Форум В шутку и всерьёз

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум В шутку и всерьёз » Политика » Сирия


Сирия

Сообщений 151 страница 161 из 161

151

Главные сложности переговоров по Сирии в Астане
25.01.2017
КРУТИКОВ Евгений

http://rusnext.ru/sites/default/files/astana_3.jpg
Главный переговорщик от группировки «Джейш аль-Ислам» Мухаммед Аллуш

Второй день переговоров в Астане оказался настолько трудным, что последним не станет – в среду истерики и угрозы продолжатся.

Никто не говорил, что достигнуть хоть какого-то компромисса между Дамаском и многочисленными оппозиционными группировками будет легко, но сложностей оказалось слишком много.

В чем заключаются основные из них?

Переговоры в Астане пришлось продлить еще на сутки против заранее заявленного регламента из-за сложностей, возникших при подготовке итогового документа-резолюции. Примечательно, что в выработке этого текста участвовали только делегации-спонсоры переговоров – России, Турции и Ирана, но не представители Дамаска и разношерстных оппозиционных групп. Последние открыто посетовали на то, что они «не видели» итогового документа. Это логично, поскольку именно оппозиция (как вся вместе, так и по отдельности) не смогла отказаться от двух своих основополагающих лозунгов, на которых и зиждется гражданская война в Сирии.

Вечные ценности

Во-первых, это «Башар должен уйти», и схоластический спор о том, когда – немедленно или чуть погодя роли уже не играет. Все оппозиционные группировки – как политические, так и чисто военные – отказывают действующему президенту Сирии в конституционном праве участвовать в новых выборах, чем ликвидируются и право на волеизъявление миллионов сторонников Асада. Если говорить откровенно, без дипломатической словесной мишуры, это выглядит явным признаком неадекватности, искаженного восприятия реальности, поскольку с упорством маньяка на подобном требовании может настаивать только та сторона, которая ощущает за собой военную победу. А ситуация на фронтах сейчас прямо противоположная. По совести, оппозиционеры должны сейчас только кивать и поддакивать, поскольку им предоставлен уникальный шанс заретушировать свое военное поражение политическими договоренностями, в результате которых они конвертируют свои виртуальные позиции в сирийской политике в некую реальность. Пока не ясно, в какую – в долю в парламенте, в квоту в правительстве, в позиции в местном самоуправлении. Но именно такой компромисс представляется предметом будущей политической договоренности.

Однако оппозиционные группы (в первую очередь, эмигрантские круги, так называемая «гостиничная оппозиция») продолжают жить в альтернативной реальности. Они убеждены в том, что сам факт их приглашения на переговоры в Астану – это уступка со стороны Дамаска, Москвы и других сторон процесса, значит, можно торговаться дальше. Это, конечно, особенность местного менталитета, по которому любая переговорная инициатива воспринимается как слабость того, кто эти переговоры инициировал. Но это виртуальное эго разгоняют куда более серьезные силы, стоящие за «гостиничной оппозицией» – Саудовская Аравия, Катар, ОАЭ. Их, кстати, две недели уговаривать пришлось, чтобы они в Астану приехали.

Примечательно, что в Астане представители воюющей оппозиции в целом помалкивают и больших дипломатов из себя не строят, хотя и сменили камуфляж на европейские костюмы. Представитель по правовым вопросам Сирийской свободной армии Усама Абу Зейд (это пафосный псевдоним – так звали одного из любимых сподвижников пророка Мухаммада, а как реально зовут этого человека с остановившимся взглядом убийцы, никто толком не знает), например, предпочел тактично обсуждать лишь вопросы гарантий со стороны Москвы по дальнейшему соблюдению перемирия. Это, конечно, не означает, что ССА, разом лишившись американской и турецкой поддержки, решила сдаться. Просто она предоставляет возможность выступить вперед людям, более говорливым и более защищенным кондиционерами гостиниц в Эр-Рияде и Париже. А со своей стороны делает акцент именно на деталях нарушений перемирия, дабы подобное не повторялось в дальнейшем, что приветствуется всеми сторонами переговоров. Тому же Усаме Абу Зейду принадлежит знаковое высказывание на исходе второго дня переговоров: «Политические вопросы не обсуждались. Вообще».

Шиит должен уйти

Во-вторых, все оппозиционные группировки категорически отвергают саму возможность участия Ирана в дальнейших дискуссиях. И это не просто стремление выключить из переговоров неудобного игрока, а проявление одной из коренных причин противостояния в Сирии – религиозной нетерпимости, переросшей за последние год-два в откровенный расизм в отношении шиитов и алавитов. Их-то и олицетворяет шиитский Иран, а какие могут быть переговоры, если «хороший шиит – это мертвый шиит»?

Это тупик, причем, тупик системный. Москва настояла на участии Тегерана в нынешнем раунде переговоров, исходя, в том числе, из того, что шиитские военные подразделения, воюющие на стороне правительственной армии, достаточно сильны, а интересы шиитского населения, которое в какой-то момент оказалось на грани физического выживания, необходимо учитывать. К слову, в демонизации шиитов замечены уже не только джихадисты, но и вполне светская оппозиция. Они даже с алавитско-христианским правительством готовы вести переговоры, но Иран, «Хезболла», палестинцы и шиитские ополчения приравнены к исчадиям ада и сподвижникам Даджала. Это уже не политическая позиция, а что-то на уровне подсознания.

Теоретически можно пойти еще на одну уступку и попросить Тегеран посидеть в сторонке пару дней. Он вполне на это согласится, если гарантировать ему безопасность шиитского населения Сирии. Но в атмосфере неприкрытого расизма строить новое и желательно светское государство довольно проблематично. Поэтому делегация Дамаска открыто поддержала Иран. Посол Сирии в ООН Башар Джаафари заявил, что Тегеран сыграл безусловно позитивную роль на переговорах и его мнение в таком контексте должно быть учтено. При этом разницу в подходах к самому процессу переговоров посол продемонстрировал следующим образом: «Если бы мы хотели упрощать вещи и действовать так, как они (представители ряда вооруженных группировок оппозиции – ВЗГЛЯД), то мы могли бы сказать, что роль Турции – негативна. Да, она негативна, но мы так не заявляем, потому что мы – дипломаты, мы ответственны, мы так не поступаем. В политике иногда нужно иметь дело с врагами, чтобы спасти свою страну, и это то, что мы делаем».

Неистовость Аллуша

Определение полномочий тех или иных оппозиционных участников конференции – особенно трудная история. Часто эти полномочия оказываются либо в тени частных обстоятельств, либо вовсе ими подменяется.

