Форум В шутку и всерьёз

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум В шутку и всерьёз » Политика » Сирия


Сирия

Сообщений 151 страница 167 из 167

151

Главные сложности переговоров по Сирии в Астане
25.01.2017
КРУТИКОВ Евгений

http://rusnext.ru/sites/default/files/astana_3.jpg
Главный переговорщик от группировки «Джейш аль-Ислам» Мухаммед Аллуш

Второй день переговоров в Астане оказался настолько трудным, что последним не станет – в среду истерики и угрозы продолжатся.

Никто не говорил, что достигнуть хоть какого-то компромисса между Дамаском и многочисленными оппозиционными группировками будет легко, но сложностей оказалось слишком много.

В чем заключаются основные из них?

Переговоры в Астане пришлось продлить еще на сутки против заранее заявленного регламента из-за сложностей, возникших при подготовке итогового документа-резолюции. Примечательно, что в выработке этого текста участвовали только делегации-спонсоры переговоров – России, Турции и Ирана, но не представители Дамаска и разношерстных оппозиционных групп. Последние открыто посетовали на то, что они «не видели» итогового документа. Это логично, поскольку именно оппозиция (как вся вместе, так и по отдельности) не смогла отказаться от двух своих основополагающих лозунгов, на которых и зиждется гражданская война в Сирии.

Вечные ценности

Во-первых, это «Башар должен уйти», и схоластический спор о том, когда – немедленно или чуть погодя роли уже не играет. Все оппозиционные группировки – как политические, так и чисто военные – отказывают действующему президенту Сирии в конституционном праве участвовать в новых выборах, чем ликвидируются и право на волеизъявление миллионов сторонников Асада. Если говорить откровенно, без дипломатической словесной мишуры, это выглядит явным признаком неадекватности, искаженного восприятия реальности, поскольку с упорством маньяка на подобном требовании может настаивать только та сторона, которая ощущает за собой военную победу. А ситуация на фронтах сейчас прямо противоположная. По совести, оппозиционеры должны сейчас только кивать и поддакивать, поскольку им предоставлен уникальный шанс заретушировать свое военное поражение политическими договоренностями, в результате которых они конвертируют свои виртуальные позиции в сирийской политике в некую реальность. Пока не ясно, в какую – в долю в парламенте, в квоту в правительстве, в позиции в местном самоуправлении. Но именно такой компромисс представляется предметом будущей политической договоренности.

Однако оппозиционные группы (в первую очередь, эмигрантские круги, так называемая «гостиничная оппозиция») продолжают жить в альтернативной реальности. Они убеждены в том, что сам факт их приглашения на переговоры в Астану – это уступка со стороны Дамаска, Москвы и других сторон процесса, значит, можно торговаться дальше. Это, конечно, особенность местного менталитета, по которому любая переговорная инициатива воспринимается как слабость того, кто эти переговоры инициировал. Но это виртуальное эго разгоняют куда более серьезные силы, стоящие за «гостиничной оппозицией» – Саудовская Аравия, Катар, ОАЭ. Их, кстати, две недели уговаривать пришлось, чтобы они в Астану приехали.

Примечательно, что в Астане представители воюющей оппозиции в целом помалкивают и больших дипломатов из себя не строят, хотя и сменили камуфляж на европейские костюмы. Представитель по правовым вопросам Сирийской свободной армии Усама Абу Зейд (это пафосный псевдоним – так звали одного из любимых сподвижников пророка Мухаммада, а как реально зовут этого человека с остановившимся взглядом убийцы, никто толком не знает), например, предпочел тактично обсуждать лишь вопросы гарантий со стороны Москвы по дальнейшему соблюдению перемирия. Это, конечно, не означает, что ССА, разом лишившись американской и турецкой поддержки, решила сдаться. Просто она предоставляет возможность выступить вперед людям, более говорливым и более защищенным кондиционерами гостиниц в Эр-Рияде и Париже. А со своей стороны делает акцент именно на деталях нарушений перемирия, дабы подобное не повторялось в дальнейшем, что приветствуется всеми сторонами переговоров. Тому же Усаме Абу Зейду принадлежит знаковое высказывание на исходе второго дня переговоров: «Политические вопросы не обсуждались. Вообще».

Шиит должен уйти

Во-вторых, все оппозиционные группировки категорически отвергают саму возможность участия Ирана в дальнейших дискуссиях. И это не просто стремление выключить из переговоров неудобного игрока, а проявление одной из коренных причин противостояния в Сирии – религиозной нетерпимости, переросшей за последние год-два в откровенный расизм в отношении шиитов и алавитов. Их-то и олицетворяет шиитский Иран, а какие могут быть переговоры, если «хороший шиит – это мертвый шиит»?

Это тупик, причем, тупик системный. Москва настояла на участии Тегерана в нынешнем раунде переговоров, исходя, в том числе, из того, что шиитские военные подразделения, воюющие на стороне правительственной армии, достаточно сильны, а интересы шиитского населения, которое в какой-то момент оказалось на грани физического выживания, необходимо учитывать. К слову, в демонизации шиитов замечены уже не только джихадисты, но и вполне светская оппозиция. Они даже с алавитско-христианским правительством готовы вести переговоры, но Иран, «Хезболла», палестинцы и шиитские ополчения приравнены к исчадиям ада и сподвижникам Даджала. Это уже не политическая позиция, а что-то на уровне подсознания.

Теоретически можно пойти еще на одну уступку и попросить Тегеран посидеть в сторонке пару дней. Он вполне на это согласится, если гарантировать ему безопасность шиитского населения Сирии. Но в атмосфере неприкрытого расизма строить новое и желательно светское государство довольно проблематично. Поэтому делегация Дамаска открыто поддержала Иран. Посол Сирии в ООН Башар Джаафари заявил, что Тегеран сыграл безусловно позитивную роль на переговорах и его мнение в таком контексте должно быть учтено. При этом разницу в подходах к самому процессу переговоров посол продемонстрировал следующим образом: «Если бы мы хотели упрощать вещи и действовать так, как они (представители ряда вооруженных группировок оппозиции – ВЗГЛЯД), то мы могли бы сказать, что роль Турции – негативна. Да, она негативна, но мы так не заявляем, потому что мы – дипломаты, мы ответственны, мы так не поступаем. В политике иногда нужно иметь дело с врагами, чтобы спасти свою страну, и это то, что мы делаем».

Неистовость Аллуша

Определение полномочий тех или иных оппозиционных участников конференции – особенно трудная история. Часто эти полномочия оказываются либо в тени частных обстоятельств, либо вовсе ими подменяется.

Так, множеством скандалов и закулисных интриг окружена фигура главного переговорщика от группировки «Джейш аль-Ислам» Мухаммеда Аллуша, который явочным порядком претендует на позицию главного переговорщика от всей оппозиции – как вооруженной, так и «гостиничной». В прошлом году Аллуш с подачи Саудовской Аравии был позиционирован как официальный представитель так называемого Высшего комитета по переговорам, он же «Комитета Рияда», ибо его штаб-квартира располагается в столице Саудовской Аравии Эр-Рияде, а возглавляет его Рияд Фарид Хиджаб – бывший премьер-министр Сирии, наиболее высокопоставленный беженец и «светский оппозиционер» (такое вот совпадение). Именно Рияд Хиджаб был главой делегации «светской оппозиции» на прошлогодних переговорах в Женеве. Москва, кстати, хотела видеть на его месте другого «беженца» — бывшего вице-премьера правительства Кадри Джамиля, возглавляющего эмигрантскую группу «Народный фронт за перемены и освобождение Сирии» (он учился в СССР и знаменит своими коммунистическими взглядами), но Саудовская Аравия продолжала проталкивать на позицию главного переговорщика Мухаммада Аллуша, хотя он представлял исключительно «Джейш аль-Ислам».

На тот момент «Джейш аль-Ислам» считалась откровенно террористической организацией. И РФ, и Иран категорически отказывались садиться с ней за один стол. Не нравился Аллуш и правительственной делегации Сирии, поскольку именно «Джейш аль-Ислам» (тогда еще «Лиуа аль-Ислам») стояла за знаменитым террористическим актом 2012 года в центре Дамаска, когда были убиты, в том числе, министр обороны Дауд Раджих и его заместитель Асеф Шаукат – близкий родственник Башара Асада. Но Аллуш поднял такой крик, что вопрос о признании его «переговорщиком» стал чуть ли не ключевым. Он даже Джона Керри умудрился обвинить в давлении на него и на делегацию «Джейш аль-Ислам» в целом.

Дело еще и в том, что «Джейш аль Ислам» — семейное предприятие небольшого клана фанатиков-салафитов по фамилии Аллуш. В семье салафитского проповедника в пригороде Дамаска – Восточной Гуте – шейха Абдуллаха Аллуша в 1971 году родился сын Захран, пошедший в своих проповедях заметно дальше своего отца. С 17-летнего возраста он периодически попадал в тюрьму за разнообразные джихадистские проповеди, но в 2012-м попал под амнистию, которую Дамаск объявил из примиренческих соображений. Выйдя из заключения, Захран за несколько месяцев сколотил в Восточной Гуте крупную салафитскую группировку, объединив более 40 разнообразных отрядов. При этом его военно-организаторский талант подкреплялся многочисленными проповедями на редкость радикального толка. Шиитов и алавитов он называл «более неверными, чем христиане и евреи», перепадало и ИГИЛ*, которое салафит критиковал по чисто кораническим соображениям.

Однако 25 декабря 2015 года точечным ракетным ударом был поражен штаб «Джейш аль-Ислам» в Восточной Гуте. Причем, ровно в тот момент, когда там проходило совещание полевых командиров во главе с Захраном. Труп опознали. Министерство обороны РФ не подтвердило свое участие в ликвидации руководства группировки, всю ответственность взял на себя Дамаск.

Мухаммад Аллуш – одновременно двоюродный брат и шурин убитого основателя «Джейш аль-Ислам» (такое возможно – у Захрана было три жены и десять детей, браки с двоюродными сестрами в этой среде – обычное дело). Небольшого роста, крикливый, невоспитанный бородач пытался перехватить власть в обезглавленной группировке, но его оттеснил Иссам аль-Бувайдани, он же Абу Хумам, впрочем, всё и так уже катилось в ад. Правительственная армия принялась за ликвидацию анклава в Восточной Гуте, части «Джейш аль-Ислам» в Алеппо несли невосполнимые потери, а в результате разгрома идеология группировки стала стремительно меняться. «Джейш аль-Ислам» стала публично осуждать террористические акты в Европе, еще резче критиковала ИГИЛ и в конце концов присоединилась к инициированному Россией перемирию в декабре прошлого года.

Теперь Аллуш при закулисной поддержке саудитов так ожесточенно бьется за своё место под солнцем, что представитель Дамаска Башар Джаафари – не только кадровый дипломат с сорокалетним стажем, но и самая представительная фигура из всех, кто собрался в Астане, был вынужден заявить, что «его поведение оказалось далеко от дипломатических норм». Причем, так и осталось непроясненным, кого все-таки представляет Мухаммед Аллуш – весь «Комитет Рияда», только «Джейш аль-Ислам» или лишь себя самого как креатуру саудитов.

Волк, коза и капуста

Представляется необходимым определить статус еще и тех группировок, которые не присоединились к декабрьскому перемирию и формально находятся в состоянии войны всех против всех, однако все-таки приехали в Астану. Их немало: «Джейш аль-Изза», «Джейш ан-Наср», «Шухада аль-Ислам», «Аль-Фирка ас-Сахилия аль-Уля», «Сукур аш-Шам», «Аджнад аш-Шам» и объединение «Фастакем». У каждого собственное видение мира вокруг, и не факт, что всю эту космогонию удастся привести к единому знаменателю. Вполне возможно, что переговоры через какое-то время могут разбиться на отдельные «камеры», что формируемые общими усилиями итоговые документы будут состоять из общих слов и деклараций, а локальные соглашения останутся за кулисами довольно долго, и их воплощения в реальность мы увидим только «на земле», без обнародования под фанфары какого-либо письменного текста. Это нормально для сложных историй такого рода. Не надо забывать, что закулисные переговоры идут не только последние месяцы – они сопровождают практически всю гражданскую войну, только антураж и состав участников менялся.

Пока что опекать всю эту компанию взялся спецпосланник ООН по Сирии Стаффан де Мистура. И не потому, что ему нужно было придумать какое-то занятие (в прошлом году в Женеве над ним откровенно посмеивались, а Сергей Лавров и Джон Керри не спешили предоставлять ему слово). Просто как совсем уж нейтральная сторона он теоретически способен вести с ними переговоры, не хватаясь за валокордин или пистолет. Он, в конце концов, швед, хотя и считается итальянским дипломатом, а вдобавок к нордическому характеру имеет действительно большой опыт подобного рода деятельности – от еще коммунистической Албании до Ливана.

Уже два дня эти люди с непроясненными полномочиями и статусом, тем не менее, берутся озвучивать требования к правительству Сирии, принять или отвергнуть которые с порога у посла Джаафари просто нет возможности. Например, выдвинуто требование проведения тотальной амнистии для всех «политзаключенных». Термин взят в кавычки, потому что его конкретное определение оппозицией так и не было представлено, зато была названа примерная цифра – около 200 тысяч человек. Не уверенности, что в Сирии вообще есть такое количество тюрем, чтобы вместить такое количество людей. Но требование заявлено и, видимо, как-то даже запротоколировано.

Под вечер Мухаммед Аллуш даже заявил, что, российская сторона якобы «пообещала» содействовать освобождению заключенных. Усама Абу Зейд поправил товарища в том смысле, что российская сторона «пообещала принять меры». В чем стилистическая разница – остается только гадать. По ряду данных, российская делегация имела в виду освобождение женщин-заключенных, а прочие детали остались за кадром.

Другое дело, что легкой светской беседы никто и не обещал. Когда в одной комнате собираются столько злейших врагов (только от вооруженных группировок приехали 14 делегаций), невозможно добиться успеха за два с половиной световых дня. Эти переговоры уже беспрецедентны, они войдут в историю дипломатии, вне зависимости от того, каковыми будут их первые результаты. Кроме того, нельзя забывать, что попутно решаются не только дипломатические вопросы, но и чисто военные. От РФ в их обсуждении принимает участие заместитель начальника Главного оперативного управления Генерального штаба генерал Станислав Гаджимагомедов, который в прошлом году выполнял похожую функцию в Женеве.

