Форум В шутку и всерьёз

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум В шутку и всерьёз » Политика » Геополитика


Геополитика

Сообщений 31 страница 51 из 51

31

Чем громче кричит Запад, тем быстрее в России растет рейтинг Путина   
("JB Press", Япония)
21/04/2015

Когда пишешь о нынешней России, будь то политика или экономика, нельзя обойти стороной украинскую проблему и ее влияние.

Украинский кризис остается одним из главных факторов, которые воздействуют на Россию. Пока суть да дело, прошло уже полтора года. Сколько об этом не пиши, а конца и края этому конфликту совершенно не видно.

От отсутствия перспектив устали все стороны. Средства массовой информации также перестали активно освещать украинскую проблему.

Кроме того, комментаторы стали слишком легкомысленно подходить к таким вопросам, как мировая экономика, цены на нефть и перспективы российской экономики, то есть темам, которые вызывали бурную реакцию СМИ.

Фактически же за последние два с половиной месяца на Украине случились следующие события:

Столкновения на востоке Украины продолжаются и после заключения соглашения о перемирии, которое было подписано в Минске 12 февраля. В то время как СМИ перестали сообщать об ожесточенных перестрелках, как правительство Украины, так и ополченцы обвиняют друг друга в нарушении соглашения.

Многие с сомнением относятся к внесению поправок в украинскую конституцию, а также не питают иллюзий по поводу того, будут ли соблюдаться условия соглашения. Причина состоит в том, что соглашение то и дело нарушается из-за российского вмешательства. Кроме того, если правительство Украины признает полную автономию восточной части, то это будет означать признание собственной слабости.

Пока все внимание приковано к соблюдению соглашения, украинской экономике становится только хуже. Киевская власть, которую поддерживают жители западной части страны, постепенно теряет поддержку и на своей территории, а не только среди жителей востока. Годовая инфляция превышает 40%.

Международный валютный фонд в качестве условия для предоставления финансовой помощи потребовал поднять внутренние цены на газ. Это абсурдное требование для страны, которая находится на пороге гиперинфляции.

При этом Украине необходимо вести переговоры о реструктуризации долгов и отсрочке выплат. Американские инвестиционные фонды, которые владеют большим количеством украинских облигаций, на уступки не идут. Если этим делом займутся американские суды, то Украину ждет судьба Аргентины.

Экономика — не единственная проблема Украины. В последнее время возникают серьезные противоречия между президентом Порошенко и лидером националистической организации «Правый сектор» Дмитрием Ярошем, которого назначили советником главнокомандующего ВСУ.

С точки зрения России, украинская экономика и политика находятся в абсолютном хаосе. В то же время западные страны пока не собираются отменять антироссийские санкции.

В западных СМИ накопилось раздражение по поводу живучести российской экономики, в связи с чем их главной мишенью стал президент Владимир Путин, которого сейчас называют «злодеем века».

Его слова о приведении ядерного оружия в боевую готовность вызвали на Западе настоящий гнев. Путин уверен в себе и готов к сопротивлению. Западу остается только поражаться его наглости.

Причина, по которой Путина так ненавидят на Западе, состоит в том, что США боятся укрепления России. И это не беспочвенный страх.

Западные страны вынуждены признать, что президент Путин действительно является в современной России способным политиком.

Россияне реагируют на действия противника
http://inosmi.ru/images/22134/16/221341665.jpg
Как я уже писал ранее, само существование способного руководители государства представляет угрозу для других стран. Говорят, что президент США Барак Обама не любит Путина. Это говорит о том, что ему некомфортно общаться с человеком, который сильнее его.

При этом Путин ведет себя непредсказуемо. Это вызывает беспокойство в других странах. Многие склоняются к тому, что Путин действует наобум. Никто не удивится, если подобные действия приведут к ядерной войне.

Однако если понимать, что россияне в основном действуют в зависимости от шагов противника, то в подобном поведении нет ничего странного.

«Президент Путин и Россия являются злом, и это зло пытается расширить свою империю, захватив близлежащие страны». Если верить подобной теории, то все действия России будут рассматриваться в основном под этим углом, что приведет к полному отсутствию понимания.

Дело в том, что шаги российской стороны являются всего лишь отражением действий Запада. Неправильно утверждать, что шаги президента Путина не могут быть поняты другими странами (он живет на другой планете!), поскольку это зависит от того, под каким углом воспринимаются эти действия. Не каждому дано понять это.

Российский эксперт Федор Лукьянов отмечает следующее: «В настоящее время Россия боится окружающего мира даже больше, чем во времена СССР». Чего же боится сверхдержава, обладающая ядерным оружием? Возможно, это всего лишь мания величия и паранойя.

Тем не менее нельзя отрицать того, что Россия и россияне действительно испытывают подобные страхи. Иначе никак нельзя объяснить рейтинг президента Путина, который составляет 80%.

Уже многие наблюдатели сообщили о том, что на вопрос «были ли вы готовы применить ядерное оружие?» президент Путин ответил, что такая готовность была.

Слова о ядерной боеготовности предназначались для ушей россиян

Российский лидер продолжил мысль, заявив, что «мы сообщили всему миру, что не можем игнорировать опасную ситуацию, в которой находятся россияне, живущие в Крыму». Он добавил, что готовность была на случай развития событий по худшему сценарию.

На Западе эти слова восприняли как ядерную угрозу. Тем не менее если предположить, что этот вопрос был подготовлен администрацией президента заранее, то, по всей видимости, ответ на него предназначался для ушей россиян, а не для окружающего мира.

Лидер государства выразил свое намерение любыми средствами защитить россиян от внешнего врага. Это говорит о степени страха, который народ испытывает перед западными странами. Президент Путин по сути был вынужден успокаивать жителей своего государства.

Откуда же появился подобный страх? Рассмотрим исторические факты после развала СССР.

Когда в 1999 году на арене появился никому не известный Путин, будущее России было покрыто туманом. Страна находилась вне поля зрения западных государств.

Несмотря на то, что в 2001 году Путин выразил готовность к сотрудничеству в связи с трагедией 9/11, в США это восприняли как предложение со стороны одной из незначительных стран.

Более того, когда слабая Россия захотела возродить сильное государство в Евразии, США организовали цветные революции в бывших советских республиках, стараясь разрушить и разделить российскую сферу влияния (После 9/11 все страны казались США врагами).

С иракского кризиса 2003 года Путин бросает вызов гегемонии США. Одновременно с ростом мировых цен на нефть появляются перспективы для возрождения России.

Дмитрия Медведева, ставшего президентом в 2008 году, считали, по сравнению с Путиным, более сговорчивым лидером. Тем не менее президент Михаил Саакашвили, который опасался расширения российского влияния, в результате своих неумелых действий потерпел сокрушительное поражение от России.

Это нанесло удар по авторитету США, однако президент Обама все же провозгласил «перезагрузку». По всей видимости он попытался за счет этой политики ограничить влияние России. Взяв курс на уничтожение ядерного оружия, он не собирался сразу же портить отношения с Россией, которая является ядерной сверхдержавой.

Тем не менее в 2012 году Путин вернулся в президентское кресло, в результате чего США начали относиться к России с опаской. Антиправительственные демонстрации, которые прокатились по крупным российским городам в конце того года, выглядели для Путина попыткой осуществить цветную революцию. Он начинает все больше подозревать США в том, что за протестами стоял Вашингтон (после украинских событий эти подозрения перерастают в уверенность).
http://inosmi.ru/images/22762/44/227624465.jpg

Напряжение в отношениях между странами стало нарастать, в 2013 году разразился сирийский кризис, грянуло дело Сноудена. А в ноябре того же года начался Майдан. После этого страны оказались на грани холодной войны.

Помимо всего прочего США нарушили обещание о не продвигать НАТО на восток, которое американская сторона дала Михаилу Горбачеву в ответ на то, что он одобрил план объединения восточной и западной Германии.

Все эти события породили недоверие России к Западу.

Представители западных стран утверждают, что это обещание не имело законной силы. Присоединения к Альянсу хотели соседние с Россией страны, вне зависимости от намерений США. Тем не менее для принявшего подобное решение Горбачева это является серьезным предательством.

Очень часто в международной политике случается такое, что плохой становится сторона, которую предали. В России Горбачева считают руководителем, совершившим идиотский поступок. В свою очередь, сейчас ему остается только критиковать нынешних мировых лидеров, которые пошли по иному пути.

Нынешняя американская власть не понимает или не пытается понять, что Путин и простые россияне воспринимают ситуацию именно так.

Если рассмотреть нынешний ближневосточный кризис, то становится понятно, что США не учитывают культурные и исторические условия не только в России, но и в других странах.

С учетом низкого интереса президента Обамы к дипломатии стоит признать, что российско-американские отношения не улучшатся до тех пор, пока Обама и его окружение не покинет Белый дом.

США разучились находить правильные ответы

Причина, по которой США перестали понимать другие страны, состоит в том, что после окончания холодной войны эта сверхдержава получила однополярную власть.

Пока под идеалами подразумеваются «демократия, права человека и власть закона» практически весь мир за (если не брать в расчет исламскую трактовку законов).

Тем не менее Вашингтон использует эти принципы для утверждения собственной правоты. Он применяет их для того, чтобы обеспечить себе превосходство при убеждении других, в результате чего представители остальных стран мира начинают относиться к подобным действиям с недоверием.

Если в ближайшем будущем мир начнет двигаться в сторону многополярности, то дело будет не только в снижении военного и экономического влияния США. Дело в том, что идеология, в соответствии с которой твоя страна считается особенной и лучшей в мире благодаря слову «демократия», размывается в других государствах из-за негативного к ней отношения.

Где-то крики о демократии могут показаться возгласами «Аллах акбар!»

В России, где это ощущается особенно остро, растет убеждение в том, что с США и следующей за ними Европой переговоры вести невозможно (в России пока не обратили внимание на то, что в перевод холодной войны на Западе так же относились к коммунистическим странам).

Это касается не только России. В Америке разочаровались и другие страны. Возможно, создание по инициативе Китая Азиатского банка инфраструктурных инвестиций (AIIB), к которому тут же присоединились ведущие страны мира, за исключением Японии и США, свидетельствует как раз об этом.

Более того, ирония состоит в том, что этот обвал инициировала Великобритания, которая считалась главным союзником США. Несмотря на то, что Великобритания выступает за предоставление вооружений Украине, она посчитала целесообразным присоединиться к AIIB. В США этого не понимают.

Несомненно, подобный шаг Великобритании оказал влияние на отношение других европейских стран к США. Некоторые даже заявили о том, что для Европы настало время заявить о своей независимости от США.

Кстати говоря, Россия не сразу дала ответ по поводу присоединения к AIIB. По всей видимости, она вела скрытые переговоры с Китаем о том, как интегрировать этот банк в расширяющийся Евразийский Союз.

Самый заметный разворот со времен Петра Первого

Результатом станет проведение в июле в Уфе саммитов БРИКС и ШОС. Помимо Белоруссии в них примут участие представители других стран Евразийского Союза.

Для Кремля вопрос состоит в том, как правильно интегрировать Азиатский банк инфраструктурных инвестиций в идею экономического и финансового сотрудничества в рамках этих организаций и какое положение в них будет занимать Россия. Путину, который даже рассматривает возможность отказа от сотрудничества с европейскими странами, нужно принять хорошо взвешенное решение.

Решение президента Путина по «Южному потоку» свидетельствует о том, что его уже не волнует негативное отношение со стороны Европы, а также конфронтация с ней. Курс российского развития претерпевает крупнейшие изменения со времен Петра Первого. Он вышел далеко за рамки предположений западных экспертов.

Россия отказалась от мечты стать членом европейской семьи и развернулась на Восток. Ей не хватало доброжелательного отношения со стороны западных стран. Если в российско-американских или российско-европейских отношениях хоть одна из сторон относится к другой как слабоумной, то между этими сторонами не могут возникнуть доверительные отношения.

Успех России на Востоке во многом зависит от внутриполитической ситуации, а также от политики Китая. Если к Азиатскому банку инфраструктурных инвестиций присоединятся 50 стран, то мечта Китая о создании китайской финансовой системы может не осуществиться. Дело в том, что участие развитых стран может стать для него «троянским конем».

По всей видимости, Китай сам не предполагал, что к банку присоединится так много стран. В отношении США и других развитых стран КНР использовала противоречащие друг другу понятия: рыночная экономика и экономическая помощь. Этот подход серьезно озаботил развитые страны.

Многие специалисты указывают на то, что цель создания банка состояла в воплощении мечты о «большой китайской сфере влияния», а также в том, чтобы избавиться от избыточных производственных мощностей. Если это так, то для развитых стран смысл присоединения к банку состоит в том, чтобы получить часть бизнеса при китайском финансировании.

Если количество участников возрастет, то на данный момент Китай получит превосходство над США. Тем не менее развитые страны не удовлетворятся одним лишь финансовым участием, а также предоставлением AAIB технологий управления (в особенности это касается того, как возвращать одолженные капиталы).

У США пока есть время на то, чтобы просчитать различные варианты развития событий. Преимущество Вашингтона состоит в том, что он может объявить о своем присоединении к банку. Однако этот поступок не поможет Америке улучшить отношения с Россией.

Надежда на преемника Обамы

Вместе с тем США, скорее всего, не пойдут на полувековую конфронтацию с Россией, как это было с Кубой. При следующем президенте Соединенным Штатам необходимо повспоминать собственную историю, даже если это займет некоторое время. Возможно, это поможет им понять позицию России.

Не только в России распространен вирус боязни по отношению к иностранцам. Мощь США также подпитывалась настороженностью в отношении внешнего мира.

Когда после 9/11 это чувство появилось вновь, они даже стали говорить о возможности нанесения превентивного удара по вражеским государствам. Для того чтобы сплотить народ против внешнего врага, им потребовалась идея, которая практически ничем не отличается от религии.

Сейчас это характерно и для России. Если США осознают это и поймут, что Россия в плане психологии практически ничем не отличается от них самих, то они, возможно, смогут сделать правильные выводы.

Например, США могут показать Москве, что не игнорировали и презирали Россию, а всего лишь были разочарованы ей.

Отношение к России не было плохим с самого начала. Тем не менее социально-экономические изменения, произошедшие в стране после распада СССР, привели к тому, что мировое сообщество видело только отрицательные черты России.

Нет сомнений в том, что ожидания, связанные с Россией после реформ Горбачева, обернулись для США полным разочарованием.

Прежде чем обсуждать военное вторжение России на Украину и присоединение Крыма, необходимо признать, что и на России лежит часть ответственности за чрезмерную заботу об Украине, которая в конечном итоге привела к беде.

Возможно, если начать критику с этого, то Россия прислушается к этим словам. Ведь и россияне не считают себя и свою страну правыми во всем.

По словам Лукьянова, «российскому обществу не хватает рефлексии, которая не имеет ничего общего ни с утешающей лакировкой пройденного пути, ни с его мазохистским оплевыванием».

0

32

"Зависшая Украина": что решат европейцы и когда оттает война

Зависшая между небом и землёй экономика Украины, отсутствие новостей в информационном пространстве, подмороженный, но оттаивающий Восточный фронт, затаившийся Коломойский, который то ли в Израиле, то ли в США, которые ему впервые за десятилетие выдали визу ради того, чтобы он бейсбол посмотрел, — явления одного порядка.

События на Украине, судьбы ЕС, США и России, да и будущее граждан Украины и ЛДНР, подходят к точке бифуркации — критическому состоянию сложной социальной системы, при котором система или начнёт процесс упорядочивания, или ещё сильнее хаотизируется. И предсказать траекторию движения стран и место их столкновения, равно как и разлёт осколков после оного, — решительно невозможно. Слишком много факторов как явных, так и скрытых оказывают влияние на принятие политических решений. Слишком много тайных пружин, сжатых до предела, упрятано под хлипкими слоями струхшей ткани политической реальности.

Очевидно, что перемирие будет рано или поздно сорвано, а армии, которые стоят в поле друг напротив друга, вновь примутся с ожесточённостью и остервенением уничтожать друг друга. Это факт, равно как и то, что Европе придётся как-то реагировать. Время сидения в кустах проходит — теперь или американцы сожгут европейские кусты, или выгонят из зарослей их обитателей и погонят на убой ради своих интересов. А интерес, собственно, неизменен — мировая власть и шкура пока ещё не убитого медведя.

Как отреагирует медведь — не совсем понятно. Он последний месяц предельно тихий и вежливый, но явно что-то замышляет.

Одно реакция медведя хоть и важна, но имеет всё же вторичный характер. Куда важнее реакция европейских политических папуасов, решивших отсидеться в своих лесах и хижинах из стекла и бетона.

Понять, что они думают по вопросу украинского кризиса, крайне сложно, но ряд факторов всё же выдали их позицию:

1. Минское перемирие должно соблюдаться неукоснительно. Об этом кричат как из Парижа, так и из Берлина. «Минск» для ЕС — святое. Это возможность прятаться в дебрях лесов и не решать вопросы своего будущего, откладывать решение, под чьи танки ложиться — русские или американские.

2. Виновные за срыв перемирия будут наказаны.

Впрочем, кого назначат виновным?

Варианта, собственно, два: Киев или Россию. Кого выберет ЕС — точно неизвестно. Однако ряд ворчливых заявлений указывают, что ЕС осознал: Киев — тот самый бультерьер, которого США держат за поводок, а слюна с его пасти уже капает на лица европейских политиков.

Потому маркерами точек флуктации — моментов непредсказуемости — являются:

Первое. В Киев не прилетел глава Еврокомиссии, а Федерика Могерини вслед за Жан-Клодом Юнкером отказалась от визита в украинскую столицу.

Второе. Париж посредством СМИ допустил утечку, в которой обвинил Киев в нарушении условий «Минска».

Третье. ОБСЕ фиксирует факты нарушения перемирия со стороны Киева, в частности обстрел населённого пункта Широкино киевскими силовиками. Ранее такого ОБСЕ себе не позволяла.

Четвёртое. Европейские кредиторы поражены наглостью Киева, который в лице главы Минфина Натальи Яресько уже решил за кредиторов вопрос с государственным долгом Украины в размере 15 млрд долл. Его полагается списать. Так решили США за Европу.

Пятое. В подземные хранилища нужно закачать как минимум 15 млрд куб. голубого топлива, которые Киеву нечем оплатить. И украинские чиновники не нашли ничего лучше, как начать шантажировать ЕС, требуя у него денег на покрытие обязательств по закупке газа. Москва же показательно пошла на все уступки перед ЕС, пытаясь убедить Париж и Берлин в своих добрых намерениях.

Шестое. Потенциал антироссийских санкций, которые могут нанести удар России, причинив относительно допустимый вред ЕС, — исчерпан. Дальше только ампутация конечностей, которыми являются отрасли экономики ЕС или откровенные акты суицида в форме отключения России от SWIFT, что признано неразумным из-за слишком высокого вреда. Сами санкции не работают, что было признано евробюрократами и доказано годом их действия.

Седьмое. Киев готовится к войне. Порошенко хвастается новыми видами вооружений, расхаживая в камуфляже с циничным Бандерой, чиновники рангом поменьше говорят о том, что Россия (кто же ещё, если не она?) пойдёт в наступление. Собственно, висящее на сцене ружьё не может не выстрелить, а солдаты без войны предаются тягостным раздумьям, что оказывает негативное влияние на боевые качества армии.

Восьмое. Киев и ЛДНР навели относительный порядок в тылах: ликвидирована (по крайней мере, на словах) вольница террбатов, а «Правый сектор» загнан в рамки армии. Донецк и Луганск разоружили всех, кто им не подчинялся, и даже вольный левак Мозговой вошёл в состав народной милиции ЛНР. Стало быть, управляемость улучшена, а коль так, то почему бы не рискнуть вновь и не отправить в Вальгаллу очередную тысячу солдат?

Тем более что США требуют разморозки конфликта: им надоели игры в прятки с европейскими элитами и их неопределённость по вопросу с Москвой. Ситуация «ни войны, ни мира» их не устраивает. Цель — полный разрыв отношений между ЕС и РФ; навязывание ЕС соглашения о трансатлантической ЗСТ успехов не принесло, Путин не повешен, а Россия хоть и слабеет, но цела.

Потому ружьё непременно выстрелит. Собственно, не только ружьё, но всё, что крупнее калибром.

А вот как будут развиваться события после прохождения точки бифуркации и что решит Европа, которой всё же придётся выбирать, как отреагирует Россия — прогнозам не поддаётся.

0

33

Поджигатели весны
Запад ищет в Центральной Азии новую Украину

Резкое обострение ситуации в Йемене и продвижение нормализации американо-иранских отношений, осложнив положение Саудовской Аравии, значительно уменьшили возможность дестабилизации в регионах исламского мира, являющихся зоной интересов Эр-Рияда, включая Центральную Азию. Однако потенциал влияния на ситуацию в этом районе таких игроков, как Катар или Пакистан, не снизился. Да и Саудовскую Аравию не стоит сбрасывать со счетов.

Существенным фактором для установления внешнего контроля над регионом могут являться пограничные инциденты с участием исламистов, действующих с территории Афганистана. Зима 2014–2015-го стала первой, в течение которой боевые действия в афганском пограничье на всем его протяжении – от Туркменистана до Таджикистана – не прекращались. Ряд местных группировок (включая «Исламское движение Узбекистана») объявил о присоединении к Исламскому государству (что свидетельствует об их переходе на финансирование Катара). В приграничных районах Афганистана отмечено появление вооруженных групп, определяемых местными жителями как «иностранцы». Захватывая селения в приграничной полосе, они оставляют после себя следы в виде отрезанных голов, что является типичным почерком Исламского государства.

Регион без границ

Южнотуркменские племена, вытесненные в период борьбы с басмачеством в Афганистан, в случае прорыва через границу на север, по долине Мургаба в направлении месторождения Гылканыш, базового для экспорта газа из Туркменистана в КНР, могут осложнить или целиком остановить его. Не менее пагубным для Ашхабада обещает быть освоение афганского берега Амударьи, инвестициями из монархий Персидского залива. Предпринятое в 2014 году Туркменистаном обустройство заграждений на границе малоэффективно, из Афганистана через нее идет не только контрабанда, но и наркотики. Не случайно туркменские власти, скептически настроенные к предупреждениям, касавшимся состояния рубежей страны, в марте запросили Вашингтон о поддержке в их укреплении.

Афганская граница с Таджикистаном прозрачна. Контроль над значительной ее частью осуществляют афгано-таджикские наркобароны.

Любое количество боевиков могут пересечь ее беспрепятственно при условии, что они не будут пытаться препятствовать контрабанде и наркобизнесу этих кланов. Попасть из Таджикистана на территорию Киргизии не проблема. При этом в обеих странах задешево приобретаются «чистые» местные документы, что открывает возможности переезда в Казахстан и Россию. Единственная страна региона, граница которой с Афганистаном обустроена и укреплена, – Узбекистан. В то же время исламистское подполье там широко представлено, в том числе в местных органах власти, особенно в Фергане. Потенциальными зонами нестабильности Узбекистана являются также Каракалпакия с сильным местным сепаратизмом и Сурхандарьинская область. При этом основные «зимники» боевиков «Исламского движения Узбекистана» находятся в России.

