Форум В шутку и всерьёз

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум В шутку и всерьёз » Личности » Владимир Семёнович Высоцкий


Владимир Семёнович Высоцкий

Сообщений 1 страница 12 из 12

Опрос

Кто для Вас Владимир Семёнович Высоцкий?
Исполнитель авторских песен

14% - 1
Интересный актёр театра и кино

0% - 0
Талант

28% - 2
Интересен как личность

57% - 4
Скандально известен

0% - 0
Не знаю, не интересно

0% - 0
Голосов: 7

1

25 июля 1980 года умер Владимир Семёнович Высоцкий.
Ушёл интересный человек, талант. Его главные роли в «Галилее» и «Гамлете» стали классикой. Народ ночами стоял под кассами театра на Таганке за билетами на эти спектакли.
Многие любили его песни, собирали многочисленные магнитоальбомы авторских концертов, где он пел свои собственные сочинения под гитару.
Тот, кто знал его лично, считали своим другом и восхищались им как человеком. Были роли в кино – «Служили два товарища», «Маленькие трагедии», «Вертикаль», «Как царь Пётр арапа женил», «Интервенция».
Кто-то его не любил, считал пьяницей, антисоветчиком, диссидентом, его творчество – примитивом.
Но всем Высоцкий запомнится по роли Глеба Жеглова в «Месте встречи изменить нельзя», где он, будучи начальником отдела борьбы с бандитизмом МУРа, с товарищами вступает в борьбу с бандой рецидивистов «Чёрная кошка». При первом показе страна вымерла на 5 вечеров. Многие фразы стали знаменитыми: «Ну и рожа у тебя, Шарапов», «бандит должен сидеть в тюрьме», «облигация или аблигация?» ит.д
А кто для Вас В.С.Высоцкий?



Чту Фауста ли, Дориана Грея ли,
Но чтобы душу - дьяволу,- ни-ни!
Зачем цыганки мне гадать затеяли?
День смерти уточнили мне они...
Ты эту дату, Боже, сохрани,-
Не отмечай в своем календаре или
В последний миг возьми и измени,
Чтоб я не ждал, чтоб вороны не реяли
И чтобы агнцы жалобно не блеяли,
Чтоб люди не хихикали в тени,-
От них от всех, о Боже, охрани -
Скорее, ибо душу мне они
Сомненьями и страхами засеяли!

Немного попрошу взамен бессмертия -
Широкий тракт, да друга, да коня;
Прошу покорно, голову склоня,
В тот день, когда отпустите меня,-
Не плачьте вслед, во имя Милосердия!

0

2

Впервые услышала песни Высоцкого лет в 5-6, папа слушать его любил.
Очень хорошо помню первое впечатление - я испугалась его громкого и сильного голоса))
Для меня он талантливый человек, интересная личность.
Кстати, скоро в кинотеатрах фильм выходит "Высоцкий. Спасибо что живой", очень хочется сходить.

0

3

Надо обязательно сходить...

0

4

Много замечательных песен у знаменитого автора.
Но, эта, пожалуй, самая известная...
Обалдеть!! Нашел наконец-то канадский вариант записи, очень редкий! Давно его не слышал, рекомендую!

0

5

К премьере фильма о Высоцком. Кому сказать спасибо, что живой? ("Смоленская газета", Смоленск)
5.12.2011

«Спасибо, что живой» - страшный фильм. Это действительно драма.
http://s017.radikal.ru/i443/1112/c2/d8924fb3d797.jpg
Лента посвящена одному из самых мрачных эпизодов в жизни актёра – клинической смерти, случившейся на гастролях Театра на Таганке в Узбекистане летом 1979 года. Поэт гробил себя многочисленными «левыми» концертами, зарабатывая на них бешеные деньги, и по его следу шёл КГБ.

Самый главный вопрос, который задаёт этот фильм – не кто играет Высоцкого (хотя тоже интересно), а как и зачем живут люди. Может быть даже, есть ли Бог, потому что непонятно, откуда такой дар у человека, почему он жил такой жизнью и умер при столь страшных обстоятельствах. Кто был ангелом-хранителем Владимира Высоцкого? Кто избавил его от тюрьмы и от позора, дал ему умереть своей смертью в своей квартире, а кто – помог ему умереть?

Создатели фильма неоднократно заявляли, что он – художественный, не документальный. Поэтому нет смысла выискивать многочисленные огрехи, неточности и ляпы (например, невозможно поверить, что первого секретаря ЦК Узбекистана пригласят на «левый» концерт скандально известного артиста). Соответственно, нужно говорить о том, справился ли режиссёр с художественной задачей. Ответ – да, справился. Высоцкого – жалко. Правда, настоящим поклонникам его было жалко и без этого фильма.