«Перед нами стоит сложная задача - перевезти через реку в одной лодке волка, козу и капусту», — заявил РИА «Новости» неназванный источник в российской делегации. И это не поэтический образ, а классическая головоломка, упоминаемая в раннесредневековом манускрипте «Задачи для развития молодого ума» и вошедшая в фольклор множества народов – от Зимбабве до Скандинавии. Человек знал, что говорил – несмотря на некоторые шероховатости с определением, российская делегация со своими обязанностями справляется прекрасно.

0

152

Бои за Дейр-эз-Зор
25.01.2017, — Colonel Cassad
РОЖИН Борис

http://rusnext.ru/sites/default/files/zor_0.jpg
О ситуации в Дейр-эз-Зоре к исходу 25 января 2017 года.

Отразив атаки боевиков в районе базы «Панорама» и перекрестка дорог в направлении 137-й базы, САА продолжили попытки соединится с отрезанным от анклава аэродромом.

Заняв 22—24 января часть старого кладбища, пехота САА и ополченцы уперлись в оборону боевиков в прилегающих к дороге развалинах городских кварталов, откуда противник мог без труда организовать огневое воздействия на дорогу к авиабазе.

Проблема эта решается в течении уже нескольких дней — район продолжает накрывать авиация, а переброшенные через Камышли пополнения из состава Республиканской Гвардии (104-я бригада, в переброске принимали участия военно-транспортные самолеты РФ), позволили увеличить количество штурмовых групп, которые сирийцы могли использовать в уличных боях.

В течении 25 января в этих развалинах у дороги и на территории кладбища продолжались упорные бои, где САА несколько потеснила боевиков, что позволило отдельным сирийским источникам даже сообщить о восстановлении сообщения с авиабазой.

На деле, при формальном соприкосновении частей анклава, на месте этой узкой перемычки продолжаются упорные бои, а сам район помимо ударов российской и сирийской авиации, так же подвергается сильного обстрелу из минометов и гаубиц боевиков. Для того, чтобы на практике восстановить сообщение с авиабазой, надо не только обезопасить район у самой дороги, но и расширить зону контроля к югу от нее, в направлении Джирайи.

Проблема тут ровно та же самая, что и у боевиков в битве за Рамусех. Соприкоснуться с окруженными в Алеппо они смогли, а вот организовать полноценное сообщение и снабжение — нет. В данном случае, ситуация усугубляется обособленностью анклава. Так что говорить о решении проблемы явно преждевременно, хотя вполне понятно, что сирийцы очень надеются, что их пехота сможет продавить оборону боевиков.

В целом, как уже ранее говорилось на этот счет — ситуация тяжелая, но не безнадежная, а то после прорыва боевиков к университету «Аль-Фурат» сирийцев уже начали хоронить.

Можно констатировать, что САА несмотря на первоначальную неудачу, смогла отразить наступление Халифата нацеленное на немедленное уничтожение анклава и сейчас за счет перебрасываемых подкреплений и активных авиаударов (в которых сегодня снова участвовали самолеты дальней бомбардировочной авиации ВКС РФ) пытается вернуть хотя бы часть утраченных позиций.

Одновременно за счет активности авиации и грамотного маневра немногочисленными резервами, удается отбивать атаки боевиков как на район 137-й базы, так и на саму авиабазу.

В последние дни операция Халифата явно потеряла стройность и сейчас противник скорее пытается реализовать свое превосходство в численности, нежели поразить сирийцев какими-то тактическими изысками.

Потери в течении последних дней и изнуряющие авиаудары, явно затрудняют «черным» реализацию достигнутого 15—17 января преимущества.

https://pbs.twimg.com/media/C3ADNUkXEAI9Abo.jpg
https://pbs.twimg.com/media/C3ADOMgXgAEBK_S.jpg
https://pbs.twimg.com/media/C2_CWgcXUAA0nB1.jpg

В районе кладбища была найдена своеобразная «братская могила» боевиков. Халифатчики стащили своих убитых в кучу и сожгли при отходе.

Сирийские источники указывают на то, что среди убитых в основном были иностранные наемники.

https://pbs.twimg.com/media/C3A7pMDUkAEpyI6.jpg




0

153

Россия маневрирует между Израилем, Ираном и «Хезболлой»
Почему Москва позволяет ЦАХАЛ бомбить союзника Башара Асада
Антон Мардасов

Французский бюллетень Intelligence online сообщил о наличии секретного «кодекса поведения» между Россией и Израилем, направленного на уменьшение вероятности конфликта двух стран в небе Сирии. Перевод статьи, распространяемой по закрытой подписке, 6 февраля опубликовал военный блог bmpd, который ведут специалисты российского Центра анализа стратегий и технологий (ЦАСТ).

Отмечается, что в последние месяцы ВВС Израиля существенно нарастили число своих ударов по сирийской территории, в основном для прерывания линий снабжения движения «Хезболла» современным оружием. Израиль никогда официально ни подтверждал, ни опровергал эти удары. Наблюдается и «звенящее» молчание российской стороны: Минобороны РФ, регулярно критикующее действия ВВС западной коалиции, не реагирует на полеты израильских самолетов и авиаудары по сирийской территории.

Источники бюллетеня в России и Израиле сообщили о том, что «секретное соглашение» сводится к следующим договоренностям. Российскую сторону якобы удалось убедить в том, что целью израильтян является недопущение поставок оружия формированиям «Хезболлы», в особенности управляемых ракет и систем позиционирования, в Ливан и к Голанским высотам. А Москва получила заверения израильского нейтралитета в ходе конфликта «между Дамаском и сирийскими боевиками».

Напомним, что 21 сентября 2015-го на фоне развертывания российской группировки в Сирии в Москву спешно прилетел израильский премьер Биньямин Нетаньяху. Его встреча с президентом Владимиром Путиным была совмещена с переговорами глав Генштабов двух стран —Валерия Герасимова и Гади Айзенкота. 15 марта официальный представитель Минобороны России генерал-майор Игорь Конашенков сообщил о том, что военные летчики России и Израиля начали тренировки для обеспечения безопасности полетов над Сирией. После этого в СМИ не раз появлялась информация об инцидентах на юге Сирии, но всякий раз подчеркивалось, что трагедии удалось избежать благодаря «горячей линии», созданной Генштабами Израиля и РФ.
Отметим, что Израиль периодически наносит удары и позициям войск Асада, реагируя на случайно залетевшие минометные снаряды в северную часть Голанских высот. Пресс-служба израильской армии объясняет это тем, что Израиль «считает правительство Сирии ответственным за это грубое нарушение суверенитета». При этом военные эксперты из Тель-Авива говорят, что преувеличивать израильские бомбардировки не стоит: ВВС аккуратно наносят удары по артиллерийским расчетам или вблизи них, чтобы никто из сирийцев не получил ранения, а вот «Хезболла» и ее конвои из Дамаска в Ливан — это другое дело.

Впрочем, вместе с ливанской «Хезболлой» под огонь ЦАХАЛ попадают сирийские солдаты и иранцы. Так, в январе 2015-го в результате атаки ВВС Израиля на территории Сирии был убит генерал иранского Корпуса стражей исламской революции Мохаммад Алиулла Даади. И одно дело, когда удары наносились до появления российских самолетов ВКС и средств ПВО в САР, и с совсем другое — бомбардировки после вмешательства России в конфликт в конце сентября 2015 года. Ведь правительственные силы в некоторых операциях и в населённых пунктах опираются на поддержку ливанской «Хезболлы» (в САР воюет еще иракская и сирийская «Хезболла), бойцы которой по уровню боевой подготовки превосходят даже иранцев, которые в свое время участвовали в создании ливанского движения.

В России бытует мнение, что Израиль наносит точечные удары управляемыми ракетами по позициям «Хезболлы» только со своей территории. Однако израильские эксперты говорят, что для гарантированного уничтожения объектов «Хезболлы» самолеты и беспилотники ЦАХАЛ беспрепятственно залетают в сирийское воздушное пространство, несмотря на то, что локаторы С-400 облучают израильские самолеты, когда «те лишь взлетают с аэродромов».

Дамаск не раз заявлял о действиях ВВС Израиля непосредственно в воздушном пространстве Сирии. Например, в сентябре 2016 года официальные сирийские власти сообщили, что самолет ВВС Израиля и израильский беспилотник были сбиты средствами ПВО на территории сирийской провинции Кунейтра: истребитель к югу от одноименной столицы Кунейтры, беспилотник — к западу от поселка Сасаа. И хотя тот инцидент был больше похож на «войну слов» — Дамаск впоследствии не представил доказательств уничтожения воздушных аппаратов, факт нахождения ВВС в небе Сирии стороны даже не обсуждали.

Почему Москва позволяет Тель-Авиву бомбить боеспособные силы в САР — ливанскую «Хезболлу», которая взаимодействует с Ираном и поддерживает режим Асада? И почему в последнее время возросла интенсивность ударов ВВС Израиля по сирийской территории?

— По сути, мы наблюдаем один из локальных конфликтов в рамках основного сирийского конфликта. Поэтому удивляться вялой реакции Москвы на израильские бомбардировки «Хезболлы», которая воспринимается как ее союзник в сирийском конфликте, не стоит, — говорит начальник Центра исламских исследований Института инновационного развития Кирилл Семенов. — Скажем, РФ считает курдов своими союзниками в борьбе с терроризмом в Сирии, однако это не помешало в августе ВВС Сирии бомбить курдские позиции в Хасеке. А когда российские военные начали работу, направленную на примирение сторон, иранцы наоборот отправили туда подкрепления КСИР и «Хезболлы»…
В договоренностях между РФ и Израилем нет ничего удивительного. Более того — уже секрет Полишинеля, что приезд израильской делегации в Москву за неделю до официального начала российской операции в Сирии имел характер сделки. Для Израиля крайне важно было продолжать пресекать транзит оружия из Сирии в Ливан. Ведь, по большому счету, «Хезболла» в САР имеет бесконтрольный доступ к вооружениям. Бойцы движения могут вооружаться под различными предлогами. Например, можно сказать, что оружие было отбито у оппозиции или радикалов, а по факту оно было получено от сирийских военных или куплено за деньги. Что неудивительно, учитывая уровень коррупции в Сирии… А, как известно, Россия поставляет в САР, в том числе и современные виды вооружений, которые попадают в различные проправительственные формирования. Соответственно, ничего не мешает при определенных договорённостях записать его в разряд «уничтоженных в боях с террористами» и переправить в Ливан.

Естественно, для Израиля перевооружение «Хезболлы» за счет сирийского конфликта — болезненная тема и он не может не реагировать, от этого зависит безопасность государства. Я уже не говорю про то, что командование «Хезболлы», наблюдая за планированием наступательных операций российскими военными советниками, получило бесценный опыт. Ведь до сирийского конфликта формирования «Хезболлы» были ориентированы на действия от обороны — на засады для блокирования продвижения наступающего противника и защиту от израильских ракет в сложных сетях подземных укреплений.

«СП»: — Насколько критичны для имиджа РФ действия Израиля?

— Израиль проводит авиаудары на юге Сирии, где активность ВКС минимальна. Плюс РФ не давала никаких обязательств, что будет прикрывать САР от любых атак. Это просто невозможно, учитывая, что формально сирийское воздушное пространство нарушают все страны, входящие в международную коалицию под эгидой США и наносящие удары по позициям ИГ * и «Нусры» **. С этой точки зрения действия Израиля, который бомбит «Хезболлу» — также иностранную вооружённую группировку на территории Сирии, пусть даже приглашенную правительством, не выглядят удивительно.
Кроме того, если расставить акценты, то «Хезболла» — не союзник РФ. Российские военные просто опирались на ее бойцов при проведении операций в Восточном Алеппо, Пальмире, но они не обязаны вмешиваться в «ливано-израильскую линию».

«СП»: — Intelligence online утверждает, что в последние месяцы ВВС Израиля нарастили интенсивность авиаударов по югу Сирии…

— Спорное утверждение. Интенсивность ударов израильской авиации по «Хезболле» не выходит за рамки обычного. Возможно, стали чаще наноситься удары по каким-либо группировкам с беспилотников. Вообще на юге Сирии присутствует весь спектр сил: ИГ, «Нусра», оппозиционная коалиция «Южный фронт», с которой у режима де-факто установлено перемирие, «Ахрар аш-Шам», друзы. Интересы последних во многом сходятся с интересами Асада, тем не менее, они представляют автономную силу, поддерживаемую Израилем. Такое многообразие сил заставляет Израиль активно реагировать на угрозы и действовать против любых формирований, чтобы пресекать контрабанду оружием, а также минимизировать угрозу от попаданий боеприпасов на территорию Голанских высот. Возможно, с этим и связана активизация ВВС Израиля, о которой сообщил Intelligence online.
При этом действия ЦАХАЛ нередко играют на руку «Джейш Халид ибн Аль-Валид», аффилированной с ИГ и занимающей территории рядом с израильской границей (деревни видны с израильской части Голанских высот). Интенсивные бои возле границы с последующим втягиванием израильских пограничников невыгодны Тель-Авиву. Поэтому длительное существование анклава ИГ рядом с Голанами, возможно, связано с нежеланием Израиля видеть активные сражения вблизи собственных границ.

«СП»: — Есть мнения, что бомбардировками «Хезболлы» Израиль намеренно провоцирует напряженность в отношениях Ирана и РФ…

— Вряд ли. Повторю, периодичность ударов ВВС Израиля по «Хезболле» не выходит за рамки обычного. Кроме того, в Израиле отлично видят, что РФ в отношениях с Ираном все-таки действует с оглядкой на Тель-Авив.

«СП»: — То есть действия Израиля на юге Сирии в целом не сильно влияют на ситуацию?

— На мой взгляд, не сильно. Скажем, и в Ливане Израиль активно следит за деятельностью «Хезболлы» и при необходимости наносит удары. Однако в Сирии движение пользуется свободой действий, и, по некоторым данным, не только обеспечивает зону безопасности вдоль ливанской границы, но и создает там склады вооружений. Они используются не для поддержки Асада, а для последующей переброски оружия в Ливан.

Intelligence online публикует статьи по закрытой подписке, однако практически все материалы бюллетеня основываются на данных, которые уже есть в открытой печати, отмечает эксперт РСМД и Института Ближнего Востока Сергей Балмасов.