Через Афганистан на Турцию (и напрямую через нее), а затем в Сирию и Ирак идет переправка для участия в военных действиях на стороне Исламского государства боевиков из Центральной Азии. Местные власти на это закрывают глаза – попытка китайских силовиков отследить с помощью афганских коллег текущую ситуацию с уйгурскими джихадистами была проигнорирована Кабулом. Это означает возможность «реверса» в страны Центральной Азии в любой момент значительного числа боевиков, получивших практический опыт джихада в Сирии и Ираке. Они могут быть использованы для захвата стратегических инфраструктурных объектов или населенных пунктов. Опыт Мосула, Мумбая и Парижа демонстрирует, с каким результатом.

Контроль над потоком авиапассажиров (а в Туркменистане и Казахстане еще и тех, кто использует для проникновения на территорию этих стран морской путь, по Каспию, попадая к побережью через Турцию и Азербайджан) для выявления экстремистов не может быть эффективным без выстраивания разведывательной работы на территории, которую контролируют джихадистские группировки, что не представляется реалистичным. Это, впрочем, не значит, что «центральноазиатская весна» будет выглядеть как прорыв отрядов боевиков через афганскую границу региона с одновременным восстанием исламистских групп в тылу и сепаратистскими мятежами, которые организуют против центральных властей диссидентствующие территориальные кланы элиты. Для этого необходима координация действий уровня, достичь которого основные бенефициары будущей нестабильности в настоящий момент неспособны.

Разногласия между Катаром и Саудовской Аравией, США и Турцией по сравнению с началом гражданской войны в Сирии настолько велики, что они действуют разнонаправленно даже в ситуациях, когда их интересы совпадают. Кроме того, государства, в чьих интересах сохранить статус-кво в Центральной Азии: Россия и Китай, готовы к кризисному развитию событий. Украинский кризис продемонстрировал возможность реализации революционных сценариев на постсоветском пространстве, заставив их подготовиться к худшему. В то же время степень вмешательства Москвы и Пекина в события в регионе зависит от отношения к таким действиям руководства республик Центральной Азии.

Силы стабильности

Россия печется о безопасности государственной границы, стабильности в сопредельных регионах соседних стран (включая туркменское побережье) и отсутствии на Каспийском море военных баз США и других государств, не граничащих с ним. Ключевым государством Центральной Азии, ослабление которого или попадание под внешний контроль будет иметь для Москвы такие же последствия, как кризис на Украине, является Казахстан. Защищать его от агрессии Россия будет как собственную территорию. В то же время предположения американских политиков и дипломатов, будто Москва в Казахстане станет действовать так же, как была вынуждена на Украине, лишены оснований – по крайней мере пока он управляется из Астаны, а не из Вашингтона.

Об экспансии России в Центральную Азию речь не идет. Напротив, в стране сильны изоляционистские требования введения визовых барьеров на пути миграции из Узбекистана, Киргизии и Таджикистана. Неизбежный в случае охлаждения отношений с Казахстаном выход последнего из единого экономического пространства нанесет России большой имиджевый урон. Кроме того, лидеров двух стран отличают соблюдение принципов сотрудничества и прочные личные отношения. Нет никаких свидетельств того, что ситуация изменится, тем более что руководство России в условиях санкций и попыток добиться ее изоляции тщательно следит за репутацией страны.

Задача Китая – обеспечение безопасного транзита углеводородов из региона в КНР, что означает необходимость контроля над месторождениями и магистральными трубопроводами. Безопасность границы и прилегающих территорий сопредельных государств для Пекина важна, но по сравнению с обеспечением транзита углеводородов имеет вторичный характер. Все страны региона, через которые проложены газопроводы на Китай, для него значимы в равной степени.

Характерной чертой текущей ситуации является выпадение Турции из числа потенциальных участков дестабилизации в Центральной Азии. Разрыв президента Эрдогана с Ф. Гюленом и его «Джамаатом» оставил без поддержки турецкого государства школы, колледжи и университеты движения «Нур», которые использовались Анкарой в тюркском мире как инструменты проведения ее политики. Вся эта система находится в поисках патрона, которым с высокой степенью вероятности станет Катар.

Турция завязла в сирийской гражданской войне, развивающейся по наихудшему для нее сценарию. Она несет основную нагрузку по приему беженцев, не может пролоббировать в ЕС и США интервенцию против Дамаска, потеряла контроль над военной составляющей этого конфликта в пользу Катара и Саудовской Аравии (опора на Сирийскую свободную армию не оправдала себя – ее наиболее боеспособные подразделения ушли к исламистам) и оказалась перед проблемой Исламского государства, воевать с которым не готова.

Попытка Анкары столкнуть в Сирии ИГ с курдскими отрядами пока привела лишь к активизации последних. А процесс турецко-курдского урегулирования был заморожен курдскими лидерами. Наблюдается попытка ряда соратников Эрдогана выйти из-под его контроля (как произошло с руководителем спецслужбы MIT Хаканом Фиданом, который попытался уйти в публичную политику, но был возвращен президентом на пост). В экспертном сообществе обсуждается информация об ухудшении здоровья президента Турции.

«Центральноазиатская весна» таким образом скорее всего останется в сфере интересов Саудовской Аравии и Катара, конкурирующих в исламском мире, как было в свое время и с «арабской весной». При этом Доха, потерпев поражение в Египте и Тунисе и находясь в патовой ситуации в Ливии, пытается «отыграть ситуацию» в Сирии и Ираке и с высокой степенью вероятности постарается перехватить у Эр-Рияда, занятого выживанием в йеменском кризисе, инициативу в Центрально-Азиатском регионе. Катар традиционно сочетает действия в финансово-инвестиционной сфере и прямой подкуп государственных элит с исламистско-террористическим давлением. Так же будет действовать и Саудовская Аравия. Причем если Катар попытается не только построить в регионе собственную систему влияния, но и использовать с максимальной эффективностью «турецкое наследство», Саудовская Аравия в определенных рамках (в Афганистане) сможет опереться на Пакистан.

Отслеживание и пресечение в Центрально-Азиатском регионе активности Саудовской Аравии и Катара, выходящей за пределы легальной деятельности, в первую очередь в сфере распространения салафитского ислама, особенно в системе государственного и частного образования, а также лоббирования интересов этих аравийских монархий представителями местных элит – один из наиболее важных элементов сохранения стабильности в странах Центральной Азии на ближайшую перспективу. То же самое относится к США. Если при предшествующей администрации их активность в странах Ближнего и Среднего Востока поддавалась логическому объяснению (при всей негативности ее последствий для региона), то действия администрации Барака Обамы можно объяснить только сочетанием волюнтаризма, лоббирования (со стороны Дохи и Эр-Рияда) и попытки реализовать мессианскую политическую мифологию.

Американская рулетка

Курс руководства США и лично президента Обамы по ослаблению России (и Китая), частью которого является попытка его администрации наладить контакт с Ираном, за счет достижения договоренности по его ядерной программе, который на Украине привел к государственному перевороту, экономическому коллапсу и гражданской войне, в случае возникновения соответствующей моменту ситуации может быть тиражирован в Центральной Азии. По мнению близких к американскому президенту экспертов, именно этот регион может дать США то, чего пока не дала разработка украинского направления – геополитический крах России, ставший для Обамы идефикс. Как дополнительное следствие – отсечение Китая от нефти и природного газа из региона на долгосрочную перспективу.

Последнее требует переориентации региональных газопроводов на Евросоюз (проекты Транскаспийского газопровода и ТАНАП) и Пакистан (проект ТАПИ), лоббирование которых ведется усиленными темпами. Напряженность турецко-американских и пакистано-американских отношений вряд ли скажется на их проведении в жизнь: в вопросах их обеспечения углеводородами Турция и Пакистан ведут себя сугубо прагматично. Как и страна, являющаяся с точки зрения американской политики «начальным пунктом поставок», – Туркменистан.

В настоящий момент отношения президента Обамы с Турцией и Пакистаном (а также с Израилем) прохладные, с Россией – на грани холодной войны, с Китаем – дружественно-враждебные (этот главный кредитор и основной торговый партнер США является основной угрозой безопасности Соединенных Штатов согласно последней – пятой Доктрине национальной безопасности). С Катаром отношения Обамы максимально теплые, эта страна добивается в Вашингтоне наибольшей поддержки своих проектов.

Период охлаждения между США и Саудовской Аравией закончился со сменой короля (симпатизировавшего диверсификации военных закупок в пользу Франции) и отстранения от управления разведывательными структурами королевства сторонников жесткой линии с опорой на «Аль-Каиду» – клана Султанов-Фейсалов, имевших в ЦРУ и Пентагоне значительное число противников. При этом американские «саудоскептики» выступали не против сотрудничества с королевством как таковым, но против избыточного влияния в Вашингтоне принцев Турки бин-Фейсала и Бандара бин-Султана.

Анализ действий США на постсоветском пространстве показывает, что для них идеальной является ситуация, когда первым лицом в той или иной стране де-факто является американский посол, как это было в Грузии, республиках Прибалтики и происходит на Украине. В случае отклонений курса, проводимого тем или иным руководством, от рекомендуемого она сталкивается с критикой ситуации с правами человека со стороны Госдепартамента США (как в Азербайджане из-за его разногласий с Туркменистаном по Транскаспийскому газопроводу) и в случае, если ее руководство не готово жестко и быстро пресекать антиправительственные действия, – с попыткой государственного переворота (на Украине успешного).

В отношении государств Центральной Азии соответствующий процесс был в ходе событий в Ферганской долине в 2000-х годах западным сообществом запущен, но не привел ни к каким результатам, столкнувшись с позицией президента Узбекистана и поддержкой его режима со стороны соседей. Однако в настоящее время возрастной фактор и отсутствие какой-либо схемы наследования власти дают основания полагать, что Узбекистан может в ближайшее время вновь подвергнуться проверке на прочность с попыткой раскола страны по регионам.

Такие же идеи выдвигаются в отношении Казахстана, который является еще более «ценным призом», чем Узбекистан (Киргизия и Таджикистан как таковые малоинтересны сами по себе, а руководство Туркменистана готово на любые уступки в случае сохранения личных привилегий первого лица). Эксперты, которые в США занимаются Казахстаном, отмечают признаки конфликтов в правящей элите, включая ближайшее окружение президента, и делают на это ставку. Определенные надежды возлагаются также на жузовый фактор.

Характерным направлением западной (в том числе американской) политологической школы является теория «возвращения к естественным историческим корням» регионов, входящих в состав государств, которые США считают «объектами воздействия».

Провоцирование сепаратизма по старым государственным (пример – СУАР, включающий бывшие Кашгарское и Джунгарское ханства) или племенным границам может быть с высокой эффективностью применено в Центральной Азии.

От Ирана до урана

Помимо упомянутых выше игроков, заинтересованных в усилении своего влияния в регионе, в том числе за счет ослабления, дестабилизации или полного распада государств, существует еще один внешний центр силы, способный начать там собственную игру.

Это Франция – единственная страна Европы, которая в гражданской войне в Ливии и Сирии сыграла роль, сравнимую с США (в Ливии именно Париж втянул НАТО и как следствие Вашингтон в прямое противостояние с режимом Каддафи).

Помимо активного лоббирования со стороны Катара и Саудовской Аравии (что в ходе «арабской весны» сделало Францию их основным союзником в борьбе со светскими авторитарными режимами Магриба и Машрика) Париж имеет в регионе собственные стратегические интересы – в первую очередь в сфере добычи и переработки урана для атомной энергетики Франции. Угроза вследствие распада государственности стран Северной Африки и усиления там джихадистских организаций поставкам урана из стран Сахары и Сахеля для корпорации АRЕVА очень велика. Призванная решить проблему военная операция «Сервал» провалилась. Перспективы новой кампании не внушают оптимизма. Потеря доступа к североафриканскому урану для Франции – катастрофа. Единственный «резервный» рынок – Казахстан. Со всеми выводами, с учетом опыта французской политики в арабском мире, которые отсюда вытекают.

Отметим, что если в противостоянии сценариям, реализуемым с непосредственным участием США, государства региона могут рассчитывать на Россию и при определенных условиях на Китай, в противостоянии джихадистам салафитского толка, как и в борьбе с афганским наркотрафиком, их союзник не только РФ и КНР, но и Иран. Противостояние ИРИ салафитской экспансии – фактор постоянный. Суннитские радикалы являются открытыми врагами Тегерана. Их деятельность отслеживается иранскими спецслужбами. На прямую поддержку по афганскому направлению могут рассчитывать в первую очередь ираноязычный Таджикистан и сопредельный с Ираном Туркменистан. На совместные действия по пресечению деятельности джихадистов в Прикаспии – Туркменистан и Казахстан. Никакие межгосударственные противоречия и разногласия не останавливают иранское руководство в борьбе с экспансией суннитских радикалов, поддерживаемой Саудовской Аравией (являющейся для Ирана исконным противником и главным региональным соперником в зоне Персидского залива) и Катаром. Ослабление салафитов в Центральной Азии для Ирана важно: страны региона – его ближняя стратегическая периферия.

Евгений Сатановский

0

34

Когда США начнут войну на Украине против России?

Тактика Вашингтона состоит в изматывании России с помощью бойкота Крыма и срыва мирной жизни на Донбассе.

Российское экспертное сообщество практически единодушно в том, что сразу после празднования Дня Победы в Донбассе снова вспыхнет военный конфликт.

Нет сомнений в том, что не для того американцы привели своих марионеток к власти, вооружают и модернизируют украинскую армию, чтобы позволить «заморозить» войну.

Второе Приднестровье на западных рубежах России не входит в их планы. Для Вашингтона это равносильно поражению в затеянной Большой геополитической игре против Кремля.

Ставки сделаны на войну, на втягивание России в прямой военный конфликт с киевской властью. Однако на тропе войны у США возникли серьезные осложнения, от развязки которых и зависит время и форма очередного военного столкновения на Донбассе.

Начнем с того, что Вашингтон не может дать отмашку на очередной виток вооруженного противостояния, пока Киев не решит вопрос о реструктуризации срочных платежей. Министр финансов Украины Наталья Яресько проболталась, что Киев по требованию МВФ обязан списать или реструктуризировать 15 миллиардов внешнего долга до конца мая. Без этого он не получит очередной транш.

Не получит транш, на горизонте тут же замаячит дефолт. А с дефолтом какая война? Войны не будет.

Яресько подсказали в Вашингтоне: нужно жестко заявить кредиторам, что денег нет и надо срочно до конца мая провести реструктуризацию со списанием части долга. Она, не подумав, и брякнула это все абсолютно открыто и тут же наткнулась на жесткую реакцию кредиторов. Им ведь нет дела до планов США подпалить Донбасс.

Теперь предстоят сложные переговоры. И не с Яресько. С ней никто и говорить не станет, если этот вопрос не возьмут на себя США. А тут еще мешает Россия. Ей Украина должна вернуть в декабре 3 миллиарда долларов. Москва и слышать не хочет ни о какой реструктуризации, а требует погашения всей суммы точно в срок. Согласитесь, что эту головную боль Киева придется решать Вашингтону.

И не только эту. В Киеве под ковром сцепились в бульдожей схватке две группировки - Порошенко и Яценюка. Симпатии американцев перешли на сторону Порошенко. Яценюк и его команда проворовались. А соратник Яценюка министр внутренних дел Аваков не хочет загонять карательные батальоны в армейские структуры, подчиняющиеся Порошенко.

Но Яценюк и его команда, (а в нее входит кроме Авакова глава СНБО Украины «кровавый пастор» Турчинов и заместитель председателя фракции «Народный фронт» в Верховной раде Пашинский), не собираются добровольно становится «козлами отпущения». На своей сходке они решили сопротивляться и не жалеть «компромата» на Порошенко и его команду.

И тут начинается вторая головная боль для американских кураторов: если с поста премьера уходит Яценюк, то он и его соратники грозят развалить коалицию. Нет коалиции - нет выборов нового премьера. Новые парламентские выборы пока не входят в планы США, так как война снова откладывается. Надо как-то мирить весь этот серпентарий, договариваться. А тут еще Вашингтон решил вместо Яценюка поставить на пост премьера свою в доску Яресько, чтобы покончить с воровством и коррупцией в Кабмине.

Сейчас на должность премьера на Украине претендуют четыре человека. Это Яресько, Гройсман (спикер парламента), Тимошенко (глава партии «Батькивщина) и Кононенко (депутат рады от БПП ). Если кандидатуры людей Порошенко (Гройсман и Кононенко) американцы рассматриваются в качестве жеста уважения к Порошенко, то Тимошенко появилась в этом списке с целью устрашения президента: так будет проще американцам навязать Порошенко своего кандидата Яресько.

Но гладко все на бумаге в посольстве США, а в жизни протащить ее целой и невридимой сквозь подковерные баталии даже Вашингтону будет не просто. Помочь тут может только угроза дефолта. Пугая этим всю свою свору, США двигают Яресько под предлогом того, что именно она сможет подсунуть кредиторам вместо денег - знаменитый украинский чернозем. Другими словами, предложит рассерженным кредиторам не деньги, а украинские земли - единственный сегодня ликвидный товар на Украине.

Еще одна серьезная проблема стоит на пути движения Украины к полномасштабной войне с Россией - позиция ЕС. Европа понимает, что США ведут дело не просто к войне на Донбассе, а к большой войне между Россией и Украиной. Европейские элиты понимают, что в этом случае после Украины уже они перейдут под внешнее управление США. Такая перспектива их не устраивает, и они все чаще отказываются подыгрывать США в их игре на Украине.

ЕС негласно уже не возражает, чтобы конфликт на Донбассе «заморозить». Вот почему на последней встрече «нормандской четверки» ни одно предложение Киева не прошло. Более того: министру иностранных дел Климкину указали на то, что Киев не выполняет минские соглашения и потребовали жестко придерживаться минских договоренностей. После выволочки Климкин тут же понес бред: обвинил ОБСЕ в том, что его сотрудники «сливают информацию» ополченцам.

Не все гладко у США и с украинской армией. Она так и не оправилась до сих пор после «дебальцевского» котла. Не хочет воевать и не готова умирать за интересы Вашингтона. Так что предстоит с помощью американских, польских и канадских инструкторов повысить ее боеготовность, поднять градус ненависти к России. Все это требует времени и нет смысла начинать новый военный поход против Донбасса, не обеспечив ее боевую и оперативную подготовку.

Поэтому пока в арсенале у США остается в основном организация политических убийств с целью запугивания оппонентов хунты, систематических военных провокаций на Донбассе, артобстрелы и засылка боевиков для терактов. Эта тактика позволяет и дальше вести дело к превращению земли Донбасса в пугало для всей остальной Украины, а население страны держать в страхе.

Пока эта тактика срабатывает. Юго-восточные регионы в большинстве своем ненавидят киевский режим, но не хотят судьбы ЛНР и ДНР. И попытки поднять там волну народного гнева обречены на провал. США толкали и будут дальше подталкивать Киев на постоянные нарушения минских договоренностей, на продолжение обстрелов. Сегодня им надо сорвать посевную на Донбассе, спровоцировать там еще больший голод следующей зимой. Не позволить проведение восстановительных работ, в том числе и в жилом фонде.

Американцы требуют от Киева с помощью провокаций превратить в настоящий ад жизнь миллионов граждан двух республик. В Вашингтоне прекрасно понимают: Россия будет терпеть это, так как боится изоляции и разрыва наметившегося взаимопонимания с ЕС.

В условиях систематических провокаций власти Донбасса не смогут запустить предприятия, не смогут обеспечит жителей работой. Экономика двух республик практически разрушена и на горизонте маячит перспектива превращения Донбасса в «зону» Сталкера из знаменитого фильма Андрея Тарковского.

К сожалению, у России плохо получается наладить там нормальную жизнь, покончить с произволом различных полувоенных группировок. Поток беженцев из этого региона будет нарастать, а содержание Донбасса уже ложится тяжелым бременем на экономику России.

Тактика Вашингтона на изматывание, на истощение сил России с помощью бойкота Крыма и срыва мирной жизни на Донбассе срабатывает. И отказываться от этой тактики Вашингтон не намерен. Более того: ЦРУ уже превратило украинские спецслужбы в свой филиал, который занимается физическим устранением любой реальной оппозиции в стране, а в отношении России разрабатывает планы по укреплению влияния своей агентуры в местной украинской диаспоре, готовит вооруженное подполье в крупнейших российских городах.

Вместе с натасканной американцами украинской армии, подготовкой агентурной сети в России, систематической работой с легальной оппозицией Вашингтон активно ведет дело к смещению нынешней российской властью с помощью майданных технологий.

Понимают ли это в Кремле? Разрабатывается ли система противодействия по вскрытию и нейтрализации всех этих планов? Создан ли единый центр координации усилий власти или по прежнему разные башни Кремля ведут каждая отдельно свою работу? Меняется ли экономическая политика власти в условиях новых угроз?

Судя по заявлениям власти, понимание серьезности брошенного России вызова есть. Но на деле все происходит медленно и не системно.

Один пример: Россия мало что делает, чтобы подорвать экономику Украины, ослабить ее военный потенциал. Неужели не ясно, что поддержание торгово-экономических отношений с Украиной, поставки газа и нефти в страну обеспечивают поступления в бюджет Украины, в бюджет войны. Эти деньги идут на армию, на войну на Донбассе, оборачиваются там кровью и разрушениями. И мы снова тратим деньги на поддержание Донбасса. Образуется какой-то порочный круг.

Разве Вашингтон вел бы торговлю со своим врагом? Да американцы давно бы задушили экономику своего противника санкциями, тотальным бойкотом. Россия же по-прежнему обеспечивает Украину своми рынками сбыта. Торговый оборот упал между нами, но по прежнему составляет более 30 миллиардов долларов.

Вашингтону остается лишь аплодировать такой страусиной политике. А России - пожинать горькие плоды своей медлительности и нерешительности.

0

35

С точки зрения интересов России в принципе ситуация достаточно прозрачна – время играет на Москву, оппоненты в цугцванге и если бы дело шло о шахматной партии или компьютерной стратегии, можно было бы бесконечно долго сидеть и ждать когда противник бросится первым. Однако мы имеем дело с живыми людьми. А люди склонны уставать, разочаровываться, терять доверие, особенно когда они не понимают, что происходит. А они не понимают? Большая часть людей (не только российских граждан, но населения планеты) мыслит шаблонно и прямолинейно: либо «послать танки», либо «нас это не касается». Оба эти этапа российское общество уже пережило и не по одному разу. «Нас не касается» звучало неделю от момента свержения Януковича и до момента, когда «стало ясно, что Путин решил брать Крым». После этого был короткий этап «срочно послать танки». Когда стало ясно, что танки на материковую Украину никто посылать не будет, опять зазвучало «всех русских мы спасли, русские жили только в Крыму, только они восстали, а остальное нас не касается». После трагедии Одессы, а особенно с момента начал варварских обстрелов городов Донбасса (а также и российской территории) идея «послать танки» вновь захватила российское общество, но была сурово обрублена первым Минском.