Пётр Буслов – сильный режиссёр. Почти веришь в реальность происходящего. Почти. Потому что возникает очень много вопросов по сценарию. Кстати, если это притча, то можно было и не добиваться портретного сходства такой ценой. Применялся не только самый дорогой в истории «силиконовый» грим. При помощи компьютера был прорисован каждый кадр фильма, объяснил продюсер Анатолий Максимов. Для этого пришлось воспользоваться услугами 250 компьютерных художников-аниматоров и потратить на обработку почти год. Фильм оказался настолько дорогим в производстве, что его соавторами стали американцы – «Коламбия пикчерс».

Очень жаль, что в центре повествования – болезнь артиста. Вывернута на всеобщее обозрение его личная жизнь. Фильм про Высоцкого посвящён по сути его грехам. Нужно быть предельно деликатным в изображении негативных проявлений выдающихся людей. Буслову это удалось.

Создатели фильма смогли достучаться до зрительских сердец. Поразительно, какие лица были у людей после сеанса – когда включился свет, мелькали титры, а за кадром Высоцкий пел прощальную песню из «Бегства мистера Мак-Кинли». Кто-то заторопился и выскочил за дверь, но многие остались и слушали своего любимого певца. Смерть Высоцкого была их личным горем и осталась таковым и тридцать лет спустя. Думаю, не ошибусь, если предположу, что все, кто любит Высоцкого – хорошие люди. Растрогали немолодые женщины, пришедшие кто в одиночку, кто с подругой посмотреть кино про любимого артиста. Высоцкий был частью их молодости, их мира, уже во многом утраченного, он был мужественен, талантлив, обаятелен – настоящий мужчина!..

В фильме показана последняя любовь Высоцкого. Публично рушится некогда незыблемый миф о Марине Влади как о главной музе. Любил ли он эту девушку, Татьяну? Наверное, любил. Однако жить дальше так, как показано в фильме, ему незачем, он – тлеющая головешка.

Он не показан играющим в театре (хотя труппа отправилась именно на гастроли), он и не помышляет о кино (хотя ещё идёт работа над «Местом встречи…»), он не пишет новых песен – он зарабатывает деньги, то есть занят самым святым делом с современной точки зрения. Эти чёртовы деньги, принёсшие окружению Высоцкого столько горя (не всем), уходят непонятно на что. Ну, ясно, что на них покупалось «лекарство», однако те суммы гонораров, которые называют биографы, позволили бы ему купить небольшой фармацевтический завод. Кстати, Высоцкий показывается с деньгами в руках лишь однажды – когда предлагает матери взять такси.

Умирающий Высоцкий, по воле сценариста, видит не «Танюху», не Марину, не сцену и даже не столь вожделенные для продюсеров деньги – он видит жену, брошенную много лет назад, и своих тогда ещё совсем крошечных сыновей. Видимо, он возвращается ради них.

Сильная сцена с молитвой Высоцкого. Именно так.

В фильме предпринята попытка показать нравственный заряд, который он нёс людям, отразить благородство этого тяжело больного человека – хотя именно в этом качестве в последние годы жизни ему отказывают многие «вспоминатели».

Встреча с Высоцким круто меняет жизнь многих людей, они поневоле втягиваются в его орбиту. (Хотя в фильме он скорее жалок, чем силён.) По большому счёту, разговор именно об этом – готовы ли мы разделить проповедуемые поэтом ценности, или закроемся от его дара, устыдившись его грехов, то есть используя его человеческое несовершенство как повод оставаться прежними – подлыми, мелочными, убогими. За этими деньгами и уколами забывается главное: как поэту ему присуще исключительное благородство. По его песням можно превосходным образом воспитать в себе человека. За этим здоровым началом к нему и тянулись люди.

Мы ходим на работу, не уверены в завтрашнем дне, скрепя сердце делаем то, что нам не нравится, воюем с начальством, существуем больше по привычке, чем по любви – за всем этим и проходит жизнь. Целая жизнь. Мы едем в вагоне – не в том, который выбрали, а куда посадили, где досталось место. Конфликт, описанный в фильме – рассказ о человеке, полковнике КГБ, который по сути порывает с системой, которой служил верой и правдой. Он начинает жизнь заново – многие ли из нас решатся на это?

