Форум В шутку и всерьёз

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум В шутку и всерьёз » Политика » Геополитика


Геополитика

Сообщений 61 страница 77 из 77

61

Вадим Трухачев: Неполная G20 — дорогой и бесполезный «клуб по интересам»
4 июля 2017

7−8 июля в Гамбурге пройдёт встреча «Большой двадцатки». Считается, что на ней должны приниматься ключевые для всего мира решения. Но принимаются ли? И имеют ли право решать судьбу планеты эти 20 человек, или кого-то в этот избранный клуб незаслуженно позвать «забыли»?

Каждый раз, когда начинаются встречи G20, возникает один и тот же вопрос: а зачем она нужна? Дело в том, что за те девять лет, что руководители ведущих государств мира собираются поговорить об экономических и других проблемах мира, организация так и не обрела своё лицо. У неё нет ни постоянной штаб-квартиры, ни секретариата. Есть каждый год меняющаяся страна-председатель, но не более того. Панацеей от главных мировых неурядиц данный форум до сих пор не стал.

Конечно, имеются на «двадцатке» свои интриги. Например, в этом году она сводится к тому, встретятся ли там Владимир Путин и Дональд Трамп, о чём они будут говорить. А раньше обсуждали, о чём станут беседовать Путин и Барак Обама, или же какая-то другая парочка мировых лидеров, отношения между которыми (или между их государствами) оставляют желать лучшего. Или, например, кто не приедет… На сей раз таковых оказалось двое — король Саудовской Аравии Салман и президент Бразилии Мишель Темер.

В принципе, можно сказать, что «двадцатка» — место, где представители крупнейших мировых держав обмениваются мнениями. И если они разговаривают — значит, планета ещё как минимум год проживёт без крупных войн. С этой точки зрения, форум, безусловно, несёт в себе пользу. Но что-то большего ожидать от него трудно. До сих пор там принимали пусть и громкие, но исключительно рекомендательные документы вроде борьбы с «Исламским государством» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ, террористическая группировка, запрещена в РФ — прим. EADaily ), коррупцией или желания добиться роста мирового ВВП по 2% в год.

Возможно, не слишком высокая эффективность «двадцатки» связана с набором стран, входящих в неё. Изначально бывший премьер Канады Пол Мартин задумывал её как «расширенную восьмёрку», где развитые страны будут вместе с развивающимися отвечать на вызовы современности. Соответственно, в неё вошли США, Канада, Великобритания, Франция, Германия, Италия, Япония и Россия. Кроме того, в клуб позвали региональных лидеров — Китай, Индию, Бразилию, ЮАР, Южную Корею, Индонезию, Турцию, Саудовскую Аравию, Аргентину, Мексику, Австралию и, наконец, Евросоюз.

Вроде бы вопросы данный состав не вызывает. На долю этих стран приходится почти 70% населения, 80% мировой торговли, 90% ВВП. Вероятно, когда в 2008 году проводили первый подобный форум, тоже исходили из того, что вопросов по составу возникнуть не должно. Но спустя всего пару лет нашлись недовольные. Их общее мнение выразил бывший глава МИД Норвегии Йонас Гор Стёре. Он назвал клуб «одним из крупнейших откатов назад со времён Второй мировой войны», дав понять, что времена, когда всё решают великие державы, должны остаться в прошлом.

Собственно говоря, несовершенство данной системы признали почти сразу. Каждый раз на «двадцатке» бывают специальные гости. Каждый год там неизменно появляются премьеры Испании, руководители таких региональных организаций, как АСЕАН, Африканский союз, АТЭС, Организация американских государств. Бывали на встречах «избранных» и генеральные секретари ООН, и руководители других государств. Так, в этом году ждут премьеров Голландии и Норвегии, представителей Сингапура, Вьетнама, Гвинеи и Сенегала.

Но даже при наличии специальных гостей найдутся те, кто справедливо укажет на недостаточное представительство. Причём недовольные и несправедливо обделённые наверняка обнаружатся в самых разных уголках планеты.

В числе главных обиженных можно назвать 80-миллионный Иран. Вряд ли американцы по известным причинам в ближайшее время допустят его «к столу», но иранцы вполне были бы полезны для обсуждения тем Сирии, Ирака и Афганистана. Страна является вторым в ОПЕК экспортёром нефти, обладает более чем 15% мировых запасов газа. Если брать за основу численность населения, то имеющие более 150 миллионов человек Пакистан и Бангладеш тоже могли бы считать себя обойдёнными — тем более, что Пакистан ещё и ядерным оружием обладает.

Если брать арабский мир, то 90-миллионный Египет остался вне форума, зато 30-миллионная Саудовская Аравия на нём присутствует. Справедливо это? Многие ответят отрицательно. Если Саудовская Аравия — образец теократии, то Египет — страна относительно светская… Обделили и 170-миллионную Нигерию — крупнейшую страну Африки. Кроме большого населения, она принадлежит к числу крупнейших в мире экспортёров нефти. Помимо прочего, страна является полумусульманской-полухристианской, так что и с религиозной точки зрения она могла бы представлять свой континент.

Если посмотреть на Юго-Восточную Азию, то здесь тоже обнаружатся свои обойдённые вниманием. Так, Вьетнам и Филиппины имеют более чем 100-миллионное население. В Таиланде народу меньше — порядка 70 миллионов, зато он — крупнейшая в мире страна, где исповедуют южную ветвь буддизма (хинаяну). К тому же уровень развития Таиланда повыше, чем у той же Индонезии. Ещё выше он у Малайзии, а совсем высокий — в Сингапуре. Получается, что здесь тоже кого-то не того отметили.

Если взять Латинскую Америку, то наиболее высокий уровень жизни в ней имеют Коста-Рика, Уругвай и Чили. А Колумбия по населению превосходит Аргентину. Государства Карибского моря как-то вообще выпали — их, получается, не представляет никто. Никто не сможет замолвить слово и за полтора десятка островных государств Тихого океана, которым вследствие подъёма его уровня вот-вот грозит затопление. Или за них всё решит богатая 22-миллионая Австралия? Вряд ли.

Перемещаемся в Европу, и сразу глаз упирается в Швейцарию и Норвегию. Если другие государства хотя бы представляет Евросоюз, то эти двое туда не входят. Между тем швейцарцы по объёму ВВП входят в число крупнейших экономик мира, да и норвежцы стоят недалеко. По уровню доходов на душу населения оба государства превосходят почти всех в ЕС (кроме Люксембурга). Так что негодование норвежского министра понять можно: за него кто-то решает, как ему быть, хотя северяне никого на это не уполномочивали.

Если смотреть на отдельные государства ЕС, то Испания и Голландия вполне могли бы обрести в «двадцатке» постоянное членство благодаря вхождению в 20 крупнейших экономик мира. Швеция стоит на пороге, но с выходом Великобритании она становится крупнейшей экономикой среди государств Евросоюза, не входящих в еврозону. Нет в «двадцатке» и бывших социалистических стран Европы, и тут место могла занять либо Польша (как самая большая из них), либо Чехия (как самая зажиточная).

Есть на Земле государства небольшие, зато очень богатые. Например, вспоминается тот же Сингапур, но он на фоне прочих карликов со своим пятимиллионным населением смотрится гигантом. А есть ещё Катар, Бруней, Бахрейн, Лихтенштейн, Монако, Люксембург… Их интересы кто будет представлять? Сделать вид, что от Катара, Сингапура или Монако ничего в мире не зависит, невозможно. Зависит, да ещё как…

Получается, что говорить от имени всего человечества представители стран «Большой двадцатки» могут весьма относительно. Решить вопрос представительства «обиженных» могло бы постоянное членство в ней крупнейших организаций. Так, Африканский Союз, Лига Арабских Государств, Организация исламская конференция могли бы представлять тех же Нигерию, Эфиопию, Египет, Иран или Пакистан. УНАСУР и Организация американских государств — страны Нового Света, АСЕАН и АТЭС — страны Юго-Восточной Азии.

Можно было бы дать коллективного члена «двадцатки» и СНГ — в конце концов, Россия — держава более чем региональная, и пусть интересы постсоветского пространства попеременно представляет ещё кто-то другой. В Европе же есть Северный Совет, куда входят и члены ЕС, и Норвегия с Исландией. Есть «Вышеградская группа», куда входят четыре бывшие соцстраны. Есть Бенилюкс. Им тоже можно бы предоставить права коллективного представительства.

В конце концов, формат ООН несколько великоват, хотя замены ему нет. Формат же условной «тридцатки» вполне мог бы принести куда больше пользы, чем бесцветная «двадцатка». Ведь если главная тема такого форума — разговор только двух политиков (даже Путина и Трампа), то зачем он вообще нужен? Страна-посредник и так бы нашлась. Та же Словения уже предложила свои услуги, напомнив, что Путин и Буш виделись первый раз как раз там. А тут ещё речь идёт о родине первой леди США…

А с «двадцаткой» надо что-то делать. Новости о столкновениях антиглобалистов с полицейскими, не обязательные итоговые заявления и дорогие фуршеты — это явно не то, что ожидают от сильных мира сего миллиарды страждущих по всему миру.

Вадим Трухачёв, кандидат исторических наук

0

62

Трампоопасный регион

Американская политика на Ближнем и Среднем Востоке не обеспечивает Вашингтону безопасность

Текущая ситуация на Ближнем Востоке далека от стабильности. Войны в Йемене, Ливии, Ираке, Сирии и Афганистане показывают, что противостояние местных центров силы и внешних игроков нарастает.

ССАГПЗ в кризисе из-за противоречий ОАЭ, КСА и АРЕ с Катаром. Иран развивает ракетную, а Пакистан ядерную программы. Алжир готовится к смене власти. Исламистские группировки наращивают террористическую активность по всему региону, хотя в Сирии и Ираке проект «Исламского государства» (запрещенного в России) проваливается. Объемы наркоторговли, в том числе афганскими опиатами, и потоки мигрантов, движущихся в Европу через Магриб и Турцию, растут. Иран провоцирует прямое столкновение с Израилем. При этом политика США и ЕС на Ближнем и Среднем Востоке противоречива и не позволяет обеспечить даже их собственную безопасность. Статья, основанная на материалах экспертов ИБВ А. Быстрова и Ю. Щегловина, представляет читателям политику США на Ближнем Востоке на фоне катарского кризиса, а также в ряде государств Северной Африки, текущее состояние дел в Алжире, на которые Вашингтон и Брюссель влияния не оказывают.

Коммивояжер из Белого дома

11 июля США и Катар подписали меморандум о взаимопонимании в противодействии финансированию терроризма. Глава МИДа Катара призвал Саудовскую Аравию, Бахрейн, ОАЭ и Египет присоединиться к документу. 5 июля в Каире состоялось совещание глав МИДов четырех стран, ранее введших ограничения против Дохи. Однако встреча в египетской столице не принесла результатов. И не могла принести, поскольку администрация США делает противоречивые шаги с самого начала кризиса в ССАГПЗ. Сначала Д. Трамп объявляет, что «никому не удастся избежать наказания за поддержку терроризма», но спустя две недели после этого в Доху едет госсекретарь Р. Тиллерсон, который подписывает с Катаром соглашение. Между этими событиями Доха заключает с США многомиллиардный контракт на закупку вооружения. То есть сначала КСА и АРЕ дают карт-бланш атаковать Катар, а затем занимают позицию над схваткой. Столь разные сигналы из Вашингтона за короткий срок дезорганизовали КСА, ОАЭ и АРЕ.

Пока только египтяне сохраняют решительный настрой. Египет считает неприемлемым участие в международной коалиции, борющейся с ИГ, стран, поддерживающих экстремистов. Представитель Каира А. Абу аль-Гейт обратил внимание на то, что Египет, Саудовская Аравия, ОАЭ и Бахрейн «приняли решение о введении ограничений в отношении Катара, который является членом международной коалиции, исходя из того, что этот эмират поддерживает террористов в регионе, в частности в Ливии, Сирии и Йемене». Он не упомянул про Синай, где Катар спонсирует террористов, а в Йемене исламистов из «Аль-Каиды» спонсирует не Катар, а Саудовская Аравия. Катар финансирует там союзника КСА и ОАЭ – партию «Ислах». Доха контактирует с ИГ в Сирии, но КСА подогревает запрещенную в РФ «Джебхат ан-Нусру» (переименованную в «Тахрир аш-Шам»), которая позиционирует себя как часть «Аль-Каиды».