Так, множеством скандалов и закулисных интриг окружена фигура главного переговорщика от группировки «Джейш аль-Ислам» Мухаммеда Аллуша, который явочным порядком претендует на позицию главного переговорщика от всей оппозиции – как вооруженной, так и «гостиничной». В прошлом году Аллуш с подачи Саудовской Аравии был позиционирован как официальный представитель так называемого Высшего комитета по переговорам, он же «Комитета Рияда», ибо его штаб-квартира располагается в столице Саудовской Аравии Эр-Рияде, а возглавляет его Рияд Фарид Хиджаб – бывший премьер-министр Сирии, наиболее высокопоставленный беженец и «светский оппозиционер» (такое вот совпадение). Именно Рияд Хиджаб был главой делегации «светской оппозиции» на прошлогодних переговорах в Женеве. Москва, кстати, хотела видеть на его месте другого «беженца» — бывшего вице-премьера правительства Кадри Джамиля, возглавляющего эмигрантскую группу «Народный фронт за перемены и освобождение Сирии» (он учился в СССР и знаменит своими коммунистическими взглядами), но Саудовская Аравия продолжала проталкивать на позицию главного переговорщика Мухаммада Аллуша, хотя он представлял исключительно «Джейш аль-Ислам».

На тот момент «Джейш аль-Ислам» считалась откровенно террористической организацией. И РФ, и Иран категорически отказывались садиться с ней за один стол. Не нравился Аллуш и правительственной делегации Сирии, поскольку именно «Джейш аль-Ислам» (тогда еще «Лиуа аль-Ислам») стояла за знаменитым террористическим актом 2012 года в центре Дамаска, когда были убиты, в том числе, министр обороны Дауд Раджих и его заместитель Асеф Шаукат – близкий родственник Башара Асада. Но Аллуш поднял такой крик, что вопрос о признании его «переговорщиком» стал чуть ли не ключевым. Он даже Джона Керри умудрился обвинить в давлении на него и на делегацию «Джейш аль-Ислам» в целом.

Дело еще и в том, что «Джейш аль Ислам» — семейное предприятие небольшого клана фанатиков-салафитов по фамилии Аллуш. В семье салафитского проповедника в пригороде Дамаска – Восточной Гуте – шейха Абдуллаха Аллуша в 1971 году родился сын Захран, пошедший в своих проповедях заметно дальше своего отца. С 17-летнего возраста он периодически попадал в тюрьму за разнообразные джихадистские проповеди, но в 2012-м попал под амнистию, которую Дамаск объявил из примиренческих соображений. Выйдя из заключения, Захран за несколько месяцев сколотил в Восточной Гуте крупную салафитскую группировку, объединив более 40 разнообразных отрядов. При этом его военно-организаторский талант подкреплялся многочисленными проповедями на редкость радикального толка. Шиитов и алавитов он называл «более неверными, чем христиане и евреи», перепадало и ИГИЛ*, которое салафит критиковал по чисто кораническим соображениям.

Однако 25 декабря 2015 года точечным ракетным ударом был поражен штаб «Джейш аль-Ислам» в Восточной Гуте. Причем, ровно в тот момент, когда там проходило совещание полевых командиров во главе с Захраном. Труп опознали. Министерство обороны РФ не подтвердило свое участие в ликвидации руководства группировки, всю ответственность взял на себя Дамаск.

Мухаммад Аллуш – одновременно двоюродный брат и шурин убитого основателя «Джейш аль-Ислам» (такое возможно – у Захрана было три жены и десять детей, браки с двоюродными сестрами в этой среде – обычное дело). Небольшого роста, крикливый, невоспитанный бородач пытался перехватить власть в обезглавленной группировке, но его оттеснил Иссам аль-Бувайдани, он же Абу Хумам, впрочем, всё и так уже катилось в ад. Правительственная армия принялась за ликвидацию анклава в Восточной Гуте, части «Джейш аль-Ислам» в Алеппо несли невосполнимые потери, а в результате разгрома идеология группировки стала стремительно меняться. «Джейш аль-Ислам» стала публично осуждать террористические акты в Европе, еще резче критиковала ИГИЛ и в конце концов присоединилась к инициированному Россией перемирию в декабре прошлого года.

Теперь Аллуш при закулисной поддержке саудитов так ожесточенно бьется за своё место под солнцем, что представитель Дамаска Башар Джаафари – не только кадровый дипломат с сорокалетним стажем, но и самая представительная фигура из всех, кто собрался в Астане, был вынужден заявить, что «его поведение оказалось далеко от дипломатических норм». Причем, так и осталось непроясненным, кого все-таки представляет Мухаммед Аллуш – весь «Комитет Рияда», только «Джейш аль-Ислам» или лишь себя самого как креатуру саудитов.

Волк, коза и капуста

Представляется необходимым определить статус еще и тех группировок, которые не присоединились к декабрьскому перемирию и формально находятся в состоянии войны всех против всех, однако все-таки приехали в Астану. Их немало: «Джейш аль-Изза», «Джейш ан-Наср», «Шухада аль-Ислам», «Аль-Фирка ас-Сахилия аль-Уля», «Сукур аш-Шам», «Аджнад аш-Шам» и объединение «Фастакем». У каждого собственное видение мира вокруг, и не факт, что всю эту космогонию удастся привести к единому знаменателю. Вполне возможно, что переговоры через какое-то время могут разбиться на отдельные «камеры», что формируемые общими усилиями итоговые документы будут состоять из общих слов и деклараций, а локальные соглашения останутся за кулисами довольно долго, и их воплощения в реальность мы увидим только «на земле», без обнародования под фанфары какого-либо письменного текста. Это нормально для сложных историй такого рода. Не надо забывать, что закулисные переговоры идут не только последние месяцы – они сопровождают практически всю гражданскую войну, только антураж и состав участников менялся.

Пока что опекать всю эту компанию взялся спецпосланник ООН по Сирии Стаффан де Мистура. И не потому, что ему нужно было придумать какое-то занятие (в прошлом году в Женеве над ним откровенно посмеивались, а Сергей Лавров и Джон Керри не спешили предоставлять ему слово). Просто как совсем уж нейтральная сторона он теоретически способен вести с ними переговоры, не хватаясь за валокордин или пистолет. Он, в конце концов, швед, хотя и считается итальянским дипломатом, а вдобавок к нордическому характеру имеет действительно большой опыт подобного рода деятельности – от еще коммунистической Албании до Ливана.

Уже два дня эти люди с непроясненными полномочиями и статусом, тем не менее, берутся озвучивать требования к правительству Сирии, принять или отвергнуть которые с порога у посла Джаафари просто нет возможности. Например, выдвинуто требование проведения тотальной амнистии для всех «политзаключенных». Термин взят в кавычки, потому что его конкретное определение оппозицией так и не было представлено, зато была названа примерная цифра – около 200 тысяч человек. Не уверенности, что в Сирии вообще есть такое количество тюрем, чтобы вместить такое количество людей. Но требование заявлено и, видимо, как-то даже запротоколировано.

Под вечер Мухаммед Аллуш даже заявил, что, российская сторона якобы «пообещала» содействовать освобождению заключенных. Усама Абу Зейд поправил товарища в том смысле, что российская сторона «пообещала принять меры». В чем стилистическая разница – остается только гадать. По ряду данных, российская делегация имела в виду освобождение женщин-заключенных, а прочие детали остались за кадром.

