краматорске.)

Вначале «антитеррористическая» кампания была ограничена в основном (хотя и не только) действиями против блокпостов повстанцев на городских окраинах. Но с мая Киев начал регулярные артиллерийские обстрелы и авиационные удары по городским центрам, мишенью для которых стали жилые дома, торговые центры, парки, школы, детские сады и больницы, в первую очередь в Славянске и Луганске. Все большее количество городских районов, прилегающих к ним поселков и даже деревень сегодня похожи на зоны военных действий с характерными для таких зон разрушенными зданиями и домами с отметинами от пуль и осколков, изуродованными автомашинами, трупами и ранеными людьми на улицах, плачущими детьми и оплакивающими убитых родственниками. Из-за противоречивой информации, поступающей из Киева, от местных руководителей сопротивления и из Москвы, очень трудно установить число погибших и раненых среди гражданского населения, но счет определенно идет на сотни. И это количество продолжает расти, отчасти из-за того, что Киев устраивает блокаду городов, где кончаются медикаменты, продовольствие, вода, топливо, где отключено электричество, где никто уже не получает зарплаты и пенсии. В результате там начинается гуманитарная катастрофа.

Заметен и другой эффект. «Антитеррористическая» тактика Киева создает атмосферу страха и ужаса в атакуемых городах. Страшась разрывающихся на улицах снарядов и мин, пролетающих в небе вертолетов и самолетов и в панике думая о том, что будет дальше, семьи прячутся в подвалах и других темных убежищах. Даже The New York Times, которая, подобно всем прочим ведущим американским СМИ, в своих материалах избегает упоминания о зверствах, написала о выживших в Славянске, что они «живут как будто в Средневековье». Между тем все большее количество беженцев (в основном это женщины и напуганные дети) бегут через границу в Россию. По оценкам ООН, в конце июня 110 000 жителей Украины бежали в Россию, и наполовину меньше – в безопасные места на территории Украины.

Действительно, выступающие против Киева повстанцы в юго-восточных регионах хорошо вооружены (хотя у них, в отличие от правительственных войск, нет тяжелого вооружения и авиации), организованы и агрессивны. Нет сомнений, что они получают определенную помощь от России, которая поступает к ним с санкции властей или без таковой. Но, называя себя самообороной, эти ополченцы говорят правду. Не они начали боевые действия; это на их землю напали войска правительства, которое обладает ничуть не большей политической легитимностью, чем ополченцы. Две области этого крупного региона провели референдум, на котором подавляющим большинством проголосовали за автономию, и, в отличие от террористов, они не ведут военные действия за пределами своих мест проживания. Здесь уместна старая французская пословица, которую приводит один американский обозреватель: «Зверь очень опасен. Если на него напасть, он будет защищаться».

***

Среди важнейших вопросов, которые редко выносятся на обсуждение политико-медийным истеблишментом, – роль неофашистского фактора в киевской «антитеррористической» идеологии и в военных операциях. Позиция Путина, которой он придерживался как минимум до недавнего времени, что все украинское правительство – это «неофашистская хунта», не соответствует действительности. Многие члены правящей коалиции и ее парламентского большинства – это демократы или умеренные националисты европейского стиля. То же самое, наверное, можно сказать и о недавно избранном президенте Украины – олигархе Петре Порошенко. Но в равной степени не соответствуют действительности и утверждения американских апологетов Киева, включая некоторых ученых и либеральных интеллектуалов, которые утверждают, что украинские неофашисты (или, пожалуй, квазифашисты) – это просто возбужденные националисты, «разновидность европопулистов», «фактор отвлечения внимания», и что они не пользуются народной поддержкой, а следовательно, не имеют никакого значения.

Независимые западные ученые документально доказали фашистское происхождение «Свободы» и ее попутчика «Правого сектора», их современной идеологии и декларативных символов. Оба движения прославляют кровожадных украинских коллаборационистов нацизма, действовавших в годы Второй мировой войны, и вдохновлявших их предшественников. Оба, если прислушаться к словам лидера «Свободы» Олега Тягнибока, призывают к созданию этнически чистой нации, очищенной от «московско-еврейской мафии» и «прочего отребья», к которому он причисляет гомосексуалистов, феминисток и левые политические силы. Оба движения приветствовали одесскую бойню. На веб-сайте лидера «Правого сектора» Дмитрия Яроша появилась запись: «Это очередной светлый день в истории нашей нации». Депутат парламента от «Свободы» добавил: «Браво, Одесса... Пусть дьяволы горят в аду». Если нужны дополнительные доказательства, вот они. В декабре 2012 года Европарламент осудил «расистские, антисемитские и ксенофобские взгляды (партии «Свобода»), которые идут вразрез с основополагающими ценностями и принципами ЕС». В 2013 году Всемирный еврейский конгресс обвинил «Свободу» в неонацизме. Но хуже то, что обозреватели едины в своем мнении: «Правый сектор» является еще более экстремистским объединением.

Результаты выборов в этом плане не показательны. Вместе Тягнибок и Ярош получили менее 2% голосов на президентских выборах, однако историкам хорошо известно, что во времена смуты, когда, как писал Уильям Йейтс (William Yeats), «центр не может удержаться», небольшие, но решительно настроенные движения способны воспользоваться моментом, как это сделали ленинские большевики и гитлеровские нацисты. На самом деле «Свобода» и «Правый сектор» пользуются гораздо большей властью и влиянием, нежели показывают результаты голосования. «Умеренные» в пользующемся американской поддержкой правительстве Киева обязаны своим приходом к власти в результате насильственного переворота и своей личной безопасностью этим движениям, и в награду за такие действия они отдали «Свободе» и «Правому сектору» примерно пять из восьми (это зависит от меняющейся политической принадлежности) главных министерских постов, в том числе в таких сферах, как национальная безопасность, армия, прокуратура и образование. Более того, как отмечается в исследовательской работе блестящего выпускника Мичиганского университета Пьетро Шакаряна (Pietro Shakarian), «Свобода» получила губернаторские должности в пяти областях, которые составляют 20% украинской территории. И здесь еще не учитывается роль «Правого сектора» в «антитеррористической операции».

Здесь также не учитывается тот факт, что бесчеловечные идеалы фашизма переходят в разряд политического мейнстрима. В декабре 2012 года лидер фракции «Свободы» в парламенте назвал американскую актрису Милу Кунис (Mila Kunis) «грязной жидовкой». С 2013 года поддерживающие Киев бандитствующие элементы и боевики постоянно порочат русских, называя их «колорадами» (цвета колорадского жука напоминают цвета священной для России георгиевской ленты). А недавно поставленный американцами на пост премьера Арсений Яценюк назвал участников сопротивления юго-востока «недочеловеками». Его министр обороны предложил отправить этих людей в фильтрационные лагеря с целью последующей депортации, что вызвало опасения о грядущих этнических чистках. Бывший премьер-министр Юлия Тимошенко, номинально возглавляющая партию Яценюка и участвовавшая в майских президентских выборах в качестве одного из главных кандидатов, в одном из записанных разговоров пожалела о том, что не может «поубивать всех их (русских на Украине) атомным оружием». В стремлении к очищению Украины не менее апокалиптически звучат рассуждения власти о «стерилизации».

Столкнувшись с такими фактами, американские апологеты Киева сочинили еще одно логическое обоснование. Любой неофашист на Украине, заверяют они нас, гораздо безопаснее, чем «четко выраженные фашистские аспекты» путинизма. Данное утверждение даже не заслуживает серьезного анализа: каким бы самовластным правителем ни был Путин, но в его правлении, политике, государственной идеологии и личных поступках нет ничего подлинно фашистского.

На самом деле сравнение Путина с Гитлером, чем занимаются видные американцы, начиная с Хиллари Клинтон и Збигнева Бжезинского и заканчивая Джорджем Уиллом (George F. Will), – это очередной пример того, как наши новые рыцари холодной войны безрассудно и опрометчиво наносят ущерб национальной безопасности США в тех важных областях, где сотрудничество с режимом Путина исключительно ценно. Если заглянуть вперед, то можно сказать, что Путин вряд ли будет приветствовать с распростертыми объятиями потенциальных президентов, выступающих с такого рода высказываниями: ведь во время войны Советского Союза с фашизмом умер его брат, а отец получил ранения. Более того, десятки миллионов россиян, чьи родственники погибли на той войне от рук настоящих фашистов, считают кощунством эту клевету на своего популярного президента, как и те бесчинства, которые творит Киев.

***

Тем не менее администрация Обамы реагирует на происходящее молчанием, а то и хуже. Историки решат, чем занимались на Украине в предыдущие двадцать лет правительство США и финансируемые им организации по «продвижению демократии», но роль Вашингтона в нынешнем кризисе уже сейчас во многом ясна и понятна. Когда в ноябре-декабре прошлого года начались массовые протесты Майдана против президента Януковича, сенатор Джон Маккейн, высокопоставленный руководитель из Госдепартамента Виктория Нуланд, а также целая толпа американских политиков и официальных лиц приезжали в Киев, вставали на трибуне бок о бок с лидерами протестов, главным среди которых был Тягнибок, и заявляли: «Америка с вами!» Затем появилась запись разговора Нуланд с американским послом Джеффри Пайеттом (Geoffrey Pyatt), во время которого они сговаривались о свержении Януковича и о замене его на Яценюка. Вскоре тот действительно стал премьер-министром и остается на этом посту до сих пор.

Между тем президент Обама лично предупреждал Януковича о недопустимости насилия. Об этом же неоднократно говорил и госсекретарь Джон Керри. Но когда начались жестокие уличные столкновения, в результате которых был свергнут Янукович (произошло это спустя буквально несколько часов после принятия при посредничестве Европы и при содействии Белого дома компромиссного решения, согласно которому Янукович должен был до новых выборов в декабре 2014 года оставаться на посту президента во главе правительства национального примирения), администрация приняла роковое решение. Она с энтузиазмом поддержала такой исход с насильственным свержением. Обама лично признал переворот законным, назвав его «конституционным процессом» и пригласив Яценюка в Белый дом. Соединенные Штаты как минимум негласно содействовали тому, что произошло потом. А произошло следующее: Путин после колебаний принял в марте решение о присоединении Крыма, а на юго-востоке Украины началось восстание, переросшее в идущую до сих пор гражданскую войну.

Неизвестно, насколько активно американские представители участвуют в киевской «антитеррористической операции», но администрация определенно не демонстрирует особой скрытности. До и после начала активной военной кампании Киев посещали директор ЦРУ Джон Бреннан (John Brennan) и вице-президент Джозеф Байден (дважды), а за ними последовала целая стая «высокопоставленных руководителей американского оборонного ведомства», потекло оружие и пошла финансовая помощь несостоятельному правительству в Киеве. Несмотря на эту жизненно важную для Киева поддержку, Белый дом не стал настаивать на проведении расследования одесской бойни, зловещих убийств снайперами 18-20 февраля многочисленных протестующих на Майдане и милиционеров, что ускорило изгнание Януковича. (Вначале говорили, что снайперов направил Янукович, но появившиеся позднее улики указывают на экстремистов из рядов оппозиции, а возможно, и на «Правый сектор». В отличие от Вашингтона, Совет Европы требует от Киева расследовать оба события.)

Сегодня, когда на Украине творятся зверства и надвигается гуманитарная катастрофа, Обама и Керри как государственные деятели куда-то исчезли. Если не считать периодически звучащих банальностей о добродетельных намерениях Вашингтона и Киева и утверждений об ответственности Путина за все это насилие, давать конкретные ответы они поручили чиновникам рангом пониже. Естественно, все они рассказывают одну и ту же манихейскую историю о борьбе добра со злом, начиная с Белого дома и кончая Госдепартаментом. Так, миссионерствующий неокон из Госдепа Нуланд, которая несколько дней провела на Майдане, заверила комитет Конгресса, что у нее нет свидетельств той роли, которую на Украине играют фашистские элементы. Посол Пайетт, который ранее высказал аналогичное мнение о расправе в Одессе, отнесся к этим событиям еще более пренебрежительно, заявив услужливым редакторам из New Republic, что весь этот вопрос «смехотворный».

Еще большее безобразие заключается в том, что ни один американский официальный представитель не выступил с содержательным заявлением и соболезнованиями по поводу гибели гражданского населения от рук киевского правительства и даже по поводу событий в Одессе. Вместо этого администрация проявляет неизменное безразличие. Отвечая на вопрос о том, испытывает ли ее начальство «хоть какую-то обеспокоенность» по поводу людских потерь в ходе военной кампании Киева, пресс-секретарь Госдепартамента Джен Псаки (Jen Psaki) неизменно говорит: «нет». На самом деле, выступая 2 мая в Совете Безопасности ООН, представитель США Саманта Пауэр, говоря конкретно о «контртеррористической инициативе», отказалась от своей глубоко чтимой доктрины под названием «Обязанность защищать» и выдала киевским лидерам американскую лицензию на убийство. Приветствуя их «выдающуюся, почти невообразимую сдержанность», о чем сам Обама заявил после одесских событий, она заявила: «Их ответ вполне приемлем, соразмерен и, если говорить откровенно, точно так поступила бы любая из наших стран». (После этого администрация заблокировала призыв Москвы о создании гуманитарного коридора ООН между юго-востоком Украины и Россией.)

Вопреки нескончаемым действиям администрации и СМИ по демонизации Путина и его «агентов» на Украине, «антитеррористическую операцию» можно завершить только там, где она началась, – в Вашингтоне и Киеве. Если оставить в стороне вопрос о том, какой властью новый президент обладает в Киеве (и над воюющими боевиками из «Правого сектора»), «мирный план» Порошенко и объявленное 21 июня прекращение огня создавали благоприятные возможности, за исключением двух выдвинутых в них важных условий: ополченцы на юго-востоке должны были сначала «сложить оружие» и Порошенко один должен был решить, с кем вести переговоры о мире. Это сродни условиям капитуляции, и 1 июля Порошенко в одностороннем порядке прекратил перемирие и активизировал наступление Киева на восточные города.

А администрация Обамы продолжает усугублять ситуацию. Несмотря на возражения некоторых натовских союзников и даже глав американских корпораций, президент и его госсекретарь, который на протяжении всего кризиса действует в большей степени как военный министр, нежели как главный дипломат страны, постоянно угрожают России все более суровыми экономическими санкциями, предъявляя Путину одно условие за другим, хотя знают, что в большинстве своем они явно являются невыполнимыми. 26 июня Керри даже потребовал (буквально), чтобы российский президент «в ближайшие часы... помог разоружить» членов сопротивления на юго-востоке, как будто у них нет никаких причин для участия в собственно украинском конфликте и они – просто боевики из частной армии Путина.

В действительности реальные цели администрации с начала кризиса непонятны, причем не только для Москвы. Стремятся ли США к переговорному компромиссу, в результате которого на Украине должны произойти существенная федерализация и децентрализация, и страна в результате будет поддерживать долгосрочные экономические связи с Россией, лишенная возможности вступить в НАТО? А может, цель в том, чтобы вся страна принадлежала исключительно Западу и стала членом НАТО? Или это вендетта против Путина и всего того, что он якобы сделал и не сделал за все эти годы? (Некоторые поступки Обамы и Керри, явно нацеленные на то, чтобы унизить и оскорбить Путина, показывают, что в этом есть доля правды.) Или цель в том, чтобы спровоцировать Россию на войну с США и НАТО на Украине?..

Последний вариант кажется вполне возможным, независимо от того, существуют такие намерения или нет. После того, как Россия аннексировала в марте Крым (или «воссоединилась» с ним), «выдающуюся сдержанность» демонстрирует не Киев и не Вашингтон, а Путин, однако в силу происходящих событий делать это ему становится все труднее. Почти ежедневно российские государственные средства массовой информации (и особенно телевидение) представляют яркие репортажи с мест, показывающие, как Киев ведет наступление на восточные города Украины. В результате и элита, и общество в целом испытывают возмущение, негодование и даже ярость, недоумевая, почему Путин отказывается от военного вмешательства.

Мы можем не обращать внимание на приводимый ниже обвинительный вердикт влиятельного идеолога российских ультранационалистов, который тесно связан с командирами сил «самообороны» на Украине: «Путин предает не только Донецкую Народную Республику и Луганскую Народную Республику, но и себя, Россию и всех нас». Однако не следует недооценивать значение статьи, появившейся в ведущей прокремлевской газете «Известия», которая обвиняет российское руководство в «игнорировании криков о помощи» и спрашивает: «Неужели Россия оставила Донбасс в беде?» Если это так, предупреждает автор, то результатом станет «самый страшный кошмар для России», которая займет положение «побежденной страны».

Не менее важны и аналогичные предостережения лидера российских коммунистов Геннадия Зюганова: ведь его партия вторая по численности в стране и в парламенте. Она пользуется значительным влиянием среди военной элиты, в руководстве органов безопасности и даже в Кремле. Так, один из помощников Путина публично призвал его направить в районы боевых действий истребители, чтобы создать «бесполетную зону» и уничтожать киевские самолеты на подлете и наземные силы, как это было сделано во время операции ООН в Ливии, которой руководили американцы. Кремль этого не забыл и не простил. Если такое произойдет, силы США и НАТО, концентрирующиеся в настоящее время в Восточной Европе, также могут вмешаться, и в результате возникнет конфронтация наподобие Карибского кризиса. Как напоминает нам один бывший российский министр иностранных дел, которым восхищается Запад, «ястребы» есть с обеих сторон».

Но в Соединенных Штатах этого даже не замечают. В демократической политической системе ведущие средства массовой информации должны срывать завесу тайны и устранять неясность боевой обстановки. Но в ходе украинского кризиса ведущие американские газеты и телеканалы действуют почти так же предвзято и уклончиво, как Белый дом и Госдепартамент. Они затушевывают происходящие зверства, а то и вовсе о них умалчивают, и в целом полагаются на информацию из Вашингтона и из Киева. Поэтому большинство американцев, сами того не подозревая, опозорены действиями администрации Обамы. А те, кто знает, но молчит – в правительстве, в аналитических центрах, в университетах и в СМИ, – сами становятся соучастниками преступления.

0

37

Ахиллесова пята
09:26 5.07.2014

Журналист Джульетто Кьеза о том, что Украина — инструмент для капиталистической верхушки мира в борьбе с Россией.

Довольно часто мне приходится объяснять, что я не очень рад быть журналистом. На сегодняшний день эта профессия слишком дискредитирована. Когда молодые ребята говорят мне, что хотят стать журналистами, я объясняю им, что чисто по-человечески это будет очень трудно. Сегодня можно стать успешным при одном условии – нужно врать.

Я давно исследую кризисные явления, многие говорят, что я катастрофист, слишком пессимистичен, но я озвучиваю то, что вижу. Многие коллеги видят то же самое и ничего не рассказывают, по разным причинам. Люди удивляются, почему они многого не знают о сегодняшних проблемах, ответ очевиден – потому что журналистика перестала быть честной, перестала даже стараться быть честной.

Понятно, что полной объективности не существует, это иллюзия, но сама система подачи информации фундаментально изменилась. Например, обо всех событиях, связанных с Украиной, общественность Запада вообще не знает. В неведении даже итальянские политики, что уж говорить про обычных людей.

Западные СМИ дают информацию в искаженном виде или вообще замалчивают вопиющие факты: в их толковании Россия по воле диктатора Путина оккупировала всю Украину, которая хочет быть свободным и независимым государством, хочет стать членом Евросоюза.

Меня очень беспокоит низкий интеллектуальный уровень государственных руководителей. Я много раз видел своими глазами, что те, кто принимают важнейшие решения, не знают, не понимают, о чем идет речь. Сейчас все, кто приходят к власти, имеют очень узкий кругозор, они мыслят и действуют в краткосрочной исторической перспективе – это неправильно. Нельзя сказать, что это только их вина.

Нет, сама политическая система привела к такому вырождению. Жизнь слишком ускорилась, люди не успевают за ней, они не в состоянии переваривать такое огромное количество информации в столь короткие сроки.

Я это на себе прочувствовал в бытность депутатом Европарламента, когда у тебя банально нет времени на изучение какой-то важной проблемы. Раньше политики писали книги, а теперь они их только публикуют под своим именем, не прилагая никаких умственных усилий для этого.

Теперь что касается Украины. За годы независимости украинским государством руководили четыре президента, все они действовали вне элементарного понимания социального долга перед своими гражданами. Это безответственные люди. Кравчук подписал документ о развале огромной страны без малейшей идеи о том, что он будет делать дальше.

Видимо, собравшиеся в Беловежской пуще вообще не думали о будущем в тот момент. Вы посмотрите, после разрушения СССР Ельцин просто распродал Россию – это очевидно.

Его украинские коллеги – Кравчук, Кучма, Ющенко – ничуть не лучше, они не были самостоятельными игроками, у них не было возможности принимать решения, они просто выполняли указания из-за границы, они обыкновенные наемники. Украина давно была в руках США. Но эту порочную систему можно разрушить, нужна свежая кровь – молодые люди, которые не будут бояться рисковать.

То, что у них нет опыта – хорошо, потому что весь предыдущий опыт политиков старой формации отрицательный. Да, они будут ошибаться, но они не будут сдавать страну.

Кризис нарастает и открывает огромные, глобальные проблемы, которые и будут формировать новых лидеров. Глобальный кризис поставит под сомнение все предыдущие нормы и правила жизни.

Идеи двадцатого века нам не помогут с этим справиться. В новом веке будет другая система кризисных явлений, а новые люди в любом случае будут более способными решать их. В Италии есть партия «Пяти звезд», которую не так давно основал популярный комик Беппе Грилло.

Он понял раньше всех остальных итальянских политиков, что кризис нарастает, и первым завел масштабную общественную дискуссию, подняв целую армию молодых ребят. На сегодняшний день в итальянском парламенте есть 173 депутата и сенатора от этой партии, и отсутствие опыта не помешало им вести свою деятельность, они очень быстро сориентировались в ситуации.

Обновление неизбежно, рано или поздно это все равно произойдет. Общая деградация человека происходит во всем мире, и процесс этот начался не вчера. Существует невероятно интересный документ «Меморандум Пауэлла» (The Powell Memo), названный именем одного банкира, который в начале семидесятых годов прошлого века сформулировал его.

Тогдашний период был ключевым моментом, именно тогда в истории человечества – после нефтяного кризиса, после решения Никсона отказаться от привязки доллара к золоту – произошел кардинальный поворот, началась эпоха неолиберализма.

Главным образом, они – глобальные элиты – мировая капиталистическая верхушка: банкиры, владельцы транснациональных корпораций, создатели Федеральной резервной системы, люди, контролирующие центральный банк Европы и Великобритании – решили заблокировать возникновение новых идей путем установления жесткого контроля над всеми СМИ, университетами, всеми пунктами, где формируются новые кадры. Фундаментальный итог – общее снижение интеллектуального уровня людей.

Нынешнее поколение, да и мы сами стали намного слабее (во всех аспектах), чем тогда, когда они совершили революцию массового сознания. Но в момент кризиса этой модели жизни появляется возможность остановить процесс падения и повернуть его в сторону развития.

Через два-три года будет очевидно, что они сотворили на Украине, мир обязательно узнает, что на самом деле произошло в Одессе. И государственный переворот на Украине – это лишь одно звено большой цепи событий, которые обусловлены очень быстрым развитием мирового финансового кризиса – краха капиталистической модели.

Глобальные элиты поняли, что все повисло на волоске и вскоре может рухнуть, что общество изобилия закончилось, и мир приблизился к обществу дефицита, при котором демократия невозможна. Им нужно превратить власть из демократической и потребительской в авторитарную и перераспределительную, потому что совсем скоро ресурсов перестанет хватать. США, находящиеся на грани банкротства, – главный проводник этого плана.

Они готовят большой конфликт. Все, что сейчас происходит на Украине, – подготовка к третьей мировой войне. И главная их цель – Россия, потому что это самая богатая страна в мире, самый главный исторический враг. После России капиталистическая верхушка примется за Китай. А Украина всего лишь инструмент! Это ахиллесова пята России.

И в этот раз они переступили все мыслимые границы. Чтобы объявить Путина диктатором, им необходимо было его дискредитировать, поставить в очень трудное положение, и для этого были использованы крайние меры – нацизм.

Я вспоминаю высказывание Брехта, которое он написал в 1938 году – «Когда демократия превратится в фашизм, она будет иметь лицо Америки». И все это сбывается на наших глазах, Америка в открытой форме использует нацизм.

Все знают, что они потратили несколько миллиардов долларов на «новое будущее для Украины, которое она заслуживает» – прекрасная фраза Виктории Нуланд, но они сами стали фашистами.

Когда сенатор Маккейн идет на «евромайдан» и открыто поддерживает нацистских руководителей Украины, он – влиятельнейший человек, кандидат на пост президента – признается всему миру, что сам является нацистом. С Джоном Керри та же история. Руководство США открыто заявило миру, что они друзья нацистов. Мы видим на Украине конец западной демократии.

Запад, как место, где когда-то уважали права человека, где уважали свободу выбора, принципы разделения властей, перестал существовать.

Через два-три года будет очевидно, что они сотворили на Украине, мир обязательно узнает, что на самом деле произошло в Одессе. Прошло три месяца после трагедии Дома Профсоюзов, а Европа уже находится в трудном положении, они содействовали и всячески поддерживали карателей.

Но... одно уточнение – это была далеко не вся Европа, а Германия в лице госпожи Меркель и министра иностранных дел Штайнмайера, но также там было много несогласных, особенно среди производителей.

Потом была Польша, Прибалтийские республики. Остальная часть Европы не поддерживала переворот в Киеве и осуждала карательные действия новых так называемых властей. В дни подготовки операции с Майданом, а потом и во время подготовки Вильнюсских документов с Италией, Испанией, Грецией, Португалией никто не консультировался. Эти решения были подготовлены на кухне Брюсселя под руководством США.

Майдан – это двойной удар по России и по Европе. Почему Обама два раза в течение двух месяцев посещал Европу? Это беспрецедентный случай. Раньше он совершал не более одной поездки в год.

Он дал понять – отказывайтесь от российского газа. Теперь мы вас будем снабжать своим сланцевым газом. То есть теперь Европа во благо Америки должна за все платить: долг Украины; серьезное увеличение стоимости энергии и прочее. А для России это означает убытки более чем на сто миллиардов долларов. Такая интересная комбинация задумана.

Но из-за такой спешки они допустили несколько серьезных ошибок. Такая мощная и откровенная русофобия способствовала возрождению русского духа. Первый раз после двадцати с лишним лет русский народ осознал самого себя. Это пробуждение началось с Крыма. До этого ничего не было, русские на Украине молчали, они даже в России молчали, а теперь проснулись.

Они хотели ослабить Путина, а он, наоборот, вышел из этой партии еще более сильным. Конечно, они до сих пор очень серьезно могут влиять на внутреннюю ситуацию в России, у них для этого есть необходимые инструменты.

Ведь Россия капиталистическая страна, все эти годы сам Путин вел страну навстречу к Западу. Когда я читаю данные, что Газпром, Роснефть наполовину принадлежат американцам и другим иностранным инвесторам, конечно, они могут на этом играть.

Я считаю, что Россия сможет защититься, но будет трудно. На это надо решиться, надо решиться на кардинальные перемены.

Есть державы, которые еще вполне в состоянии не подчиняться американским интересам: Китай и Россия. Россия имеет ядерное оружие, технологии, способные отвечать на их технологии. Есть также и другие гиганты: Индия, Иран, страны Латинской Америки.

Путин понял, что примирение с Западом невозможно, и начал менять свою команду. Слабый ответ России обусловлен тем, что еще не существует должного окружения, оно еще недостаточно сформировано.

Сами идеи Путина находятся на середине пути, я так считаю. Бывают моменты, когда он дает повод думать, что он понял тяжесть всей ситуации. Он великолепно действовал, когда понял, что интересы Европы и Америки не совпадают, и он немедленно попытался сыграть на этом.

Он понимает, что сейчас Россия не может самостоятельно остановить США. Это получится только в том случае, если удастся разделить мнения европейцев и американцев, создав свой стратегический союз между Европой и Россией. Со злом нужно бороться сообща, привлекая партнеров на свою сторону с помощью новых идей.

