Форум В шутку и всерьёз

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Камикадзе

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Смертники против Красной Армии

“Из придорожных кюветов, из замаскированных “лисьих нор”, выбирались солдаты в зеленоватых френчах и, сгибаясь под тяжестью навьюченных на них мин и взрывчатки, бежали к танкам. Десантники били по ним в упор из автоматов, бросали гранаты. Смертников косили очереди танковых пулеметов. Мгновенно долина покрылась сотнями трупов, но из нор и узких щелей, из-за бугров появлялись все новые смертники и кидались под танки. Японская артиллерия и пулеметы вели огонь, не обращая внимания на то, что пули и осколки одинаково поражали и своих и чужих. Вокруг танков уже кипела рукопашная. На подбитую машину лейтенанта Кисарова вскочили несколько японцев, стали стрелять в броневые щели. Их одной очередью сбил из другого танка командир роты лейтенант Зубок. Еще один поврежденный танк тоже облепили вражеские офицеры и солдаты. Сапер-десантник старший сержант Цыганков огнем из автомата, а когда кончились патроны, прикладом и армейским ножом уничтожал смертников».

Из воспоминаний генерала армии Афанасия Белобородова.

Японский летчик, с криком “банзай” бросающий свой самолет в последнее пике на американский авианосец - образ знакомый, наверное каждому человеку, интересующемуся военной историей. Вторую мировую войну на Тихом океане невозможно представить без участия японских летчиков- смертников-«камикадзе».

Но при этом немногие знают, что в свое время Красной Армии и Флоту тоже пришлось столкнуться с воздушными и наземными атаками тысяч заведомых самоубийц.

Сейчас, когда проблема смертников, взрывающих себя вместе с самолетами, автомобилями и людьми стала принимать поистине планетарный характер, уместно вспомнить об опыте хотя бы и полувековой давности.

Это произошло в августе 1945 году, во время боев советских войск с японской Квантунской армией. Историк Юрий Иванов, автор книги “Камикадзе- пилоты смертники”, полагает, что “слепой фанатизм японских смертников, как правило, не давал желаемых результатов”.

Обидно умирать, промахнувшись в последнем пике

Примеры боевого использования воздушных и наземных одноразовых бойцов служат наглядейшим подтверждением этого справедливости такой оценки. 12-13 августа на колонну 5 гвардейского танкового корпуса совершили налеты 14 японских самолетов.2 из них сбили зенитчики, 3-истребители. Остальные 9 летчиков-смертников просто врезались в землю, не сумев попасть в советские танки.

Сама идея использовать летчиков - смертников для атак сухопутных войск могла возникнуть только лишь в момент безнадежного отчаяния. Уж если в такую громоздкую цель как авианосец японцам удавалось попасть далеко не всегда, то шансы попасть самолетом в движущийся танк были и вовсе минимальными.

18 августа камикадзе атаковали корабли Тихоокеанского флота. У острова Шумшу был потоплен катер-тральщик КТ-152,бывший сейнер- рыбный разведчик, имевший 17 человек экипажа. На этом, довольно скромном успехе, результативные атаки воздушных смертников против советского флота и закончились. В тот же день японский двухмоторный бомбардировщик пытался таранить в Амурском заливе танкер “Таганрог”, но был быстро сбит зенитным огнем.

Главной особенностью августовских советско-японских сражений 1945 года стали не атаки с воздуха, а массовое применение “сухопутных” смертников, предназначенных для борьбы с танками.

Вообще-то с японскими пехотинцами, чьей задачей было уничтожение танков, Красная Армия столкнулась еще за шесть лет до этого, во время военного конфликта на реке Халхин-Гол летом 1939 года.

Перейдя в наступление года, наши войска потеряли тогда много танков подорванными на минах, которые бамбуковым шестом японцы засовывали под гусеницы. Константин Симонов в поэме “Далеко на Востоке” описал размышления японского солдата, надеявшегося выжить и рассчитывавшего на то, что шест очень длинный, 20 локтей.