Другое дело, что легкой светской беседы никто и не обещал. Когда в одной комнате собираются столько злейших врагов (только от вооруженных группировок приехали 14 делегаций), невозможно добиться успеха за два с половиной световых дня. Эти переговоры уже беспрецедентны, они войдут в историю дипломатии, вне зависимости от того, каковыми будут их первые результаты. Кроме того, нельзя забывать, что попутно решаются не только дипломатические вопросы, но и чисто военные. От РФ в их обсуждении принимает участие заместитель начальника Главного оперативного управления Генерального штаба генерал Станислав Гаджимагомедов, который в прошлом году выполнял похожую функцию в Женеве.

«Перед нами стоит сложная задача - перевезти через реку в одной лодке волка, козу и капусту», — заявил РИА «Новости» неназванный источник в российской делегации. И это не поэтический образ, а классическая головоломка, упоминаемая в раннесредневековом манускрипте «Задачи для развития молодого ума» и вошедшая в фольклор множества народов – от Зимбабве до Скандинавии. Человек знал, что говорил – несмотря на некоторые шероховатости с определением, российская делегация со своими обязанностями справляется прекрасно.

0

152

Бои за Дейр-эз-Зор
25.01.2017, — Colonel Cassad
РОЖИН Борис

http://rusnext.ru/sites/default/files/zor_0.jpg
О ситуации в Дейр-эз-Зоре к исходу 25 января 2017 года.

Отразив атаки боевиков в районе базы «Панорама» и перекрестка дорог в направлении 137-й базы, САА продолжили попытки соединится с отрезанным от анклава аэродромом.

Заняв 22—24 января часть старого кладбища, пехота САА и ополченцы уперлись в оборону боевиков в прилегающих к дороге развалинах городских кварталов, откуда противник мог без труда организовать огневое воздействия на дорогу к авиабазе.

Проблема эта решается в течении уже нескольких дней — район продолжает накрывать авиация, а переброшенные через Камышли пополнения из состава Республиканской Гвардии (104-я бригада, в переброске принимали участия военно-транспортные самолеты РФ), позволили увеличить количество штурмовых групп, которые сирийцы могли использовать в уличных боях.

В течении 25 января в этих развалинах у дороги и на территории кладбища продолжались упорные бои, где САА несколько потеснила боевиков, что позволило отдельным сирийским источникам даже сообщить о восстановлении сообщения с авиабазой.

На деле, при формальном соприкосновении частей анклава, на месте этой узкой перемычки продолжаются упорные бои, а сам район помимо ударов российской и сирийской авиации, так же подвергается сильного обстрелу из минометов и гаубиц боевиков. Для того, чтобы на практике восстановить сообщение с авиабазой, надо не только обезопасить район у самой дороги, но и расширить зону контроля к югу от нее, в направлении Джирайи.

Проблема тут ровно та же самая, что и у боевиков в битве за Рамусех. Соприкоснуться с окруженными в Алеппо они смогли, а вот организовать полноценное сообщение и снабжение — нет. В данном случае, ситуация усугубляется обособленностью анклава. Так что говорить о решении проблемы явно преждевременно, хотя вполне понятно, что сирийцы очень надеются, что их пехота сможет продавить оборону боевиков.

В целом, как уже ранее говорилось на этот счет — ситуация тяжелая, но не безнадежная, а то после прорыва боевиков к университету «Аль-Фурат» сирийцев уже начали хоронить.

Можно констатировать, что САА несмотря на первоначальную неудачу, смогла отразить наступление Халифата нацеленное на немедленное уничтожение анклава и сейчас за счет перебрасываемых подкреплений и активных авиаударов (в которых сегодня снова участвовали самолеты дальней бомбардировочной авиации ВКС РФ) пытается вернуть хотя бы часть утраченных позиций.

Одновременно за счет активности авиации и грамотного маневра немногочисленными резервами, удается отбивать атаки боевиков как на район 137-й базы, так и на саму авиабазу.

В последние дни операция Халифата явно потеряла стройность и сейчас противник скорее пытается реализовать свое превосходство в численности, нежели поразить сирийцев какими-то тактическими изысками.

Потери в течении последних дней и изнуряющие авиаудары, явно затрудняют «черным» реализацию достигнутого 15—17 января преимущества.

https://pbs.twimg.com/media/C3ADNUkXEAI9Abo.jpg
https://pbs.twimg.com/media/C3ADOMgXgAEBK_S.jpg
https://pbs.twimg.com/media/C2_CWgcXUAA0nB1.jpg

В районе кладбища была найдена своеобразная «братская могила» боевиков. Халифатчики стащили своих убитых в кучу и сожгли при отходе.

Сирийские источники указывают на то, что среди убитых в основном были иностранные наемники.

https://pbs.twimg.com/media/C3A7pMDUkAEpyI6.jpg




0

153

Россия маневрирует между Израилем, Ираном и «Хезболлой»
Почему Москва позволяет ЦАХАЛ бомбить союзника Башара Асада
Антон Мардасов

Французский бюллетень Intelligence online сообщил о наличии секретного «кодекса поведения» между Россией и Израилем, направленного на уменьшение вероятности конфликта двух стран в небе Сирии. Перевод статьи, распространяемой по закрытой подписке, 6 февраля опубликовал военный блог bmpd, который ведут специалисты российского Центра анализа стратегий и технологий (ЦАСТ).

Отмечается, что в последние месяцы ВВС Израиля существенно нарастили число своих ударов по сирийской территории, в основном для прерывания линий снабжения движения «Хезболла» современным оружием. Израиль никогда официально ни подтверждал, ни опровергал эти удары. Наблюдается и «звенящее» молчание российской стороны: Минобороны РФ, регулярно критикующее действия ВВС западной коалиции, не реагирует на полеты израильских самолетов и авиаудары по сирийской территории.

Источники бюллетеня в России и Израиле сообщили о том, что «секретное соглашение» сводится к следующим договоренностям. Российскую сторону якобы удалось убедить в том, что целью израильтян является недопущение поставок оружия формированиям «Хезболлы», в особенности управляемых ракет и систем позиционирования, в Ливан и к Голанским высотам. А Москва получила заверения израильского нейтралитета в ходе конфликта «между Дамаском и сирийскими боевиками».