Читатели не поймут, если мы не поделимся своими догадками о том, кто же играл Владимира Семёновича. Продюсер Анатолий Максимов в интернет-конференции на «Первом» телеканале пообещал, что имя актёра будет раскрыто после широкого показа ленты. Скорее всего, им окажется Сергей Безруков, поскольку тот уже есть в титрах. Хотя по глазам – то немногое, что осталось в кадре от настоящего актёра – я бы сказал, что это Владимир Вдовиченков, тем более, что тот – любимый актёр режиссёра Буслова. Озвучивает экранного Высоцкого его сын Никита.

Для компьютерного макетирования использовалась – внимание – посмертная маска Высоцкого, так на фильм сама собой легла тень смерти. Лицо у Высоцкого в фильме окаменевшее, неживое, что совершенно не соответствует яркой мимике оригинала – посмотрите любую видеозапись (главное чудо – это его улыбка!). В фильме он почти не улыбается, что, впрочем, сюжетно оправданно.

Увы, философия продюсерства толкает киношников к чернухе, скандальности. Очень жаль, что создатели фильма не захотели построить сюжет вокруг светлого эпизода из богатой событиями жизни артиста, рассказать про взятую высоту. Например, можно было выбрать один из первых публичных концертов, после которого он поверил в свои силы (скажем, многократно упоминаемое в мемуарах выступление в Институте русского языка), первые успехи на сцене Таганки, например, дебют в роли Галилея, феноменальный успех «Вертикали» и свалившуюся на вчерашнего неудачника всесоюзную популярность... Знаете, было бы желание – отыскалась масса хороших тем для рассказа: и про поддержку друзей, и про роман с Людмилой Абрамовой, и как делались записи, и про Любимова, и про поездки за границу, и про работу над Гамлетом или Жегловым… Будем надеяться, что когда-нибудь появится ещё один фильм про Владимира Высоцкого, куда попадёт хоть что-то из перечисленного.

А пока можно попробовать утешиться репликой экранного Высоцкого из «Спасибо, что живой»: если отвернутся – значит, и не любили.

Жаль, что людей продолжают интересовать больше порочные стороны жизни актера и исполнителя аворских песен. Кто смотрел?

0

6

Зачем Высоцкий расстраивал свою гитару? ("Казанские ведомости", Казань)

В Казань с гастролями легендарный поэт, актер и певец приезжал лишь однажды, в далеком 1977-м. И я решил все рассказы об этом ярком событии собрать воедино.

В наш город Владимир Семенович приехал на фирменном поезде «Татарстан» со своим администратором Владимиром Гольдманом. Поселился в гостинице недавно открывшегося Молодежного центра, в обычном номере. Его концерты проходили с 12 по 18 октября в концертном зале МЦ и во Дворце спорта.

Высоцкий был сильно простужен. За помощью он обратился к Юрию Алашеевскому, работавшему в то время спортивным врачом в бассейне Молодежного центра. Доктор поставил певцу диагноз «ОРЗ», прописал лекарства и физиопроцедуры, которые Владимир Семенович как дисциплинированный пациент принимал в медпункте МЦ. Благодаря лечению концерты не отменили, и Высоцкий выдержал напряженный график гастролей. Почти неделю у него было по четыре концерта в день при переполненных залах.

Первый начинался в будний день в десять утра во Дворце спорта. В то утро казанцы стали первыми слушателями новой песни «Письмо в редакцию передачи «Очевидное - невероятное» с Канатчиковой дачи».

Вместе с Высоцким в концертах участвовал ВИА «Шестеро молодых». Музыканты ансамбля аккомпанировали ему во время исполнения песни «Парус», «Мы вращаем Землю» и «Братские могилы». Звукорежиссером у них был тогда еще никому неизвестный Александр Кальянов. Он рассказал мне интересную историю:

- «Шестеро молодых» аккомпанируют Высоцкому. Я за звуковым пультом в зале. Только занял свое место, как ко мне повалил народ с магнитофонами. Умоляют подключить их к нашей аппаратуре. Ладно бы один, а тут набралось больше двадцати! Каждый из фанов в знак благодарности преподнес мне по бутылочке коньяка. После концерта я Высоцкому обо всем рассказал и честно заслуженным поделился. Он очень обрадовался. Перед каждым концертом Владимир Семенович принимал чай с коньяком. Пропорция как сегодня перед глазами: на четверть стакана - коньяк, остальное - крепкий черный чай...