Но вряд ли следует считать таких солдат смертниками в полном смысле этого слова. Все-таки некий, пусть и достаточно призрачный, шанс уцелеть у них все же был.

А в 1945 году японское командование не оставило “противотанковым” смертникам даже тени надежды. Им надлежало просто бросится под танк с рюкзаком со взрывчаткой, безо всяких ухищрений с шестами. Отряды заранее обреченных формировались штабами всех полков и дивизий, в каждом батальоне и даже в каждой роте. Но главной силой такого рода была 1-я мотомеханизированная бригада обреченных, численностью до 5 тысяч солдат и офицеров.

Если воздушные и морские смертники перед гибелью успевали, по крайней мере, почувствовать почетность своей миссии, насладится уважением окружающих, то в отношении смертников -пехотинцев использовался совершенно иной принцип.

Их, рядовых солдат решили довести до такого состояния, чтобы смерть казалась им избавлением от невероятно, даже по японским понятиям, тяжелой муштры. Появление Т-34 должно было стать для них желанным праздником, а жизнь- тяжелой обузой. Скудная пища, постоянная нехватка воды и бесконечная “тренировка”- так их годами готовили к смерти за императора.

Принцип “чтоб служба медом не казалась” был доведен до логического конца. Собственно боевая их подготовка заключалась в том, что они с утра до ночи бегали с набитыми камнями рюкзаками.

Вот только боевая эффективность “противотанковых смертников” оказалась поразительно низкой. Нет, в отсутствии готовности умереть их обвинить было бы несправедливо. Но результаты их гибели...

Брошенная 13 -14 августа на мудандзянском направлении в бой против красноармейцев генерала Белобородова бригада смертников погибла почти поголовно, подбив или повредив всего 10 советских танков. Терять по 500 специально подготовленных людей за каждый танк, к тому же не обязательно уничтоженный, а чаще всего лишь выведенный из строя на короткое время -такое соотношение потерь невозможно признать приемлимым.

13 августа 15 смертников с зарядами взрывчатых веществ бросились на бетонные устои одного из мостов через реку. Но гибель их оказалась практически безрезультатной. Цель атаки -мост они уничтожить так и не смогли.

Последняя атака самоубийц произошла уже после капитуляции Японии- 5 сентября в китайском городе Пинянчжень. При ее отражении было уничтожено до 150 смертников со взрывными зарядами, которые без особого успеха пытались атаковать советскую комендатуру.

Бей своих, чтоб чужие боялись

Если в боях с Красной Армией смертники особых успехов не добились, то весьма преуспели в истреблении …японского гражданского населения. Дело в том, что на оккупированной китайской территории японцы создавали поселения своих колонистов. При начале советского наступления колонисты пытались бежать. Согласно политдонесению из 365-й дивизии, совершая марш от города Дзиси к Линькоу, части дивизии обнаружили две группы мертвых японских женщин и детей. В 10—12 км южнее Дзиси на железнодорожном переезде стояли грузовые машины. В кузовах в одинаковых позах сидели, поджав ноги, или лежали, опрокинувшись, женщины и дети, головы в белых, видимо ритуальных, повязках. Большинство — со следами огнестрельных ранений, меньшая часть убита ножами. Другая группа была найдена на шоссе в районе станции Дидаохэ.

Всего в обеих группах насчитывалось более 400 женщин и детей. Захваченные неподалеку от этих мест пленные показали на допросе: убийства совершены японскими солдатами и офицерами; взять с собой в сопки женщин и детей они не могли и, по заявлению пленных, убивали женщин и детей с их согласия ...При отступлении одна рота смертников была оставлена с соответствующим заданием как раз в том районе, где 12— 13 августа произошло массовое убийство японских беженцев — женщин и детей. Судя по данным, которые удалось собрать, это злодеяние было делом рук "ударников" 135-й пехотной дивизии». Надо сказать, что сообщения о массовых убийствах своих мирных жителей японскими смертниками подтверждаются множеством свидетельств американцев, неоднократно сталкивавшихся с такими фактами.