Напомним, что 21 сентября 2015-го на фоне развертывания российской группировки в Сирии в Москву спешно прилетел израильский премьер Биньямин Нетаньяху. Его встреча с президентом Владимиром Путиным была совмещена с переговорами глав Генштабов двух стран —Валерия Герасимова и Гади Айзенкота. 15 марта официальный представитель Минобороны России генерал-майор Игорь Конашенков сообщил о том, что военные летчики России и Израиля начали тренировки для обеспечения безопасности полетов над Сирией. После этого в СМИ не раз появлялась информация об инцидентах на юге Сирии, но всякий раз подчеркивалось, что трагедии удалось избежать благодаря «горячей линии», созданной Генштабами Израиля и РФ.
Отметим, что Израиль периодически наносит удары и позициям войск Асада, реагируя на случайно залетевшие минометные снаряды в северную часть Голанских высот. Пресс-служба израильской армии объясняет это тем, что Израиль «считает правительство Сирии ответственным за это грубое нарушение суверенитета». При этом военные эксперты из Тель-Авива говорят, что преувеличивать израильские бомбардировки не стоит: ВВС аккуратно наносят удары по артиллерийским расчетам или вблизи них, чтобы никто из сирийцев не получил ранения, а вот «Хезболла» и ее конвои из Дамаска в Ливан — это другое дело.

Впрочем, вместе с ливанской «Хезболлой» под огонь ЦАХАЛ попадают сирийские солдаты и иранцы. Так, в январе 2015-го в результате атаки ВВС Израиля на территории Сирии был убит генерал иранского Корпуса стражей исламской революции Мохаммад Алиулла Даади. И одно дело, когда удары наносились до появления российских самолетов ВКС и средств ПВО в САР, и с совсем другое — бомбардировки после вмешательства России в конфликт в конце сентября 2015 года. Ведь правительственные силы в некоторых операциях и в населённых пунктах опираются на поддержку ливанской «Хезболлы» (в САР воюет еще иракская и сирийская «Хезболла), бойцы которой по уровню боевой подготовки превосходят даже иранцев, которые в свое время участвовали в создании ливанского движения.

В России бытует мнение, что Израиль наносит точечные удары управляемыми ракетами по позициям «Хезболлы» только со своей территории. Однако израильские эксперты говорят, что для гарантированного уничтожения объектов «Хезболлы» самолеты и беспилотники ЦАХАЛ беспрепятственно залетают в сирийское воздушное пространство, несмотря на то, что локаторы С-400 облучают израильские самолеты, когда «те лишь взлетают с аэродромов».

Дамаск не раз заявлял о действиях ВВС Израиля непосредственно в воздушном пространстве Сирии. Например, в сентябре 2016 года официальные сирийские власти сообщили, что самолет ВВС Израиля и израильский беспилотник были сбиты средствами ПВО на территории сирийской провинции Кунейтра: истребитель к югу от одноименной столицы Кунейтры, беспилотник — к западу от поселка Сасаа. И хотя тот инцидент был больше похож на «войну слов» — Дамаск впоследствии не представил доказательств уничтожения воздушных аппаратов, факт нахождения ВВС в небе Сирии стороны даже не обсуждали.

Почему Москва позволяет Тель-Авиву бомбить боеспособные силы в САР — ливанскую «Хезболлу», которая взаимодействует с Ираном и поддерживает режим Асада? И почему в последнее время возросла интенсивность ударов ВВС Израиля по сирийской территории?

— По сути, мы наблюдаем один из локальных конфликтов в рамках основного сирийского конфликта. Поэтому удивляться вялой реакции Москвы на израильские бомбардировки «Хезболлы», которая воспринимается как ее союзник в сирийском конфликте, не стоит, — говорит начальник Центра исламских исследований Института инновационного развития Кирилл Семенов. — Скажем, РФ считает курдов своими союзниками в борьбе с терроризмом в Сирии, однако это не помешало в августе ВВС Сирии бомбить курдские позиции в Хасеке. А когда российские военные начали работу, направленную на примирение сторон, иранцы наоборот отправили туда подкрепления КСИР и «Хезболлы»…
В договоренностях между РФ и Израилем нет ничего удивительного. Более того — уже секрет Полишинеля, что приезд израильской делегации в Москву за неделю до официального начала российской операции в Сирии имел характер сделки. Для Израиля крайне важно было продолжать пресекать транзит оружия из Сирии в Ливан. Ведь, по большому счету, «Хезболла» в САР имеет бесконтрольный доступ к вооружениям. Бойцы движения могут вооружаться под различными предлогами. Например, можно сказать, что оружие было отбито у оппозиции или радикалов, а по факту оно было получено от сирийских военных или куплено за деньги. Что неудивительно, учитывая уровень коррупции в Сирии… А, как известно, Россия поставляет в САР, в том числе и современные виды вооружений, которые попадают в различные проправительственные формирования. Соответственно, ничего не мешает при определенных договорённостях записать его в разряд «уничтоженных в боях с террористами» и переправить в Ливан.

Естественно, для Израиля перевооружение «Хезболлы» за счет сирийского конфликта — болезненная тема и он не может не реагировать, от этого зависит безопасность государства. Я уже не говорю про то, что командование «Хезболлы», наблюдая за планированием наступательных операций российскими военными советниками, получило бесценный опыт. Ведь до сирийского конфликта формирования «Хезболлы» были ориентированы на действия от обороны — на засады для блокирования продвижения наступающего противника и защиту от израильских ракет в сложных сетях подземных укреплений.

«СП»: — Насколько критичны для имиджа РФ действия Израиля?

— Израиль проводит авиаудары на юге Сирии, где активность ВКС минимальна. Плюс РФ не давала никаких обязательств, что будет прикрывать САР от любых атак. Это просто невозможно, учитывая, что формально сирийское воздушное пространство нарушают все страны, входящие в международную коалицию под эгидой США и наносящие удары по позициям ИГ * и «Нусры» **. С этой точки зрения действия Израиля, который бомбит «Хезболлу» — также иностранную вооружённую группировку на территории Сирии, пусть даже приглашенную правительством, не выглядят удивительно.
Кроме того, если расставить акценты, то «Хезболла» — не союзник РФ. Российские военные просто опирались на ее бойцов при проведении операций в Восточном Алеппо, Пальмире, но они не обязаны вмешиваться в «ливано-израильскую линию».

«СП»: — Intelligence online утверждает, что в последние месяцы ВВС Израиля нарастили интенсивность авиаударов по югу Сирии…

— Спорное утверждение. Интенсивность ударов израильской авиации по «Хезболле» не выходит за рамки обычного. Возможно, стали чаще наноситься удары по каким-либо группировкам с беспилотников. Вообще на юге Сирии присутствует весь спектр сил: ИГ, «Нусра», оппозиционная коалиция «Южный фронт», с которой у режима де-факто установлено перемирие, «Ахрар аш-Шам», друзы. Интересы последних во многом сходятся с интересами Асада, тем не менее, они представляют автономную силу, поддерживаемую Израилем. Такое многообразие сил заставляет Израиль активно реагировать на угрозы и действовать против любых формирований, чтобы пресекать контрабанду оружием, а также минимизировать угрозу от попаданий боеприпасов на территорию Голанских высот. Возможно, с этим и связана активизация ВВС Израиля, о которой сообщил Intelligence online.
При этом действия ЦАХАЛ нередко играют на руку «Джейш Халид ибн Аль-Валид», аффилированной с ИГ и занимающей территории рядом с израильской границей (деревни видны с израильской части Голанских высот). Интенсивные бои возле границы с последующим втягиванием израильских пограничников невыгодны Тель-Авиву. Поэтому длительное существование анклава ИГ рядом с Голанами, возможно, связано с нежеланием Израиля видеть активные сражения вблизи собственных границ.