Что касается американской политики в этой ситуации, Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн и Египет считают недостаточной мерой соглашение, заключенное между США и Катаром о борьбе с финансированием терроризма. Неуверенность формулировки свидетельствует о растерянности. КСА и ОАЭ пора привыкать к тому, что никакой стратегии в администрации Трампа нет. Настроение у главы Белого дома изменчиво, постоянство в действиях Вашингтона отсутствует. У Б. Обамы оно было – неприятное для аравийских монархий, но предсказуемое. У Трампа на фоне развала Госдепартамента как системообразующей структуры политика напоминает поведение коммивояжера: кто купил больше, тот и союзник. Это вызывает у партнеров США на Ближнем Востоке настороженность и подталкивает страны региона к поиску альтернативного от американцев центра силы. Что, помимо прочего, объясняет паломничество их лидеров в Москву...

Хартум пугает Москвой

Президент Судана О. аль-Башир 12 июля издал указ о приостановке работы комитета по ведению переговоров с США до 12 октября 2017 года. Хартум пошел на это после того, как Вашингтон на три месяца отложил решение об отмене санкций в отношении Судана. 13 января бывший президент США подписал указ о признании позитивных действий суданского правительства и отмене ряда запретов в отношении этой страны. Согласно пояснению Минфина США по новому указу американские санкционные меры отменят, «если правительство Судана будет поддерживать те позитивные шаги, которые оно предпринимает на протяжении последних шести месяцев». Напомним, что с 1997 года авуары Судана в США находятся под арестом. В 2007-м администрация президента Д. Буша-младшего приняла решение ввести санкции против должностных лиц Судана, на которых возлагалась персональная ответственность за события в Дарфуре, где с 2003 года продолжаются межэтнические столкновения. В октябре 2016-го Обама продлил режим санкций на год.

В июне аль-Башир жестко отреагировал на отказ Эр-Рияда принять его на встрече глав 50 стран в КСА, приуроченной к визиту Трампа. Он воспринял это как личный вызов и невыполнение обещания наследного принца М. бен Сальмана, посулившего добиться от Трампа отмены санкций во время его визита в королевство. Судан на встрече представлял бывший вице-президент О. Таха, и ход его переговоров с американцами и саудовцами породил у аль-Башира подозрения, что США и КСА рассматривают его как сменщика действующего главы Судана, который не может рассматриваться далее как партнер из-за его преследования за военные преступления Международным уголовным судом.

Реакция суданского президента была оперативной: Таха еле успел уехать из Судана в КСА через несколько часов после возвращения. Там он просит защиты у короля Сальмана. Он обвинен аль-Баширом в предательстве в пользу ФБР США (бюро этой структуры в Хартуме оказалось заблокированным, местные спецслужбы отказываются иметь с ним дело), что стало серьезным сигналом американцам. Указ о приостановке переговорного процесса с Вашингтоном – второе предупреждение. Третьим будет предстоящий визит аль-Башира в Москву по пути в Пекин, который он планирует совершить в августе. К Москве аль-Башир апеллирует в двух случаях: когда ему угрожает МУС и необходимо блокирование его усилий через Совет Безопасности ООН и когда надо подразнить американцев.

В отличие от китайцев, которых суданский президент планирует вернуть вместе с их кредитами (компании из КНР три года назад свернули деятельность в стране после прекращения транзита южносуданской нефти), Москва необходима только для этого, поскольку организовать для Хартума серьезные экономические проекты за последние шесть-семь лет России не удалось. Все упирается в финансирование и нежелание расплачиваться за модернизацию экономики передачей в собственность российским компаниям золотых приисков. Эту тему контролирует клан самого президента, и делиться ни с кем не будет. Но хочет кредитов, которых Россия давать ему не собирается.

Что до ссоры аль-Башира с КСА и США, Эр-Рияд суданский президент старается не трогать (он и Таху выпустил, чтобы не раздражать саудовцев): от КСА зависят финансовые транши, стабилизирующие суданский фунт. Но США он предупреждает, нажимая на самую слабую точку двусторонних отношений – сотрудничество в сфере безопасности. Спецслужбы США получают значительный массив оперативной информации от Судана, не афишируя этого. Пауза в сотрудничестве должна заставить американское разведсообщество надавить на Трампа, заставить того ослабить экономическое эмбарго и воспринять аль-Башира как партнера.

Диалог Сомали с исламистами

Вашингтон стимулирует начало переговорного процесса между президентом Сомали М. Абдуллахи Махамедом Формаджо и частью группировки «Аш-Шабаб», желая расколоть и фрагментировать исламистское движение, выделив из него умеренных и нейтрализовав крайних радикалов. Американцы используют опосредованные контакты с исламистами для снижения репутационного ущерба, при этом жестко корректируя консультации. План санкционирован Трампом. Сопровождение переговоров возложено на оперативный состав ЦРУ США, а не РУМО Пентагона, как требовали военные. Основным партнером по переговорам со стороны «Аш-Шабаб» стал командующий военным крылом этой организации М. Рабоу (Абу Мансур).

Инициатива проведения консультаций с целью изоляции наиболее экстремистского крыла «Аш-Шабаб» принадлежит резидентуре ЦРУ США в Найроби. Идея начала оформляться в 2015 году после резни студентов университета Грисса, но окончательно была сформулирована и доложена президенту после прихода к власти нынешней администрации. Руководство ЦРУ не хотело ввязываться в долгосрочные проекты накануне президентских выборов, мотивируя тем, что ситуация в Могадишо во времена прежнего президента не способствовала проведению подобного рода мероприятий.

На выбор основного партнера по переговорам со стороны исламистов повлияло несколько факторов. Сбором досье на потенциальных партнеров в «Аш-Шабаб» занималось несколько резидентур ЦРУ США. Фигура Абу Мансура возникла после анализа докладов резидентур не только в Найроби, но и в Эфиопии и Сомали. Штаб-квартира ЦРУ в Лэнгли также активизировала сбор установочных данных и оперативной информации в отношении действующих вожаков «Аш-Шабаб» через свои возможности среди сомалийской колонии в США.

Абу Мансур является духовным отцом группировки, а также ее официальным представителем и оперативным командующим. Он находился в жестком конфликте с бывшим лидером «Аш–Шабаб» А. Абди Годане, ликвидированным американским БЛА в 2014 году, и его ближайшими сторонниками О. Хамами и И. Афгани. С 2013-го дистанцировался от наиболее радикальной части группировки. Американцы готовили базу для переговоров, уничтожая оппонентов Абу Мансура. Кроме того, США убрали его имя из списка разыскиваемых террористов (за его голову было обещано пять миллионов долларов). Это эксперты связывают с тем, что в ЦРУ США окончательно определились с кандидатом от исламистов в качестве главного партнера по консультациям.

В конце июня оппоненты Абу Мансура попытались ликвидировать его, направив дополнительные силы в район Худара в регионе Бакуля. В ответ Могадишо по просьбе Вашингтона срочно перебросило туда около 300 своих военных для его защиты. Отголосками тех событий стали известия о боях сомалийской армии с исламистами на юге страны. В стычках принимает участие и спецназ США. Эксперты указывают, что участившиеся атаки на силы АМИСОМ и террористическая кампания в Могадишо и его окрестностях напрямую сопряжены с попытками американцев и сомалийского руководства фрагментировать «Аш-Шабаб» и нейтрализовать оппонентов Абу Мансура, связанных с саудовскими спонсорами.

Алжир в ожидании перемен

Новый глава правительства Алжира А. Теббун, назначенный на должность 25 мая, приступил к массированной ревизии всех заключенных его предшественником контрактов в публичном секторе, начав с наиболее крупных. 2 июля он подписал срочную директиву, где в качестве одной из приоритетных задач обозначил полную ревизию всех договоров. Одним из первых стал контракт предыдущего правительства на проектирование и строительство дорожной инфраструктуры на 4,85 миллиарда евро с компанией ETRHB, принадлежащей объединению Forum des Chefs d’Entreprise (FCE) под председательством А. Хаддада. Новый министр общественных работ и транспорта А. Заалане доложил соображения по этому проекту, в результате чего премьер-министр заблокировал выплату ETRHB 900 миллионов евро аванса, которые должны были обеспечить ведение проектных работ.

Еще одним вопросом, которым занялся Теббун, была ревизия и блокировка более 50 импортных лицензий, выданных от имени минторга Алжира в период, когда бывший министр торговли Б. Белаит находился на лечении в Париже в прошлом году. По официальной версии, процедура их выдачи была абсолютно непрозрачной. Новый министр торговли А. Саси, который до этого был губернатором политической вотчины клана президента Бутефлики Тлемсена, начал пересмотр документов. Эксперты полагают, что основной его задачей будет перевод всех импортных операций под контроль президентского клана.

Третьим важным направлением в экономике, которое сейчас подвергается полной ревизии и пересмотру, являются контракты прежнего кабмина на организацию и развитие более 10 промышленных зон в Алжире. Новый министр промышленности М. Бедда сейчас изучает все обстоятельства заключения данных договоров, замороженных за несколько месяцев до ухода прежнего правительства в отставку.

Все это осуществляется при активном содействии начальника Генштаба А. Гаида Салаха, обеспечивающего силовое прикрытие акции, а также курирующего деятельность на этом направлении основной реорганизованной спецслужбы в лице бывшего Директората по внутренней безопасности (DRS), ныне CSS. Ее возглавляет ставленник президентского клана А. Башир Тартаг. Одна из его главных задач – ликвидация материалов всех антипрезидентских дел по коррупции, которые в свое время инициировал бывший руководитель DRS А. Медьен.

Все действия нового премьера направлены на решение главной задачи, поставленной ему президентским кланом, в частности братом А. Бутефлики Саидом: не допустить концентрации деловых связей в руках бывших премьера А. Селлаля и министра торговли А. Буашареба, который за выдачу лицензий на импорт заручался политической поддержкой финансовых и торговых кругов страны, тем самым пытаясь претендовать на пост премьера, а в перспективе включиться и в президентскую гонку. То же самое касается Селлаля, которого с 2013 года (времени первого инсульта президента Бутефлики) полагали в политической и экономической элите Алжира одним из главных претендентов на высший пост.

Озабоченность президентского клана вызывали сложившиеся за время премьерства Селлаля связи с крупными алжирскими бизнесменами через его сына Фареса. В этой связи главной задачей клана Бутефлики является торпедирование подобных альянсов, то есть отрыв наиболее серьезных фигур политической элиты страны от финансовых потоков, без чего невозможно финансирование президентской кампании реальных кандидатов. Вторая генеральная задача С. Бутефлики для сохранения господствующих позиций в Алжире после кончины президента (это может случиться в любой момент) – разрушение возможного политического альянса между сильными фигурами среди политиков и начальником Генштаба Гаидом Салахом, которого президентский клан в свое время возвысил для создания противовеса главе алжирских спецслужб Медьену. После политического падения последнего возникла потенциальная опасность для клана со стороны нового главы Генштаба, которого в Алжире стали звать алжирским Ас-Сиси.

Маневры по возвышению и одновременному подтоплению одних политических фигур за счет других для недопущения создания между ними альянсов, а также диверсификации финансовых потоков с целью нейтрализации возможности политиков сконцентрировать их в своих руках на сегодня главная задача президентского клана. Точнее – Саида Бутефлики. Многие эксперты высказывают мнение, что он вряд ли сможет сохранить монополию своего клана на власть в случае кончины старшего брата, поскольку сегодня не имеет в запасе серьезного лояльного ему политика, способного обеспечить преемственность власти и пользующегося популярностью среди населения и политического истеблишмента. Все нынешние представители военной и бизнес-элиты страны в качестве приоритетной задачи после кончины А. Бутефлики будут рассматривать вопрос о нейтрализации позиций во власти Саида и его окружения, а уже потом может начаться борьба между ними.