— Честно говоря, я уже сбился со счета, сколько за последние годы Израиль нанес ударов по «Хезболле» в районе Дамаска, тем не менее, можно констатировать, что израильтяне уже упустили момент по пресечению наращивания потенциала «Хезболлы». Сами представители израильской разведки признают, что с момента войны 2006 года движению удалось не просто восстановить ракетный потенциал, а нарастить его и количественно, и качественно. То есть нынешние бомбардировки «Хезболлы» в Сирии для Израиля — это уже борьба с симптомами, а не с самой «болезнью». Не исключено, что конвои из Сирии иногда организуются для отвода глаз, поскольку производство ракет и легкого вооружения налажено в «колыбели» «Хезболлы» — долине Бекаа.

Что касается отношений РФ и «Хезболлы», то их история достаточно противоречивая. Хорошо известен случай, когда ныне покойный террорист движения Имад Мугния по кличке «Гиена» организовал похищение четырех советских дипломатов, один из которых, к сожалению, был убит. Тогда нашим разведчикам, работающим в Ливане, удалось вернуть трёх дипломатов, при этом, по некоторым данным, руководителю «Хезболлы» обещали возможное падение (разумеется, чисто случайное) ракеты на иранский город Кум или Мешхед.
Не секрет, что при недавней эвакуации оппозиции из Восточного Алеппо и из-под Дамаска в Идлиб, «Хезболла» блокировали конвои, провоцировала конфликты и даже не допускала российских военных советников в Вади Барада. В общем, ни «Хезболла», ни Иран России не союзники, а лишь попутчики по сирийскому конфликту. Пока мы сходимся на том, что поддерживаем режим Асада, но что дальше, если будет запущен политический процесс и сформировано переходное правительство, — вопрос.

«СП»: — Тем не менее, Москве приходится маневрировать: с одной стороны, РФ дает Израилю бомбить «Хезболлу», с другой — ливанское движение привлекается к операциям.

— Щекотливый момент в том, что если бы не «Хезболла», то нам бы на некоторых направлениях, в том же Восточном Алеппо, пришлось бы наращивать силы своего спецназа или т.н. «добровольцев». Сирийцы без поддержки «Хезболлы» и других шиитских формирований не в состоянии самостоятельно прикрывать все направления и проводить наступательные операции. С другой стороны — «Хезболла» ничего бы не смогла сделать без поддержки российской авиации. Так что здесь, как ни крути, без вариантов.

0

154

Сирия заявила, что сбила израильский истребитель
17.03.2017

Четыре израильских самолета нарушили воздушную границу Сирии, одна из этих машин была сбита силами ПВО. Об этом говорится в заявлении сирийской армии, передает Reuters.

Инцидент произошел утром в пятницу, 17 марта. По утверждению военных, еще один самолет получил повреждения.

В заявлении Вооруженных сил Сирии уточняется, что целью израильской авиации были объекты силовиков в районе Пальмиры.

Между тем, как заявляют израильские военные, ни один самолет не был сбит.

«Самолеты ВВС Израиля действительно были обстреляны зенитными ракетами после того, как нанесли удары по территории Сирии», — цитирует израильских военных издание ВВС.

Представители израильской армии заявили, что ее боевые самолеты в ночь на пятницу поразили несколько целей в Сирии и уже находились в воздушном пространстве Израиля, когда по ним было выпущено несколько ракет.

Одна из ракет была перехвачена израильскими средствами ПВО. Остальные не попали в цель, ни один самолет не пострадал, говорится в заявлении армии обороны Израиля.

В израильских поселениях на Западном берегу Иордана во время ракетных ударов зазвучали сирены. Неизвестно, куда упали остальные ракеты. Представитель армии Израиля сказал только, что безопасности израильских граждан ничего не угрожало.

Отмечается, что это редкий случай, когда израильские военные подтверждают, что их военная авиация провела операцию в Сирии.

0

155

Проамериканскую коалицию неожиданно обвинили в сговоре с террористами ИГИЛ в Ракке
02.06.2017

Оппозиция неожиданно обвинила проамериканскую коалицию SDF в заключении сделки с ИГИЛ в провинции Ракка.

ИГИЛ отступает из населённых пунктов Гнейда и Аль-Мансура на западе провинции Ракка, заключив соглашение с курдскими формированиями из состава проамериканских «Сирийских демократических сил» («СДС»). Об этом сообщают СМИ сирийской оппозиции со ссылкой на источники.

«Проверенные источники сообщают, что сегодня, 2 июня, силы ИГИЛ* вышли из городов Мансура и Гнейда (Ганейда) в сельской местности на западе Ракки, заключив соглашение с „демократическими силами Сирии”», — передает новостной антиправительственный ресурс Enabbaladi.
http://rusvesna.su/sites/default/files/skrin_igi_begut_iz_rakki.jpg

Данная информация приводится со ссылкой на спонсируемую Западом НПО «Ракку убивают молча». Со ссылкой на источники в Ракке в сообщении далее говорится о том, что отряды ИГИЛ из указанных населённых пунктов, а также от плотины «Баас» на реке Евфрат уходят в Сирийскую пустыню по единственной оставленной им курдами дороге на юг.

«Операция „Гнева Евфрата” (начатая США — прим. РВ) объявила сегодня о завершающемся штурме двух городов возле плотины „Баас” на берегу реки Евфрат в западной части провинции Ракка», — говорится в новости.

Раккские активисты отмечают, что конвой, который вышел из двух городов и района вокруг плотины «Баас», пошел в сирийскую пустыню благодаря договоренностям с SDF

В статье также напоминают, что ранее Минобороны России обвинило «Сирийские демократические силы», состоящие из курдских и арабских формирований с лидирующей ролью «Отрядов народной самообороны» (курдские YPG), в заключении соглашения с ИГИЛ о беспрепятственном выходе в Сирийскую пустыню. Российское руководство предупредило, что знает об этом соглашении и отслеживает обстановку, хотя «СДС» отрицают что-либо подобное.

0

156

Беспилотник снял разорвавшуюся в толпе боевиков ИГИЛ ракету в Алеппо
4 июня 2017
   
В ночь на воскресенье, 4 июня, армия Сирии освободила последнюю цитадель ИГИЛ (запрещенного в России) в Алеппо – ключевой город Маскана. Об этом сообщает портал «Русская весна».

Перед тем как официально было объявлено об освобождении Масканы, Национальными силами обороны был обнародован видеоролик с кадрами последних семи дней боев в этом регионе. В ролик включены кадры работы военной авиации. Например, на 50-й секунде видно, как залп неуправляемых ракет попадает в группу из 50 бегущих террористов. Снаряды разорвались прямо в центре их скопления. Вероятно, удар был нанесен одним из штурмовиков Су-25, которые в последние месяцы постоянно поддерживали сирийских союзников.

Сирийская армия во главе со штурмовой дивизией «Тигр» в течение недели вернула под контроль 22 поселка, при этом ликвидировав свыше 1200 боевиков ИГИЛ. В сражениях было уничтожено около 100 единиц военной техники.

Огромную роль в боях сыграла боевая авиация ВКС России и ВВС Сирии, наносившая большое количество ударов по позициям террористов. На видео также продемонстрирована работа сухопутных подразделений САА, которые штурмуют оккупированные экстремистами населенные пункты.

0

157

Схватка США и России за Ат-Танф: есть ли альтернатива?
8 июня 2017
https://img1.eadaily.com/r650x400/o/08f/999901eed40e3bb15979c488f7d34.jpg
Фото: politexpert.net

Шлагбаум, таможенный пункт, казарма на взвод пограничной стражи и поселок чуть в стороне, больше напоминающий стоянку бедуинов. Впрочем, с целыми двумя дуканами, где можно было купить воду, бензин, хлеб и сигареты… Так выглядел КПП Ат-Танф со стороны Сирии в 1990 году незадолго до вторжения Ирака в Кувейт. Что-то подобное было и на иракской стороне. Сегодня здесь решается судьба Сирии.
Ситуация стремительно приближается к развязке. Кто-то из военных аналитиков уверен, что сопротивление ИГИЛ (ДАИШ, «Исламское государство», террористическая группировка, запрещена в РФ — прим. EADaily ) может продлиться до осени и дольше, кто-то считает, что организованная оборона «исламского государства» посыплется со дня на день.
Что потом? После того, как будет уничтожен общий враг? Вероятно, наступит самый сложный и опасный этап урегулирования, поскольку не озвучен не только согласованный план восстановления Сирии, но даже принципы урегулирования, включая вопрос того, будет ли сохранена сама Сирия, как единое суверенное государство.
В таких условиях сторонам конфликта очень важно получить хорошие карты. Как в переносном смысле — для дипломатической игры, так и в прямом — географические, точнее, оперативные: отвоевать большую часть территорий, которые еще находятся под контролем ИГИЛ. Ситуация в некотором роде напоминает ту, что сложилась в Европе весной 1945-го. Как предположил один уважаемый историк, если бы Красная Армия заняла Гамбург и Баварию, то союзники вполне могли бы согласиться на «австрийский вариант»: Германия стала бы объединенным нейтральным государством, а история Европы и мира, возможно, сложилась бы иначе.
https://img8.eadaily.com/r650x650/o/749/775b8312facac89e41ac82eb9adf4.png
В феврале этого года после 100-дневного штурма турецкой армии и их союзникам из «умеренной оппозиции» под брендом «Сирийской Свободной Армии» (ССА) удалось взять (стрелка 1) город с символическим названием Аль-Баб («врата», «дверь»). Но эта победа оказалась последней и в военном плане уже бессмысленной, т.к. Сирийская Арабская Армия (САА) президента Башара Асада обошла Аль-Баб южнее, соединилась (стрелка 2) с курдским ополчением на западном берегу Евфрата (район Манбидж) и в начале марта сама вышла к Евфрату.
Турецкой армии был отрезан выход на оперативный простор между городом Алеппо и Евфратом к долине Маскана и далее на юг. Попытка одного из турецких подразделений и протурецких боевиков случайно продвинуться на подконтрольную Асаду территорию так же случайно была пресечена ударом неопознанных штурмовиков. После чего новых попыток продвижения на юг не предпринималось, а Анкара заявила об успешном завершении операции «Щит Евфрата».
В конце марта САА и Силы Спецопераций (ССО) России второй раз освободили Пальмиру (стрелка 3). В результате вполне оправданного укрепления флангов армия Сирии и здесь отделила (стрелка 4) ИГИЛ от «умеренной оппозиции», удерживающей несколько городов на северо-востоке провинции Дамаск. Впрочем, эти отряды до недавнего времени больше угрожали шоссе Дамаск — Хомс, чем боролись с ИГИЛ в собственном тылу.
На сегодня единственный участок, где ССА «умеренной оппозиции» условно противостоит ИГИЛ остался на юге страны, в пустыне у иорданской и иракской границы. И ключевой пункт здесь — Ат-Танф. Именно этим объясняются уже две попытки — 18 мая и 6 июня — сирийской армии и проправительственных сил занять (стрелка 5) пограничный переход. Оба раза пресеченные авиацией США. Предпринимаются попытки и разрезать территорию «умеренных», замкнув малое кольцо восточнее Дамаска (стрелки 6).
Между тем, от исхода боев за Ат-Танф во многом зависит будущее Сирии.
Либо «вариант А»: остающиеся у ИГИЛ территории освобождает Асад, и тогда 65% территории окажутся в руках сирийского правительства, 25% — за курдами (официально признающими правительство в Дамаске) и только 10% за ССА (Идлиб, Дераа и совсем уж мелкие анклавы, которые к тому времени еще больше раскрошатся.). После чего переговоры, как бы они ни назывались, по сути, будут касаться условий амнистии и реинтеграции оппозиции в политическую жизнь существующего режима.
Либо «вариант Б»: оппозиция при поддержке американо-саудовской коалиции осуществляет свой план: 1) выходит к Евфрату (стрелка 7) и получает территорию, соизмеримую с правительственной (обескровленный Дейр-эз-Зор этому не помеха); 2) соединяется с Рожавой (Сирийским Курдистаном) и, учитывая влияние США на курдов, создает широкую коалицию против Дамаска; 3) возможно, самое важное: в случае будущего де-юре или де-факто раздела страны отрезает Дамаск от шиитского и все больше выходящего из-под контроля Ирака. Можно сказать и иначе: создает коридор «Турция — Иордания».
Де-юре раздел Сирии это то, против чего категорически возражает Россия. Но, скажем прямо, на де-факто раздел она уже согласилась самой договоренностью о создании так называемых «зон безопасности» — признанием границ районов, контролируемых «умеренной оппозицией».
Это означает, что исход битвы за Ат-Танф приобретает исключительное значение. В случае осуществление «варианта А» Россия легко «потянет» дальнейшее участие в разрешении сирийского вопроса. В случае «варианта Б» участие России будет сопряжено с большими политическими, финансовыми и военными рисками.
Пробиться к Дейр-эз-Зору или обойти Ат-Танф с севера и выйти к границе Ирака восточнее пока не удается: игиловцы отчаянно защищают последние нефтяные поля к востоку от Пальмиры и пытаются отбить те, что САА заняла на левом (северном) фланге.
Сирийская армия может решиться на третью прямую атаку на Ат-Танф. Результат будет тот же. ВКС РФ прикрывать сирийцев не могут: ответ американских пилотов на требование наших не бомбить колонну, предсказуем. Что дальше? Все это, вероятно, уже проговаривалось военными РФ и США по каналам предотвращения конфликтов. Или даже не проговаривалось ввиду очевидности.
Но даже взятие Ат-Танфа и соответственно двух третей Сирии не гарантирует благополучного исхода сирийской кампании. России необходимо после разгрома ИГИЛ вообще избежать перерастания конфликта в Сирии в новое качество — конфликта уже двух противников, двух коалиций. И уж конечно не факт, что контролируя только 10−15% территории Сирии, оппозиция будет уступчивее на переговорах.
Значит, уже сейчас нужно искать точки соприкосновения с участниками западной коалиции везде, где это возможно.
Нельзя сказать, что полученный «огрызок» между границей и Аль-Бабом это для Турции теперь пресловутый «чемодан без ручки». Нет, это демонстрация силы и присутствия, свидетельство престижа, что еще важнее — задел для будущего торга по зонам влияния в Сирии и самое важное — турецкий Аль-Баб все же отрезал восточные кантоны Рожавы от западного — Африна.
Для Турции это действительно болезненный вопрос. От западной границы кантона Африн до Средиземного моря всего «33 километра истинной независимости Курдистана». Выход к морю здесь предусматривали и предусматривают все без исключения проекты Курдского государства, урезанного или в максимальных границах, «содружества автономий» в границах четырех государств или государства члена ООН, которое без выхода к морю будет все так же зависимо от Ирака, Сирии, Турции и Ирана.
Следует уважать обеспокоенность Турции. Поэтому можно вести самый серьезный разговор о создании на территории провинции Алеппо, на значительной части территории провинции, например, туркмено-черкесской автономии.
Тематика разговора может быть еще шире. Скажем (сугубо умозрительное рассуждение), существует форма уступки территории в форме неравнозначного обмена. Например, в 1902 году Британия только ради удобства управления племенем беджа отторгла от подконтрольного Египта «треугольник Халаиб» площадью в 20 тыс кв. км с одноименным городком на берегу Красного моря и передала его подконтрольному Судану. А Египет получил «взамен» «трапецию Бир-Тавиль» в 2 тыс кв. км с единственным колодцем. В 2000 году Египет занял треугольник и предложил Судану забрать трапецию, тот категорически от нее отказывается, отчего она превратилась в ничейную землю terra nullius. Но это частный случай. При взаимном изначальном согласии сторон прием применим и сегодня. Он более приемлем с точки зрения легитимности, т.к. каждая сторона обосновывает свои предложения по обмену, официально просит об этом.
Подобные разговоры лежат вне открытого западного дискурса. Там принято четверть века сшивать несшиваемую Боснию или 20 лет принуждать к «сосуществованию» албанцев и сербов в границах Косово (но не в границах Сербии или Митровицы). Парадоксальным образом как раз в Сирии Запад, кажется, не исключает варианта раздела и даже склоняется к нему. Видимо, это продолжение переоценки ценностей в Ираке: с неизбежностью отделения Иракского Курдистана США уже смирились.
И если турки не прочь поговорить о сакральном для них значении Алеппо, то почему бы им и сирийцам при участии России не поговорить о сакральном значении для Сирии и христианства левобережной исторической (не правобережной промышленной) части Антиохии (Антакьи)? Или о сакральном значении Северного Кипра, где в Саламине под Фамагустой была основана первая в Европе церковь? Такой обмен (с протекторатом России над Северным Кипром) был бы однозначно выгоден Турции, но не настолько, чтобы обвинить ее в захвате чужих территорий.
Убежденные противники Асада, которые в течение шести лет постепенно концентрировались в Идлибе, могли бы отсюда переместиться в Алеппо, а курды в качестве компенсации могут получить Ракку. Во всяком случае, это будет разговор на языке, понятном сторонам, на языке, который позволяет эффективно решать проблемы.
Точно так же Иордания, чья династия Хашимитов до середины 20 века правила в Сирии и Ираке, могла бы частично удовлетворить свои амбиции за счет провинции Дераа, Кунейтры и прилегающей части провинции Дамаск до водораздела рек, обеспечивающих водой южную часть Дамаска. Сюда, на юг, могут перебраться жители окруженного Растана из провинции Хомс и последнего оппозиционного пригорода Дамаска — Восточной Гуты. Асад может и далее не признавать Израиль, но вопрос принадлежности Голанских высот для Сирии снимается, т.к. граничить с высотами будет уже Иордания. Очевидно, что такое решение могло бы быть интересно также Израилю и США. Сирия в свою очередь может получить от Иордании южные отроги Джебель эд-Друз.
Эти рассуждения могут показаться циничными, если вы считаете, что можете оценить их с точки зрения сирийца. Что за хамски самоуверенные попытки делить чужую страну, переселять ее жителей? Да и где гарантия, что завтра это все не повторится снова уже в урезанных границах Сирии?
Но, во-первых, такое решение означает немедленное прекращение конфликта и начало восстановления страны. Во-вторых, Сирия уже разделена и миллионы сирийцев уже покинули свои дома. В-третьих, главный раскол находится гораздо глубже и скорее он определил линию фронта, чем она его. Просто задумайтесь над словами одной жительницы Дамаска, сирийки, арабки, суннитки, о жителях Восточной Гуты, сирийцах, арабах, суннитах: «А-а-а! Да они всегда были такими!».
Это не сиамские близнецы, они чужие. Их можно и необходимо разделить. Это кажется единственной альтернативой столкновению двух коалиций. В лучшем случае — затяжному вялотекущему конфликту, добивающему Сирию.