«СП»: — Есть мнения, что бомбардировками «Хезболлы» Израиль намеренно провоцирует напряженность в отношениях Ирана и РФ…

— Вряд ли. Повторю, периодичность ударов ВВС Израиля по «Хезболле» не выходит за рамки обычного. Кроме того, в Израиле отлично видят, что РФ в отношениях с Ираном все-таки действует с оглядкой на Тель-Авив.

«СП»: — То есть действия Израиля на юге Сирии в целом не сильно влияют на ситуацию?

— На мой взгляд, не сильно. Скажем, и в Ливане Израиль активно следит за деятельностью «Хезболлы» и при необходимости наносит удары. Однако в Сирии движение пользуется свободой действий, и, по некоторым данным, не только обеспечивает зону безопасности вдоль ливанской границы, но и создает там склады вооружений. Они используются не для поддержки Асада, а для последующей переброски оружия в Ливан.

Intelligence online публикует статьи по закрытой подписке, однако практически все материалы бюллетеня основываются на данных, которые уже есть в открытой печати, отмечает эксперт РСМД и Института Ближнего Востока Сергей Балмасов.

— Честно говоря, я уже сбился со счета, сколько за последние годы Израиль нанес ударов по «Хезболле» в районе Дамаска, тем не менее, можно констатировать, что израильтяне уже упустили момент по пресечению наращивания потенциала «Хезболлы». Сами представители израильской разведки признают, что с момента войны 2006 года движению удалось не просто восстановить ракетный потенциал, а нарастить его и количественно, и качественно. То есть нынешние бомбардировки «Хезболлы» в Сирии для Израиля — это уже борьба с симптомами, а не с самой «болезнью». Не исключено, что конвои из Сирии иногда организуются для отвода глаз, поскольку производство ракет и легкого вооружения налажено в «колыбели» «Хезболлы» — долине Бекаа.

Что касается отношений РФ и «Хезболлы», то их история достаточно противоречивая. Хорошо известен случай, когда ныне покойный террорист движения Имад Мугния по кличке «Гиена» организовал похищение четырех советских дипломатов, один из которых, к сожалению, был убит. Тогда нашим разведчикам, работающим в Ливане, удалось вернуть трёх дипломатов, при этом, по некоторым данным, руководителю «Хезболлы» обещали возможное падение (разумеется, чисто случайное) ракеты на иранский город Кум или Мешхед.
Не секрет, что при недавней эвакуации оппозиции из Восточного Алеппо и из-под Дамаска в Идлиб, «Хезболла» блокировали конвои, провоцировала конфликты и даже не допускала российских военных советников в Вади Барада. В общем, ни «Хезболла», ни Иран России не союзники, а лишь попутчики по сирийскому конфликту. Пока мы сходимся на том, что поддерживаем режим Асада, но что дальше, если будет запущен политический процесс и сформировано переходное правительство, — вопрос.

«СП»: — Тем не менее, Москве приходится маневрировать: с одной стороны, РФ дает Израилю бомбить «Хезболлу», с другой — ливанское движение привлекается к операциям.

— Щекотливый момент в том, что если бы не «Хезболла», то нам бы на некоторых направлениях, в том же Восточном Алеппо, пришлось бы наращивать силы своего спецназа или т.н. «добровольцев». Сирийцы без поддержки «Хезболлы» и других шиитских формирований не в состоянии самостоятельно прикрывать все направления и проводить наступательные операции. С другой стороны — «Хезболла» ничего бы не смогла сделать без поддержки российской авиации. Так что здесь, как ни крути, без вариантов.

0

154

Сирия заявила, что сбила израильский истребитель
17.03.2017

Четыре израильских самолета нарушили воздушную границу Сирии, одна из этих машин была сбита силами ПВО. Об этом говорится в заявлении сирийской армии, передает Reuters.

Инцидент произошел утром в пятницу, 17 марта. По утверждению военных, еще один самолет получил повреждения.

В заявлении Вооруженных сил Сирии уточняется, что целью израильской авиации были объекты силовиков в районе Пальмиры.

Между тем, как заявляют израильские военные, ни один самолет не был сбит.

«Самолеты ВВС Израиля действительно были обстреляны зенитными ракетами после того, как нанесли удары по территории Сирии», — цитирует израильских военных издание ВВС.

Представители израильской армии заявили, что ее боевые самолеты в ночь на пятницу поразили несколько целей в Сирии и уже находились в воздушном пространстве Израиля, когда по ним было выпущено несколько ракет.

Одна из ракет была перехвачена израильскими средствами ПВО. Остальные не попали в цель, ни один самолет не пострадал, говорится в заявлении армии обороны Израиля.

В израильских поселениях на Западном берегу Иордана во время ракетных ударов зазвучали сирены. Неизвестно, куда упали остальные ракеты. Представитель армии Израиля сказал только, что безопасности израильских граждан ничего не угрожало.

Отмечается, что это редкий случай, когда израильские военные подтверждают, что их военная авиация провела операцию в Сирии.

0

155

Проамериканскую коалицию неожиданно обвинили в сговоре с террористами ИГИЛ в Ракке
02.06.2017

Оппозиция неожиданно обвинила проамериканскую коалицию SDF в заключении сделки с ИГИЛ в провинции Ракка.

ИГИЛ отступает из населённых пунктов Гнейда и Аль-Мансура на западе провинции Ракка, заключив соглашение с курдскими формированиями из состава проамериканских «Сирийских демократических сил» («СДС»). Об этом сообщают СМИ сирийской оппозиции со ссылкой на источники.

«Проверенные источники сообщают, что сегодня, 2 июня, силы ИГИЛ* вышли из городов Мансура и Гнейда (Ганейда) в сельской местности на западе Ракки, заключив соглашение с „демократическими силами Сирии”», — передает новостной антиправительственный ресурс Enabbaladi.
http://rusvesna.su/sites/default/files/skrin_igi_begut_iz_rakki.jpg

Данная информация приводится со ссылкой на спонсируемую Западом НПО «Ракку убивают молча». Со ссылкой на источники в Ракке в сообщении далее говорится о том, что отряды ИГИЛ из указанных населённых пунктов, а также от плотины «Баас» на реке Евфрат уходят в Сирийскую пустыню по единственной оставленной им курдами дороге на юг.

«Операция „Гнева Евфрата” (начатая США — прим. РВ) объявила сегодня о завершающемся штурме двух городов возле плотины „Баас” на берегу реки Евфрат в западной части провинции Ракка», — говорится в новости.