Был еще один забавный случай. Высоцкий всегда выходил на сцену с немного расстроенной гитарой. Профессионалы думали: может, у него просто нет слуха? Наш руководитель Дима решил Высоцкому помочь. Перед началом концерта он подкрался к гитарке (так Владимир Семенович свой инструмент называл) и быстро ее настроил. Высоцкий исполнил первую песню. И вдруг призадумался. А затем при всех стал гитарку свою вновь расстраивать. Все профи в трансе. Улучив в перерыве момент, Дима снова нырк к гитарке, опять настроил. Высоцкий вышел на сцену. Один аккорд взял, другой, тут же со сцены сказал: «Если кто еще хоть разок мою гитарку подстроит - получит по морде. Ясно, нет?» И почему-то выразительно посмотрел на меня. Со слухом у Высоцкого было все в порядке. Видимо, слегка расстроенная гитара идеально гармонировала с доверительной хрипотцой артиста.

Кроме концертов у Высоцкого в Казани была творческая встреча в Доме актера с интеллигенцией города. Состоялась она благодаря известной актрисе, преподавателю Казанского театрального училища Юноне Ильиничне Каревой, снимавшейся в фильме «Место встречи изменить нельзя» в роли жены Груздева. Встречу назначили на 22 часа, после последнего выступления Высоцкого во Дворце спорта. Но Владимиру Семеновичу стало в тот вечер плохо. Пришлось вызывать «скорую помощь». К счастью, все обошлось. К 23 часам он появился в Доме актера и сразу вышел на сцену со словами: «Добрый вечер, друзья! Здесь все свои? Ну, тогда можно немного расслабиться, похулиганить...»

В дни казанских гастролей Высоцкий дал интервью журналистам газеты «Комсомолец Татарии» Владимиру Герасимову и Феликсу Феликсону. Удача, что его опубликовали. На вопрос о впечатлениях о Казани артист ответил:

- Впечатления самые хорошие. Когда собирался сюда на гастроли, многие друзья говорили: «Не пожалеешь, хороший там народ». В Татарии я не впервые: был на КАМАЗе и уже оценил гостеприимство. И сейчас выступаю с большим удовольствием. Думаю, это не последние наши встречи.

К сожалению, еще раз побывать в нашем городе Владимиру Семеновичу не довелось. Точнее, он не успел...

+1

7

Поклонение идолу ("Время и деньги", Татарстан)
9.12.2011

Почему тема Высоцкого попала в разработку столь авторитетным бизнесменам именно сейчас?

Первого декабря в прокат в российских кинотеатрах вышел фильм Петра Буслова "Высоцкий. Спасибо, что живой". Этому событию предшествовала настолько навязчивая рекламная кампания в эфире Первого канала ТВ, что впору говорить о попытке создания культа не артиста и поэта, а некоего идола.
В одной из самых известных песен Высоцкого - "Охота на волков" - есть такие строки: "Обложили меня, обложили // гонят весело на номера". В этот раз хозяева Первого весело гнали на номера, то есть на просмотр названного фильма, отечественную публику. С точки зрения принципов маркетинга, все логично: фильм спродюсирован гендиректором "Первого" К.Эрнстом в тандеме (так политкорректнее, чем "в паре") с давним соратником А. Максимовым и примкнувшим к ним восточным немцем М. Шлихтом, поставлен на подконтрольной телеканалу студии "Дом кино"… Ничего личного, только бизнес. Но почему тема Высоцкого попала в разработку столь авторитетным бизнесменам именно сейчас, что такого знают о российском народе Эрнст и Ко, что дает им уверенность в актуальности Высоцкого для нашего времени?

Да, есть данные опроса ВЦИОМ по итогам 2010 года, согласно которым Высоцкий занял второе место в списке "кумиров XX века" после Юрия Гагарина, есть опрос ФОМ, проведенный в середине июля 2011 года и показавший, что абсолютное большинство знает Высоцкого, а около 70 процентов опрошенных считают его творчество важным явлением отечественной культуры XX века, но понятно же (и социологи подтверждают), что тренд этот затухает. А если, перефразируя другого поэта, звезды зажигают вновь, то, значит, это кому-то надо?

Здесь приходят на ум муссируемые либеральной прессой и блогерами наблюдения, что власти в последние годы предпринимают последовательные пропагандистские усилия, направленные на возвращение в сознание общества культурных и социо-политических ориентиров времен СССР, на возрождение имперских идеалов и амбиций. Возможно, но уж кто-кто, а Высоцкий в эту схему не вписывается, даже с поправкой на цикл песен о Великой Отечественной войне и лирику "Вертикали". (Если не уподоблять альпинистскую и политическую вертикали.) Остается одно относительно правдоподобное объяснение: наше общество вступило в такой период своего существования, что ему нужна не инфантильно-попсовая, не развлекушечная, а реальная отдушина. Какой и был в свое время Высоцкий.