Гитлер и Скорцени не одобряли «камикадзе»

То, что происходило на Дальнем Востоке в августе 1945 полностью подтвердило мнение знаменитого немецкого диверсанта Отто Скорцени относительно массового использования смертников.

Ему в 1944 году было поручено руководить отрядом морских диверсантов, атакующих корабли союзников, высаживающихся во Франции. Было приготовлено множество средств морской диверсионной войны. Скорцени вспоминал: «Из того, что мне показали, я не могу не упомянуть небольшой быстроходный катер, напичканный взрывчаткой и управляемый лишь одним человеком, который подводит его к цели и катапультируется в самый последний момент.

Кроме того, у итальянцев были в ходу торпеды особой конструкции; водолазы, обслуживающие эти огромные снаряды, направляли их на вражеские суда. Именно эта хитроумная техника принесла итальянским отрядам небывалую удачу в действиях против кораблей союзников сперва в Александрийском порту, а затем в самом центре Гибралтара. Еще 10-я флотилия MAC включала взвод так называемых лягушек — хорошо подготовленных ныряльщиков, в задачу которых входило приблизиться к вражескому кораблю под водой и прикрепить к борту специальную мину. На ногах у них были каучуковые ласты, позволяющие им одинаково хорошо двигаться на поверхности и под водой и достигать достаточной скорости при минимуме усилий».

Вскоре Скорцени пришел к выводу, что такому бойцу совершенно необходимо оставлять пусть самый минимальный шанс на выживание. Только при таком условии он будет стараться действовать действительно эффективно. Человеческая психика устроена таким образом, что позволят сохранять надежду на выживание в самых критических обстоятельствах.

Но лишение ее, заранее объявленный диверсанту смертный приговор заставляет его думать не о том, как причинить врагу максимальный ущерб, а о том, как бы поскорее свести счеты с жизнью, прервав мучительную пытку ожидания смерти. Надо сказать, что за исключением отдельных фанатиков, большинство немцев разделяли точку зрения Скорцени.

Вот характерный эпизод из его воспоминаний:

« Мне посчастливилось познакомиться с летчицей Ганной Райч. Известная женщина-авиатор, летчик-испытатель, и первая наша беседа дала мне повод к новым раздумьям. С удивительным спокойствием, которого я не ожидал встретить в этой хрупкой женщине, она заметила, что настоящий патриот не может слишком дорожить своей собственной жизнью, когда на карту поставлена честь отечества.

Позже она объяснила мне, что подразумевалось под этим. Не исключено, полагала она, что события обернутся для нас столь трагически, что мы сами встанем перед необходимостью прибегнуть к помощи «добровольных смертников». И тогда мы обязаны будем найти способ, чтобы дать пилоту как минимум один шанс спасти свою жизнь. Здесь Ганна, без сомнения, была права: я и сам неоднократно имел случаи убедиться в том, что энтузиазм и боевой дух моих солдат удесятерялись, если у них появлялась хоть какая-то возможность вернуться целыми и невредимыми»

Надо сказать, что и Гитлер разделял негативное отношение к идее создания подразделений заведомых самоубийц:«Создавая новое оружие, мы вторгались и в вотчину Люфтваффе: подобные исследования уже велись какое-то время в 200-й боевой эскадрилье. Они даже создали концепцию операций «смертников» — летчиков-добровольцев, которые готовы были погибнуть вместе со своими самолетами, наполненными бомбами или взрывчаткой, направляя их прямо в цель; мишенью служили, как правило, военные корабли. Фюрер, однако, эту идею отверг, видимо, из чисто философских соображений; он утверждал, что такие жертвы не отвечают ни характеру белой расы, ни арийскому менталитету. По его мнению, путь японских камикадзе был не для нас».