Раккские активисты отмечают, что конвой, который вышел из двух городов и района вокруг плотины «Баас», пошел в сирийскую пустыню благодаря договоренностям с SDF

В статье также напоминают, что ранее Минобороны России обвинило «Сирийские демократические силы», состоящие из курдских и арабских формирований с лидирующей ролью «Отрядов народной самообороны» (курдские YPG), в заключении соглашения с ИГИЛ о беспрепятственном выходе в Сирийскую пустыню. Российское руководство предупредило, что знает об этом соглашении и отслеживает обстановку, хотя «СДС» отрицают что-либо подобное.

0

156

Беспилотник снял разорвавшуюся в толпе боевиков ИГИЛ ракету в Алеппо
4 июня 2017
   
В ночь на воскресенье, 4 июня, армия Сирии освободила последнюю цитадель ИГИЛ (запрещенного в России) в Алеппо – ключевой город Маскана. Об этом сообщает портал «Русская весна».

Перед тем как официально было объявлено об освобождении Масканы, Национальными силами обороны был обнародован видеоролик с кадрами последних семи дней боев в этом регионе. В ролик включены кадры работы военной авиации. Например, на 50-й секунде видно, как залп неуправляемых ракет попадает в группу из 50 бегущих террористов. Снаряды разорвались прямо в центре их скопления. Вероятно, удар был нанесен одним из штурмовиков Су-25, которые в последние месяцы постоянно поддерживали сирийских союзников.

Сирийская армия во главе со штурмовой дивизией «Тигр» в течение недели вернула под контроль 22 поселка, при этом ликвидировав свыше 1200 боевиков ИГИЛ. В сражениях было уничтожено около 100 единиц военной техники.

Огромную роль в боях сыграла боевая авиация ВКС России и ВВС Сирии, наносившая большое количество ударов по позициям террористов. На видео также продемонстрирована работа сухопутных подразделений САА, которые штурмуют оккупированные экстремистами населенные пункты.

0

157

Схватка США и России за Ат-Танф: есть ли альтернатива?
8 июня 2017
https://img1.eadaily.com/r650x400/o/08f/999901eed40e3bb15979c488f7d34.jpg
Фото: politexpert.net