Он был голосом и камертоном всех маскулинных слоев советского населения - сидевших и охранявших, патриотов-ветеранов и военных, интеллигентов и рабочих, короче, всех, кого тошнило от лжи и фарисейства, кто смеялся над косностью властей и нелепыми запретами, но не мог, не умел выразить то, что думал и чувствовал в такой почти лубочной, предельно доступной форме, как Высоцкий. На крике или шепоте, но всегда с явственно читавшейся усмешкой самоиронии и любви к своей Родине и окружающим людям - нормальным мужикам. Даже если все они каким-то злым роком оказались собранными на Канатчиковой даче, благодаря самому существованию таких, как Высоцкий, благодаря воплощенным в нем, у людей оставалась надежда вырваться за флажки и крепла воля сделать это, когда уж совсем обложат.

Сказать по правде, слабо верится в то, что Высоцкий - не лицедей, артист и трибун Владимир Высоцкий и его творчество, а явление "Высоцкий", - окажется востребованным в сегодняшней России: "настоящих буйных мало" было и в те времена, а уж в теперешние, когда мы дорвались наконец до реалий общества потребления… Но - посмотрим кино. И что будет после - тоже.

0

8

«Русские переняли у европейцев самое плохое» ("Уральский рабочий", Екатеринбург)
29.03.2012

http://m.ruvr.ru/data/2012/03/29/1304244846/10RIA-070357-Preview%20copy.jpg

«Володя умер, его больше нет... Все, что он мог сказать, — он сказал в своих песнях, в своем творчестве»
Марина Влади дала откровенное интервью уральским журналистам.

Она с ходу отказалась обсуждать нашумевший фильм «Высоцкий. Спасибо, что живой», вопросы о котором посыпались со всех сторон. Говорит, что все уже сказала сразу после его выхода. А повторять — просто надоело. Слишком ей это противно.

Остро негативную реакцию  вызывает все — замысел, сценарий, воплощение. И главное, что ее задело, — идея создания фильма принадлежала сыну Высоцкого, который  показал отца в самом неприглядном свете. И она расценила это как настоящее предательство.

Общеизвестно, что отношения Никиты Высоцкого с Мариной Влади не сложились с самого начала. Может,  поэтому и сейчас Марина Влади готова обсуждать все, кроме фильма. Честно и эмоционально она рассказала екатеринбуржцам о жизни «после Высоцкого» и о своем творчестве.

— Марина, расскажите, пожалуйста, о вашем спектакле. О чем он, как создавался?

— Это история моих отношений с Володей. Все 12 лет нашей совместной жизни. С самого первого дня, когда я встретила его в театре, и до самой смерти. Наши чувства раскрываются в спектакле через его стихи, песни, которые я исполняю и на русском, и на французском языках. Через его творчество зритель может увидеть, какой была наша жизнь, как Высоцкий жил, страдал, любил, грешил. И как все это привело к трагическому финалу.

Спектакль был создан в 2006 году в Париже. Успех был ошеломляющий. Однажды среди зрителей оказался тогдашний посол России во Франции Авдеев, который и уговорил меня представить постановку  российской публике. Поначалу я очень долго отказывалась — очень мне не хотелось ехать в страну, в которой про меня говорят столько гадостей. И именно Авдеев убедил меня, сказав, «что если какие-то люди отзываются обо мне плохо, это не значит, что вся Россия меня ненавидит». В Москве спектакль уже прошел с большим успехом. Поэтому мысль о гастрольном туре по стране  появилась сама собой. Екатеринбург стал первым городом России, в который мы приехали. На очереди еще около десятка.

— Это, наверное, морально очень сложно каждый раз на сцене снова возвращаться к прошлому, переживать забытые эмоции?

— Признаюсь, это очень нелегко, но мне это нужно. Каждый раз я заново проживаю путь, пройденный с ним. Я не только на сцене живу воспоминаниями, но и в жизни тоже. Практически все мои близкие люди ушли в мир иной. Тем не менее все мои мертвые по сей день со мной. На сцене я снова возвращаюсь в мою молодость, потому что это волнует меня саму. Но как бы это ни было тяжело, я — актриса, я просто вхожу в образ. В данном случае это сложно, потому что это мое личное прошлое.