После этого народ продолжает верить, что наверху все делают правильно, но не понимает, что именно там делают. В таком режиме долго сохранять доверие народа власть не может. Она либо должна делом доказать, что играла верную игру (народ должен увидеть конкретную материальную победу, и не в масштабах взятого Мариуполя или Славянска, а как в 1945), либо ей надо готовиться к волне слухов, обвиняющих власть в измене (как в феврале 1917 года – «царица немка, генералы немцы, везде измена») и обвальному падению популярности. К сожалению неустойчивость народной психики не раз приводила к краху самые детально проработанные, красивые и практически уже осуществленные политические планы.

Если российская власть это учитывает, а ее действия за последние пятнадцать лет показывают, что она чутко следит за настроениями масс, то для нее флажок на часах падает где-то в сентябре месяце (точнее, конец августа – начало октября), когда украинский вопрос должен быть решен хоть чучелом, хоть тушкой. Отменить осенний цейтнот России на Украине может только какое-то глобальное событие, которое по своим масштабам и последствиям для России и мира затмит войну в Донбассе, как в свое время война в Донбассе увела на периферию внимания российского общества войну в Сирии.

Итак, Россия может терпеливо ждать где-то до сентября, а затем начнет нервничать. А что США?

Если мы утверждаем, что время играет на Россию, то логично предположить, что оно играет против США. Во-первых, необходимо содержать своего украинского союзника, чтобы он не околел раньше времени. Во-вторых, террористический характер украинского режима постепенно становится все труднее скрывать от мирового сообщества, а это огромные моральные издержки для Вашингтона и так не пользующегося в мире особой популярностью. У нас, конечно, многие считают, что на моральные издержки американцам наплевать, но это не так. Если бы мораль ничего не значила в международных отношениях, стороны не вели бы изнуряющие маневры с целью переложить друг на друга ответственность за конфликт (имеется в виду не только нынешняя ситуация, но любая другая, начиная с хетто-египетской войн XIII века до Р.Х.). Ну а скаредные американцы никогда бы не тратили по всему десятки миллиардов долларов для отбеливания своего имиджа, если бы телеканалы не были оружием не менее действенным, чем ударные авианосные группировки. В-третьих, США все труднее держать в узде «Старую Европу» - сердце ЕС, а без ее участия, даже удачная попытка втянуть Россию в конфронтацию с восточноевропейскими лимитрофами ничего не дает. В-четвертых, общая политическая ситуация на Украине настолько нестабильна, что контроль над развитием событий может быть утрачен Вашингтоном в любой момент (многие считают, что США всесильны и могут контролировать все вечно, но это тоже неправда). И это тоже вынуждает торопиться.

С этой точки зрения, война нужна США уже вчера. Но есть и другие интересы, требующие отложить горячую фазу конфликта. Понятно, что в случае начала широкомасштабных военных действий в Донбассе, украинская армия, обогатившаяся бесценным опытом катастрофических поражений, несмотря на приобретенный военный опыт и помощь кой-какими военным материалами и советниками (а возможно и вооружениями), получаемую от США и восточноевропейцев, долго продержаться не сможет. Дело тут, конечно не в высоких боевых качествах армий ДНР/ЛНР (хотя нельзя отрицать того, что они заметно численно, технически и организационно) но в том, что пора кончать с Киевом наступила для Кремля, а как там оформятся отпускники – дело десятое.

Cюрпляс и артобстрелы

То есть, США могут рассчитывать на то, что киевский режим сможет удержать фронт от развала в течение одного-трех месяцев. Ну а после развала фронта исчезновение сегодняшней власти в Киеве и «переход на сторону народа» местных властей и государственных структур совершится значительно быстрее, чем после капитуляции Януковича. Понятно, что даже официальное объявление войны России со стороны прибалтийских карликов или даже «самой» Польши в судьбе Украины ничего не изменит (да и вряд ли на это решатся ребята в Варшаве и прибалтийских столицах) и даже в случае абсолютного успеха (что сомнительно) полномасштабное втягивание ЕС в санкционную войну против России не изменит ничего, кроме того, что Москва, которой терять будет нечего, может неприятно удивить Брюссель и Вашингтон своей реакцией.

То есть, вопрос сдерживания России с повестки дня не снимается, даже если все провокации на Украине и в Европе проходят в наиболее благоприятном для США режиме. Механизм сдерживания нам известен – цветные перевороты или угроза цветных переворотов, ведущая к дестабилизации и отвлечению ресурсов на решение внутренних проблем. В России (при неблагоприятном развитии ситуации) условия для возникновения сильной «патриотической» оппозиции Путину, способной дестабилизировать ситуацию невозможно ранее весны 2016 года. Это для США слишком поздно – вопрос либо будет решен раньше в пользу России, либо надо найти средство дотянуть до 2016 года, сковав Москву и не позволив ей быстро и эффективно реализовать неизбежную победу на Украине. Причем механизм сковывания ресурсов России должен работать в тесной связи с организуемой американцами конфронтацией Восточной Европы с Москвой, а также перебрасывать мостик к возможным цветным волнениям в самой России.

Такой механизм США могут запустить в ноябре. 1-го ноября должны состояться парламентские выборы в Киргизии (парламентская республика, поэтому выборы имеют ключевое значение), а 15-го ноября выборы Лукашенко в Белоруссии (значение объяснять не надо). Понятно, что удачный переворот в Минске куда менее вероятен, чем в Бишкеке, но на безрыбье и рак – рыба, к тому же США подходит любая дестабилизация, а попытка переворота – тоже дестабилизирует обстановку.

Таким образом, США необходимо решить триединую задачу:

Начать новую войну в Донбассе раньше, чем киевский режим окончательно потеряет дееспособность.
Сохранить фронт в Донбассе и режим в Киеве до начала активной цветной кампании в ноябре.
Удержать напряженность во всех точках, нигде не допустив ощутимого перевеса России до весны 2016 года, когда можно рассчитывать на появление в России внутренних проблем.

Эти три вещи трудносовместимы, прежде всего потому, что слишком раннее начало боевых действий, необходимое в виду того, что киевский режим расползается на глазах, не позволяет удержать фронт требуемое время. Как я уже писал выше, предел прочности украинской армии (взятый с огромным запасом) – три месяца. Это значит, что для того, чтобы додержаться до ноября надо начинать не раньше средины августа, а лучше в сентябре. Но состояние режима в Киеве требует воевать уже, а в таком случае похороны нынешней Украины не могут состояться позже июля-августа, после чего любая цветная активность в ЕАЭС становится бессмысленной.

Судя по всему, американцы попытались найти выход из положения, спровоцировав армии ДНР/ЛНР на атаку, по аналогии с зимней кампанией. Для этого вновь начались варварские обстрелы городов, сопровождаемые периодическими атаками (под час довольно сильными) позиций ополчения. Если ДНР/ЛНР не смогут удержаться (у них-то тоже люди служат, которые не понимают сложности стратегической игры) и вынужденно ответят атакой на артиллерийские позиции киевских войск, то условиях занятия армией Киева оборонительного положения и наличия сильных резервов, быстрые и серьезные успехи не гарантированы. Пока что тактика армий ДНР/ЛНР основывалась на изматывании наступающего противника, находясь обороне, растаскивания его резервов и только после этого перехода в контрнаступление. Донецк и Луганск могут израсходовать наступательный потенциал своих войск, не прорвав оборону (победа Киева) и будут вынуждены взять паузу для восстановления боеспособности.

В любом случае, даже если наступление ДНР/ЛНР будет развиваться успешно, тот факт, что наступление начали они позволит требовать переговоров и добиваться Минска -3 раньше, чем рухнет фронт. Все вместе: интенсификация боевых действий, переговоры и период постпереговорного затишья, с постепенным новым нарастанием военной активности, как раз дадут США недостающие им 3-4 месяца и приведут их в равные с Россией и даже частично выигрышные условия в отношении фактора времени.

Ну а теперь опять об интуиции. Вряд ли в Кремле все это не считали раз по двадцать (я не политические перспективы принца Гарри имею в виду). То есть, должны понимать, что развитие событий по американскому сценарию либо приводит к потере позиционного перевеса, либо же заставляет Москву играть активно и рисковать разрывом отношений с ЕС, чего она больше года ловко избегала. Значит должны были найти противоядие.

Поскольку же для Путина по неведомой мне причине крайне важно, чтобы хотя бы заявленные на парад главы государств и правительств все-таки прибыли и юбилейный парад состоялся именно так, как задуман, а также, чтобы Меркель не передумала приезжать 10-го мая возлагать венок у могилы Неизвестного солдата, то Москва постарается протянуть эту неделю без эксцессов на фронте, а значит и удержать Донецк и Луганск от ответа (кроме действий артиллерии и отражения атак). Но интуиция подсказывает мне, что уже с 12-го сила можно ждать сюрпризов. Путин очень любит разного рода стратегические неожиданности. Он практически всегда делает то и тогда, что и когда от него не ждут.

14 февраля 2014 года (за неделю до переворота) мы с коллегами общались с послом России на Украине Зурабовым. Михаил Юрьевич не пользуется популярностью в российских патриотических кругах (и не только). Его личные отношения с Петром Порошенко сегодня не обсуждает только ленивый, но должен сказать, что посол Зурабов хоть и сложен, как человек, всегда был интересным, хорошо информированным собеседником, адекватно оценивающим ситуацию и умеющим донести свою мысль до аудитории лаконично и афористично.

Вот и в тот раз, не отрицая того, что на Украине уже началась смертельная схватка России с США, Михаил Юрьевич, характеризуя позиции сторон сказал примерно следующее (не закавычиваю просто потому, что у меня нет стенограммы беседы, а ответственность за каждую запятую я через год взять на себя не могу, но за минимум 90%-е соответствие выделенного курсивом текста оригиналу ручаюсь. Вы знаете в велоспорте есть такой термин «сюрпляс», когда велосипедисты стоят на месте и ждут, кто совершит первую ошибку. Вот мы с нашими американскими друзьями сейчас застыли в таком сюрплясе вокруг Украины. И ждем, кто первый ошибется.

Так вот, мне кажется, что сюрпляс, о котором говорил Михаил Юрьевич затянулся неожиданно для обеих сторон, но его время подошло к концу. Вот-вот кто-то рванет к финишу.
Ростислав Ищенко

0

36

Партнеры, но не союзники

Хуанцю шибао - Всекитайская ежедневная газета

«Западу есть чему поучиться у России и Китая», – пишет китайская газета «Хуаньцю шибао» в редакционном комментарии

11 мая в Средиземном море по инициативе России стартовали российско-китайские военно-морские учения. В них принимают участие девять надводных боевых кораблей. Основная тема учений — охрана безопасности судоходства в удаленных районах мирового океана. В Москве совсем недавно прошел Парад, посвященный Дню Победы. Россия и Китай находятся под пристальным вниманием мировой общественности, и совместные военно-морские учения лишь подогрели этот интерес. В связи с этим в западных СМИ появилось множество статей, полных скепсиса.

Английская газета The Telegraph пишет, что «Москва и Пекин в очередной раз создали угрозу надеждам Запада на мирное развитие и процветание международных отношений». С российско-китайской точки зрения, довольно странно слышать подобные резкие высказывания. РФ и КНР неоднократно заявляли, что они — партнеры, но не союзники, и разумно мыслящим жителям Запада давно пора понять это.

Тот факт, что Россия и Китая являются стратегическими партнерами — всего лишь распространенная мировая тенденция нашего времени. При этом очевидно, что их отношения — не военный союз, как, например, у США и Японии. Западу стоит подумать, а не сделал ли он чего плохого Москве и Пекину, раз его так беспокоит их сближение?

Партнерство России и Китая соответствует стратегическим интересам обеих сторон. Оно не только развивает их экономическое сотрудничество, но и усиливает ощущение безопасности, помогает сохранять равновесие мировых сил. Однако российско-китайское стратегическое сотрудничество не является достаточным внешним условием для подъема каждой из стран. И поэтому они не хотят из-за своей дружбы лишиться остальных друзей.

Кроме того, есть и другие причины, почему Москва и Пекин не готовы становиться союзными государствами. У обеих стран очень большие культурные различия. Китай — азиатская страна, у России же особый статус: это евразийское государство. В нем сильны как европейские, так и азиатские черты. РФ и КНР равноправны. Они не похожи на США и Японию, где одна сторона играет ведущую роль, а вторая — второстепенную. Таким странам очень сложно заключить союз, разве что речь пойдет о вопросах жизни и смерти.

Россия и Китай — соседи. Исторический опыт подсказывает, что двум соседним державам присущи естественные меры предосторожности. И лучше быть партнерами, чем союзниками. Когда-то Советский союз и КНР заключили альянс. Однако он, как и последовавший за ним разлад в отношениях, глубоко повлияли на обе стороны. Помня о том, какая ситуация была в 50-х годах прошлого века, китайский народ искренне считает, что сегодня отношения между Москвой и Пекином переживают лучший период в истории. Мы очень надеемся, что россияне придерживаются того же мнения.

Однако как в России, так и в Китае люди не забывают о сложности этих двусторонних отношений. В 1991 году РФ выбрала западный путь развития. И пусть в ней осталось мощное управленческое ядро, система, по сути, стала развиваться по западному пути. В КНР уже много лет длится процесс маркетизации (распространение по всей экономике и обществу рыночных отношений, основанных на товарном обмене и материальной заинтересованности — прим. пер.). Китайскому обществу присущ плюрализм мнений. Поэтому и в Москве, и в Пекине можно услышать настороженные голоса о сложности российско-китайских отношений стратегического партнерства.

При этом следует отметить, что большинство жителей двух стран все же поддерживает эти отношения. Исторические предубеждения и западные иллюзии не могут в корне расшатать эту веру. После нормализации российско-китайских связей все последующие поколения лидеров России и Китая выступали за их дальнейшее развитие. Такое отношение гораздо важнее личных предпочтений и политических концепций руководителей стран, а также краткосрочных интересов обеих сторон.

Запад довольно хорошо осведомлен о принципах, на которых простроены международные отношения. Однако нельзя не отметить, что чрезмерная самоуверенность и эгоцентризм сузили западный кругозор. Западу стоит открыть глаза и посмотреть на происходящее.

Отношения Москвы и Пекина, которые строятся по принципу «партнеры, но не союзники», сломали традиционное западное понимание отношений между державами и стали примером того, как можно строить отношения в XXI веке.

Союзнические отношения между странами, где главная роль отводится Америке, начинают загнивать, и некоторые люди на Западе уже «учуяли» это. Но они пока не пробовали смотреть на международные отношения свежим взглядом, а главное — под другим ракурсом. Однако мы надеемся, что политическое обоняние жителей Запада, в конце концов, их не подведет.

0

37

США против России: Украина — предлог
4.07.2015 , Пабло Хофре

Вашингтон намерен постоянно провоцировать Москву, усилить санкции и расшатать российскую экономику

Конфликт в Донбассе, длящийся с февраля 2014 года, после свержения националистическими силами президента Украины Виктора Януковича, показал, что конечная цель Вашингтона и Европейского Союза заключается в проведении политики изоляционизма по отношению к российскому правительству Владимира Путина.

Следует отметить, что международная политика в этом регионе мира, с точки зрения формирования альянсов, имеет следующие отличительные черты.

Во-первых, мы сейчас наблюдаем, что Китай в силу своего высокого экономического потенциала пытается сформировать вместе с Россией новую глобальную систему мирового развития. Москва и Пекин активно участвуют в интеграционных процессах в денежной и инвестиционной сферах, реализации совместных проектов, сотрудничестве в военной области.

Во-вторых, европейский экономический кризис, разразившийся в Европе, дал возможность Германии играть лидирующую роль в европейских делах, отодвинув на задний план Соединенные Штаты.

И, в-третьих, Берлин не стремится во всем поддерживать внешнюю политику Вашингтона, понимая, что шансы поставить на колени Москву у США невелики.

История не повторяется, но ...

Упомянутые выше факторы, несомненно, лежат в основе геополитического конфликта, который, по мнению аналитиков, в том числе известного американского историка Стивена Коэна (Stephen Cohen), полтора года назад превратился в новую холодную войну между США и Россией.

«В связи с ситуацией на Украине мы вступили в очень опасную конфронтацию, которая по своим масштабам сравнима с кубинским ракетным кризисом 1962 года. Очевидно, что на Западе и в Киеве есть влиятельные люди, которые хотят, чтобы конфликт был разрешен в пользу Украины», — написал Стивен Коэн.

В свою очередь американский еженедельник The Nation более резок в своих суждениях и утверждает, что «ястребы» в США подталкивают Белый дом к войне против России.

«Партия войны в США, которая включает в себя не только республиканских законодателей, но демократов, правительственных чиновников, СМИ, представителей военно-промышленного комплекса, оказывает давление на Белый дом, чтобы развязать конфликт с Россией, выдвигая в качестве предлога — кризис на Украине, понимая при этом, что конфликт в стране нельзя решить военным путем», — пишет издание.

В этом контексте Москва считает, что администрация США и ее наиболее воинственные лидеры используют кризис на Украине в качестве предлога для расширения своего военного присутствия в регионе. Такие государства, как Польша, страны Балтии и сама Украина, которые некогда были частью социалистического блока, распавшегося в начале 90-х годов ХХ века в связи с крахом СССР, служат инструментом для достижения поставленной цели.

Американские СМИ играют активную роль в идеологической борьбе, пытаясь представить работу таких российских СМИ, как Sputnik и РТ, орудием пропаганды политики Кремля. По меньшей мере, это выглядит странным: разве The New York Times, The Washington Post или The Wall Street Journal не служат инструментом проведения политической и идеологической борьбы с противниками?

На саммите НАТО в сентябре 2014 года было принято решение провести военную операцию по размещению сил быстрого реагирования на территории сопредельных с Россией государств. Кроме того, были определены долгосрочные стратегические направления по сдерживанию распространения влияния не только России, но и Китая в политической, военной и экономической сферах, чтобы не допустить конкуренции с США и союзниками. В частности, в отношении Китая было принято решение о поддержании напряженности в зоне Южно-Китайского моря, задействовав для этих целей военный потенциал Японии, Австралии и Южной Кореи через так называемые партнерские договоры.

Саммит НАТО в Уэльсе предоставил Североатлантическому альянсу два мощнейших инструмента в сфере действий и финансирования: высокотехнологичную службу для ведения кибервойны, которая, как предполагается, будет направлена на борьбу с китайскими военными хакерами, а также хакерами из Северной Кореи или любой другой страны, которая угрожает Западу.

Во-вторых, произошла консолидация сил быстрого реагирования, созданных в 2002 году. Речь идет о создании воинского контингента в составе, четырех тысяч военнослужащих из

Великобритании и стран Восточной Европы, которые на регулярной основе будут проводить внезапные военные учения. В последующем, по словам генерального секретаря НАТО Йенса Столтенберга, состав контингента может быть увеличен до 40 тысяч. Все это делается под маркой «укрепления коллективной обороны государств-членов НАТО».

Напрашивается вопрос: против кого?

Ответ дал Столтенберг, заявив, что в костяк сил быстрого реагирования войдут подразделения Болгарии, Эстонии, Латвии, Литвы, Польши и Румынии, то есть стран Восточной Европе, которые находятся вблизи российских границ.

Генеральный секретарь НАТО охарактеризовал недавно проведенные учения в Польше как весьма полезные.

«Учения НАТО в Польше были самыми мощными после окончания холодной войны. Североатлантический альянс столкнулся с проблемами, возникшими в связи с агрессивной политикой России, которая пытается дестабилизировать ситуация в мире путем наращивания своего ракетно- ядерного потенциала», — заявил Йенс Столтенберг.

НАТО расширило сферу своей деятельность и замахнулась на Азию. Украина в этой игре стала своего рода лабораторией по исследованию возможностей вмешательства во внутренние дела иностранного государства и определения той красной черты, до которой может дойти Россия.

Как бы ни пытался Вашингтон и подконтрольные ему СМИ скрыть факты прямого участия Запада в свержении Януковича, есть убедительные доказательства поддержки ультранационалистического, фашистского режима Петра Порошенко для достижения этой цели.

Напомним, что заявления высокопоставленных чиновников администрации Белого дома, в том числе помощника госсекретаря США по делам Европы Виктории Нуланд, подтверждают наличие таких фактов. «США, начиная с 1991 года, вложили в Украину 5 миллиардов долларов. Эти деньги были потрачены на поддержку чаяний украинского народа иметь сильную, демократическую власть, которая представляет их интересы», — заявила Нуланд в интервью CNN.

Когда Вашингтон ведет речь о такой власти, то это подразумевает безусловное выполнение указаний Белого дома, военно-промышленного комплекса и его союзников, особенно Великобритании.

Око за око

Москва приняла вызов США и НАТО о продвижении на восток. Кремль предпринял меры в ответ на военные учения стран-членов Североатлантического альянса у границ с Россией и поддержку националистических сил на Украине.

Москва завила, что в текущем году состав ядерных сил пополнят более 40 новых межконтинентальных баллистических ракет, которые будут способны преодолевать любые, даже самые технически совершенные системы ПРО.

Это вызвало немедленную реакцию со стороны европейцев, которые не хотят новой холодной войны.

Президент России Владимир Путин заявил, что ввод в строй более 40 новых межконтинентальных баллистических ракет стал ответом на возможное размещение США тяжелого вооружения вблизи российских границ.

Несколько дней спустя министр обороны Эштон Картер заявил, что Соединенные Штаты развернут бронетехнику, тяжелую артиллерию и элементы разведки на территории Болгарии, Польши, Румынии и даже в Германии. «До конца 2015 года мы развернем более одной тысячи единиц военной техники, в том числе несколько сотен бронированных автомобилей», — сказал Картер.

Тем самым будут нарушены Минские соглашения, которые запрещают размещение тяжелых вооружений в вблизи зоны конфликта.

Более того, Москве обвиняет Запад в увеличении поставок оружия Киеву, в частности, из Польши.

Американский социолог Джеймса Петрас (James Petras) считает, что «ахиллесовой пятой» в урегулирования конфликта на Украине является Донбасс.

«Белый дом и союзники стремятся любым путем демонизировать Россию и таким образом создать благоприятные условия для перехода непокорных областей Донбасса под контроль украинских силовиков, а также незаконных вооруженных формирований, связанных с марионеточным правительством в Киеве. Западные СМИ занимают одностороннюю позицию и практически не пишут ничего о притеснениях русскоязычного населения юго-востока Украины со стороны неофашистских группировок. Они предпочитают лишь рассказывать о конфликте, без упоминания причин его возникновения. А причина заключается в том, что конфликт в Донбассе возник после вторжения туда украинских силовиков при поддержке Запада. К сожалению, противостояние в юго-восточной части Украины продолжается, а число погибших граждан приближается к семи тысячам», — пишет в своем докладе Джеймс Петрас.

Еще более категоричен в своих суждениях Пол Крейг Роберт (Paul Craig Robert) — бывший заместитель министра финансов в администрации Рейгана, — для которого лучшим решением кризиса на Украине является прямое вмешательство в дела России.

«На мой взгляд, Вашингтон не стремится к тому, чтобы украинский кризис был разрешен дипломатическим путем. Может быть, лучший сценарий для России заключался бы в оккупации юго-восточной части Украины с последующим присоединением. Это лучше всего сделать до того, как США и его марионетки по НАТО успеют подготовиться к войне. Для Вашингтона будет трудным шагом начать войну, когда уже заранее проиграны стратегические цели», — заявил Пол Крейг Роберт.