Источник: Взгляд.ру, Зеркало Крыма

0

38

Путин восстал против авантюриста Обамы?
http://2.bp.blogspot.com/-xRgVKWTGvuw/U7uloSkg3oI/AAAAAAAAFBU/A7PVwAinya8/s1600/1404794466_ya-vatnik-raznoe-putin-politika-1354032.jpeg
Экс-посол США в России Майкл Макфол заявил на днях, что украинский кризис — результат действий Путина. По мнению Макфола, идёт «новая холодная война», причём сейчас наблюдается «самый мощный момент конфронтации со времён Горбачёва». Бывший американский посол уверен, что два события укрепили Путина во мнении, что США настроены против него. Первое событие — протесты против Путина в начале 2012 года, в организации которых Кремль обвинил этого самого Макфола. Второе событие — бегство Януковича с Украины. Путин, решивший, что американцы снова его одурачили, будто бы сказал: «Всё, мне наплевать на то, что вы обо мне думаете».

В статье «Почему Путин восстал против США» («The Atlantic»; источник перевода — «ИноСМИ») Дэвид Грэм, старший помощник главного редактора, приводит некоторые любопытные высказывания мистера Макфола.

Бывший посол в России считает, что украинский кризис является прямым результатом действий Путина. Макфол выступил на аспенском «фестивале идей», который проводил «The Atlantic» и Аспенский институт.

«Это новая холодная война? Определённые сходства налицо. Это самый мощный момент конфронтации со времён Горбачёва», — сказал Макфол. И добавил: «Это глубоко трагический момент. Это заставляет меня думать о том — и я знаю, что и президент об этом думает, — что, может быть, мы проявляли наивность, полагая, будто с Россией возможны иные отношения».

Экс-посол замечает, что, соверши Россия переход к демократии и рынку быстрее, как это сделала, скажем, Польша, то ситуация могла бы выглядеть иначе.

Так что же — СССР, империя, откат в прошлое? Нет.

«Я не думаю, что Путин сидит и по-детски мечтает о возврате российской империи», — говорит Макфол. «Событиями двадцатилетней давности нельзя объяснить происходящее сегодня, если два года тому назад мы сотрудничали», — отмечает бывший посол.

Далее мистер Макфол выделяет два важнейших события, укрепивших Путина во мнении, что США настроены непримиримо против него и даже «полны решимости изгнать его из власти».

Первое событие — протесты против Путина в начале 2012 года. В их организации Кремль, как известно, обвинил Макфола. Однако сам Макфол не хочет сказать, что всё началось именно с тех дней. «Но это был не конец истории, потому что Путин великий прагматик, способный делить явления на разные категории, — сказал Макфол. — Он скажет: «Я понимаю, что вы пытаетесь свергнуть режимы в Сирии, в Иране и у нас», но всё равно будет работать над заключением коммерческих сделок или сотрудничать с Америкой в вопросе химического оружия».

Второе событие произошло нынешней зимой. Американское правительство принимало участие в украинском кризисе, пытаясь посредничать в передаче власти, как вдруг Янукович внезапно бежал из страны.

«Путин подумал, что американцы в очередной раз его одурачили. Тогда он сказал: «Всё, мне наплевать на то, что вы обо мне думаете». Это, по мнению Макфола, говорит о том, что Путин занял структуралистскую позицию. Он поверил в то, что американская стратегия поставила целью ослаблять его на каждом шагу и отказался от любых попыток считаться с Обамой как с действующей силой в политике. Такое решение Макфол считает чисто эмоциональным.

«Мы имеем обыкновение объяснять действия личностей и государств, исходя из рациональных объяснений и логики, а мой опыт работы в правительстве подсказывает… что у этих людей есть эмоции, есть свои взгляды на мир, и что разные люди на этих должностях ведут себя по-разному. Хорошая новость состоит в том, что нет никакой большой стратегии, в рамках которой они сначала захватывают Крым, затем восточную Украину, затем Молдавию, а после этого часть Эстонии. Это реакция на крах власти в Киеве».

Но есть и плохая новость:
"Плохая новость состоит в том, что, на мой взгляд, Путин сейчас укрепился в своей точке зрения. Это будет долгая, очень долгая конфронтационная борьба с Россией, и продлиться она может как минимум до тех пор, пока Путин не покинет пост лидера».

Журналист Эрик Зюссе (OpEdNews.com, источник перевода — Mixednews.ru) полагает, что сегодня Америка проигрывает войну на Украине.

По мнению политического аналитика, «устроенный Обамой переворот на Украине» вызвал «ответную реакцию», и она «обойдётся США гораздо дороже», чем представлялось ранее.

Украинская авантюра Обамы уничтожит его репутацию в США, полагает автор. Его авторитет уже упал в странах, где прессу контролируют местные элиты, чья позиция не всегда совпадает с американской.

В нынешнем украинском правительстве нарастают разногласия, в том числе между Коломойским и Порошенко. Киевский режим выдыхается.

Кроме того, украинское правительство — «самое ультраправое в мире». По мнению журналиста, его состав «определила агент Обамы Виктория Нуланд». Супруг Виктории, Роберт Каган, — сооснователь «Проекта за новый американский век». Этот человек выступал сторонником американского вторжения в Ирак. Каган — член Совета по международным отношениям в Брюсселе и редактор «The New Republic».

За П. Порошенко на выборах проголосовали только жители северо-западных областей Украины. Журналист указывает, что 9 мая премьер Яценюк начал этнические чистки на Юго-востоке, и у тех, кто голосовал ранее за Януковича, было всего два варианта: бежать в Россию или погибнуть. Эта операция позволила киевскому правительству сохранить ультраправый уклон и при этом быть «демократически избранным».

Американский журналист Джордж Элайсон писал, что Коломойский недавно отказался повиноваться приказам Порошенко и даже счёл предложение «плана мирного урегулирования» признаком слабости. Эрик Зюссе считает, что Коломойский — ставленник Вашингтона, и за «это чудовище» ответственны Обама и Нуланд.

Наконец, прогрессист Пол Крейг Робертс рассказал о трещинах, появляющихся между Арсеном Аваковым и Дмитрием Ярошем.

Что до Путина, то его публичные высказывания звучат «настолько примирительно», что Бараку Обаме «чрезвычайно сложно» и дальше «демонизировать» образ российского лидера, считает Зюссе.

«Возможно, мир становится свидетелем тому, как Обама выбрасывает себя на свалку истории. Республиканцам положено презирать его за то, что он «демократ». В свою очередь, демократам надо быть глупцами, чтобы думать, что Обама и в самом деле один из них. Это отменный подарок республиканцам (которые наградили Америку таким ничтожеством, как Джордж Буш-младший). Ведь при таком президенте, как Обама, нация может и в самом деле затосковать даже по временам его предшественника».

Тот же Зюссе в статье для washingtonsblog.com (источник перевода — Mixednews.ru) пишет, что «компания Порошенко — Коломойский — Обама не только не преуспела, а фактически проигрывает войну». По его мнению, жители Юго-востока организовали «эффективное партизанское сопротивление». Ранее Украина лишилась Крыма: подавляющее большинство населения там высказалось за воссоединение с Россией. Обама и его марионеткам, отмечает автор, осталось только не признавать того факта, что крымчане свободно проголосовали за возвращение в Россию…

Опрос, проведённый американским институтом Гэллапа по всей Украине, показал, что Крым относится к США резко негативно (всего 2,8% дали благоприятную оценку), а вот Россию там любят (71,3%). С результатами референдума согласно 82,8% крымчан, против высказались всего 6,7%.

Автор полагает, что Обама «снова лукавит», и его выдумки распространяются под видом правды послушными американскими СМИ.

Что же может Москва противопоставить сегодня Вашингтону в «украинском кризисе»? На эту тему на днях рассуждал на сайте«Свободной прессы» Антон Мардасов. Он задался вопросом: а может ли Россия очертить «красную линию» для Америки и лично для Обамы? И что именно вынудит на это пойти? Миллионный поток беженцев с Донбасса или число убитых мирных жителей?

Первый вице-президент Академии геополитических проблем Владимир Анохин дал ответ на эти вопросы. Эксперт полагает, что Соединённые Штаты сами загоняют себя в угол. Но России надо действовать решительно: красная-то линия уже пройдена.

«Сейчас складывается этакий цугцванг, когда каждый шаг наших противников (не надо называть их партнёрами) делает позиции последних более слабыми. Россия, например, очень спокойно отнеслась ко всем этим, простите, идиотским санкциям, не закатила истерику, мол, а мы вам тоже что-нибудь сделаем. Это спокойствие повергло Запад в политический шок. Он уже и не знает, что делать.

К тому же неверно, когда говорят, что РФ якобы проигрывает информационную войну. Ни одна наша контрпропаганда не сделала больше, чем сделали сами украинцы и американцы. США вообще показали себя во всей красе. Губернатор Ростовской области говорит, что границы его региона пересекли 186 тысяч человек. Это гуманитарная катастрофа, но Госдеп настаивает на том, что эти люди едут «отдохнуть к бабушкам». Ни один самый изощрённый пропагандист до такого не додумается».

Кроме того, как далее отмечает аналитик, страны «старой Европы» начинают «кожей чувствовать», что их подставляют. Во времена югославского кризиса вырос курс американских компаний, а доллар обошёл евро. Сегодня ситуация разворачивается самым неблагоприятным образом опять же для Европы.

Что до Совбеза ООН, то эта структура уверенно идёт по пути Лиги Наций. Штаты цепляются за своё превосходство и не хотят признавать многополярность мира, считает эксперт.

Другой аналитик, представитель «Лаборатории Крыштановской» политолог Михаил Коростиков, полагает, что Россия не может диктовать США каких-либо условий. Вместе с тем она всё-таки могла бы действовать.

«Стоит сказать, что экономическая и финансовая зависимость России от Соединённых Штатов куда больше, чем зависимость США от РФ. Однако Россия, наверное, могла бы, во-первых, полностью прекратить сотрудничество в космической сфере. Это вызвало бы большие проблемы для США в плане доставки грузов и космонавтов на орбиту, в запуске спутников, в исследованиях космоса. Во-вторых, мы могли бы, правда, неофициально, кулуарно, сказать, что поставим установки С-300 Ирану и другим странам, чтобы осложнить их и без того непростые взаимоотношения со Штатами».

Политолог Семён Багдасаров сказал «Свободной прессе», что у России есть масса возможностей надавить на США:

«США в этом году выводят основную часть своих войск из Афганистана. Вывод войск может быть осуществлен через несколько направлений: южное — из Пакистана через Хайберский перевал и на Карачи, но там вовсю орудуют боевики «Талибана», которые могут нанести серьёзный урон войскам; западное — через Среднюю Азию и на Турцию, но это очень сложный маршрут; северное — через Узбекистан, Казахстан и Россию в Прибалтику. Вот этот путь — наиболее приемлемый для американцев. У нас есть несколько соглашений на эту тему с США, скажем, о железнодорожном сообщении, которое было заключено вне ратификации и предусматривает поставки нелетальной помощи в закрытых контейнерах (а что там внутри, никто не знает) и об авиасообщении. Благодаря последнему в своё время Штаты полностью провели ротацию своих войск, причём аэронавигационное обслуживание американского транзита целиком и полностью легло на российский бюджет. К тому же наша транспортная авиация в интересах американцев используется для переброски необходимого снаряжения и даже для транспортировки грузов внутри Афганистана».

И вот эти-то все соглашения эксперт считает возможным разорвать. Вдобавок российские авиакомпании могут получить запрет на полёты на «благо» США. В результате американцам «будет ой как тяжело».

Итак, российские аналитики и эксперты предлагают массу вариантов того, как «обустроить» украинский кризис. Однако складывается впечатление, что пока на международной арене действует не «великий прагматик» Путин, а его «антипод» Обама. Введены два пакета санкций против России, и президент США грозит ввести третий — самый страшный, секторальный, который может ударить и по энергетической отрасли России.

Замглавы МИД России Сергей Рябков на днях сказал, пишет «Газета.ру», что санкции против России власти США используют в качестве нового наступательного оружия. Об этом Рябков заявил в интервью «Коммерсанту».

«Такое впечатление, что во властных структурах в Вашингтоне пришли к выводу, что иногда проще и дешевле применять санкции, чем осуществлять традиционную проекцию военной силы на кого-то. То есть мы имеем дело с новым наступательным видом оружия», — отметил товарищ Рябков.

Чем же ответит Россия? По словам Рябкова, в гонку вооружений Россия втягиваться не будет: «Мы не будем этого делать. Но мы вынуждены искать противоядие. На наступательное оружие должно найтись оборонительное. Этим и будем заниматься».

Таким образом, США делают, а Кремль «занимается».

Нам бы очень хотелось, чтобы в конце концов оказался прав журналист Эрик Зюссе, считающий, что Обама проиграл на Украине, а Путин выиграл, и что скоро Обама даже выбросит «себя на свалку истории». Но пока никаких реальных предпосылок к этому нет. Скорее, есть обратные предпосылки: Обама, не менее эмоциональный, чем Путин, наверняка полагает Украину чем-то вроде поля для матча-реванша. На нём, на этом поле, он хочет отыграться за все свои геополитические провалы и даже за внутренние поражения — от неудачной «перезагрузки» до «выключения» правительства в прошлом году. Б. Х. О. очень не хочет войти в историю как самая «хромая утка» из всех американских «хромых уток».

Обозревал и комментировал Олег Чувакин

0

39

Бывшая Украина: клубок глобальных инициатив
http://svpressa.ru/photo/90637.jpg
Михаил Делягин о роли мирового капитала в трагедии «незалежной» Украинская катастрофа знаменует начало новой Мировой войны (холодной или «горячей» — это уж как повезет) не потому, что, в отличие от прошлых разжигаемых США конфликтов, касается нас непосредственно и потому производит глубокое и страшное впечатление.

Конечно, «гвоздь в моем сапоге кошмарней, чем фантазия у Гете», — но в данном случае речь не о традиционной интеллигентской мании величия.

Мировая война началась потому, что на Украине столкнулись практически все существующие сейчас глобальные интересы, за исключением разве что политического ислама.

Организаторы катастрофы, безусловно, США – и потому заслуживают описания их разнообразных (и частично противоречивых) интересов в первую очередь. Американская элита как целое, объединяющее глобальные капиталы и национально ориентированную бюрократию, взрывает Украину, чтобы отсечь Евросоюз от Китая.

В условиях нехватки спроса, нарастающей по мере приближения к срыву в глобальную депрессию, доступ на рынки становится абсолютной и при этом всевозрастающей ценностью. Для захвата европейского рынка США выдвинули концепцию создания трансатлантической зоны свободной торговли, которой евробюрократия, подмявшая сохранившие адекватность старые национальные европейские элиты, в силу своей рабской (и не только интеллектуальной) зависимости от них не в силах противостоять.

Одновременно с ними на европейский рынок нацелился Китай, для которого в силу неизлечимо экспортной ориентации его экономики завоевание новых рынков становится вопросом выживания.

Морские транспортные пути подконтрольны американскому флоту. Несмотря на спуск на воду в следующем году двух авианосцев (что делает Китай второй океанской державой мира), США могут внезапно парализовать любые морские перевозки. Поэтому стратегически морские пути, как бы дешевы они ни были, на те рынки, где Китай будет конкурировать с США, могут быть для него лишь вспомогательными.

Понимание этого породило концепцию «нового Шелкового пути» (в точном переводе «пояса») из Китая на рынки Европы (которая будет все более восприимчива к китайским товарам по мере разрушения своей экономики американской конкуренцией в рамках евроатлантической зоны свободной торговли) по континенту, вне досягаемости для США.

Страны Восточной Европы, европейские лишь экономически, а политически контролируемые США, также не являются приемлемой для Китая транзитной зоной.

Именно поэтому Китай добился от Януковича согласия на создание транспортного узла в Крыму (при нелепости этого проекта с сугубо транспортной точки зрения). В свою очередь, США и их бездумные европейские сателлиты «зажгли» Украину так спешно, именно чтобы сломать этот проект. Кстати, их истерическая реакция на воссоединение Крыма с Россией была вызвана в том числе и возможностью возрождения этого проекта (вероятно, теперь они потребуют от стран Черного моря транспортной блокады Крыма).

Роль бывшей Украины в стратегии Китая очевидна из изложенного; с учетом того, что Крым без Новороссии – «чемодан без ручки», Китай объективно заинтересован в выделении как минимум Юга из охваченной гражданской войной территории в относительно стабильное и благополучное образование. Ведь без него глобальные транспортные коммуникации через Крым будут требовать чрезмерных усилий по своему поддержанию и в целом находиться в постоянной опасности.

Однако интересы США на бывшей Украине этим не исчерпываются. Помимо отсечения Евросоюза от китайских товаров, зажженная территория Украины прекрасно может отсечь ее и от российского газа, вынудив приобретать дорогой американский сланцевый газ, экспорт которого начнется с 2016 года.

Разумеется, этот экспорт не будет масштабным: в силу технологических особенностей наращивать добычу сланцевого газа можно лишь до определенного уровня, а приоритетом США является укрепление своей конкурентоспособности за счет поддержания дешевизны энергии на их внутреннем рынке. Кроме того, главной целью американского экспорта станет рынок Японии, где газ существенно дороже, чем в Европе.

Однако эти соображения не учитывают бюрократической разобщенности американского госаппарата, различные фрагменты которого способны проявлять колоссальное рвение и выдающуюся эффективность для достижения частичных, локальных целей, даже совершенно ненужных с точки общей американской стратегии.

Поэтому бывшую Украину могут уничтожать и просто «на всякий случай», чтобы при возникновении потребности пресечь российский газовый экспорт в Европу, какой бы низкой ни была вероятность ее возникновения, это можно было сделать в один день.

Значительно более важным (но ведущим к тем же последствиям) фактором является то, что создание зоны свободной торговли с ней существенно укрепит экономику Евросоюза, который является не только политическим сателлитом, но и экономическим конкурентом США. Это заинтересовывает последних в том, чтобы к моменту получения европейцами свободного доступа на украинский рынок тот прекратил существование, а страна превратилась в руины.

Разумеется, американский бизнес – от «Вестингауза» (замена которым российского топлива на украинских АЭС в случае успеха принесет 1 млрд. долл. дохода в год; только эта операция, даже без организации в районе Чернобыля общеевропейского хранилища отработанного ядерного топлива, с лихвой окупит все затраты США на организацию нацистского переворота), до вошедшего в капитал частных военных компаний гиганта по производству генно-модифицированной продукции «Монсанто», — заинтересован в захвате украинской экономики. Родственники руководителей США уже вошли в руководство компаний, нацелившихся на украинские нефть и газ; объектом американских интересов является также газотранспортная система.

В этом интересы американского бизнеса соответствуют интересам бизнеса европейского, в первую очередь немецкого, нацелившегося на черноземы, электроэнергетику (кроме атомной), речные и морские порты (принадлежащие на Украине государству), химическую промышленность и угольный бизнес (особенно важный в условиях «угольного ренессанса» европейской энергетики).

Однако контроль над ресурсами, в отличие от контроля над рынками, не заинтересовывает в сохранении нормальной жизни осваиваемой страны; примеры же бесперебойного функционирования экспортной инфраструктуры в условиях жесточайших внутренних конфликтов дает вся новейшая история Африки.

Кроме того, реальный сектор всегда (по крайней мере, до срыва мира в глобальную депрессию с выжиганием наиболее спекулятивных рынков) качественно слабее финансового. Поэтому та часть реального сектора, которая заинтересована в сохранении нормальной жизни на территории бывшей Украины (так как электроэнергию и газ кто-то должен потреблять, а порты должны быть загружены не только экспортными грузами), будет проигрывать глобальному (в первую очередь американскому) финансовому сообществу, которому нужен на этой территории самоподдерживающийся хаос, желательно, распространяющийся на Россию.

Способ этого распространения прост и блистательно выражен Псаки (которую на фоне Киссинджера считают дурой и которая на самом деле – на фоне Керри и Обамы – является мыслителем): «Я ничего не знаю, но виновата Россия».

Причина столь разрушительной мотивации проста и действенна: именно благодаря ей мир, балансируя на грани глобальной депрессии с 2001 года, все еще не сорвался в нее.

Фундамент глобальной финансовой системы – государственные облигации США. Чтобы наращивать американский долг, надо поддерживать спрос на них. Государства не могут скупать их по разным причинам: у Евросоюза нет денег, Китай хочет гарантий от обесценения доллара (в котором заключается весь смысл системы), а возможностей Японии, даже после преодоления последствий Фукусимы, недостаточно для нужд американской экономики.

Значит, в американские ценные бумаги надо загнать глобальный спекулятивный капитал – благо его масштабы растут (в том числе потому, что крупные экономики, противодействуя угрозе депрессии, замещают сжимающийся коммерческий спрос растущим государственным, и эта «накачка», неминуемо не полностью контролируемая, питает глобальный бизнес).

Для этого его надо смертельно испугать, наращивая масштабы хаоса, погружая в него все новые территории и создав США как организатору этого хаоса репутацию единственной «тихой гавани» мира.

Вся политика США, начиная с уничтожения Югославии, была подчинена этой цели.

К настоящему времени она выработала свой ресурс: от наращивания долга требуется переходить к его списанию, от расширения зоны хаоса – к полномасштабной катастрофе. Если вслед за Украиной удастся «зажечь» и Россию, эта задача будет решена за наш счет; однако, поскольку это пока не получается, наиболее вероятным путем следует считать мобилизацию политического суннитского ислама (еще в Каирском университете провозглашенного Обамой, по сути, инструментом американской политики) на уничтожение Израиля и последующее его натравливание на Иран.

Слабейшим звеном отжившей, государственной организации исламского мира является Саудовская Аравия: смерть (формально от старости) ее нынешних руководителей позволит при помощи драматических терактов (например, во время хаджа) уже этой осенью превратить ее в ядро качественно нового социума, способного при структурирующей роли саудовских военных стать «новыми кочевниками» и решать серьезные региональные задачи.

Таким образом, глобальный бизнес и США как государство заинтересованы в хаотизации Украины. Часть европейского (в основном немецкого) бизнеса, желающего захватить производительные активы, ориентированные в том числе на ее внутренние нужды, и потому нуждающиеся в стабилизации, слаба и не способна серьезно скорректировать даже внутреннюю политику своих стран.

Китай не имеет ни возможностей, ни желания реализовывать свои интересы на бывшей Украине, полагая, что России придется реализовать обязательства Януковича по созданию крымского транспортного узла и взять на себя всю полноту обязательств по обеспечению его безопасности.

В этой ситуации единственным реальным источником нормализации жизни на Украине может быть Россия, – но ее государство не только не имеет своих глобальных целей и не сознает своих потенциальных возможностей, но и не является чем-то целостным. Огромную роль продолжают играть «пятая колонна» либерального клана, ориентированного на обслуживание интересов глобального бизнеса против интересов России, и «офшорная аристократия», готовая, подобно Януковичу, на любые уступки ради сохранения своих европейских и американских активов.

Строго говоря, после воссоединения с Крымом российское государство не демонстрировало внятных признаков служения интересам России и ее народа.

Робкие патриотические предположения о разложении украинской армии не оправдываются: вооруженные силы сколачиваются ударным финансированием, террором и интеграцией в них идейных нацистов. Только численность боевиков «Правого сектора» выросла по завершении нацистского переворота уже на порядок.

Разрушение экономики сделает службы карателям единственным способом прокормиться, что дополнительно укрепит военную компоненту нацистского режима.

Ожидающие весеннего восстания Новороссии по социально-экономическим причинам не учитывают парализующего воздействия террора и пропагандистского зомбирования. Кроме того, ключевые регионы Новороссии входят в каганат Коломойского, а в раннефеодальном обществе не действуют привычные для современных аналитиков закономерности.

Россия продолжает на Украине политику невмешательства, являющуюся по сути попустительством агрессору, терпя даже обстрелы своей территории и налеты на нее. Реальная помощь ополченцам Востока, насколько можно судить, носит частный и преимущественно гуманитарный характер; она позволяет лишь надеяться на их выживание, но не дает возможности планировать необходимый для стабилизации Украины и запирания нацистской чумы в «великой Украине от Львова до Тернополя» освободительный поход на Киев.

А это значит, что вынесенныйв заголовок статьи термин «бывшая Украина» с каждым днем все в большей степени становится реальностью.

Михаил Делягин

0

40

Как защищать себя?
13.07.2014

Андрей Паршев рассуждает о реалистичности сценария мировой изоляции России

России непрерывно угрожают санкциями и изоляцией. В ответ звучат призывы к самоизоляции, говорят о нашей самодостаточности. Насколько реалистичны такие сценарии?

Об этом корреспондент «Литературной газеты» побеседовал с известным публицистом, автором нашумевшей книги «Почему Россия не Америка» Андреем Паршевым.

– Андрей Петрович, пятнадцать лет назад Вы писали: «Из пяти составляющих общего объема затрат на любое производство в условиях нашей страны две (сырье и нерыночные изъятия) – не ниже среднемировых, а три (капитальные вложения, накладные расходы и минимально необходимая зарплата) – существенно, в несколько раз, выше...» Из этого следовал вывод, что в условиях свободного перемещения капиталов ни один инвестор «не будет вкладывать в развитие практически ни одного производства на территории России». Поэтому «в рамках «мировой экономики» российская экономика нежизнеспособна, а вот ограниченная внутренним рынком – вполне». Вы и сейчас так считаете?

– Чтобы понять, верно ли какое-то утверждение, лучше всего не чье-либо мнение, хотя бы даже и автора... Значение имеет практика. На этом со времен Бэкона строилась вся наука – а значит, и современная цивилизация. Гипотезы проверяются практикой, только тогда они становятся теориями, не вырождаясь в схоластику и шарлатанство.

Что показала практика создания в нашей стране современной экономики по либеральным рецептам? В реальности никаких производств на нашей территории, позволяющих нам зарабатывать валюту, так и не появилось. Хотя именно это нам обещали образованные и влиятельные специалисты и политики, пропагандировавшие либеральные реформы.

Некоторые из них и мою книгу критиковали. Понятно, как я к ним отношусь. Ведь меня опровергнуть просто, достаточно сказать: «Видишь, как благодаря нам, либеральным экономистам, весь мир ездит на российских авто, летает на российских самолетах, говорит по российским мобильникам? Поэтому пшел вон!» Да что-то пока так мне не сказали, а ведь сколько лет уже реформам?

Мы – географическая зона с высокими издержками. Это известно было и двести лет назад. Поэтому в условиях либеральной модели инвестиции в производство к нам, естественно, не идут. Дешевле все производить в зонах с низкими издержками. За все эти годы удалось привлечь некоторые производства для удовлетворения внутреннего рынка типа автосборочных производств. То есть отчасти отдать внутренний рынок внешним капиталистам – это все же лучше, чем просто завозить импорт. Сделано это как раз благодаря применению протекционистских механизмов, которые я и отстаивал в 90-е (на готовые изделия пошлина выше, чем на компоненты). То есть те, кто пропагандировал либеральную модель для нашей страны, были и остаются жуликами или невеждами, и практика это подтвердила.

Либеральная модель ударила, кстати, и по развитым странам, но больше по другой причине: в США, Западной Европе, Японии слишком высокая цена рабочей силы, есть и еще некоторые издержки, которые не так значимы в новоиндустриальных регионах.

– Но что-то изменилось к настоящему времени?

– Некоторые изменения в экономических условиях произошли. В Китае резко, в несколько раз, выросли зарплаты, и по этому параметру там утрачено подавляющее преимущество по сравнению с российской экономикой. Это касается и минимальных зарплат в особых экономических зонах: там они сейчас выше, чем в России. Но и мы утратили кое-что – а именно качество рабочей силы.

Довольно важный момент: в 1998-1999 годах были очень низкие цены на нефть. Потом они повысились, и это дало возможность нам немного перевести дух. Но это не повлияло на общую картину экономики: производство не растет. Так что все, о чем я писал тогда, действует и сейчас. В рамках либеральной модели мы экспортируем сырье и импортируем все остальное.

– Запад угрожает России санкциями и изоляцией на международной арене. Насколько серьезны такие угрозы? И можно ли в принципе изолировать столь крупную страну?