Почти обреченные части

Но если идея создания подразделений смертников у немцев не прижилась, то мысль о создании подразделений почти смертников – штрафников немецкому командованию очень понравилась. Чем ближе был конец войны, тем чаще немцы использовали штрафников. Пожалуй, больше всего прославился немецкий штрафбат боями в окруженном советскими войсками украинском городе Тарнополе, где он стал костяком гарнизона, составленного из разнородных частей.

По свидетельству Константина Симонова, побывавшего там в качестве военного корреспондента, “уличные бои. носили особенно упорный характер, своей крайней ожесточенностью напоминая Сталинград. С Тарнополем старались покончить как можно скорее”. Но скорой победы не получилось. Вот сводки Совинформбюро весны 1944 года. 9 марта. “Наши войска ворвались в город Тарнополь, где завязали уличные бои”. 10 марта. “Наши войска, преодолевая сопротивление и контратаки противника, продолжали вести уличные бои в городе Тарнополе”. 11 марта. “Наши войска, преодолевая сопротивление и контратаки противника, продолжали вести уличные бои в городе Тарнополе”. 26 марта. “Наши войска окружили гарнизон противника в городе Тарнополе”. 4 апреля. “Наши войска, блокирующие город Тарнополь, вели успешные бои по уничтожению окруженного гарнизона противника и овладели большей частью города”. И лишь 15 апреля наконец-то прозвучало: “Войска 1-го Украинского фронта после упорных уличных боев полностью овладели областным центром Украины – городом Тарнополем”.

Симонов описал, как командарм Иван Черняховский распекал командира дивизии Николая Кучеренко за медленное продвижение. Кучеренко сказал: “Конечно, ругается. А меня самого уже тошнит от этого города. Восьмой день чикаемся и не можем забрать последние три квартала. Сегодня опять взяли только два дома, точнее – полтора. Про один сообщили, что взят, а потом оказалось, что немцы продолжают вести из него огонь”. А когда Симонов спросил, как дерутся немцы, комдив посмотрел на него “как на человека, задавшего дурацкий вопрос, и ответил со злобным одобрением: “Здорово сопротивляются, сволочи!” В подземелье Доминиканского монастыря немцы находили надежное укрытие от огня советской артиллерии и неделю за неделей встречали огнем наступающих красноармейцев. Полковник Кучеренко совершенно справедливо сказал, что они здорово сопротивляются. Так же отчаянно сражались немецкие штрафники и на других участках фронта, кровью зарабатывая прощение. Шанс на выживание у них все же оставался…

0

2

Дуновения божественного ветра
http://rusplt.ru/netcat_files/79/127/640x420/Kamikaze_640.jpg
Стратегия и идеология японских камикадзе

Утром 20 октября 1944 года в 201 воздушной группе японской морской авиации на Филиппинах впервые было сформировано подразделение самоубийственных атак — камикадзе. Подразделение состояло из четырех отрядов по шесть самолетов в каждом: «Ямато» (древнее название  Японии), «Асахи» (восходящее солнце — символ Японии), «Сикисима» (поэтическое  название  Японии) и «Ямасакура» (цветок горной вишни).

Создатель отрядов камикадзе, командующий первым воздушным флотом вице-адмирал Ониси Такидзиро заявлял: «Если  летчик, видя вражеский самолет или корабль, напряжет всю свою волю и силы, превратит самолет в часть самого себя, — вот самое совершенное оружие. А разве может быть для воина более великая слава, чем отдать свою жизнь за императора и за страну?»