По его мнению, вашингтонская пропаганда будет постоянно демонизировать Россию, если Кремль попытается вернуть свои традиционные территории. Если же Россия позволит, чтобы эти территории перешли под контроль Вашингтона, то престиж и авторитет российского правительства рухнет. «Может быть, именно на это Вашингтон и рассчитывает», — заключает Роберт.

Вашингтон намерен постоянно провоцировать Москву, чтобы таким образом консолидировать антироссийский блок, усилить санкции против правительства Путина и расшатать российскую экономику. Одновременно Запад будет усиливать политическую, экономическую и военную поддержку киевскому режиму.

Мы постоянно слышим знакомый рефрен об ответственности Москвы за конфликт а Донбассе. Поддержка западных стран, оказываемая украинскому правительству, обусловлена тем, что Киев столкнулся с российской агрессией на Украине, говорят на Западе, скрывая при этом, что правительство Обамы и конгресс организовали переворот и свергли законно избранного президента Украины Януковича. Все это делалось для того, чтобы осуществить план по расширению НАТО на восток, к западной границе России.

Примечательно, что Соединенные Штаты не имеют военного превосходства в этом регионе, и здесь не просматриваются жизненно важные стратегические интересы Вашингтона. Все это делается для того, чтобы продемонстрироватьсвой звериный оскал русскому медведю, который не желает отдать ни пяди своей земли.

Именно об этом говорил президент России Владимир Путин, когда подверг резкой критике провокационные устремления США и НАТО придвинуться вплотную к порогу российского дома.

Мы также являемся свидетелями того, как Запад пытается нарушить ядерный паритет и форсировать создание европейской противоракетной обороны, а также ПРО в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Односторонний выход Соединенных Штатов из этого Договора по противоракетной обороне по сути подкосил самую основу, самый фундамент современной системы международной безопасности.

Однако, как заявил Путин, «запугать Россию ни у кого не получалось и не получится, на все внешние и внутренние угрозы национальной безопасности у нас всегда был и всегда будет адекватный ответ».

Возможно, настал час, когда влиятельные страны Европы, в первую очередь Германия, должны продемонстрировать США свое несогласие с проводимой политикой, так как у нее намного больше интересов в сохранении стабильности на востоке Европы, чем у Вашингтона. Это был бы первый шаг в сторону поиска мирного решения конфликта на Украине и прекращения поддержки Киева. Пора прекратить поиск оправданий для продолжения военного противостояния, которое может привести к повторению кровавой холодной войны.

0

38

Ищенко все неймется. Объявил начало распада Украины и прирастания России новыми территориями.)) Фантазер. На месте проклятых буржуинов я бы его внес в списки самых страшных санкций и запретил бы въезд везде и навсегда.)))

Исчезающая Украина

Еще до переворота на Украине я пытался донести до киевских «евроинтеграторов» простую мысль: Россия не сможет мириться с возникновением на ее границах агрессивной, русофобской, бандеровской Украины, желающей к тому же, чтобы Москва оплачивала ее вступление в ЕС и НАТО. Следовательно, если такая Украина возникнет, то в течение обозримого промежутка времени перестанет существовать любая Украина. Те же мысли я высказывал и после переворота, обращаясь уже к российской аудитории. Мнение свое я не изменил и сейчас.

Часть российской и пророссийски настроенной украинской общественности, тем не менее, считает, что Кремль мечтает сохранить Украину. Поскольку сторонники этой точки зрения ссылаются на факты, которые они считают убедительными, мне представляется целесообразным попытаться все же здраво оценить, что собственно происходит не на Украине, но вокруг нее. Итак, сторонники более агрессивной политики, считающие, что российское руководство, пытаясь сохранить отношения с Западом готово «запихнуть Донбасс в Украину» при условии ее формального нейтралитета, опираются, в основном на следующие утверждения:

— Россия вовремя не послала на Украину свои войска, чтобы свергнуть хунту.

— Ополчению недостаточно помогли материально, а когда оно перешло в наступление то его (дважды) остановили, не дали освободить всю Украину и принудили согласиться с Минскими соглашениями, предполагающими сохранение Донбасса в составе Украины.

— Россия поддерживает украинскую экономику — поставляет на Украину газ и на Украине работают российские банки.

— Россия признала украинский режим и стремится вернуть восставший Донбасс под его власть.

Есть еще варианты тех же самых утверждений, есть иные примеры якобы существующих намерений России «все слить», но в целом эти пункты исчерпывают «доказательную базу» «антидонбасских» намерений Кремля.

Ну что ж, не будем патетично восклицать: «Чего же американцы воюют с Россией, если она, бедная, не знает, как им сдаться!» Рассмотрим реальную доказательность данных утверждений.

1. В реальной, а не сложившейся в воспаленном милитаристской горячкой мозгу, ситуации февраля-июля 2014 года общественное движение на Украине контролировалось двумя группами олигархов. Одна, опираясь на нацистских боевиков, контролировала Киев. С ее помощью США планировали втянуть Россию в конфликт с ЕС (желательно вооруженный) на территории Украины. Вторая не без успеха (хоть и стараясь не засвечиваться) контролировала протестное движение на Юго-Востоке (который тогда еще не был Новороссией). Эта группировка также желала втянуть Россию в конфликт, чтобы улучшить свою переговорную позицию в борьбе с первой группой за раздел влияния в стране после Януковича. Позиция этой группы может быть описана как «забирайте себе Киев, Полтавщину, Черниговщину, Сумщину и Галицию, а нам оставьте Донбасс, Харьков и Одессу, ну а в Николаеве, Херсоне, Запорожье и Днепропетровске — должны быть представлены и защищены интересы всех олигархический семей. То есть, российские войска должны были, вопреки интересам России и в интересах США, защищать интересы олигархов, проигравших при свержении Януковича, к которому сами же приложили руку, от олигархов, в этом процессе выигравших.

Конечно, международно-правовые основания послать на Украину армию у Москвы были. Но не надо забывать, что с просьбой о помощи обратился бежавший президент, уже находившийся на территории России, что позволило бы поставить под сомнение его дееспособность. Этот президент был ненавидим не только противниками, но и сторонниками, которых он предал. Элита консолидировано выступала против возвращения Януковича, и народ в целом был с ней согласен. Юго-Восток не имел не только единого лидера, но даже группы лидеров (политики-эмигранты до сих пор не смогли ни объединиться, ни предложить что-то путное, кроме ожидания того счастливого момента, когда Кремль предложит им вернуться на Украину в обозе армии-победительницы и управлять под защитой ее штыков, чего, кстати, никогда не будет). Армия, МВД, СБУ, все силовые структуры не выступили против путчистов, а подчинились им. Даже в Крыму, практически все силовики, кроме крымского «Беркута», «осознали» пагубность путча и «прониклись» идеями Русского мира только когда на полуострове повсеместно стали встречаться хорошо вооруженные и обученные «вежливые люди» на современной бронетехнике. И то, недели две отдельные гарнизоны не желали сдаваться, и был риск начала боев.

Понятно, что сопротивление армии на материковой территории Украины было бы быстро сломлено, но времени бы хватило, чтобы Рада обратилась за помощью к Западу, у которого появились бы свои международно-правовые основания послать на Украину войска. Они были бы серьезнее российских, поскольку обращение поступило бы не от всеми ненавидимого президента, бежавшего, чтобы не быть убитым собственным народом, а от всенародно избранного парламента, заседавшего в собственной столице. В результате, часть украинских областей, наверное, удалось бы включить в состав России или создать там буферную «Новороссию», а в части образовалось бы то самое нацистское, бандеровское государство, причем, если не навечно, то надолго. У Запада богатый опыт создания разделенных стран. И надо учесть, что на своей Украине Запад имел бы идеологически консолидированное население, мечтающее о «борьбе с агрессором», в то время как на российской половине была бы сборная солянка русофилов, новороссов, малороссов, со значительным (не менее 30%) вкраплением вполне «национально-сознательных» украинцев, ждущих освобождения от своих «братьев» с Запада. В общем, Вьетнам (монолитный идеологизированный Вьетконг против рыхлого Вьетминя) только наоборот.

2. На первом этапе (март-сентябрь 2014 года) ополчение Донбасса представляло собой непонятную кашу из местных добровольцев, вышедших защищать свои дома, наемных отрядов олигархов, защищавших их интересы, а также российских добровольцев, часть из которых также прибыла по приглашению местных олигархов, а идейные сбивались в отряды «по интересам»: казаки, коммунисты, троцкисты, нацисты, монархисты. Каждый из этих отрядов подчинялся только своему командиру, а каждый командир сам решал — подписывает ли он «кондотту» с кем-то из олигархов, признает ли он над собой власть кого-то из многочисленных «народных мэров» и «народных губернаторов» или воюет на свой страх и риск.

Жалобы местного населения на то, что было принято именовать эвфемизмами «отжим» и «подвал» шли по нарастающей. Регулярное управление территориями было разрушено, а новое создать своими силами у ополчения не получалось.

Тем не менее, даже на этом этапе у ополчения появилось (формально из ниоткуда, но мы-то понимаем, откуда) более чем достаточное количество не только стрелкового оружия, но и бронетехники, и артсистем, и снарядов, и горючего, и авиацию Украины они согнали с неба не вениками. Но ни отправляться в освободительный поход с такими союзниками (тогда пришлось бы делить с ними ответственность за все их «отжимы» и прочие отнюдь не мелкие шалости), ни отправлять их одних (их бы просто разгромили, да и освобожденные не обрадовались бы таким освободителям) было нельзя. Вначале надо было превратить махновскую вольницу в регулярную армию, имеющую прочный тыл, надежно управляемый гражданской администрацией (чтобы хотя бы гуманитарную помощь не разворовывали).

Был и еще один момент. На первом этапе ополчение представляло собой «армию» классического крестьянского восстания. Так же, как в освобожденном «вежливыми людьми» Крыму упивались своей российской первосортностью и ничего не хотели знать об остальной Украине, донбасские повстанцы мечтали освободить свои области, а создание нацистского государства на остальной украинской территории их не волновало.

Теперь в Донбассе есть и нормальная администрация, и армия, и понимание того, что придется Киев брать. И все это возникло под шумок минских соглашений, А когда нам говорят, что украинская армия усиливается многократно быстрее, это — наглая ложь. Причем сами же лжецы себя и разоблачают, утверждая, что когда они воевали в Донбассе, преимущество Киева в вооружении, технике и численности войск было абсолютным, а теперь в чем-то достигнут паритет, а в чем-то, если превосходство Киева и существует, то уже на проценты, а не в разы. Это при том, что на Украине проводилось 7 волн мобилизации и один призыв, а в Донбассе воюют только добровольцы. Так кто слабеет быстрее?

И все это достигнуто под шумок минских соглашений, которые никто не собирался выполнять, но которые формально срывает Киев.

3. Что касается экономики, то, конечно, если бы Россия не собиралась контролировать всю Украину, можно было бы плюнуть на многомиллиардные потери «Газпрома» и российских госбанков (нас же деньги налогоплательщиков не волнуют, мы же не корысти ради, а ради абстрактной справедливости воюем). Но, если Россия собирается взять эти территории под контроль, то населению надо будет как-то выживать, а значит где-то работать. Или их всех на госслужбу РФ надо принять и платить зарплату из бюджета? США, которые интересуются Украиной только как расходным материалом в борьбе с Россией, с удовольствием и не без успеха уничтожают украинскую экономику, им она не нужна. А России, хоть в составе РФ, хоть в ТС и ЕАЭС нужна не выжженная земля с населением, живущим на гуманитарку, а экономика, способная хотя бы частично удовлетворить нужды населения. Хотя бы системы жизнеобеспечения больших городов должны работать. Иначе куда девать примерно 20 миллионов человек, которые (за вычетом Крыма и Донбасса) все еще проживают в городах Украины. Смешно уничтожать то, что завтра тебе понадобится.

4. Ну и, наконец, о «запихивании» Донбасса в Украину. Такие названия политических объединений, как «Мир Луганщине», «Луганский экономический союз», «Народный союз», «Донецкая республика», «Свободный Донбасс» мало что говорят среднестатистическому гражданину России. Это силы, контролирующие парламенты ЛНР и ДНР. И, как ни странно, их программы поголовно предусматривают строительство независимого Донбасса, причем лидеры ДНР и ЛНР, Захарченко и Плотницкий все чаще говорят о необходимости объединения двух республик в одно государство.

Сторонники теории заговора имеют два объяснения такой позиции лидеров республик и парламентских политических объединений. Согласно первому, «марионетки Кремля» говорят, что им прикажут, согласно второму, «даже марионетки Кремля» отказываются слушаться. Подумаем. Если «марионетки» «говорят, что прикажут», значит, Кремль «приказывает» ориентироваться на независимость, а не на вхождение в Украину. Если же «марионетки», что хотят, то и делают, то какие же они марионетки и как может Кремль запихнуть в Украину таких самостоятельных, да еще и до зубов вооруженных ребят?

Кстати, в ДНР/ЛНР собрались провести досрочные выборы местного самоуправления, формально, в рамках минского процесса, на деле — безо всякого согласования с Киевом. После этих выборов в республиках будет окончательно выстроена и легализована вся управленческая вертикаль.

Итак, что мы имеем по результатам «минского предательства». Территории, по которым бродили группы вооруженных людей, воюющих с киевскими войсками, не имевших никакого представления об организации тыла и, в лучшем случае, ничего не желавших знать о нуждах мирного населения, в худшем, смотревших на него, как на источник личного обеспечения всем необходимым, а то и обогащения, получили регулярную администрацию и государственное устройство. Махновская партизанщина превратилась в неплохо обученную и вооруженную регулярную армию. Экономика и торговля региона полностью замкнута на Россию, причем все идеально оформлено с точки зрения международного права, поскольку связи замкнуты на признанные Россией, но не признанные США государства вроде Южной Осетии. РФ ничего нельзя вменить за то, что она что-то закупает в Южной Осетии и что-то ей продает. А Осетию, которая признала ДНР/ЛНР, нельзя наказать за торговлю с ними, поскольку США все равно ее не признают и никаких связей с ней не поддерживают. В республиках выдаются свои документы, рубль стал основной наличной валютой.

По сути ДНР/ЛНР уже интегрированы в российское экономическое и политическое пространство не меньше, чем те же мало кем признанные республики Северного Кавказа. И этот процесс движется дальше опережающими темпами. Отсутствие формального признания ДНР/ЛНР Россией сейчас даже выгодно, поскольку не закрывает двери для их прямой интеграции в РФ.

Короче, сегодня не просто созданы условия для дальнейшего продвижения ополчения и освобождения новых территорий Украины. Наконец-то на украинской территории есть власть альтернативная киевской, укоренившаяся в своих регионах и легитимированная населением этих регионов. Эта власть располагает достаточными возможностями для того, чтобы вновь освобождаемые регионы в значительно меньшей мере сталкивались с теми трудностями, которые испытал Донбасс, чтобы адекватное гражданское правление устанавливалось там практически сразу.

Украину будут резать, как салями, по кусочку, но быстро. Вопрос интеграции всех этих кусочков в Россию все равно рано или поздно придется решить, поскольку они не могут существовать ни в виде независимого украинского государства, ни в виде отдельных народных республик. В первом случае последствия гражданской войны еще долго будут сказываться и взрывной потенциал взаимной ненависти Донбасса и Галиции все равно разорвет страну на части (хорошо, если без повторного кровопролития). Во втором случае разрушенная экономика и проблемы международно-правовой легализации надолго превратят эти территории в зону повальной нищеты бесперспективности и безысходности.

Скорость интеграции в Россию бывшей Украины будет зависеть от развития глобальных процессов. Среди прочего — от скорости развала ЕС и маргинализации США. Временные переходные варианты возможны, но именно как временные. Теоретически возможна утрата части территорий, например Галиции, в пользу восточноевропейских соседей. Но только как вынужденная мера и только в случае присоединения этих земель к соответствующему западному соседу Украины. То есть, никакой прозападной Украины не может существовать в принципе.

То, что сейчас все еще сохраняется возможность достичь если не всех, то большинства этих целей без большой европейской войны — результат «предательства миротворцев», которые по факту оказались более эффективными «аннексионистами», чем «милитаристы», желавшие победить всех (что невозможно) или героически умереть с оружием в руках (что нежелательно).

Конечно, совсем без военного конфликта дело вряд ли обойдется. Киев хунта должна защищать до последнего. А это хоть и не долго, но вполне может повлечь за собой большие жертвы и разрушения — уличные бои в трех-пяти миллионном городе — сомнительное удовольствие. За правобережье Днепра нацистский режим попытается зацепиться. Контроль над половиной Украины позволил бы ему работать вечной международно-правовой занозой в теле Москвы и за счет этого надеяться на получение содержания от Запада. США постараются (уже стараются) как можно обильнее полить землю Украины кровью, чтобы надолго поселить вражду между семьями, чьи родные полегли по разные линии фронта гражданской войны. Они также не оставили надежду разжечь малую российско-европейскую войну, если уж не вышло большую.

Если полномасштабного конфликта не удастся избежать, то российские войска на Украине появятся, причем, скорее всего, открыто. Но в интересах и России, и не имеющих возможности покинуть страну миллионов украинских граждан как можно дольше избегать обострения и как можно больше территорий освободить без крупномасштабных боев.

Наступает момент истины, когда результаты работы «миротворцев» должны начать прирастать территориями и военными победами.

Ростислав Ищенко, обозреватель МИА «Россия сегодня»

0

39

Ближний Восток вошел в стадию тотального распада

http://gulf2000.columbia.edu/images/maps/MidEast_Cultural_Historical_Zones_sm.png
Идеологические и политические границы региона рушатся, порождая совершенно новую реальность

Бешеный темп событий, развивающихся на Ближнем Востоке в последнее время, безжалостно ломает все устоявшиеся стереотипы и представления об этом регионе. Политики, дипломаты, военные и эксперты не только раз за разом проваливаются в своих предсказаниях относительно будущего, производя все более ущербные тактики и стратегии, но и просто не успевают адекватно реагировать на происходящее. Предлагаемые решения запаздывают и к моменту имплементации безнадежно устаревают, что ведет к еще большему хаосу, который, в свою очередь, сеет новые сомнения и усиливает непонимание ситуации в головах людей, ответственных за принятие решений.

Благодаря фундаментально важным событиям - терактам 11 сентября 2001 года, американскому вторжению в Ирак 2003 года, «арабской весне» начала 2011, провозглашению халифата в 2014 году, а также мириадам событий и явлений поменьше - Ближний Восток в устоявшемся за предыдущие десятилетия виде просто перестал существовать. И это вовсе не преувеличение.

Ливия, Йемен, Сирия и Ирак - четыре крупных арабских страны с общим населением почти в сто миллионов человек - фактически перестали существовать. Границы, установленные в регионе после Первой Мировой войны, в значительной степени стерты. Вместо международно-признанной политической географии, обусловленной интересами Великобритании и Франции вековой давности, у нас на глазах появляется совершенно новая, выстраиваемая вдоль линий этнического и религиозного разделения местных народов. Причем слом старой системы идет исключительно насильственным путем, торжествует ничем и никем не ограниченное право сильного.

На пока существующей границе Турции и Сирии довольно неспокойно

Но изменения, которые никак не хотят признавать в мировых столицах, затрагивают не только линии границ. Еще более серьезные перемены идут в идеологической сфере. Доминирующее место популярного в ХХ веке «насеризма» - арабского национализма, замешанного на социалистических идеях, быстро занимает воинствующий исламизм. Эта идеология в принципе отрицает концепции «нации» и «национального государства». Стержень его доктрины - исламская умма, то есть сообщество всех мусульман, вне зависимости от национальной принадлежности. Фактически, это вызов всей ныне существующей системе политического и государственного устройства. Наиболее яркий выразитель этой идеологии - халифат (Исламское государство), крайне успешно действующий в разодранных на части Ираке и Сирии.

Стратегии, основанные на прежних представлениях о Ближнем Востоке, действующих там силах и их мотивации, не работают. Региональные и мировые лидеры принимают решения, исходя из устаревших данных. Например, в их картине мира Ирак все еще существует как государство, хотя правительство в Багдаде уже больше года полностью контролирует лишь шиитские районы на юге этой «страны», а курдские и суннитские ее регионы de facto являются суверенными державами. Интересно, что их суверенитет даже сильнее «центрального», поскольку шиитское правительство по сути - лишь марионетка Тегерана. В результате декларируемая США «помощь иракской армии» на деле оборачивается поддержкой шиитских боевиков и (посредством них) Ирана.

Что еще хуже, почти полное исчезновение так называемых «умеренных повстанцев» из Сирии, игнорируемое в США и Европе, ведет к вооружению и снабжению боевиков ИГ за счет западных налогоплательщиков. Но и это еще не все. Так, например, Турция и Саудовская Аравия, пытаясь сохранить в Сирии подконтрольные им силы, недавно поставили современные противотанковые комплексы TOW боевикам «Фронта аль-Нусра», называющего себя сирийским подразделением «Аль-Каиды». Но проблема даже не в этом, а в том, что «Аль-Каида» на сегодня практически перестала существовать, ее активные участники по всему миру уже давно выступают под флагами ИГ. В общем, ПТРК были переданы боевикам халифата.

Вообще, растворение «Аль-Каиды» в халифате, как и многое другое, также пока не осознано в западных столицах в должной мере, хотя об этом открытым текстом говорят и ее былые лидеры, и пока немногочисленные, но весьма информированные эксперты в США и Европе.

На борьбе с «Аль-Каидой» сделано столько карьер, о ней написано столько статей и книг, на противодействие террористам истрачено столько времени и денег, что признание ее фантомом сейчас просто невозможно. В американской мифологии убийство Усамы бин Ладена считается важнейшим успехом и «поворотной точкой» в борьбе против международного терроризма. Никто не решится объявить, что вообще-то эта операция была чисто символической, никакой практической пользы не принесла. Поэтому еще очень долгое время огромные людские, финансовые и интеллектуальные ресурсы по-прежнему будут направлены на войну с несуществующим уже противником, а не на Исламское государство, которое представляет собой вполне реальную опасность.

В противостоянии с ИГ "Аль-Каида" перестала существовать

При этом западные правительства неверно оценивают не только противников, но и союзников. Самый яркий пример - Саудовская Аравия и ее роль в регионе. Далеко не все знают, что опубликованный официальный отчет Конгресса США о терактах 11 сентября 2001 года - неполон. В общедоступной версии отсутствуют 28 страниц, засекреченных настолько, что даже не каждый конгрессмен может их прочитать. Впрочем, примерное содержание этих страниц стало известно. Там идет речь об участии властей Эр-Рияда в организации и финансировании терактов. Судя по просочившимся из Конгресса сведениям, посольство Саудовской Аравии в США, а также члены королевской семьи финансировали и помогали людям, направившим «Боинги» в башни-близнецы и Пентагон. Учитывая то, что роль Усамы бин Ладена во всей этой истории далеко не так очевидна и документально не подтверждена, то для засекречивания страниц есть вполне понятное объяснение: теракты выглядят делом рук саудитов, а вовсе не террориста-отшельника, коротавшего время в афганской пещере без денег, компьютера, телефона и даже свежих газет. Обнародование этой информации чревато очень далеко идущими последствиями для американо-саудовских стратегических отношений.