0

158

0

159

0

160

The Times: Россия и Иран проверяют истинные намерения Трампа в Сирии
20 июня 2017

Британская The Times публикует статью своего аналитика Ричарда Спенсера, в которой тот пишет, что США и их союзники, в том числе и Великобритания, постепенно оказываются ввязанными в необъявленную и не запланированную войну с «сирийским режимом» и его союзниками — Россией и Ираном.
Парадоксально то, что это происходит, несмотря на то, что президент США Дональд Трамп во время своей предвыборной кампании обещал не ввязываться в войны на Ближнем Востоке, рассуждает автор.

В воскресенье, 18 июня, американский истребитель сбил сирийский бомбардировщик. Это стало четвертым столкновением между США и сирийскими войсками за последний месяц. Сирия заявляет, что США мешают ей бороться с террористической группировкой ДАИШ («Исламское государство», ИГ, ИГИЛ). Однако, отмечает Спенсер, практически все это время войска Башара Асада концентрировали свое внимание на борьбе с повстанцами в других районах страны.

Сейчас правительственные силы продвигаются на восток, к границе с Ираком, в надежде, что при помощи Ирана и поддерживаемых Тегераном шиитских ополченцев Дамаск сможет вернуть под свой контроль большую часть страны. Но Дамаск не знает, так же как и мы все, как долго США оставят свои вооруженные силы в стране после того, как их союзники займут «столицу» ИГ — сирийский город Ракка.

Иран очень хотел бы, чтобы США вывели свои войска, так как их присутствие мешает одной из главных целей Тегерана, а именно, что обе стороны сирийско-иракской границы были бы под контролем проиранских формирований.

Президент Трамп, учитывая все его политические проблемы у себя дома, передал контроль над войной с ИГ своему министру обороны Джеймсу Мэттису и советнику по национальной безопасности Герберту Макмастеру. Однако Иран и Сирия думают (и они почти наверняка правы), что решение о том, продолжать или нет боевые действия, даже при наличии риска столкновений США с Ираном, Россией и сирийскими правительственными войсками, будет сделано из политических, а не военных соображений.

Сейчас они делают все возможное для того, чтобы Трамп осознал возможные последствия этого решения. Трамп хочет одновременно выйти из Сирии и договориться с Россией, но при этом он выступает резко против Ирана. Как его уже предупреждали, достичь обеих целей невозможно, напоминает британский аналитик.

И неудивительно, что Сирия и Россия заметили это противоречие в планах Трампа и теперь на деле проверяют его истинные намерения, заключает The Times.

0

161

Агрессия против Сирии грозит США смертоносной войной с Россией, — аналитик
22.06.2017

С приближением разгрома ИГИЛ в Сирии обостряется борьба между правительством и повстанцами за контролируемую «халифатом» территорию, пишет обозреватель Creators Патрик Бьюкенен.

Если Вашингтон продолжит совершать атаки на сирийские войска, то этот региональный конфликт рискует перерасти в «более широкую, опасную и смертоносную войну» США с Россией, предупреждает аналитик.

Уничтожение американской авиацией самолёта ВВС Сирии — это акт агрессии в отношении страны, против которой конгресс США никогда не объявлял и не санкционировал войну, пишет обозреватель Creators Патрик Бьюкенен.

Согласно версии Вашингтона, сирийский истребитель бомбил проамериканских повстанцев. Дамаск настаивает, что его самолёт атаковал позиции ИГИЛ*.

Как бы то ни было, в свете случившегося Россия заявила, что она выходит из договора о предотвращении столкновений в сирийском небе и собирается брать на прицел все воздушные объекты к западу от Евфрата, подразумевая самолёты и беспилотники Пентагона.

«Если Москва не блефует, то мы движемся в сторону российско-американского столкновения в Сирии», — утверждает публицист.

Сбитый самолёт был первым на счету ВВС США в сирийском конфликте. Но ранее Дональд Трамп уже отдавал приказ о нанесении удара по правительственной авиабазе, с которой якобы осуществлялись химические атаки на мирное население, напоминает Бьюкенен.

По его словам, всё вышесказанное свидетельствует о том, что США всё глубже погружаются в эту межконфессиональную шестилетнюю гражданскую войну. И на наших глазах она переходит в следующую фазу — борьбу за контроль над территорией и населением, освобождённым после падения Ракки и смерти «халифата».

Армия Башара Асада пытается вернуть как можно большую часть утраченной территории. В этом стремлении её поддерживают Россия, иранские войска, отряды шиитского ополчения из Ирака и Афганистана и «Хезболла».

Асад и союзники, противостоящие ИГИЛ, всё чаще сталкиваются с прозападными Демократическими силами Сирии, в состав которых входят арабские повстанцы и местные курды.

Но если Америка решила использовать авиацию для борьбы с сирийскими самолётами, которые атакуют лояльные Вашингтону силы, то это может вылиться в конфронтацию с Россией и «более широкую, опасную и смертоносную войну для Соединённых Штатов», предупреждает автор статьи.

Бьюкенен выражает серьёзное сомнение, что США стоит ввязываться в подобный конфликт, «победа в котором потребует масштабного вмешательства». Более того, на его взгляд, для Вашингтона не должно играть большой роли, кто именно возьмёт под контроль Ракку и прилегающие районы, когда оттуда будут изгнаны исламисты.

Во время предвыборной кампании Трамп говорил, что для разгрома ИГИЛ необходимо сотрудничество с Россией.

Однако, посетив Саудовскую Аравию, он фактически согласился с созданием так называемого арабского НАТО. Тем самым США признали Эр-Рияд главным союзником и лидером в региональной борьбе за власть между арабскими странами Персидского залива и шиитским Ираном.

В результате Трамп и его страна достигли точки принятия решения. Если после уничтожения сирийской «столицы» ИГИЛ американцы попытаются использовать свою мощь, чтобы объединить повстанческие группировки за счёт Дамаска, то они рискуют вступить в конфликт не только с его союзниками, но даже с Турцией. Ведь турецкий президент с подозрением относится к курдским союзникам Вашингтона.

«В Ираке у США и Ирана общий враг, ИГИЛ, и общий союзник — официальный Багдад. В Сирии у нас общий враг — ИГИЛ. Но наши союзники противостоят Асаду, России, Ирану и „Хезболле“. Перед нами встаёт вопрос: после того как Ракка с Мосулом падут и халифат исчезнет, кто унаследует имущество ИГИЛ?» — рассуждает аналитик.

На его взгляд, Вашингтону необходимо обозначить линии наступления для сирийских курдов и начать переговоры с Москвой, Дамаском и Тегераном.

«Мы не должны позволять нашим друзьям на Ближнем Востоке и в Персидском заливе разыгрывать за нас нашу партию, потому что слишком часто из-за их интересов нам приходится участвовать в их войнах, которые необязательно являются и нашими», — заключает Патрик Бьюкенен.

0

162

«Сначала уничтожим русскую базу, потом добьем их войска»
Американцы надеются, что война в Сирии пойдет по их сценарию

У России примерно 25 самолетов. Из них только с десяток предназначены для завоевания господства в воздухе (Су-35 и Су-30). А против них будут «невидимки» 5-го поколения, дюжины истребителей F-15, F-16, а также бомбардировщики B-1 и B-52. И конечно, огромный флот ВМС США с сотнями «Томагавков». Как сказал в интервью изданию Business Insider автор доклада Stratfor Омар Ламрани, «у русских массированная ПВО, они, конечно же, не беззащитны. Но у США — полное господство в воздухе». И хотя что-то у русских приближается или даже превосходит возможности реактивной авиации США, все дело просто в количестве.

Если разведка США выявит массовую мобилизацию российских истребителей в ответ на обострение обстановки, то США не будут вежливо дожидаться, пока русские поднимут свои самолеты в небо, чтобы там с ними воевать. Будет дан гигантский залп крылатыми ракетами с кораблей авианосной группы George H. W. Bush. Примерно так, как поступили 7 апреля с сирийской авиабазой Шайрат. Но теперь ракеты должны будут «насытить и поразить» русскую систему ПВО своим огромным числом. Затем, после «кастрации», корабли наносят удар по авиабазе, уничтожая не только самолеты на земле, но и взлетно-посадочные полосы — так, чтобы никакие машины не смогли взлететь. Авиация США и коалиции будет господствовать в небе и окончательно добивать российские вооруженные силы.

Так что, Ламрани прав в своих оценках? И да, и нет. Да — потому, что именно это произойдет, если русские решат своим малым числом самолетов пойти на столкновение с авиацией, предназначенной для завоевания господства в воздухе, и попытаются превзойти все силы и средства авиации CENTCOM’а* и НАТО ради контроля неба над Сирией. И нет — просто потому, что русские никогда так не поступят.

Вернемся к основам.

Вопрос № 1: Слабая ли у русских позиция в Сирии?

Да, абсолютно. И им это известно. Во-первых, у русских только 2 базы — Тартус и Хмеймим. И они вдали от дома. Их силы в Сирии крошечны в сравнении с находящимися в распоряжении англо-сионистов и их союзников. Во-вторых, США вливали миллиарды долларов в этот регион. Сейчас у них не только численное превосходство над русскими, но и система баз, куда можно перебросить дополнительные силы. Сирия сжата между CENTCOM’ом на юге и востоке и НАТО на севере и западе. Ближайшие российские силы — в Крыму. Контроль над небом Сирии могут установить не только США и НАТО — даже Израиль в одиночку, возможно, способен на это.

Вопрос № 2: Есть ли у русских преимущества?

Абсолютно, да. Фактически, у них много преимуществ перед американцами. Вот они:

Все значимые сухопутные силы — либо союзники русских, либо находятся с ними в хороших отношениях: сирийцы, иранцы, Хезболла. Даже Турция гораздо ближе к России, чем к англо-сионистам. Единственная сила англо-сионистов, которая имеет значение «на земле», — это ИГИЛ** и их приспешники.

Общественное мнение в стране. В России подавляющее большинство населения военную операцию в Сирии понимает и поддерживает. В США общественность в отношении этой войны дезориентирована и настроена глубоко скептично. У Путина огромный кредит доверия, а Трамп старается избежать импичмента.

Общественное мнение за рубежом. В США сио-СМИ*** предпринимают героические усилия, чтобы скрыть тот факт, что присутствие США в Сирии, не говоря уж о реальной агрессии, совершенно незаконны с точки зрения международного права. Но большей части планеты об этом известно. Это подрывает позиции США в мире.

Русские не предложат массу выгодных для англо-сионистов целей. У РФ всего-то Тартус и Хмеймим. У американцев — длинный список баз и объектов, которые могут стать целями для ударов.