— Есть ли разница между тем, как воспринимали спектакль в России и во Франции? Не возникало ли «трудностей перевода»?

— Разница — огромная. Русские — гораздо более эмоциональны, они полнее выражают свои чувства. Мне очень сложно вспоминать свои ощущения, которые у меня были, когда я играла в Москве. Даже сейчас у меня наворачиваются слезы. А сложностей с переводом не было никаких, потому что текст на русском и на французском идет практически синхронно. Что-то я сразу же перевожу сама, а что-то показано на экране. Знаете, спектакль — это прежде всего искусство. Это не то же самое, что простое общение. Это представление. И общение со зрителями происходит посредством особого метафорического языка.

— Вы активно занимаетесь писательской деятельностью. Но всего 3 ваши книги из 10 были изданы в России. Когда остальные?

— Все мои работы  были написаны по-французски и давно уже переведены на русский язык. Трудности — в издании. Судя по всему, этот бизнес в России претерпевает кризис. Это просто проблема издателей и денег. В первую очередь мне, например, хотелось бы, чтобы в России была издана моя книга о кино. Это рассказ обо всей моей жизни, о том, как строилась моя карьера, о людях, с которыми я работала и встречалась, — о самых интересных персонах прошлого века. 16 страниц от общего объема составляют фотографии — спектаклей, фильмов, из личного архива. В результате печать такой книги обходится достаточно дорого.

— В одном из ваших интервью вы говорили, что плохо относитесь к россиянам, потому что они переняли все самое плохое у Запада. Ваше отношение не изменилось?

— Нет. Я и тогда, и сейчас считаю, что так оно и есть. Но это только мое мнение, я не имею права никого судить. Действительно, все, что было интересного и хорошего в Советском Союзе, — исчезло. А самое плохое, что у нас есть на Западе, вы зачем-то  взяли себе.

— Как вы считаете, каким был бы Владимир Высоцкий, если бы дожил до наших дней?

— Этот вопрос мне задают всегда и везде. И каждый раз я не знаю, что ответить. А как бы Высоцкий жил, а что бы он думал? Я не знаю. Володя умер, его больше нет, я не могу говорить за него. Все, что он мог сказать, — он сказал в своих песнях, в своем творчестве. Знаете, при жизни его многие ненавидели, пытались «глушить». И, я думаю, ему было бы приятно, что его талант наконец-то оценили по достоинству. Ведь сейчас его просто обожают!

А так, на мой взгляд, в его жизни сейчас мало бы что изменилось. Он по-прежнему бы был артистом, писателем, поэтом. Он бы остался собой — Владимиром Высоцким. У него было такое огромное внутреннее богатство, которое, конечно, никуда бы не исчезло. Я уверена, что он бы не гнался за деньгами, как это сейчас стало модно, не стал бы заниматься бизнесом.

— Вы четыре раза были замужем. Два раза до Высоцкого и один — после. Как ваши мужья относились к нему?

— После ухода Володи моим мужем стал врач-онколог Леон Шварценберг, с которым я прожила 23 года до самой его смерти. Он был выдающийся профессор, очень известный человек во Франции. Но прославился он не только в своей профессии, но и как гуманист — он много помогал слабым, бездомным. Мы вместе занимались благотворительностью. И все мои мужья очень любили Высоцкого. Мой первый муж французский актер Робер Оссейн и последний — Леон Шварценберг буквально боготворили творчество Володи. У второго мужа — летчика — мы с Володей два раза гостили на Таити. Знаете, мне вообще очень везло с мужчинами. Они все друг друга очень уважали. Между ними никогда не было ревности или злости.

— А к бывшим женам Высоцкого вы как относитесь?

— К сожалению, я лично знакома только с одной — с Людмилой Абрамовой. Это произошло на похоронах, когда я позвала ее и двух ее сыновей встать рядом со мной у гроба. О второй жене, я, к сожалению, знаю не очень много. Но Володя всегда отзывался о ней тепло, он очень ее любил. Признаюсь, я бы с удовольствием с ними обеими пообщалась, если бы у них возникло желание. Но пока его нет.

— Какую музыку любил слушать Владимир Высоцкий?

— Знаете, Володя не очень любил слушать музыку. У него не было на это времени. Он спал по 4 часа, все остальное время работал: ночью писал песни, утром репетировал, вечером играл в спектаклях. Кроме того, он активно снимался в фильмах, хотел все успеть. В итоге он просто сгорел, не выдержал. А вообще, когда мы стали жить вместе, я привозила из Франции пластинки. В основном это была классика, джаз. И постепенно он тоже немного пристрастился. Но для Володи не существовало слова «досуг». Единственное, чем он иногда занимался, — это гимнастика. Он был очень спортивным.