Попытаются ли Париж и Вашингтон вмешаться в борьбу за власть в Алжире? Несомненно, как это всегда и происходит. Есть ли у них какой-либо шанс повлиять на процессы, происходящие в Алжире? Ни малейшего. Точно так же, как в Египте, Иране или Китае. Все, что они могут делать, – наблюдать за борьбой и пытаться наладить контакты с тем, кто выиграет. Притом что любой алжирский клан или альянс, захвативший президентский пост, будет изначально настроен подозрительно ко всякой внешней силе, пытающейся оказать давление.

История Алжира не оставляет шансов западным игрокам. Тем более что процессы, разворачивавшиеся в Ливии, Тунисе и Египте в ходе «арабской весны», чрезвычайно насторожили алжирскую военную элиту. Это касается и Турции, а также монархий Залива, в отношениях с которыми Алжир балансирует, извлекая максимальную пользу из прямой конкуренции Анкары, Дохи, Эр-Рияда и Абу-Даби, чье усиление в традиционно близких Алжиру государствах субсахарской Африки (ярким примером которого является Уганда) тревожит его спецслужбы и военные круги.

Евгений Сатановский,
президент Института Ближнего Востока

0

63

Индия и Пакистан на грани ядерного конфликта: почему это касается всех
25.07.2017

Пока мир сосредоточен на испытаниях баллистических ракет в Северной Корее, другой потенциальный конфликт вызывает все больше опасений. За июль в ходе перестрелок между индийскими и пакистанскими военнослужащими в штате Джамму и Кашмир погибли 11 человек и 18 были ранены, а четыре тысячи человек были вынуждены покинуть свои дома.

В воскресенье бывший министр информации и телерадиовещания Индии Венкая Найду, которого Национально-демократический альянс выдвигает на пост вице-президента страны, заявил, что Пакистан должен вспомнить, чем закончилось столкновение в 1971 году, когда в ходе третьей индо-пакистанской войны Пакистан потерпел поражение, а Бангладеш обрел независимость.

Бывший министр обороны Индии и оппозиционер Мулаям Сингх Ядав заявил на прошлой неделе, что Китай использует Пакистан для нападения на страну и готовит для атаки на Индию пакистанские ядерные боеголовки.

Боеголовки и доктрины

Весной этого года The New York Times сообщала, что Индия думает над изменениями в интерпретации своей ядерной доктрины, которая запрещает применение ядерного оружия первым. Ранее Индия прописывала лишь массированный ответный удар, что предполагало удары по городам противника.

По данным газеты, новый подход может подразумевать нанесение превентивных ограниченных ядерных ударов по ядерному арсеналу Пакистана в целях самозащиты. Пока все это, скорее, спекуляции, поскольку выводы делаются на основе анализа высказываний индийских высокопоставленных лиц без каких-либо документальных подтверждений.

Но даже такие предположения, во-первых, могут подтолкнуть Пакистан к увеличению своих ядерных возможностей и запустить цепную реакцию ядерной гонки вооружений между двумя странами, а во-вторых, могут заставить Пакистан любую эскалацию конфликта принять за повод для Индии нанести удар первой.

Уже через несколько дней после публикации The New York Times Пакистан обвинил Индию в ускорении военной ядерной программы и подготовке к производству 2600 боеголовок.

В своем июньском докладе Stockholm International Peace Research Institute (SIPRI) отметил, что за год Индия добавила около 10 боеголовок в свой арсенал и постепенно расширяет инфраструктуру для развития своего ядерного оружия.

Бывший пакистанский бригадный генерал Фероз Хан, специалист по ядерной программе Пакистана, ранее заявлял, что у Пакистана есть в наличии до 120 ядерных боеголовок.

На прошлой неделе в Вашингтоне этот пакистанский эксперт также рассказал, что планы Исламабада по использованию ядерного оружия базируются на доктрине НАТО времен холодной войны, когда предполагалось использование тактических ядерных ударов по наступающим силам противника.

На это, впрочем, критики Пакистана возразили, что Исламабад использует свой ядерный статус как прикрытие для ведения террористической войны в индийском штате Джамму и Кашмир.

Для Индии наличие пакистанского тактического ядерного оружия стало проблемой. Если Пакистан применит только тактическое ядерное оружие и только на поле боевых действий, то Индия, бомбящая в ответ пакистанские города, будет выглядеть в черном свете.

Отсюда и разговоры о смене интерпретаций доктрины, когда надо успеть ликвидировать пакистанские арсеналы до их ввода в действие.

Еще одна причина — приход Трампа к власти в США. Индия считает, что при новом американском президенте у нее появилось гораздо больше свободы в принятии решений по ядерной программе. Отношения США с Пакистаном при Трампе также идут по нисходящей: американцы перестали рассматривать Исламабад в качестве надежного союзника в борьбе с радикалами в Афганистане. Индию это, разумеется, обнадеживает.

Сценарий, которого все боятся

Рост напряженности на Индостане может привести к катастрофическим последствиям. Триггером, который запустит цепочку событий, приводящую к превентивному ядерному удару с той или другой стороны, может послужить эскалация в штате Джамму и Кашмир или крупный теракт в Индии наподобие атаки в Мумбаи в 2008 году.

Главная проблема, по мнению многих аналитиков, в том, что никто не знает, каковы критерии применения ядерного оружия Пакистаном и что именно он может воспринять как начало войны со стороны Индии.

Вторая проблема — теракты в Индии могут быть вообще не связаны с Пакистаном, но в этом будет трудно убедить индийскую сторону.

В 2008 году было опубликовано американское исследование о последствиях ядерной войны между Индией и Пакистаном. Авторы пришли к выводу, что хотя суммарные заряды двух стран и не столь велики, их применение приведет к климатической катастрофе, которая станет причиной больших сельскохозяйственных проблем и массового голода.

В итоге, по данным доклада, в течение десяти лет погибнет около одного миллиарда человек. Так что вроде бы далекая проблема Индии и Пакистана на самом деле касается всего мира.

Илья Плеханов

0

64

Foreign Policy, США
01.08.2017
Дмитрий Тренин

Если бы Путин решил активнее бороться с Америкой, вы бы это заметили
Новая холодная война?

Решение российского президента избавиться от 755 сотрудников посольства США не означает, что он махнул рукой на отношения с США
Вполне очевидно, что грозящие России американские санкции не заставят Москву, как оптимистично предположил на прошлой неделе госсекретарь Рекс Тиллерсон (Rex Tillerson), пытаться наладить отношения с Вашингтоном. Наоборот, санкции, закон о которых пока даже не подписан, уже подтолкнули Кремль прекратить одностороннее перемирие с Америкой, сохранявшееся с момента избрания Дональда Трампа, и нанести ответный удар по американским интересам. В прошлую пятницу Россия заявила, что она лишит Соединенные Штаты двух объектов дипломатической собственности и потребует сократить штат американского посольства. В воскресенье оказалось, что она настроена серьезно. К 1 сентября посольство должно лишиться 755 из 1200 сотрудников. Речь идет как о дипломатах, так и об обычном персонале.

Безусловно, это серьезные меры. Но все же Владимир Путин ведет себя при этом не как человек, полностью махнувший рукой на отношения с Америкой. Решения, принятые им на прошедших выходных были демонстрацией гнева — но не спонтанной, а осознанной. Путин подчеркнуто избрал мишенью американское правительство, а не работающий в России американский бизнес и отдельно дал понять, что пока он не планирует вводить другие ограничения, направленные против американских интересов. Вероятно, перед тем, как решать, каким будет следующий шаг, он хочет посмотреть, как будет работать закон о санкциях на практике.

Российский президент никогда не стеснялся агрессивно высказываться в адрес предполагаемых врагов России в Соединенных Штатах. Так на прошлой неделе в ходе визита в Финляндию он назвал законопроект о санкциях «неприемлемым» и заявил, что такая практика «разрушает международные отношения и международное право». Тем не менее, он определенно не хочет сжигать все мосты.

Путин сейчас воспринимает Соединенные Штаты как страну, переживающую три кризиса колоссального масштаба. Первый из них — это холодная война между Трампом и его противниками, почти парализовавшая американское правительство. Второй — еще более важный — это конфликт между продолжающими обогащаться элитами и той многочисленной частью американского народа, стандарты жизни которой десятилетиями остаются на одном уровне. Если первый из этих конфликтов может быть разрешен в ближайшие годы в результате импичмента или новых выборов, то урегулирование второго потребует намного больше времени. Третий кризис затрагивает внешнюю политику США. Это конфликт между теми, кто стремится сохранить глобальное лидерство Америки, и теми, кто предпочел бы от него отказаться. Этот конфликт, вероятно, будет самым долговременным, и пока Соединенные Штаты не решат, какой страной они хотят быть на всех этих трех фронтах, можно ожидать, что российский президент продолжит осторожничать.

Выборы 2016 года и их последствия не только удивили аналитиков, но и позволили понять о Соединенных Штатах кое-что важное. Американский политический истеблишмент, последние 120 лет остававшийся образцом самоуверенности и твердости, начал терять уверенность в себе. На падающую самооценку элит указывают их недоумение, их вера в уязвимость американской демократии для внешнего вмешательства и их неискоренимые подозрения насчет сговора избранного президента и его окружения с иностранной державой. Постоянные опасения истеблишмента, что российская пропаганда — в лице таких малоизвестных в Америке медиа, как канал RT и агентство Sputnik, — может повлиять на общественные настроения в США, демонстрируют его недоверие к американским избирателям.

Избрание Трампа также усугубило уже разворачивавшийся к тому моменту кризис американской внешней политики. Соединенные Штаты начали замыкаться в себе по итогам катастрофического президентства Джорджа Буша-младшего. Отступление начал еще Барак Обама. Трамп только продолжил его — в своем характерном деструктивном стиле. Разумеется, определенная разница между их тактиками существует: если Обама пытался маскировать отход США вдохновленными и поддерживавшимися Америкой международными инициативами, то националист Трамп отказался от этой маскировки.

Путин, бывший офицер КГБ, не может не учитывать эти обстоятельства. Страна, страдающая одновременно от нескольких кризисов, неуверенная в себе и сбитая с толку, безусловно, опасна. С точки зрения Путина, текущие внутриамериканские политические конфликты привели к тому, что российская тема превратилась в оружие в руках противников Трампа. При этом даже когда нынешний политический кризис будет урегулирован, Россия будет вызывать в Соединенных Штатах неприязнь, по крайней мере, в ближайшее десятилетие. Американский президент, столкнувшийся с политическими трудностями, всегда может взяться за оружие и ударить по внешним противникам, чтобы улучшить свои перспективы внутри страны. Если Билл Клинтон бомбил Ирак во время слушаний о своем импичменте, почему бы Дональду Трампу не последовать его примеру? Он уже поступил так в Сирии, в события в которой Россия глубоко вовлечена, и может снова поступить так в Северной Корее, принеся полномасштабную войну к дальневосточным границам России. Кремль, решая, какой должна быть его политика в отношении Америки, должен принимать все это во внимание.

На фоне нынешнего хаоса странам, которые воспринимаются как конкуренты США на мировой арене, имеет смысл позволить Америке сфокусироваться на внутренних проблемах, а самим втихомолку воплощать в жизнь собственные планы, всеми силами избегая прямого конфликта с по-прежнему неимоверно могущественным глобальным гегемоном. Именно так и действует Китай. Для России это тоже было бы разумным выбором. Однако действия Москвы на Украины и позднее в Сирии, а также прошлогодний взлом компьютеров Национального комитета Демократической партии привели к усиливающейся конфронтации с Соединенными Штатами, которая не позволяет России тихо стоять в стороне и добиваться своих целей. В таких обстоятельствах приемлемым вариантом выглядят аккуратные и ограниченные контрсанкции.