Сила воли, храбрость и целеустремленность российского солдата превосходят те же показатели американцев на многие порядки. Американцы любят убивать за свою страну. А вот энтузиазма самим погибать за нее у них гораздо меньше.

Российский личный состав и вооружение интегрированы с сирийскими силами. В Сирии «на земле» действуют российские технические специалисты, военные советники и силы специальных операций. Это означает, что русские могут использовать сирийские С-300, чтобы сбивать американские самолеты, не предоставляя американцам доказательств своей причастности к этому. В старых терминах ЦРУ: у русских имеется возможность «правдоподобного отрицания».

У русских в Сирии превосходные разведывательные возможности. Поэтому их удары так точны. Сравните это с очевидным отсутствием понимания происходящего американцами.

Итого

Первое «правдоподобное отрицание» в воздухе

У русских нет мотива начать крупномасштабную воздушную битву в небе Сирии против американцев. Но то, что она не в их интересах, не означает, что они обязательно будут ее избегать. Пока, русские, кажется, избрали стратегию преднамеренного устрашения американцев. Но они могут «работать» по американским самолетам своими С-300 и С-400.

Забудьте об С-300/С-400, подумайте о «Панцире»

Ну, да, у русских в Сирии есть С-400. Однако они пригодятся для серьезных целей. Глянем на «Панцирь-С1». Эта система ПВО внушает ужас, но в сио-СМИ о ней почти не пишут. Но вот в чем прелесть этой мобильной системы: русские и сирийцы управляют ей совместно! Другими словами, эти «Панцири» не только могут находиться где угодно, но ими и управлять может кто угодно. Черт возьми, они есть даже у иранцев!

Их можно включить в глобальную систему, и они будут работать автономно! И имейте в виду — никто не знает, сколько их русские привезли в Сирию, сколькими «сирийскими» «Панцирями» управляют русские, сколько их включено в глобальную систему, и сколько их там, вообще!

Итак, мы имеем систему, которая чрезвычайно мобильна (грузовик высокой проходимости) и легко скрываема. Но которая может работать по целям, летящим на высотах от 0 до 15 000 м на расстоянии до 20 км. Добавьте к этому их пассивную систему обнаружения целей и возможность интеграции с С-300/С-400, Су-35 и АВАКС.

И у американцев нет никаких доказательств того, что русские их вообще разместили! Пусть теперь американцы попробуют сказать, что их самолет сбили русские!

Короче говоря, пока все говорят об С-300/С-400, русские разместили средства ПВО, которые будет невозможно уничтожить «Томагавками» (из-за мобильности) и почти невозможно уничтожить авиацией.

Да, американцы смогут летать за пределами действия «Панцирей». Тогда какой смысл применять авиацию? Можно использовать самолеты с низким радарным сечением (B-1/B-2 для ударов и F-22 для их защиты). Но это существенно снизит превосходство CENTOM/NATO в небе над Сирией.

И напомню, что ни США, ни странам НАТО никогда не доводилось действовать в такой опасной обстановке, как сейчас в Сирии. ПВО сербов была древней, но даже против нее блок НАТО провалился. В Сирии русская ПВО может показать американцам почем фунт лиха. И даже не придется поднимать в воздух истребители обеспечения господства в воздухе.

Второе «правдоподобное отрицание» в воздухе

Кто-нибудь предположил, что русские могут ударить по силам США в Сирии (или в Ираке, если уж на то пошло)? Кажется, нет. Все исходят из того, что силы РФ в Сирии малочисленны и не могут атаковать превосходящих их американцев. Это ошибочное предположение, основанное на том, что США будут знать, кто на них напал. А русские способны на «правдоподобное отрицание».

И вот почему.

Русские спецы уже размещены в Сирии и действуют активно. Во-первых, это спецназ ГРУ ГШ офицерскими группами по 8−12 человек. Во-вторых, Силы специальных операций — относительно новое творение. И, наконец, не называемые, но очень засекреченные подразделения. Я не нашел информации о том, кто они, но думаю это то, что раньше было «Вымпелом» — специальные силы СВР, работающие в тесном сотрудничестве с агентурной сетью СВР в Сирии.

У русских уже более чем достаточно специальных сил в Сирии, чтобы атаковать американские цели не только в Сирии, но и во всем регионе. Для снайперов это — высшие офицеры США. Но по силам США могут быть нанесены «необъяснимые» удары ракетами. Самое главное: спецназ способен бить в режиме полной секретности, когда ничто не будет указывать на россиян.

Они могут выглядеть как арабы, говорить по-арабски, иметь арабские документы. Президент Чечни Рамзан Кадыров открыто признавал, что чеченские оперативники внедрены в командные структуры ИГИЛ. Наконец, даже если «русских» поймают — так в ИГИЛ примерно 5000 граждан РФ различных этнических групп, включая славян. И не доказать, что боевик Х или боевик Z — агент разведслужб РФ.

Вывод: у России есть вариант нанесения ударов по силам США при «правдоподобном отрицании». И в воздухе, и на земле.

«Правдоподобное отрицание» против постоянно лгущего врага

Как использовать «правдоподобное отрицание» против страны, которая систематически изобретает идиотские истории о русских хакерах, крадущих выборы, или о невидимых российских армиях на востоке Украины? Да, страна, у которой 16 разведслужб, но которая постоянно и позорно фальсифицирует разведданные, может сказать: «Это сделали русские». А сио-СМИ будут это повторять, не приводя никаких доказательств.

Ведь были истории о сербах, творящих геноцид. О ливийцах, пьющих «Виагру» и насилующих. Об иракцах, разрывающих на части грудных детей…

И вот представьте: в Сирии русские операторы «Панциря» сбили американский самолет или русский спецназ взорвал американскую штабную палатку. Доказательств нет. Вопрос: американцам выгодно показывать пальцем на русских? Я поспорю, что нет. Чтобы избежать политических и военных рисков, проще будет обвинить сирийцев и разбомбить, например, пустующее здание разведки в Дамаске и провозгласить: «Послание послано».

Смогут американцы ответить тем же?

Думаю, нет. У них нет сил и средств «на земле», нет разведвозможностей и нет политической поддержки (внутри страны и вовне), чтобы им это сошло с рук. И еще, за специальными силами США долгая история провалов в относительно простых операциях. Я не представляю себе, чтобы они замахнулись на прямое нападение на силы РФ в Хмеймиме или где-то еще. Самое большее — они так делают почти всегда — перепоручить задание кому-нибудь из местных. Это срабатывает против беззащитных гражданских, но оборачивается катастрофой в случае с «защищенной» целью.

Парадоксы войны

Любая военная акция — это средство достижения политической цели, «продолжение политики другими средствами». В силу этой политической природы бывают обстоятельства, когда более слабая сторона может получить преимущества. Задача оборонительной стратегии более слабой стороны — не позволить более сильной стороне навязать тот тип войны, при котором та максимизирует свои преимущества.

В Сирии было бы глупо воевать небольшим количеством самолетов против всей авиации CENTCOM’а. Применительно к крылатым ракетам надо делать то, что делали сербы в Косове и Хезболла в 2006-м. Не предоставлять им целей. В Сирии это означает использовать только мобильные системы ПВО. И последнее по порядку, но не по значению — бить американцев там, где им больнее всего. По их моральному духу (how crazy they got when they could not find out who was attacking them in Vietnam).

Слон в посудной лавке страшен. Но когда проходит начальный страх, вы понимаете, что ему, большому, трудно сделать разумное движение. В этом проблема вооруженных сил США — они такие большие и самоуверенные, что почти каждый их ход лишен разумной осторожности, которую формирует жизнь у более слабого. Вот почему они действуют глупо. Добавьте к этому нацеленность на быстрый результат, и рецепт для катастрофы готов.

Я изложил лишь два варианта с «правдоподобным отрицанием». Их гораздо больше. Есть такие, которые «невидимы». Моя цель — показать, что нет абсолютно никаких причин, чтобы русские действовали так, как это описал Ламрани в своей откровенно глупой статье. Я не знаю, как могут русские ответить американцам. Я только знаю, что они не ответят так, как это описал Ламрани.

Американцам прежде, чем решиться прямо напасть на русских, следовало бы рассмотреть различные морские сценарии, особенно, с использованием российских ударных дизельных подлодок, варианты с размещением российских сил в Иране, российские ответы на других театрах — в Ираке, Пакистане и, особенно, Афганистане. А что если силы США отвлекут на другие критически важные регионы? На КНДР?

Варианты бесконечны, а ставки очень высоки. В вымышленном мире г-на Ламрани все просто и легко. Что еще раз доказывает: война — слишком серьезное дело, чтобы вверять ее в руки гражданских.

0

163

Британская пресса признала победу российской дипломатии в Сирии
23.07.2017

Бои в одной из запланированных зон безопасности в Сирии прекратились после того, как повстанцы согласились поддержать план России по снижению напряжения.

Это, как сообщает The Times, укрепляет надежду на завершение жестокой гражданской войны, продолжающейся шесть лет.

Сирийская армия объявила о начале действия режима прекращения огня в Восточной Гуте, где правительственные войска совершили нападение с использованием химического оружия. Договор был подписан спустя месяцы напряжённых переговоров.

Как отмечает британское издание, сирийская армия предупредила, что она ответит «должным образом на любое нарушение» режима прекращения огня.

Россия заявила, что она достигла соглашения с «умеренной» сирийской оппозицией на мирных переговорах в Каире о том, как будут действовать зоны безопасности.

Соглашение также предусматривает «предоставление гуманитарной помощи населению», а также «свободное перемещение жителей». Россия заявила, что в ближайшие дни отправит в Сирию первый гуманитарный конвой и эвакуирует раненых.

Сирийские повстанцы из группировки «Файлак аль-Рахман» заявили, что прекращение огня — это первый шаг на пути к урегулированию сирийского конфликта, сообщает The Times.

0

164

AgoraVox, Франция

Стратегия хаоса: провал Запада в Сирии
22.03.2017

Сирия, третья из семи карт американских «ястребов» (после Ирака и Ливии), не предвещала ничего необычного с учетом двух первых необычайно удачных ходов.

Первый ход, Ирак, чуть не развалил всю колоду: запутанные махинации, высокомерие и недостаток доверия к авторам стали ошибками, которые нельзя было повторять ни под каким предлогом.

Второй ход стал в сравнении просто легкой прогулкой, тем более что его доверили стремившемуся к славе французику, который напрасно считал, что на самом деле стоит у руля и что-то решает. В свою очередь Сирия Башара Асада была еще давно выбрана целью для удара (о подготовке операции поговаривали еще с 2009 года), потому что представляла собой досадную занозу для западных интересов с учетом шедших в тот момент переговоров о крупных катарских контрактах (здесь открывались перспективы прибыльных энергетических сделок в отношении Европы), ее исключительного доступа к средиземноморскому бассейну (необходимая вещь для любого, кто хочет взять под контроль торговлю), неприятных дружеских связей с Ираном и Россией, а также вражды с Израилем.

В отличие от Саддама Хусейна и Муаммара Каддафи сирийский лидер не собирался просто так дать себя вытеснить с международной арены. Но зачем менять план, если дважды тот уже удался? В результате за основу был вновь взят старый добрый сценарий повальной демонизации и непрямой войны (под прикрытием прав человека), который раньше так замечательно сработал.

То есть, все пошло по накатанному пути, не считая небольших вариаций.

Первый этап: подготовка общественного мнения накоплением пропагандистской лжи для демонизации выбранной цели. После кровавого Саддама и безумца-Каддафи наступил черед Асада-отравителя. Это был осознанно выбранный и крайне эффективный угол атаки, которая повторялась и преподносилась под разными соусами в течение нескольких недель, в том числе и нашим министром иностранных дел. Причем он, как и все остальные, не смог представить хоть сколько-нибудь убедительных доказательств своих утверждений.

«Мне известно это от французских спецслужб, которые получили эти сведения от британских и американских коллег», — говорил он. И это заявляет глава французской дипломатии…

Следствие: мы отправляем людей защищать мирное население от псевдотирана, который его не обстреливал (в отличие от «Джабхат ан-Нусра»*, о чем не писала французская пресса) и ни о чем нас не просил. Как не просил нас народ устраивать вмешательство, толкать в страну силы «Аль-Каиды»* и свергать ее лидера (да, Асад действительно сильный и популярный руководитель). Как же так, восклицают марионетки, мы же делаем это ради вас и ради прав человека! Кроме того, взгляните на «сирийских» демонстрантов в Париже и послушайте выступления выходцев из Института арабского мира (тут достаточно одного взгляда на их резюме и друзей из Персидского залива), которые говорят только об установлении демократии и т.д.

Все это мы где-то уже видели…

Второй этап: на этот раз Бернара-Анри Леви (Bernard-Henry Lévy) на подхвате не оказалось, но зато есть друг Лоран Фабиус (Laurent Fabius)! МИД распахивает двери перед пришедшими из сказок доблестными повстанцами. Все это как нельзя лучше отвечает нашим интересам, думает министр. Давайте вооружим и поддержим их, и черт с ней с законностью. Мы будем держаться в стороне, а они (по факту речь шла о «Джабхат ан-Нусра) сделают «хорошее дело».

В этом-то и заключается новшество по отношению к событиям в Ираке и Ливии. Мы, французы, даже не имея собственного посольства (то есть, глаз) в стране, заявляем, что и так прекрасно во всем разбираемся. Есть «добрые» и чуть менее добрые повстанцы, которые (как в конечном итоге нам объясняют) мутировали в фундаменталистов и джихадистов…

Но мы же говорим о дипломатии, а не фильмах Marvel… Пусть это и может показаться вам совершенно невероятным, принцип «чем грубее ложь, тем лучшее ее принимают» получил широчайшее применение в глупой дипломатии наших воинственных левых.

Целью явно было сохранить изначальный вымысел (свержение травившего газом народ диктатора) и скрыть истинные мотивы (защитить торговые интересы наших нефтяных предприятий и монархий Персидского залива).

Таким образом, мы получаем чистые (наши) и грязные (сирийские) бомбы, чистые и грязные новости (думаю, вам и самим все понятно), хороших и плохих свидетелей (некоторым местным религиозным деятелями, в частности католическим, практически не удалось получить доступа к нашим СМИ, тогда как другие, отстаивающие иную точку зрения, отправились в настоящее турне с другом Фабиусом)…

Фальшивые видео на YouTube из Алеппо с участием блогеров, которые прекрасно играли роль боящихся погибнуть под обстрелами жертв…

Хорошие и плохие казни и расправы над мирным населением («Джабхат ан-Нусра» — те самые добрые мятежники).