– Европа не на 100% зависит от поставок из России, причем наиболее зависимы только небольшие и маловлиятельные страны Восточной и Южной Европы. Поэтому при желании отказаться от российского сырья Запад может, но зачем? Германия может перейти на другие виды топлива и сырья, отказавшись от нефти и газа из России, но это приведет к удорожанию германских товаров и потере ими конкурентоспособности. Зачем это немцам? И Запад сейчас не единственный потребитель нашего сырья, а в ближайшей перспективе – не главный...

И еще одна деталь, существенная: основная масса потребительских товаров в наших магазинах – китайская. То есть завязаны мы на европейские и азиатские экономики, а не на североамериканскую. А ведь именно США – инициатор новой холодной войны. Сами американцы четко отделяют сектора, в которых им невыгодны санкции, и не трогают их. Почему европейцам надо жертвовать своими интересами? Ведь экономическая ситуация в ЕС не блестящая.

Хвалить при этом нашу экономическую модель не стоит. Мы действительно сползли к крайне незавидной роли сырьевого придатка развитых стран Европы и Азии, и в случае всеобъемлющих санкций снижение жизненного уровня у нас неизбежно – но чего-то жизненно важного Европа и США нас не лишат, даже если захотят. Но европейцы не хотят! Еще неизвестно, кому нынешний кризис обойдется политически дороже.

– К тому же многие важные товары можно сегодня возместить?

– Можно. Потерю, например, немецких авто можно отчасти возместить китайскими. Чуть сложнее ситуация с продовольствием, но не намного. Зерна хватает своего, сахара – тоже. Мясо в значительной степени импортное, австралийцы и новозеландцы могут нас прижать из англосаксонской солидарности... Но будут ли делать то же Аргентина и Бразилия?

Франция может нас лишить своих сыров, Испания – черной ветчины... Но, опять-таки, зачем это им? Соответственно, США будет очень трудно заставить даже своих союзников устроить себе экономическое харакири, а тем более тех, кто США не союзник. Наше руководство это понимает, иначе оно не пошло бы на такие решительные шаги.

И это только в ситуации, когда Россия не занялась серьезно проблемой импортозамещения. Если ЕС действительно откажется от нашего сырья, такая проблема встанет во весь рост, но, подчеркну, это не проблема самодостаточности, задача более ограниченная. ЕС может нанести удар по нашей платежеспособности, но дорогой ценой (кстати, среди акционеров «Газпрома» – и немцы в том числе). И удар – не смертельный.

– В свою очередь, в России звучат голоса, что мы способны прожить и в самоизоляции. Но реален ли курс на построение капитализма «в одной отдельно взятой стране» и нужна ли нам самоизоляция? А если да, то где проходит граница самоизоляции – между разумным самоограничением и разухабистым «нам никто не нужен»?

– Никто не отменял мирового разделения труда. Для полного самообеспечения современными продуктами, чтобы производить все, рынок должен обладать некоторым масштабом... По некоторым оценкам, необходимо 300-400 миллионов населения. У нас такого рынка пока нет, а даже если бы и был, то в нормальных условиях полное самообеспечение просто не нужно. Зачем в каждой стране производить свой собственный айфон?

А так как о полной изоляции речь не идет, то и нет смысла обсуждать вариант «нам никто не нужен». А некоторая степень экономической изоляции в мире существует для крупных экономических блоков – североамериканского, ЕС. Это необходимая вещь.

Я приведу один пример. Вообще экономика – не совсем наука, в отличие от физики или химии. В том смысле, что трудно проводить эксперименты в масштабах страны и почти невозможно их потом в другом месте проверять в тех же условиях. Но даже у нас такой эксперимент был поставлен. В 2007 году в нашей стране была применена протекционистская мера – введены экспортные пошлины на лес-кругляк. Буквально на следующий год произошло экономическое чудо: в нашу страну пошли инвестиции, в промышленность по переработке древесины – в целлюлозно-бумажную, деревообрабатывающую. Но вскоре по просьбе наших «партнеров» эти меры были ослаблены... Вообще в протекционистской модели рыночной экономики вывоз сырья должен быть максимально затруднен. Это и приводит к необходимости инвестиций в обрабатывающую промышленность.

– Как будет реагировать наша элита на возможную самоизоляцию – ворчать, сопротивляться или же, наоборот, поддержит?

– Ну, все-таки не самоизоляцию, а изоляцию. Хотя большую часть товаров мы получаем из Китая, а не из США или Западной Европы. Для элиты возможны проблемы из-за того, что в финансовой сфере мы не являемся независимой страной. Весь наш бизнес сидит на западных кредитах (даже «Газпром»). Наши банки являются, по сути, розничными подразделениями западных банков. Эта зависимость есть и на персональном уровне: последний пример – история с Фирташом, арестованным в Швейцарии. То, что он – украинский олигарх, ничего не значит. Деньги-то элиты хранятся на Западе, а не на Востоке. Правда, простая конфискация денег «обычной элиты», не «друзей Путина», труднопредставима. «Элита» в либеральной модели рынка естественным образом является прозападной. Хотя, естественно, зависимость никому не нравится.

Вот в этом и состоит большая проблема: производственный капитал заинтересован в протекционизме, отечественный банковский и страховой – тоже. А посреднический, торговый, сырьевой – не заинтересованы: им выгоднее либеральная модель «свободной торговли». И большая часть нашего бизнеса – сырьевая и торговая. Производственного мало. И государственная власть для проведения независимой внешней политики вынуждена самым суровым образом лишать бизнес политической власти – иначе какие-то антизападные шаги невозможны. От этого и надо отталкиваться.

– Некоторые говорят, что членство в ВТО для России смертельно опасно и надо скорее из ВТО выходить. Но надо ли, учитывая, что почти все государства состоят в этой международной организации?

– Все государства состоят, но не все в одинаковой позиции. Там есть те, кто получает бонусы, а есть те, кто эти бонусы оплачивает. Мы вступили по второй категории. Главное – мы утратили экономический суверенитет, мы не сможем, если наконец захотим, применять методы протекционизма. Это главное, что запрещает ВТО. Соответственно, мы не можем и развивать современную обрабатывающую промышленность и занимать население. Если же не собираемся развивать, а собираемся говорить о том, что надо развивать, то выходить и не надо.

Но надо понимать, что отказ от ВТО, то есть от либеральной экономической модели, – это серьезный шаг, это своего рода объявление войны. Делать это надо, только когда меры в хозяйственной области будут таковы, что пойдут вразрез с правилами ВТО. Надо сначала сформировать хозяйственную политику, выгодную России, и только потом выходить. Можно даже не выходить сразу, а просто проводить протекционистскую политику. Постепенно претензии к нам достигнут критической точки, и тогда мы со скандалом выйдем.

– После введенного Visa и MasterCard бойкота ряда банков в России руководством страны поставлена задача создания национальной платежной системы, а первый вице-премьер РФ Игорь Шувалов заявил, что РФ больше не намерена зависеть от оценок зарубежных рейтинговых агентств. На что направлены эти шаги? Одобряете ли Вы их?

– Это надо было сделать давно, но не было сделано из-за саботажа руководителей экономического блока. А смысл зависимости от оценок зарубежных рейтинговых агентств мне просто непонятен – и если эта зависимость может быть разрушена волевым решением, то еще более непонятно, почему это тоже не было сделано раньше? Если не хватало для этого собственного рассудка, то можно было по итогам кризисного 2008 года понять, что рейтинговые агентства не дают адекватных оценок, да к тому же еще иногда занимаются манипулированием.

– Все чаще звучат призывы переориентировать экономику РФ с сырьевой направленности на инновационную. Вы видите здесь какие-то подвижки?

– Нет, и никто не видит. Вся эта «инновационная» деятельность – шарлатанство и воровство бюджетных денег. Кроме того, такие призывы (в других формулировках) о переориентации экономики с сырья на наукоемкую продукцию раздавались всегда – и в ранний период реформ, и в позднем СССР. Трудность в том, что для этого надо отказываться от либеральной модели экономики, в частности, от свободы перемещения капитала через границу. Кто ж на это согласится?

– Какие вызовы для России сегодня главные? И чего нам следует опасаться в первую очередь?

– Вызовов много, нельзя выделить что-то одно. Преодоление экономического и культурного отставания, распространение русского языка – все важно. Просто как пример... Первое, что делалось в оторванных от Советского Союза частях, – там сокращалась сфера использования русского языка. Это была и есть целенаправленная деятельность, неплохо финансируемая. Ну неслучайно же это делалось и делается? Значит, языковая сфера важна. Но разве не важна военная сфера? А хорошая армия немыслима без экономики. А солдат хорошо воюет, если знает, за что. То есть нужна идеология...

Есть старое изречение, что нужно выявить главное звено и потянуть за него. Но сейчас не так: все важно.

– Насколько преодолим американский сценарий глобализации? У Вас есть рецепт, как нам отстаивать свои национальные интересы в хаотизированном глобализованном мире?

– Случилась парадоксальная вещь, которую американский сценарий не учитывал... От глобализации США сильно пострадали, утратив свою экономическую мощь и, соответственно, влияние в мире. Сейчас глобализация идет на пользу больше развивающимся азиатским экономикам. Что касается рецепта... Есть масса гуру с большими головами и большими зарплатами, которые вели и ведут наш экономический корабль к светлому будущему в последние десятки лет. Вот их бы и надо спрашивать: как наша производящая экономика дошла до жизни такой, когда ежегодно из производства исчезают десятки и сотни рабочих мест?

Вообще же говоря, без использования протекционистских механизмов никто и никогда не развивал собственное производство – ни Англия в ХVII-ХVIII веках, ни США в ХIХ-ХХ веках, ни Китай в ХХ-ХХI... Это элементарное правило. Судя по обсуждениям в американском интернете, там даже на уровне простых людей понимают, что единственный путь возрождения американской экономики – это защита от китайских товаров с помощью тарифа. Но им мешает то, что тариф – это крах либеральной доктрины. А ее нельзя ставить под сомнение даже в Америке.

У нас же проблема в том, что даже экономисты не всегда понимают значение тарифа для нашей, российской экономики. И уж совсем мало кто имеет представление о методах защиты экономики нетарифными методами. Например, как защищаться от утечки капитала? Или что вообще дает нам свобода перемещения капиталов? А чтобы применять защитные механизмы – о них надо что-то знать. Боюсь, мы много упустили.

– Оборотной стороной любой общенациональной стратегии является представление об исторической миссии России. Какова она, по-Вашему?

– Бороться за свое существование – это основное занятие каждого народа в этом мире.

– В чем состоит главный смысл военно-политического приближения Североатлантического альянса к границам нашей Родины?

– В мире есть единственная сила, способная уничтожить США как великую державу, – это ракетно-ядерные силы России. Больше ничего опасного для Америки в мире нет. Пока... Поэтому каждый американский политик и военный руководитель, если он – патриот своей родины, денно и нощно думает о том, как эту угрозу ликвидировать, как получить если не «окно возможностей», то «форточку» для этого. Естественным шагом для них было бы сделать так, чтобы Россия не могла задействовать свои ракеты.

Пойдут ли американцы на какие-то рискованные шаги? Например, на неядерное нападение на наши ядерные силы: ведь у нас не будет формального повода для начала ядерной войны...

– А что, такой сценарий существует?

– Он нередко рассматривается и обсуждается и в США, и у нас. То есть получится, что ракетно-ядерного оружия мы лишимся. Мы же в ответ не можем ответить симметрично, не можем составить угрозу их ядерным силам. Риск такого шага велик, но если это удастся, США станут единственным гегемоном и смогут провести ядерное разоружение остального мира, а после этого без опаски и помех решить все остальные свои проблемы – экономические, политические, любые... Это окупит любые затраты. Естественно, расположение их вооружений как можно ближе к нашим стратегическим силам повышает вероятность такого исхода – может быть, не сейчас, так через 10-20 лет...

Вопросы задавал Олег Назаров

0

41

Пол Крейг Робертс: «Запад набросился на Россию, потому что полностью прогнил»
29.07.2014

Американская и западная пропаганда ведет к втягиванию мира в войну

«Невероятная по размаху пропаганда, которую ведут против России США и Великобритания и их министерства пропаганды, которые принято называть «западными медиа», ведет к втягиванию мира в войну, которую никто не сможет выиграть. Европейским правительствам пора очнуться, потому что Европа сгорит в первую очередь из-за того, что там стоят американские военные базы, призванные «гарантировать ее «безопасность».

Такими словами начинает свою статью на сайте Института политической экономики его руководитель Пол Крейг Робертс. В прошлом он – заместитель министра финансов в администрации Рональда Рейгана, один из редакторов газеты «Уолл-стрит джорнел», рупора мирового крупного капитала. Сейчас он продолжает писать колонки в многочисленные издания.

Решение «коррумпированного» суда в Нидерландах, неправомерно присудившего России выплатить 50 миллиардов долларов акционерам ЮКОСа, «коррумпированной компании, которая грабила Россию и уклонялась от налогов», автор считает равносильным объявлению войны.

«Запад набросился на Россию, потому что он полностью прогнил. Богатство элит основывается не только на грабеже слабых стран, чьих руководителей очень легко подкупать, но и на ограблении собственных граждан. Американские элиты преуспели и в этом: в ХХI веке они просто уничтожили средний класс своей страны», – рассуждает Робертс. А вот освоить такой лакомый кусок, как Россия, им мешает Путин. И они не остановятся ни перед чем, чтобы от него избавиться.

Робертс ссылается на последний номер известного английского журнала «Экономист», на обложку которого вынесена тема «Паутина лжи»: «Это надо читать, чтобы увидеть, до каких низостей дошла пропаганда на Западе и до какой степени она провоцирует войну». Издание, мол, выдвигает «совершенно дикие обвинения, требует прекратить «умиротворять» Россию и призывает принять самые жесткие действия против Путина. Но ни одного доказательства вы в этой статье не найдете».

«Иначе как призывом к войне эту публикацию не назовешь. Западные элиты не только коррумпированы. Они еще и безумны», – заключает видный публицист и аналитик.

0

42

Наглость и неоимпериализм: философ из ФРГ рассуждает о политике Запада

00:0430.07.2014

Бывший министр культуры ФРГ, крупный философ и политолог Юлиан Нида-Рюмелин поражен двойными стандартами США и ЕС, обвиняющих Россию в грехах, которые совершают они сами.

Необоснованно обвиняя умеренную политику России в "неоимпериализме", западные страны не замечают этой тенденции за собой, отмечает известный немецкий философ, экс-министр культуры ФРГ Юлиан Нида-Рюмелин. В статье, опубликованной в газете Stern, он предупреждает, что подобные двойные стандарты могут привести к серьезному противостоянию.

Как и во время войны в Ираке, СМИ не сопротивляются идеологизации во внешней политике Запада, констатирует Нида-Рюмелин, и в результате Россию постоянно обвиняют в "неоимпериализме". Но такая политика, возражает философ, направлена на создание империи, установление контроля над новыми территориями и народами. Империалистической была политика Великобритании в XIX веке; черты империализма были у Советского Союза с государствами-сателлитами. Однако сфера влияния современной России значительно сократилась по сравнению с советской эпохой, подчеркивает философ, и сегодня Россия, несмотря на огромные территории, уступает советской империи по числу населения, по экономической и военной мощи.

В этих условиях говорить о неоимпериализме исключительно в отношении России — "изрядная наглость", полагает философ. США на протяжении последних десятилетий вели себя как воистину империалистическая держава, "считающая себя вправе решать, какой режим является легитимным, а какой нет, какой следует свергнуть, как в Ираке или Ливии, а какой поддержать, как в Саудовской Аравии или в Афганистане". А с точки зрения "приобретенных территорий" Евросоюз следует считать еще более империалистической силой, чем США. При этом ЕС расширяет свою территорию и сферу влияния в "мягкой форме", при помощи "экономического процветания как приманки", а не под угрозой применения военной силы, как в случае с США. На путь полноценного членства в ЕС страны вступают, подписывая соглашение об ассоциации — и для этого процесса, пишет Нида-Рюмелин, характерна "примечательная внешнеполитическая наивность".

В случае с Украиной эта стратегия потерпела поражение, отмечает философ. Страну, на территории которой дислоцируется Черноморский флот РФ, предполагалось сделать членом ЕС. Ее предлагалось интегрировать в экономику ЕС, хотя Украина к этому совершенно не готова, судя по размеру ее ВВП. Страной правят олигархи, независимо от того, какие силы одерживают победу на выборах — проевропейские или пророссийские.

"Создается впечатление, что своей стратегией по расширению на восток Евросоюз преследовал и цель отобрать у России ее последнюю зону экономического влияния, — делает вывод Нида-Рюмелин. — Во всяком случае, бросается в глаза тот факт, что предложение Владимира Путина о создании зоны свободной торговли от Лиссабона до Владивостока не обсуждалось ни разу, в то время как Украине и другим странам региона все чаще делались соблазнительные предложения". К тому же, напоминает автор, ЕС и США собираются создать единую зону свободной торговли (Трансатлантическое торгово-инвестиционное партнерство), что лишит Россию привилегированного доступа к европейскому рынку.

Западу важно убедить мир, что РФ "злодейски" уничтожила Боинг - мнение Нида-Рюмелин призывает журналистов задействовать "внешнеполитическое воображение" и представить себе ситуацию, в которой оказалось российское правительство: "На востоке – длинная граница с Китаем — второй сверхдержавой, которая становится все агрессивнее, на юге – растущий исламизм, на западе – отторжение "буферных государств" Восточной Европы". Если воображения не хватает, продолжает автор статьи, следует представить себе аналогичную ситуацию с США: "Мы знаем, как реагировали Соединенные Штаты, потеряв зоны влияния на юге, когда рухнули поддерживаемые ЦРУ режимы в Южной Америке и были избраны социалистические правительства. Представьте, что Канада и Мексика заключили соглашение об ассоциации с Российской Федерацией или даже вступили в российский военный альянс. Неужели кто-то всерьез думает, что США это стерпели бы?"

Таким образом, приходит к выводу немецкий философ, обвинения в адрес России являют собой "отчетливый пример двойных стандартов, разной оценки аналогичных случаев". Упреки в неоимпериализме, заключает Юлиан Нида-Рюмелин, выглядят как пропаганда войны и ведут лишь к обострению ситуации на Украине, а к чему может привести подобная эскалация, показывает предыстория Первой мировой.

Источник: http://ria.ru/politics/20140730/1018074775.html

0

43

Александр Роджерс: Дефолт Украине не грозит, он просто неизбежен

Интервью с известным украинским политологом, экономистом и общественным деятелем о перспективах украинской экономики, состоянии дел в военной промышленности и о том, почему Верховная Рада не спешить ратифицировать экономическую часть Договора об Ассоции с ЕС

- Многие аналитики полагают, что украинской экономике в самое ближайшее время грозит дефолт. Согласны ли вы этой оценкой? Какова на сегодняшний день экономическая ситуация на Украине?

— Дефолт не грозит, он просто неизбежен. На сегодняшний день украинская экономика одна из самых убыточных в мире. За первые пять месяцев этого года чистый убыток украинской экономики превысил 17 миллиардов долларов. А это ещё до того, как Киев отказался проводить федерализацию или признавать результаты референдума и начал гражданскую войну.

Война лишь усилила негативные тенденции в экономике. Теперь можно смело говорить о том, что за год экономика потеряет свыше 40 миллиардов долларов, а это уже около трети всего ВВП Украины.

Кстати, о ВВП. В этом году его прогноз уже несколько раз ухудшался. Если в начале года, ещё при Януковиче, прогноз роста был примерно 3%, то после переворота он сначала ухудшился до нуля, затем —3%, а в начале лета МВФ назвал уже цифру в —6,5%. Хотя они стараются в таких случаях смягчать прогнозы, чтобы не вызвать паники, и, глядя на идиотские действия правительства Яценюка, я бы говорил о падении ВВП на 15-20%. И это я даю ещё очень оптимистичные оценки, другие эксперты предсказывают падение ВВП на треть и более.

Как это ударит по людям? Налоги не будут обираться в должном объёме, ввод новых и увеличение старых налогов также не приведут к росту наполнения бюджета. Перестанут платить зарплаты, и не только бюджетникам, резко вырастет безработица, снизится покупательная способность населения и предприниматели, ориентированные на внутренний спрос также уйдут в убытки.

Это уже происходит. Украина в этом году уже поставила своеобразный антирекорд: при норме доли убыточных предприятий в экономике в 14-15% в последние месяцы о своей убыточности заявляют свыше 52% предприятий, и эта цифра продолжает расти. Причём прибыли оставшихся рентабельными производств упали в 5,5 раз.

Всё это накладывается на самоубийственные действия нового руководства Украины. Если проводить аналогию с тонущим кораблём, то вместо того, чтобы заделывать дыры или раздавать матросам и пассажирам средства индивидуального спасения, они изо всех орудий палят по отчалившим шлюпкам (Крыму и Новороссии), чтобы никто не выжил. Как какие-то инфернальные создания, они стремятся утащить с собой в ад всех, до кого могут дотянуться, в их идеале — весь народ Украины и даже соседние страны.

- Почему Верховная Рада пока не спешит на законодательном уровне парафировать экономическую часть договора об Ассоциации между Украиной и ЕС? Что мешает?

— Во-первых, до части правительства, пусть и с огромным запозданием, дошла убыточность для Украины этого кабального договора. Когда все эти персонажи, будучи в оппозиции, орали «требуем подписать», то они даже не удосуживались прочитать, что именно там написано. А на сегодняшний день ратификация равносильна самоубийству украинской экономики, чтобы не мучилась.

Во-вторых, новое руководство Украины продолжает воевать за власть, теперь уже между собой. Группировки Порошенко и Тимошенко изо всех сил пытаются уничтожить друг друга, а до экономики, армии, промышленности или социальных стандартов им нет никакого дела — всё это лишь предлоги в их борьбе. В результате ни Кабмин, ни Рада фактически не дееспособны. И большую часть времени парламент просто не может собрать большинство, чтобы проголосовать за что угодно.

- Что будет представлять из себя экономика Украины, если от нее окончательно отойдет Юго-Восток? Хоть какая-то промышленность в ней останется?

— Смотря сколько областей войдёт в Новороссию. Если все восемь — то Украина окончательно превратится в пасторальную аграрную страну, о чём так долго мечтали целые поколения националистов. Если только текущие две (ЛНР и ДНР), то часть промышленности останется — преимущественно в Запорожье, Днепропетровске и Харькове.
Там другой вопрос: если Украина под властью американских марионеток начала вести агрессивную антироссийскую внешнюю политику, то вся эта промышленность оказывается никому не нужной кучей металлолома. Во-первых, потому что без российского газа многие предприятия не смогут работать (газа внутренней добычи с большим трудом хватит только для населения).

Во-вторых, потому что львиная доля заказов для промышленности шла из Российской Федерации и других стран ТС, и с разрывом этих производственных связей продукция этих предприятий окажется просто никому не нужна, они

- Если Новороссия все же состоится как государство, то что будет представлять из себя ее экономика? Сможет ли она выжить в условиях экономической блокады со стороны ЕС и США?

— Самостоятельно сделать это будет очень сложно. Значительная часть промышленности ориентирована на экспорт, а для обеспечения экспорта нужны расчёты в международной банковской системе. Если бы Новороссия была в изоляции, это могло бы быть катастрофичным.
К счастью, у Новороссии есть дружественный сосед — Россия. И Россия вполне может обеспечить систему взаимных расчётов за продукцию, минуя международные расчётные системы. Также промышленность Новороссии исторически преимущественно ориентирована на российский рынок, поэтому не нужно будет изобретать велосипед или воевать за вхождение на новые рынки.

Поэтому экономика Новороссии будет глубоко интегрирована с российской экономикой, как это было исторически и как это подсказывает сама логика производственных и торговых отношений.

- Какова должна быть социальная и экономическая политика Новороссии? Как сделать так, чтобы это было настоящее народное государство?

— Однозначно можно говорить, что это не будет олигархической республикой типа Украины. По этому вопросу есть понимание и у парламентов ДНР и ЛНР, и у российских экономистов, осуществляющих экспертную поддержку. Аналогичные настроения и у подавляющего большинства ополченцев и местных жителей.

Что касается построения государства, ориентированного на народ, то тут существует уже достаточно много проверенных практикой наработок. Это и увеличение доли заработной платы в себестоимости продукции, и повышение планки социальных стандартов, и гарантии неотчуждаемости (невозможности приватизации) стратегических производств.

Сейчас в Швейцарии и ряде других европейских стран много говорят о введении БОД — безусловного основного дохода.

БОД — это социальная концепция, по которой каждый человек должен иметь гарантированный законом минимум денежного довольствия, выплачиваемый государством без всяких условий (без подтверждения потребности, без необходимости выполнения работы, без обложения налогом). Размер таких выплат должен уменьшатся с ростом доходов граждан. Его также называют гражданской зарплатой или общественными дивидендами.

И пока швейцарцы говорят, мы может попробовать это реализовать на практике. Впрочем, чтобы обеспечить подобную социальную ориентированность экономики Новороссии, нужно сначала отбить внешнюю агрессию и пройти через этап послевоенного восстановления. Но перспективные планы развития можно и нужно создавать уже сегодня. Чем мы и занимаемся.

- Как ты оцениваешь военную промышленность Украины? Способна ли она производить достаточное количество военной техники для войны с Новороссией?

— Военная промышленность Украины слаба. Из трёх танковых заводов остался только харьковский завод имени Малышева, который в последние годы производил мизер продукции (больше занимаясь ремонтом и модернизацией старых танков), часть из которой оказывалась откровенно бракованной (как в скандальном деле с поставками БМП в Ирак). Но и для того, чтобы этот завод мог производить военную технику, нужно значительное финансирование, которого у Киева просто нет. По другим направлениям ВПК картина аналогична или ещё более плачевна.

- Ты лично как считаешь, возможен ли Майдан-3 и когда? Каким он будет?

— Попытки возможны. В том числе и подогреваемые Тимошенко и её соратниками (или, как вариант, спонсируемые Коломойским). Но принадлежащие хунте СМИ уже месяц последовательно занимаются дискредитацией майдана, заявляя, что там сидят только «агенты Путина». Яценюк также называл недовольных падением зарплат «сотрудниками ФСБ». Поэтому следующая попытка собрать майдан, или даже просто митинги, связанные со стремительно ухудшающейся социально-экономической ситуацией, может быть подавлена с показательной жестокостью, сравнимой с массовым убийством в одесском Доме профсоюзов.

0

44

А.Вассерман: «Новороссия устоит даже в нынешних обстоятельствах»
13.08.2014 , Анатолий Вассерман

Но Киев, возможно, переключится на Приднестровье и развяжет войну там.

Анатолий Вассерман в эксклюзивном интервью KM.RU анализирует последние события, связанные с кризисом на Украине.

В очередной раз будет проделан тот же трюк, что и в 2008 году

- Насколько я могу судить, обстановка на Украине сейчас на грани очень большого перелома. Во-первых, началась откровенная драка между основными соучастниками государственного переворота в Киеве: Коломойским и Порошенко.

Во-вторых, Порошенко, судя по всему, получил задачу уничтожить Новороссию не позднее Дня независимости бывшей Украины (24 августа). А если это ему не удастся, то организовать совместно с Румынией (использующей Молдавию в качестве пушечного мяса) нападение на Приднестровье.

Второй фронт сможет на какое-то время отвлечь народ от первого фронта. В Приднестровской Молдавской Республике по договору между нею и Молдавией находятся российские миротворцы. Нападение на них должно дать такой же эффект, какой дало нападение на российских миротворцев в Южной Осетии 8 августа 2008 года.

С одной стороны, это абсолютно обязывает Российскую Федерацию применить надлежащие силовые меры к преступникам, открыто нападающим на российских граждан. С другой стороны, это служит замечательным формальным предлогом для Запада объявить Российскую Федерацию безусловным агрессором.

В очередной раз будет проделан тот же трюк, что и в 2008 году, когда показали кадры грузинских «Градов», обстреливающих деревни вокруг Цхинвала, но объявили это обстрелом грузинского города Гори российскими бойцами.

Американцам все равно, какие столкновения произойдут в Старом Свете

В этот раз будет проделано то же самое, а если РФ организует прямую веб-трансляцию из расположения российских миротворцев, что сделать несложно, то и в этом случае будет заявлено, что «это снято на Мосфильме». А могут соответствующие веб-сервера просто отключить в нужный момент, что тоже несложно. Напомню, что выражение «снято на Мосфильме» - это мем, очень популярный применительно к документальным съемкам преступлений Украины в Новороссии.