Путин публично признает, что реальное улучшение американско-российских отношений в обозримом будущем невозможно. Трамп и Тиллерсон могут вести длинные и содержательные беседы с Путиным и министром иностранных дел Сергеем Лавровым, но вопрос в том, насколько эти беседы будут результативны. Могущественная коалиция, в которую входят Конгресс США, министерство обороны, разведывательное сообщество и большая часть мейнстримных СМИ решила, что на Россию нужно давить, пока она не сломается. Санкции, закон о которых скоро будет подписан, безусловно, не станут последними.

Путин на этих выходных выступил осторожно. В ближайшие месяцы ему следует сохранять такой же осторожный курс. Он прекрасно сознает неравенство сил между Россией и Америкой. Он знает, что гонка вооружений с Соединенными Штатами подорвала советскую экономику, а ее повторение может убить российскую. Скорее всего, он также учитывает, что самоизоляция, которая станет результатом санкций против западных компаний, будет намного вреднее для России, чем любые американские попытки изолировать Россию извне. Он, наверняка, видит, что раздувание ксенофобии и антиамериканизма внутри страны не принесет России никакой пользы, зато испортит ее отношения с другими государствами — причем не только с Соединенными Штатами — и еще сильнее затруднит ее развитие. Советский Союз пытался взаимодействовать с Соединенными Штатами как равный —при отсутствии равенства — и в итоге ушел со сцены. Российская Федерация, начинающая со слабой позиции, должна быть умнее. Путин — как дзюдоист — это, разумеется, понимает.

Чтобы быть умнее, России следует аккуратно выбирать цели для своей политики на американском направлении и посылать разным игрокам разные сигналы. Одно дело — нанести ответный удар по интересам американского правительства, совсем другое дело — повредить интересам американского бизнеса в России. России нужно взаимодействовать с американскими военными, но при этом следует понимать, что у этого процесса может быть только одна цель — предотвратить непосредственное столкновение между вооруженными силами двух ядерных держав. Американское разведывательное сообщество останется противником, как было и во времена холодной войны. Однако в какой-то момент необходимость что-то делать с растущими взаимными киберугрозами должна будет привести противников за стол переговоров.

Между холодной войной и нынешней американско-российской конфронтацией есть много важных различий. Важно, что пока конфликт охватывает исключительно политическую и государственную сферу. России необходимо, чтобы так и продолжалось и чтобы — за пределами санкционного режима — были как можно меньше затронуты торговое, научное и технологическое сотрудничество, а также культурные и гуманитарные связи. Россия конфликтует (по большей части) с Вашингтоном, а не с остальной частью Соединенных Штатов. Спор, в сущности, идет о мировом порядке, а также о месте и роли Америки — и России — в нем. Урегулирован этот конфликт будет не в результате конфронтации между США и Россией, а в результате того, что будет проходить внутри обеих стран. Также важно, чего сумеют добиться другие игроки — в первую очередь Китай, но также и Европа, и Индия, и так далее. Возможно, когда-нибудь Америка и Россия перестанут быть противниками и превратятся в «нормальных» — пусть и неравных — соперников. Но для всего мира крайне важно, чтобы в процессе они случайно не стали настоящими врагами.

0

65

Мы больше не будем добрыми: соседей России ждет мрачное будущее
16.08.2017

За последние годы стало понятно (и об этом писали уже многие), что Россия кардинально изменила принципы взаимодействия с соседями, да и в целом с другими государствами.

На место модели «братских отношений» пришел принцип взаимной выгоды.

В 2000-х годах Кремль окончательно осознал, что «братские отношения», которые на самом деле представляли собой обмен российских благ и преференций на лояльность, окончательно перестали работать. Внедрение новых правил игры началось где-то с середины прошлого десятилетия с государств, которые проводили особенно недружественную России политику — Прибалтики и Грузии.

Теперь, спустя больше десятилетия, результаты очень постепенной и неторопливой работы Москвы можно наблюдать невооруженным взглядом.

Латвийский министр сообщения призывает Россию активнее использовать латвийские порты, и его можно понять, поскольку мощный транзитный поток, шедший через эту прибалтийскую страну, превратился за последние годы в тоненький ручеек, который может окончательно пересохнуть в ближайшие годы.

Эта тема больше всего занимает экспертов и наблюдателей. Все уже давно все поняли, включая властей соответствующих государств. Но каждый раз, когда кто-то устраивает «цыганочку с выходом» (например, как в данный момент Молдова — с объявлением персоной нон-грата Рогозина, с высылками российских специалистов, со скандалами с российскими журналистами и артистами) всегда возникает вопрос — неужели они совсем не думают о своей стране и о своем народе.
Все уже усвоили, что Россия обязательно ответит — асимметрично и болезненно, и платить за недружественную политику в ее адрес придется всей стране. Так зачем же так себя вести?

Ответ — в общем, правильный — всегда находят в противостоянии России с Западом, в стремлении соответствующих национальных элит влиться в его ряды и готовности на любые шаги ради этой цели.

Проблема в том, что это только часть ответа, а в реальности ситуация еще хуже (хотя, казалось бы, хуже некуда).

Дело в том, что дихотомия «Россия или Запад» и выбор между ними является поверхностным, потому что, если копнуть чуть глубже, обнаруживается, что Россия и Запад (а вернее его гегемоны) фактически находятся в одной лодке, а вот страны, в которых идет между ними борьба — в другой.

Политические и идеологические противоречия, даже если они очень сильны, а борьба между державами-геополитическими игроками идет жестокая, — все равно вторичны. Потому что в существе своем эти державы входят очень узкий (и все более сужающийся) клуб стран.
Это страны, которые обладают современными знаниями и технологиями. Это страны, которые делают автомобили и ракетные двигатели, строят АЭС и самолеты, запускают космические аппараты и разрабатывают лекарства.

XX век оказался столетием уникального окна возможностей, когда почти у любой страны был шанс шагать в ногу с прогрессом. А еще была одна удивительная страна, которая была готова активно помогать в этом тем, кто был с ней рядом. И она делала это. Она строила заводы, научные центры и конструкторские бюро там, где их до этого никогда не было, делилась тем, что знала и умела.

Это окно возможностей захлопнулось безвозвратно. Прогресс и технологии шагнули так далеко, что стали прерогативой очень редких избранных. В случае отставания шансов нагнать их уже практически нет.

А Россия — та самая удивительная страна, в XX веке называвшаяся СССР — получила болезненный урок, что добрые дела не остаются безнаказанными. Урок был усвоен.

Правда, самую «грязную» работу ныне делает ее вечный партнер-антагонист (да еще наверняка посмеивается над неизбывным чистоплюйством своей товарки-Москвы). В бесконечном историческом противоборстве «в расход» идут третьи страны.

Их элиты полагают, что выбирают между Западом и Россией, а на самом деле они просто выбирают — делая выбор в пользу Запада — технологическую, экономическую и социальную деградацию своих стран, причем с билетом в один конец.

Мир будущего — уже вполне обозримого — обещает быть весьма мрачным. Денег на развитую социальную сферу — великое достижение XX века — не хватает уже у даже самых богатых и развитых стран.
Грядет новое средневековье с колоссальным социальным расслоением, доступом к благам избранных и беспощадным отношением к низам.

Особенность этого нового средневековья в том, что в этих самых «низах» окажутся не только отдельные социальные слои, а целые страны и регионы. Как бы не повернулось нынешнее противостояние России и Запада (а история подсказывает, что в очередной раз уж как-нибудь договоримся), Восточной Европе уже предуготована печальная участь пустоши, «мертвых земель» между центрами развитой цивилизации.

Ирина Алкснис

0

66

The Guardian, Великобритания

Запад бросил Россию в критический момент, и теперь мы расплачиваемся за это
23.03.2017

Ваши длинные статьи об отмывании денег Россией могут служить убедительными аргументами в пользу принятия соответствующих мер, однако мы должны вернуться к истокам проблемы, чтобы понять, как все произошло, и не повторять прошлых ошибок в будущем.

Дело в том, что Запад бросил Россию в критический момент. Более того, он побудил ее открыть двери перед внешним эксплуатационным капитализмом в тот момент, когда у России и у остальных советских республик не было эффективных инструментов контроля над деятельностью прибывающих финансовых капиталистов, чьей единственной целью была максимальная прибыль. В то время у молодого российского правительства не было достаточно сил, чтобы помешать собственным опытным капиталистам захватить и эксплуатировать природные ресурсы страны. Те проблемы, с которыми мы сегодня сталкиваемся, имея дело с российской политикой и экономикой, являются прямым следствием ошибки Запада. Интересно, что Джордж Сорос (George Soros) тоже высказывал эту мысль.

Нам нужно было поддержать Михаила Горбачева в 1989 году, в том числе путем принятия своеобразного Плана Маршалла, чтобы помочь российской экономике и предотвратить крах рубля в 1998 году. Ели бы США и Евросоюз предприняли определенные меры в тот период, когда Горбачев только начинал переделывать Советский Союз, его распад, возможно, произошел бы более гладко. Вместо этого катастрофическое сокращение экономики подорвало позиции Горбачева среди электората. К президентским выборам 1996 года, на которых я присутствовал в качестве старшего наблюдателя от Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, Горбачев мог рассчитывать только на смехотворные 0,5% голосов.

На дипломатическом приеме во время тех выборов один российский олигарх спросил меня, какую роль я во всем этом играю. Когда я объяснил ему, он рассмеялся. «Не понимаю, зачем вам так утруждаться. Мы зарабатываем столько денег, что мы просто не дадим стране обанкротиться, независимо от результатов выборов». Столкнувшись с жестокой реальностью и тем неуважением, которое Запад все чаще демонстрировал по отношению к ним, россияне — и это никого не должно удивлять — начали искать сильного лидера. И они нашли Владимира Путина. Поскольку мы посеяли ветер, теперь мы пожинаем бурю.

Майкл Мидоукрофт (Michael Meadowcroft), Лидс

0

67

Вьетнам: Создание Транстихоокеанского партнерства продолжится без США
9 ноября 2017

https://img4.eadaily.com/r650x400/o/ba1/5aed617eb133b12438dacbf81c5b2.jpg

Министр промышленности и торговли Вьетнама Чан Туан Ань сообщил на пресс-конференции во вьетнамском Дананге, что выход США из проекта Транстихоокеанского партнерства не помешает остальным одиннадцати членам этого альянса продолжить работу по его развитию.

«Реализация принципов соглашения о Транстихоокеанском партнерстве принесет общую пользу всем странам-участницам, а также станет движущей силой развития торгово-экономического сотрудничества в регионе и в мире», — сообщил вьетнамский министр.

По его словам, участники партнерства проявляют настороженность в связи с новыми возникающими в мире и регионе рецидивами протекционизма. Поэтому на прошедшей встрече министров стран-участниц саммита Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС) представители Транстихоокеанского партнерства подтвердили решимость дальнейшего сотрудничества ради сохранения свободы торговли и открытости рынков.

Транстихоокеанское партнерство было задумано как важнейший интеграционный проект президентства Барака Обамы в качестве противовеса евразийским альянсам, таким как китайский Новый Шелковый путь и ЕАЭС. В феврале прошлого года соглашение о Транстихоокеанском партнерстве подписали 12 стран — США, Япония, Малайзия, Вьетнам, Сингапур, Бруней, Австралия, Новая Зеландия, Канада, Мексика, Чили и Перу. Документ должен был вступить в силу только после ратификации всеми странами, но в январе этого года новый президент США Дональд Трамп подписал указ о выходе страны из партнерства.

0

68

Французский портал сообщил о «чудовищной провокации», которую готовят США
01 ноября 2017

США готовят «чудовищную провокацию», сообщил французский портал Agora Vox. Как утверждает автор материала Том Алдрэн, подготавливаемая американцами провокация направлена против России и Китая.

Развязать войну против РФ, а затем против КНР, Вашингтону мешает лишь необходимость изобразить себя не агрессором, а жертвой нападения, пишет Алдрэн. Именно для того, чтобы это исправить, и нужна провокация, уверен публицист.

По мнению автора Agora Vox, существующий статус-кво не может длиться долго, поскольку экономическая ситуация в США ухудшается. Причем этому ухудшению способствуют Москва и Пекин, вытесняющие доллар из мировых расчетов.

Вашингтон готов пустить в ход любые подлые шаги, чтобы заставить Россию «ошибиться», подытоживает Том Алдрэн.