Шлагбаум, таможенный пункт, казарма на взвод пограничной стражи и поселок чуть в стороне, больше напоминающий стоянку бедуинов. Впрочем, с целыми двумя дуканами, где можно было купить воду, бензин, хлеб и сигареты… Так выглядел КПП Ат-Танф со стороны Сирии в 1990 году незадолго до вторжения Ирака в Кувейт. Что-то подобное было и на иракской стороне. Сегодня здесь решается судьба Сирии.
Ситуация стремительно приближается к развязке. Кто-то из военных аналитиков уверен, что сопротивление ИГИЛ (ДАИШ, «Исламское государство», террористическая группировка, запрещена в РФ — прим. EADaily ) может продлиться до осени и дольше, кто-то считает, что организованная оборона «исламского государства» посыплется со дня на день.
Что потом? После того, как будет уничтожен общий враг? Вероятно, наступит самый сложный и опасный этап урегулирования, поскольку не озвучен не только согласованный план восстановления Сирии, но даже принципы урегулирования, включая вопрос того, будет ли сохранена сама Сирия, как единое суверенное государство.
В таких условиях сторонам конфликта очень важно получить хорошие карты. Как в переносном смысле — для дипломатической игры, так и в прямом — географические, точнее, оперативные: отвоевать большую часть территорий, которые еще находятся под контролем ИГИЛ. Ситуация в некотором роде напоминает ту, что сложилась в Европе весной 1945-го. Как предположил один уважаемый историк, если бы Красная Армия заняла Гамбург и Баварию, то союзники вполне могли бы согласиться на «австрийский вариант»: Германия стала бы объединенным нейтральным государством, а история Европы и мира, возможно, сложилась бы иначе.
https://img8.eadaily.com/r650x650/o/749/775b8312facac89e41ac82eb9adf4.png
В феврале этого года после 100-дневного штурма турецкой армии и их союзникам из «умеренной оппозиции» под брендом «Сирийской Свободной Армии» (ССА) удалось взять (стрелка 1) город с символическим названием Аль-Баб («врата», «дверь»). Но эта победа оказалась последней и в военном плане уже бессмысленной, т.к. Сирийская Арабская Армия (САА) президента Башара Асада обошла Аль-Баб южнее, соединилась (стрелка 2) с курдским ополчением на западном берегу Евфрата (район Манбидж) и в начале марта сама вышла к Евфрату.
Турецкой армии был отрезан выход на оперативный простор между городом Алеппо и Евфратом к долине Маскана и далее на юг. Попытка одного из турецких подразделений и протурецких боевиков случайно продвинуться на подконтрольную Асаду территорию так же случайно была пресечена ударом неопознанных штурмовиков. После чего новых попыток продвижения на юг не предпринималось, а Анкара заявила об успешном завершении операции «Щит Евфрата».
В конце марта САА и Силы Спецопераций (ССО) России второй раз освободили Пальмиру (стрелка 3). В результате вполне оправданного укрепления флангов армия Сирии и здесь отделила (стрелка 4) ИГИЛ от «умеренной оппозиции», удерживающей несколько городов на северо-востоке провинции Дамаск. Впрочем, эти отряды до недавнего времени больше угрожали шоссе Дамаск — Хомс, чем боролись с ИГИЛ в собственном тылу.
На сегодня единственный участок, где ССА «умеренной оппозиции» условно противостоит ИГИЛ остался на юге страны, в пустыне у иорданской и иракской границы. И ключевой пункт здесь — Ат-Танф. Именно этим объясняются уже две попытки — 18 мая и 6 июня — сирийской армии и проправительственных сил занять (стрелка 5) пограничный переход. Оба раза пресеченные авиацией США. Предпринимаются попытки и разрезать территорию «умеренных», замкнув малое кольцо восточнее Дамаска (стрелки 6).
Между тем, от исхода боев за Ат-Танф во многом зависит будущее Сирии.
Либо «вариант А»: остающиеся у ИГИЛ территории освобождает Асад, и тогда 65% территории окажутся в руках сирийского правительства, 25% — за курдами (официально признающими правительство в Дамаске) и только 10% за ССА (Идлиб, Дераа и совсем уж мелкие анклавы, которые к тому времени еще больше раскрошатся.). После чего переговоры, как бы они ни назывались, по сути, будут касаться условий амнистии и реинтеграции оппозиции в политическую жизнь существующего режима.
Либо «вариант Б»: оппозиция при поддержке американо-саудовской коалиции осуществляет свой план: 1) выходит к Евфрату (стрелка 7) и получает территорию, соизмеримую с правительственной (обескровленный Дейр-эз-Зор этому не помеха); 2) соединяется с Рожавой (Сирийским Курдистаном) и, учитывая влияние США на курдов, создает широкую коалицию против Дамаска; 3) возможно, самое важное: в случае будущего де-юре или де-факто раздела страны отрезает Дамаск от шиитского и все больше выходящего из-под контроля Ирака. Можно сказать и иначе: создает коридор «Турция — Иордания».
Де-юре раздел Сирии это то, против чего категорически возражает Россия. Но, скажем прямо, на де-факто раздел она уже согласилась самой договоренностью о создании так называемых «зон безопасности» — признанием границ районов, контролируемых «умеренной оппозицией».
Это означает, что исход битвы за Ат-Танф приобретает исключительное значение. В случае осуществление «варианта А» Россия легко «потянет» дальнейшее участие в разрешении сирийского вопроса. В случае «варианта Б» участие России будет сопряжено с большими политическими, финансовыми и военными рисками.
Пробиться к Дейр-эз-Зору или обойти Ат-Танф с севера и выйти к границе Ирака восточнее пока не удается: игиловцы отчаянно защищают последние нефтяные поля к востоку от Пальмиры и пытаются отбить те, что САА заняла на левом (северном) фланге.
Сирийская армия может решиться на третью прямую атаку на Ат-Танф. Результат будет тот же. ВКС РФ прикрывать сирийцев не могут: ответ американских пилотов на требование наших не бомбить колонну, предсказуем. Что дальше? Все это, вероятно, уже проговаривалось военными РФ и США по каналам предотвращения конфликтов. Или даже не проговаривалось ввиду очевидности.
Но даже взятие Ат-Танфа и соответственно двух третей Сирии не гарантирует благополучного исхода сирийской кампании. России необходимо после разгрома ИГИЛ вообще избежать перерастания конфликта в Сирии в новое качество — конфликта уже двух противников, двух коалиций. И уж конечно не факт, что контролируя только 10−15% территории Сирии, оппозиция будет уступчивее на переговорах.
Значит, уже сейчас нужно искать точки соприкосновения с участниками западной коалиции везде, где это возможно.
Нельзя сказать, что полученный «огрызок» между границей и Аль-Бабом это для Турции теперь пресловутый «чемодан без ручки». Нет, это демонстрация силы и присутствия, свидетельство престижа, что еще важнее — задел для будущего торга по зонам влияния в Сирии и самое важное — турецкий Аль-Баб все же отрезал восточные кантоны Рожавы от западного — Африна.
Для Турции это действительно болезненный вопрос. От западной границы кантона Африн до Средиземного моря всего «33 километра истинной независимости Курдистана». Выход к морю здесь предусматривали и предусматривают все без исключения проекты Курдского государства, урезанного или в максимальных границах, «содружества автономий» в границах четырех государств или государства члена ООН, которое без выхода к морю будет все так же зависимо от Ирака, Сирии, Турции и Ирана.
Следует уважать обеспокоенность Турции. Поэтому можно вести самый серьезный разговор о создании на территории провинции Алеппо, на значительной части территории провинции, например, туркмено-черкесской автономии.
Тематика разговора может быть еще шире. Скажем (сугубо умозрительное рассуждение), существует форма уступки территории в форме неравнозначного обмена. Например, в 1902 году Британия только ради удобства управления племенем беджа отторгла от подконтрольного Египта «треугольник Халаиб» площадью в 20 тыс кв. км с одноименным городком на берегу Красного моря и передала его подконтрольному Судану. А Египет получил «взамен» «трапецию Бир-Тавиль» в 2 тыс кв. км с единственным колодцем. В 2000 году Египет занял треугольник и предложил Судану забрать трапецию, тот категорически от нее отказывается, отчего она превратилась в ничейную землю terra nullius. Но это частный случай. При взаимном изначальном согласии сторон прием применим и сегодня. Он более приемлем с точки зрения легитимности, т.к. каждая сторона обосновывает свои предложения по обмену, официально просит об этом.
Подобные разговоры лежат вне открытого западного дискурса. Там принято четверть века сшивать несшиваемую Боснию или 20 лет принуждать к «сосуществованию» албанцев и сербов в границах Косово (но не в границах Сербии или Митровицы). Парадоксальным образом как раз в Сирии Запад, кажется, не исключает варианта раздела и даже склоняется к нему. Видимо, это продолжение переоценки ценностей в Ираке: с неизбежностью отделения Иракского Курдистана США уже смирились.
И если турки не прочь поговорить о сакральном для них значении Алеппо, то почему бы им и сирийцам при участии России не поговорить о сакральном значении для Сирии и христианства левобережной исторической (не правобережной промышленной) части Антиохии (Антакьи)? Или о сакральном значении Северного Кипра, где в Саламине под Фамагустой была основана первая в Европе церковь? Такой обмен (с протекторатом России над Северным Кипром) был бы однозначно выгоден Турции, но не настолько, чтобы обвинить ее в захвате чужих территорий.
Убежденные противники Асада, которые в течение шести лет постепенно концентрировались в Идлибе, могли бы отсюда переместиться в Алеппо, а курды в качестве компенсации могут получить Ракку. Во всяком случае, это будет разговор на языке, понятном сторонам, на языке, который позволяет эффективно решать проблемы.
Точно так же Иордания, чья династия Хашимитов до середины 20 века правила в Сирии и Ираке, могла бы частично удовлетворить свои амбиции за счет провинции Дераа, Кунейтры и прилегающей части провинции Дамаск до водораздела рек, обеспечивающих водой южную часть Дамаска. Сюда, на юг, могут перебраться жители окруженного Растана из провинции Хомс и последнего оппозиционного пригорода Дамаска — Восточной Гуты. Асад может и далее не признавать Израиль, но вопрос принадлежности Голанских высот для Сирии снимается, т.к. граничить с высотами будет уже Иордания. Очевидно, что такое решение могло бы быть интересно также Израилю и США. Сирия в свою очередь может получить от Иордании южные отроги Джебель эд-Друз.
Эти рассуждения могут показаться циничными, если вы считаете, что можете оценить их с точки зрения сирийца. Что за хамски самоуверенные попытки делить чужую страну, переселять ее жителей? Да и где гарантия, что завтра это все не повторится снова уже в урезанных границах Сирии?
Но, во-первых, такое решение означает немедленное прекращение конфликта и начало восстановления страны. Во-вторых, Сирия уже разделена и миллионы сирийцев уже покинули свои дома. В-третьих, главный раскол находится гораздо глубже и скорее он определил линию фронта, чем она его. Просто задумайтесь над словами одной жительницы Дамаска, сирийки, арабки, суннитки, о жителях Восточной Гуты, сирийцах, арабах, суннитах: «А-а-а! Да они всегда были такими!».
Это не сиамские близнецы, они чужие. Их можно и необходимо разделить. Это кажется единственной альтернативой столкновению двух коалиций. В лучшем случае — затяжному вялотекущему конфликту, добивающему Сирию.