Шансы Украины завоевать Новороссию за оставшееся до 24 августа время пренебрежимо малы. Исходя из этого, я могу заподозрить, что каким-то образом устроят нападение на Приднестровье. Главным организаторам всех этих преступлений (Соединенным Государствам Америки) совершенно все равно, какие столкновения произойдут в Старом Свете и кто от этих столкновений больше пострадает. Для Нового Света – главное создать в Старом свете такую обстановку, чтобы все дееспособные ресурсы бежали оттуда в Новый Свет. Для этого, собственно, все и делается.

Очень похоже на то, что Новороссия даже в нынешних обстоятельствах устоит. Обстановка очень напоминает фразу: «Много побед одержал великий Пирр, но в истории осталась одна – Пиррова победа».

Украинские каратели все еще продвигаются вперед, но происходит это столь медленно и с такими большими потерями, что они, похоже, просто кончатся еще до того, как сумеют причинить Новороссии неприемлемые потери. Поэтому я надеюсь, что при мало-мальски грамотных действиях самих новороссийских ополченцев они, в конечном счете, выиграют.

0

45

Кризис на Украине — пути выхода
23.08.2014  Пол Крейг Робертс

Российское правительство не может рассчитывать на дипломатию и добрую волю, когда Запад полагается на насилие

Послужив пропагандистским целям Вашингтона, сбитый малазийский авиалайнер и мифическая бронетанковая колонна русских, вошедшая на Украину и, якобы, полностью разгромленная, — вылетели из новостных колонок, хотя обе истории никак нельзя назвать законченными.

Вашингтонское марионеточное правительство на Украине не представило записей радиообмена между украинскими авиадиспетчерами и малазийским бортом № 17, а Вашингтон не опубликовал фотографии со спутника, который в то время находился прямо над местом гибели авиалайнера.

Исходя из самого факта намеренного сокрытия улик, мы можем с полной уверенностью сделать вывод о том, что они не подтверждают пропагандистские заявления Вашингтона и Киева.

Мы также можем с полной уверенностью говорить о том, что неожиданная потеря интереса к незавершенной истории со стороны западных СМИ и отсутствие требования к Вашингтону и Киеву представить утаиваемые ими улики подтверждает роль Министерства Пропаганды, которую играют западные СМИ.

Иными словами, Вашингтон и его проститутки из СМИ продолжают защищать ту ложь, которую они разнесли по всему миру и которую использовали как предлог для расширения санкций и обострения конфликта с Россией. Тем самым Вашингтон яснее ясного продемонстрировал, что он отнюдь не намеревается разряжать обстановку, и его цель состоит в дальнейшей эскалации конфликта, который он же и организовал.

То же самое относится и к «бронетанковой колонне русских». Российское правительство назвало эту историю «фантазией» — так оно и есть, однако Вашингтон и его вассалы из СМИ продолжаются придерживаться своей версии.

Так как английский является мировым языком, и европейская пресса полностью находится под властью американских продажных СМИ, четко видна направленность пропагандистской войны против России (и Китая). Русский и китайский языки не распространены в мире. Их трудно изучить, и они в основном используются в самих этих странах. И западная пресса слепо следует в фарватере Вашингтона, а не Москвы или Пекина.

Так как факты стали абсолютно не важны для выводов, Москва и Пекин попали в заведомо проигрышное положение в пропагандистской войне.

То же самое можно сказать и о дипломатии. Вашингтону дипломатия не нужна. «Богоизбранная» страна использует взятки, угрозы и насилие. Дипломатические усилия российского правительства тратятся впустую. Как пожаловался президент Путин, «Вашингтон и Запад не слушают и не слышат нас».

Тем не менее российское правительство продолжает попытки решить украинскую проблему с помощью фактов и дипломатии. Этот подход дорого обходится жителям бывших российских земель на Востоке и Юге Украины. Люди гибнут в ходе артиллерийских обстрелов и авианалетов на жилые кварталы и объекты инфраструктуры. Большое число людей вынуждены покидать свои дома и перебираться в Россию в качестве беженцев.

Западные СМИ не доносят до граждан информацию о том насилии, которое причиняет этим людям вашингтонское марионеточное правительство в Киеве. Западные СМИ только повторяют с подачи Вашингтона: «Во всем виновата Россия».

Кризиса могло и не быть, если бы российское правительство удовлетворило просьбу этих областей о присоединении к России, как это было с Крымом. Однако российские власти решили избегать любых решений, которые Вашингтон мог бы интерпретировать как «вторжение» или «аннексию», думая, что Европа оценит такую сдержанность и станет сопротивляться Вашингтонским планам эскалации конфликта с Россией.

На мой взгляд, российское правительство переоценило возможности дипломатического воздействия на Запад. Вашингтон заинтересован в разжигании конфликта, а не в его разрешении.

23 года назад, когда рухнул Советский Союз, многие россияне придерживались мнения, что в эпоху Холодной войны правота была на стороне Вашингтона, а не советского правительства. Но за последние годы российские власти убедились в том, что Вашингтону доверять нельзя, и что все подозрения советского правительства в отношении Запада были полностью обоснованы.

Военное наступление Киева на восточную и южную Украину не будет остановлено в результате того, что Запад внезапно осенит идея о правоте России.

Европейцы 13 лет не только стояли в сторонке, когда Вашингтон бомбил мирное население в Афганистане, Ираке, Ливии, Сомали, Пакистане, Йемене, когда сколотил банды боевиков, убивающих сирийцев, когда устроил блокаду Ирана, готовясь к вторжению — они активно участвовали во всех этих войнах. Европа всегда стояла в стороне, когда Израиль устраивал очередную резню палестинцев. Надеяться на пробуждение совести у Европы, как это делают сейчас русские, — значит, рассчитывать на то, чего нет.

Продолжающаяся бойня русского населения в восточной и южной Украине приведет в конечном итоге к деморализации россиян и подорвет доверие к Путинскому правительству из-за неспособности прекратить кровопролитие. Принятие российским правительством фактов массового уничтожения людей ослабляет Россию и поощряет эскалацию агрессии против нее.

Если российское правительство собирается решить проблему Украины и сорвать планы Вашингтона по дальнейшему ограничению политических и экономических контактов России с Европой с помощью новых санкций, оно должно прибегнуть к более действенным мерам.

На Украине у России есть две альтернативы. Первая состоит в том, чтобы объявить о том, что продолжение кровопролития и отсутствие отклика со стороны Киева и его западных покровителей на усилия России по прекращению насилия с помощью дипломатических мер, заставили Россию вновь рассмотреть и удовлетворить предложение этих областей о присоединении к России, и что дальнейшие удары по этим территориям будут рассматриваться как вооруженная агрессия против России со всеми вытекающими последствиями.

Вторая альтернатива состоит в том, что Путин может устроить приватную встречу с вашингтонской марионеткой и донести до коррумпированных олигархов мысль о том, что пора всему этому положить конец, и что при продолжении атак Россия примет предложение об объединении с этими областями и защитит их. Путин объяснит вашингтонской марионетке, что если он хочет сохранить эти бывшие российские территории как часть Украины, он должен идти на компромиссные соглашения с этими областями.

Иными словами, Путин представит ультиматум, условием которого будет немедленное прекращение конфликта. Тогда у марионетки не будет времени для того, чтобы скоординировать действия с Вашингтоном, а у Вашингтона не будет времени, чтобы начать новую пропагандистскую кампанию.

Карл Маркс относился к морали как отражению классовых интересов. Так как любой класс создает мораль, оправдывающую его интересы, между людьми не может быть основы для решения вопросов в духе доброй воли. Если реформы невозможны, насилие становится единственным эффективным орудием социальных перемен.

Вашингтон разработал свою собственную разновидность марксизма. Так как США являются «богоизбранной страной», сама история избрала их для того, чтобы доминировать над интересами всех остальных стран. Идея господства делает ненужной дипломатию, которая нацелена на компромиссы. Таким образом, Вашингтон, по примеру Маркса, полагается лишь на насилие.

Российское правительство не может рассчитывать на дипломатию и добрую волю, когда Запад полагается на насилие.

Возможно, решение будет найдено президентом Путиным в ходе встречи с Меркель и Олланом, когда он объяснит, что Россия не может бесконечно наблюдать за принятием все новых санкций, принимаемых на основании лжи и пропаганды, и будет вынужден принять более жесткие, нежели санкции против европейской сельхозпродукции, ответные меры. Путин ясно обозначит, что при продолжении нынешней европейской политики согласия с вашингтонскими нападками на Россию, поступление энергетических ресурсов в Европу будет ограничено или вовсе перекрыто.

Плюс к тому, президент Путин может объяснить европейским лидерам, что вашингтонская кампания демонизации России вполне может выйти из-под контроля и привести к войне, которая превратит Европу в пустыню. Путин может втолковать европейцам, что при отказе от безоговорочной поддержки вашингтонской внешней политики и проведении своей собственной политики, направленной на реализацию своих интересов, европейцам нечего терять, кроме цепей вассальной зависимости.

Путин может доказать европейцам, что Россия готова стать гарантом безопасности Европы и, таким образом, европейцы не будут нуждаться в вашингтонских гарантиях против несуществующей «российской угрозы».

Если этот разумный дипломатический подход не приведет к положительным результатам, то Россия и Китай должны готовиться к войне.

0

46

Однажды ложь уничтожит нас всех
("Parlamentnilisty.cz", Чехия)
23/08/2014

Запад с самого начала умело диктовал, как сегодня мир будет смотреть на кризис на Украине. Причем в этом Западу помог российский образ «вечного злодея». Путин не умеет осуществлять умную и ловкую «мягкую» пропаганду. И даже престижные информагентства поддаются политическому активизму, потому что для хорошей журналистики уже просто нет времени, заявляет чешский аналитик в сфере СМИ Ирена Рышанкова.

– Много говорили и писали об информационной войне, которая сопровождает украинский кризис с самого начала – с демонстраций на Майдане, во время аннексии Крыма, войны на Донбассе, падения малайзийского рейса MH17 – и ведется до сих пор. Каким же оружием и насколько успешно пользуются стороны в этой войне?

– Для простоты буду называть стороны «проевропейской» и «пророссийской». Однозначно преимущество имеет, или до сих пор имела, сторона «проевропейская». Ее метод «впуска информации» и ее формулировки были такими, что стало ясно – там есть консультанты. Более того, именно эта сторона начала информировать первой массово, на всех уровнях.

«Пророссийскую» сторону фактически заставили лишь опровергать все новые и новые версии домыслов о событиях, которые никто из читателей не имеет возможности проверить. Эта сторона также задала словарь для описания событий, при этом воспользовавшись тем фактом, что простые и менее образованные пользователи СМИ, а их по статистике большинство, по-прежнему воспринимают Россию как зло. Говоря конкретнее, это объясняется вторжением оккупационных войск в 1968 году, а позже в Афганистан. Просто Россия в умах многих все еще отождествляется с Советским Союзом, и из-за этого занимает в умах ту же позицию, что и во времена холодной войны.

В выступлениях «проевропейских» сил уже давно перед ключевыми событиями, которые служили спусковым крючком, превосходно использовались все инструменты управления общественным мнением. События каждый раз определяют повестку дня (agenda setting), и она навязывается второй стороне. Насильственные шаги (стрельба по демонстрантам на Майдане, падение самолета, расстрел «колонны беженцев») привнесли эмоции в первоначально рационально рассматриваемый конфликт. Так были заданы рамки восприятия информации (framing), связанные с «нашим» отношением к сторонам. Получилась поляризация без связи с фактами: кто-то добрый и кто-то злой («они лишь хотели войти в ЕС», «они хотели преградить им путь к свободе», «они снова стреляют по нашим детям»). На этом поле развернулась игра в «эти хорошие» и «эти плохие». Независимо и беспристрастно факты не анализировались, потому что всегда создавались обстоятельства, которые препятствовали этому. Я считаю, что не могло идти и речи, если говорить о методах информирования о событиях на Украине, о чем-то вроде «народной борьбы». На Майдане был не «народ», а политические активисты и боевики. А также наемники. Наивная публика интеллигентов, которая к ним присоединилась, очень быстро ушла в сторону после того, как пролилась кровь. Профессионализм подсказывает, что, скорее, там были хорошие консультанты.

Россия проигрывает и еще долго будет проигрывать. Ни в Кремле, ни на Лубянке, скорее всего, не читали базового труда американского профессора из Гарварда Джина Шарпа, хотя впервые он был опубликован в 1973 году под названием «Политика ненасильственных действий». Его главная книга «От диктатуры к демократии» вышла на 20 лет позже в связи с народным восстанием в Бангкоке и была издана на русском языке в 1993 году, уже после распада СССР, когда кандидатура Егора Гайдара на пост премьера была отклонена, к власти пришел Ельцин, против него выступили путчисты, и должна была начаться гражданская война, которая окончательно стерла бы с лица земли «империю зла». Тогда этого не получилось, но дело зашло очень далеко. На украинский язык книга «От диктатуры к демократии» была переведена в 2004 в связи с Оранжевой революцией.

После столетий применения «твердой силы» Россия не понимает, как применять «мягкую силу», не владеет неправительственной дипломатией, которую нужно поддерживать финансово и организационно. Россия не умеет привлечь себе в поддержку звезд поп-культуры, университеты и благотворительные фонды, коммерческие фирмы и неправительственные объединения. У России был и по-прежнему есть недостаток – ее репутация, хотя это страна, в которую большинство европейских стран экспортировало товары или сотрудничало. Благодаря российскому газу у нас есть свет, тепло, мы ездим на автомобилях. Для многих в Европе это все еще «эти русские» августа 1968 года, захватчики, опьяневшие от водки. И многие «новые русские» подкрепляют этот советский стереотип. Они демонстративно кичатся своим богатством и так же демонстративно пренебрегают законами. Так что удивляться особо нечему.

– Уже зимой и после краха Виктора Януковича чешская блогосфера, или сфера «альтернативных» СМИ, начала возмущаться, что информацией о «событиях на Майдане» в Чехии манипулируют, что она проукраинская и селективная. Скажем, если говорить о замалчивании информации об агрессивности демонстрантов на Майдане и акцентировании новостей о жестоких действиях полиции. Были ли эти претензии к чешским СМИ справедливыми?

– Отчасти были и по-прежнему таковыми являются. Но это как раз проблема самого хода информационной войны, которую Россия проигрывает. Причин для крена в сторону киевского правительства несколько. Во-первых, это его заявления об освобождении из лап русского медведя и принятии европейских правил, во-вторых – перевес профессионально подготовленной проукраинской стороной информации, которую ретранслируют СМИ. На информацию есть спрос, и тот, кому она принадлежит, может ее подправить. Никто из нынешних журналистов не мечтает заниматься по-настоящему независимой военной журналистикой. Собственно, сегодня это и невозможно. Рано или поздно вам понадобится какая-то бумажка, рано или поздно вам понадобится профессиональный информационный тыл. И тогда вы обратитесь к embedded journalism («журналистика прикомандированных»). Более того, сегодня у СМИ нет времени раздумывать: электронный онлайн-мир летит вперед, и сдача номера в полночь – это то, о чем мы, современники, можем только вспоминать. Теперь сдача – каждую минуту. Я всегда шучу, что у Карела Чапека сегодня не было бы шансов. Издательские дома хотят дешевую рабочую силу, то есть конвейерных сотрудников, которые бездумно сыплют новости. Блогеры, как правило, либо сами аналитики, либо те, кого тема по какой-то причине интересует, и кто в ней разбирается. То есть они не объективны. Даже уважаемые агентства посылают на передовую нанятых местных, о профессиональном прошлом и взглядах которых не имеют и понятия. Таким образом, под личиной вершины военной журналистики зачастую мы видим работу местных журналистов, нанятых и снаряженных агентствами.

Но в последнее время уже видны изменения. Даже мейнстримовские СМИ начинают задумываться над этикой своей работы. Возможно, потому что некоторые репортеры ВВС уже начали публиковать информацию, которая не совсем соответствует «революционному восторгу»: о фашизме «Правого сектора», о коррумпированности олигархов, о беспринципности членов правительства.

Кроме того, Украине несколько перебарщивает в этой информационной войне. Манера, в которой высказываются президент Порошенко и премьер Яценюк, стала просто невозможной. Заявление о ликвидации конвоя, не подкрепленное никакими доказательствами, фотографиями или иными материалами, и другие эксцессы последних дней демонстрируют, что информирование начинает выходить из-под контроля, и правительственная машина дает сбои. Если бы украинские войска уничтожили российский конвой, неужели бы не было фото? Неужели бы не показали трупы, их военные удостоверения и униформу? Не установили бы номера оружия? Не заметить непрофессионализма нельзя. Я помню, как Саакашвили утверждал, что Россия использовала в Грузии баллистические ракеты «Точка». Только вот причиненный ими ущерб кто-то очень плохо инсценировал. Но в Чешской Республике отношение к России априори негативное или, по крайней мере, недоверчивое. Наша обида на то, что нам «эти русские» (точнее, Брежневский СССР) сделали, передается одному поколению за другим – тем, кто уже не помнит Пражской весны 1968 года, не говоря уже о предыдущих годах.

– Сегодня трудно определить, на чьей стороне правда, и кто лжет. Лжет ли уличенный врун тогда, когда говорит, что лжет его противник? А не может ли он на этот раз говорить правду? Как это выяснить, когда на войне, что понятно, лгут все?

– Проблема возникает тогда, когда во лжи уличают сами факты, как это случилось при утечке фотографий сбитого малайзийского боинга. Круглые, ровно вмятые в жесть отверстия диаметром 30 мм дали всем, кто знаком с ракетами «Бука», понять, что самолет был сбит явно не этой ракетой – кабина пилотов была поражена бортовыми пушками истребителей. Двух истребителей. Сегодня осталось лишь ответить на вопрос, чей герб на них был, и кто отдал им приказ стрелять.

– Как Россия, призывая к объединению «русского мира», так и ЕС и США, ссылаясь на европейские и западные ценности, по некоторым мнениям, сосредоточили симпатии на двух полюсах: с одной стороны граждане сражающегося Донбасса и крымчане, а с другой – остальная Украина, главным образом, западная. Какая из сторон, как вы считаете, более интенсивно вела эту пропаганду? И с какими последствиями? Как реагировать на утверждение, что российское телевидение посредством националистических враждебных программ (например шоу Дмитрия Киселева) разожгло гражданскую войну на Донбассе?

– Чем измерить уровень симпатий? «Аплодисментометром»? Количеством убитых на той, «другой», стороне? Я не думаю, что войну на Донбассе развязало шоу кого-то, кто известен национализмом, как Дугин или Киселев, или Порошенко и молодчики из Правого сектора на другой стороне. Моральный дух сражающихся нужно укреплять в процессе. Солдаты, которым плохо платят, должны знать, почему они воюют, и за что умирают. Если есть две воюющие стороны, то понятно, что и одна, и другая подвержены ободряющей пропаганде. С обеих сторон обосновывается право убивать «этих вторых». На обеих сторонах сражаются историки, мифотворцы и идеологи. Но мы не должны забывать, что «война за Украину» – это и экономическая война. За вытеснение с рынка и за новое экономическое устройство мира. Борьба идет за газ и нефть, за уголь и сталь. Все это было у истоков Европейского Союза и российской мощи. Украина (скорее, ее консультанты) владеют пропагандой лучше. Ведь Европа и США всегда были более восприимчивыми к историям о жертвах великорусской экспансии. То есть эмоциональное преимущество изначально было на стороне Украины.

– Падение самолета MH17 – это новая веха в кризисе. Что вы скажете по этому поводу? Кто представил более убедительные доказательства? Какая из сторон конфликта повела себя честнее? И как оценить российские, чешские и западные СМИ?

– Основное правило журналистики – честному комментарию должно предшествовать сообщение, в котором будут факты, а не догадки и предположения. Возможный факт, что самолет сбили пророссийски настроенные ополченцы, появился слишком быстро. Виновник был назначен раньше, чем выяснилось, что упал какой-то самолет. Имя авиадиспетчера, который первым сообщил о том, что сбит самолет, скрывается спецслужбой СБУ. В данном случае честнее себя не повела ни одна из сторон. Самолет упал в условиях военных действий, и это данность. Возможно, нам следовало бы задать вопрос о том, что узнали эксперты из черных ящиков, и почему вдруг все молчат об их содержимом. И почему вокруг всей этой истории внезапно повисла тишина. Сбитый самолет прекрасно вписался в образ «плохих русских» и «преступных сепаратистов». Чешские, а главное, западные СМИ с удовольствием сели за комментарии.

– С какой медиа- и PR-репутацией из украинского кризиса выходит Россия? Политолог Вероника Сушова-Сальминен написала, что арсенал российской «мягкой силы» практически уничтожен. Есть ли у России шансы в ближайшие годы вызывать хоть какую-то симпатию у западной общественности? И наоборот, можно ли утверждать, что в российском общественном мнении неприязнь к США и Западу усилилась до максимума?

– Важно ли России общественное мнение за рубежом, или она давно перестала им интересоваться? Россия умеет вести классическую «жесткую» пропаганду. Арсенала мягкой силы у нее никогда не было. Путин – пример мужества и непреклонности, на коне, на рыбалке, с тиграми, на атомной подлодке… «Мягкая» пропаганда у них никак не выходит. Они не владеют ею, и, что главное, у них нет такой традиции, хотя Путина консультирует американское PR-агентство. Мягкая власть должна осуществляться систематически, осторожно, со знанием психологии. Российская пропаганда – силовая. США, несмотря на все свои проблемы, кажутся внешнему миру страной обетованной. Россия же, несмотря на множество успехов, по-прежнему выглядит холодной темной империей. Но с другой стороны, Russia Today – это отличное начинание. Трансляция идет 24 часа в сутки на русском, английском, арабском и испанском языках. Аудитория канала – более 1 млрд человек.

– Говоря о российских СМИ, конечно, невозможно предполагать, что в стране царит плюрализм в западном понимании. Что сделал Путин за годы своего правления с российскими СМИ? По каким правилам они работают, о чем можно говорить и писать без проблем, а о чем – с трудом, за что могут быть преследования?

– На Западе царит плюрализм? А в чем он заключается? Запад дошел до стадии, когда (так же как и русский человек) вы можете в интернете написать, что хотите, но это никто не читает. А уж если прочтут, то не верят и не следуют слепо. Русские могут так же, как и вы, свободно путешествовать, если есть средства. Они могут заниматься бизнесом и становиться банкротами, могут ходить в церковь, могут свободно смотреть спутниковое телевидение и пользоваться нецензурированным интернетом. И что? Является ли это признаком участия гражданина в фактической власти в стране, что и должно подразумеваться под словом демократия? Активность читателей и сильные, авторитарные СМИ, которые мы знали 30 лет назад, заменились безучастностью с одной стороны и цинизмом управляемой коммуникации с другой. И вообще, троллинг и вирусный маркетинг ввели всех в сомнение. Сегодня можно где угодно – и у нас, и в России – успешно манипулировать мнением кого хочешь. Без возможности защищаться.

Российский мир СМИ – это особый разговор. Да, бесспорно, по большей части он не «антипутинский», но, кстати, почему бы ему быть таковым? Путин после пьяного Ельцина – первый защитник русской гордости, силы, до его прихода разлагающейся, страны. Путин умеет креативно работать со СМИ. А с теми, кто лезет в его частную жизнь, он умеет быстро расправиться, что подтвердило бульварное издание «Московский корреспондент», которое было закрыто после публикации статьи о том, что Путин женится на гимнастке. Газета убыточна, заявил ее владелец. С другой стороны, помимо государственного телевидения Путин создал общественное телевидение, пусть и без концессионных сборов, так как желания платить в России нет. Но дана гарантия независимости. Кстати, сегодня Russia Today является одним из лучших новостных каналов, на уровне CNN и BBC. Россия – страна, которую нам при беглом взгляде трудно понять. Это смесь почти анархической демократии и власти твердой, порой очень жесткой руки. Демократия не должна всегда нести свободу. Сам

Путин говорит об управляемой демократии, и это в определенной степени перекликается с эссе Фарида Закарии «Нелиберальная демократия», опубликованном в журнале Foreign Affairs в начале 1998 года.

Действительно, Кремль следит в первую очередь за главами государственных СМИ и агентств. Главой нового государственного агентства «Россия сегодня», например, стала бывшая глава канала Russia Today. Однако Кремль не имеет влияния на многообразный медиапоток – и никогда не будет иметь. И это, скорее, к сожалению. Так как раньше хоть было понятно, что написанное в газетах не может быть стопроцентной ложью. Сегодня такой уверенности нет нигде. Деньги, ложь и манипулирование стали глобальным оружием массового поражения этой цивилизации. Оно уничтожит Америку, уничтожит и Россию. Никто не будет верить никому. Да, собственно, так уже и есть.

0

47

Майк Уитни: В новой холодной войне я ставлю на Путина

OpEdNews - Информационное агентство

Украинский кризис - это итог неудавшейся нефтяной авантюры США в Сирии, направленной на подрыв влияния Ирана и России

«Исторический опыт свидетельствует, что войны в Европе были важнейшим источником экономического подъёма и политического могущества Соединённых Штатов. Последние стали сверхдержавой вследствие Первой и Второй мировых войн, которые повлекли гигантский отток капиталов и умов из воюющих между собой европейских стран в Америку. И сегодня, сталкиваясь с экономическими трудностями, США вновь пытаются развязать в Европе очередную войну против России для присвоения их ресурсов». Сергей Глазьев, российский политик и экономист.

«Открытие крупнейшего из известных в мире газового месторождения в Персидском Заливе, которое располагается на территории Катара и Ирана, новые оценки, согласно которым газа в 2007 году в Восточном Средиземноморье оказалось на 70% больше, — это ключ к пониманию динамики наблюдаемых нами сегодня конфликтов.

После завершения строительства газопровода ПАРС — из Ирана через Ирак и Сирию на восточное побережье Средиземного моря, Европейский Союз мог бы получать больше, чем прогнозировавшиеся 45% потребляемого газа в следующие 100-120 лет из российских и иранских месторождений. В отсутствие конфликтов это гарантировало бы более тесную интеграцию европейского, российского и иранского энергетических секторов и национальных экономик». Кристоф Леманн (интервью «Рут Мэгэзин»)

Провалившаяся американская операция в Сирии привела к усилению марионеточной войны Вашингтона на Украине. То, чего администрация Обамы надеялась достичь в Сирии поддержкой так называемых «умеренных» исламских боевиков, — сбросить режим Башара Асада, заменить его американской марионеткой и воспрепятствовать строительству важнейшего газопровода «Иран-Ирак-Сирия». Её план не удался, как не удастся он и в ближайшем будущем, что означает — проект перспективного газопровода в конечном счёте будет продвигаться вперёд.

Почему это проблема?

Это проблема, потому что — согласно доктору Леманну — «с российским газом» ЕС сможет закрыть примерно 50% своих потребностей в природном газе из иранских и российских источников. «Как основные поставщики важнейших ресурсов в Европу, Москва и Тегеран усилились бы и экономически, и политически, что значительно подорвало бы влияние США и их союзников в регионе, особенно Катара и Израиля. Вот почему противники этого газопровода разработали план по саботажу проекта, разжигая гражданскую войну в Сирии. Опять дадим слово Леманну:

«В 2007 году Катар передал 10 миллиардов долларов США министру иностранных дел Турции Довутоглу на подготовку «братьев-мусульман» из Турции и Сирии для свержения сирийского правительства. Как мы недавно узнали от бывшего министра иностранных дел Франции Дюма, это было примерно в то же время, когда деятели в Великобритании начали планировать смену режима в Сирии с помощью «повстанцев». — Кристоф Леманн, интервью «Рут Мэгэзин».

Другими словами, идея вооружить, обучить и финансировать армию боевиков-джихадистов, чтобы сбросить Асада и открыть Сирию для западных интересов, коренится в разворачивающейся картине энергетики, которая явно склоняется сейчас в пользу соперников США в этом регионе. (Примечание: мы не знаем, почему Леманн обошёл вниманием Саудовскую Аравию, Кувейт или другие страны Залива, которые тоже ко всему этому были причастны).