Напомним, в Пентагоне еще в минувшем году заявили, что война США против РФ в будущем «практически гарантирована».

0

69

Демократия строгого режима
США оказывают военную помощь 36 из 49 диктатур
04 декабря 2017
   
Во время холодной войны звучало: «Он, может быть, и сукин сын, но это наш сукин сын»*. Как показывает анализ, США военными средствами оказывают содействие диктаторам всего мира, называя это «продвижением демократии», а потом ханжески удивляются, почему все идет из рук вон плохо.

На протяжении большей части своей истории власти США постоянно объясняли или оправдывали вмешательство во внутренние дела других государств тем, что их военные интервенции по всему миру якоб, направлены на «продвижение демократии» и «разрушение злобных диктаторских режимов». И хотя использование этих фраз на протяжении многих лет вряд ли истощилось, истеблишмент был вынужден признать, что усилия по продвижению демократии не принесли желаемых плодов.
Например, в журнале Foreign Policy была опубликована статья «Почему Америка так неудачлива в продвижении демократии в других странах?» (http://foreignpolicy.com/2016/04/25/why … countries/). В ней гарвардский профессор Стивен М. Уолт отмечает, что усилия США по продвижению демократии за рубежом по большей части заканчивались провалом, а примерно четверть демократических государств за последние 30 лет «деградировала». И хотя в провале попыток распространения демократии Уолт винит «темную историю военных интервенций», другой, более свежий анализ (https://medium.com/@richwhitney/us-prov … 79770415cc) показывает – подлинной причиной этой беспокоящей тенденции является не то, что демократию продвигали «не тем путем», а то, что ее никогда и не продвигали вовсе.
Рич Уитни, адвокат и писатель, сравнил рейтинговую систему организации Freedom House (https://freedomhouse.org/report/freedom … ethodology) в том, что касается политических прав, со списком стран, которым власти США оказывают содействие в военной подготовке (https://2009-2017.state.gov/t/pm/rls/rp … /index.htm), военной помощи (https://2009-2017.state.gov/documents/o … 252735.pdf) и продаже вооружений (http://www.dsca.mil/sites/default/files … r_2015.pdf). Как заявил Уитни, целью было определить, действительно ли власти США, как об этом широко заявляется, на глобальном уровне выступают против диктаторских режимов и борются за демократию. Его независимый анализ показывает, что действия США на самом деле противоположны намерениям. Вашингтон предоставляет военную помощь 36 диктаторским режимам из 49 «официально зарегистрированных». Другими словами, более 73 процентов диктаторских режимов мира в настоящее время получают военную помощь от Соединенных Штатов.
Для анализа Уитни применил общепринятое определение диктаторского режима: «Система власти, при которой один человек или небольшая группа обладает абсолютной властью в государстве, управляя таким образом всей государственной политикой и основными процессами, что оставляет народ бесправным и неспособным к изменению этих решений или к замене тех, кто находится во власти, любым способом, кроме революции или государственного переворота». Он выбрал ежегодные доклады организации Freedom House «О состоянии свободы в мире», сочтя его лучшим источником, предоставляющим полный список диктаторских режимов и «свободных» обществ. Уитни, однако отмечает, что у организации, претендующей на статус «независимой», наличествует «определенная предвзятость в пользу интересов класса, правящего в США».
Предвзятость Freedom House’а делает анализ Рича Уитни вообще убийственным. Организация финансируется (https://freedomhouse.org/content/freedo … al-reports) комбинацией из западных государственных и негосударственных источников, включая фонд «Открытое общество» Джорджа Сороса. Таким образом, систематизация этой организацией различных государств на «диктаторские режимы» и «открытые общества» аналогична тому, как их же классифицирует Госдепартамент США. Оно и понятно, ведь известно, что этим на самом деле диктаторским режимам Госдеп оказывает денежную поддержку в нарушение всех клятв в верности делу продвижения демократии за рубежом.
Более того, многие из государств, на которые Freedom House навесил ярлык «диктаторский режим», являются конкурентами Соединенных Штатов и, таким образом, их клеймят как «диктатуры», если даже таковыми они и не являются. Например, и на Иран, и на Сирию навесили ярлык «диктаторские режимы», хотя в этом году в Иране были проведены демократические выборы, а сирийский президент Башар Асад был переизбран в 2014 году, когда за него отдали голоса 88,7 процента (https://journal-neo.org/2015/12/20/bash … -of-syria/). Россия – извечный соперник, конкурент и противник Соединенных Штатов, также согласно Freedom House является «диктаторским режимом», несмотря на то, что выборы там проводятся регулярно. Если эти три страны удалить из списка Freedom House, окажется, что США поддерживают свыше 78 процентов по-настоящему диктаторских режимов.
Но кроме того, имеются другие определенно недемократические государства, которые в огромных объемах получают от США военную помощь и которые не включены в доклады Freedom House в качестве «диктаторских» и таким образом исключены из анализа Рича Уитни. Например, Израиль получает военную помощь в объемах, превышающих 10 миллионов долларов в день (http://ifamericaknew.org/stat/usaid.html), несмотря на то, что все палестинцы, проживающие внутри границ этого государства, лишены гражданских прав и существуют в условиях концентрационных лагерей или военно-оккупационного режима.
И хотя этот анализ собственных данных государственных властей и прозападной «исследовательской» организации демонстрирует поддержку Соединенными Штатами диктаторских режимов по всему миру, вряд ли подобные откровения изменят что-либо в поведении США с точки зрения долгосрочных перспектив. Ибо для США поддерживать диктаторов, конечно же, не является чем-то новым или необычным. Многие диктаторы времен холодной войны, как бы деспотичны они ни были, особенно в странах Латинской Америки и Азии, приводились к власти при полной поддержке со стороны властей США с целью позволить Соединенным Штатам «сдерживать» коммунизм и советское влияние.
Так что «продвижение демократии» никогда не преследовало заявленных целей. Ими всегда можно было замаскировать имперское завоевание тех стран, которые отказывались покоряться требованиям властей США. По этой причине известные военные интервенции последних десятилетий – особенно в Афганистане, Ираке и Ливии – были проданы американской общественности под знаком необходимости «восстановить» демократию и «вырвать контроль из рук злобных диктаторов». Эту версию по-прежнему используют для оправдания операций по «смене режима» в иностранных государствах и это притом что собственный образ США как «самой демократичной страны мира» давно разорван в клочья.

*Фразу приписывают президенту США Рузвельту, которой он якобы продемонстрировал свое отношение к никарагуанскому диктатору А. Сомосе (1896–1956), яростно боровшемуся с коммунистами. Позднее эта же фраза приписывалась многочисленным американским администрациям, отстаивавшим интересы «дружественных режимов» в других странах

Справка ВПК

Уитни Уэбб (Whitney Webb) – американская журналистка, проживающая в Чили. Публикуется в независимых СМИ: MintPress News, ZeroHedge, the Anti-Media, 21st Century Wire, and True Activist и других.
Публикуется с разрешения издателя (http://www.mintpressnews.com/us-provide … wc.twitter)
Уитни Уэбб
Перевод Сергея Духанова

0

70

Организация исламского сотрудничества признала Восточный Иерусалим столицей Палестины

http://rusvesna.su/sites/default/files/styles/node_pic/public/ierusalim_0.jpg

Организация исламского сотрудничества (ОИС) признала Палестину государством со столицей в Восточном Иерусалиме, говорится в коммюнике, распространенном в среду по итогам внеочередного саммита организации в Стамбуле.

В документе содержится призыв к мировому сообществу последовать этому примеру и признать Восточный Иерусалим оккупированной столицей палестинского государства.

ОИС признала Восточный Иерусалим столицей Палестины в ответ на решение президента США Дональда Трампа признать Иерусалим столицей Израиля. Это решение вызвало острую критику со стороны мусульманских стран и европейских лидеров.

Страны-участницы Организации исламского сотрудничества (ОИС) также призвали ООН «защитить статус» Иерусалима, сообщает телеканал CNN Turk. В финальном коммюнике говорится, что ОИС поднимет вопрос об Иерусалиме на Генеральной ассамблее ООН, если СБ ООН «не примет должных мер».

Кроме того, члены организации потребовали от Израиля «прекратить оккупацию» города.

В Организацию исламского сотрудничества всходят 57 государств-членов.

0

71

Российско-китайский договор о взаимной ядерной обороне – шанс созидательного развития для всей планеты
11.02.2018
Огромный международный резонанс вызовет даже декларация или публикация соглашения о намерениях

Реализация концепции глобального удара (ГУ) Соединенными Штатами Америки является качественно новым витком в глобальной гонке вооружений. Принятие на вооружение и развертывание средств ГУ, как ожидается, приведет к окончательному демонтажу существующих межгосударственных обязательств по взаимной безопасности, разрушению стратегической стабильности в мире, подрыву доверия между странами. В складывающейся военно-стратегической обстановке человечеству необходима новая система коллективной безопасности, основы которой могут быть заложены уже сегодня.

Как оказалось, c окончанием «холодной войны» гонка вооружений вовсе не прекратилась, а лишь временно перешла в качественную сферу совершенствования вооружений с созданием принципиально новых образцов оружия и военной техники в последние десятилетия. Запад во главе с США использовал свое преимущество победителя в «холодной войне» для навязывания уступок в ущерб интересам России и максимального ее разоружения, создания условий для того, чтобы значительно опередить своих потенциальных противников в технологиях.

Данное положение можно подтвердить тем, что Вашингтон в 2001 г. в одностороннем порядке вышел из Договора по ПРО 1971 г. Это произошло после существенного снижения потенциала стратегических ядерных сил (СЯС) России до уровня, актуализирующего целесообразность создания глобальной системы ПРО США и ее региональных сегментов.

С созданием и развертыванием гиперзвуковых систем вооружений (ГЗСВ) США могут получить безусловное военное преимущество, ликвидировав сложившуюся военно-стратегическую устойчивость.

Журнал Foreign Affairs писл по этому поводу еще в 2006 г.: «Впервые за почти 50 лет США приблизились к достижению ядерного превосходства. Скоро, возможно, США будут в состоянии уничтожить стратегические ядерные силы России и Китая первым ударом. Стратегический ядерный потенциал России может быть уничтожен, даже если оружие США окажется на 20% менее точным и на 30% менее надежным. У атакованной страны выжил бы лишь крошечный арсенал, если вообще что-то осталось бы. В этих условиях даже относительно скромная или малоэффективная система ПРО сможет защитить США от ответного удара».

Сегодня концепция глобального удара стала основной стратегической идеей США, инструментом изменения стратегического баланса сил и силового обеспечения мирового лидерства. В результате принятия на вооружение и развертывания ГЗСВ будут сведены на нет все ранее достигнутые договоренности в области ограничения и сокращения стратегических ядерных вооружений.

Реализация концепции ГУ на основе ГЗСВ предполагает высокоточное глобальное (в любой точке Земного шара) неядерное поражение важных объектов любого противника в течение одного часа с момента принятия решения на уничтожение цели. При этом дальность действия средств поражения может достичь 15 тыс. км. По мнению зарубежных специалистов, подобные средства поражения могут быть развернуты к 2030 г. и размещены на континентальной части США и удаленных ТВД на территории других государств. Принятие на вооружение первых ударных средств, близких по ТТХ к гиперзвуковым системам, но с региональной (средней) дальностью, возможно уже к 2020 г.

Основные цели для поражения ГЗСВ – пусковые установки МБР, объекты СПРН, ПРО/ПВО, системы боевого и государственного управления и связи. Следует напомнить, что военно-политическое руководство (ВПР) США продолжает рассматривать Россию и Китай в качестве военных противников.

http://ic1.static.km.ru/sites/default/files/imagecache/620/illustrations/article/2018/2/11/1_1.jpg
Прототип ракеты Х-51 под крылом бомбардировщика В-52. Развертывание США гиперзвукового оружия сведет на нет все договоренности в области ограничения и сокращения стратегических ядерных вооружений

История развития концепции ГУ включает ряд этапов:

• 2001 г. – Вашингтон взял курса на наращивание возможностей по «проецированию силы» обычными средствами поражения.