— Марина, расскажите, пожалуйста, о своей семье. О вашей жизни.

— Три мои сестры, с которыми мы были очень близки, к сожалению, уже ушли из жизни. И мой муж Леон Шварценберг умер несколько лет назад. Кроме моих детей, у меня никого не осталось. Они живут далеко от меня, но мы общаемся в Интернете каждый день. Сейчас я живу за городом, одна. Но со мной мои собаки, которые не дают мне скучать. Знаете, я вообще стараюсь максимально загружать себя работой. Именно на сцене я чувствую себя молодой и сильной. А справиться с душевными переживаниями мне помогают мои книги. Я всегда спасалась работой, когда теряла близких. Как это ни печально прозвучит, но у меня в жизни постоянный траур. Поэтому творчество каждый раз фактически вытаскивает меня из гроба. Кроме того, я стараюсь помогать окружающим. Все это дает мне жизнь.

0

9

0

10

Маски

Смеюсь навзрыд как у кривых зеркал,
Меня, должно быть, ловко разыграли:
Крючки носов и до ушей оскал -
Как на венецианском карнавале.

Что делать мне? Бежать, да поскорей?
А может, вместе с ними веселиться?
Надеюсь я - под маскою зверей
У многих человеческие лица.

Все в масках, париках - все, как один.
Кто сказочен, а кто - литературен.
Сосед мой справа - грустный арлекин,
Другой палач, а каждый третий - дурень.

Один – себя старался обелить,
Другой - лицо скрывает от огласки,
А кто – уже не в силах отличить
Свое лицо от непременной маски.

Я в хоровод вступаю хохоча,
Но все-таки мне неспокойно с ними, -
А вдруг кому-то маска палача
Понравится, и он ее не снимет?

Вдруг арлекин навеки загрустит,
Любуясь сам своим лицом печальным?
Что, если дурень свой дурацкий вид
Так и забудет на лице нормальном?

Вокруг меня смыкается кольцо,
Меня хватают, вовлекают в пляску.
Так-так, мое обычное лицо
Все здесь, как видно, приняли за маску.

Петарды, конфетти! Но все не так...
И маски на меня глядят с укором.
Они кричат, что я опять не в такт,
Что наступаю на ноги партнерам.

Смеются злые маски надо мной,
Веселые - те начинают злиться,
За маской пряча, словно за стеной,
Свои людские подлинные лица.

За музами гоняюсь по пятам,
Но ни одну не попрошу открыться:
Что, если маски сброшены, а там
Все те же полумаски-полулица?

Я в тайну масок все-таки проник.
Уверен я, что мой анализ точен:
Что маска равнодушья у иных -
Защита от плевков и от пощечин.

Но если был без маски подлецом,
Носи ее. А вы? У вас все ясно.
Зачем скрываться под чужим лицом,
Когда свое, воистину, прекрасно?

Как доброго лица не прозевать,
Как честных угадать наверняка мне?
Они решили маски надевать,
Чтоб не разбить свое лицо о камни.

0

11

Я только малость объясню в стихе (Мой Гамлет, 1972)

Я только малость объясню в стихе,
На всё я не имею полномочий...
Я был зачат, как нужно, во грехе, —
В поту и в нервах первой брачной ночи.

Я знал, что отрываясь от земли, —
Чем выше мы, тем жёстче и суровей.
Я шел спокойно прямо в короли
И вёл себя наследным принцем крови.

Я знал — всё будет так, как я хочу.
Я не бывал внакладе и в уроне.
Мои друзья по школе и мечу
Служили мне, как их отцы — короне.

Не думал я над тем, что говорю,
И с лёгкостью слова бросал на ветер —
Мне верили и так, как главарю,
Все высокопоставленные дети.

Пугались нас ночные сторожа,
Как оспою, болело время нами.
Я спал на кожах, мясо ел с ножа
И злую лошадь мучил стременами.

Я знал, мне будет сказано: «Царуй!» —
Клеймо на лбу мне рок с рожденья выжег,
И я пьянел среди чеканных сбруй.
Был терпелив к насилью слов и книжек.

Я улыбаться мог одним лишь ртом,
А тайный взгляд, когда он зол и горек,
Умел скрывать, воспитанный шутом.
Шут мёртв теперь. Аминь! Бедняга Йорик!