Однако к подобному решению японское командование пришло не от хорошей жизни. К октябрю 1944 года потери Японии в самолетах, а главное, в опытных пилотах, были катастрофические. Иначе как жестом отчаяния и верой в чудо, способное если не переломить, так хоть нивелировать соотношение сил на Тихом океане, создание отрядов камикадзе не назовешь. Отец камикадзе и командир корпуса, вице-адмирал Ониси и командующий объединенным флотом адмирал Тоёда прекрасно понимали, что война уже проиграна. Создавая корпус летчиков-смертников, они рассчитывали, что ущерб от атак камикадзе, нанесенный американскому флоту, позволит Японии избежать безоговорочной капитуляции и заключить мир на относительно приемлемых условиях.

Проблем у японского командования не было только с набором пилотов для выполнения самоубийственных задач. Немецкий вице-адмирал Гельмут Гейе в свое время писал: «Возможно, что и в нашем народе имеется некоторое количество людей, которые не только заявят о своей готовности добровольно пойти на смерть, но и найдут в себе достаточно душевных сил, чтобы действительно это сделать. Но я всегда считал и считаю, что такие подвиги не могут совершать представители белой расы. Бывает, конечно, что тысячи смелых людей в пылу сражения действуют не щадя своей жизни, это, несомненно, часто случалось в армиях всех стран мира. Но чтобы тот или иной человек добровольно обрекал себя на верную смерть заранее, — такая форма боевого применения людей вряд ли сможет стать общепринятой среди наших народов. У европейца просто нет того религиозного фанатизма, который оправдывал бы подобные подвиги, европеец лишен презрения к смерти и, следовательно, к своей собственной жизни...».

У японских воинов, воспитанных в духе бусидо, главным приоритетом было выполнение приказа, пусть даже ценой собственной жизни. Единственное, чем отличались камикадзе от обычных японских солдат, — это практически полным отсутствием шансов выжить при выполнении задания.

Японское выражение «камикадзе» переводится как «божественный ветер» — синтоистское обозначение бури, которая приносит пользу или является благоприятным знамением. Этим словом был назван ураган, который дважды — в 1274 и 1281 годах разбил флот монгольских завоевателей у берегов Японии. По верованиям японцев, ураган был послан богом грома Райдзин и богом ветра Фудзин. Собственно, благодаря синтоизму и сложилась единая японская нация, эта религия основа японской национальной психологии. В соответствии с ней микадо (император) является потомком духов неба, а каждый японец — потомком менее значимых духов. Поэтому для японцев император, благодаря своему божественному происхождению, находится в родстве со всем народом, выступает как глава нации-семьи и как главный жрец синтоизма. И для каждого японца считалось важным быть преданным прежде всего императору.
http://rusplt.ru/netcat_files/userfiles3/01_October/Kamikaze_300-1.jpg
Ониси Такидзиро.

Несомненное влияние на характер японцев оказал и дзен-буддизм. Дзен превратился в главную религию самураев, которые нашли в используемой им медитации способ полного раскрытия своих внутренних возможностей.

Конфуцианство также получило широкое распространение в Японии, принципы покорности и безоговорочного подчинения авторитету, сыновней почтительности нашли благодатную почву в японском обществе.

Синтоизм, буддизм и конфуцианство явились тем основанием, на котором сформировался весь комплекс морально-этических норм, составивших самурайский кодекс бусидо. Конфуцианство обеспечило морально-этическое обоснование бусидо, буддизм принес равнодушие к смерти, синтоизм сформировал японцев как нацию.

У самурая желание смерти должно быть полным. Он не имел права бояться ее, мечтать, что будет жить вечно. Все помыслы воина, согласно бусидо, должны быть направлены на то, чтобы броситься в гущу врагов и умереть с улыбкой.

В соответствии с традициями у камикадзе выработался и свой особый ритуал прощания и особая атрибутика. Камикадзе носили ту же форму, что и обычные летчики.  Однако на каждой из семи ее пуговиц были выбиты три лепестка сакуры. По предложению Ониси, отличительной частью экипировки камикадзе стали белые повязки на лбу - хатимаки. На них часто изображали красный солнечный диск хиномару, а также выводили черные иероглифы с патриотическими, а иногда и мистическими высказываниями. Самой распространенной надписью была «Семь жизней за императора».