Тезисы Леманна поддерживаются другими аналитиками, включая Нафиза Ахмеда из «Гардиан», который объясняет происходящее за сценой якобы «гражданских» волнений в Сирии. Вот фрагменты из статьи Ахмеда, озаглавленной «План интервенция в Сирии подогревается нефтяными интересами, а не обеспокоенностью применением химического оружия»:

«В мае 2007 года президентское расследование обнаружило, что Буш санкционировал операции ЦРУ против Ирана. Анти-сирийские операции около этого времени также были в полном разгаре — как часть этой тайной программы, как пишет Сеймур Херш в «Нью-Йоркере». Ряд правительственных источников и источников из американских спецслужб сообщили ему, что администрация Буша «сотрудничала с состоявшим из суннитов правительством Саудовской Аравии в тайных операциях, нацеленных на ослабление шиитской «Хезболла» в Ливане».

«США также принимали участие в тайных операциях, целью которых был Иран и его союзница Сирия», пишет Херш, а «побочным продуктом» этого явилось «укрепление суннитских группировок, враждебных США и симпатизирующих Аль-Каиде». Он подчёркивает, что «саудовское правительство, с одобрения Вашингтона, должно было предоставлять финансовую и логистическую поддержку для ослабления правительства Башара Асада в Сирии».

«По словам бывшего министра иностранных дел Франции Ролана Дюма, Британия разработала тайную операцию в Сирии ещё в 2009 году: «Я был в Англии за два года до вспышки насилия в Сирии, по другим делам», — сказал он французскому телевидению:

«Я встретился с одним из высокопоставленных британских руководителей, и он признался мне, что они что-то готовят в Сирии. Это было в Британии, а не в Америке. Британия готовила боевиков для вторжения в Сирию».

…Просочившаяся в печать переписка по электронной почте из частной разведывательной компании «Стратфор» включает заметки со встречи с чиновниками Пентагона, подтверждая обучение американцами и британцами сил сирийской оппозиции с 2011 года с целью организовать «коллапс» режима Асада «изнутри».

«Так из-за чего же разворачивалась эта стратегия по подрыву Сирии и Ирана? По словам ушедшего в отставку генсека НАТО генерала Уэстли Кларка, директива ведомства министра обороны США, выпущенная всего через пару недель после 9/11, раскрывала планы «атаковать и уничтожить правительства в семи странах в течение пяти лет», начиная с Ирака и переходя к «Сирии, Ливану, Ливии, Сомали, Судану и Ирану».

В последующем интервью Кларк утверждает, что эта стратегия в основе имела контроль над обширными ресурсами нефти и газа в регионе». — «План интервенция в Сирии подогревается нефтяными интересами, а не обеспокоенностью применением химического оружия», — «Гардиан».

Судя по всему, Катар обратился к Асаду по вопросу газопровода ещё в 2009 году, но тот отказался сотрудничать, для того, чтобы «защитить интересы [своего] российского союзника». Если бы Асад послушался и согласился на предложение Катара, усилия по отстранению его с поста президента, вероятно, были бы отменены. В любом случае, именно события в Сирии вызвали бешеную реакцию на Украине.

Говорит Леманн: «Война на Украине стала прогнозируемой (неизбежной?), когда грандиозный проект «Братья-мусульмане» потерпел неудачу в течение лета 2012 года. В июне-июле около 20 тысяч наёмников НАТО, набранных и обученных в Ливии, а затем размещённых в пограничном городке Аль-Мафрак в Иордании, провели две масштабные кампании с целью силового захвата сирийского города Алеппо. Обе кампании провалились, а «Ливийская бригада» была буквально стёрта с лица земли Сирийской Арабской Армией.

«Именно после этого решающего поражения Саудовская Аравия начала масштабную кампанию по вербовке боевиков-джихадистов через сеть организации «Братья-мусульмане», зловещего двойника Аль-Каиды.

«Международная кризисная группа в ответ опубликовала свой доклад «Упреждающий джихад». Вашингтон вынужден был сделать попытку дистанцироваться от экстремистов «политически». План «Б», то есть план с химическим оружием, был задействован для подстраховки, но стало очевидным, что войну в Сирии уже не выиграть» («Атлантистская ось и создание войны на Украине» — «New eastern Outlook»).

Были и другие факторы, толкающие США к конфронтации с Москвой на Украине, но движущей силой было то, что конкуренты США (Россия и Иран) были намерены стать доминирующими игроками в энергетической войне, что всё больше подрывало власть Вашингтона. Дальнейшая экономическая интеграция между Европой и Россией представляла непосредственную угрозу американским планам «разворота» к Азии, развёртыванию войск НАТО у границ России и привычному использованию в мировой торговле энергоносителями американских долларов.

Леманн отмечает, что у него был разговор с «высокопоставленным адмиралом НАТО из одной североевропейской страны», который прояснил ситуацию в лаконичной и сжатой характеристике внешней политики США.

Тот сказал: «Американские коллеги в Пентагоне недвусмысленно заявили мне, что США и Великобритания никогда не допустят, чтобы европейско-советские отношения развились до такой степени, чтобы бросить вызов политическому, экономическому или военному превосходству и гегемонии США и Великобритании на европейском континенте. Такое развитие событий будет предотвращено любыми необходимыми средствами, а в случае необходимости — путём провоцирования войны в Центральной Европе».

В этом и заключается суть вопроса. Соединённые Штаты не собираются позволять никакой другой стране или комбинации стран оспаривать их доминирование. Вашингтон не хочет соперников. Он хочет быть неоспоримой, глобальной сверхдержавой — положение, которое Пол Вулфовиц сформулировал в одном из ранних проектов стратегии национальной обороны Соединённых Штатов:

«Нашей первоочередной целью является препятствовать повторному появлению нового соперника, как на территории бывшего Советского Союза, так и где-то ещё, который создаёт угрозу того же порядка, какую представлял раньше Советский Союз. Это основополагающее соображение, которое определяет новую региональную стратегию национальной обороны и требует, чтобы мы прилагали все усилия для предотвращения доминирования любой враждебной державы в регионе, ресурсы которого будут, под единым контролем, достаточными для создания глобальной власти».

Поэтому администрация Обамы намерена делать всё, что считает необходимым, чтобы остановить дальнейшую экономическую интеграцию ЕС и России и сохранить нефтедолларовую систему. Эта система возникла в 1974 году, когда президент Ричард Никсон убедил членов ОПЕК номинировать их нефть исключительно в долларах и обращать излишки от нефтяных доходов в казначейские облигации США.

Эта договорённость оказалась огромной и неожиданной удачей для США, которые загребают более 1 миллиарда долларов в день с помощью этого процесса. Это, в свою очередь, позволило Соединённым Штатам заниматься сверхпотреблением и наращивать огромный дефицит.

Другие страны должны накапливать доллары для покупки энергоносителей, на которых работает их промышленность, обогреваются их дома и изготавливается топливо для их автомобилей. Тем временем США могут беззаботно обменивать свою бумажную валюту, которую могут печатать для себя почти бесплатно, на ценные импортируемые товары, обходящиеся дорого с точки зрения затраченного труда и материалов.

Эти доллары затем идут на покупку нефти или природного газа, выручка от которых снова превращается в американские казначейские облигации или другие номинированные в долларах активы, такие как американские акции, облигации, ипотечные бумаги или бумаги биржевых инвестиционных фондов. Это замкнутый цикл, который удерживает США на лидирующих позициях.

Как сформулировал один из критиков: «Мировая торговля сейчас — игра, в которой США производят доллары, а остальной мир производит вещи, которые можно купить за доллары».

Нефтедолларовая система помогает поддерживать монопольное ценообразование в долларах, что, в свою очередь, поддерживает доллар в качестве мировой резервной валюты. Это создаёт ажиотажный спрос на доллары, что позволяет Федеральной системе расширять национальный кредит, резко снижая стоимость финансирования. Если нефть и газ больше не будут номинироваться в американских долларах, ценность доллара резко упадёт, рынок ценных бумаг обрушится, а экономика США скатится в долгосрочный кризис.

Вот одна из причин, почему США вторглись в Ирак вскоре после того как Саддам перешёл на евро: потому что они рассматривают любой вызов грабительской нефтедолларовой афёре как прямую угрозу национальной безопасности Соединённых Штатов.

Москва видит ахиллесову пяту Вашингтона и предпринимает все меры, чтобы воспользоваться этой уязвимостью, сокращая использование доллара в своих торговых сделках. Пока что Москва убедила Китай и Иран отказаться от доллара в своих двусторонних торговых соглашениях, и обнаружилось, что другие торговые партнёры стремятся делать то же самое. Недавно министры российского экономического блока провели заседание по «де-долларизации», на котором было принято постановление о «переключении валют», говорящее, что «правительство имеет право законодательно обязать российские компании торговать определённым процентом отдельных товаров за рубли».

На прошлой неделе канал RT сообщил: «Центробанки России и Китая согласовали проект соглашения о валютных свопах, которое позволит им увеличить торговлю в национальных валютах и сократить зависимость от американского доллара при взаимных платежах». «Проект документа между Центробанком России и Народным банком Китая по соглашению о свопах в национальных валютах согласован обеими сторонами… Соглашение будет стимулировать дальнейшее развитие прямой торговли за юани и рубли на внутренних валютных рынках России и Китая», — заявил российский регулятор.

«В настоящее время более 75% платежей при торговых сделках производятся в американских долларах», — пишет «Российская газета» («Де-долларизация набирает ход — Полное российско-китайское соглашение о валютных свопах», Zero Hedge).

Атака на систему повторного обращения нефтедоллара — одна из многих ассиметричных стратегий, применяемых в настоящее время Москвой, чтобы воспрепятствовать агрессии США, для защиты своего суверенитета и продвижения многополярного мирового порядка, где преобладает верховенство закона. Кремль, кроме того, настаивает на институциональных реформах, которые помогут выровнять игровое поле, вместо того чтобы создавать несправедливые преимущества для более богатых стран, таких как США.

Естественно, замена МВФ с его грабительскими займами и карательной политикой стоит на первом месте для большинства развивающихся экономик, особенно БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай и Южная Африка), в июле подписавших соглашение о создании Банка Развития с капиталом в 100 миллиардов долларов, который будет противостоять влиянию западных кредитных организаций и доллару. Новый банк будет выделять деньги на инфраструктуру и проекты развития в странах БРИКС и, в отличие от МВФ и Всемирного банка, каждая страна в нём будет иметь равное право голоса, независимо от объёма ВВП.

Сообщает RT: «Крупное начинание с банком БРИКС рассматривается как первый шаг к подрыву доминирования американского доллара в международной торговле, а также базирующихся на долларе институтов, таких как Международный валютный фонд (МВФ) и Всемирный банк — организаций, штаб-квартиры которых расположены в США, и в рамках которых страны БРИКС почти не имеют влияния… «Этот механизм создаёт основу для эффективной защиты наших национальных экономик от кризиса на финансовых рынках», — заявил российский президент Владимир Путин». «БРИКС учредил банк с капиталом 100 миллиардов долларов и валютный пул с целью уйти от западного доминирования».

Понятно, что агрессия Вашингтона на Украине сосредоточила внимание Москвы на том, чтобы отомстить. Но вместо того чтобы идти на конфронтацию с Вашингтоном военными средствами, как предпочёл бы Обама и компания, Путин нацеливается на уязвимости в системе. Банк Развития БРИКС бросает вызов доминированию МВФ как кредитору последней инстанции — усиливающему власть богатых стран и их экономик. Новый банк создаёт основу для реальных институциональных реформ, хотя и по-прежнему во всепроникающей капиталистической системе.

Российский политик и экономист Сергей Глазьев резюмирует подход Москвы к конфронтации США и России в эссе «Зачем Америке Майдан?». Вот отрывок из него: «Чтобы остановить войну, нужно прекратить действие движущих ею сил. На данном этапе война разворачивается преимущественно в экономической, информационной и политической плоскостях.

При всей мощи США, их экономическое превосходство основано на финансовой пирамиде долговых обязательств, которая давно вышла за пределы устойчивости. Для её обрушения основным кредиторам США достаточно сбросить на рынок накопленные американские доллары и казначейские обязательства. Разумеется, крах финансовой системы США повлечёт серьёзные потери всех держателей американских валюты и ценных бумаг.

Но, во-первых, эти потери для России, Европы и Китая будут меньше, чем ущерб от развязываемой американскими геополитиками очередной мировой войны. Во-вторых, чем раньше выйти из финансовой пирамиды американских обязательств, тем меньше будут потери.

В-третьих, крах долларовой финансовой пирамиды даст, наконец, возможность осуществить реформу мировой финансовой системы на началах справедливости и взаимной выгоды».

Вашингтон думает, что «современная война» — это тайная поддержка марионеточных армий, сколоченных из неонацистов и исламских экстремистов. Москва считает, что современная война — это подрыв возможности противника с помощью постоянных атак на его валюту, его институты, рынок его облигаций и его способность убедить своих союзников, что он является ответственным распорядителем глобальной экономической системы. В таком случае, я ставлю на Россию

0

48

Украинский дефолт на низком старте
28.08.2014 , Алексей Блюминов

В случае дальнейшего нарастания политического кризиса и продолжения войны Украина может стать банкротом уже в сентябре

Гривна бьет все исторические рекорды падения. Во вторник, 26 августа, как бы оценивая результативность минской встречи Порошенко с лидерами Таможенного союза, на межбанке за один доллар давали уже 14.1 грн. После обеда курс достиг 14.3.

Остряки в интернете ехидно подметили, что до 14.88 уже совсем недалеко, так что власть, героизирующая нацистского коллаборанта Бандеру, имеет все шансы вскоре «зигануть» курсом нацвалюты. Курс продажи евро перешагнул 18 гривен и остановился на отметке 18,67.

Многие задаются вопросом, почему Нацбанк не спешит спасать гривну. Ответ прост. Дело в том, что НБУ не имеет права тратить золотовалютные резервы, размер которых находится на минимально допустимом уровне, необходимом для получения кредита МВФ.

Эксперты отмечают, что если «война до победного конца» не прекратится, то «исторические максимумы» падения курса гривны будут фиксироваться едва ли не каждый день.

Нынешнее состояние украинской экономики называется стагфляцией. Это когда падение производства (стагнация) сочетаются с возрастающей безработицей и с непрерывным ростом цен — инфляцией на фоне падения платежеспособного спроса.

Стремительное удешевление национальной валюты рубит на корню импорт, однако экономическая война с Россией не позволяет закрыть бреши в торговом балансе, вызванные банкротством импортеров ростом экспорта. Наоборот, украинских экспортеров за последние месяцы выдавили практически со всех рынков России и СНГ.

Останавливаются или переходят на неполную рабочую неделю и отдельные заводы и целые отрасли. Так, практически закрылся запорожский автогигант АвтоЗАЗ. 21 тысяча его работников уже в октябре окажется на улице. А другой запорожский промышленный гигант- «Мотор-Сич» планирует перенести основное производство в Россию. С 1 января прекращает производство украинских автомобилей Казахстан. В целом за последние полгода товарооборот Украины с Таможенным союзом сократился на 30%.

Бездарная политика правительства Яценюка, которое был вынужден покинуть несостоявшийся реформатор Павел Шеремета, уже привела к снижению экономических рейтингов Украины. Международное рейтинговое агентство Fitch Ratings спрогнозировало падение экономики Украины по итогам 2014 года минимум на 6,5%. Причиа - нестабильная ситуация на востоке страны, а также падение экспорта в Россию и высокая вероятность нехватки энергоресурсов в зимний период. Рост дефицита бюджета составит, по оценкам Fitch, не менее 10% ВВП в 2014 году и 6% ВВП в 2015 году.

Снижение рейтингов страны сказалось и на снижении кредитных рейтингов госбанков — Ощадбанка и Укрэксимбанка. В переводе на простой язык это означает увеличение риска дефолта этих банков и невозможности выполнения ими своих обязательств перед вкладчиками. А это миллионы людей.

В условиях, когда внутренний рынок неуклонно сжимается, как шагреневая кожа, а экспорт закрыт по политическим причинам, ожидать финансовой стабильности не приходится. Уже в сентябре-октябре возможна череда банковских банкротств. Это значит, что тысячи людей окажутся без зарплаты, с невыплачеными кредитами «на шее» и, главное, потеряют вклады. Такое мы уже однажды проходили. Речь идет о кризисе осени 2008 года. Только теперь все будет куда серьезнее.

Растущие военные расходы вынуждают правительство и дальше идти по пути урезания «социалки» по принципу «пушки вместо масла». Осенью нас ждет еще одно урезание расходной части бюджета. Без этого стране не видать очередного транша кредита МВФ. В перспективе это может привести лишь к одному — к переходу нынешней инфляции в гиперинфляцию, после чего начнется лавинообразный невозврат кредитов и «посыпется» банковский сектор. А там и до дефолта рукой подать.

В случае дальнейшего ухудшения финансового и экономического положения страны, нарастания политического кризиса и продолжения войны, Украина может стать банкротом уже в сентябре. Страна будет не в состоянии выполнять свои обязательства по обслуживанию госдолга. Соломинкой, за которую отчаянно хватаются украинские власти, являются деньги МВФ. Однако их явно недостаточно. Для того, чтобы преодолеть кризис нужны десятки миллиардов долларов. Но помощь такого объема не планируется.

Это означает, что Украина останется со своими проблемами один на один.

0

49

Евросоюз бросает Украину на произвол судьбы?

Свободная Пресса - Сетевое издание

Старый Свет не хочет и не имеет средств помогать «незалежной» выжить

У Киева остается всё меньше оснований надеяться на поддержку своей политики со стороны Евросоюза. Очередным подтверждением этого стала статья под говорящим заголовком «Европейский Союз не собирается выручать Украину», опубликованная в авторитетном журнале «Форбс». Автор материала — обозреватель издания Марк Адоманис, пишет о том, что экономика ЕС сейчас находится в рецессии, а саму структуру сотрясают политические разногласия. В этих условиях, как считает Адоманис, Старый Свет просто не имеет возможности помогать Украине. Тем более что политической воли к расширению своего влияния у ЕС тоже не осталось.

В статье автор перечисляет очевидные проблемы Европы: стагнация в экономике, слабая надежда на ощутимый рост в будущем, высокая безработица во многих странах (в Греции и Испании — свыше 25%, в Италии и Франции — свыше 10%). И с Адоманисом сложно спорить: его выводы подтверждаются многочисленными докладами европейских экспертов.

Даже наиболее развитые государства ЕС показали в последнем квартале или нулевой рост или рецессию. Свою лепту вносят и санкции Запада против России. Ограничение в Россию экспорта машин одной только Германии принесло убытков почти на 3 млрд. евро. Ответные меры Москвы больно ударили по сельхозпроизводителям Европы.

Всё это происходит на фоне разногласий между государствами внутри ЕС. Только что ушло в отставку правительство Франции. По официальной версии, из-за несогласия с Берлином, навязывающим странам режим «жесткой экономии».

Кстати, в Европе никогда серьезно не вели разговор о существенной финансовой поддержке Украине. Для восстановления экономики Греции после финансового кризиса был разработан план оказания помощи на сумму около 200 млрд. евро. Сложно предположить, сколько потребуется для восстановления экономики Украины, где население в 4 раза больше, промышленность практически развалена, а в Донбассе в результате гражданской войны еще и разрушены целые города.

Тем не менее, украинские политики продолжают говорить о том, что Европа, как и всё мировое сообщество, не оставят в беде «молодую демократию». Но в реальности, за неимением средств Киев вынужден закрывать свои посольства в других странах. «Печально, но вынуждены «по живому» резать генеральные консульства и посольства, вскоре придется оптимизировать структуру зарубежных дипломатических учреждений (ликвидировать часть из них)», — написал в интернет-блоге замглавы Администрации президента Украины Валерий Чалый. Даже из США Киев намерен отозвать большую часть дипломатов из-за отсутствия возможности платить им командировочные.

С другой стороны, ввязавшись в кризис на Украине, европейские страны вряд ли смогут бросить ситуацию на самотёк. Но сколько готов заплатить ЕС ради стабилизации обстановки? И главное, поняли ли сами украинцы, что все их упования на Европу не имели оснований?

— Когда начинался «евромайдан», у части общества были иллюзии относительно Европы, — говорит украинский политолог Юрий Городненко. — Это было вызвано нищенским положением людей. До переворота украинские граждане получали зарплату в среднем в три-четыре раза меньше, чем жители России. На этом фоне украинское общество, которое за годы независимости приучили быть не производителем, а потребителем, надеялось на чудо. Это чудо должна была сотворить не коррумпированная власть, а какая-то «третья сторона». Для жителей западных и центральных областей Украины такой силой казался Евросоюз.

На сегодняшний день общество, конечно, дезориентировано. Ведь никто не связывал победу «евромайдана» с началом гражданской войны. Сейчас большинство украинских граждан интересует уже не какой-то внешнеполитический вектор, не выборы органов власти и персоналии политиков, а элементарное выживание.

Если говорить о ЕС, то изначально было понятно, что никакой помощи от него ждать не стоит. У него много своих проблем, да и выйти из кризиса при нынешнем отсутствии системы принятия решений будет крайне затруднительно. Сегодняшние санкции больно ударили даже по локомотиву европейской экономики — Германии. Поэтому вопрос стоит не о какой-то помощи Украине, а о том, зачем вообще Украина нужна Европе и той же Германии.

Если мы оставим в стороне США, которые давят на Европу с целью оторвать от России кусочек «Русского мира», то увидим продолжение немецкой политики экспансии. На протяжении истории Германия стремилась к гегемонизму на европейском континенте. Только эта политика всегда приводила Германию к катастрофе. Правда, Берлин тоже можно понять. Ему Украина нужна как новый рынок для своих товаров.

«СП»: — Изменились ли настроения украинцев после «евромайдана»? Они до сих пор надеются на помощь ЕС?

— Активных всегда меньшинство. Чтобы изменить поведение людей, нужны лидеры. Но вся элита куплена или выведена за рамки политического процесса. Могу привести свой пример. В 2013 году, еще при Януковиче, я пытался опубликовать статью о том, к какой катастрофе может привести Украину ее курс на евроинтеграцию. Материал не взяло ни одно издание.

Мне говорили: «Мы публикуем только статьи, написанные в дискурсе одобрения евроинтеграции». У украинского общества сейчас нет идей, как развивать экономику, культуру, образование. Эти идеи просто не могли появиться. В этой ситуации люди просто уходят в себя. Им ничего не предлагают элиты, политики, и приходится замыкаться на решении собственных проблем. Я это настроение чувствую у многих моих знакомых.

Заведующий сектором региональных проблем и конфликтов отдела европейских политических исследований МГИМО Константин Воронов полагает, что Евросоюз готов оказывать Украине только такую помощь, которая бы не дала кризису выйти за границы страны:

— Отдельная статья в «Форбс» погоды, конечно, не делает. Тем более, в условиях плюрализма мнений в Европе. Но в определенной степени это сигнал. В довольно циничной форме говорится, что у Европы много своих забот, более актуальных, чем ситуация на Украине.

Но из этого тезиса я бы не делал безусловного вывода о том, что Европа отстранится и повернется спиной к украинскому кризису и прекратит давление на Россию. Мы знаем, что кризис далек от своего завершения, и в этой истории будет много неожиданных поворотов. При всём практицизме ведущие державы ЕС не будут самоустраняться и продолжат активно играть на украинском поле.

«СП»: — Речь идет о том, что Европа будет участвовать в налаживании жизни на Украине, или что она будет использовать ситуацию для выстраивания новых отношений с Москвой и Вашингтоном?

— Я думаю, здесь переплетены самые различные мотивы. Естественно, у ЕС есть свои экономические интересы на Украине. Там есть собственность, есть заинтересованность в инфраструктуре, в частности, в сохранности газопровода, дабы не замерзнуть зимой. Есть в этой стране и большие политические интересы. Так что Европа продолжит работать на Украине по всему спектру проблем.

«СП»: — Европа заинтересована в том, чтобы Украина восстановилась?

— Европа не хочет углубления кризиса и дальнейшей дестабилизации, чтобы кризис выплеснулся за границы Украины и его последствия ощущались в соседних странах. Поэтому ЕС думает не только о выгоде, но и имеет свою кризисную политику. Европа стремится минимизировать кризис и его дальнейшее расползание.

По мнению ведущего научного сотрудника Института Европы РАН Романа Лункина, европейцы оказались не готовы к «большой игре», которая началась вокруг Украины:

— Евросоюз и прежде всего Германия будут вынуждены помогать Украине. Европейцы в нынешней ситуации взяли ответственность за судьбу этой страны. Недавно Ангела Меркель пообещала Киеву 500 млн. евро. Хотя это не такая большая сумма, чтобы исправить ситуацию. Но и для того, чтобы эти деньги пришли на Украину, существует много препятствий. Киев должен прекратить военную операцию. Помимо этого надо будет выполнить условие прекращения дискриминации русских на Юго-Востоке.

Можно сказать, что Европа стала уже сомневаться в правильности украинской политики на Юго-Востоке. Даже из Германии, которая играет в Европе «первую скрипку», доносятся увещевания о необходимости начать федерализацию Украины. А это означает только переговоры с восточными областями и прекращение огня.

Сейчас Европа стала заложником украинского конфликта. И поэтому она в любом случае будет вынуждена тратить какие-то средства. Если военная операция Киева не прекратится, то Украина деньги не получит. Все понимают, что при ситуации гражданской войны финансы будут потрачены впустую. Полноценная помощь возможна только в случае, если договорятся Украина, ЕС и Россия.

«СП»: — Но экономика Европы сейчас в рецессии.

— Несмотря на рецессию, кризис в отдельных странах и неравномерность развития государств, экономика Евросоюза всё равно достаточно мощная. И, несмотря на то, что ответные меры на санкции со стороны России чувствительно ударили по некоторым странам, деньги у Европы есть. Другое дело, что европейцы привыкли считать каждую копейку, а потому просто так давать деньги Украине не будут.

Подчеркну, что в Европе деньги есть. Но она не готова, в отличие от американцев, выделять средства на такие цели, как «укрепление демократии» и восстановление национального украинского государства. Европейцы хотят знать, что финансы будут потрачены целевым способом, но в нынешней ситуации никто не может это гарантировать.

«СП»: — Смогут ли европейские политики объяснить своим избирателям, что помочь Украине всё-таки надо?

— Большинство европейцев не считают, что можно чем-то жертвовать, «затянуть пояса», отказаться от российского газа и просидеть зиму в холоде из-за кризиса на Украине или ради того, чтобы «насолить» России. Большинство европейцев ни на какие жертвы не готово.

Настроения в стиле «мы как европейцы должны помочь европейской стране, ближайшему соседу Евросоюза» появятся только в том случае, если удастся найти компромисс с Россией. Никто не хочет противостоять нам как в эпоху Холодной войны, чтобы строить бомбоубежища, отказываться от экспорта в Россию и терпеть другие лишения.

Европейские политики, в том числе Ангела Меркель, в отличие от американских политиков прекрасно понимают, что залог успеха европейской политики состоит в успешных договоренностях именно с Россией.

0

50

Итоги минской встречи

«Из публичных заявлений об итогах минской встречи следует, что она завершилась на исходных позициях», - пишет Анатолий Эль Мюрид

Экономические проблемы, которые вытекают из присоединения Украины к программе евроассоциации, остаются прежними — Таможенный союз будет вынужден закрывать для Украины и товаров, экспортируемых с ее территории, льготный режим.

Это ударит по всем, однако Европа не отдаст никому захваченный ею рынок — в ситуации экономического кризиса получить такую площадку для реализации своих товаров — манна небесная, и она не упустит свой шанс.

Последствия для Украины даже не нужно описывать — достаточно взглянуть на Восточную Европу. Деиндустриализация, кредитная петля, массовые увольнения и эмиграция — ничего другого для украинцев не предусмотрено. Ну, и тихое вымирание, это само собой.

Война лишь ускорит все процессы, и катастрофа произойдет раза в три-пять быстрее, чем планировалось. Европа, как всегда, оставляет за собой только выжженную землю. С другой стороны, цивилизация, которая сотнями миллионов истребляла разных туземцев — негров, китайцев, индейцев, индусов — ничего другого делать не умеет и не хочет. Чем украинцы лучше негров — не понятно.