Что интересно, саудиты не опровергают своего участия в терактах, хотя и не подтверждают его. Но против интересов США работать продолжают. По мнению ветерана ЦРУ Роберта Баера, Эр-Рияд является основным спонсором Исламского государства. Во всяком случае, саудовские власти не мешают финансированию ИГ местными «благотворительными» фондами. Дело тут в том, что халифат и королевство имеют очень много общего. Во-первых, их идеологические основы, система права, государственное устройство и список врагов практически идентичны. Во-вторых, абсолютно приоритетная задача Саудовской Аравии - это ликвидация иранского влияния в регионе. Ради того, чтобы прогнать союзников Ирана из Багдада, Дамаска и, вероятно, Бейрута, саудиты готовы заключить союз с кем угодно. Поскольку американцы в последнее время взяли курс на сближение с Тегераном, то тем хуже для них: Эр-Рияд будет помогать любой силе, способной противостоять иранцам, даже если потенциально эта сила представляет опасность и для самого королевства.

В этом контексте очень важно знать, кто именно сейчас управляет Саудовской Аравией, а также понимать мотивацию правителя.
Принц Мухаммед формально является лишь главой Минобороны, но на равных встречается и иностранными лидерами.

Формальным правителем королевства является его величество Салман ибн Абдулазиз ас-Сауд. Но в действительности 79-летний монарх, перенесший инсульт, операцию на позвоночнике и страдающий старческим слабоумием, не может эффективно управлять страной. Эту функцию он делегировал своему 29-летнему сыну Мухаммеду ибн Салману ас-Сауду, который является самым молодым министром обороны в мире, а также руководит королевским двором и стоит вторым в очереди на престолонаследие. Кроме того, ожидается, что в ближайшее время под его управление перейдет Национальная гвардия, сделав его беспрецедентно могущественным правителем в истории своей страны.

В прошлом королевская семья во избежание появления диктатора распределяла ответственность за силовые структуры между разными людьми, а все важные вопросы решала консенсусом. Теперь этой практике фактически положен конец. Мухаммед ибн Салман быстро превращается в единоличного руководителя, решительно выкорчевывая из органов власти всех недовольных, невзирая на прошлые заслуги и благородное происхождение.

Важно отметить, что этот молодой человек никогда не жил и не работал за границей, обладает лишь степенью бакалавра юриспруденции, но зато отличается крайней религиозностью и крайней неприязнью к «еретикам» - шиитам. По оценке упомянутого выше Роберта Баера, его мировоззрение весьма похоже на взгляды лидеров халифата. Они как минимум понимают друг друга и не испытывают слишком большой неприязни. По крайней мере, в тактическом отношении. Пока Дамаск, Багдад, Сана и Бейрут в той или иной степени находятся под контролем шиитов, ИГ и Саудовская Аравия фактически будут действовать заодно. И это еще одна сложившаяся черта быстро меняющейся реальности, которую категорически не желает понимать и принимать американская политическая элита, для которой Эр-Рияд - многолетний и верный союзник, а вовсе не государство-спонсор терроризма.

Впрочем, все скоро может вернуться на свои места. Если тактически ИГ и Саудовская Аравия пытаются добиться общих целей, то в стратегическом плане столкновение между ними неизбежно. Халифат не может быть настоящим, если не получит контроль над Меккой и Мединой. А это, в свою очередь, предполагает демонтаж саудовского королевства. Поскольку с идеологической точки зрения ИГ намного более привлекательно и агрессивно, многие специалисты в будущем противостоянии ставят именно на него, а не на погрязшую в коррупции и роскоши королевскую семью.

Президент Барак Обама, возможно, и понимает происходящее, но категорически не желает принимать решительных мер. Он изо всех сил пытается не допустить ссоры с Саудовской Аравией, ее захвата исламистами, формального распада Ирака на три части, американской войны с Ираном и окончательного погружения региона в резню всех против всех. Ему надо продержаться и сохранить ситуацию «управляемого хаоса» еще два года - пока не закончится его президентский срок. Что там будет потом - это уже забота следующего американского лидера. Именно поэтому сейчас американские действия в регионе напоминают работу пожарной команды, которая мечется от одного пылающего здания к другому, но не тушит их, а лишь сбивает пламя, которое почти сразу занимается с новой силой.

Генерал Стэнли Маккристал, ранее командовавший американскими войсками в Ираке и Афганистане, в недавнем интервью Fox News заявил, что армия США вполне способна выполнить любую поставленную задачу, но для начала надо определиться, какова окончательная цель американской политики в регионе. По его словам, сейчас даже неясно, какой выход из ситуации был бы для Вашингтона приемлемым и желательным. Проблема в том, что ответа на этот вопрос сейчас нет ни у кого - процесс саморазрушения Ближнего Востока уже активно идет, и чем он закончится, остается только догадываться.

0

40

Крым прорывает дипломатическую блокаду Жители полуострова встретились с Сильвио Берлускони и ждут Николя Саркози
Василий Ваньков

http://svpressa.ru/p/131683/s-131683.jpg
Несмотря на бескомпромиссную позицию евробюрократии, объявившей российский Крым территорией non grata, и грозные оклики из Вашингтона, ряды европейских политиков, которые своими визитами де-факто легитимируют новый статус полуострова, продолжают расширяться.

11 сентября Крым посетил четырежды председатель Совета министров Италии, один из самых экстравагантных политиков Европы Сильвио Берлускони.

Следует отметить, что экс-премьер Италии — это один из немногих «политических тяжеловесов» ЕС, который полностью поддержал позицию России по украинскому вопросу. Конфронтационную позицию чиновников из Брюсселя по отношению к России он охарактеризовал как «опрометчивую и далекую от конструктивного духа». Сильвио Берлускони, в частности, назвал «антиисторическим и контрпродуктивным» решение Запада приостановить встречи в формате «G8» с участием России. Путин и Берлускони возложили цветы к мемориалу памяти солдат Сардинского королевства, погибших в Крымской войне, и прогулялись по ялтинской набережной, вызвав своим появлением большой ажиотаж среди отдыхающей публики.

По признанию ветерана итальянской политики, наибольшее впечатление на него произвёл музей заповедник Херсонес Таврический, «откуда произошло христианство на Руси (место крещения князя Владимира — прим. ред.)». «Я считаю, что вся крымская земля прекрасна, на меня произвели очень большое впечатление и земля, и море, и горы», — не скрывал своего восторга перед красотами полуострова итальянский политик. «У меня иногда захватывает дух на все это смотреть», — признался он.

Как и следовало ожидать, чиновники украинского МИД не разделили позитивных эмоций одного из корифеев итальянского истеблишмента. Внешнеполитическое ведомство «незалежной» дежурно осудило посещение «президентом России Владимиром Путиным и лидером итальянской политической партии „Вперед, Италия!“, бывшим премьер-министром Италии Сильвио Берлускони… Автономной Республики Крым и Севастополя». С формулировкой, что «эта поездка происходит без согласования с украинской стороной и в нарушение установленного Порядка въезда на временно оккупированную территорию Украины и выезда из нее», — говорится в сообщении министерства.

Надо сказать, что частный статус визита и тот факт, что Сильвио Берлускони не занимает руководящих должностей ни на национальном уровне, ни в органах ЕС, не умаляет значение этой поездки. Напомним, этот политик возглавляет политическую партию «Вперед, Италия!», которая, по мнению итальянских политологов, имеет хорошие шансы как на местных, так и на парламентских выборах. К тому же политические противники Берлускони из «Лиги Севера» (автономистская партия севера Италии), похоже, разделяют его позицию по Крыму и украинскому вопросу. Ещё 5 августа итальянский сенатор Серджио Дивина назвал дату предполагаемого визита делегации консервативной партии в Крым — он состоится в октябре — ноябре.

Напомним, что зарубежными «первопроходчиками» в российский Крым в условиях западных санкций стала делегация из 10 французских депутатов из правоцентристской партии Николя Саркози во главе с Тьерри Мариани, которая прибыла на полуостров 23 июля. По признанию спикера делегации сам бывший президент Франции, у которого есть хорошие шансы снова возглавить Пятую Республику на предстоящих выборах (особенно в свете проблем с беженцами, решение которой всегда было «коньком» г-на Саркози), не исключено, лично посетит полуостров. А пока в интервью авторитетному изданию Le Figaro один из кандидатов на высший пост Франции назвал серьезной ошибкой Запада создание условий для новой холодной войны с Россией. «Россия должна вернуться в „Большую восьмерку“, она должна снять эмбарго на поставки мяса, а также необходимо запустить новый диалог между Россией и Европой. Это в интересах обеих сторон», —отметил Николя Саркози.

Далеко не все исторические события, которые кажутся современникам судьбоносными, сохраняют свою значимость по прошествии определённого периода времени, отмечает главный редактор журнала «Проблемы национальной стратегии» РИСИ Аждар Куртов.

— Наверное, политики в Киеве не отдают себе отчёт в том, что совершённый ими государственный переворот, названный ими «революцией достоинства», относится к числу таковых. Более того, они прикладывают все усилия для того, чтобы превратить конфронтацию с Россией в непреодолимый барьер, создать пропасть в отношениях между РФ и Западом. На самом деле, таких событий было очень много, и далеко не все из них кардинальным образом меняли отношения между государствами.

«СП»: — То есть, через какое-то время антироссийский раж в Киеве и на Западе сойдёт на нет.

— Безусловно. Мы уже наблюдаем, что Европе происходят события, на которые переключается внимание общественности. К тому же, чем больше проходит времени, тем меньше признаков того, что Украина движется по декларативному пути к «светлому будущему» и «европейским ценностям». Наконец, ресурсы ЕС (союзника Вашингтона) тоже небеспредельны. Нельзя бесконечно терпеть убытки от разрыва экономических и политических связей с Россией. Ради чего — мифической солидарности с правящими элитами в Киеве, которые отнюдь не выступают в качестве носителей якобы имеющихся «европейских ценностей»? Франция пожертвовала ради этого контрактом на поставку в РФ вертолетоносцев «Мистраль». Местные фермеры несут издержки от ответного российского продовольственного эмбарго. Италия была вынуждена проститься с «Южным потоком», хотя её компании принимали участие в этом проекте. А Восточная Европа лишается возможности получать российские энергоносители в обход ненадёжной в транзитном отношении Украины.

«СП»: — Венгерское руководство недовольно тем, что к «Северном потоку-2», в отличие от его южного аналога, нет никаких претензий со стороны Брюсселя.

— Всё это способствует расколу в уже и без того не стройных рядах членов ЕС. А события на Украине лишь усугубляют его. Тем более, что, с моей точки зрения, никаких универсальных «евроценностей» не существует. Есть красивая ширма, которой прикрывается европейская бюрократия. Даже демократия не рассматривается европейскими политиками как «священная корова». Если европейские лидеры поддерживают мятежи и свержения законных правительств, значит, эта ценность имеет для них избирательный характер. Это политика двойных стандартов — для себя демократия, а для «туземных народов» мятежи и госперевороты. Более того, внутри самого ЕС никто строго не придерживается «демократических ценностей». Например, премьер-министр Венгрии Виктор Орбан пришёл к власти абсолютно демократическим путём, но его постоянно «прессует» Брюссель. Ему вменяют в вину проведение референдума, на котором венгры высказались за то, чтобы страна вернулась к христианским и национальным корням. Сейчас его обвиняют в том, что он не хочет принудить венгров к массовому размещению на территории страны мигрантов с полыхающего Ближнего Востока.

«СП»: — Можно вспомнить, каким образом принималась европейская конституция.

— Действительно, как только в Голландии был получен отрицательный результат на референдуме, правящие элиты вынесли вопрос на голосование в парламент. То есть, собственному народу здесь доверять не принято. А что касается волны мигрантов, то ещё несколько лет назад граждан ЕС (румын по паспорту и цыган по национальности) выгоняли из Франции. Хотя в рамках Евросоюза декларируется право на свободное передвижение.

«СП»: — Почему же тогда европейские политики столь бескомпромиссны по отношению к куда более обоснованным действиям Москвы?

— Я объясняю это навязанной США евроатлантической солидарностью. Не секрет, что после Второй мировой войны суверенитет некоторых стран (таких как Германия) имеет ограниченный характер. Я уже не говорю о силовой составляющей в виде блока НАТО, который объединяет эти страны.

Доминирование США также осуществляется посредством финансовых рычагов. Как известно, сейчас Вашингтон активно продвигает идею создания Трансатлантической зоны свободной торговли. В результате чего Европа может превратиться в сбытовую колонию США, потеряв Россию в качестве рынка сбыта и торгового партнера, с которым можно взаимодействовать на равных. Даже поляки недовольны этим.

Европарламентарий от Польши Януш Корвин-Микке недавно заявил буквально следующее: «Мы бы хотели активнее развивать торговые контакты с Россией и Китаем, потому что там у вас есть динамика развития, а не в умирающем Европейском Союзе. Должна быть экономическая экспансия Польши на Восток, а не на Запад». Помимо этого, для Польши как страны, где сильны позиции католицизма, неприемлемо, когда попираются базовые христианские ценности, размывается понятие греха, легализуются однополые браки.

И это касается не только Польши. Об этом говорится в книге Тило Сарацина «Германия — самоликвидация, или как мы ставим нашу страну на карту».

«СП»: — До недавнего времени ЕС рассматривался в качестве конкурентного США центра экономической мощи.

— Американская политика направлена на то, чтобы не допустить его появления. Во многом украинские события объясняются этим. Плюс противодействие Китаю.

«СП»: — Европейские политики готовы, вопреки воле «большого брата» потребовать от Киева пролонгации срока действия Минских соглашений, политическая часть которых, усилиями Киева, очевидно, не будет реализована к указанному сроку (к концу 2015 года)?

— Министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер поддержал такой подход. Но, честно говоря, я пока не вижу того, чтобы европейские лидеры резко поменяли свою прежнюю позицию — компромиссов ждут только от российской стороны, а также от ДНР и ЛНР, которые, как считают на Западе, находятся у Кремля чуть ли не на «ручном управлении». Да, Порошенко заставили выполнить пункт о прекращении огня. При этом участники «нормандской четвёрки» (Меркель и Олланд) закрывают глаза на саботаж политической части «Минска-2», во всём обвиняя Россию и власти непризнанных республик. Открытого публичного давления со стороны той же Германии и Франции на украинский истеблишмент я не вижу.

А раз этого не происходит, конфликт рискует перейти в затяжную фазу. Я не ожидаю резкого обострения силового противостояния. Мне представляется более вероятным то, что он перейдёт в замороженную фазу. Подобно карабахскому и приднестровскому (а в своё время грузино-абхазскому и югоосетинскому) конфликтам.

«СП»: — Возможно ли переформатирование европейских элит в условиях новых вызовов ЕС в смысле обретения ими большей независимости от евроатлантических «скреп»?

— Такая возможность существует, она связана с массовым наплывом мигрантов. Брюссель сегодня откровенно «выкручивает руки» тем странам, которые не согласны со спущенными сверху квотами на приём беженцев. Это приводит к изменению политического ландшафта по всей Европе. Политические очки набирают партии правого толка. А это означает, что их голос будет услышан, когда они увеличат своё представительство в национальных парламентах и наднациональном представительном органе Евросоюза.

Правые партии уже тяготятся украинскими событиями и подневольностью евробрократии США. Ведь они выступают за расширение сферы национального суверенитета. Это обстоятельство позволяет надеяться на то, что украинский фактор, как минимум, для них уйдёт в тень. И они не будут столь рьяно защищать позицию Госдепа США.

По мнению руководителя Центра внешней политики России Института экономики РАН Бориса Шмелева, визиты отдельных политических деятелей ЕС не способны изменить антироссийскую направленность курса Вашингтона и Брюсселя.

— «Холодная война 2.0» набирает обороты, и это факт, с которым трудно не считаться. Не случайно власти Швеции и Финляндии сегодня активно муссируют тему присоединения этих стран к блоку НАТО. Это лишний раз подчёркивает градус антироссийской истерии в Европе. Также, по моей информации, до сих пор не удаётся договориться о личной встрече Владимира Путина и Барака Обамы на полях 70-й сессии Генассамблеи ООН. Это свидетельствует о том, что правящий класс США не намерен идти ни на какие уступки и переговоры с Москвой. И, соответственно, будет и дальше оказывать давление на своих европейских союзников и Киев с тем, чтобы они проводили скоординированную и жёсткую линию в отношении России.

Конечно, следует иметь в виду, что Обама — это классическая «хромая утка». То же самое касается президента Франции Олланда, но он и так мало чего решал в этой большой игре (в отличие от главы Белого дома). Проблема в том, что все кандидаты на пост президента США, в общем, настроены антироссийски. За исключением, возможно, миллиардера Дональда Трампа, который в США воспринимается как маргинальная фигура. В Америке складывается клановая система, когда Клинтоны и Буши сменяют друг друга на высшем посту. А за ними стоят крупные финансовые группы. Ждать ничего хорошего от нового резидента Белого дома нам не приходится.

«СП»: — Позиция политиков «второго эшелона» в Европе не способствует изменению местного общественного мнения в более комплиментарную для России сторону?

— Визиты французских европарламентариев в Крым, заявления Саркози, Берлускони, Шрёдера, Орбана, словацкого премьера Фицо не делают погоды. В общем и целом, общественное мнение Европы, истеблишмент и СМИ, контролируемые транснациональными финансовыми элитами, настроены преимущественно антироссийски.

Приведу пример. Казалось бы, недавно пришедшее к власти греческое руководство в лице лидера партии СИРИЗА Алексиса Ципраса провозгласило курс на сближение с Москвой. Но кредиторы из МВФ и Брюсселя легко заставили его проводить общую скоординированную линию в отношении России.

У некоторых российских экспертов были иллюзии относительно того, что мы можем как-то сыграть на противоречиях между Грецией и Брюсселем, но они быстро развеялись.

«СП»: — Потоки беженцев из зон конфликтов на Ближнем Востоке и в Северной Африке не могут стать «отрезвляющим душем» для старой Европы?

— Проблема мигрантов, конечно, высветила целый ряд слабостей во внешней политике Брюсселя. Но этот фактор не стоит преувеличивать. В Турции их насчитывается 1,7 млн. человек, свыше 1 млн. в Иордании, толпы в Ливане — и ничего.

«СП»: -В отличие от указанных стран для Европы эти люди представляют инокультурные элементы, к тому же цена их интеграция в общество всеобщего благосостояния намного выше…

— Думаю, «старушка Европа» «переваривала» и не такое «великое переселение народов». Пару-тройку миллионов человек раскидают по странам, выделят квоты. Основную массу примут Германия и Франция. Польша и страны Прибалтики поменьше. Другой вопрос, как эти люди инкорпорируются в европейское общество, примут ли они эту культуру и найдут ли своё место.

«СП»: — Какие же ещё потрясения должны произойти, чтобы европейские элиты стали более национально ориентированными?

— В Европе действует принцип «управляемой демократии» — каждый может говорить, что хочет, но решения принимают элиты, исходя из принципа евроатлантической солидарности. Это закрытая кастовая группа. Украина не нужна Европе со 40 млн. полунищих людей. Это чистая геополитика. Экономические соображения в отношении Украины со стороны Запада находятся на третьем месте (даже хвалёный чернозём). Это инструмент жёсткой экспансии против России и Китая, а также способ консолидировать европейские элиты под сенью «вашингтонского обкома». Не секрет, что отношения между РФ и Западом ухудшались с 2008 года (с российско-грузинской войны). Украина стала хорошим поводом для того, чтобы снова «ткнуть Россию в зубы».

«СП»: — После всего случившегося актуален вопрос о принципиальной возможности сотрудничества между Россией и Западом. О том, совпадают ли наши стратегические интересы как двух цивилизаций.

— Мы лишний раз убедились в том, что Россия не нужна Западу в качестве равноправного партнёра. Ему нужна управляемая Россия, которая бы делала то, что ей скажут. Типа Германии или Италии. Но наша страна не может вписаться в такую политическую конструкцию — у нас совершенно другая территория, этноконфессиональный состав, географические и материальные условия.

«СП»: — Тем не менее, визиты знаковых европейских политиков в Крым свидетельствуют о том, что «вода камень точит».

— Я думаю, что в конечном счёте Запад де-факто закроет глаза на воссоединение России с Крымом. Как это было в своё время с Прибалтикой, включение которой в состав СССР американцы и британцы не признавали вплоть до развала Советского Союза. Тем не менее, отношения развивались. Примерно такая же ситуация будет и с Крымом. Генеральная ассамблея ООН приняла резолюцию, осуждающую воссоединение Крыма с Россией. Плюс есть решение западных стран о санкциях в отношении Крыма. Развернуть эту юридическую машину обратно практически невозможно. Но всё же европейские политики — это прагматичные люди. Они прекрасно понимают, что сейчас на первый план выходит организация совместных действий против ИГ*. Это страшная болезнь мировой политики, и никто не знает, как с ней бороться.

«СП»: — Западу нужно участие РФ в разрешении ближневосточного кризиса? Или только в формате борьбы с ИГ и свержения Башара Асада?

— Судя по политике США, Россия им там не нужна. Госдеп считает, что справится и без нас, только бы не мешали своей поддержкой Асада.

«СП»: — В условиях отсутствия точек соприкосновения и, напротив, наличия сплошных линий конфронтаций, как справедливо отмечает наш МИД, санкции — это всерьёз и надолго. В такой ситуации имеет ли смысл идти на уступки в части трактовки Минских соглашений, что Запад воспринимает как нашу слабость?

— На мой взгляд, это неправильный подход. Мы должны понимать, что новая эскалация конфликта с Западом не за горами. Донбасс — это только часть общей проблемы, он не снимает основных противоречий в наших взаимоотношениях. Затем последует сирийский кризис, расширение НАТО. А украинское государство будет построено на жестко антироссийском идеологическом фундаменте. Иначе оно существовать не может. Это может быть либо антироссийски настроенное государство, либо его вообще не будет. А Западу другого и не надо.

Поэтому прогибаться по «Минску-2» и, тем более, сдавать Донбасс у нас нет никакого резона. Нужно жёстко стоять до последнего. Никаких санкций против нас не отменят, военная экспансия НАТО к нашим границам продолжится, формирования новой архитектуры европейской безопасности не будет. Конечно, Москва должна сделать всё, чтобы конфронтация не перешла в открытое военное противостояние. Это другой разговор. То, что у нас непростая экономическая ситуация в стране — это не аргумент, нужно менять порочную экономическую модель.

Если в сфере внешней политики власти учитывают национальные интересы, то в экономической области всё обстоит с точностью до наоборот. Ответ на вопрос, каким образом нейтрализовать внешние угрозы, лежит в плоскости внутренней экономической политики: нужно становиться сильнее, наращивать экономический потенциал. Если в стране правит не «офшорная аристократия», а национально ориентированная элита, мы выдержим любое внешнее давление. В отличие от ситуации, когда у власти находятся компрадорски настроенные элементы, для которых жёсткая внешнеполитические риторика это чисто имиджевый проект (с целью отвлечения общественного внимания от решения насущных проблем). Или способ с помощью уступок выторговать у Запада содействие в реализации личных коммерческих интересов. Такой подход обернётся трагедией для страны.