0

3

Другой традицией стала чашечка саке непосредственно перед стартом. Прямо на летном поле накрывали стол белой скатертью — по японским поверьям, это символ смерти. Наполняли напитком чашечки и предлагали их каждому из выстроившихся в шеренгу летчиков, отправляющихся в полет. Камикадзе принимал чашечку обеими руками, низко кланялся и отпивал глоток.

Установилась  традиция, согласно которой вылетающим в последний полет пилотам выдавалась бенто — коробочка с едой.

Она содержала восемь маленьких шариков из риса, называемых макидзуси. Такие коробочки первоначально выдавали летчикам, отправлявшимся в длительный полет. Но уже на Филиппинах ими стали снабжать и камикадзе. Во-первых, потому что их последний полет мог стать длительным и требовалось поддерживать силы.

Во-вторых, для летчика, который знал, что из полета не вернется, коробочка с едой служила психологической поддержкой.

Все смертники оставляли в специальных маленьких деревянных неокрашенных шкатулках обрезки ногтей и пряди своих волос для отсылки родным, как делал каждый из японских солдат.

http://rusplt.ru/netcat_files/userfiles3/01_October/Kamikaze_600-2.jpg
Летчики-камикадзе пьют сакэ перед вылетом.

25 октября 1944 года в заливе Лейте была проведена первая массированная атака камикадзе против вражеских авианосцев.

Потеряв 17 самолетов японцам удалось уничтожить один и повредить шесть авианосцев противника. Это был несомненный успех новаторской тактики Ониси Такидзиро, особенно учитывая то, что накануне Второй воздушный флот адмирала Фукудоме Сигеру потерял 150 самолетов, вообще не добившись успеха.

Практически одновременно с морской авиацией был создан и первый отряд армейских летчиков-камикадзе. Было сформировано сразу шесть армейских подразделений специальных атак. Так как в добровольцах недостатка не было, а по мнению начальства, отказников и быть не могло, то в армейские камикадзе переводили пилотов без их согласия. 5 ноября считается днем официального участия в боевых действиях армейских групп летчиков-самоубийц все в том же заливе Лейте.

Однако не все японские пилоты разделяли такую тактику, были и исключения. 11 ноября один из американских эсминцев спас японского летчика-камикадзе. Летчик входил в состав Второго воздушного флота адмирала Фукудоме, переброшенного с Формозы 22 октября для участия в операции «Се-Го». Он пояснил, что по прибытии на Филиппины не велось никаких разговоров о самоубийственных атаках. Но 25 октября группы камикадзе начали спешно создаваться и во Втором воздушном флоте. Уже 27 октября командир эскадрильи, в которой служил летчик, объявил своим подчиненным о том, что их подразделение предназначается для выполнения самоубийственных атак. Сам пилот считал саму идею таких ударов глупой. У него не было намерения умереть, и пилот совершенно искренне признался, что никогда не испытывал желания совершить самоубийство.

Как же осуществлялись атаки воздушных камикадзе? В условиях растущих потерь бомбардировочной авиации родилась идея атаковать американские корабли одними истребителями. Легкий «Зеро» не был способен поднять тяжелую мощную бомбу или торпеду, однако мог нести 250-килограммовую бомбу. Конечно, одной такой бомбой авианосец не потопишь, но вывести его из строя на длительный период было вполне реально. Достаточно повредить полетную палубу.

Адмирал Ониси пришел к выводу, что три самолета камикадзе и два истребителя сопровождения представляли собой небольшую, а потому достаточно мобильную и оптимальную по составу группу. Истребители сопровождения играли чрезвычайно важную роль. Им приходилось отражать атаки вражеских перехватчиков до тех пор, пока самолеты камикадзе не устремятся на цель.