Это не говоря уже о «хороших» и «плохих» обстрелах больниц (по хорошо известному принципу этической бомбы)…

Хорошая работа, как говорит Фабиус. Все это с репортажами псевдокорреспондентов, которые переписывают информацию от туманной конторы из пригорода Лондона и сами отсутствуют на месте событий (газеты наших миллиардеров переживают кризис, а затыкать дыры в их бюджетах приходится Катару и тебе, налогоплательщик).

Третий этап: после этого представления, поставившего на колени целый народ, Путин выходит на сцену и произносит пророческую речь в ООН в сентябре 2015 года, перечисляя и осуждая лицемерие, ложь и потворство Запада, в том числе с ИГ*.

Задействовав свои войска в конфликте, он наносит по этой извращенной игре удар с неожиданной стороны.

Во Франции все стоят на ушах, словно увидели дьявола, Леви срочно расчехляет камеру. В Сирии же все куда менее драматично: народ получает свободу, режим укрепляет позиции, христиане благодарят Асада, а исламистские фанатики отступают.

Самое страшное унижение: неоколониальные недоучки из Вашингтона и Парижа вылетают из дипломатической игры в результате ловкого хода Москвы, которая при содействии союзников из Дамаска и Тегерана окольным путем возвращает туда Анкару.

Западная коалиция выбросила остатки разума в окно, дойдя до финансирования и вооружения своих же злейших врагов. Теперь же она не просто вылетает из региона, где только занималась распространением хаоса, но и выставляется на посмешище другой коалицией, которая, конечно, ведет грязную игру под названием война, но хотя бы делает это чисто.

0

165

Radio Europe 1, Франция
http://inosmi.ru/images/23874/60/238746083.jpg

Эксклюзивное интервью Башара Асада
17.02.2017

Корреспонденты Europe 1 и TF1 встретились во вторник с Башаром Асадом в Дамаске, чтобы обсудить будущее Сирии, борьбу с терроризмом и ведущиеся его армией кровавые репрессии.

Сейчас, когда будущее Сирии вновь обсуждается на возобновившихся в четверг в Астане переговорах между режимом и представителями мятежников при участии России, Ирана и Турции, Башар Асад дал во вторник эксклюзивное интервью Europe 1 и TF1 в Дамаске.

Через шесть недель после взятия Алеппо сирийской армией президент страны подробно рассказывает в интервью о своей стратегии освобождения территории. Не отмалчивается он и насчет обвинений в преступлениях и массовых убийствах. В начале февраля НКО Amnesty international сообщило о том, что в одной расположенной у Дамаска тюрьме с 2011 по 2015 год были повешены почти 13 тысяч заключенных.

В интервью президент Сирии говорит в том числе и о роли Франции и Запада в этом конфликте, который унес жизни более 300 тысяч человек с 2011 года.

Фабьен Намиа (Europe 1): Два месяца прошло после освобождения Алеппо. Можно ли теперь сказать, что вы выиграли войну?

Башар Асад: Нет. Не думаю, что можно говорить о победе в войне, пока мы не справились с террористами во всей Сирии. Речь идет лишь о большом шаге на пути к ликвидации терроризма в нашей стране, и, как мне кажется, этот путь будет долгим. По одной простой причине: террористы получают поддержку многих западных стран, в том числе Франции и Великобритании, а также Турции, Саудовской Аравии и Катара в нашем регионе.

— Вы говорите о долгом пути, но не могли бы вы описать с военной точки зрения все еще стоящие перед вами задачи?

— Когда я говорю о ликвидации террористов в нашей стране, это, безусловно, означает освобождение всей нашей территории. Ее нужно вернуть под контроль правительства, такова стоящая перед властями задача.

— Но о какой части Сирии, о каком именно городе вы говорите?

— Хотите сказать, после Алеппо?

— Да.

— Мы, разумеется, продолжим кампанию в окружающей Алеппо зоне, чтобы обезопасить город от новых атак террористов с запада и севера, которые получают прямую помощь от Турции, от турецкой армии.

Мишель Скотт (TF1): Новым этапом станет не Идлиб? Говорят, что следующее большое сражение будет вестись за Идлиб.

— Это может быть Идлиб, Эр-Ракка или любой другой город. Сейчас все зависит от изменений в текущей ситуации, поскольку план может меняться в соответствии с ней. Мы не составляли этот план до окончания боев в Алеппо и его окрестностях. Поэтому говорить о следующем этапе еще слишком рано. Все зависит от боев на разных участках.

— Но сейчас ситуация для вас намного улучшилась с военной точки зрения?

— Разумеется, освобождение каждого города от террористов означает, что ситуация становится лучше. Но для нас этого не достаточно.

— Для Франции главным источником террористической угрозы, безусловно, является «Исламское государство»*. Вы же считаете, что все вооруженные группы или большинство из них — террористы. Почему вы не рассматриваете ИГ как особую угрозу?

— Во-первых, это не мы, правительство, считаем их террористами: они являются таковыми по закону и международному праву. Любой человек в моей или вашей стране, который берет в руки оружие и начинает убивать людей и разрушать имущество, является террористом. Это международное понятие. Таким образом, мы не единственные, кто дает им такое определение. В нашем случае, по нашему закону, тот, кто сдает оружие, перестает считаться террористом.

Мне кажется, что когда вы говорите, что французы или европейцы испытывают беспокойство по поводу ИГ, это свидетельствует о плохом понимании ситуации. ИГ — это следствие, а не причина проблемы. Проблема заключается в идеологии организации, которой придерживается также «Джабхат ан-Нусра»* и множество подобных организаций в Сирии, а также, быть может, в Ливии и других странах. Таким образом, вам следовало бы беспокоиться на счет всех этих террористов, а не только ИГ или «Джабхат ан-Нусра». Они делают то, что велит им их идеология, то есть устраивают теракты.

ФН: То есть, нет никакой разницы между «Исламским государством» и этими группами?

— Абсолютно никакой. В Сирии у всех этих организаций одни корни. Люди, которые входили в ИГ, раньше числились в рядах «Джабхат ан-Нусра». Сейчас они перебегают из одного движения в другое, потому что у них одна идеология, ваххабизм, которая стоит у истоков терроризма.

— Иначе говоря, два вас все это — один и тот же враг? Все эти террористы не отличаются друг от друга?

— Разумеется. Причем так говорит закон, а не я. Как я уже отмечал, в соответствии с законом и международном правом, ни в одной стране мира люди не могут держать в руках оружие, если они не представители армии и полиции. Думаю, во Франции все обстоит точно так же. Если я ошибаюсь, поправьте меня. Но мне кажется, что так обстоят дела по всему миру.

МС: Значит, Эр-Ракка, оплот ИГ, откуда планировались теракты во Франции, не является для вас приоритетной целью…

— Нет. Причем эти теракты вовсе не обязательно готовились в Эр-Ракке. Она — всего лишь символ ИГ.

— Символ?

— Присутствие ИГ наблюдается даже поблизости от Дамаска. Они повсюду. Они сейчас находится в Пальмире и на востоке Сирии. Поэтому нет, речь идет не только об Эр-Ракке. Приоритеты везде. Все зависит от хода боев. Для нас имеет значение все: Эр-Ракка, Пальмира, Идлиб… Все!

— Господин президент, вы представляете себя главным бастионом на пути терроризма. Есть немало людей, особенно у нас, которые считают ИГ и ваш режим двумя ликами одного зла, которое пытается задавить любые проявления свободного демократического самовыражения в вашей стране. Что вы могли бы им ответить?

— Во-первых, мы — не режим, а государство со всеми его институтами. Во-вторых, тут прослеживается демонизация Сирии, ее правительства и армии крупнейшими СМИ и западными политическими кругами, которые с самого начала поддерживали так называемых «умеренных». Сначала они называли их мирными демонстрантами, а затем сказали, что те уже перестали быть мирными, но все еще остались умеренными. Но они не понимали, что на самом деле лишь поддерживают базу «Аль-Каиды»* и ИГ.

Вот почему они говорят сейчас, что мы раскручиваем этих террористов, используем их в качестве альтернативы, чтобы у Запада больше не осталось выбора. Во-первых, Западу не нужно выбирать между мной и ИГ. Этот выбор предстоит сделать моему народу. Потому что речь идет о чисто сирийском вопросе. И, следовательно, нас не должно волновать, что думают по этому поводу западные чиновники. Им следовало бы подумать о собственном населении, защитить его от терактов, которые произошли из-за их политики.

ФН: Господин президент, все мы, особенно во Франции, были поражены ужасами терроризма. Но нас также шокировал обнародованный на прошлой неделе доклад Amnesty International. В нем говорится о тюрьме Сайедная. Она расположена неподалеку от Дамаска. 13 тысяч казненных заключенных, массовые повешения, пытки. В отчете организации говорится, что в этом месте сирийское государство в тайне убивает свой народ. Господин президент, все ли средства хороши для победы в войне? Можно ли делать все, что вздумается?

— Нет, все законно. Нельзя творить не пойми что…

— Но есть верить докладу Amnesty International, ни о какой законности речи тут не идет…

— Нет. Есть разница между обсуждением фактов, чем занимаемся сейчас мы с вами, и чьих-то утверждений. Если вам хочется поговорить об утверждениях, на это можно потратить уйму времени, потому что их существует огромное множество. Любой может заявить, что ему вздумается, и мы можем это обсуждать. Но в данном случае ни о каких фактах речи не идет. Если вам хочется обсудить Amnesty International, пожалуйста! Это всемирно известная организация, и ей следовало бы постыдиться выстраивать доклад на основании голословных обвинений. Если вы придете в суд в вашей стране (а у вас есть суды и судебная система), он примет решение на основании утверждений или все же потребует доказательств? Этот доклад выстроен на неподтвержденных обвинениях! Нет ни одного документа, ни одного доказательства. Причем речь шла даже не о 13 тысяч человек, а о цифре от 5 тысяч до 13 тысяч. Разброс более чем в два раза! Это означает, что никакого намека на точность тут нет. Не называется ни единого имени предполагаемых жертв. Из всех этих тысяч есть только 36. Есть там и другие пробелы. В частности, утверждается, что великий муфтий дает добро на казни, хотя в Сирии религиозные деятели не имеют никакого отношения к судебным процедурам. Смертная казнь в Сирии законна. Она является частью сирийского права с провозглашения независимости. Таким образом, у правительства есть право казнить кого угодно в соответствии с законом. И зачем бы оно тогда стало заниматься этим нелегально?

— Пытки вне закона даже в Сирии. Вы можете подтвердить, что в этой тюрьме не практикуют пытки, как утверждает Amnesty International?

— Вопрос стоит следующим образом: зачем пытать? Зачем вести пытки? С какой целью? Что мы от этого выиграем? Просто ради садизма? Мы все — садисты? Зачем нам это делать? Чтобы получить информацию? У нас есть все нужные нам сведения. Поэтому мы не прибегаем к пыткам. Это не является частью нашей политики. По одной простой причине: если бы мы устраивали такие зверства, это играло бы на руку террористам, они бы от этого выиграли. Нам же нужно завоевать сердца сирийского народа. Если бы мы устраивали такие бесчинства на любом этапе конфликта, мы не пользовались бы такой народной поддержкой, как сейчас, по итогам шести лет борьбы. Таков простой факт. Если вернуться к этим докладам, доклад должен выстраиваться на фактах. В этом же нет ни единого факта. Они должны представить доказательства, но не могут этого сделать.

— В Amnesty International предлагают отправить наблюдателей в ваши тюрьмы для того, чтобы собрать доказательства или наоборот подтвердить, что вы правы и никаких преступлений не было. Что вы ответите на такое предложение?

— Мне кажется, что лучше было бы начать расследование деятельности самой Amnesty International, раз она составляет доклад на основании голословных обвинений. Это позор, позор для такой организации, которая никогда не отличалась объективностью, а всегда вставала на чью-то сторону.

МС: А что насчет свидетельских показаний бывших охранников и заключенных?

— Это вопрос суверенитета. Если на вас каждый день сыплются такие обвинения и доклады, можно только и делать, что без конца принимать иностранные делегации. Вы бы согласились потребовать у вашего правительства отправки к вам сирийской делегации для расследования причин того, что ваша армия при Николя Саркози и Франсуа Олланде напала на ливийцев и убила десятки и сотни тысяч человек? Мы можем поехать к вам, чтобы начать следствие о тех деньгах, что Саркози получил от Каддафи? Это вопрос суверенитета. Нет, мы не позволим Amnesty International приехать сюда. Ни под каким предлогом и ни по какой причине. Я не говорю об этом докладе, но вы как крупные СМИ должны были бы провести собственное расследование. На чем основывается этот доклад? Если все это — голословные утверждения, его нельзя принимать всерьез.

— То есть, вы отвечаете «нет» на предложение о визите международных наблюдателей?

— Нет, определенно нет. Нас совершенно не интересует этот инфантильный доклад на пустом месте. Одни лишь голословные утверждения. Они говорят, что опросили каких-то свидетелей, все из которых — оппозиционеры и дезертиры. Объективным этот доклад никак не назвать.

— Но вы признаете, что в Сирии проводятся официальные, законные казни?

— Так обстоят дела с провозглашения независимости. Смертная казнь — часть сирийских законов в случае убийства. Она не имеет ничего общего ни с этим кризисом, ни с этим докладом, ни с этой тюрьмой. Существует законный метод, он называется «судебный процесс».

ФН: Господин Асад, давайте поговорим об отношениях Франции и Сирии. Через несколько недель во Франции будет избран новый президент. Среди вопросов, которые сейчас обсуждаются у нас, значится и восстановление диалога с вашим правительством. Рассчитываете ли вы на восстановление дипломатических отношений с Францией?

— Самое важное здесь — вовсе не наши дипломатические отношения. Речь идет в основном и по большей части о политической линии Франции. Отсутствие дипломатических отношений пока что не представляет особой проблемы. Хотя, конечно, в долгосрочной перспективе лучше было бы иметь хорошие отношения с любой страной, в том числе дипломатические.

— Так давайте обсудим политическую линию Франции!

— Прекрасно. Политика Франции с первого дня заключалась в поддержке террористов в Сирии и несет прямую ответственность кровопролитие в нашей стране.

— Это очень серьезное обвинение в адрес Франции! Как вы можете говорить, что Франция поддерживает терроризм?