• 2006 г. – запланирована модернизация БРПЛ Trident II боевыми блоками в обычном (неядерном) оснащении. Поставлена задача создания гиперзвуковой ракеты HTV-2 (Hypersonic Technology Vehicle) c дальностью полета до 17 тыс. км, а также варианта ГЗСВ AHW (Advanced Hypersonic Weapon) с дальностью полета 6 тыс. км.

• 2010 г. – начаты испытания прототипов ГЗСВ. Первые из них для HTV-2 завершились неудачей, а AHW преодолел 3,8 тыс. км на гиперзвуковой скорости.

• 2013 г. – летательный аппарат

X-51 Wave Rider успешно разогнался до скорости 5,1М за 6 минут после предшествовавших трех неудачных испытаний.

Как более реалистичный, проект AHW получил больший приоритет со смещением акцентов от «мгновенного глобального» к «мгновенному удару регионального масштаба». Подтверждение тому – недавнее объявление о программе создания баллистической ракеты средней дальности (около 2,4 тыс. км) SLIRBM (Sea-Launched Intermediate Range Ballistic Missile) для размещения на многоцелевых АПЛ типа Virginia.

Особый интерес представляет анализ ситуации с эскалацией гонки вооружений в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР), которая главным образом также связана с концепцией ГУ США. По взглядам американского ВПР, ориентация на применение ГЗСВ в АТР против ядерных сил Северной Кореи неактуальна, учитывая слабость системы ПВО и отсутствие стратегической глубины территории. Все задачи здесь могут быть решены имеющимися средствами поражения. Основным противником остается только Китай.

http://ic1.static.km.ru/sites/default/files/imagecache/620/illustrations/article/2018/2/11/11_1.jpg
Предполагаемый внешний вид ГЗСВ Advanced Hypersonic Weapon (AHW)

В настоящее время США намерены развернуть в АТР ГЗСВ средней дальности с задачами:

– уничтожения объектов СЯС Китая – ПУ стационарных и мобильных МБР (нейтрализация контрсилового потенциала);

– поражения системы противоспутникового оружия КНР для ликвидации угрозы своей орбитальной группировке – один из центров противоспутникового оружия Китая находится в глубине территории страны на удалении 2,5 тыс. км от побережья, то есть вне досягаемости КРБД Tomahawk с морских направлений;

– подавления китайских средств вооруженной борьбы, создающих угрозу передовым группировкам США, присутствующим в АТР (баллистических ракет DF-21D, нацеленных на уничтожение американских авианосцев);

– вывода из строя пунктов военного и государственного управления, объектов ПРО/ПВО Поднебесной.

По мнению руководства США, средства ГЗСВ позволят повысить эффективность устрашения и сдерживания Китая, одновременно уменьшить опору на передовые группировки американских ВС, развернутые в АТР. В случае развертывания ГЗСВ окажут значительное влияние на баланс сил в АТР, приведут к подрыву региональной и глобальной стабильности и естественно – к резкому ухудшению отношений между КНР и США.

Очевидно, что восстановление баланса сил в АТР станет возможным только в результате создания и развертывания Китаем собственных средств ГЗСВ, что означает переход процесса гонки вооружений на совершенно новый качественный уровень.

Так, 9 января 2014 г. КНР провела первое испытание гиперзвукового ЛА HGW (Hypersonic Glide Weapon) WU-14, после чего США обеспокоились возможностью потери технологического преимущества в сфере создания гиперзвукового оружия. Второе испытание WU-14 состоялось 7 августа 2014 г., третье – в декабре 2014 г., четвертое – 7 июня 2015 г., пятое – в августе 2015 г. WU-14 развивает скорость 10М (12231 км/ч) и способен совершать маневры, подниматься на границу с открытым космосом.

Несмотря на повторное неудачное испытание прототипа AHW в США в августе 2014 г., после китайских испытаний Конгресс США усилил подержку идеи создания гиперзвукового оружия.

США воспринимают китайские баллистические ракеты DF-21D, предназначенные для уничтожения авианосцев, как средство, изменившее военный баланс в АТР. Баллистические ракеты DF-21D вынуждают США трансформировать стратегические подходы и планы подготовки к возможной войне с КНР. В качестве ответного хода в ближайшей перспективе Вашингтон может разметить ГЗСВ средней дальности в АТР на ПЛА ВМС США (типа SLIRBM) или наземных ПУ (типа AHW дальностью до 6 тыс. км) на Гавайях, на островах Гуам или Диего Гарсия. В свою очередь, Китай неизбежно будет рассматривать данный шаг как угрозу своей безопасности и нарушение баланса сил в регионе.

Принятие на вооружение ударных средств ГЗСВ США и КНР сделает кризисную стабильность очень хрупкой. Потенциал по нанесению внезапного, разоружающего удара ГЗСВ увеличит риски развязывания военных действий в АТР, а также их эскалации с применением ядерного оружия. Декларируемые США основы ядерной стратегии, отвергающие возможность нанесения удара первыми против ядерной державы, обладающей потенциалом ответного удара, потеряют актуальность.

Несмотря на то что Вашингтон пытается убедить Москву и Пекин, что американские обычные средства поражения большой дальности не нацелены на их объекты ядерного потенциала, такие заявления не вызывают доверия ни в РФ, ни в КНР. Перед лицом новой угрозы своей военной и гражданской инфраструктуре Китай в принципе может первым нанести удар по группировке сил США при возникновении кризиса.

http://ic1.static.km.ru/sites/default/files/imagecache/620/illustrations/article/2018/2/11/2.jpeg
Шахтные пусковые установки российских МБР – одна из основных целей для создающегося в США гиперзвукового оружия

Решением проблемы разрядки напряженности является создание основ новой коллективной безопасности в мире. В качестве их базиса предлагается рассмотреть возможность заключения российско-китайского договора о взаимной ядерной обороне. Актуальность подобных договоренностей сегодня очень высока.

Предметом договора должны стать взаимные гарантии безопасности в сфере ядерных стратегических сил и обязательства нанести ответный ядерный удар по третьей стороне-агрессору в случае, если территория России или Китая или их группировки войск (сил) подвернутся нападению с использованием ядерного оружия со стороны других государств.

Договор должен исключать возможность России и Китая первыми применять ядерное оружие против какого-либо государства, а также включать пункт о взаимном неприменении ядерного оружия.

Можно предположить, что перспективных возможностей США, с учетом средств ГУ, системы глобальной ПРО/ПВО и ее региональных сегментов (следует также учитывать возможность нанесения ударов по наземным целям из позиционных районов ЕвроПРО), может оказаться достаточно для нейтрализации контрсилового потенциала СЯС России или Китая либо любой другой страны по отдельности. Однако даже при таком развитии событий договор о взаимной ядерной обороне способен коренным образом подорвать военные основы политики гегемонии США в мире.

Огромный международный резонанс вызовет даже декларация или публикация соглашения о намерениях, объявление о возможности заключения подобного договора. Не говоря уже о заключении возможного двустороннего меморандума о взаимопонимании, разработке «дорожной карты» и др. Большую роль будет играть создание канала прямой связи между государственными руководителями России и Китая.

http://ic1.static.km.ru/sites/default/files/imagecache/620/illustrations/article/2018/2/11/3.jpg
В Азиатско-Тихоокеанском регионе Вашингтон намерен противопоставить свои будущие ГЗСВ китайским противокорабельным баллистическим ракетам DF-21D

Любые мероприятия в направлении заключения договора о взаимной ядерной обороне станут политическим сигналом США и другим странам Запада. Консолидации континентальных держав нет альтернативы в противостоянии стратегии «атлантизма» Запада, которая лежит в основе Североатлантического альянса.

Важно отметить, что начало стратегического военного партнерства Москвы и Пекина уже положено в сфере военно-морского сотрудничества. Ежегодные, ставшие традиционными совместные российско-китайские военно-морские маневры являются важным фактором стабильности и безопасности в мире. Особенно это проявилось в ходе совместных учений в Средиземном море «Морское взаимодействие-2015».

Значимые перспективы имеет возможность последующего расширения «ядерного зонтика» на страны ШОС с предоставлением гарантий безопасности. Что чрезвычайно важно, не исключается последующее присоединение к договору Индии. Таким образом, договор может стать трехсторонним.

Взаимные острые противоречия Индии и Пакистана также могут быть нивелированы посредством их присоединения к договору. Ведь подобный исторический прецедент уже существует – вхождение Греции и Турции в состав блока НАТО.

Большую роль играет намерение Китая достичь к 2030 г. паритета с США в области стратегических ядерных вооружений, противоракетной обороны и космических средств вооруженной борьбы. По некоторым оценкам, к этому времени НОАК сможет получить более 1 тыс. носителей СЯС и около 2,5 тыс. ядерных боезарядов. Причем уже к 2020 г. КНР в соответствии с новой стратегией национальной обороны «Контроль за пределами государства», возможно, развернет до 1,5 тыс. ядерных боезарядов.

http://ic1.static.km.ru/sites/default/files/imagecache/620/illustrations/article/2018/2/11/4.jpg
Базой для новой мировой системы коллективной безопасности может стать российско-китайский договор о взаимной ядерной обороне

Сегодня Россия еще может предложить распространить «ядерный зонт» над государствами, обладающими ядерным оружием: Китаем, Индией и Пакистаном и даже Северной Кореей. Но захочет ли завтра Китай предоставить нам гарантии взаимной ядерной обороны?

Ответ на поставленный вопрос зависит от состояния СЯС России на фоне эскалации ядерных вооружений Китая. Ясно, что Москва не может себе позволить роль «ядерного карлика», какую ранее играл Китай, оставаясь сторонним наблюдателем ядерного противостояния США и СССР. Поэтому России следует повысить приоритетность программ перевооружения ядерных сил и сделать все возможное и невозможное для наращивания их потенциала.

Договор о взаимной ядерной обороне позволит Китаю добиться разрядки напряженности в Азиатско-Тихоокеанском регионе, снять остроту глобального взаимного военного противостояния с США в мире с меньшими затратами ресурсов, а также подключиться на более выгодных условиях к процессу ядерного разоружения в последующем. Самое главное – будет устранена военная угроза существованию китайского государства.

Исторический опыт свидетельствует, что устремленность к безраздельному мировому господству способна оправдать любые преступления – Освенцим и Бухенвальд, Хиросиму и Нагасаки, агрессию во Вьетнаме и Югославии, Ираке и Афганистане, Ливии и Сирии.

Можно утверждать, что как только ВПР США станет уверенным в возможности безнаказанно нанести первыми ядерный удар и уничтожить Россию с окончательным решением в свою пользу исторического «русского вопроса», таковые планы немедленно будут реализованы. Нельзя забывать о том, что человечество пережило балансирование на грани гибели во второй половине ХХ века и сохранило мир во многом благодаря сдерживающему фактору гарантированного взаимного уничтожения.

Лишь сплоченность, консолидация сил мира и добра, объединение прогрессивных сил на основе идеи справедливости могут дать человечеству надежду на выживание и предотвращение катастрофы назревающей новой мировой войны. Таковы уроки прошлого.

Утверждение о возможности присоединения других стран-обладательниц ядерного оружия к российско-китайскому договору о взаимной ядерной обороне базируется на справедливости следующего положения. Стремление этих государств обладать ядерным оружием во многом диктовалось желанием избежать роли жертвы военной агрессии США.

Убедительных примеров американской агрессии в истории второй половины ХХ и начала ХХI веков более чем достаточно. Вьетнамский или югославский сценарий сегодня более чем вероятен как типичная американская реакция на независимую внутреннюю и внешнюю политику той или иной страны.

С другой стороны, в настоящее время Китай не участвует в международных соглашениях по ограничению стратегических ядерных вооружений. Эскалация ядерного потенциала Китая рано или поздно сделает этот вопрос очень актуальным. Договор о взаимной ядерной обороне, особенно на многосторонней основе, позволит на основе сложившегося взаимного доверия существенно облегчить процесс последующего одновременного сокращения уровня ядерных потенциалов стран-участниц.