Из-за опасности обнаружения радарами или истребителями с авианосцев летчики-камикадзе использовали два метода выхода на цель — полеты на предельно малой высоте 10–15 метров и на предельно большой — 6–7 километров. Оба метода требовали надлежащей квалификации пилотов и надежной техники.

Однако в дальнейшем пришлось использовать любые самолеты, включая устаревшие и учебные, а в летчики-камикадзе шло молодое и неопытное пополнение, которое просто не успевали достаточно обучить.

http://rusplt.ru/netcat_files/userfiles3/01_October/Kamikaze_600-3.jpg
Самолет «Йокосука MXY7 Ока».

21 марта 1945 впервые была предпринята безуспешная попытка применить пилотируемый самолет-снаряд «Йокосука MXY7 Ока» отрядом «Боги грома». Этот самолет представлял собой аппарат с ракетным двигателем, спроектированный специально для атак камикадзе, и был оснащен 1200-килограммовой бомбой. Во время нападения самолет-снаряд «Ока» поднимался в воздух самолетом «Мицубиси G4M», пока не оказывался в радиусе поражения. После отстыковки пилот в режиме парения должен был подвести самолет как можно ближе к цели, включить ракетные двигатели и затем протаранить намеченный корабль на огромной скорости. Войска союзников быстро научились атаковать носитель «Оки», прежде чем он сможет выпустить самолет-снаряд. Первое успешное применение самолетов «Ока» произошло 12 апреля, когда самолет-снаряд, пилотируемый 22-летним лейтенантом Дохи Сабуро, потопил эсминец радиолокационного дозора «Маннерт Л. Абеле».

0

4

Всего в 1944–1945 годах было произведено 850 самолетов-снарядов.

В водах Окинавы летчики-смертники нанесли американскому флоту весьма серьезный урон. Из 28 кораблей, потопленных авиацией, камикадзе отправили на дно 26. Из 225 поврежденных кораблей камикадзе повредили 164, том числе 27 авианосцев и несколько линейных кораблей и крейсеров. Четыре британских авианосца получили пять попаданий самолетов камикадзе. Около 90 процентов камикадзе не попали в цель или были сбиты. Тяжелые потери понес корпус «Боги грома». Из 185 самолетов «Ока», использованных для атак, 118 были уничтожены противником, погибли 438 летчиков, в том числе 56 «богов грома» и 372 члена экипажей самолетов-носителей.

Последним кораблем, потерянным США в войне на Тихом океане, стал эсминец «Каллагэн». В районе Окинавы 29 июля 1945 года, используя ночную темноту, старый тихоходный учебный биплан «Аити D2А» с 60-килограммовой бомбой в 0-41 сумел прорваться к «Каллагэну» и таранить его. Удар пришелся в капитанский мостик. Вспыхнул пожар, который привел к взрыву боеприпасов в погребе. Экипаж оставил тонущий корабль. Погибли 47 моряков, 73 человека получили ранения.

15 августа император Хирохито в своем радиовыступлении объявил о капитуляции Японии. Вечером этого же дня в последний полет отправились многие из командиров и штабных офицеров корпуса камикадзе. Вице-адмирал Ониси Такидзиро в тот же день совершил харакири.

А последние атаки камикадзе были произведены на советские корабли. 18 августа японский армейский двухмоторный бомбардировщик попытался в Амурском заливе у Владивостокской нефтяной базы таранить танкер «Таганрог», однако был сбит зенитным огнем. Как следовало из уцелевших документов, пилотировал самолет поручик Йосиро Тиохара.

В этот же день камикадзе добились своей единственной победы, потопив в районе Шумшу (Курильские острова) катер-тральщик КТ-152. Бывший сейнер — рыбный разведчик «Нептун» — был построен в 1936 году и имел водоизмещение 62 тонны и команду из 17 моряков. От удара японского самолета катер-тральщик сразу же пошел на дно.