Пока эта раковая опухоль в красивой упаковке живет и процветает, для всех остальных выбор весьма невелик.

Относительно войны на Донбассе ситуация осталась точно той же — решено возобновить деятельность контактной группы. Итоги ее работы ранее были нулевыми, и сколько на этот ноль не умножай, результат будет понятен даже ученику второго класса.

Говоря иначе — война продолжается, никаких рецептов по ее завершению нет. Заявление Порошенко на общем заседании президентов, что Украина останется единой унитарной, никаких сомнений не оставляет — украинские нацисты будут воевать до последнего жителя своей страны. Ничего другого они предложить не могут.

Порошенко сообщил о том, что скоро будет готова некая «дорожная карата» для перемирия, но чем она отличается от пресловутого «плана Порошенко», не ясно. Скорее всего, ничем. Киеву нечего предложить восставшим, кроме новых килотонн снарядов по их городам.

0

51

Кто заполнит оставленный США стратегический вакуум?
("Le Huffington Post", Франция)
Йошка Фишер (Joschka Fischer)
29/08/2014

Хаотические последствия постепенного развала Pax Americana с каждым днем становятся все очевиднее. В течение 70 лет США стояли на страже целой глобальной системы, которая, несмотря на свое несовершенство (и многочисленные ошибки американской сверхдержавы), гарантировала определенную стабильность. Меньшее, что можно сказать, это то, что Pax Americana играл важнейшую роль в обеспечении безопасности Запада. Однако теперь США больше не хотят или не могут быть мировым жандармом.

Число разгорающихся на наших с вами глазах кризисов и конфликтов стремительно растет (Украина, Ирак, Сирия, Газа, Ливия), что во многом связано с этой новой американской позицией. Если же новый кризис возникнет в Восточной Азии, еще одной взрывоопасной зоне в политическом плане, совокупность региональных конфликтов приведет к глобальной катастрофе, которую никто не сможет взять под контроль и устранить.

Биполярного мира эпохи холодной войны больше нет. Джордж Буш-младший не сумел воспользоваться тем недолгим периодом, когда Америка была единственной настоящей сверхдержавой. Глобализация экономики до настоящего момента так и не привела к формированию общей руководящей системы планетарных масштабов. Возможно, мы оказались втянуты в хаотический процесс, из которого зародится новый мировой порядок. Хотя пока мы наблюдаем лишь предпосылки к этому явлению.

Споры о будущем мировом порядке идут по большей части на Западе, а, если точнее, в Северной Америке и Европе. Развивающиеся державы (все они стараются адаптировать свои стратегические позиции в зависимости от национальных интересов и задач), в свою очередь, не проявляют особого интереса к составлению списка идей и правил, которые нужны для формирования этого самого мирового порядка, или вообще неспособны на это.

Каким, например, может быть восприятие этого нового мирового порядка в Китае или Индии? (С учетом происходящего в настоящей момент на Украине, нам не стоит надоедать России такими вопросами). Таким образом, стареющий трансатлантический альянс (он — единственный, кто сформулировал свою точку зрения по этому поводу) по-прежнему необходим для поддержания стабильности в масштабах планеты.

Как бы то ни было, частотность кризисов обостряет в западных странах основополагающий нормативный конфликт между идеализмом и реализмом, между внешней политикой с опорой на ценности и политикой с опорой на национальные интересы. Хотя всем уже давно очевидно, что западные правительства бросает из одной стороны в другую, эта двойственность теперь вновь вышла на первый план, пусть обстоятельства ее возвращения и представляются искусственными.

Кризис в Ираке и ужасающий террор Исламского государства на территории этой страны и соседней Сирии стали прямым последствием отказа Запада вмешаться в сирийскую гражданскую войну. Сторонники «реальной» внешней политики выступили против «гуманитарного», то есть идеалистического вмешательства. Результаты очевидны для всех: гуманитарная катастрофа и большая угроза для всего арабского Ближнего Востока, который сформировали век тому назад.

Разгоревшиеся в Европе споры по поводу продажи оружия курдам кажутся совершенно неуместными с учетом сложившейся ситуации в Ираке. Исламское государство прямо на наших глазах грозится убить или обратить в рабство все этнические и религиозные меньшинства, которые не согласятся обратиться в ислам или не успеют сбежать. На фоне этого назревающего геноцида необходимость действовать становится нравственным императивом. Все остальные вопросы - вроде того, что случится с оружием, переданным курдам, после окончания боев, сейчас абсолютно вторичны.

Если придерживаться реальной политики, этот аргумент тем важнее, что иракская армия не в силах одолеть в бою Исламское государство, в отличие от тех же курдских отрядов (при условии, что они получат современное оружие). Победа Исламского государства на севере Ирака и захват его боевиками Эрбиля, где расположено правительство Курдистана, стали бы не просто беспрецедентной гуманитарной катастрофой, а страшной политической угрозой для Ближнего Востока и мира во всем мире.

Таким образом, связь между ценностями и интересами очевидна, и расхождения во мнении по основополагающим вопросам внешней политики никак ее не касаются. В первую очередь это относится к Европейскому Союзу. Появление неконтролируемого террористического государства на Ближнем Востоке стало бы прямой угрозой для безопасности соседней Европы. Так почему бы не помочь тем, кто может и хочет противостоять этой угрозе в Ираке?

Но если сохранением мирового порядка занимается лишь один Запад, не получится ли так, что он окончательно выбьется из сил с учетом количества и природы конфликтов? Большинство этих кризисов не ограничиваются лишь национальным уровнем. Речь идет об асимметричных конфликтах, к которым плохо подготовлены все западные страны, в том числе и США. Градус агрессии поднимает жестокость, которая неразрывно связана с религиозными конфликтами вроде тех, что бушевали в Европе в XVI и XVII веках. Поэтому да, Запад может очень быстро потерять контроль над развитием событий.

Но разве у нас есть какой-то другой вариант борьбы против нарастающего хаоса, угроз для безопасности и все новых гуманитарных катастроф? Попытка обойти эту дилемму не может быть выходом для всего Запада и, в первую очередь, для Европы.

Обострившиеся на фоне стратегического отхода США современные кризисы заставляют Европу четко определиться с ролью, которую она намеревается играть в будущей стабильности Запада и мира. Если США больше не в состоянии в одиночку нести бремя Pax Americana, Европе нужно взять на себя большую роль в мировой безопасности. Но она не сможет сделать этого, если не в силах говорить в один голос. И слишком многие европейские лидеры, увы, отказываются это признать.

0

52

Пол Крейг Робертс: Вашингтон - новые горы лжи
30.08.2014 , Пол Крейг Робертс

Горы лжи со стороны западных правительств и СМИ призваны похоронить истинную историю.

Отчего мы знаем, что это ложь? Оттого, что мы не слышали ничего, кроме лжи о России от НАТО, от представителя США в ООН Саманты Пауэр, от заместителя Госсекретаря США Виктории Нуланд, от Обамы и всего его режима патологических лгунов, а также от британского, немецкого и французского правительств, наряду с Би-би-си и в целом западных СМИ?

Это, конечно, главная причина для того, чтобы считать, что последнее Западное пропагандистское измышление — это чистая ложь. Патологические лгуны никогда не начнут, ни с того, ни с сего, говорить правду.

Но есть и другие веские причины для вывода о том, что Россия не вторгалась на Украину силами тысячи военнослужащих.

Первая из них заключается в том, что Путин слишком много усилий вложил в дипломатию, которая базируется на полном отсутствии каких-либо поводов для провокаций. Он не будет ставить под удар свою дипломатию, отправив слишком малочисленный контингент войск, который не сможет оказать решающего влияния на развитие событий.

Вторая причина заключается в том, что если Путин решит, что уже нет альтернативы отправке российских войск для защиты русских, проживающих в Восточной и Южной Украине, он направит достаточный контингент, чтобы выполнить задачу быстро, как он сделал это в Грузии, когда обученная американскими и израильскими инструкторами, грузинская армия вторглась в Южную Осетию и была уничтожена в считанные часы ответным российским ударом. Если бы мы услышали, что на Украину вторглась стотысячная российская армия, прикрываемая с воздуха военной авиацией, это выглядело бы гораздо более правдоподобно.

Третья причина заключается в том, что России незачем посылать войска на Украину, чтобы остановить бомбардировки и артиллерийский обстрел русского населения со стороны вашингтонского марионеточного правительства в Киеве. ВВС России может легко и быстро уничтожить украинскую авиацию и артиллерию и, тем самым, прекратить наступление на украинские регионы, объявившие о независимости.

Всего лишь две недели назад был сфабрикован и распространен английским журналом «Гардиан» и Би-би-си материал о том, что колонна российской бронетехники вошла на Украину и была уничтожена украинскими военными. А за две недели до этого нам подсунули фальшивые снимки со спутника, которые скорее всего были изготовлены «мастерами» из Госдепа США, а затем распространены послом США в Киеве по всему миру через социальные сети, на которых, якобы, видно, что российские войска обстреливали территорию Украины. Через одну-две недели нам подсунут очередную «утку», затем через неделю следующую, и так далее.

Совокупный эффект все нового нагромождения лжи на прежнюю ложь нацелен на то, чтобы большинство людей поверило, что от русских нельзя ждать ничего хорошего. После того, как эта куцая мысль будет крепко вбита в сознание людей, западные правительства смогут предпринимать против России более жесткие шаги.

Мифический ввод тысячи российских военнослужащих на Украину был объявлен бригадным генералом НАТО Нико Таком «крупнейшей эскалацией российского военного вмешательства на Украине».

Чемпионка среди лжецов Саманта Пауэр заявила на заседании Совета Безопасности ООН, что «Россия должна перестать врать». Представитель Великобритании в ООН обвинил Россию в «явном нарушении границ суверенной украинской территории». Премьер-министр Великобритании Кэмерон предупредил Россию о «неизбежности негативных последствий». Немецкий канцлер Меркель пригрозила России новыми санкциями. Представитель Германии в Совете Безопасности заявил, что «война с Россией — это один из вариантов развития событий». Польский министр иностранных дел Сикорский назвал это вымышленное событие «российской агрессией, которой необходимо дать совместный международный отпор».

Президент Франции Франсуа Олланд заклеймил поведение России как «абсолютно недопустимое». А Совбез Украины ввел обязательную воинскую повинность.

И этот очередной самоубийственный шаг европейских лидеров к войне с Россией основан полностью на очевидной лжи о том, что одна тысяча российских военнослужащих пересекла границу Украины.

Естественно, западные СМИ тесно сомкнули ряды со своей политической элитой. Среди самых циничных и безответственных были Би-би-си, CNN и «Die Welt».

Горы лжи со стороны западных правительств и СМИ призваны похоронить истинную историю. А она состоит в том, что правительство США организовало свержение законно избранного правительства на Украине и передало власть в Киеве своей марионетке.

Ставленники Вашингтона сразу же начали с угроз и применения насилия по отношению к русскому населению бывших российских территорий, которые советские лидеры формально приписали к Украине. Русский народ в Восточной и Южной Украине был вынужден начать борьбу против угрозы со стороны вашингтонского марионеточного правительства в Киеве.

Вашингтон постоянно обвиняет российские власти в поддержке народа на тех территориях, которые единодушно проголосовали за отделение от Украины. Война прекратится, утверждает Вашингтон, если прекратится поддержка со стороны России.

Но на самом деле Вашингтон мог бы легко остановить насилие, приказав своему марионеточному правительству в Киеве прекратить бомбардировки и обстрел бывших российских губерний. Если Россия, по их мнению, может приказать «сепаратистам» не воевать, то Вашингтону еще проще приказать Киеву прекратить боевые действия.

Единственный возможный вывод из всех фактов состоит в том, что Вашингтон намерен вовлечь Европу в войну с Россией, или, по крайней мере, в вооруженное противостояние, с тем, чтобы разорвать политические и экономические отношения Европы с Россией.

Европейские лидеры не сопротивляются, потому что ни одна из европейских стран, за исключением Франции при Шарле де Голле, не пыталась проводить самостоятельную внешнюю политику с окончания второй мировой войны. Они слепо следуют в фарватере Вашингтонской политики, и им за это хорошо платят.

Неспособность Европы проявить хоть какую-то независимость обрекает президента России В.Путина на провал его дипломатических усилий. Если в европейских столицах не будут принимать самостоятельные решения, без оглядки на Вашингтон, для путинской дипломатии нет никакого будущего.

Обратите внимание на то, что уже на следующий день после того, как Путин встретился с вашингтонским украинским вассалом и приложил немалые усилия для того, чтобы разрешить ситуацию, появилась новая ложь о «вторжении России» — специально для того, чтобы показать, что встреча, в которую Путин вложил свое время и силы, была изначально обречена на провал.

Вашингтону нужна только его гегемония. Вашингтон никоим образом не заинтересован в урегулировании ситуации, которую он сам создал для того, чтобы обречь Россию на лишения и беспорядки. За исключением только той ситуации, к которой может привести экономический крах Украины, чем дольше будет колебаться Путин — применять или нет силу для разрешения конфликта, тем сложнее будет достижение этой цели.

0

53

Страх и ненависть в Киеве. Как ею управлять
30.08.2014, Евгений Супер

Киевская власть попала в западню, которую сама же и смастерила.

Единственный продукт, в производстве которого преуспела Украина за последние полгода, — это ненависть.

Ненависть бесплатно раздают на улицах, излучают из телевизоров, ненависть загружают в товарные вагоны и отправляют на помощь попавшим в «котлы» нацгвардейцам. Ненависти стало так много, что ею, как ядовитыми веществами, пропитан сам воздух и сама земля.

И всё бы ничего, но главные кашевары уже никакими заклинаниями не способны остановить этот горшочек. Всё, что они сегодня могут, — это беспомощно наблюдать, как ненависть подкрадывается к их глоткам. А мы со стороны имеем возможность посмотреть, к чему приводит перепроизводство ненависти в отдельно взятой стране.

Вообще, управление общественной энергией — это первейшая задача любого ответственного политика. Просто если её игнорировать, то за вас это сделает кто-то другой с разрушительными для страны последствиями. Разжигание ненависти — это старый как мир трюк, позволяющий переключить массы с пустых кастрюль на врага, допустим, внешнего.

И нельзя сказать, что такой метод не имеет права на жизнь. Напротив, его грамотное применение иногда эту жизнь дарует. Однако тут важно не переусердствовать и уметь крепко держать в руках узды управления таким народным рвением. Чуть зазеваешься — и процесс перестаёт быть контролируемым. Что мы и наблюдаем на примере Украины.

В этом смысле весьма показательной стала встреча в Минске. Украинская общественность, мягко говоря, не совсем поняла своего революционного президента. По её, общественности, разумению, он должен был не ручкаться с Путиным, а хотя бы плюнуть ему в лицо. А лучше вцепиться в горло и с криком «Ще не вмерла!», осуществить долгожданную перемогу. Но вместо этого президент Пётр застенчиво рассматривал узоры на полу, робел и плохел лицом, случись ему поймать на себе добрый взгляд Путина.

Тут отметим, что российская общественность ничего подобного от своего президента не ожидала, что наглядно демонстрирует нам разницу в накале ненависти у нас и у них.

Киевская власть попала в западню, которую сама же и смастерила. С одной стороны, она не может остановить производство ненависти, так как народ, избавившись от дурмана пропаганды, начнёт задавать ей неудобные вопросы. А с другой — стремительно теряет контроль над этим потоком. Что этому способствует?

В первую очередь, это внезапные неудачи на Донбассе. Ненависть там вдруг ударилась о железную стену ополченцев и, разбившись, повернула назад. Сейчас она расплескалась по улицам Киева, где солдатские матери и бежавшие из «котлов» вояки требуют разбирательств. И чем больше будет успехов у ополчения, тем яростнее ненависть будет захлёстывать ещё не остывший Майдан.

Развороту потока эмоций способствует и ухудшающаяся экономическая реальность Украины. В то время как её жители наивно мечтают, что их западные заступники удавят санкциями Россию, они не подозревают, что для достижения этой цели прежде от голода и холода должны удавиться они сами. И несколько польш в придачу.

Сам Запад делает много для разворота ненависти тем, что не делает ничего из того, на что так надеялся простой украинец. Не берёт в Европейский союз. Не строит для простых украинцев бесплатного жилья и не даёт работы. Не размещает на Украине баз НАТО. Не летит с украинцами в космос на разработанной украинскими учёными секретной ракете, чтобы установить на Титане жовто-блакитный стяг (что-то такое писали в прессе). В конце концов, не сбрасывает на Москву ядерную бомбу. Может быть, это потому, что Запад на самом деле не доверяет нынешней власти?

Может быть, пришло время простым украинцам спросить эту власть за жильё и работу? Если ещё и не пришло, то оно уже близко. И президент Порошенко точно это знает. Оттого наверняка держит под кроватью дежурный чемоданчик со сменой белья, кружкой, женским платьем и билетом до «бабушки». Потому и не бросается на Путина при встрече как отважный лев, а ковыряет носком ботинка плинтус.

А что же мы? Как минимум — не препятствуем развороту ненависти. Не мы её разжигали, не нам и унимать.

Эта ненависть уже никуда не денется сама собой, этого джина не загнать назад в бутылку. Эта ненависть должна откипеть, должна ещё найти своих жертв и сожрать, списав все утраты и разочарования. И в этой ненависти уже накопилось столько килотонн тротилового эквивалента, что с её разрушительной мощью не сравнится никакое российское военное вторжение. Она всё сделает за нас.

0

54

Больше всех виноват Запад
("Handelsblatt", Германия)
Джон Миршаймер (John Mearsheimer)
05/09/2014

Политолог Джон Миршаймер рассуждает о причинах, которые привели к украинскому кризису. По его мнению, НАТО и ЕС на протяжении многих лет вели политику расширения на Восток и никоим образом не учитывали озабоченность России по поводу собственной безопасности.

На Западе бытует мнение, что кризис на Украине практически целиком и полностью вызван российской агрессией. Считается, что российский президент Владимир Путин присоединил Крым из-за собственной многолетней ностальгии по былой советской империи, и что он уже давно присматривается к остальным территориям Украины, а также к другим странам Восточной Европы. Но это представление ошибочно: в гораздо большей степени ответственность за украинский кризис лежит на США и их европейских союзниках. Причиной этого конфликта стало расширение НАТО на Восток — главный элемент стратегии по выводу Украины из сферы влияния России и по ее интеграции в западные структуры. Важнейшую роль сыграли также расширение ЕС в восточном направлении и поддержка демократического движения на Украине со стороны Запада.

Начиная с середины 1990-х годов, российское руководство противилось расширению НАТО на Восток, да и в последние годы ясно давало понять, что не будет сидеть сложа руки, если соседнее государство начнет превращаться в западный бастион. Для Путина последней каплей, переполнившей чашу его терпения, стало противозаконное свержение демократически избранного, пророссийски настроенного президента Украины Виктора Януковича. На это он отреагировал захватом Крыма — полуострова, на котором, как он опасался, могла бы появиться военно-морская база НАТО, и начал за этим дестабилизировать ситуацию на Украине, чтобы помешать ей объединиться с Западом.

Вообще-то, противодействие со стороны Путина никого не должно удивлять. В конце концов, это именно Запад подобрался вплотную к России и поставил под угрозу ее стратегические интересы, а не наоборот. Этот аргумент Путин повторял неоднократно. Американские и европейские элиты пришли в замешательство от такого развития событий потому, что имеют неверное представление о международной политике. Они все еще верят в то, что логика реализма в XXI веке почти не имеет значения и что европейские единство и свободу можно обеспечить на основе либеральных принципов, как-то: верховенства права, экономической независимости и демократии. Но на Украине этот великолепный план не сработал. Тамошний кризис свидетельствует о том, что реальная политика по-прежнему имеет значение — и государства, отказывающиеся понимать это, очень рискуют.

На саммите НАТО в Бухаресте в апреле 2008 года обсуждался вопрос о приеме в его состав Украины и Грузии, и по его окончании было открыто заявлено: «Эти страны станут членами НАТО». Тогдашний заместитель министра иностранных дел России Александр Грушко в ответ на это предупредил: «Членство Грузии и Украины в альянсе станет огромной стратегической ошибкой, которая может иметь тяжелые последствия для всей европейской безопасности». Ввод российских войск в Грузию в августе 2008 года вообще-то должен был стать четким сигналом для всех сомневавшихся в решимости Путина предотвратить вступление Грузии и Украины в НАТО. Но ЕС беспечно продолжил свой «восточный поход»: в мае 2008 года было объявлено об инициативе «Восточное партнерство» по поддержке стран, подобных Украине, с целью их экономической интеграции в ЕС.

В глазах российского руководства эта программа была, однако, очередным шагом к дальнейшему расширению НАТО на Восток. Последним инструментом, с помощью которого Запад попытался «оторвать» Киев от Москвы, стало распространение на Украине и в других бывших союзных республиках западных ценностей и продвижение там демократии. В соответствии с этим планом поддержку получали прозападные организации, а также отдельные деятели. С этой целью американское правительство предоставляло огромные средства Национальному фонду демократии, который работал в общей сложности над 60 с лишним проектами по развитию гражданского общества на Украине. Глава фонда Карл Гершман (Carl Gershman) называл эту страну «главным призом». После победы Виктора Януковича на президентских выборах в феврале 2010 года руководство фонда из опасения, что он помешает достижению поставленных целей, усилило поддержку оппозиции.

Когда российское руководство видит результаты «социальной ниженерии», осуществляемой Западом на Украине, оно боится, что Россия может стать следующей в этом ряду, и эти опасения небеспочвенны. Тройственная стратегия Запада — расширение НАТО на восток, расширение ЕС в том же направлении и поддержка демократии — принесла свои плоды. «Пламя из искры» разгорелось в ноябре 2013 года, когда Янукович отказался от экономической ассоциации с ЕС и принял аналогичное предложение со стороны России и в придачу кредит в размере 15 миллиардов долларов. Возмущенные украинцы вышли на демонстрации протеста, и в итоге Януковичу пришлось бежать из страны, а ему на смену пришло новое, прозападное и антироссийское правительство. Хотя участие США в этих событиях до сих пор не доказано, сомневаться в том, что именно Вашингтон инспирировал этот путч, не приходится. Так, помощник госсекретаря США по европейским и евразийским вопросам Виктория Нуланд (Victoria Nuland) в телефонном разговоре, неожиданно ставшем достоянием общественности, выступила за смену режима на Украине и высказала пожелание, чтобы главой нового правительства стал Арсений Яценюк. Именно это вскоре и произошло.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что в России представители самых разных политических сил едины во мнении, что в свержении Януковича решающую роль сыграл Запад. Путин решил, что настала пора активных действий против Украины и Запада. Вскоре после 22 февраля он приказал российским войскам захватить и отторгнуть от Украины Крым и через некоторое время присоединил его к России. Затем он оказал мощнейшее давление на новое правительство в Киеве, чтобы заставить его отказаться от объединения с Западом в борьбе против России. Тем самым он дал понять, что готов скорее уничтожить Украину как дееспособное государство, чем допустить, чтобы она стала «плацдармом» Запада у самых ворот России.

А ЕС тем временем продолжал реализацию «Восточного партнерства». 27 июня была подписана экономическая часть договора об ассоциации между ЕС и Украиной, который за семь месяцев до этого отверг Янукович. Также в июне на встрече министров иностранных дел НАТО было решено, что альянс и в дальнейшем будет открыт для новых членов. «Ни одна третья страна не может наложить вето на расширение НАТО», — сказал тогда генеральный секретарь альянса Андерс Фог Расмуссен (Anders Fogh Rasmussen). Главы МИД договорились также о мерах по укреплению способностей Украины в таких областях как командование и контроль, логистика и киберзащита.

Однако подобная реакция Запада еще только ухудшит и без того неблагоприятную ситуацию. При этом по-прежнему существует возможность найти решение проблемы, которое, впрочем, заставило бы Запад смотреть на Украину под принципиально иным углом зрения. США и их союзники должны отказаться от своего плана по превращению Украины в элемент западной системы и постараться превратить ее в нейтральный буфер — по образу и подобию Австрии во времена холодной войны. Западу следует признать, что Украина для Путина настолько важна, что ему просто не удастся поддерживать там антироссийские порядки. Целью Запада должно стать становление независимой Украины, которая не стала бы присоединяться ни к какому политическому лагерю. То же самое касается и планов по приему в НАТО Грузии. Кроме того, Запад должен принять участие в разработке экономического плана по спасению Украины, который совместно профинансировали бы ЕС, США, МВФ и Россия. Думается, что Москва приветствовала бы это, потому что она тоже заинтересована в стабильной и благополучной Украине. А Западу следовало бы умерить пыл в «социальной инженерии». Пора прекратить поддержку новой «оранжевой революции».

В то же время Запад должен и далее поддерживать Украину в том, что касается уважения к правам меньшинств, в первую очередь, русскоязычного населения страны. Кое-кто говорит, что Украина вправе сама решать, с кем ей объединяться, и что русские не должны указывать Киеву, нужно или не нужно ему сближаться с Западом. Такие рассуждения о свободе внешнеполитического выбора, однако, опасны для Украины. Печальная правда заключается в том, что на свете все-таки существует «право сильного», действующее тогда, когда речь заходит о политике великих держав. Абстрактное право на самоопределение не имеет никакого значения, когда в спор вступают сильные и слабые государства. Разве у Кубы было право вступить в военный союз с СССР во времена холодной войны? Соединенные Штаты так, определенно, не считали.

Украина должна осознать это и вести себя осторожнее с могущественным соседом. Со стороны Запада было бы большой ошибкой считать, что Россию следует и дальше подавлять. Россия — постепенно теряющая силу держава, которая в перспективе станет еще слабее. Но даже если бы Россия была «растущей» державой, было бы неразумно принимать Украину в НАТО: для США и их европейских союзников Украина не представляет собой стратегического интереса, и их неготовность оказать ей военную помощь лишь подтвердила это. Поэтому было бы верхом глупости принять в НАТО нового члена, которого не были бы готовы защищать «старые» члены альянса. К тому же, если они будут и далее придерживаться своей нынешней политики, то это ухудшит отношения Запада с Москвой и во многих других областях.

Американцам нужна помощь России при выводе войск и техники из Афганистана, при заключении соглашения с Ираном относительно его ядерной программы и в деле урегулирования ситуации в Сирии. А еще Москва помогла Вашингтону при решении вопроса относительно сирийского химического оружия, избавив Обаму от необходимости воплотить свои угрозы в жизнь. К тому же однажды обязательно наступит день, когда Соединенным Штатам понадобится помощь России, чтобы сдержать неуемную мощь Китая.

Нынешняя же политика Вашингтона способствует сближению Москвы и Пекина. У американцев и их европейских союзников есть выбор: они могут продолжить свою нынешнюю политику и еще более обострить отношения с Россией, а заодно окончательно уничтожить Украину. От этого, однако, проиграли бы все. Другой вариант: изменить тактику и помочь Украине стать благополучным, но нейтральным государством, которое не будет представлять угрозы для России и позволит Западу нормализовать свои отношения с Москвой. И вот это пошло бы на пользу всем.

Джон Миршаймер — выпускник военной академии в Вест-Пойнте, эксперт по внешней политике и преподаватель политологии в университете Чикаго.

0

55

Шесть сценариев для Новороссии
5.09.2014 , Владимир Корнилов

Какой из этих вариантов должна поддержать Москва, во многом зависит от адекватности действий Киева и Запада

Сейчас многие западные аналитики всех мастей предлагают свои варианты выхода из украинского кризиса.

Главная беда большинства этих рекомендаций заключается в том, что львиная их доля исходит только из идеи «сохранить лицо» того или иного субъекта данного конфликта.

Дошло даже до того, что на переговорах в Минске президент Украины Петр Порошенко всю свою публичную речь построил на необходимости этого самого «сохранения лица» - видимо, его советники, начитавшись западной аналитики, тоже уверовали, что для Владимира Путина сейчас цель сводится исключительно к этому.