— Они сами это говорят. Не я их обвиняю. Они неоднократно говорили, что поддерживали войну. Франсуа Олланд недавно даже заявил, что отказ от начала войны в 2013 году был ошибкой. Они сами говорили, что отправляли оружие так называемым «умеренным» группировкам, которые по факту являются террористическими. Об этом говорю не я, а они сами. Американцы утверждали то же самое, как и французы. Если вы посмотрите на заявления вашего руководства за последние два, три, четыре года, вы найдете множество заявлений французских официальных лиц. Они обвиняют сами себя.

МС: Франсуа Олланд скоро уйдет из власти. Вы же остались на своем месте. Вы победили в противостоянии с Олландом?

— Речь не идет о нем или обо мне. Тут нет ничего личного. Я ни разу с ним не встречался. Честно говоря, он меня вообще не интереует с его 11% рейтингом. Как мне кажется, такого низкого показателя еще не было ни у одного из его предшественников в истории Франции. На самом деле, противостояние ведется между мной и террористами, мной и теми, кто поддерживает их. Пока что террористам не удавалось победить в войне. Но они разрушают Сирию. Они убили сотни тысяч сирийцев. И поэтому не могу сказать, что победил в войне. Им, конечно, не удалось осуществить свой проект, но и мы пока не смогли закончить нашу войну. То есть, я не могу сказать, что победил в этой войне.

— Вы следите за ходом французской избирательной кампании?

— Мы следим за ним в общих чертах. На самом деле мы не рассчитываем на кого-либо на выборах в западных странах по той простой причине, что мы не верим западным лидерам на слово, когда они ведут кампанию. Их слова нацелены на завоевание голосов избирателей, а не на интересы их страны. Это факт, и я говорю вам об этом совершено открыто.

ФН: Господин президент, вы все же видите различия между правыми и левыми во Франции по вопросу отношений с Сирией?

— Да, различия тут можно отметить, но в конечном итоге значение имеет только политика избранного президента. Соответствует ли она тому, о чем он говорил до избрания, или нет? В этом вопрос. То есть, мы тут ни на кого не рассчитываем. Разумеется, мы предпочли бы того, кто не стремится разжигать войны. Таковы наши предпочтения. Но у нас нет ни в чем уверенности.

— Но кого бы вы, например, предпочли среди тех, кто против войны?

— Больших отличий в настоящий момент я не вижу. Но опять-таки я не стал бы полагаться на риторику одних или других. С этой точки зрения особой разницы нет.

МС: У вас контакты с кем-то из кандидатов? Или нет?

— Нет, мы не устанавливали контактов ни с кем из них.

ФН: А с нашей разведкой?

— В некоторых случаях у нас были непрямые контакты.

— С французскими спецслужбами?

— Да.

— А у вас лично были контакты с французскими разведслужбами?

— В ходе визита парламентской делегации в Сирии один из ее членов был представителем разведки. То есть, контакты существуют. Разумеется, французское правительство заявило, что речь шла лишь о парламентской делегации, что его все это не касалось, и что оно не одобряло инициативу. Но это не так: имеется несколько каналов связи.

— В одной из стран, в США, уже сменился президент. Одним из первых решений Дональда Трампа стал скандальный запрет на въезд в США для граждан нескольких мусульманских стран, в том числе Сирии. Вы не ощущаете какого-то унижения как гражданин Сирии и ее президент?

— Нет. Эта мера направлена не против сирийского народа, а против террористов, которые могли бы пробраться вместе с прибывшими на Запад иммигрантами. Причем это уже произошло в Европе, в частности в Германии, и может произойти в США. Думаю, что цель Дональда Трампа — не дать этим людям проникнуть в страну, и он приступил к ее выполнению на собственный манер.

— То есть, он поступил правильно?

— Нет, я говорю о том, с чем можно соглашаться или не соглашаться как человеку, но как президента меня все это не беспокоит. Меня волнует возможность вернуть сирийцев в Сирию, а не отправлять их США. Меня не порадовала бы их эмиграция в другие страны. Меня порадовало бы их возвращение в Сирию, потому что они хотят вернуться. Дело в том, что большинство сирийцев уехали из-за терроризма и западного эмбарго.

Таким образом, если бы мне захотелось ответить на это решение, я бы попросил Дональда Трампа и западные страны снять эмбарго и прекратить поддержку террористов. У них больше не было бы с этим проблем. Ни иммигрантов, ни террористов, которые скрываются среди иммигрантов. Кроме того, что тоже очень важный момент, эта шумиха вокруг решений Дональда Трампа объясняется вовсе не беспокойством о сирийцах и жителях других стран. Все дело в том, что нашей борьбой, нашими проблемами и нашим конфликтом хотят воспользоваться как инструментом против Дональда Трампа. Несколько месяцев назад Барак Обама принял несколько решений по тому же вопросу, но главные американские СМИ о них не говорили. Они начали говорить лишь после того, как Дональд Трамп сделал свое заявление достаточно резким образом.

— То есть, вам удобнее с Дональдом Трампом, чем с Бараком Обамой?

— Нет, мне не может быть удобнее, пока я не увидел его политику в отношении Сирии. И пока что я ее не видел. Опять-таки, нужно вести себя осторожно со всеми западными лидерами, потому что они могут сказать одно утром и поступить с точностью до наоборот вечером. Они не берут никаких обязательств. Они очень прагматичны и доходят до торговли своими ценностями. Я бы сказал скорее, что их политика вообще не опирается на ценности.

МС: Как бы то ни было, один момент пока что точно не изменился: это отход США из региона. Это очевидный момент. Сейчас в Астане начинается второй этап переговоров о будущем Сирии, и, что поразительно, западные страны оказались полностью вне игры: их там нет. Действительно ли это хорошо для будущего переговоров и перспектив мира в регионе?

— Нет. Чем шире поддержка политического процесса, тем лучше. Тем не менее, участвующие в этом процессе западные страны, прежде всего Франция и Великобритания, упустили шанс добиться чего-то в Женеве, причем дважды. Они ничего не достигли, потому что поддерживали действующие против правительства террористические группы. Они не стремились к миру в Сирии, а хотели использовать процесс, для достижения собственных целей.

— Но разве тот факт, что будущее Ближнего Востока находится в руках Ирана и России, за плечами которых нет больших демократических достижений, хороший момент?

— Повторюсь: чем больше стран вовлечено, тем лучше. Так считаем не только мы, но и россияне. Кроме того, они предложили многим странам участвовать, помочь им в борьбе с терроризмом и поддержать политический процесс. Запад же сам себя изолировал. В этом нет вины Ирана или России. Западные страны крайне пассивно отреагировали на эти инициативы. Так, например, в чем их позиция по Астане? Россия сказала им не приезжать? Нет! Они сами решили не участвовать.

— Другими словами, Иран и Россия — миротворцы, а Запад — разжигатель войны?

— Именно так. На все 100%.

ФН: Продолжим разговор о России. Вы бы сказали, что все решения в регионе принимает в первую очередь Владимир Путин? И даже в вашей стране, в Сирии?

— Нет, это не так. В Сирии решения мы принимаем сами. Что касается других стран, за них говорить я не могу. Россия уважает наш суверенитет и на каждом этапе, как стратегическом, так и тактическом, она сотрудничала с Сирией. Она ничего не предпринимала без консультаций с нами. Ее политика опирается на ценности и интересы, в частности в том, что касается борьбы с терроризмом. Поэтому нет, решения принимаем мы.

— Вы бы сказали, что без России ваше правительство давно бы обрушилось?

— Это чисто гипотетический вопрос. Никто не может предугадать результаты войны, потому что она по умолчанию изменчива. Разумеется, без российской поддержки ситуация была бы хуже. Но до какой степени? Это никому не известно. Я не могу сказать, устояло бы правительство или рухнуло. В любом случае, поддержка России была крайне важна в ослаблении ИГ и «Джабхат ан-Нусра». Дело в том, что эти организации стали договариваться, когда американская коалиция начала свои удары, свою косметическую операцию. И они продвигались вперед, пока Россия не вмешалась, и их не заставили отступить. Такова реальность. Таковы факты.

МС: Вас не удивляет то, что всего несколько лет назад большинство наблюдателей и аналитиков говорили, что у вас не получится долго продержаться у власти? Сейчас же, особенно после взятия Алеппо, многие утверждают, что вы сможете удержаться. В этот самый момент на переговорах в Астане обсуждают сохранение вашей позиции во власти. В нашей стране если политик демонстрирует плохие результаты, ему обычно не удается долго оставаться на своем месте. 17 лет у власти, шесть лет войны, более 300 тысяч погибших, разрушенная и разобщенная страна… Вы бы сказали, что такие результаты, с точки зрения не закона, а нравственности, позволяют вам остаться у власти вне зависимости от исхода текущих переговоров?

— Вы помните террористов, которые устроили теракты во Франции в прошлом году? Вы не забыли, что полиция застрелила некоторых из них? Вы бы назвали полицейских убийцами или спасителями? Они же убивали! То же самое обстоит и с врачом, который ампутирует пораженную гангреной ногу. По-вашему, он совершил недопустимое или же спас жизнь пациента? Необходимо понимать причины поступка. В нашем случае мы сражаемся с терроризмом, чтобы защитить народ. И это не моя личная точка зрения. Это долг, который возлагает на нас конституция и закон. Если бы я этого не сделал, то сам бы стал убийцей, потому что позволил бы террористам убить еще больше сирийцев. Долг вашей армии защищать французов. Но ваши военные могли бы сказать: «Мы не станем вмешиваться, потому что нас назовут убийцами!»

— Вы бы сказали, что сделали все, что можете, и все, что должны, для вашей страны?

— Все, что могу, да! Безусловно. Все, что должен? Это уже вопрос к сирийскому народу, потому что тут могут быть разные точки зрения. Но в том, что касается вопроса, хорошие результаты или плохие, причем с упомянутой вами нравственной тоски зрения, решать должны сирийцы, на не европейские лидеры. Все они говорили, что Асад должен уйти. А теперь не говорят. Меня не волнует ни одно из двух этих мнений. Я не обращал на них внимания с самого начала. Меня волнует борьба с терроризмом, с планами по уничтожению нашей страны. Это с самого начала было моей важнейшей задачей. И что они говорят, меня не интересует. Результаты касаются сирийцев, а ни в коем случае не европейцев.

ФН: Но когда сирийский народ сможет сказать, что одобряет вашу политику? Сейчас во Франции идут выборы. Когда состоятся следующие выборы в Сирии?

— Есть два средства добиться этого. Средства, которые есть у нас сейчас и будут по окончанию войны. Сейчас можно рассматривать любые решения, голосования, выборы, возможно все. Но до того момента у народа есть лишь один способ заявить о себе. Поддерживать вас или не поддерживать. Зачем народу поддерживать президента после шести лет войны, если он проявил себя плохо? Это очень простой вопрос: зачем людям поддерживать его? Почему они не поддерживают террористов? Возвращаясь к вашему вопросу, когда вы говорите о 300 или даже 400 тысяч погибших и утверждаете, что это президент убил их, вы словно даете террористам сертификат добропорядочности, как будто это мы убивали людей, а террористы их защищали. Вот суть вопроса. Но это не так. Правда в том, что мы сражаемся за сирийский народ. Именно поэтому сирийский народ поддержал правительство, армию и президента.

0

166

16 РОССИЙСКИХ СПЕЦНАЗОВЦЕВ ПРОТИВ 300 БОЕВИКОВ
11.05.2017

«Комсомолке» стали известны подробности боя в Сирии, за который четверо офицеров Сил специальных операций РФ представлены к госнаградам

За световой день небольшая группа российских Сил специальных операций удачно отбила четыре атаки террористовФото: !Архив "КП"

ГЕРОИ НАШЕГО ВРЕМЕНИ

Четыре молодых офицера в парадной форме на Фрунзенской набережной Москвы не привлекали к себе повышенного внимания. В День Победы на улицах столицы традиционно много людей в военной форме при наградах. Гладко выбритые лица, чистые открытые взгляды, свободная пружинистая походка... Они подошли к памятнику героям фильма «Офицеры» перед Национальным центром обороны, положили цветы и взяли «под козырек», отдав воинское приветствие бронзовым прототипам героев прошлого. Группа молодежи, дождавшись своей очереди, радостно облепила монумент и устроила памятную фотосессию. Знали бы они, что в двух шагах от киношных офицеров стоят самые настоящие живые герои времени настоящего, уйти без селфи точно не дали бы. Именно о таких, как эти два подполковника и два капитана Владимир Путин сказал на Параде Победы:

«Мы чувствуем кровное, пронзительное родство с поколением героев и победителей. И обращаясь к ним, скажу: вам никогда не будет стыдно за нас. Русский, российский солдат и сегодня, как во все времена, проявляя мужество и героизм, готов на любой подвиг. Такие воины есть сегодня и здесь, в парадных расчётах на Красной площади Москвы. Страна гордится вами!»

К сожалению, не всегда можно назвать полные имена этих героев. Да и от селфи они наверняка отказались бы. Даниил, Евгений, Роман и Вячеслав - офицеры Сил Специальных Операций (ССО), элиты вооруженных сил России. На днях президент подписал Указ о награждении их высокими госнаградами. Подполковник Даниил как командир группы удостоен звания Герой России.

Меня всегда поражала скромность, с которой настоящие герои рассказывают о своих подвигах. Дескать, ничего особенного, просто работа.

«ПЛОДОТВОРНО ПОРАБОТАЛИ»

- Стандартный был день, рутина, - пожимает плечами Даниил.

- Поступала информация о том, что в одном из районов провинции Алеппо в Сирии участились атаки боевиков Джебхан ан-Нусра (запрещенная в РФ террористическая организация, - ред.) на оборонительные позиции правительственных сил, - вспоминает подполковник Евгений. - Получили задачу выдвинуться в тот район, чтобы провести разведку, выявить места скопления террористов, техники для наведения нашей авиации. Разместились, начали работать.

Группа российского спецназа из 16 человек, находясь недалеко от линии фронта, вычисляла здания, в которых засел противник, опорные пункты, бронетехнику, склады с боеприпасами, маршруты передвижений. Всю информацию с координатами бойцы оперативно передавали в штаб и корректировали авиаудары. С помощью авиации были уничтожены три танка, одна батарея РСЗО (реактивная система залпового огня — Авт.), самодельные пусковые установки, два склада террористов.

- Плодотворно в общем работали, - улыбается Евгений. - Но в одно прекрасное утро все резко обострилось. Начался массированный обстрел наших позиций. Применялись установки «Град», минометы, артиллерия, танковый обстрел.