Наито Хатсаро в своей книге «Боги грома. Летчики-камикадзе рассказывают свои истории» (Thundergods. The Kamikaze Pilots Tell Their Story. — N.Y., 1989, р. 25.) приводит число потерь морских и армейских камикадзе с точностью до человека. По его данным, в самоубийственных атаках в 1944–1945 годах  погибло 2525 морских и 1388 армейских пилотов. Таким образом, всего погибло 3913 летчиков-камикадзе, причем в это число не вошли камикадзе-одиночки — те, кто самостоятельно принял решение отправиться в самоубийственную атаку.

В соответствии с японскими заявлениями, в результате атак камикадзе был потоплен 81 корабль, 195 повреждены. По американским данным потери составили 34 потопленных и 288 поврежденных кораблей.

Но кроме материальных потерь от массовых атак летчиков-самоубийц, союзники получили психологический шок. Он был настолько серьезен, что командующий Тихоокеанским флотом США адмирал Честер Нимиц предложил сохранять в тайне сведения об атаках камикадзе. Американская военная цензура наложила строгие ограничения на распространение сообщений об атаках пилотов-смертников. Союзники-англичане также не распространялись о камикадзе до конца войны.

http://rusplt.ru/netcat_files/userfiles3/01_October/Kamikaze_600-4.jpg
Моряки тушат пожар на авианосце «Хэнкок» после атаки камикадзе.

Тем не менее атаки камикадзе приводили в восхищение многих.

Американцев всегда поражал боевой дух, демонстрируемый летчиками-самоубийцами. Дух камикадзе, берущий начало в глубинах японской истории, иллюстрировал на деле концепцию власти духа над материей. «Было какое-то гипнотизирующее восхищение в этой чуждой Западу философии, — вспоминал вице-адмирал Браун. — Мы завороженно наблюдали за каждым пикирующим камикадзе — больше как публика на спектакле, а не потенциальные жертвы, которых собираются убить. На какое-то время мы забывали о себе и думали только о том человеке, который находится в самолете».

Однако стоит отметить, что первый случай тарана самолетом вражеского корабля произошел 19 августа 1937 года во время так называемого Шанхайского инцидента. И произвел его китайский летчик Шен Чангхай. В дальнейшем еще 15 китайских пилотов пожертвовали своими жизнями, обрушив самолеты на японские корабли у китайского побережья. Они потопили семь небольших вражеских судов.

Видимо, японцы по достоинству оценили героизм противника.

Следует отметить, что в безвыходных ситуациях, в пылу боя, огненные тараны совершали летчики многих стран. Но никто, кроме японцев, не делал ставку на самоубийственные атаки.

Бывший премьер-министр Японии адмирал Судзкуки Кантаросам, не раз смотревший смерти в глаза, так оценивал камикадзе и их тактику: «Дух и подвиги пилотов-камикадзе, безусловно, вызывают глубокое восхищение. Но эта тактика, рассматриваемая с точки зрения стратегии, является пораженческой. Ответственный командир никогда не прибегнет к таким чрезвычайным мерам.

Атаки камикадзе — яркое свидетельство нашего страха перед неизбежным поражением, когда не было никаких других возможностей изменить ход войны. Воздушные операции, которые мы начали проводить на Филиппинах, не оставляли возможности уцелеть. После гибели опытных летчиков в самоубийственные атаки приходилось бросать менее опытных и в конце концов тех, кто вообще не имел никакой подготовки».

0

5

След камикадзе

http://pulson.ru/wp-content/uploads/2015/10/Sled-kamikadze-720x519.jpg

0

6

Члены команды американского линкора «Нью Джерси» и пленный сбитый пилот-камикадзе, 1944 год.

http://pulson.ru/wp-content/uploads/2015/07/CHlenyi-komandyi-amerikanskogo-linkora---Nyu-Dzhersi---i-plennyiy-sbityiy-pilot-kamikadze-1944-god.-720x716.jpg

0