0

41

Америка поджигает мир и "уходит в себя"

0

42

Китай и Россия против однополярного мира. Новые центры силы
6 Марта, 2016

В последнее время в Южно-Китайском море напряженно: авианосцы, эсминцы и крейсеры США все ближе приближаются к нескольким китайским островам, которые вызывают споры о принадлежности. На эти острова претендуют также Вьетнам, Филиппины, Малайзия, Тайвань и Бруней.

США и Китай в Южно-Китайском море

США в этом конфликте как всегда отстаивают «демократию» и защищают «союзников». Причина и в том, что Штаты перенесли центр тяжести в своей военной доктрине в Азиатско-Тихоокеанский регион, полагая, что за этим регионом будущее.

В ответ на это Китай усиливает свое влияние — строит военные базы, осваивает территории, размещает истребители, радары и системы противовоздушной обороны. Это позволяет Китаю контролировать Малаккский пролив, через который проходит до 25% всего мирового товарооборота. Это важная международная транспортная и экономическая артерия мира. Кроме того, Пекин искусственно наращивает территорию островов, требуя по международному морскому праву соблюдения 12-мильной зоны национальных вод, и ежегодно увеличивает военный бюджет на 7-8%. Вашингтон в ответ на это утверждает, что международное право не распространяется на искусственно расширяемые территории и увеличивают военное присутствие в регионе.

США и Китай попеременно заявляют, что готовы к любому противостоянию с любой страной, если это будет противоречить их национальным интересам. При этом Штаты готовы встать на сторону Японию в гипотетическом японо-китайском конфликте за острова архипелага Сенкаку.

Однако важно учитывать, что Китай и США являются важнейшими торговыми, экономическими партнерами. Китай долгое время проводил политику, согласно которой Китай становился «мировой фабрикой». Но ситуация меняется. Китайская промышленность накопила достаточные производственные мощности и отошла от этого курса.

Новый курс Китая с 2013 года — превращение старой модели экономики в высокотехнологичную страну с передовой экономикой, поэтому влияние США на Китай уже не такое как раньше. Помимо этого Пекин отвечает на валютные интервенции доллара постоянной девальвацией юаня, что сильно бьет по доллару. Китай борется за мировую гегемонию, в то время как США пытаются отстаивать свое право менять свои бумажки — долговые обязательства — на труд миллионов людей. Если Китай разорвет экономические отношения со Штатами, то моментально возникнет альтернативная финансовая система с огромными людскими ресурсами и производственными мощностями без участия Запада, который потеряет свое влияние, рынки сбыта и источники сырья. США же просто не потянут противостояние с Россией и Китаем одновременно.

Россия и Китай

Китай на протяжении 15 лет заявляет о большой дружбе с Россией. И эта политика не меняется. Это стратегическое решение двух партнеров. При этом сотрудничество это торговое и экономическое, основанное на взаимном интересе. В военном плане Китай всегда предпочитает действовать в одиночку. Китай ведет со всеми странами политику экономического сближения и военного противостояния.

Позиция Китая для России выгодна — они оттягивают часть ресурсов и сил Америки на себя, а американцам все труднее уследить за всем миром. Китай также перетягивает на свою орбиту влияния часть стран Юго-Восточной Азии, которые также противостоят гегемонии Белого дома. Жесткая военная позиция китайцев также служить сигналом, что они не прочь согласится на уступки других стран, например, войти в Транстихоокеанское партнерство.

Россия — единственная страна в мире, которая поставляет Китаю самые современные военные технологии, особенно в части авиации и крылатых ракет. Наши страны подписали договор о дружбе, в котором учтена возможность консультацией в случае угрозы одной из стран. Такая динамичная и напористая политика Китая возникла в последние годы, когда китайцы увидели, что Россия, имея экономические проблемы, вполне успешно противостоит американским вызовам на Украине и в Сирии.

Многополярный мир

Ни для кого не секрет, что сейчас полным ходом идет перераспределение сил в мире. Западный мир как ядро мирового порядка теряет свое значение, растет значение периферии и региональных центров силы, независимых от Запада. США уже не могут доминировать во всем мире: конфронтация в одном регионе отнимает у них силы, необходимые для удержания своего влияния в другом регионе. 

Китай в этом смысле очень мудро воспользовался конфронтацией России и Запада, однако он играет нам на руку. Это тактически полезный союз. Америка же переключилась на Украину, Сирию, Турцию, Прибалтику. США же могут вступать в войну только в условиях, если они ее выиграют, иначе их статус «сверхдержавы» рухнет как карточный домик. Так, американцы умерили свой пыл в Сирии после того, как туда пришла Россия.

После распада Советского Союза у США возникла иллюзия доминирования и превосходства в мире. И эти иллюзии очень опасны. Они могут привести к большой войне, хотя ресурсов для такой войны нет ни у одной страны. Пострадают все. Поэтому страны должны любыми способами доносить до Вашингтона, что есть регионы и места, где их никто не ждет и никто их туда не звал.

Полицентрическая модель мира предлагает не диктат гегемона, а сеть тактических союзов разных стран, основанных на общих интересах. Это более динамичная и подвижная модель, система баланса, которая никому не дает «контрольный пакет акций» в делах нашего мира. А это в свою очередь свяжет руки всем и позволит оберегать мир от разных угроз.

0

43

Александр Зиновьев - Постсоветизм

0

44

Новороссия или Балтийско-Черноморский Союз?

http://cont.ws/uploads/pic/2016/1/143%20%282%29.jpg
Украина, как страна, распадается на части. Юг и восток тяготеет к Русскому миру, западные области – к Европе. Далеко не всех устраивает такой передел страны. О действиях протурецких сил на юге Украины написано предостаточно. Но как-то обделили вниманием других желающих прихватить земли умирающей страны.

В Польше сильны настроения по возрождению Речи Посполитой, с прямыми высказываниями первых лиц страны по этой теме. В 90-х, при развале СССР, Украине пытались навязать определенный геополитический проект, Балтийско-Черноморский Союз, из стран Балтии. Польши и Украины. Но в то время и о Евросоюзе мало кто помышлял. Поэтому проект не прижился и был спрятан под сукно. После гос.переворота на Украине, точнее после самоопределения Крыма и Донбасса, идеи Балтийско-Черноморского Союза стали опять востребованы. Ведь если Новороссия состоится как федерация (или территория) с пророссийским вектором, Польша останется только со Львовом. Без выхода к Черному морю.

Польша и Прибалтика дипломатически во всем поддерживают киевскую хунту. Польские и прибалтийские наемники – явление распространенное в военных формированиях Украины на Донбассе. Все эти люди – идейные приверженцы Балтийско-Черноморского Союза, или Унии, как они сами иногда называют этот проект.

Если Турция, с идеей Великого Турана, пошла на прямую конфронтацию с Россией, то европейцы работают тихо и незаметно. Своими излюбленными иезуитскими методами.

Жителям юга Украины сегодня намного легче получить рабочую визу в Польшу, чем галитчанину. При полном соц.пакете, одесситам и николаевцам дают работу наравне с поляками, снимают достойный особняк на бригаду, со всеми бытовыми приборами, сауной, джакузи и т.д. Строительные вагончики и общаги с хохлами и таджиками в России не попадают ни в какое сравнение. Поляки ненавязчиво предлагают свое видение исторических процессов, современной политики и понимания европейской цивилизации, как таковой. Интересные познания, как для рядового поляка, обладателя примитивной рабочей профессии, не так ли? Причем украинцев, не склонных к эрудиции, технично выживают из таких сообществ, в агросектор или рыбозаводы.

Что б там ни было, несостоявшийся новоросс через год приезжает с заработков убежденным западником. Поляки промывают мозги определенному контингенту из заробитчан и собирают критическую массу своих приверженцев на юге Украины. А значит, после смерти Украины будут большие споры среди тех, кто хочет претендовать на наследство.

Степан Проценко

0

45

Горячее лето-2016! Планета прямиком катится к Третьей мировой?
Историк Андрей Фурсов о скрытых шифрах эпохи

Мир этим летом точно влетел в зону турбулентности. Вот лишь самые громкие события. Брексит в Англии, грозящий развалом всего Евросоюза; варшавский саммит НАТО, фактически объявивший России холодную войну; попытка госпереворота в Турции с 18 тысячами задержанных, включая больше сотни генералов; препоны российским спортсменам участвовать в летней Олимпиаде в Рио; череда чудовищных июльских терактов в Германии, Франции, Японии, Ираке, Афганистане, Сирии; странные антиполицейские заварушки в тихих вроде Казахстане и Армении; убийство в Киеве журналиста Шеремета…

ЛЕРМОНТОВ КОЗНИ СТРОИТ?

Может, действительно, Михаил Юрьевич в этих катаклизмах виноват, как твердят оккультисты, астрологи? 27 июля исполнилось 175 лет трагической гибели поэта. А в юбилеи Лермонтова всегда случается что-то жуткое, заметила еще Анна Ахматова, большая любительница мистики. В столетие рождения, 1914 г. - Первая мировая, на 125-летие (1939 г.) - Вторая мировая, столетие смерти - Великая Отечественная! На 150-летие (1964 г.) - свергли Хрущева, лидера соцлагеря, грозившего Америке ботинком и ядерными ракетами. 150-летие смерти (1991 г) – ГКЧП, отставка Горбачева, развал СССР, победа США в «холодной войне». 200-летие (2014 г) - госпереворот в Киеве, «Крымнаш», война в Донбассе, введение антироссийских санкций, начало острого противостояния России и Запада.…

И вот новый виток напряженности в очередной юбилей смерти поэта. Не обернется ли он Третьей мировой? Между прочим, Первая началась 28 июля, Вторая – 1 сентября. Уж не говорю про августовский ГКЧП, тоже связанный с Лермонтовым. Мы только что вошли в этот черный временной промежуток.

- Михаил Юрьевич Лермонтов здесь абсолютно ни при чем, - категорично заявляет известный историк, директор Центра русских исследований Московского гуманитарного университета Андрей Фурсов. – Ответы надо искать не на небесах, а на грешной земле.

ЕСЛИ ЗАВТРА ВОЙНА…

- Так давайте поищем, Андрей Ильич! Грозит ли России Третья мировая? Слишком много ее признаков ныне.

- Действительно, предвоенную ситуацию напоминает оголтелая и разнузданная русофобская кампания на Западе. Она идет по всем фронтам, включая экономические санкции, ужесточение риторики руководителей НАТО, «допинговую атаку» на российских спортсменов-олимпийцев. Такие кампании обычно ведутся для того, чтобы убедить своего же обывателя в оправданности нанесения удара по некоему «исчадию зла». Вот такого изгоя, «плохого парня» и пытаются определенные круги на Западе информационно слепить из РФ. Аналогичным образом британцы, готовя Крымскую войну 1853—1856 гг., уже с 1830-х запустили проект «русофобия». И убедили европейцев в необходимости удара по России. По нам тогда ударила коалиция Британской, Французской, Османской империй и Сардинского королевства.

- Значит, снова война не сегодня-завтра?

- Сейчас ситуация иная. У нас есть наследие Сталина и Берия – ядерное оружие. Так что открыто воевать против нас сам Запад едва ли рискнет, по крайней мере, пока. А вот создавать проблемы по периметру, используя в качестве плацдарма Польшу, «прибалтийских карликов» или нацистскую Украину, может. Стратегия управляемого хаоса.

- Как в «арабской весне»?

- По методике действий – да. По объекту – нет. Россия – не арабское государство и даже не их сумма. Как недавно спел Александр Маршал в замечательной песне, обращаясь к американцам: «Россия – не Вьетнам и не Босния!»

Сегодня приоритет США - хаотизация Европы. Американская верхушка этого почти не скрывает.

ИГРЫ ЗАПАДНЫХ «ПРЕСТОЛОВ»

- Но ведь Европа – ближайший союзник Вашингтона! По НАТО, антироссийским санкциям.

- Одна из целей русофобской кампании – как раз крепче пристегнуть Евросоюз к Вашингтону, сделать его более управляемым, обострив отношения европейцев с Россией.

- Заинтриговали.

- Хаотизация происходит на наших глазах. Это миллионы беженцев, вдруг хлынувших в Европу из охваченных «арабской весной» стран, разбомбленной Ливии, измученной ИГИЛом и «умеренными» террористическими организациями Сирии, соседних государств Востока и Африки. Так что «арабскую весну» американцыустроили не случайно. Знали, куда метили. Но дестабилизация Европы посредством операции «миграционный кризис» – часть значительно более масштабной, по сути глобальной игры, битвы западных «престолов» за будущее.

- Откройте тайну!

- Тайн нет. Все секреты на поверхности. Чтобы поддержать свою экономику без широкомасштабной войны, англосаксонскому «престолу» - США - надо «съесть» несколько экономик Юго-Восточной Азии. Для этого они придумали ТТП - Транстихоокеанское партнёрство. Торговое соглашение между 12-ю странами Азиатско-Тихоокеанского региона. США, Австралия, Канада, Мексика, Малайзия, Вьетнам, Чили, Япония и т.д. Оно уже подписано 4 февраля 2016 г. На очереди - Индонезия, Таиланд, Тайвань, Филиппины, Южная Корея. Но это лишь экзотическая закуска.

Главное блюдо - Евросоюз. Для него американцы приготовили свою удавку - ТТИП. Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнерство. Крупнейшую в мире зону свободной торговли между Евросоюзом и США. С ее помощью они хотят сделать с ЕС то же самое, что Западная Европа сотворила с Восточной после падения берлинской стены. Короче говоря, западноевропейская экономика – основа Евросоюза - будет съедена. Ведь, судя по документам, обе зоны – ТТП и ТТИП - должны дать полную свободу американским транснациональным корпорациям. Пойдет десуверенизация целого ряда государств.

Такая перспектива, разумеется, не приводит в восторг западноевропейский «престол».

- Не слышал о таком!

- В него входят британская королевская семья Виндзоров, условные Ротшильды как топменеджеры полутора десятка крупнейших финансово-промышленных семей, гвельфские по происхождению аристократические семьи Северной Италии и Южной Германии, Ватикан. Конечно, среди самих этих «престолов» есть свои противоречия. Но перед лицом общей опасности они вместе противодействуют созданию Трансатлантической зоны. Поэтому переговоры о ТТИП идут сложно, подписание договора затягивается, к большому неудовольствию Обамы. Противодействие полной трансатлантизации в Европебудет нарастать. Ну, а в ответ – очень хочется ошибиться, – скорее всего, будут греметь взрывы.

Сложилась любопытная ситуация. Чтобы «всосать» Европу в Трансатлантику, англосаксонскому «престолу» нужен Евросоюз, но ослабленный. Так легче договориться с его руководством в Брюсселе. А западноевропейскому «престолу», чтобы сорвать планы соперника, нужно Евросоюз разрушить. Ведь с каждым из почти тридцати государств американцам будет труднее договариваться. Но даже в случае успеха времени на оформление Зоны уйдет больше. Таким образом, оба «престола» двигают Евросоюз в направлении ослабления. Только один хочет где-то остановиться, а другой – дойти до конца. Поэтому миграционный кризис устраивает и тех и других. Важно, когда последует команда: «Кондуктор, нажми на тормоза».

- Брексит – тоже игра «престолов»? Но ведь сам Обама публично выступал против!

- О политиках надо судить не по словам, а по делам.

Правда, Брексит - более сложный и долгоиграющий маневр. Здесь цель не только ослабление Евросоюза. Выйдя из ЕС, господствующий класс Великобритании развязывает себе руки. Во-первых, теперь он может, как прежде, вступать с США в двусторонние отношения. Во-вторых, значительно свободнее, чем раньше, может участвовать в проектах Китая. В-третьих, избавление от евросоюзовских вериг поможет активнее развивать свою невидимую финансовую империю, которую начинал строить-восстанавливать выдающийся британский государственный деятель лорд Маунтбэттен в 1970-е годы.

Так вот, возвращаясь к терактам. После Брексита в Евросоюзе явно усилится роль Германии и Франции. И сразу же именно в этих странах – совпадение? – прокатилась волна террора.

КТО ПОСЕЯЛ ИСЛАМИСТСКИЙ ВЕТЕР

- Ну, это ИГИЛ наследил. При чем здесь игра «престолов»?

- С ИГИЛ тоже не все так просто.

Исламизм возник ещё в 20–30-е годы прошлого века и впоследствии развивался как реакция на неспособность светских арабских режимов решить проблему экономического развития и минимальной социальной справедливости. Почти с самого начала с ним работала британская разведка МИ-6, с 50-х годов подключились ЦРУ и Моссад. В 1979 году грянула исламская революция в Иране, Тегеран стал очагом притяжения радикального ислама.

Однако материально-техническую базу для глобального расширения явления, которое потом поименовали «международным исламским терроризмом», обеспечили именно США. Это их «заслуга».

- Каким образом?

- Как заметил в «Зоне заражения» Александр Афанасьев (пользуясь случаем, рекомендую читателям «КП» этот и другие романы замечательного автора), до ввода советских войск в Афганистан СССР и США вели свое противостояние в Третьем мире, будь то Азия, Африка или Латинская Америка, предлагая альтернативные проекты создания современного общества – социалистический и капиталистический.Но речь шла именно о современных проектах.В Афганистане же терпящие неудачу США сделали ставку на силы архаического мира, на силы прошлого.

- Горные племена, бородатые моджахеды…

- И выпустили джинна из бутылки.После окончания афганской войны окрепшие исламисты распространились по всему Ближнему Востоку. И начали кусать своего хозяина.

- Бен Ладен из друга стал «Террористом номер 1» в мире по версии США.

- Потом ход по утилизации религиозного фундаментализма в светских целях повторили офицеры партии «БААС», жаждавшие мести после разгрома американцами режима Саддама Хусейна. Эти совершенно светские люди тоже решили оседлать исламистскую волну. Так возникло запрещённое в России «Исламское государство».

- Которое до захвата Багдада американцами было всего лишь хилым филиалом бен-ладеновской «Аль-Каиды» в Ираке.

- Очень важно, что бывший английский премьер-министр Тони Блэр признал вину англосаксов за возникновение этой организации.

Повторяю, именно США своими действиями в Афганистане в 80-х годах дали мощный толчок грозной и дикой силе ХХI века – исламизму.

Другое дело, что уже в начале века они получили отдачу – бумеранг вернулся и больно ударил охотника. Произошло то, что предсказал американский аналитик Ч. Джонсон в своей знаменитой книге «Blowback» («Отдача»).

Вот эту «отдачу» США и попытались использовать в своих интересах, определив её как «международный терроризм».

Обратите внимание: ни итальянские «Красные бригады», ни немецкую «Фракцию Красной армии», ни другие аналогичные боевые группировки конца ХХ века «международным терроризмом» не называли. Термин появился после провокации «11 сентября», когда американцам понадобилось ее на кого-то повесить. Понятно, имеющим «международное значение» может быть только то, что задевает интересы Америки или направлено против нее. Плюс с окончанием Холодной войны, крахом прежнего врага – СССР, требовалось изобрести и сконструировать нового противника США и Запада – как зло, противостоящее североатлантическому «добру». Международный терроризм и назначили на роль этого «зла». Но без идейной окраски он был слишком жидковат для противостояния Западу. Поэтому его зацепили за ислам. Образ «зла» сразу стал выглядеть очень мощно, грандиозно, привлекательно. Как же, целая мировая религия, массив народов! Именно то, что и требовалось США, их сателлитам.

- Как в Холодную войну – целая мировая идеология, коммунистическая, массив социалистических стран. Перед лицом новой «опасности» можно входить в Афганистан, Ирак, устраивать «арабскую весну»!

- Хотя очевидно, что большая часть исламской доктрины никакого отношения к терроризму не имеет.

К концу XX века подоспел новый глобальный передел мира, позволив «международным террористам» все чаще выходить из-под контроля своих кураторов и вступать с ними в сложные отношения борьбы и сотрудничества.

- Это как?

- Ясно, что крупные политики, тот же Обама, не имеют контактов с международными террористами. Для этого есть спецслужбы. ЦРУ, МИ-6, Моссад и другие. Они обслуживают государства, транснациональные корпорации ядра капсистемы, закрытые наднациональные группы мирового согласования и управления. И в значительной степени также контролируют террористические организации. Или даже создают, а затем направляют их деятельность. Впрочем, порой собака приходит в бешенство и кусает хозяина, но это уже другой вопрос. Как минимум, эти организации инфильтрированы агентурой спецслужб Запада.

А если говорить конкретно об исламистах, то их интересы совпадают с интересами транснациональных компаний, у них один и тот же враг – светское национальное государство. Не случайно автор бестселлеров «Доллары террора» и «Кулисы террора» Р. Лабевьер, бывший главный редактор французского «RadioFrance Internationale», назвал исламистов «цепными псами глобализации по-американски». Кстати, для хорошо информированной высококлассной мировой журналистики не секрет, что 90% мирового наркотрафика так или иначе контролируют три крупнейшие спецслужбы Запада: ЦРУ, МИ-6, Моссад, а 10% приходятся на криминальные и международные террористические структуры, пронизанные агентурой спецслужб. Это не случайно. 50% банков в мире кредитуют наркотрафик – быстрые, «живые» деньги, ликвидность, без которой эти банки не смогли бы нормально функционировать и, скорее всего, разорились бы. Так что и здесь интересы спецслужб и террористов совпадают.

Нужно различать два вида терактов. Те, за которыми совершенно очевидно торчат уши спецслужб. Как в Ницце, где нападение было приурочено к 14 июля, национальному празднику французов - Дню взятия Бастилии. Рядовой араб-неудачник такого не придумает. И носящие характер «немотивированных индивидуальных вспышек насилия». Вроде «афганского лесоруба», порубившего людей в поезде.

- Или «мюнхенского стрелка», «сирийца с мачете»…

- Впрочем, есть такая вещь, как наведённая психическая эпидемия. Эти вспышки насилия имеют также отношение к росту социальной напряжённости в Западной Европе, которая становится очень и очень небезопасным местом.

Череда террористических актов и вспышек насилия в июле убеждает немцев и французов, что их правительства не контролируют ситуацию. Что, помимо прочего, чувствительно бьет по определённой части европейской элиты, по той же Меркель, Олланду, лидерам Евросоюза. Играет на дальнейшее ослабление ЕС. Это не случайно.

И пока идёт тайная война за ЕС между двумя группировками западной элиты, двумя «престолами» – теракты в Европе будут, увы, продолжаться. Особенно в Западной. Ведь «международный терроризм» - средство управления мировыми процессами после окончания холодной войны. Кроме того, во всём мире, в Африке, Азии, Ближнем Востоке, будет расти число зон, не контролируемых государством, в которых транснациональные корпорации очень хорошо находят общий язык с различными радикалами, теми же исламистами. Ибо вместе они бьют национальное государство, прежде всего, светское.

- Ну, а нам как быть?