Эти аналитики никак не хотят понять, что для России сейчас на кону стоят вопросы, гораздо более важные, чем «сохранение лица», чем авторитет в глазах остального мира, чем имидж. Вопрос – в том, сохранит ли Россия свое жизненное пространство, сохранит ли буферные зоны на своих границах, сохранит ли возможность в будущем самостоятельно выстраивать систему национальной безопасности, сохранит ли в конечном счете себя!

Это в случае с Сирией можно было говорить о том, сохранят ли лицо Путин или Лавров, допустив ракетный удар по войскам Асада. И если даже в этом случае Москва приложила максимум дипломатических и экономических усилий для предотвращения невыгодного для себя сценария, то можно не сомневаться, что в случае с Украиной она не ограничится только дипломатией.

Давайте попробуем проанализировать основные возможные сценарии выхода из кризиса, исходя не из ложного посыла о «сохранении лица», а исходя из понимания, насколько решение данной проблемы важно для будущего Российской Федерации и постсоветского пространства.

Итак, я бы выделил следующие условные сценарии (само собой, при массе их вариаций):

1. Сохранение «соборной» Украины (без Крыма, разумеется).

2. Боснийский сценарий.

3. Приднестровский сценарий.

4. Абхазский сценарий.

5. Чехословацкий сценарий.

6. Крымский сценарий.

Вкратце рассмотрим все эти возможные сценарии, еще раз подчеркнув, что у каждого из них есть множество различных вариаций.

«Соборная» Украина

На вариант сохранения Новороссии и Донбасса в составе Украины, конечно же, будут настаивать и в Киеве, и на Западе (даже вынеся за скобки вопрос Крыма). В рамках этого сценария можно спорить о том, сохранится ли унитарная Украина или же Донбассу будет предоставлена определенная автономия. Большинство западных экспертов, ничтоже сумняшеся, утверждают, что Кремль удовлетворится автономным статусом Донбасса или федеративным устройством Украины, которое защитит права русского населения Новороссии и станет своего рода предохранителем от вступления Украины в НАТО.

Вот и два высших руководителя Германии вслух заговорили о «разумной федерализации Украины». Причем Меркель, учтя тот факт, что в среде киевской «богемы» слово «федерализация» стало ругательным, предложила говорить о «децентрализации по немецкому образцу» (как будто бы следование образцу Федеративной Республики Германия не является федерализацией!). Порошенко в своей программе тоже что-то там вяло пообещал по поводу «самоуправления регионов» и «защиты русского языка», хотя так и не пояснил, как это осуществить на практике.

Это же является и главной «ахиллесовой пятой» всех экспертов, предлагающих подобный вариант решения конфликта. Во-первых, они не говорят о том, как теперь убедить дончан и луганчан в том, что они должны жить в государстве, бомбившем их на протяжении нескольких месяцев, и по-прежнему считать его своим. Во-вторых, никто из них не задумывается над тем, какие гарантии может дать Киев или Запад жителям Новороссии в случае их согласия на данный вариант.

Мы же видим, что все меморандумы, обещания, договоры, соглашения нарушаются нынешней киевской властью чуть ли не сразу после их провозглашения, кто бы ни выступал их гарантом (достаточно вспомнить, как февральские соглашения с Януковичем были растоптаны буквально на следующий день). Соответственно, можно предположить, что все эти «гарантии», которые получит Донбасс, будут нарушены моментально после того, как ополченцы разоружатся.

При любом варианте сохранения единой Украины, какую бы автономию ни получила Новороссия, в этих регионах будут располагаться «федеральные» войска, «федеральные» силовые структуры, «федеральные» правоохранительные органы, в которые нынче официально включены боевики-неонацисты из «Правого сектора». Уж можно представить, какое «правосудие» те начнут осуществлять в «автономных» регионах! И никакая Меркель, как мы понимаем, даже не пикнет, когда в русскоязычных областях начнутся (а точнее, продолжатся) настоящие этнические чистки.

Надо понимать также, что у полуразрушенного Донбасса не будет фактически никаких шансов на восстановление своей экономики в рамках «соборной» Украины. За все годы незалежности Украина фактически ничего не построила в этих регионах. А уж после той волны ненависти к Донбассу и дончанам, которая поднята в Киеве, не будет строить и впредь.

К примеру, небезызвестный «радикал-меньшевик» Ляшко уже заявил, что после «освобождения» надо оставить города региона в руинах – в назидание потомкам. На что при таком подходе может рассчитывать номинально или даже фактически автономный Донбасс, который вынужден будет направлять налоги на содержание Киева, а не на восстановление своей инфраструктуры?

Ну, и самое главное. Достаточно смоделировать данный сценарий, чтобы понять, что он совершенно не учитывает интересов России. Какой ей смысл в том, что ее включат в число подписантов и «гарантов» будущей новороссийской автономии или нейтралитета Украины? Спустя пяток-другой лет над ней будут посмеиваться точно так же, как посмеивались над ельцинской Россией, когда, вопреки всем договоренностям, началось стремительное расширение НАТО на восток.

Любые договоренности не перечеркнут той волны русофобии, которую подняли евромайдан и нынешние киевские «элиты». На границах с Россией появится не просто недружественное, а враждебное государство. Причем чем больше будет у него экономического потенциала, тем больше угроз для российской безопасности оно будет создавать. Донецкая и Луганская область – это примерно 25% экспортных и 20% производственных мощностей Украины (само собой, эти данные относятся к довоенному периоду). Какой же смысл России соглашаться на сохранение мощи государства, которое откровенно устами своих высших деятелей грозит самому существованию России и ее территориальной целостности (не забываем об обещании министра обороны Украины провести украинский военный парад в Севастополе)?

Те, кто в России призывают отмахнуться от проблем Новороссии, оставив ее на съедение украинским неонацистам, не понимают, что, переварив Донбасс, завершив этнические чистки, начатые 2 мая в Одессе, правосеки, уже укрепившиеся, закаленные в боях, получившие бронетехнику и финансирование, обязательно начнут диверсии в Крыму, а затем и в остальной части России (они, собственно, и не скрывают своих конечных целей). И какие договоренности с Украиной, где подобные люди уже официально включены в карательную систему, может заключить Москва? Каким образом «автономный» статус Донбасса защитит Россию от террористической угрозы, связанной с усилением такого государства-соседа?

Лично я не вижу механизма соблюдения подобных «гарантий» ни Донбассу, ни России в случае сохранения «единой» Украины. Во всяком случае, ни один из многочисленных экспертов, предлагавших подобный сценарий, этот механизм даже контурно не обрисовал.

Боснийский сценарий

Некоторые обозреватели все чаще стали писать о возможности сохранения формально «единой» Украины с наличием де-факто самостоятельного Донбасса. Эту мысль, в частности, высказал на страницах газеты «The Daily Telegraph» известный британский дипломат Чарльз Крофорд, в свое время сыгравший свою роль в выработке модели управления Боснией и Герцеговиной.

В статье с характерным названием «Украинцы – лузеры в игре труса» британец пишет: «Соглашение, которое, по всей видимости, удовлетворит Россию, сводится к босниизации Украины... Украинская территориальная целостность сохраняется на бумаге, но некоторые регионы получают что-то вроде автономии, предоставленной Республике Сербской, некоего сербского тела внутри Боснии и Герцеговины. Эти области могут быть объединены в российское экономическое и политическое пространство - как Москва решит, - посредством их Кремль также получил бы возможность накладывать эффективное вето на стратегический выбор, сделанный в Киеве: Украина не может вступать в НАТО или более тесно сближаться с Европейским союзом, если эта опция не будет закрыта даже в теоретическом плане. Такой исход мог бы выглядеть привлекательным для многих европейских столиц, если прагматически исходить из того, что это наилучший из доступных ныне вариантов».

Автор этих слов признает, что такой вариант может быть воспринят болезненно киевскими элитами. И он уже так и воспринимается – один из активных организаторов евромайдана Виталий Портников уже поспешил опубликовать колонку «Путинская западня», предостерегая от боснийского сценария (самое смешное, что в качестве отрицательного примера записной «евроинтегратор» приводит именно Боснию, находящуюся под официальным управлением Евросоюза, а в качестве положительного – сохранившую независимость Сербию).

Думаю, в случае успешного наступления новороссийских ополченцев Запад в итоге будет склоняться как раз к этому варианту как к меньшему из зол. Под давлением Запада на него может в конце концов пойти и Киев, если осознает, что это – единственный способ сохранить данную территорию хотя бы в формально едином государстве (само собой, при этом надеясь в будущем отменить реальную автономию Донбасса).

Что это может дать Новороссии? Она может тем самым реально обеспечить себе гораздо большую самостоятельность и возможность защиты языковых прав. Но при этом также вряд ли сможет рассчитывать на скорое восстановление края из руин.

При таком раскладе Россия действительно на определенное время получит больший контроль над Украиной, но не решит для себя проблемы безопасности собственных границ, сопряженных с де-факто автономной Новороссией.

Приднестровский сценарий

Речь идет о фактической самостоятельности ДНР и ЛНР при отсутствии официального признания этой независимости со стороны и Киева, и Запада, и России. По сути, это сведется лишь к замораживанию конфликта с высокой вероятностью его повторения (как это было в 2008 году в Южной Осетии).

Этим сценарием киевские эксперты любили пугать дончан на этапе зародыша конфликта, когда еще не рвались бомбы. Теперь-то напугать «тяжелой судьбой Приднестровья» Донбасс довольно сложно – многие предпочли бы такую судьбу войне и разрухе.

В конце концов, такой сценарий можно назвать и не Приднестровским, а, скажем, Тайваньским! Умудряется же вот уже несколько десятилетий существовать и процветать де-факто государство, юридически признанное лишь островками Океании. Вопрос тут в фактическом признании и сотрудничестве как с Россией, так и в будущем – со слегка успокоившейся Украиной, которая, как и нынешняя Молдова, решит, что лучше выстраивать ровные отношения с отколовшимся регионом в надежде когда-то заманить его обратно.

Проблема будет заключаться в том, что при соответствующей блокаде со стороны ЕС практически все предприятия Новороссии потеряют экспортный рынок, что может встретить активное сопротивление местных олигархов, а в перспективе может привести к упадку металлургической и машиностроительной отраслей непризнанной республики (республик?). Правда, при должной кооперации с Россией эту проблему можно ослабить (не решить полностью), перенаправив часть продукции данных предприятий на постсоветское пространство и в развивающиеся страны Азии и Африки.

При таком раскладе Россия прочно закрепит эту территорию в зоне своего влияния, защитит местное население от этнических чисток и сможет лавировать во взаимоотношениях с Европой и Украиной угрозой возможного официального признания Новороссии. В конце концов, если слабой, дефрагментированной ельцинской России хватило сил для того, чтобы обеспечить такой исход в Приднестровье, то сейчас гораздо более сильная РФ может это сделать с меньшими проблемами. Правда, тогда данный сценарий обеспечивался силами 14-й армии, легально находившейся на территории ПМР. Сейчас официальный ввод такого контингента при развитии Приднестровского сценария не представляется реальным.

Абхазский сценарий

Проблема ввода российских миротворцев решается путем официального признания Москвой Новороссии по сценарию Абхазии и Южной Осетии 2008 года. Опять-таки если кому-то не нравятся аналогии с Кавказом, можно такой сценарий назвать Кипрским. В конце концов, Северному Кипру вполне хватило признания со стороны только одной Турции. И это не мешало Кипру вступать в Евросоюз, а Турции – оставаться кандидатом в члены ЕС и активным членом НАТО.

При таком развитии событий конфликт опять-таки замораживается, Новороссия получает больше гарантий безопасности в случае появления какого-нибудь «украинского Саакашвили». А Россия получает полный контроль над регионом и массу головной боли во взаимоотношениях с Западом (она, правда, будет не намного большей, чем от воссоединения с Крымом).

Граждане Новороссии при обоих подобных сценариях вынуждены будут получать гражданство сопредельных государств и при перемещении через границу иметь проблемы, свойственные всем непризнанным или «недопризнанным» государствам. Но как мы видим по примеру того же Приднестровья или Северного Кипра, такие проблемы с годами решаются.

Чехословацкий сценарий

Сценарий полюбовного развода Украины и Новороссии по примеру развода Чехословакии нельзя сбрасывать со счетов. По сути с того самого времени, как начался евромайдан, западные аналитики довольно часто обсуждали этот сценарий и даже призывали к нему.

Бывший президент Чехии Вацлав Клаус предлагал даже свои посреднические услуги для осуществления этого плана. Но Киев гневно отверг их. Разве это кажется умным теперь, после такого количества крови, которую пролила и Украина, и Новороссия?

Еще в феврале американский публицист Дэвид Микснер, бывший советник Билла Клинтона, написал статью под заголовком «Разделите Украину сейчас, пока еще не слишком поздно». Он, как и некоторые иные аналитики, призывал к мирному разделу Украины, пока не погибли тысячи жителей. Многим это предостережение показалось излишне апокалиптическим. Хотя сейчас мы видим, что вариант мирного развода, возможно, избавил бы от крови массы мирных жителей и бессмысленных разрушений.

Конечно, аналогия с разводом Чехословакии тут хромает (поскольку мирного развода уже не получилось). Ну, можно назвать тогда этот сценарий хорватским или суданским, если хотите – примеров, когда мировое сообщество при всеобщем согласии соглашалось на раздел государства, погрязшего в гражданской войне, было достаточно за последние десятилетия.

При таком сценарии Новороссия, конечно же, все равно не обойдется без России, но, используя свой мощный промышленный потенциал, могла бы быстрее восстановиться из пепла и нормально сотрудничать со всеми соседями, выполняя одновременно роль своеобразного буфера между Россией и недружественной Украиной.

Еще несколько недель назад киевский бомонд с пылом отверг бы подобный сценарий как «пораженческий» и «антиукраинский» (разве что писатель Юрий Андрухович еще до донецко-украинской войны ради эпатажа допускал отделение Донбасса). Когда же донецкие ополченцы начали массированное контрнаступление, открыв второй фронт под Мариуполем, в Киеве в результате панических настроений все чаще стали звучать голоса с призывом отказаться от Донбасса, дабы избежать больших жертв.

Любимый в киевской среде «американский» политолог Александр Мотыль даже нашел формулу, при которой сдачу Донбасса можно было бы представить как... победу Украины. В журнале «Foreign Affairs» он написал статью с характерным названием «Путинская западня» (похоже, они с Портниковым сговорились), в которой заявил о «хитром» ходе: мол, отдадим разрушенный украинцами Донбасс Путину – тот его не переварит и разорится! А Украина в это время начнет свою «историю успеха» в рамках Евросоюза! Понятно, что формула придумана исключительно для того, чтобы оправдать поражение. Но сам факт того, что эти формулы уже генерируются в среде украинских экспертов, показателен! Это значит, что вариант развода «при согласии всех сторон» может и должен рассматриваться.

Крымский сценарий

Сценарий присоединения Новороссии к Российской Федерации по примеру Крыма, конечно, был бы воспринят многими жителями этого региона «на ура». При таком сценарии для исстрадавшегося Донбасса снималась бы масса проблем, связанных с управлением региона, его скорейшим восстановлением, безопасностью, налаживанием нормальной жизнедеятельности. Мало того, проблем с реинтеграцией Донбасса было бы меньше, чем с Крымом, отделенным от «материковой» России морем.

При этом мы понимаем, что ни Запад, ни Украина не пойдут на признание и этой «аннексии». А это значит, что у России появятся дополнительные проблемы – как во взаимоотношениях с Западом, так и с финансированием разрушенного региона.

Потому такой сценарий кажется маловероятным. Хотя согласитесь, еще в начале этого года мало кто мог поверить в то, что уже весной Крым станет составной частью России. Нынешние стремительно развивающиеся события демонстрируют, что ничего невозможного нет.

В любом случае, такой сценарий нельзя сбрасывать со счетов – Россия всегда может держать его в уме для усиления своих позиций при торгах и с Европой, и с все той же враждебной Украиной.

Что делать?

Разобрав все эти сценарии, можно теперь отвечать и на вопрос «Что делать России?» Какой из этих вариантов должна поддержать Москва? Ответ во многом зависит от адекватности действий Киева и Запада. Как мы понимаем, еще в декабре самой оптимальной из возможно достижимых целей Москве представлялась федерализация Украины с возможно большей автономией Крыма и Новороссии. На построение более тесных интеграционных связей России с этими регионами Украины ушло бы не одно десятилетие.

Но любая революция, гражданская война и анархия в государстве, которое принято называть "failed state" (а думаю, теперь даже мои украинские коллеги не обидятся на подобное определение, как они делали еще год назад), дают возможность соседям для гораздо более сильного маневра. Сейчас Россия может требовать плебисцита по самоопределению регионов Украины не только на Донбассе, но и в пределах всей Новороссии. Сомневаюсь, что в условиях нынешней войны и разрухи на Украине вообще возможны честные выборы и референдумы, но тем не менее такую опцию нельзя сбрасывать со счетов.

Россия и Запад могут выбирать между приведенными выше сценариями, торгуясь и усиливая свои позиции, которые будут напрямую зависеть от военных успехов новороссийского ополчения. Чем сильнее будут успехи – тем больше смогут выторговать сами новороссы. При этом Москва может сдерживать Запад от более агрессивных действий «угрозой» повторения крымского сценария.

Говоря о судьбе Новороссии нельзя забывать об угрозе появления на границе с Россией абсолютно враждебного государства под названием Украина. Западные аналитики постоянно используют этот аргумент для того, чтобы убедить Москву в необходимости сохранения Донбасса в составе Украины: мол, без Крыма и Донбасса то, что останется от украинского государства, будет иметь четко выраженную антироссийскую линию поведения и неуклонно будет сближаться с Европой и НАТО вопреки России.

Тут надо учесть, что подобное сближение, как мы видели, шло все эти годы и при наличии в составе Украины означенных регионов. И уж конечно же, Запад в любом случае приложит максимум энергии, чтобы усилить этот вектор после окончания донецко-украинской войны.

России при любом из сценариев взаимоотношений с Новороссией надо будет выстраивать совершенно новую политику в отношении Киева с целью погашения или хотя притупления антироссийских настроений в украинском обществе. Но это – тема отдельного разговора. Не менее важная для России, чем определение судьбы Новороссии.

0

56

В.Багдасарян: «Запад заинтересован в дальнейшей фашизации Украины»
7.09.2014 , Вардан Багдасарян

Фашистская Украины может быть использована как военная сила против России.

Доктор исторических наук Вардан Багдасарян в эксклюзивном интервью KM.RU дает прогноз развития ситуации на Украине.

Новороссия выступает как цивилизационный рубеж России

О том, что Украина - страна без будущего, говорят сегодня многие. Искусственный конструкт украинской нации, продукт австро-венгерского проекта, так и не обрел жизненных потенциалов. Не имея единой нации, сложно иметь единое государство. А украинской консолидированной нации, как консолидированной общности и даже единой идентичности нет.

Под маркером украинской нации существуют де-факто три культурно-исторические общности: новоросская, малоросская и галицийская (западенская). Ни одна из них не имеет безусловного демографического доминирования. Достижение любой из этих трех общностей политического доминирования приведет к сопротивлению со стороны проигравших. И, соответственно, у победителей не будет иного пути удержаться у власти, чем осуществление политики репрессинга.

Новороссия выступает как цивилизационный рубеж России, Галиция – цивилизационный рубеж Запада. Малороссы в этом конфликте балансировали между полюсами. Союз их с новороссами привел к власти Кучму и Януковича, а союз с галицийцами – Кравчука и Ющенко. Победа Евромайдана была пролонгирована очередным альянсом малороссов и галицийцев. Но такие колебания рано или поздно, должны были привести к обрушению украинской государственности. И такое обрушение происходит на наших глазах.

В 2014 году был перейден рубикон: проливается кровь, развязывается гражданская война, заживо сжигаются люди в Одессе. Сохранить новоросские регионы в составе Украины западенцы могут после этого только силовым образом. Но в перспективе – другой конфликт – между галицийцами и малороссами. Малороссы и галицийцы рано или поздно столкнутся в борьбе за легитимизацию своей идентичности, как общеукраинской.

Без поддержки Запада Украина уже в этом году рухнула бы не раз

Малороссы и галицийцы столкнутся между собой и за политическую гегемонию. Столь же очевидно, что Запад поддержит в этой борьбе галицийцев, как более близких себе в цивилизационном отношении.

Малороссы для Запада ненадежны в плане возможной их переориентации на Россию. В отличие от малороссов, галицийцы на альянс с Россией не пойдут никогда. Малоросско-галицийский конфликт может быть детонирован уже ближайшими выборами в Раду. Это еще более усилит потребность режима в осуществлении репрессивной политики. Порошенко уйдет или будет низложен. Его заменит некто, кто способен к осуществлению политики тотального террора. Все это будет означать одно – установление фашистского режима.

Победа Майдана политически легитимизировала фашистские группировки. Уже теперь они диктуют свою волю официальному Киеву. Однако фашизм это пока еще не легальная власть на Украине. Но она по логике развития политического процесса должна стать таковой. Очередная властная трансформация приведет к приходу к власти в Киеве уже стпроцентных фашистов, вроде Ляшко, Тягнибока или Яроша.

Антифашистская линия связана с разводом конфликтующих общностей, что единственное позволяет избежать отношений политического превосходства одной из них над другими. Однако Запад заинтересован в дальнейшей фашизации Украины. Интерес состоит в том, что фашистская Украины может быть использована как военная сила против России. Понятно, что без поддержки Запада Украина уже в этом году не раз бы рухнула. Но эта поддержка для Запада имеет смысл только до тех пор, пока Украина артикулирует конфликт с Россией.

Вместе с тем, создание фашистского государства в Европе продуцирует соответствующие вызовы в отношение всей системы международных отношений, что хорошо известно по опыту Второй мировой войны.

0

57

Только нейтралитет спасет целостность Украины
("Aktuality", Словакия) Эдуард Хмелар (Eduard Chmelár)
08/09/2014

В известной театральной пьесе Карела Чапека «Белая болезнь», которая появилась накануне самой страшной войны в истории, ее автор передал атмосферу того, как человечество постепенно утрачивает нечто, что почти пренебрежительно называют гуманностью.

Хроническая международная напряженность и все большая склонность насилием решать политические проблемы ставит под угрозу уважение к жизни и к закону. Того, кто желает власти, на его пути не остановит сочувствие к человеческой боли и ужасу. Но и тот, кто ему сопротивляется, перенимает безжалостную мораль борьбы. Результат — безнадежность.

Тут сталкивается не черное с белым, не добро со злом или право с бесправием — тут сталкиваются ценности, которые отстаиваются с неумолимой жестокостью. И то, что в конечном итоге уничтожается, и есть все человеческое добро, закон и жизнь.

Ядерная держава поднимет руки и скажет: «Сдаемся!»?

Доктор Гален, смятый в конце пьесы фанатичной толпой, жаждущей войны, это аллегория современного миролюбивого человека, который находится в конфронтации с сумасшествием эпохи, с политиками-психопатами и журналистами-параноиками, с коррумпированными пропагандистами и воинствующими подстрекателями всех идеологических мастей. Негде воскликнуть: «Нет! Войне нет! Войны быть не должно! Пусть будет мир!» — это последний призыв, который слетел с уст доктора Галена, а вскоре после него и с уст его автора.

Напряжение нарастает, провокаций все больше, и на горизонте нет политика, который бы это остановил и занялся поиском пути к договору о завершении украинского кризиса. Да, да — к договору, потому что у этого конфликта нет других реальных выходов.

Я сам бы желал понять ход мысли тех, кто разжигает в людях страсти и милитаризирует общество. Я хотел бы сам услышать их конкретные предложения: как они себе представляют результат собственных предложений? Что ядерная держава поднимет руки и скажет: «Сдаемся!»?

Но эти вопросы должны задавать журналисты — вместо слепого перебирания пустых политических фраз.

Сегодняшняя Россия — это не какой-то романтический защитник славянства

Чтобы было ясно (я говорил и писал об этом уже неоднократно, но в нынешние времена, пресыщенные целевой пропагандой, ложь приходится заглушать повторением фактов): у меня нет никаких иллюзий относительно российской внешней политики. Сегодня Россия — это не какой-то там романтический защитник славянства. Это автократическое милитаризированное государство, которое взяло у западного капитализма все самое плохое.

Несомненно, Москва поддерживает сепаратистов финансово и военными методами, а Владимир Путин умело водит за нос мировую общественность. Но на этом его «демоноподобность» заканчивается.

У России нет никаких претензий на мировое господство. У нее нет на это ни желания, ни сил. То, как она вела себя до сих пор, отчасти объясняется надменной политикой Запада, проводимой на протяжении 25 лет, по выдавливанию этой бывшей сверхдержавы на позицию, с которой русские так и не смирились, считая ее несправедливой, навязанной, и теперь они стараются поменять положение дел.

Речь тут не только о «коренном повороте Путина»: подобное отношение характерно в России для всех влиятельных политических сил, в том числе оппозиционных. В этом вопросе царит всеобщее согласие, и так же его воспринимали и столь любимые Западом Борис Ельцин и Михаил Горбачев.

Не стоит забывать, что именно Ельцин в начале 90-х заявлял, что Крым был, есть и будет русским, и что именно Горбачев выразил свою абсолютную поддержку действий Путина, высоко оценил решение жителей Крыма присоединиться к России и заявил, что тем самым исправляются ошибки коммунистического руководства, которое своим административным решением присоединило Крым к Украине.

Путин не диктатор — он крайний популист, который ловко реагирует на настроения населения. Конечно, это не оправдывает нарушения международного права. Но это может подсказать, что устранение Путина не решит проблемы, которую ЕС и США в своей слепоте отказываются видеть.

Западные политики в бессильном бешенстве

Самой большой ошибкой, которую совершил Запад после падения советской системы, было то, что (так же как это не получилось в случае Германии после Первой мировой) победившие страны не смогли реинтегрировать Россию в новую систему сотрудничества.

Или, как об этом написал Вацлав Гавел в 1984 году, а после окончания холодной войны забыл об этом, «из всех ошибок, которые Западная Европа может допустить, самая большая ошибка — это та, что проявляется с максимальной наглядностью: неспособность понять суть тоталитарных систем как выпуклого зеркала всей современной цивилизации и резкого, возможно последнего предупредительного сигнала, призывающего к пересмотру представления мировой цивилизации о себе самой».

Стремление Запада после 1989 года удержать Россию в состоянии слабости и нежизнеспособности (подобно стремлению Запада после 1918 года удержать Германию в состоянии слабости и нежизнеспособности) вызвало лишь ощущение несправедливости, разочарования и, как результат этого, разрастание националистических настроений, что привело к новой фазе геополитического конфликта.

И, в конечном счете, не будем забывать о том, что и Путина к власти привела тотальная униженность России в 90-е годы, которые принесли этой огромной стране, согласно расчетам известного американского экономиста Джеффри Сакса, большую экономическую разруху, чем вторжение Гитлера в 1941 году.

Все речи западных политиков о том, что они видели в русских партнеров, а те им отвечали враждебностью, до возмущения лживы и смешны. Нынешнее руководство России — это как раз результат осознания, что Москва может делать что угодно — на ее искаженный пропагандой образ на Западе это никак не повлияет. Так Путин начал делать то, что Китай делает уже давно — проводить напористую внешнюю политику.

И как это бывает у психически неуравновешенных людей, эта стратегия привела западных политиков, неспособных установить контроль за событиями, в отчаяние и бессильное бешенство.

Только две возможности

Так что у нас есть только две возможности: либо мы будем продолжать истерически себя оплакивать, раскручивать колесо недоверия на полные обороты, бессмысленно вооружаться и уничтожать тем самым друг другу и без того истощенные экономики, либо мы наконец-то начнем по-настоящему решать проблему. И ее решение проще, чем нам пытаются внушить воинственно настроенные СМИ: оно кроется в международных гарантиях украинского нейтралитета.

Киеву надо объяснить, что его заигрывание с Североатлантическим альянсом нужно прекратить. Не для того, чтобы не прогневать большого русского медведя, а для того, чтобы Украину удержать в границах.

Западные политики, журналисты, аналитики, активисты и все те, у кого (якобы) так болит сердце за суверенитет и целостность украинской территории, должны понять, что путь через НАТО к этому не ведет — напротив, это самый верный путь к раздроблению Украины.