Но отказался я от дележа
Наград, добычи, славы, привилегий.
Вдруг стало жаль мне мёртвого пажа...
Я объезжал зеленые побеги.

Я позабыл охотничий азарт,
Возненавидел и борзых, и гончих,
Я от подранка гнал коня назад
И плетью бил загонщиков и ловчих.

Я видел — наши игры с каждым днём
Всё больше походили на бесчинства.
В проточных водах по ночам, тайком
Я отмывался от дневного свинства.

Я прозревал, глупея с каждым днём,
Я прозевал домашние интриги.
Не нравился мне век и люди в нём
Не нравились. И я зарылся в книги.

Мой мозг, до знаний жадный как паук,
Всё постигал: недвижность и движенье.
Но толка нет от мыслей и наук,
Когда повсюду им опроверженье.

С друзьями детства перетёрлась нить, —
Нить Ариадны оказалась схемой.
Я бился над словами «быть, не быть»,
Как над неразрешимою дилеммой.

Но вечно, вечно плещет море бед.
В него мы стрелы мечем — в сито просо,
Отсеивая призрачный ответ
От вычурного этого вопроса.

Зов предков слыша сквозь затихший гул,
Пошёл на зов, — сомненья крались с тылу,
Груз тяжких дум наверх меня тянул,
А крылья плоти вниз влекли, в могилу.

В непрочный сплав меня спаяли дни —
Едва застыв, он начал расползаться.
Я пролил кровь, как все, и, как они,
Я не сумел от мести отказаться.

А мой подъём пред смертью — есть провал.
Офелия! Я тленья не приемлю.
Но я себя убийством уравнял
С тем, с кем я лёг в одну и ту же землю.

Я Гамлет, я насилье презирал,
Я наплевал на Датскую корону.
Но в их глазах — за трон я глотку рвал
И убивал соперника по трону.

А гениальный всплеск похож на бред,
В рожденье смерть проглядывает косо.
А мы всё ставим каверзный ответ
И не находим нужного вопроса.

0

12

Енгибарову — от зрителей

Шут был вор: он воровал минуты —
Грустные минуты тут и там.
Грим, парик, другие атрибуты
Этот шут дарил другим шутам.

В светлом цирке между номерами,
Незаметно, тихо, налегке
Появлялся клоун между нами
В шутовском дурацком колпаке.

Зритель наш шутами избалован —
Жаждет смеха он, тряхнув мошной,
И кричит: "Да разве это клоун?!
Если клоун — должен быть смешной!"

Вот и мы... Пока мы вслух ворчали:
"Вышел на арену — так смеши!" —
Он у нас тем временем печали
Вынимал тихонько из души.

Мы опять в сомненье — век двадцатый:
Цирк у нас, конечно, мировой,
Клоун, правда, слишком мрачноватый —
Невеселый клоун, не смешной.

Ну а он, как будто в воду канув,
Вдруг при свете, нагло, в две руки
Крал тоску из внутренних карманов
Наших душ, одетых в пиджаки.

Мы потом смеялись обалдело,
Хлопали, ладони раздробя.
Он смешного ничего не делал —
Горе наше брал он на себя.

Только — балагуря, тараторя —
Всё грустнее становился мим,
Потому что груз чужого горя
Из упрямства он считал своим.

Тяжелы печали, ощутимы —
Шут сгибался в световом кольце,
Делались всё горше пантомимы,
И — морщины глубже на лице.

Но тревоги наши и невзгоды
Он горстями выгребал из нас,
Будто многим обезболил роды,
А себе — защиты не припас.

Мы теперь без боли хохотали,
Весело по нашим временам:
"Ах, как нас прекрасно обокрали —
Взяли то, что так мешало нам!"

Время! И, разбив себе колени,
Уходил он, думая своё.
Рыжий воцарился на арене,
Да и за пределами её.

Злое наше вынес добрый гений
За кулисы — вот нам и смешно.
Тысячи украденных мгновений
В нём сосредоточились в одно.

В сотнях тысяч ламп погасли свечи.
Барабана дробь — и тишина...
Слишком много он взвалил на плечи
Нашего — и сломана спина.

Зрители — и люди между ними —
Думали: вот пьяница упал...
Шут в своей последней пантомиме
Заигрался — и переиграл.

Он застыл — не где-то, не за морем —
Возле нас, как бы прилёг, устав,—
Первый клоун захлебнулся горем,
Просто сил своих не рассчитав.

+1


Вы здесь » Форум В шутку и всерьёз » Личности » Владимир Семёнович Высоцкий