- России тоже отведено место в очереди на хаотизацию. Об этом откровенно сказал организатор и первый директор «теневого ЦРУ» - частной американской разведывательно-аналитической компании «Стратфор» Джордж Фридман. Вывод простой: хочешь мира – готовься к войне.

(Продолжение следует.)

ИЗ ДОСЬЕ «КП»

Андрей Ильич Фурсов, 65 лет. Директор Центра русских исследований Московского гуманитарного университета; директор Института системно-стратегического анализа. Академик International Academy of Sciеnce (Инсбрук, Австрия).

0

46

Россия поставила мат США на Ближнем Востоке

Американские аналитики признали эффективность нашей дипломатии в регионе

Россия имеет преимущество перед Соединенными Штатами на Ближнем Востоке, что не может не вызывать обеспокоенности Вашингтона. Об этом пишет американский журнал The National Interest. По мнению автора публикации, успех российской дипломатии связан не столько с применением военной силы, сколько с умением выстраивать коалиции.

Журнал пишет, что Россия идет на контакты со всеми, не взирая на прошлые разногласия. Так она налаживает контакты с Израилем, Ираном, Турцией. При этом издание замечает, что использование иранского аэродрома российскими ВКС не приведет к созданию военного альянса.

Во многом с The National Interest нельзя не согласиться. Американцы действительно часто рассчитывают на грубую силу, шантаж и несбыточные обещания. Понятно, что это мало нравится другим государствам. И если они становятся партнерами Вашингтона, то скорее от страха, нежели исходя из собственных интересов. К тому же политика США постоянно меняется, и даже самый ярый сторонник американской демократии в другой стране не может быть уверен, что завтра его не объявят диктатором.

Россия, наоборот, всегда ведет последовательную политику. Во внутренние дела других стран не лезет, а сотрудничество предлагает на взаимовыгодной основе.

В то же время нельзя не отметить, что Соединенные Штаты сегодня держат практически весь Ближний Восток, а влияние России распространяется лишь на Сирию. Но, видимо, американцы так устроены, что любую чужую активность воспринимают как вызов, а целью ставят безграничное владычество на земном шаре.

— Россия действительно вернулась на Ближний Восток, — говорит старший научный сотрудник Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН Борис Долгов.

— В советское время Ближний Восток считался союзником нашей страны. Сейчас, понятно, другая ситуация. Но Россия вернулась в регион. Если говорить о союзниках, то это Сирия — союзник традиционный.

Но сложно говорить, что Россия обыгрывает Соединенные Штаты. У нашей страны, безусловно, есть свои интересы на Ближнем Востоке. Прежде всего, это касается сирийского конфликта. Мы налаживаем отношения с Турцией, которая традиционно нашим союзником не была. Нормальные отношения у нас с Ираном, оттуда наши ВКС бомбят террористов в Сирии.

Но нельзя согласиться с американским изданием, что мы налаживаем контакты со всеми, не взирая ни на что. У России есть своя направленность.

Пока мы не видим, что опережаем Америку. Даже в Сирии. Главное, что Россия вернулась на Ближний Восток и действует там активно.

— Вообще, есть ли у нас цель переиграть США?

— Как таковой этой цели нет. Мы не стараемся переиграть США и Запад. Политика и геополитика предполагают достижение каких-то конкретных целей. Любая великая держава действует, исходя из интересов. У России сейчас есть свои геополитические интересы на Ближнем Востоке. При этом мы не хотим показать, что сильнее и активнее кого-то.

Но в нашей политике на Ближнем Востоке есть свои сложности. Прежде всего, это интересы нашего бизнеса. Не всегда он действует на внешнюю политику продуктивно. Но с этой проблемой сталкиваются и другие страны.

— Какие цели ставит Россия на Ближнем Востоке?

— Мы боремся с распространением «Исламского государства» *, которое представляет угрозу для нашей национальной безопасности. Тысячи человек с постсоветского пространства сегодня находятся в рядах радикалов. В случае их возвращения ничего хорошего не будет. Интерес России — подавить ИГИЛ, не дать ему возможности продвигаться в регионы Центральной Азии и Северного Кавказа.

Сегодня Сирию, Ирак и Иран можно назвать союзниками в противостоянии радикальным исламистам. Сложилась «ось», которая защищает дальние рубежи России. Поэтому важное направление — взаимодействие с этими государствами.

Есть, конечно, экономические интересы. Они связаны, прежде всего, с Турцией и Ираном. Это важно для экономической составляющей внешней политики России.

— Сегодня любую публикацию надо рассматривать с точки зрения ведения информационной войны. На Россию пытаются давить. Одновременно идет воздействие на американскую читающую публику.

Папилломы и бородавки исчезнут уже через 6 дней! Возьми 150 гр обычного...

Путин поставил на место Европу. Журналисты еле-еле сдержали смех

Врачи Украины советуют лечить папилломы дома. Лучшее средство...
Соединенные Штаты считают себя самой сильной и самой демократичной страной на планете, об этом неоднократно говорили американские политики. И США не столько предлагают, сколько навязывают всем свои ценности и свою политику. Американцы действуют в своих интересах. Статья в The National Interest имеет двойное предназначение.

— Нельзя сказать, что мы переигрываем Соединенные Штаты, мы просто отстаиваем свои интересы, — считает эксперт Института Ближнего Востока Сергей Серёгичев.

— Американцы тоже имеют дело со всеми, даже с радикальными исламистами. Если брать некий «счёт», то у нас пока ничья. Где-то мы впереди, а где-то американцы нас опережают.

Вообще, ситуация на Ближнем Востоке меняется постоянно. Сегодня кажется, что ты победитель, а завтра в проигрыше, послезавтра понимаешь неоднозначность ситуации, а потом опять в выигрыше. Поэтому нельзя однозначно говорить, кто кого переигрывает.

Если смотреть на вещи глобально, то мы видим, что конфликт в Сирии продолжается, конфликт в Палестине продолжается. Сложно говорить, кто выиграл и проиграл. Пока мы довольно успешно ведем политику на Ближнем Востоке.

Но есть свои нюансы. Скажем, есть опасность втягивания нас в сирийский конфликт с участием крупных военных формирований. Для небольшого контингента мы уже несем большие потери. И мы не можем переломить эту ситуацию. Мы бьем боевиков, но будущее непредсказуемо. Не факт, что если освободят Алеппо, то мы сможем вернуть Сирию в состояние, в котором она была до войны. Это будет другая Сирия. И есть опасность, что страна будет фрагментирована, одни регионы будут нас поддерживать, а другие — люто ненавидеть. И так на всём Ближнем Востоке.

Наша дипломатия в принципе не мыслит категориями «проиграл» и «выиграл». Есть конкретные задачи и цели. Есть цели на длительную перспективу. Главная наша задача — обеспечить национальную безопасность, не допустить, чтобы террористы из Сирии поехали потом к нам. И ради этой задачи мы идем на контакты с кем угодно, это факт. Но это не наше ноу-хау.

У нашей внешней политики хороший пиар. Мы подаем россиянину, что всё хорошо, а проблем будто не замечаем. С другой стороны, оно, может, и к лучшему.

Хотя есть и другие мнения. Что дружба с Ираном может обернуться и против нас. Но в политике нет друзей и врагов, есть только партнеры и конкуренты, и они постоянно меняются местами.

— Можно ли в принципе строить долгосрочную стратегию на Ближнем Востоке?

— Можно. Просто надо исходить из принципа национальной безопасности. Наша политика на Ближнем Востоке должна быть подчинена этому, даже экономическая выгода уходит на второй план. Другое дело, что регион преподносит сюрпризы. Скажем, случилась «Арабская весна», которую никто предсказать не мог.

Сложно угадать, что будет в регионе завтра. Можно пытаться привлечь союзников, чтобы в крайнем случае привлечь их. Но стоит учитывать, что союзники могут переметнуться на другую сторону. Те же сирийцы, на самом деле, неплохо ладят с Соединенными Штатами, раньше вообще отношения были хорошими. Иран метит в региональные лидеры, и ему всё равно, с кем иметь дело. Он будет у кого угодно закупать оружие, лишь бы оно было качественным и недорогим. Кстати, иранцы больше дружат с китайцами, чем с нами.

Ближневосточная политика крайне турбулентна, ее трудно предсказать. Дипломаты больше заняты тактическими задачами, нежели стратегическими. Мало кто думает, как решить принципиально конфликт в Палестине или решить проблему нехватки воды при растущем населении.

Поэтому можно сказать, что наша дипломатия более-менее справляется. Но всё может поменяться очень быстро. Российская политика хороша тем, что она выверена. Она не меняется в секунду как американская. К тому же политика США зависит от президента, Конгресса, которые между собой не ладят. Есть еще политика Пентагона, политика ЦРУ. У нас всё от одного источника, внешняя политика монолитная.

Я бы не стал говорить о том, чья политика эффективнее. Мы решаем свои задачи, а американцы — свои. У нас тоже немало проблем. Неизвестно, сколько протянется конфликт в Сирии. Неясно, как нам вести себя с курдами. Дамаск говорит, что следующая война будет с ними. На чьей стороне быть Москве? Это сложный вопрос.

Пока мы справляемся с задачами. Но есть и к чему стремиться. Было бы хорошо, чтобы на Ближнем Востоке все проблемы решались словом, а не оружием. Но это пока утопия.

0

47

Очень любопытная статья

0

48

В понедельник, 12 декабря, бывший премьер-министр Португалии Антониу Гутерриш был приведен к присяге в качестве генерального секретаря Организации Объединенных Наций, став девятым главой этой организации.

В ходе торжественного заседания Гутерриш дал клятву служить интересам организации, а не отдельных стран.

Во время принесения присяги Гутерришем на трибуне ООН находились действующий генсек Пан Ги Муе, постоянные представители государств - членов Совета Безопасности ООН.

После присяги Гутерриш выступил с речью, в которой обозначил три своих "стратегических приоритета" на посту генсекретаря: мир между народами, устойчивое развитие и внутренние реформы в организации.

По мнению нового генсека, главной проблемой международного сообщества является неспособность предотвращать конфликты. Он отметил, что конфликты последнего времени стали более сложными и взаимосвязанными. Они сопровождаются нарушением прав человека и международного гуманитарного права. Люди вынуждены покидать свои дома, в перед человечество возникла новая угроза глобального терроризма.

В новую должность Анониу Гутерриш вступит 1 января 2017 года

0

49

Большой Ближний Восток — 2016: под знаком испытаний
26 декабря 2016

Ближний Восток завершает год с двойственными ощущениями. Ключевые страны региона в целом продемонстрировали внутреннюю устойчивость и сохраняющийся потенциал реагирования на внешние вызовы. Революций, смены режимов, других системных изменений на ближневосточном политическом ландшафте отмечено не было. Множество линий раскола региона, прежде всего, секторального характера, между суннитским и шиитским полюсами силы, не переросли в региональные войны. Между тем, на теле Ближнего Востока остаётся множество геополитических ран, которые не вселяют надежду в быстро достижимое умиротворение региона.

Основная проблема на пространстве от средиземноморского побережья Северной Африки до границ Афганистана и Пакистана остаётся неизменной. Это фундаментальный дефицит состоявшихся государств на политической карте Большого Ближнего Востока, от которого производна охватившая его трансграничная угроза терроризма. Бич региона в лице террористической организации ДАИШ («Исламское государство», ИГ, ИГИЛ) не процветал, но и не был разгромлен объединёнными усилиями стран. Напротив, под занавес года джихадистский «халифат» показал новый оскал, предприняв ряд успешных вылазок на иракском и сирийском контртеррористических фронтах.

Proxy War Саудовской Аравии с Ираном

В начале года произошло резкое обострение отношений между Саудовской Аравией и Ираном. Власти крупнейшей арабской монархии казнили известного шиитского богослова, после чего толпа в Тегеране и Мешхеде разгромила соответственно посольство и консульство Королевства в Исламской Республике. Ответом саудовской стороны стал отзыв своего посла из ИРИ. В ситуации разрыва дипломатических отношений две страны пребывают до сих пор. Хотя к концу года между ними наметилась определённая оттепель. Осенью удалось выйти на политический консенсус в Ливане, где президентом был избран проиранский государственный деятель Мишель Аун, а премьер-министром — выдвиженец саудовцев Саад Харири. Затем Иран и Саудовская Аравия, при посредничестве России, смогли согласовать казавшиеся недостижимыми договорённости в рамках нефтяной сделки ОПЕК и не входящих в картель государств.

Тренд отхода двух системообразующих полюсов силы в регионе — суннитского и шиитского — от опасной черты прямой конфронтации налицо. Но их продолжает разделять целый ряд факторов опосредованного соперничества практически во всех «горячих точках» региона. В наиболее выраженной форме это проявилось через внутренний конфликт в Йемене. Здесь ведомая Саудовской Аравией коалиция арабских стран Персидского залива возобновила активные боевые действия против поддерживаемых Ираном повстанцев-хуситов. В Сирии и Ираке у Тегерана и Эр-Рияда также множество причин продолжить фронтальное геополитическое противостояние, за которым закрепилось название «proxy war» («опосредованная война»).

Недуги Королевства

Саудовская Аравия завершает год с целым комплексом углубившихся за прошедшие 12 месяцев проблем. Затянувшийся период дешёвой нефти основательно подорвал былое социально-экономическое благополучие Королевства, заставив правящую семью идти на нетрадиционные меры. В апреле была презентована программа «саудовской перестройки» Vision-2030 («Видение-2030»), успешная реализация которой на практике вызывает большие сомнения.

Внутри Королевства нарастали признаки социального бунта, на внешнем периметре династии Аль-Сауд также пришлось держать удар, причём с совершенно неожиданных направлений. Американский союзник преподнёс саудовцам неприятный сюрприз в виде принятия Конгрессом США закона «Правосудие против спонсоров терроризма» (1). Реакция на него Эр-Рияда была крайне негативной, тем более, когда Тегерану из Вашингтона стали поступать отчётливые сигналы к восстановлению отношений.

Удачный год Ирана

В январе с Ирана были сняты наиболее болезненные для его экономики международные и односторонние санкции. Тегеран восстановился в Международной межбанковской системе передачи информации и совершения платежей (SWIFT), вышел из нефтяного эмбарго со стороны Запада и даже стал подписывать объёмные по стоимости и технологическому наполнению контракты с США и странами ЕС. Между тем, вместе с контрактами с такими корпорациями, как Total, Airbus, Shell, Boeing и другими, иранцы тоже не избежали неприятных «подарков» от западных держав. Зачинщиками появления у Тегерана новых подозрений, как и в случае с Эр-Риядом, стали американские конгрессмены. С их «лёгкой руки», введённые впервые в 1996 году санкции США против Ирана, были в декабре продлены на очередной 10-летний срок.

Дополнительные поводы опасаться резких поворотов в ближневосточной политиике США у Ирана, как, впрочем, и у Саудовской Аравии, возникли с избранием президентом Дональда Трампа. Новый американский лидер успел заявить, что от саудовцев, у которых «нет ничего, кроме денег», будет затребовано самое активное финансовое участие в политических проектах США в регионе. Ирану же Трамп прямо высказал своё несогласие с «позорной для Америки ядерной сделкой» (Совместный всеобъемлющий план действий, соглашение по ядерной программе Тегерана, подписанное 14 июля 2015 года), и предупредил, что запустит в Конгрессе процесс её пересмотра.

И всё же 2016 год можно оценить однозначно удачным для Ирана, в том числе и на «контрасте» с Саудовской Аравией. Шиитская держава заставила своих врагов ещё больше считаться с собой в Сирии, Ираке, Йемене, Афганистане. Что касается укрепления Тегераном отношений с партнёрами, традиционными и потенциальными, то и здесь есть свои подвижки. Взять хотя бы крупнейшую арабскую республику — Египет, у которой в этом году рельефно проявились лимиты слишком близкого сближения с геополитическими противниками Ирана.

Разочарование Египта

Египет встретил год на ожиданиях получения ещё больших «бонусов» от тесных уз сотрудничества с арабскими монархиями Залива. Однако завершает его с совершенно иными ощущениями. Обмен визитами с Саудовской Аравией на самом высоком политическом уровне, заключённые по их итогам миллиардные кредитные соглашения и нефтяные контракты, обернулись для Египта серьёзными разочарованиями. Каир согласился уступить Эр-Рияду суверенитет над двумя островами в Красном море, получив затем у себя дома бурный гражданский протест, чуть было не обернувшийся новой египетской революцией. Арабская республика заключила с аравийским Королевством 23-миллиардный контракт на поставку нефти и нефтепродуктов, но, по прошествии нескольких месяцев, столкнулась с ещё одним ударом по своему суверенитету. Саудовцы потребовали от египтян беспрекословного подключения к «общеарабским инициативам» по Сирии. Каир ответил отказом, наглядной иллюстрацией которого стало его голосование в Совете Безопасности ООН в начале октября за российский проект сирийской резолюции.

Теперь настало время уже саудовцам принимать меры воздействия на «строптивого» североафриканского партнёра. Последовала сначала приостановка, а затем и вовсе «замораживание» поставок нефти и продуктов её переработки из Саудовской Аравии в Египет. Как результат, последнему пришлось искать новых поставщиков топлива на свой рынок, обратив взор и на Иран.
Египет сохранил приверженность многовекторному внешнеполитическому курсу с опорой на проверенных партнёров. К их числу для Каира, безусловно, относится Москва, хотя и в российско-египетских отношениях пока остаётся нереализованным военно-политический и экономический потенциал. Египет провёл с Россией в октябре беспрецедентные военные учения «Защитники дружбы-2016», заключил крупнейшее за всю современную историю двусторонних экономических связей соглашение по постройке четырёх энергоблоков АЭС с суммарной мощностью 4800 МВт. Но на 2017-й переносится то, что планировалось реализовать уже в этом году. Финальный контракт по возведению «Росатомом» первой египетской АЭС до сих пор не подписан. Прерванное осенью 2015 года авиасообщение между двумя странами, не возобновилось. Учитывая осторожный подход Москвы в том же вопросе восстановления полётов на египетском направлении, Каир сам не спешит «опережать события». К примеру, вступлением в тесный формат военно-политических сношений с Россией. Напомним, ранее египетское руководство решительно отмежевалось от возможности предоставления своей территории под контртеррористическое базирование Воздушно-космических сил (ВКС) РФ.

Турецкий излом

Тяжёлым год выдался для Турции. Она понесла значительные людские потери от внутреннего конфликта с курдами на юго-востоке страны, серии крупных терактов в турецких городах и попытки военного переворота в середине июля. Жертвы среди гражданского населения, сил внутренней безопасности и военнослужащих Турции исчислялись сотнями, а, по некоторым оценкам, даже тысячами.

Операция турецкой армии в курдонаселённых районах юго-восточных провинций страны к весне в целом была завершена. Курдское сопротивление окончательно не подавлено, но заметно обескровлено. Власти пошли во фронтальную атаку не только против запрещённой в стране Рабочей партии Курдистана, но и развернули репрессии в отношении легальных прокурдских политических объединений. В ноябре арестами полиции фактически обезглавлена представленная в парламенте Партия демократии народов. В ответ радикальные курдские силы перенесли партизанскую войну из сельских районов и городов на востоке и юго-востоке страны в её мегаполисы — Стамбул и Анкару.
В 2016 году подняли голову в Турции и боевики ДАИШ. После очередного крупного теракта в городе Газиантеп, ответственность за который была вменена «халифату», турецкая армия открыла ещё один фронт военных действий. На этот раз за пределами своих границ, на севере сирийской провинции Алеппо. Здесь с 24 августа развёрнута операция «Щит Евфрата», проводимая Генштабом ВС Турции в содружестве с боевиками так называемой «Свободной сирийской армии». Одна из главных целей турецкого вторжения пока не достигнута, оплот ДАИШ на севере Сирии — город Аль-Баб — не пал. Но, судя по рапортам турецкого генералитета, от «халифата» очищено 2 тыс. квадратных км, уничтожено около 5 тыс. джихадистов, и взятие крупного населённого пункта ожидается в ближайшее время.

Параллельно разгрому ДАИШ к северу от города Алеппо, турецкие военные решали задачу максимального ослабления формирований сирийских курдов, недопущения расширения контролируемой ими территории в южном подбрюшье Турции.

Ключевым событием года для единственной на Ближнем Востоке страны-члена НАТО стала неудавшаяся попытка военного переворота в ночь с 15 на 16 июля. За множеством версий случившегося, вплоть до предположений об имитации путча властями по внутри- и внешнеполитическим целям, очевидным представляется продолжающееся втягивание Турции в общую воронку ближневосточной дестабилизации. Экономический базис страны даёт всё больше поводов сомневаться в её защищённости от новых внутренних потрясений. Сама политическая надстройка Турции, которую действующие власти упорно ведут от парламентской к президентской республике, может не выдержать масштабного переформатирования.

Турция вовремя отошла от опасной черты конфронтации с Россией после известной провокации Анкары в сирийском небе 24 ноября 2015 года. Отношения с Москвой с минувшего лета возвращаются в рамки привычного формата сглаживания острых углов отдельных внешнеполитических противоречий инструментарием крупных совместных экономических проектов. «Турецкий поток» реанимирован, российские туристы стали возвращаться на турецкие курорты. На других знаковых направлениях экономического сотрудничества, например, по строительству «Росатомом» первой в Турции АЭС «Аккую», качественных подвижек не произошло.

Россия и Турция остаются в разных «весовых категориях» на международной арене и даже на ближневосточной площадке, как бы Анкаре не хотелось встать вровень с Москвой. Определённым символом того, что две страны и впредь будут преследовать сложности в отношениях, постоянные проверки на прочность, стало убийство в турецкой столице 19 декабря российского посла Андрея Карлова.

Выбор Израиля в пользу координации с Россией

Израиль ближневосточная турбулентность обошла и в этом году. Границы еврейского государства по всему периметру потенциальных угроз извне — джихадисты египетского Синая, боевики палестинской ХАМАС, ливанская «Хизбалла», террористические группировки в Сирии — остались неуязвимыми. Во многом это удалось израильскому военно-политическому руководству благодаря тесной координации действий, постоянной «сверки часов» на всём протяжении года с российской стороной.

Встреча Владимира Путина с премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху, Москва, 7 июня 2016 г. (Фото: kremlin.ru)
Израиль продолжил наносить авиаудары по оружейным конвоям из Дамаска в Бейрут при каждом подозрении, что конечным адресатом поставки грузов является «Хизбалла». Опасения по поводу возможной дестабилизации на северных границах Израиля в 10-ю годовщину Второй ливанской войны (июль-август 2006 г.) не подтвердились. Ощущение «экзистенциальной угрозы» со стороны Ирана и ориентирующихся на него военнизированных группировок в регионе у Израиля сохранилось, несмотря на введение ядерной программы Тегерана в жёсткие рамки международного контроля. Это потребовало нестандартных решений, включая открытие конфиденциальных каналов общения с саудовскими коллегами на общеразделяемой антииранской платформе.