Таким образом, взаимная оборона в сфере ядерных стратегических вооружений может стать основой новой системы коллективной безопасности в мире. Важно достижение взаимопонимания в этой области между Россией и Китаем, распространением ядерных гарантий безопасности на страны ШОС с дальнейшим вовлечением обладающих ядерным оружием Индии, Пакистана и, возможно, КНДР. Как представляется, в будущем это позволит резко снизить возможности развертываемой системы глобальной ПРО США и ее региональных сегментов, а также заставит ВПР США коренным образом пересмотреть содержание концепции глобального удара, подрывая изначальный замысел создания и развертывания ГЗСВ.

Неспособность США противостоять совместному ядерному потенциалу государств договора о взаимной ядерной обороне будет означать крах силовой политики Вашингтона. Народы мира навсегда избавятся от опасности «экспорта демократии» и «цветных революций», перестанут оглядываться на властные окрики руководства США и получат возможность созидательного развития.

Авторы: Николай Башкиров - – профессор Академии военных наук, кандидат военных наук, капитан 1-го ранга запаса, Сергей Cергеев - военный эксперт, полковник запаса

0

72

Стояние у Восточной Гуты
10 Апреля 2018
Сергей Хапров
http://alternatio.org/media/k2/items/cache/8f1331e291d5ba2923edd03d09fe937c_XL.jpg
У каждого народа в его истории есть какое-либо великое стояние: на Угре, на Роне, на Рубиконе. Как бы мала не была преграда, позднее оказывалось, что она отделяла одну эпоху от другой. И шансов на возврат к предыдущему порядку вещей уже не оставалось. Когда от подобного исторического водораздела нас отделяют сотни и тысячи лет, наше сознание легко рисует себе величественную атмосферу накануне события и осмысленную погруженность всех участников в разворачивающийся сюжет. Тем тяжелее представить себе, что ты сам находишься в шаге от театра, где развернутся действия, которые потомки посчитают рубежными. Буду искренне рад ошибиться, если стояние у Восточной Гуты окажется просто одним из эпизодов борьбы с вооруженными повстанцами.

Перед началом изложения своего видения хочу попросить читателей, считающих, что все народы и государства (за исключением “кровожадной”, “варварской” России) состоят из бесполых ангелов, безотходно питающихся амброзией, которую они и охраняют от варваров при помощи высоко гуманных бомбардировщиков, наследующих традициям высокого Возрождения, - не утруждать ни себя чтением одиозного текста, - ни моих думающих соотечественников продуктами вашего негодования.

Итак. В Сирии возможно складывается ситуация, которая заслужит сравнение со стоянием на реке Угре или пересечением Рубикона.

Сначала цифры. Разные источники сообщают, что в Восточном Средиземноморье, Красном море и Индийском океане сосредоточены корабли ВМС НАТО, вооруженные более, чем шестью сотнями КРМБ (крылатых ракет морского базирования). Для неспециалистов напомню, что три операции по вторжению в Ирак и одна в Афганистан начинались с удара крылатыми ракетами из выше указанных акваторий. Начиная с 1991 года, когда СССР, а затем и Россия, впервые с 1945 года не оказывала поддержки атакуемой стране, интервенции НАТО стартовали с массированного ракетно-авиационного удара (МРАУ) с использованием 700-1200 крылатых ракет морского и воздушного базирования и до 1000 истребителей и бомбардировщиков. США и НАТО имеет свои авиабазы в Италии, Турции, Катаре и на Диего-Гарсии, кроме того стратегические бомбардировщики Б-2 и Б-52 могут атаковать с аэродромов в Северной Америке. Это позволяет в считанные часы наращивать ударную группировку.

Подобная концентрация сил означает возможность интервенции в Сирию (вот будет удивительно, если в Саудовскую Аравию) через один-два часа после получения приказа. Результат такого МРАУ предсказуем, по опыту трех интервенций в Ирак, одной в Югославию и одной в Афганистан, - полное подавление сопротивления обороняющихся и уничтожение критически важной инфраструктуры. По информации из неофициальных источников в 2016 году США и НАТО уже готовили подобную операцию для Сирии, но не реализовали ее.

ЧТО ИЗМЕНИЛОСЬ? И ЧТО ТУТ ОСОБЕННОГО?

После 1945 года США и европейские державы не могли в одностороннем порядке применять военную силу против стран, которые поддерживал СССР. Для тех кто не знает напомню, что многие современные государства особенно Ближнего Востока только после Второй мировой войны перестали быть колониями либеральных демократий Европы. Иран, Ирак, Сирия, Саудовская Аравия, Израиль и другие страны имеют государственные границы, нарезанные англичанами и французами после 1947 года. В 50-60-ые годы в результате революций к власти пришли национальные лидеры в Египте (Насер), в Сирии (Асад), в Ираке (Хусейн), в Ливии (Кадафи). Когда “ужасный” СССР подавлял восстание в Венгрии в 1956 году, “святые” Франция и Британия за три года до этого подавляли восстание в Египте. В 1962 году “святая” Франция проиграла войну за Алжир, а через шесть лет, в 1968 году, “ужасный” СССР подавил восстание в Чехословакии. В это же время “святые” США уже вовсю демократизировали бывшую французскую колонию Вьетнам. (Хочется спросить у “начитанных” соотечественников, обеспокоенных многовековой “испорченностью” России, почему это современные французы, англичане и американцы изменились и не имеют ничего общего со своими родителями, а мы, современные россияне, - продолжатели “варварских” традиций. Но оставим обсуждение раздвоения личности у “чистых” душой и мыслью, для следующей статьи). Кстати сам недавно с удивлением узнал, что в 1977 году в соответствие с секретным индо-советским военным договором советский атомный флот предотвратил вмешательство американского флота в индо-пакистанский конфликт. Узнал, потому что Индия в 2017 году отмечала сорокалетие данного события.

В 1991 году история бывших колоний обратилась вспять. К 2018 году ликвидированы или устранены от власти руководители Ирака, Ливии, Египта, Йемена. На краю пропасти стоит Сирия, на очереди Иран и страны Средней Азии. После взятия под контроль данных территорий Китай может забыть о независимых поставках энергоносителей из Ирана, Ирака, Туркменистана, Казахстана и Саудовской Аравии. Поставка ему и от него энергоносителей, продуктов питания и товаров по морю и/или Шелковому пути без разрешения США и коллективного Запада, как и в последние 200 лет (за вычетом периода с 1953 по 1991 годы) будет невозможна. Любителям наивных альтернативных сценариев предлагаю представить себе страну, которая в одиночку под угрозой удара 1200 крылатых ракет и 1000 самолетов, не согласится с санкциями за мельдоний, притеснение геев, неуважение к животным или за колбу с белым порошком. Доказательств, как мы уже знаем не нужно, достаточно заявления в СМИ.

Единственная сверхдержава, которая в ХХ веке могла ограничивать коллективный запад, в 1991 году отдала Ирак и арабские страны, в 1994 - ушла из Восточной Европы, в 1999 году - отдала Югославию, в 2001 году - сдала договор по ПРО, в 2004 году - приняла расширение НАТО, и цветные революции в Грузии и Украине с перспективой членства последних в НАТО. После принятия Прибалтийских республик, Украины и Грузии в НАТО Россия утрачивала бы контроль за Балтийским и Черным морем и возвращалась бы в допетровские времена. Позиционные районы американской ПРО в Польше и Румынии снимали вопрос ядерного сдерживания, а контроль за газопроводами через Украину и Польшу лишал Россию доходов и влияния на Европу. В принципе партия сыграна блестяще, и заявление Путина в 2007 году на Мюнхенской конференции по безопасности о начале ПРОТИВОСТОЯНИЯ иначе как жалкое чудачество никто и не воспринял.

Здесь можно сделать паузу, чтобы послушать обвинения в любви к теориям заговора. Поговорить о случайности совпадений, об отсутствии связей между уютными европейскими кафе, убийством Кадафи, поддержкой ИГИЛ, НАТОвскими ракетными эсминцами в Черном море, о бойкоте Сочинской олимпиады из-за притеснения геев, отстранении спортсменов от олимпиады в РИО из-за мельдония и введением экономических санкций за сбитый Малазийский боинг. Так, что если Вас ударили по затылку, ткнули ножом в бок, обчистили карманы и задержали за домогательство к нападавшим, знайте, что все это объединяет между собой только одно - Вы сами, и ищите причину в себе.

ПРОТИВОСТОЯНИЕ (начало)

Надо отдать должное нашим западным партнерам геополитические партии они развертывают профессионально, имея более 200 лет опыта в подобных делах. Уже в 2008 году одновременно с началом мирового экономического кризиса, который по слабой экономике России ударил сильнее, чем по западу, начинается война с Грузией. Война с одной стороны подтвердила ставку на нерешительность Медведева и устаревшее обеспечение российской армии, а с другой - на ней прозвучал первый тревожный звонок: Россия впервые с 1979 года уверенно использовала свои войска на территории другого государства (афганский синдром преодолен) и подтвердилась старая истина: стратегическое и оперативно-стратегическое планирование и подготовка театра военных действий русским Генштабом относит Россию к высшей лиге. Многие мои знакомые негодовали, от того что наши танки не взяли Тбилиси и обвиняли Главнокомандующего в нерешительности. “Чистые” душою негодовали, что мы немедленно не сдались и не покаялись. На самом деле активная фаза противостояния началась. Россия начала приучать Запад к своей жесткой реакции, но на фоне старого вооружения и быстрого окончания боевых действий после окрика НАТО, не давала поводов для серьезных опасений.

Потом была смерть Кадафи и развал Ливии, в ответ рокировка Медведева и Путина. Неимоверный коррупционный скандал с Сердюковым, который прикрыл от внимания западных военных аналитиков десятки миллиардов долларов инвестиций в НИОКРы на новые вооружения. Россия ускоряет создание сил спецопераций. В 2013 году вмешательство вместе с Китаем в Сирийский конфликт, а также вывоз и уничтожение химического оружия. В результате предотвращение вторжения НАТО в Сирию. Противостояние начинает удаляться от территории России, мир привыкает к самостоятельности России на Ближнем Востоке. Но силы России пока слабы, и Запад реагирует умеренно.

Усиливается атака на олимпиаду в Сочи, она может поднять национальное самосознание и уверенность в своих силах русских. Цветная революция в Киеве, запланированная на выборы 2015 года, резко переносится на конец 2013 года. Главы всех западных держав бойкотируют Сочинскую олимпиаду (в защиту геев, окружающей среды, в борьбе с коррупцией и против геноцида черкесского народа). Противостояние переносится к границам России. Госпереворот в Киеве переводит ПРОТИВОСТОЯНИЕ в следующую фазу.

ПРОТИВОСТОЯНИЕ (умеренная эскалация)

Сюжет предлагается простой. Привычно спровоцированные “народные” выступления на майдане Незалежности (площади Тахрир, Болотной площади, в Алеппо и т.д.) за все хорошее против всего плохого. Острый политический кризис. Россия, наученная опытом Горбачева (ему нерасширение НАТО на Восток было обещано устно), фиксирует урегулирование кризиса подписанием соглашения тремя министрами иностранных дел Польши, Германии и Швеции. На следующий день соглашение нарушено без какой-либо ответственности стран-подписантов. До устного обвинения “highly likely” России 20 странами НАТО в применении боевых газов в Британии остается четыре года.

Холл Гарднер, известный американский геостратег в своей книге “Крым, Глобальное Соперничество, и Месть Истории” (2015) приводит интересные обсуждения Генри Киссинджера, Пола Ницше, сенатора Лугара и других магистров Холодной войны, которые все 90-ые годы предостерегали западный истеблишмент от расширения НАТО и игнорирования интересов России. Интересно, что вопрос Крыма затрагивался еще в 1994 году, и формулировался как “интернационализация” русского города Севастополя и Черного моря, то есть придания им не национального, а международного статуса под контролем НАТО-ЕС и России. Позже Россию решили из этой группы вычеркнуть. Для “чистых” душой и мыслью поясню, контроль НАТО над Черным морем планировался с начала 90-ых. Вопрос лишь в том, что силовики, реально оценивающие стоимость войны с Россией, предлагали ее интересы учесть, а либералы предпочли обойтись без России.