Культурное разделение страны и различная ориентация регионов — все это факторы, которые должен учитывать любой ответственный государственный деятель (то, что ни Яценюк, ни Тимошенко таковыми не являются, мы знаем уже давно). Любому, кто захочет привести целую Украину в НАТО, придется сначала заменить народ. Или расстрелять его (как это сейчас делает президент Порошенко на востоке страны).

Если оставить в стороне черный юмор, то в интересах стабильности Украины, Европы и всего мира сделать так, чтобы Североатлантический альянс не совал свой нос в украинские дела, не двигал военную инфраструктуру на Восток и не дышал русским в спину.

Русские не так глупы, чтобы не видеть, что Запад делает последовательно и давно — посредством натовских солдат в Польше и Прибалтике, попыток вытеснить российские части под международной защитой из Абхазии и Южной Осетии и разместить противоракетный щит в Центральной Европе (и только идиот тогда поверил лжи о том, что это не планы против России), а также с помощью международных торговых договоренностей.

Такой ожесточенной информационной войны тут еще не было

Вражда между НАТО и Россией на самом деле никогда не угасала. Обе стороны просто до поры до времени делали вид, что ее нет, хотя все планы в сфере обороны и безопасности строили друг против друга. Даже во времена холодной войны доктрина НАТО не включала прямых упоминаний о Советском Союзе как о враге.

Покидающий свой пост генсек НАТО Расмуссен просто нелепо врет, намеренно драматизирует ситуацию, а в деле распространения дезинформации он, вместе с украинским премьером Яценюком и российским президентом Путиным, составляет «святую троицу» лжецов.

Однако наши СМИ утверждения Расмуссена и Яценюка (в отличие от информации с российской стороны) никак не проверяют, а глупостей эти деятели уже поведали немало, в чем может убедиться каждый, кто проведет мониторинг СМИ хотя бы за последние две недели. И я утверждаю, что такой ожесточенной информационной войны тут еще не было.

ООН роли уже не играет

Заметьте, что сегодня уже никому не приходит в голову призывать на помощь ООН: в этом ситуация похожа на конец 30-х годов прошлого века, когда никто уже и не вспоминал о Лиге наций и ее механизмах.

Нарушение международного права Россией разбирается в мельчайших подробностях, и при этом никто не задумывается над тем, кто дал американцам мандат нападать в Ираке на позиции исламистов. Разумеется, это можно оправдать чем угодно, но фактически — это нарушение международного права.

Так же как и действия Франции в Мали (я намеренно упоминаю только о нынешних военных операциях и не припоминаю грехи западных союзников в Косово, Афганистане, Ираке, Пакистане, Йемене и Ливии — да, и Ливии тоже, потому что там своими действиями британцы и французы превысили мандат Совета безопасности ООН).

Если Запад обращает внимание на подозрения в пытках гражданских лиц и их самовольном задержании сепаратистами, то в докладе международной правозащитной организации Human Rights Watch подчеркивается и то, что обстрелы ракетами системы «Град» густонаселенных районов, которые на совести украинской армии и которые стали причиной огромного числа жертв среди мирного населения, абсолютно неприемлемы.

Но где мы видим интерес Запада к судьбам этих людей? Конкретных людей, чьи страдания не являются частью геополитических дебатов? Интересует ли нас вообще мнение жителей Восточной Украины? Интересует ли нас еще вообще причина, по которой украинцы вышли на улицы, и по которой мы первыми — не Россия — начали вмешиваться в их внутренние дела?

Нигде в СМИ я не нашел замечания о том, что сначала с сепаратистами отказались разговаривать олигархи, а уже потом правительство — вот пример иерархии: кто в Киеве правит, и кто кого слушается. Что с тех пор изменилось?

В самом Киеве я разговаривал с людьми на Майдане, которые мне подтвердили, что не изменилось ничего. Вообще ничего. У власти те же, кто разворовывал предприятия, способствовал полному разорению страны, крал и продолжает красть из нефте- и газопроводов — только они перекроили территорию под феодальные владения на новый лад. И это партнеры Запада?

НАТО доказывает, что опасения России обоснованы

НАТО не должно совать нос в украинские дела. Это не его территория. День за днем Североатлантический альянс своей политикой доказывает, что опасения России обоснованы. НАТО на Украине вмешиваться не должно, а если бы оно это сделало, то нарушило бы международное право — так же, как и Россия, что, наверное, уже все равно.

Но не все равно, будут ли там продолжать умирать люди, и не перерастет ли эта опасная ситуация в мировой конфликт, в котором, учитывая ядерный потенциал обеих сторон, не может быть победителей, а только побежденные.

Вооружение Украины тоже не выход, так как это означало бы ее верную и неизбежную гибель, продолжительную войну, подобную войнам в Конго, Анголе и Центральной Америке, где очаги холодной войны были даже слишком горячими, и где две сверхдержавы вели друг против друга скрытую войну, поставляя оружие враждующим сторонам, обучая их и пр.

Вооружать Украину — значит подпитывать и продолжать конфликт, а не закончить его. Поэтому на грядущем саммите НАТО нам следовало бы отказаться и, если понадобится, наложить вето на любые попытки присоединить (прямо или опосредованно) Украину к Североатлантическому альянсу, а также добиться эмбарго на поставки вооружений в регион.

Основой любого решения должны быть серьезные международные гарантии украинских границ и нейтралитета. Это единственный метод предотвратить дальнейшую эскалацию конфликта. Демагогическое давление оппозиции, утверждающей, что Словакия не выполняет свои обязательства, что мы ненадежные партнеры, всего лишь глупое разглагольствование.

Во-первых, я уже несколько раз заявлял и рекомендовал, чтобы при использовании размытой политической формулы «мы должны выполнять свои обязательства», в первую очередь, журналисты требовали ясного ответа: в чем они заключаются. Потому что ни основной документ НАТО, ни какое-либо иное международное соглашение ни к чему такому, или подобному, нас не обязывает, поэтому всегда надо внимательно анализировать, не являются ли подобные речи лишь маскировкой подобострастного подхода к интересам влиятельных стран.

Во-вторых, только вчера Словакия начала реверсные поставки газа на Украину. Наша помощь весьма щедрая. То, что вместе с несколькими другими государствами мы сохраняем здравомыслие и обращаем внимание на бессмысленность и неэффективность санкций, не означает, что мы ненадежные союзники. Потому что пока мы делаем как раз то, что ожидают от надежных союзников: мы оказываем помощь там, где она эффективна.

Надо закончить игру «кто кого»

Примечательно, что все те, кто, как мантру, повторяют слова о соблюдении международного права (особенно те, кто в прошлом так часто и бесстыдно поддерживали его нарушение), полностью проигнорировали вчерашнее заявление генсека ООН Пан Ги Муна о том, что в украинском кризисе не существует военных решений.

«Необходимо избежать дальнейшего ухудшения этой хаотичной и опасной ситуации. Я знаю, что ЕС, США и большая часть западных стран очень серьезно обсуждают свою позицию по этому кризису. Однако важно, чтобы они осознали, что возможности урегулировать конфликт военными средствами не существует. Для политического решения нужен политический диалог, это более рациональный путь», — подчеркнул главный представитель ООН.

Точно так же один из умнейших американских дипломатов Джек Мэтлок, который, будучи послом США в Москве, присутствовал на ключевых встречах Буша и Горбачева на Мальте после падения советского блока, убежден, что с опасной и недостойной игрой «кто кого» надо решительно покончить и начать создавать новую систему доверия.

То есть речь уже вообще не о том, кто и в какой мере является виновником нынешнего конфликта. Важно его закончить, и как можно скорее. Субъективные ощущения нужно оставить в стороне. Во внешней политике всегда были двойные стандарты, но об этом сторонники жесткой линии в отношении России, как-никак, должны знать.

Киев тащили в НАТО уже с 2008 года

Если грядущий саммит НАТО хочет внести вклад в мир, то вместо громких слов стоит предпринять несколько конкретных шагов. В первую очередь нужно отказаться от своего заявления 2008 года о том, что в будущем Украина станет членом Альянса. Многие об этом якобы не вспоминают и до сих пор утверждают (конечно, лицемеря), что места для Киева в НАТО никогда не готовилось. Но это бессовестная ложь.

В апреле 2008 года на саммите в Бухаресте союзники вели переговоры о принятии Грузии и Украины. Эту сумасшедшую идею поддерживал, прежде всего, американский президент Джордж Буш, а вот Франция и Германия выступили против. Россия уже тогда предупреждала, что видит в этом прямую угрозу и терпеть этого не собирается.

Свою решимость она продемонстрировала в августе того же, 2008, года во время конфликта в Грузии и доказывает сегодня, что не бросает слов на ветер, на Украине. Уважаемый американский политолог Джон Миршаймер, профессор университета Чикаго, в последнем номере престижного журнала Foreign Affairs пишет, что Запад не должен соглашаться с поведением России, но ему стоит ее понять.

Основой геополитической азбуки является то, что крупные страны, без исключения, наиболее чувствительны к угрозам вблизи своих границ. Поэтому вместо втягивания Украины в западную сферу влияния он предлагает экономический план спасения, который профинансировали бы ЕС, Россия и США, а также Международный валютный фонд — без попыток заниматься неолиберальной социальной инженерией на Украине. Этот план Москва могла бы приветствовать, так как, несмотря на пронизанные демагогией статьи в западной прессе, более чем очевидно, что Россия заинтересована в стабильной и процветающей Украине.

Пришло время решать

Либо мы будем продолжать свою предыдущую истерическую политику роста недоверия и враждебности, которая приведет к полнейшему разорению Украины, и проиграют все. Либо мы создадим пространство для соглашения о нейтральной Украине, которое приведет к самым высоким гарантиям безопасности, какие только когда-либо у этой страны были, к миру и процветанию.

Пришло время прекратить играть в лицемерную игру, которая на протяжении последних 25 лет наносила урон отношениям Запада и Востока: мы никогда не были друзьями и не успели ими побыть. Но нам стоило бы попробовать ими стать.

Нам следует вернуться к идеалу Горбачева — общему европейскому дому для всех. Идеалу, который помог закончить холодную войну и разрядил напряженность в мире. Нам стоит попробовать большую степень сотрудничества и взаимосвязанности во всех областях, а также свести к минимуму влияние инструментов холодной войны, к которым, несомненно, без какой-либо пропаганды, относится НАТО и вообще союзная система безопасности, в которой всегда был и будет противник. Нашей главной и общей целью не может быть взаимное уничтожение друг друга. Эта цель — вместе научиться жить.

0

58

А.Паршев: «Опасность войны не возросла, а уменьшилась»
9.09.2014, Андрей Паршев

Конфликт между Россией и США был более вероятен в разгар событий в Крыму, считает эксперт.

Известный российский писатель и публицист, полковник запаса Андрей Паршев в эксклюзивном интервью KM.RU рассказывает о нынешнем состоянии российско-американских отношений, изрядно подпорченных событиями в Крыму и Новороссии и дает свой прогноз относительно того, насколько серьезным может быть конфликт двух держав и какую форму он может принять.

- Украинский кризис развивается, и все мы беспокоимся о перспективах – не приведет ли гражданская война на Украине к мировой войне с участием России?

- Конечно, не хочется выглядеть как западные журналисты, у которых что ни абзац, то «Путин хотел», «Путин боится», «Путин собирается». Телепатов в природе нет, и никто не знает, чего Путин хотел и что собирается делать. Можно только предполагать. При этом надо понимать, что руководство принимает решения, основываясь не только на открытых источниках информации, но и на разведданных, о которых мы ничего не знаем. Поэтому мы можем судить о правильности их решений только по косвенным признакам. Я думаю, наше руководство действовало в феврале-марте исходя из опасности масштабного вооруженного конфликта с США и их сателлитами.

- Но ведь весной Вы говорили, что реальных возможностей для войны Запада против России нет...

- Да, так это было весной и так остается сейчас. Но тут с моей стороны было небольшое лукавство. Наши «западные партнеры» не могут организовать «блицкриг» в гитлеровском стиле или даже ограниченный - как в Ираке – нет у них таких войсковых группировок у границ России и создать их в обозримые сроки нельзя. То есть такую войну, чисто по военным и логистическим причинам, США сейчас не могут провести. Но локальный конфликт с угрозой перехода в военную стадию был вполне возможен, и именно в 2014 году – был возможен до марта. Сейчас он невозможен, то есть можно сказать так: в течение 2014 года угроза войны для нас не усилилась, а ослабла.

- А какие признаки опасности конфликта Вы имеете ввиду?

- Конечно, косвенные. Трудно ожидать, чтобы основные игроки, особенно американцы, чистосердечно рассказали о своих планах в нынешнем кризисе. Не знаем мы, что добыли для руководства России наши и дружественные спецслужбы. Зато есть некоторые события, которые нуждаются в объяснении, но и сами кое-что объясняют.

Первое: почему просьба Крымской Республики о присоединении к России рассматривалась в таком пожарном порядке? Некоторые считают, что если бы это государство просуществовало в полностью независимом состоянии некоторое время, а не один день, и лишь потом вступило бы в Российскую Федерацию, то мы избежали бы нынешних обвинений в «аннексии Крыма». Я думаю, что причиной спешки было не то, что кто-то чего-то не додумал, а обстановка требовала именно быстрых и необратимых решений.

Второй момент: в социальных сетях проходили сообщения о чрезвычайных мерах по усилению обороны Крыма, я уж не буду детализировать, и что важно отметить – в частности, береговой обороны. И это при том, что в Крыму и так была неплохая система обороны Черноморского флота, существовавшая по договору с Украиной, да и украинские средства, которые достались нам, тоже кое-что из себя представляют. Флот Украины не представляет собой угрозы такого уровня. Значит, наше руководство опасалось какого-то более серьезного противника со стороны моря.

Ну и третье – проходили сообщения, что офицерам всех наших ведомств, где есть воинская служба, не рекомендовали ехать в отпуск за границу в этом году. Ситуация беспрецедентная, хотя в остальном типичных признаков угрожаемой ситуации (мобилизация, или хотя бы задержка демобилизации) не было.

- Мы, конечно, не знаем, какая информация поступала российскому руководству, но на Ваш взгляд, о каких угрозах шла речь?

- Те, кто захватили в этом году власть на Украине, не скупились на угрозы в адрес России, но, видимо, наиболее опасной и, главное, реальной опасностью, была денонсация соглашений о размещении российских флота и войск в Крыму. Этого требовали некоторые из главарей переворота, а сейчас о таком варианте развития событий, как о чем-то очевидном и общеизвестном, говорят обычные западные журналисты: «Еще с большим неудовольствием Кремль должен отреагировать на переход единственного российского военно-морского порта в теплых водах под контроль военного альянса, первоочередной задачей которого является противодействие России» («Дэйли Телеграф»).

Скорее всего, организаторами майдана предполагалась такая последовательность действий: после силового переворота и некоторой стабилизации режима (президентские выборы): соглашения денонсируются, может быть даже под видом хозяйственного спора по газовым долгам, и в результате русские корабли уходят из Севастополя, русские войска - из Крыма, через некоторое время база переходит в распоряжение американцев.

На случай сопротивления России в Черное море входит группировка кораблей НАТО, более мощная, чем наш флот, а на украинских военных базах в Крыму и около размещаются американские войска – в принципе, это не противоречит никаким договорам. Это уже начиналось в реальности: «в Черное море вошли два военных корабля ВМС США: ракетный эсминец USS Ramage (DDG-61) и корабль управления 6-го флота США «Маунт Уитни» с 600 морскими пехотинцами на борту. Об этом 3 февраля сообщал «Интерфакс»».

Ну вот зачем там нужны были морские пехотинцы, для десанта, извините, куда?

- Но ведь НАТО, за исключением Черноморских держав (Болгария, Румыния, Турция) не может ввести флоты в Черное море из-за «конвенции Монтре»?

- Эта конвенция, увы, может быть обойдена. Даже если Турция – гарант конвенции – не примет участия в конфликте - ограничения для нечерноморских стран дают всё же большие возможности нашим противникам: они могут вводить в Черное море корабли водоизмещением до 10 тыс.тонн, суммарно 30 тыс. тонн для каждой страны, а их в НАТО 28!

Но главное: США могли бы усилить Украину своими кораблями, просто сменив на них флаг и сохранив на борту ключевых специалистов. Как сделали немцы сто лет назад, передав свой броненосец Турции. А флот США огромен – он мощнее гипотетического объединенного флота всех остальных стран Земли. Из него вполне можно выделить как бы для Украины какое-то количество ракетных эсминцев и крейсеров типа «Тикондерога», которые и сейчас постоянно болтаются у наших берегов.

Но скорее всего этот конфликт обошелся бы на первых порах без НАТО, как и вторжение в Ирак – США проще признать Украину своим «важным союзником», чем заморачиваться с принятием коллективного решения Североатлантического блока. При необходимости соответствующее решение могло быть оперативно принято Конгрессом. Могла поучаствовать и Англия.

Если бы кризис такого типа разразился, когда Крым был под контролем украинских властей, хотя бы и путчистских – нашему руководству пришлось бы принимать трудное решение. Нашим войскам в Крыму противостояла тогда, в феврале, не меньшая по численности группировка лучших украинских войск с командирами-западенцами… кто ж знал полгода назад, что со всеми этими войсками кто-то может расправиться без стрельбы и крови?

А если бы на территории украинских воинских частей были хотя бы небольшие подразделения американцев – не знаю, можно ли было бы что-то сделать без военного конфликта. Скорее всего – нельзя. Американским руководителям не хватило в марте 2014-го реакции и воображения, сейчас они, наверное, кусают локти.

Результаты для нас были бы почти катастрофическими. Дело даже не во флоте: конфигурация сил приняла бы такой вид, что наши позиции на Черном море оказались бы очень слабыми. Прессинг был бы продолжен, с требованиями вернуть Абхазию Грузии; а в условиях превосходства противников на море с этим трудно было бы бороться.

Американцам очень важно показать сейчас, что они по-прежнему сильны и определяют лицо мира. Что быть американским союзником – хорошо. И они постоянно пытаются «переиграть» войну в Абхазии и Южной Осетии – но на настоящий момент это практически невозможно. Несмотря на имиджевые потери из-за присоединения Крыма (имеет ли это какое-то значение, когда США с легкостью разрывает договора?), в военном отношении Россия практически поставила Черноморский бассейн под свой контроль.

Американцы на самом деле неплохо знают военную историю. России трудно нанести военное поражение при прямом нападении на ее основную территорию. Но войны на периферии, там, где Россия не может задействовать всю мощь своих сухопутных войск – иногда бывают успешны для наших противников «с морскими тылами», как показали Крымская и русско-японская войны. Так что план по выдавливанию России из Крыма, если он был – был в общем-то разумен. Нападать на американских военных вряд ли бы кто решился, и эскалация до ядерного оружия была маловероятна – всё же это не российская на тот момент территория.

Того, что произошло в реальности в марте и что спутало все планы – никто на Западе и в страшном сне увидеть не мог. Теперь максимум, чем нам могут угрожать американцы – развертывание складов и нескольких батальонов в Прибалтике. Это для нас на данном этапе почти безопасно, во всяком случае это не «Великая армия» Наполеона.

Что остается американцам сейчас? Делать невинную мину и всё отрицать. Этим они и занимаются. «Мы всегда уважали положения договора о размещении Черноморского флота между Украиной и Россией. У нас никогда не было никаких планов по поводу Севастополя», — заявил зам. Генсека НАТО Вершбоу в ходе видеомоста по итогам саммита альянса в Уэльсе.

Но ведь, вроде бы, на официальном уровне никто в России ни в чём их и не обвинял?

0

59

Вернет ли Польша Львов?

0

60

Сеанс материализации ночного кошмара
13.09.2014, Юрий Селиванов

Как ни трудно в это поверить, но киевский режим, похоже, по бесчеловечности переплюнул даже нацизм.

Квалификация нынешней украинской власти как фашистской или нацистской стала сегодня настолько общепринятой, что вопрос о научном определении ее глубинной сути как будто отпал сам собой.

Тем более что и сами сторонники киевского режима с явным удовольствием украшают себя нацистской символикой, картинно «зигуют» и открыто гордятся своим идейным родством с основателями классического нацизма.

Между тем, есть достаточно веские основания полагать, что объяснение сути нынешнего украинского феномена через прямую историческую аналогию — не вполне корректно. В том смысле, что и фашизм, и нацизм в некоторых отношениях явно уступают нынешнему явлению по степени бесчеловечности и суицидальности.

Прежде всего, очевидна принципиальная разница по мере их политической легитимности. Во всяком случае, Адольф Гитлер в Германии стал правителем своего государства в соответствии с результатами демократических выборов, итоги которых никто и никогда не оспаривал. И даже Муссолини, который устраивал не вполне политкорректные фашистские марши на Рим, в конечном счете, никого не свергал, а был назначен премьер-министром указом короля Виктора Эммануила.

Как пришел к власти нынешний киевский режим — все прекрасно помнят: по трупам расстрелянных им же майдановцев и без всякого намека на какие-либо выборы. Просто взяли и тупо снесли неугодную им законную власть... Согласитесь — есть некоторая разница между демократическими выборами и таким вполне первобытным способом попадания «из грязи в князи».

Но главное отличие, конечно, не в этом. Ни Гитлер, ни Муссолини при всей их мизантропии никогда не воевали с собственными народами. И даже строго наоборот — именно благо нации провозглашалось ими альфой и омегой государственной политики. И «третий рейх германского народа» был создан именно для того, чтобы сделать немцев господами всего мира. По отношению к другим народам фашисты, и особенно германские нацисты, были, конечно же, конченными мерзавцами, но к своим соотечественникам, надо признать, относились в целом вполне прилично.

Вот как эту разницу формулировал рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер: «Мы должны … вести себя по-товарищески по отношению к людям одной с нами крови, и более ни с кем. Меня ни в малейшей степени не интересует судьба русского или чеха. Мы возьмем от других наций ту здоровую кровь нашего типа, которую они смогут нам дать. Если в этом явится необходимость, мы прибегнем к отбиранию у них детей и воспитанию их в нашей среде. Живут ли другие народы в благоденствии или они издыхают от голода, интересует меня лишь постольку, поскольку они нужны как рабы для нашей культуры, в ином смысле это меня не интересует».

Примечательно, что даже при такой патологической ксенофобии, гитлеровцы предпочитали осуществлять свои самые зверские расправы над другими народами не собственными руками, а перепоручали их, например, украинским полицаям, которые с превеликим удовольствием стреляли и вешали своих земляков в промышленных масштабах. Не правда ли — показательный исторический факт в контексте нынешних карательных операций киевской хунты в Донбассе?

При всей несомненной омерзительности нацистского режима в Германии не приходится сомневаться в том, что ни Гиммлеру, ни Гитлеру никогда бы и в голову не пришло затеять войну между баварцами и, например, жителями Восточной Пруссии на том основании, что они говорят на разных диалектах немецкого языка и носят не вполне одинаковые шляпы.

При том, что между русскими и украинцами, особенно живущими в одной стране, разницы едва ли не меньше, чем между населением различных земель Германии, нынешняя киевская власть не нашла ничего более умного, чем начать полномасштабную войну против доброй половины собственного народа, объявив его «пришлым» и «инородным». И приступить к его массовому уничтожению с тем же хладнокровием, с которым это делали укрополицаи в годы войны, вызывая тем самым оторопь даже у самих немцев, для которых такое зверское отношение к своим тоже было немалым откровением. Ведь их собственные прописи учили прямо обратному.

И уж конечно ни Гитлер, ни Муссолини не бомбили и не обстреливали из тяжелых орудий собственные города. И не просто потому, что в этом не было военной необходимости, — классические фашисты действительно соблюдали, по мере возможности, заповедь о человечном отношении к своим соотечественникам, понимая под этим определением всех граждан своей страны, кроме евреев и цыган.

Да, конечно, германские нацисты совершали невиданные преступления в отношении других народов и даже юридически оформляли эти зверства. Так, например, накануне нападения Германии на Советский Союз был издан знаменитый приказ Гитлера, освободивший немецких солдат Восточного фронта от уголовной ответственности за преступления, совершаемые в ходе военных действий. На основании этого приказы немцы стали безнаказанно расстреливать коммунистов, комиссаров, евреев и вообще всех, кто на них косо смотрел.

Но подчеркнем — все это смертоубийство чинилось по отношению к другому народу, в данном случае — советскому.

И кто бы мог подумать, что сегодня, спустя почти 70 лет после разгрома нацизма, Верховная рада Украины будет рассматривать законопроект как будто списанный с того гитлеровского приказа: «Об освобождении военнослужащих и других лиц от уголовной ответственности и наказания за совершение деяний, имеющих признаки военных преступлений, которые были совершены в ходе проведения антитеррористической операции».

Но здесь налицо еще и принципиальная разница! Ведь Гитлер освобождал своих солдат от кары за преступления, совершенные только на чужой территории. Киевская власть делает то же самое в отношении своей страны и своего народа! Согласитесь — нестыковка с традиционным нацизмом очень даже существенная.

Такие законопроекты, вкупе с уже звучащими из Киева на официальном уровне призывами к так называемым «этническим зачисткам» целых регионов, говорят о том, что перед нынешними правителями Украины даже теоретически не стоит задача сбережения и, тем более, умножения собственного населения, к чему, по крайней мере официально, стремились гитлеровцы. Наоборот — практически все, что делает киевская хунта, направлено на скорейшее уничтожение физических основ существования народа как такового.

Украинская власть совершенно сознательно уничтожает экономику собственной страны, подписывая откровенно вредительские соглашения об открытии украинского рынка длятоваров ЕС. Одновременно своими безрассудными действиями она закрывает наглухо торговую границу с Россией, отказываясь от фактически единственного емкого рынка сбыта своей промышленной продукции. Миллионы рабочих мест будут потеряны в ходе этих безумств. Еще больше миллионов людей могут остаться без средств к существованию.

Но в Киеве это, похоже, вообще никого не волнует. В преддверии зимы, когда все надежды Украины сводятся к разблокированию ситуации с российским газом и возобновлению полноценной торговли с Россией, главарь киевской хунты подписывает самоубийственный для страны закон о тотальных экономических санкциях против РФ, который ставит жирную точку на всех усилиях по стабилизации экономического положения Украины.

А в качестве альтернативы населению этого «зомби-государства» предлагается снять с себя последнюю рубашку и отдать последние гривны на воплощение в жизнь апофеоза полного сумасшествия — строительство фантасмагорической крепостной стены на границе с Россией, стоимость которой превышает едва ли не весь ВВП Украины. Проще говоря, народу просто-напросто предлагается построить эту стену на своих собственных костях! В духе древнего Египта и Вавилона.

Таким образом, перед современной политической наукой во весь рост встает отнюдь не праздный вопрос о сущностном определении того, что сегодня возникло на Украине. Классический нацизм двадцатого века, который, как казалось в те времена, невозможно переплюнуть по степени его бесчеловечности и мракобесия, сегодня оказался качественно превзойденным украинским феноменом, которому пока нет даже адекватного наименования.

Тем не менее, достаточно очевидно, что речь идет о принципиально ином конструкте, заточенном, в отличие от традиционного нацизма, на уничтожение, причем максимально быстрое, собственного народа. В этом смысле нынешняя киевская хунта становится своего рода прообразом будущих серийных механизмов массового убийства людей, которые в 21 веке, вполне вероятно, придут на смену многим национальным правительствам в целях скорейшего сокращения численности человеческой популяции.

И вряд ли случайно именно в эти дни был опубликован доклад Всемирного банка о том, что к 2030 году человечеству потребуется 600 миллионов дополнительных рабочих мест, чтобы компенсировать рост населения Земли. Вполне очевидно, однако, что это гуманное пожелание на практике реализовано не будет.

Глобальный капитализм, стремящийся ровно к обратному — максимальной рационализации и удешевлению производства — меньше всего заинтересован в таких планетарных благотворительных акциях. Для него куда проще и дешевле наладить серийный выпуск механизма для массового сокращения человеческого поголовья, действующая модель которого сегодня испытывается на Украине. Причем, испытывается, надо признать, не без некоторого успеха.

Так что задача утилизации указанных выше 600 миллионов лишних людей этой машине вскоре будет вполне по силам.

0


Вы здесь » Форум В шутку и всерьёз » Политика » Взгляд политика, журналиста, эксперта