Развернув активную дипломатию, публичную и негласную, сразу на нескольких направлениях, Тель­-Авив может с уверенностью заглядывать в 2017 год. Дополнительный оптимизм ему придают результаты состоявшихся в ноябре американских выборов. Принцип «два государства для двух народов» в палестино-израильском урегулировании, реализации которого предыдущая администрация США безуспешно добивалась от своего союзника на Ближнем Востоке все последние 8 лет, теперь может быть отложен в «долгий ящик». Новый американский лидер Дональд Трамп пообещал изральтянам перенести посольство США в Иерусалим, что фактически станет признанием «вечного города» их столицей. Как можно понять, от таких «подарков» в Израиле голову терять не намерены, и интенсивное общение ближневосточной демократии с Россией по острым темам региона — одно из очевидных тому подтверждений.

«Халифат» устоял

Ирак и Сирия остались в эпицентре террористической деятельности ДАИШ и других джихадистских организаций. Территориальные пределы «халифата» за год существенно уменьшились в двух арабских странах, но он сохраняет потенциал проведения наступательных операций и эффективных контрударов практически на всех участках фронта. В 2016-м главный бич Ближнего Востока окончательно переориентировался с захвата территорий на получение доступа к новым ресурсам, прежде всего, людским («джихадистская пехота») и материальным.

Победа в Мосуле откладывается

Завершить операцию по освобождению Мосула, стартовавшую в середине октября, до конца года не удалось. И это несмотря на полугодовую подготовку к наступлению на захваченный ещё в июне 2014 года иракский мегаполис, стянутую к нему 100-тысячную группировку войск. Под Мосулом правительственные войска несут серьёзные потери, переброшенные в Ирак подразделения спецназа и 101-й воздушно-десантной дивизии ВС США не спешат вступать в бой.

Военнослужащие 101-й воздушно-десантной дивизии ВС США на позиции под Мосулом (Фото: army.mil)
Внутриполитическая ситуация в Ираке находилась в прямой зависимости от достижения быстрых и убедительных побед над ДАИШ. Правительству Хайдера аль-Абади приходилось купировать не только террористические риски, но и возросшую активность политических оппонентов. Затягивать битву за Мосул для действующих иракских властей чревато самыми негативными последствиями.

В Сирии наметился перелом

Гражданская война в Сирии перевалила за пятилетний рубеж. Правительство Башара Асада сохранило дееспособность, сирийская армия не утратила боеспособность. Однако «живучесть» властей в Дамаске практически исключительно определялась поддержкой России и Ирана.

В марте пришла первая за 5 лет крупная победа над ДАИШ под Пальмирой. Но стоило российской группировке сил переключиться на операцию в Алеппо, как древний город за считанные часы был потерян сирийской армией и силами национальной обороны под мощным натиском террористов. Более того, в эти дни джихадисты не только закрепились в районе Тадмора (Пальмиры), они пытаются создать прямую угрозу захвата даже города Хомс, расположенного в 150 км к западу от Пальмиры.

Если бы не разгром боевиков-исламистов в восточном Алеппо, военные итоги года Дамаску пришлось бы подводить со знаком «минус». Что пока не даётся Багдаду под Мосулом, а Анкаре в сирийском Аль-Бабе, войска Асада достигли в восточных районах Алеппо при той же определяющей поддержке Москвы и Тегерана.

Впрочем, вопрос внесения решающего перелома в войне с «экстремистским интернационалом» в Сирии переносится на следующий год. Сообщается о концентрации правительственных сил в районе Восточной Гуты, пригорода Дамаска, для развёртывания масштабной наступательной операции против боевиков крупнейшей на южном участке фронта группировки «Джейш аль-Ислам». Появились первые сигналы о том, что эвакуированные из Алеппо в соседнюю провинцию Идлиб «умеренные боевики» не обретут здесь постоянного убежища. Терпеть подпитываемое из Турции лежбище террористов «Джебхат Фатх аш-Шам» (пережившая «ребрендинг» в 2016-м сирийская «Аль-Каида» в лице «Джебхат ан-Нусры»), «Ахрар аш-Шам» и других группировок в Идлибе правительственные войска, вкусившие знаковую победу в Алеппо, не намерены.

Говорить о необратимом переходе стратегической военной инициативы к сирийской армии, пожалуй, преждевременно. Между тем, на дипломатическом фронте совместных усилий России и Ирана такой переход к концу года во многом удался. Достичь базовых элементов урегулирования сирийского конфликта — прекращение огня на всей территории арабской республики и отмежевание вменяемых группировок оппозиции от джихадистских фракций — России не удалось в двустороннем формате сотрудничества с США. Женевские договорённости Москвы и Вашингтона от 9 сентября остались на бумаге. Большие надежды теперь связываются с миротворческим потенциалом треугольника Россия — Иран — Турция. Между тем, имеются большие сомнения по поводу распространения на всю военно-политическую карту сирийского конфликта того, что удалось трём указанным странам в Алеппо. Вынос США за контур внешних усилий по сирийскому урегулированию — желанный геополитический приз Москвы и Тегерана. Вот только большой вопрос, станет ли Турция последовательным партнёром России и Ирана в этом «проекте».

0

50

США задумались над созданием ближневосточного аналога НАТО

Москва. 16 февраля. INTERFAX.RU — США и ряд ближневосточных стран работают над созданием нового военного альянса на Ближнем Востоке, сообщила в среду газета Wall Street Journal со ссылками на арабские источники.

По замыслу Вашингтона, главная цель новой структуры — противостояние политике Ирана. Она будет обеспечивать коллективную оборону против любой агрессии на тех же принципах, на которых действует НАТО: нападение на одного союзника будет воспринято как атака на альянс в целом.

Помимо этого, в задачи организации будет входить представление Израилю разведывательной информации.

В новый союз могут войти Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты, Египет, Иордания и другие страны региона, пишет Wall Street Journal

0

51

Главное – не повторять ошибки

Большую часть Семилетней войны (1756–63) Россия воевала вместе с Францией и Австрией против Пруссии и Англии. Насколько это нам было нужно – сейчас уже не важно, речь о другом. В 1758 году русская армия заняла Восточную Пруссию, ее население было приведено к присяге русской императрице Елизавете Петровне. Среди присягнувших был и великий философ Иммануил Кант, который всю свою жизнь прожил в Кенигсберге. В 1759 году русская армия при некоторой поддержке австрийцев нанесла пруссакам под руководством Фридриха Великого сокрушительное поражение при Кунерсдорфе. Это прочно забытое сегодня сражение – одно из лучших в нашей военной истории.

После этого русским и австрийцам оставалось просто занять Берлин и продиктовать противнику условия капитуляции. Однако «заклятые союзники» переругались по поводу дальнейших действий и не предприняли вообще ничего, дав Фридриху возможность восстановить силы. Через два года умерла Елизавета Петровна, в начале 1762 года на русский престол взошел поклонник Фридриха Петр III. Который не только вернул кумиру (чьи силы уже были на исходе) все русские завоевания (в первую очередь – Восточную Пруссию), но и отправил русский корпус воевать за Фридриха против австрийцев. Всего через полгода после коронации Петра свергли и убили, Екатерина II отозвала корпус, так и не успевший повоевать, обратно, но в войну уже не вступала.

Если бы Пруссия была разгромлена (а после Кунерсдорфа это был практически свершившийся факт), она бы не смогла стать «собирательницей немецких земель» и скорее всего единая Германия, развязавшая в ХХ веке две мировые войны, просто не возникла бы. И даже если бы появилась, то была бы гораздо слабее. Кроме того, останься Восточная Пруссия в составе России, Первая мировая, даже если бы она вообще началась (что очень вряд ли), пошла бы совершенно иначе. Не было бы катастрофы армии Самсонова, для русской армии сразу открывался бы прямой и короткий путь на Берлин.

РОССИЙСКОЕ «БЛАГОРОДСТВО»

В 1831 году египетский паша Мухаммед Али поднял восстание против турецкого султана Махмуда II. Египетские войска уверенно двигались на север, Османской империи грозил полный крах.

Очередная русско-турецкая война завершилась всего за два года до этого (1829). Поэтому Россия либо могла с удовольствием понаблюдать за крахом своего традиционного противника, либо воспользоваться ситуацией и забрать себе все европейские (включая Босфор и Дарданеллы) и значительную часть азиатских владений Турции, оставив остальное египтянам. Либо сначала понаблюдать, а затем забрать. Именно так повели бы себя мудрые китайцы (статья «Взорвать государство изнутри» в номере «НВО» за 27.01.17). Вместо этого Россия… спасла Турцию, направив в начале 1833 года свою эскадру и войска в Босфор. Дело в том, что Николай I испугался роста влияния на османов Англии и Франции, хотя нам ничто не мешало сделать так, что влиять было бы уже не на кого. Египтяне, в свою очередь, испугались русских и на Константинополь не пошли. После чего русские благороднейшим образом ушли из Босфора. Правда, с Турцией был подписан как бы очень выгодный для нас Ункяр-Искелесийский договор, который под давлением тех самых Англии и Франции (влияние которых как раз действительно возросло) был разорван всего через 8 лет.

Однако и это еще не было апофеозом российского «благородства», сильно напоминавшего идиотизм. Гораздо худшим идиотизмом стало бескорыстное подавление русской армией венгерского восстания в 1848–49 годах. Наш «заклятый союзник» Австро-Венгрия в результате этого восстания рушился на глазах. Как и в случае с Османской империей 15 годами ранее, нам ничто не мешало наблюдать за этим развалом, а потом забрать как минимум Галицию и Буковину (которые тогда были не русофобскими, как сейчас, а вполне пророссийскими). Или потребовать у Вены эти самые Галицию и Буковину в качестве платы за подавление восстания. Но Николай I на этот раз испугался пагубного влияния восстания на Польшу (которая через 15 лет все равно восстала против нас), а также решил соблюдать принцип монархической взаимопомощи. И спас Австрию просто так. Точнее, заплатил за нее 11 593 жизнями русских солдат и офицеров, из которых только 708 погибли в бою, остальные умерли от болезней из-за безобразного австрийского тылового обеспечения. Стояние в Босфоре в 1833 году по крайней мере было для нас бескровным.

И уже в 1853 году мы получили войну со спасенной 20 годами ранее Турцией, к коей немедленно присоединились те самые Англия и Франция, рост влияния которых мы предотвращали. Крымскую войну Россия, как известно, проиграла. Одной из важнейших причин поражения было то, что Австрия угрожала присоединиться к антироссийской коалиции, ударив нам в спину. Из-за этого пришлось держать на границе с ней крупную войсковую группировку, которой так не хватало под Севастополем. По данному поводу то ли действующий министр иностранных дел Австрии Шварценберг, то ли его предшественник Меттерних заявил: «Мы еще удивим Европу своей неблагодарностью», имея в виду именно поведение по отношению к России. Русскому благородному идиотизму никто не удивлялся, нас продолжали считать варварами, с коими и вести себя надо соответственно.

Следующую войну с Турцией мы начали уже при Александре II, в 1877 году. Ни о каких интересах России речь не шла, было опять же чистое благородство – спасение православных славян (в первую очередь – болгар) от турецкого ига. Правда, как писал в очерке о Русско-турецкой войне 1877–78 годов генерал-майор Дружинин, «болгарское население оказалось настолько зажиточным и живущим в таком достатке, что наши войска, наслышавшиеся об ужасах и страданиях братьев-славян, были крайне удивлены видеть, что русский крестьянин был гораздо менее обеспечен материально, чем болгарин».

Война эта для России оказалась исключительно тяжелой, но к началу 1878 года, отдав 22,4 тыс. жизней, русская армия дошла-таки до Константинополя. Можно было наконец взять европейскую часть Турции и проливы. Но нет, нам запретили это Англия и Австрия. Именно Австрия в конечном счете получила основные выгоды от русской победы, самой России не досталось почти ничего.

Наконец, все сошлось в Первую мировую. Как на подбор нашими противниками оказались все нами спасенные – Германия, Австро-Венгрия, Турция и Болгария. Первое тяжелое поражение мы потерпели в Восточной Пруссии, которая могла бы быть нашей уже 156 лет. Потом русские солдаты и офицеры проливали реки крови в Галиции и Буковине, которые могли быть нашими уже 66 лет, на северо-востоке Турции, который мог быть нашим уже 81 год. Все закончилось катастрофой 1917 года, которая стала логичной расплатой за «благородство».

НА ТЕ ЖЕ ГРАБЛИ

Продолжалось «благородство» и в советское время. Не перечесть, сколько и чего мы построили за свой счет в странах Восточной Европы, Азии, Африки и Латинской Америки. Особенно в этом плане можно отметить поведение по отношению к Китаю. К счастью, Москве хватило ума не запихивать обратно в Китай Монголию, освободившуюся еще в 1911 году, но вот Синьцзян мы в Китай таки запихнули, хотя он в 40-е годы очень просился как минимум к независимости, как максимум – в состав СССР. Главное даже не в этом, а в том, что применительно к Китаю нам был бы выгоден корейский вариант – чтобы граница между «красным» и «белым» Китаями прошла по Хуанхэ или по Янцзы, что замкнуло бы эти два Китая друг на друга без возможности какой-либо внешней экспансии. Но Сталин организовал Мао победу в гражданской войне и захват всего Китая, «белых» загнали на маленький Тайвань. А потом тот же Сталин, а за ним Хрущев бескорыстно построили Китаю мощнейшую промышленность, увенчав это дарением атомной бомбы. Мао, как известно, ответил на это двумя небольшими войнами с нами (на Даманском и Жаланашколе) и теснейшим союзом с США (в 70-е – 80-е годы Китай считался неофициальным 16-м членом НАТО), что заставило нас держать на границе с ним огромную военную группировку. С конца 80-х по нынешнее время Китай отнял у нас немного территорий (островов на Амуре и Уссури) и организовал разграбление интеллектуального потенциала и природных богатств России. Учитывая китайский менталитет, подобную «благодарность» можно еще считать довольно скромной и умеренной. Никто, впрочем, не сказал, что впереди нас не ожидают новые формы этой «благодарности».

«Благородство», пусть и в меньших масштабах, чем при СССР, продолжилось в постсоветский период в виде кормления Россией большинства бывших советских республик, которые так яростно рвались от нас на свободу (от нас, но не от наших денег). Особо выдающимся примером в этом плане стала, конечно, Украина. Как говорилось в статье «Мира Украине не видать» («НВО» от 16.12.16), идея независимой Украины является русофобской по определению. Т.е. Россия и Украина либо одна страна, либо враги. Что и подтвердилось на практике. 22 года Россия безропотно финансировала украинскую русофобию. Лишь после переворота в Киеве в феврале 2014 года под лозунгами прямо и открыто антироссийскими на Москву вдруг снизошло краткое прозрение. И она повела себя с Украиной так, как та того хотела и заслуживала. Увы, хватило Москву ненадолго. Сейчас уже понятно, что с Донбассом надо было поступать так же, как с Крымом. Но теперь назад уже не отыграть.

Хочется подчеркнуть, что за все описанное «благородство» мы никогда ни от кого не получали никакой благодарности – ни формальной, ни фактической. Что и правильно, зачем благодарить за откровенный идиотизм?

Очень хочется надеяться, что больше Украину мы спасать уже никогда не будем, а, наоборот, поможем ей «по полной программе» получить то, чего она так яростно добивалась – чтобы мы таки стали относиться к ней, как к прямому врагу, а не ломали комедию с «братством народов». Мы ни в коем случае не должны делать киевскому режиму того подарка, который он изо всех сил хочет сейчас получить – прямого военного вторжения. Для того чтобы «толкнуть падающего», есть масса других способов, которые и нужно использовать. Нашей целью должен стать крах нынешнего украинского государства и его режима с дальнейшим их полным переформатированием, политическим и территориальным. Причем крах этот должен прийти изнутри Украины. Некоторые обнадеживающие тенденции есть уже сейчас. Случаи, когда «героев АТО» выкидывают из маршруток или просто избивают на улице, сейчас далеко не единичны не только в Одессе и в Харькове, но даже уже и в Киеве. А железнодорожная блокада Донбасса, организованная этими самыми «героями АТО» на деньги Коломойского, свидетельствует о том, что никаких пределов саморазрушения у Украины нет. И надо всячески способствовать данным процессам, пока они не дойдут до логического конца – политического и территориального переформатирования.

Практически нет сомнений, что в очень обозримом будущем нас ожидает не менее тяжелое прозрение в отношении Белоруссии и ее нынешнего вождя. Видеть в нем союзника России сейчас может либо слепой, либо тот, кто за «видение союзничества» получает зарплату. Там пока дело не зашло так далеко, как на Украине, поэтому мы еще можем четко разделять народ и режим. Народ Белоруссии мы пока еще можем называть братским. А вот с режимом надо готовить разговор уже совсем другой, слишком сильно он заигрался.

Спасать Сирию мы совершенно не обязаны, просто в этой стране мы спасаем самих себя, поэтому никуда от этой войны не деться. А вот кому мы совершенно точно ничего не должны и должны не будем никогда – это Турция и Саудовская Аравия. Да и Иран – союзник чисто ситуативный по принципу общности противника в этом конкретном конфликте.

Но выводы надо делать более широкие, поскольку сейчас может возникнуть совсем новая для нас геополитическая ситуация.

ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЙ ТРЕУГОЛЬНИК

Стремительный рост геополитического влияния России в последние три года в совокупности с неожиданным приходом к власти в США Дональда Трампа может создать интересный и неожиданный для нас эффект – «перетягивание» России между США и Китаем.

До сих пор леволиберальные власти США и ЕС душили Россию санкциями и пытались ее изолировать даже во вред себе по причинам чисто идеологического характера, примирение Москвы и Запада возможным не представлялось. Трамп – совсем не левый либерал (в Европе такой только один – ни на что не влияющий венгерский премьер Орбан). У него нет идеологических предубеждений против России, зато есть экономические предубеждения против Китая. С коим у нас имеет место как бы «стратегическое партнерство». В случае резкого обострения американо-китайских отношений, которое вполне возможно, Вашингтон может захотеть «перетянуть» Москву на свою сторону, а Пекин в этом случае сделает все для того, чтобы ее «удержать». Такая ситуация, если она возникнет (что отнюдь не обязательно, но и совершенно не исключено), будет для нас крайне непривычна и очень важно не сделать ошибок. А это возможно только в одном случае – если мы будем твердо помнить, что никому ничего не должны и обязаны преследовать исключительно собственные интересы. Учитывать чужие интересы мы можем только в случае аналогичного учета наших интересов.

Несмотря на жесткую антизападную риторику российских официальных лиц и СМИ, «западноцентризм» в России чрезвычайно силен, причем замешан он, как ни печально, на комплексе неполноценности (в основном из этого комплекса произошло и описанное выше «благородство»). Поэтому если Трамп вдруг предложит нам «дружбу» (вероятность этого гораздо меньше, чем ожидалось сразу после его победы, но нулю отнюдь не равна), это может привести к не вполне адекватной реакции, чего необходимо обязательно избежать. Надо помнить, что односторонние уступки недопустимы никогда и ни при каких обстоятельствах, они являются признаком слабости и ничем больше. Уступки могут быть лишь взаимными, одновременными и адекватными по значимости.

В случае отношений с США мы не можем идти ни на какие не только односторонние сокращения ядерных вооружений, но уже и на традиционные двусторонние с теми же США. Мы уже досокращались до того, что в любые новые переговоры должны в обязательном порядке быть вовлечены по крайней мере официальные ядерные державы – Великобритания, Франция и Китай (первые две из них, кстати, члены НАТО). А с США надо обсуждать не только собственно СЯС, но и системы ПРО, а также, что гораздо важнее, КРМБ и КРВБ (даже в неядерном оснащении). Если не обсуждать «Томагавки», переговоры становятся бессмысленными. Кроме того, США должны прекратить политику целенаправленного выдавливания России с постсоветского пространства, при этом желательно, чтобы это же самое перестала делать и Европа (у Вашингтона есть возможность ее убедить). Разумеется, это должно подразумевать не только снятие с нас санкций, но и отказ от любых экономических ограничений и запретов в отношении России. Если все это Трампом не принимается, то и говорить с ним не о чем и все продолжится так, как было, т.е. и дальше будет жесткая конфронтация. Скорее всего так оно и будет, но нам уж точно не привыкать. И пора осознать, что это надолго, если не навсегда: мировым державам дружить крайне сложно, если вообще возможно, слишком много у них противоречий.

ПРАГМАТИЧНАЯ ПОЗИЦИЯ ПЕКИНА

Вышеупомянутый «западноцентризм» значительной части нашей элиты создает опасность того, что Москва сделает неоправданные уступки Вашингтону. Но есть в нашей элите достаточно много тех, кто страдает тем же самым «западноцентризмом», основанным на комплексе неполноценности, но в другом аспекте: «назло бабушке отморожу уши». Вообще отмораживание ушей (а иногда и всего организма) назло бабушке – это не политическая позиция. Это психический диагноз, причем совершенно независимо от того, кто выступает в роли бабушки – американцы, евреи, мусульмане, «антинародный режим Путина» и т.д. и т.п. Но именно обладатели этого диагноза будут заталкивать Москву в объятия Пекина, независимо от того, насколько это соответствует нашим интересам.

При этом нельзя не заметить, что даже до событий в Крыму, на Украине и в Сирии было крайне сложно понять, в чем же конкретно, а не на уровне политических деклараций, заключается российско-китайское «стратегическое партнерство». Тем более что Пекин все годы этого «партнерства» неустанно подчеркивал, что оно не носит характер союза и не направлено против третьих стран. В последние три года это полностью подтвердилось. По указанным выше трем принципиальным вопросам Китай Россию ни в чем ни разу не поддержал. Он занял полностью нейтральную позицию, как и практически все незападные страны. И при этом сделал все, чтобы получить максимум выгод из наших экономических проблем и введенных против нас санкций. Т.е. Пекин повел себя безупречно прагматично, неукоснительно следуя собственным национальным интересам. Что само по себе совершенно правильно. Только стало окончательно ясно, что никаким союзником он нам не является и никогда таковым не был. И соответственно не заслуживает никаких уступок с нашей стороны. Поэтому мы вправе требовать от Пекина значительного сокращения группировок войск у наших границ, официального пересмотра исторических концепций (по которым мы «отторгли у Китая полтора миллиона кв. км территории») и официального же осуждения антисоветской политики Мао Цзэдуна и Дэн Сяопина, заключения нового договора о границе (с отменой всех предыдущих договоров), сокращения экономической и политической активности на постсоветском пространстве, особенно – в Центральной Азии. И, разумеется, признания Крыма российским и действенной помощи в Сирии.

С Пекина надо брать пример – с его политики «обезьяны, наблюдающей за схваткой двух тигров». Так он вел себя по отношению к СССР и США в годы холодной войны, во многом он так ведет себя и сейчас. Теперь нам очень желательно понаблюдать за схваткой двух тигров, выбивая из них максимум уступок и при этом ни в коем случае не занимая однозначно и бесповоротно чью-то сторону. А еще лучше сделать себя «третьей силой», что, видимо, невозможно без тесного стратегического союза с «четвертой силой», т.е. с Индией. Только это станет настоящим выигрышем. А вот попытка «дружбы» как с Вашингтоном, так и с Пекином станет серьезным поражением. Потому что любой из этих вариантов с очень высокой долей вероятности доведет нас до войны между США и Китаем до последнего русского. Коих совершенно точно не жалко ни тем, ни другим.

0


Вы здесь » Форум В шутку и всерьёз » Политика » Геополитика