0

158

0

159

0

160

The Times: Россия и Иран проверяют истинные намерения Трампа в Сирии
20 июня 2017

Британская The Times публикует статью своего аналитика Ричарда Спенсера, в которой тот пишет, что США и их союзники, в том числе и Великобритания, постепенно оказываются ввязанными в необъявленную и не запланированную войну с «сирийским режимом» и его союзниками — Россией и Ираном.
Парадоксально то, что это происходит, несмотря на то, что президент США Дональд Трамп во время своей предвыборной кампании обещал не ввязываться в войны на Ближнем Востоке, рассуждает автор.

В воскресенье, 18 июня, американский истребитель сбил сирийский бомбардировщик. Это стало четвертым столкновением между США и сирийскими войсками за последний месяц. Сирия заявляет, что США мешают ей бороться с террористической группировкой ДАИШ («Исламское государство», ИГ, ИГИЛ). Однако, отмечает Спенсер, практически все это время войска Башара Асада концентрировали свое внимание на борьбе с повстанцами в других районах страны.

Сейчас правительственные силы продвигаются на восток, к границе с Ираком, в надежде, что при помощи Ирана и поддерживаемых Тегераном шиитских ополченцев Дамаск сможет вернуть под свой контроль большую часть страны. Но Дамаск не знает, так же как и мы все, как долго США оставят свои вооруженные силы в стране после того, как их союзники займут «столицу» ИГ — сирийский город Ракка.

Иран очень хотел бы, чтобы США вывели свои войска, так как их присутствие мешает одной из главных целей Тегерана, а именно, что обе стороны сирийско-иракской границы были бы под контролем проиранских формирований.

Президент Трамп, учитывая все его политические проблемы у себя дома, передал контроль над войной с ИГ своему министру обороны Джеймсу Мэттису и советнику по национальной безопасности Герберту Макмастеру. Однако Иран и Сирия думают (и они почти наверняка правы), что решение о том, продолжать или нет боевые действия, даже при наличии риска столкновений США с Ираном, Россией и сирийскими правительственными войсками, будет сделано из политических, а не военных соображений.

Сейчас они делают все возможное для того, чтобы Трамп осознал возможные последствия этого решения. Трамп хочет одновременно выйти из Сирии и договориться с Россией, но при этом он выступает резко против Ирана. Как его уже предупреждали, достичь обеих целей невозможно, напоминает британский аналитик.

И неудивительно, что Сирия и Россия заметили это противоречие в планах Трампа и теперь на деле проверяют его истинные намерения, заключает The Times.

0

161

Агрессия против Сирии грозит США смертоносной войной с Россией, — аналитик
22.06.2017

С приближением разгрома ИГИЛ в Сирии обостряется борьба между правительством и повстанцами за контролируемую «халифатом» территорию, пишет обозреватель Creators Патрик Бьюкенен.

Если Вашингтон продолжит совершать атаки на сирийские войска, то этот региональный конфликт рискует перерасти в «более широкую, опасную и смертоносную войну» США с Россией, предупреждает аналитик.

Уничтожение американской авиацией самолёта ВВС Сирии — это акт агрессии в отношении страны, против которой конгресс США никогда не объявлял и не санкционировал войну, пишет обозреватель Creators Патрик Бьюкенен.

Согласно версии Вашингтона, сирийский истребитель бомбил проамериканских повстанцев. Дамаск настаивает, что его самолёт атаковал позиции ИГИЛ*.

Как бы то ни было, в свете случившегося Россия заявила, что она выходит из договора о предотвращении столкновений в сирийском небе и собирается брать на прицел все воздушные объекты к западу от Евфрата, подразумевая самолёты и беспилотники Пентагона.

«Если Москва не блефует, то мы движемся в сторону российско-американского столкновения в Сирии», — утверждает публицист.

Сбитый самолёт был первым на счету ВВС США в сирийском конфликте. Но ранее Дональд Трамп уже отдавал приказ о нанесении удара по правительственной авиабазе, с которой якобы осуществлялись химические атаки на мирное население, напоминает Бьюкенен.

По его словам, всё вышесказанное свидетельствует о том, что США всё глубже погружаются в эту межконфессиональную шестилетнюю гражданскую войну. И на наших глазах она переходит в следующую фазу — борьбу за контроль над территорией и населением, освобождённым после падения Ракки и смерти «халифата».

Армия Башара Асада пытается вернуть как можно большую часть утраченной территории. В этом стремлении её поддерживают Россия, иранские войска, отряды шиитского ополчения из Ирака и Афганистана и «Хезболла».

Асад и союзники, противостоящие ИГИЛ, всё чаще сталкиваются с прозападными Демократическими силами Сирии, в состав которых входят арабские повстанцы и местные курды.

Но если Америка решила использовать авиацию для борьбы с сирийскими самолётами, которые атакуют лояльные Вашингтону силы, то это может вылиться в конфронтацию с Россией и «более широкую, опасную и смертоносную войну для Соединённых Штатов», предупреждает автор статьи.

Бьюкенен выражает серьёзное сомнение, что США стоит ввязываться в подобный конфликт, «победа в котором потребует масштабного вмешательства». Более того, на его взгляд, для Вашингтона не должно играть большой роли, кто именно возьмёт под контроль Ракку и прилегающие районы, когда оттуда будут изгнаны исламисты.

Во время предвыборной кампании Трамп говорил, что для разгрома ИГИЛ необходимо сотрудничество с Россией.

Однако, посетив Саудовскую Аравию, он фактически согласился с созданием так называемого арабского НАТО. Тем самым США признали Эр-Рияд главным союзником и лидером в региональной борьбе за власть между арабскими странами Персидского залива и шиитским Ираном.

В результате Трамп и его страна достигли точки принятия решения. Если после уничтожения сирийской «столицы» ИГИЛ американцы попытаются использовать свою мощь, чтобы объединить повстанческие группировки за счёт Дамаска, то они рискуют вступить в конфликт не только с его союзниками, но даже с Турцией. Ведь турецкий президент с подозрением относится к курдским союзникам Вашингтона.

«В Ираке у США и Ирана общий враг, ИГИЛ, и общий союзник — официальный Багдад. В Сирии у нас общий враг — ИГИЛ. Но наши союзники противостоят Асаду, России, Ирану и „Хезболле“. Перед нами встаёт вопрос: после того как Ракка с Мосулом падут и халифат исчезнет, кто унаследует имущество ИГИЛ?» — рассуждает аналитик.

На его взгляд, Вашингтону необходимо обозначить линии наступления для сирийских курдов и начать переговоры с Москвой, Дамаском и Тегераном.

«Мы не должны позволять нашим друзьям на Ближнем Востоке и в Персидском заливе разыгрывать за нас нашу партию, потому что слишком часто из-за их интересов нам приходится участвовать в их войнах, которые необязательно являются и нашими», — заключает Патрик Бьюкенен.

0


Вы здесь » Форум В шутку и всерьёз » Политика » Сирия