ОТБИЛИ 4 АТАКИ. ПРИШЛОСЬ ПОБЕГАТЬ
http://zakonvremeni.ru/images/stories/thumbnails/images-stories-remote-http--s13.stc.all.kpcdn.net-share-i-4-1291369-wx1080-691x463.jpg
Сирийские войска из-за возникшей неразберихи между подразделениями отошли. Подполковник Даниил принимает решение остаться на передовых рубежах.

- Беспилотник обнаружил шахид-мобиль (машина, начиненная взрывчаткой, управляемая смертником, - ред.), двигавшийся на наши позиции, - говорит он. - Но наши опытные птурщики сработали вовремя. Заминированная машина взорвалась, не доехав до нас.

Птурщики - это подгруппа спецназа, специализирующаяся на противотанковых управляемых ракетах (ПТУР - Авт.). Ее командир, капитан Роман, поясняет сирийскую специфику работы.

- Чтобы было понятно, перед шахид-мобилем шел бульдозер, обшитый тремя-четырьмя слоями стальных листов, между которыми засыпан песок. Попадание из РПГ-7 не наносит большого вреда такой машине. А за ним уже едет начиненная взрывчаткой машина. Как правило — это БМП-1. Заняли позицию на правом фланге, оператор ПТУР «Корнет» с первой ракеты попал в БМП. Взрыв был такой силы, что из строя вышел даже шедший впереди бульдозер! После этого пришлось сразу менять позицию. У противника было большое количество ПТРК (противо-танковых ракетных комплексов, - авт.) в основном зарубежного производства. После наших выстрелов в течение 30-40 секунд прилетала ракета с той стороны. Пришлось побегать. За следующие полтора часа нам удалось уничтожить танк, работавший с соседней высотки по нашей группе. Надо отдать должное, товарищи там не совсем простые. На одной позиции не задерживались долго. Чтобы поразить танк, пришлось попотеть. А ближе к вечеру уничтожили еще зенитную установку Зу-23 на автомобиле. Отдельное спасибо нашему комплексу «Корнет», который в очередной раз показал себя с наилучшей стороны.

За световой день небольшая группа российских Сил Спецопераций удачно отбила четыре атаки террористов. При этом, по самым скромным подсчетам, наступавших было около 300 человек.
http://zakonvremeni.ru/images/stories/thumbnails/images-stories-remote-http--s14.stc.all.kpcdn.net-share-i-4-1291363-wx1080-687x464.jpg
- Причем это были высоко подготовленные люди, - уверен подполковник Даниил. - Уже после, в ходе досмотра выяснилось, что террористы были очень хорошо экипированы. Импортная форма, камеры гоу-про на головах, медицина очень дорогая. Были в том числе темнокожие наемники. Вообще, по опыту, у местных сирийцев на такое средств не хватает. Да и на поле они вели себя так, что была видна серьезная подготовка. И вооружение, помимо советского и китайского — американское и израильское.

С наступлением темноты командир группы принимает решение заминировать подходы к своим позициям. Вооружившись приборами ночного видения и тепловизионной аппаратурой саперы под прикрытием снайперов выдвинулись на 500 метров от переднего края. В сторону врага. Заграждение из противотанковых и противопехотных мин подгруппа капитана Вячеслава установила в управляемом варианте. И оказалось - не зря.

«ПО-ДРУГОМУ НЕЛЬЗЯ»

- Чуть рассвело, атаки боевиков продолжились, пошла вторая, третья волна, - как-то буднично рассказывает Вячеслав. - Мы последовательно подрывали заграждения, уничтожив несколько единиц бронетехники и личный состав.

Сколько точно было убито боевиков посчитать практически невозможно. По словам наших спецназовцев, ночью террористы стараются вынести с поля боя своих погибших. Но только на подходах к укрытиям бойцов ССО было найдено около 30 трупов. Спецназ продержался на позициях больше суток, когда подошли правительственные силы. У террористов атаковать дальше настроение пропало. Россияне передали свои рубежи сирийцам и отошли на исходную позицию без потерь.

- Вы осознанно принимали решение принять бой или это было спонтанно? - спросил я командира группы.

- Мы уже знаем их психологию, знаем, что долго наступать они не могут, - говорит подполковник Даниил. - Мы были уверены в своих силах, участок местности держать оборону позволяет. Наступать-то гораздо сложнее, поэтому они были в заведомо проигрышной ситуации.

- А если бы вы отошли?

- Боевики заняли бы господствующие высоты, потребовались бы недели, чтобы отбить эти позиции заново. Плюс потери у Сирийской армии были бы гораздо выше.

- В тех условиях это было единственное решение, - уверен Евгений. - По-другому там поступить было нельзя.

На представлении министра обороны о награждении офицеров Верховный Главнокомандующий своей рукой вывел резолюцию: «Вручу лично».

0

167

О КООПЕРАЦИИ И СОТРУДНИЧЕСТВЕ: "УДАР ПО АВИАБАЗЕ "ШАЙРАТ" СТАЛ БЕСЦЕННЫМ ПОДАРКОМ ДЛЯ НАШЕЙ ПВО
12.04.2017

http://zakonvremeni.ru/images/stories/remote/http--f2.s.qip.ru-11BE1KIQ6.jpg

Ракетный удар американских ВМС по сирийской авиабазе «Шайрат» вызвал массу дискуссий в российских и западных СМИ. Внимание в основном акцентируется на военно-политических аспектах решения Дональда Трампа, а также последствиях этой атаки для международной политики.

Однако почти не уделено внимания военно-техническому аспекту массированного удара. Тем более что наряд ракет для поражения аэродрома тактической авиации, каким является Шайрат, беспрецедентен – 59 КРМБ BGM-109 «Томагавк». Так много ракет по одной цели ВМС США еще не запускали.

Некоторые эксперты полагают, что этот удар является преднамеренной демонстрацией военной мощи США, адресованной не столько Сирии, сколько России. «В политическом отношении удар по сирийской авиабазе, выполненный без предварительного уведомления российской стороны, является предупреждением Москве, что может быть сделано с нашей группировкой в Сирии в случае прямого военного конфликта РФ и США в регионе. Понятно, что наряд оружия будет увеличен до 100–150 (и даже более) ракет с четырех-пяти кораблей США. Это позволит американцам (при надлежащей подготовке) уничтожить все средства ПВО авиабазы «Хмеймим» и ее саму со всей нашей авиацией на ней», – считает военный эксперт Константин Сивков (http://www.vpk-news.ru/articles/36115).

В Минобороны России утверждают, что до авиабазы «Шайрат» правительственных сил Сирии в провинции Хомс долетело 23 из 59 (39%) «Томагавков», запущенных с эсминцев УРО типа «Орли Берк» (Arleigh Burke) «Росс» (DDG-71, USS Ross) и «Портер» (DDG-78, USS Porter). Несмотря на опровержение этой информации источниками в Пентагоне, которые настаивают на том, что из 59 ракет целей достигли 58 (98%), по мнению российских военных, боевая эффективность американского ракетного удара по сирийской авиабазе была крайне низкой.

Не вдаваясь в оценку боевой эффективности «Томагавков» при выполнении задачи по уничтожению авиабазы «Шайрат», которая еще требует тщательной проверки и перепроверки, остановимся на утверждении, что «американцы (при надлежащей подготовке) могут уничтожить все средства ПВО авиабазы «Хмеймим» и ее саму со всей нашей авиацией на ней».

Чем же занимались боевые расчеты зенитного ракетного дивизиона ЗРС С-400 «Триумф» (авиабаза «Хмеймим») и ракетной батареи ЗРС С-300В4 (ВМБ «Тартус»), прикрываемые подразделениями зенитных ракетно-пушечных комплексов (ЗРПК) «Панцирь», ночью 7 апреля? Тем более что Пентагон за два часа предупредил командование российской группировки в Сирии о предстоящем ударе. Никаких комментариев на этот счет со стороны нашего военного руководства нет, что в принципе вполне логично.

Но можно предположить, что если ввиду отсутствия военно-политического решения Москвы о перехвате «Томагавков» российские средства ПВО в Сирии не были введены в активную фазу действия, то наши военные тем не менее смогли извлечь из этого ракетного удара максимум важнейшей информации со знаком «плюс».

В арсенале современного американского флота без малого 3500 «Томагавков». В основном это ракеты RGM/UGM-109E версии «блок 4» (Block 4 Tactical Tomahawk). Сегодня «Томагавки» четвертого поколения являются основной модификацией ракеты, состоящей на вооружении ВМС США.

Ракеты были запущены с двух эсминцев УРО, находившихся в районе южнее Крита. Эти корабли по программе «ЕвроПРО» базируются на испанской ВМБ «Рота» и действуют в зоне ответственности 6-го флота ВМС США в Средиземном море. Дальность до авиабазы «Шайрат» от зоны пуска ракет составляла около 1200 километров, причем почти весь полет «Томагавков» проходил над морем и только 75–80 километров – над сушей.

КРМБ «Томагавк» имеет комбинированную систему наведения. Над водной поверхностью работает инерциальная (ИНС), ошибка которой составляет около 800 метров за час полета. После пересечения береговой черты включается система обзорно-сравнительной навигации по карте рельефа местности ТЕРКОМ (TERCOM – terrain contour matching system), компенсирующая накапливаемую ошибку при пролете определенных пунктов маршрута. ИНС и ТЕРКОМ сопряжены со спутниковой навигационной системой GPS, в которую введены координаты цели. Эта система может напрямую вносить коррекции в ИНС, что в ряде случаев исключает необходимость подготовки полетного задания на основе цифровых карт местности. Есть еще обзорно-сравнительная система наведения на конечном участке траектории, обеспечивающая сравнение реального изображения района цели с программой, заложенной в блок памяти бортового компьютера до пуска.
В связи с тем, что решение по применению «Томагавков» принималось в промежуток времени, ограниченный для подготовки полетного задания, а также ввиду того, что ракеты пролетали сравнительно небольшое расстояние над местностью после пересечения береговой линии, можно предположить: ракеты наводились на объекты авиабазы «Шайрат» только с помощью ИНС, корректируемой по сигналам GPS.

Очевидно, что наиболее оптимальный маршрут полета к авиабазе «Шайрат» в провинции Хомс после выхода к береговой черте всех ракет «Томагавк» мог первоначально пролегать в южной части Приморской низменности, которая протянулась узкой полосой вдоль сирийского побережья. Между Приморской низменностью и долиной реки Эль-Аси расположен горный хребет Ансария (Эн-Нусайрия), идущий параллельно берегу моря от границы с Турцией на севере и почти до границы с Ливаном на юге и имеющий ширину порядка 65 километров и среднюю высоту около 1200 метров. Поскольку между южной оконечностью хребта Ансария и северной оконечностью хребта Ливан расположен Триполийско-Хомский межгорный проход, не исключено, что именно через него все американские ракеты, ранее пролетев в зоне 720-го пункта материально-технического обслуживания ВМФ РФ в Тартусе, прикрываемого ЗРС С-300В4, могли выйти в воздушное пространство провинции Хомс, взяв курс на авиабазу «Шайрат».

Согласно данным видео, распространенным ВМС США, ракеты «Томагавк» запускались эсминцем «Портер» по программе как из носового, так и из кормового модулей, в которых находились универсальные вертикальные пусковые установки Mk 41. Ракеты стартовали с интервалом 13–14 секунд и после отделения стартовых твердотопливных ускорителей на высоте 250–300 метров переходили на маршевый участок траектории над водной поверхностью высотой около 100 метров.

Ввиду отсутствия данных о синхронизации пусков «Томагавков» двумя эсминцами говорить о формировании в воздухе ударных групп крылатых ракет затруднительно. Но если оба эсминца осуществляли пуски синхронно, то на траекторию полета к авиабазе «Шайрат» одновременно вышло почти 30 пар «Томагавков», причем временной интервал от головной до финальной пары атакующих ракет составил около семи минут. Если же эсминцы осуществляли пуски последовательно, временной интервал мог быть в пределах 14 минут. Это согласуется с данными Министерства обороны РФ.

В день нанесения удара руководитель Департамента информации и массовых коммуникаций военного ведомства России генерал-майор Игорь Конашенков заявил, что ракеты запускались в период с 3.42 до 3.56 по московскому времени. Вполне очевидно, что развернутые на сирийском побережье российские средства ПВО не могли обнаружить пуски «Томагавков» у острова Крит на дальности 1100 километров. Тем более что эффективная поверхность рассеяния этой ракеты составляет около 0,1 квадратного метра. Но при подлете «Томагавков» к сирийскому побережью в зоне Триполийско-Хомского межгорного прохода, от которого до Тартуса порядка 20 километров, радиолокационные средства ЗРС С-300В4 должны были их обнаружить и взять на сопровождение.

Никогда еще до этого ни на каких учениях и полигонах российские расчеты современных средств ПВО не имели возможности наблюдать реальную массированную атаку американских крылатых ракет «Томагавк», захватывать их на сопровождение, определять параметры полета, получать радиолокационные сигнатуры этих средств воздушного нападения. Ранее подобная мишенная обстановка была пределом мечтаний для командования ВКС России и могла быть создана только в виртуальной среде при моделировании различных боевых сценариев. Причем атака «Томагавков» наверняка проходила под прикрытием самолетов РЭБ EA-18G «Гроулер» (Growler), барражировавших на удалении от сирийского побережья, а также других средств РЭБ и радиоэлектронного подавления, используемых вооруженными силами США.

ВМС США фактически провели для российской ПВО своеобразный краткий учебный курс «Отработка отражения массированной атаки американских крылатых ракет российскими средствами ПВО в сложной помеховой обстановке». Стоимость этого курса для ВМС США составила 89 миллионов долларов. В такую сумму американские СМИ оценивают 59 запущенных крылатых ракет. При этом Министерство обороны РФ не затратило на бесценный учебный курс ни одного цента.

Если учитывать тот факт, что на данный момент в Сирии развернуты все российские компоненты системы обеспечения стратегии преграждения доступа и блокирования отдельной зоны (A2/AD, anti-access/area denial zone), полученный опыт отслеживания групп КРМБ, действующих в боевой обстановке по реальным целям, может оказаться бесценным при дальнейшей боевой подготовке расчетов соединений противовоздушной обороны, а также при модернизации средств радиолокационного обнаружения, РЭБ и зенитных управляемых ракет.

0


Вы здесь » Форум В шутку и всерьёз » Политика » Сирия