Переворот в Киеве, как эскалация ПРОТИВОСТОЯНИЯ, совершен во время олимпиады в Сочи (война в Грузии во время олимпиады в Пекине). Россия еще только начала сосредотачиваться, а Хиллари Клинтон уже превентивно сообщила, что Путин, как и Гитлер использует олимпиаду для маскировки военных планов. (До заявления Бориса Джонсона, что Путин “highly likely” применил боевой газ в Британии накануне ЧМ 2018 года, чтобы как Гитлер прикрыть свои военные планы, остается четыре года.)

Россия, как и положено военной супердержаве с традициями высшей лиги, избежала двойного капкана. С одной стороны, Россия не пошла на широкомасштабное вторжение, которое бы привело к большим экономическим, политическим и человеческим затратам и дало бы НАТО карт-бланш на массированный военный ответ. Многие мои “горячие” соотечественники до сих пор критикуют Путина за нерешительность и отказ от танкового броска до Днепра. Другие мои соотечественники, “чистые” душою и мыслью… короче тоже не довольны. С другой стороны, Россия забрала на этой фазе ПРОТИВОСТОЯНИЯ ключевой актив, приз, ради которого развертывался сценарий - полуостров Крым - непотопляемый авианосец, позволяющий контролировать Ближний Восток, Восточное Средиземноморье, Восточную Европу и часть Южной и Западной Европы. То, что партия сыграна подтвердил визит Киссинджера в Москву (к нему мы еще не раз вернемся), который в интервью мировым СМИ заявил, что воссоединение Крыма с Россией - факт неприятный, но свершившийся, и надо начинать строить новые отношения с учетом интересов России.

Запад, как профессиональный игрок с более чем 200-летним опытом геополитической борьбы вбросил домашние заготовки: бомбили восточные районы Украины, чтобы заставить Россию официально ввести войска, уронили Боинг, чтобы ввести экономические санкции, разорвали все оборонные контракты Украины и России, перевооружение флота и транспортной авиации России, критически зависели от этих контрактов. (Мы вернемся к перевооружению флота и авиации при обсуждении принципа Больших кораблей).

На данном этапе стороны решали свои задачи. Запад, по-прежнему недооценивая мощь и решительность России, владеет инициативой, но пытается вернуть Россию в однополярное стойло с минимумом затрат, особенно военных. России пытаются сократить финансовую и технологическо-промышленную базу перевооружения. Ни скорость, ни масштабы перевооружения не осознаются ни западными военными аналитиками, ни российскими любителями порассуждать на оборонные темы. Россия прежде всего покупает стратегическое время, чем позднее запад решится на радикальные военные меры, тем лучше. Основы стратегии требуют принимать сражения только там и тогда, где это тебе наиболее выгодно. Наибольший шок (strategic suprise, в военной терминологии) у запада вызывают:

а) бескровное, сверхэффективное взятие Крыма под контроль (даже активные критики Путина среди моих знакомых признавали, что такая эффективность лишает их всяких аргументов), а это требует перерасчета потерь НАТО при столкновении с таким противником;

б) неспособность разведки НАТО вскрыть время, цели, маршруты и силы российской операции, и это в условиях глобального контроля за перемещениями каждого человека, телефона или машины;

в) появление у России такого количества новых систем радиоэлектронной борьбы, применение которых не описано даже в теоретических разработках армий НАТО. Самолет-разведчик 70-х годов разработки, в Черном море отключает все электронные системы управления огнем ракетного эсминца, части системы глобального ПРО. Россия покупает еще четыре года.

ПРОТИВОСТОЯНИЕ (борьба за инициативу)

Россия, как страна с великой стратегической традицией, понимает, что отдавая инициативу противнику и давая разворачиваться конфронтации у своих границ, она неизбежно проиграет. В лучших традициях Сципиона Африканского Россия смещает фокус противостояния на Ближний Восток, постепенно перехватывая инициативу.

Краткие результаты Сирии для ПРОТИВОСТОЯНИЯ. Россия может высокоточно +/- 3-10 метров поражать цели с дистанции 2 500 км. Это показано по всем мировым каналам ТВ, включая страны, над которыми пролетали крылатые ракеты. Это требует очередного пересчета потерь НАТО от столкновения с Россией. Телевидение нужно, чтобы западные избиратели в том числе бизнес оценил стоимость войны с “ржавой бензоколонкой”. У России есть десятки морских носителей крылатых ракет и сотни воздушных. И все они за два года в Сирии наносили удары по реальным объектам. Более 50000 военнослужащих получили опыт реальной войны в современных условиях на чужой территории, раньше этот опыт был только у войск НАТО в Ираке и Афганистане. Все генералы вплоть до командующего дивизии прошли через Сирию. Почти все летчики боевой авиации получили реальный опыт применения современных вооружений. Прошли реальную проверку сотни наименований новых вооружений. Русские подводные лодки в Средиземном море уходят от любых эскортов кораблей НАТО и наносят из под воды удары крылатыми ракетами. Дальняя авиация с российских аэродромов по воздушным коридорам над Ираном и Ираком крылатыми ракетами поражают цели в глубине Сирии. В освобождении городов приняли участие от 10 до 20 тысяч бойцов российских войск спецопераций. Над Сирией без разрешения России практически никто не летает. Из 59 крылатых ракет, запущенных по территории Сирии с ракетных эсминцев США, половина исчезла.

Итак. На два года внимание от границ России, от Украины и Калининграда переведено в Сирию. Россия переподготовила, перевооружила свою армию в реальных боевых условиях с минимальными потерями для себя. Только представьте, что все то же самое пришлось бы, не дай Бог, делать в войне за Донбасс. Запад, ожидая, что Россия вот-вот надорвется сама, только только перебрасывает свои бронетанковые дивизии в Польшу. Выборы Трампа (на самом деле Хилари Клинтон) и Путина завершают расстановку сил для перехода к острой фазе противостояния.

ПРОТИВОСТОЯНИЕ у Восточной Гуты (острая фаза начинается)

У моих думающих соотечественников могло сложиться впечатление, что меня занимает лишь военное противостояние, а не столь актуальные вопросы экономики, экспорта высоко технологичной продукции и развития российской промышленности. Отнюдь. Именно эти вопросы и занимают меня каждый день, но в отличие от моих “начитанных” соотечественников, которые вот уже сорок лет водят нас по пустыне своих рассуждений, я не считаю, что экономические изменения в столь крупной мировой державе, как Россия, можно планировать в геополитическом и геоэкономическом вакууме. Проще говоря, лавочнику, торговавшему у стен московского Кремля, может и не было дела до стояния на реке Угре, но окончание выплат дани Орде повлияет на экономику Руси. А какая это Орда: степная или атлантическая? Мне без разницы.

Начавшаяся острая фаза противостояния России с коллективным Западом, этакой евроОрдой, как раз и интересна той геополитической и геоэкономической развилкой, на которой находится мир.

Итак. Запад больше не стесняется. Запад готов “наказать” (за что выберете сами: мельдоний, геи, Сталин, Крым, Боинг, Арктика…). Ставки очень высоки. В Орде нет денег, долги превысили 100% ВВП Орды. Нужно как и в предыдущие 200 лет собрать дань. Дань, заплаченная Россией тридцать лет назад, закончилась. Россия ведет себя неадекватно, не только сама не платит, но и начинает мешать собирать дань с других. Многие народы оживились, и пошли слухи, что может в Вашингтоне и Брюсселе Чингисхан не настоящий. Такое прощать нельзя и пришло время собирать Большое войско.

Предлог

Интересно было бы в будущем изучить важность архетипа химического отравления в коллективном англосаксонском и европейском бессознательном, но для мобилизации налогоплательщика - оно действует мгновенно и безотказно.

Многомесячная компания по “разоблачению” господдержки допинга в российском спорте “доказала” налогоплательщикам, что все русские поголовно применяют химию. Пока не боевую. Но попытки вбросить химоружие в Алеппо, Гуте и других городах быстро пресекалось Россией или демонстрацией источников у повстанцев, или предложением химической экспертизы в международной комиссии по химоружию. Эту ситуацию необходимо было резко изменить. Поднять градус и лишить Россию ее аргументов. За несколько дней до дела Скрипаля британские власти осведомленно сообщили, что Асад уже применил или вот-вот применит (нужное подчеркнуть) химическое оружие (новость старая), которое ему поставил северокорейский диктатор Ким Чен Ын (новость свежая). Даже ко всему привыкшие западные СМИ не смогли переварить эту новость. Поэтому на сцену выходит Скрипаль. Действие поставлено в Британии, поэтому она ничего не должна доказывать. Призыв России к привлечению Комиссии по химвооружению, предоставлению химических формул или каких-либо фактов отметается, как смехотворный. Высылаются русские дипломаты из двадцати стран НАТО, за применение боевых газов на территории одной из стран НАТО. Практически на языке профессионалов - это “casus belli”, событие, которое может стать причиной объявления войны. От войны нас отделяет только “highly likely” и 10000 ядерных боезарядов у России.

Место стояния

С высокой вероятностью это будет Сирия. Будет ли это Восточная Гута, Голанские высоты или нефтяные месторождения на границе с Ираком - непринципиально. Весь театр военного столкновения может растянутся от Калининграда до Северной Кореи, но наиболее интенсивные действия, по моему мнению, развернутся в Сирии вокруг наших военных баз. С 2002 года после вторжения в Афганистан и 2003 года после вторжения в Ирак налогоплательщики, избиратели и телезрители привыкли, что в этом регионе могут применяться средства вооруженной борьбы, которые на территории цивилизованных стран были бы восприняты как “конец света”. Массированные ракетные и авиационные удары, борьба за господство в воздухе, применение средств радиоэлектронной борьбы, оперативно-тактические ракеты, удары с кораблей и подводных лодок и так далее.

Концентрация сил

Десятки ракетных кораблей НАТО, подводные лодки, плюс одна две авианосных группы, это от 600 до 1000 крылатых ракет. От одной-двух сотен до тысячи ударных самолетов. Одна-две экспедиционных группы по 3000 морских пехотинцев в каждой. Несколько тысяч бойцов спецподразделений стран НАТО, 20-30 тысяч арабских боевиков и контингент войск НАТО в Ираке. В принципе классическая интервенция войск НАТО последних 20-25 лет с предсказуемым победным результатом. Но есть одна особенность - русские экспедиционные войска. Подробнее о них чуть позже.

ТЕПЕРЬ О ГЛАВНОМ. Что выиграла Россия, отложив противостояние на десять лет с 2007 до 2018 года?

ПЕРВОЕ. Место сражения

В 2007 году это была бы территория России или стран бывшего СССР с русскоязычным населением. В 2008 году это была Грузия. В случае неудачи России - это утрата военных баз в Абхазии и Южной Осетии, удаление русского флота из Севастополя, кризис вокруг Калининграда. Мало кто знает, что в случае вмешательства НАТО в войну с Грузией русский Генштаб планировал пробить сухопутный коридор в Калининград, его от территории Белоруссии отделяет полоска земли в 120 км, а это боевые действия в Прибалтике. В 2014 году это должна была быть территория Крыма и Восточной Украины, где в случае боевых действий должны были погибнуть с обеих сторон русские, уничтожены русские города и инфраструктура, входящая в зону экономических интересов России. Напомню, что с 1941 года по 1944 год война шла на нашей территории и, уничтожая фашистов, наша армия уничтожала наши города, заводы, дороги. Многие пропустили мимо ушей недавнюю фразу Главкома вооруженных сил России, о том, что Россия больше не допустит боевых действий на своей территории.

Попытки в 2014-2015 годах бомбардировками Донбасса официально втянуть Россию в войну на территории ее культурных, экономических и политических интересов закончились Иловайским и Дебальцевским котлами и подписанием Минских соглашений. Армии НАТО недостаточно неэффективно воюют в сухопутных сражениях и боятся потерь, поэтому всегда выставляют вместо себя армии варваров (местного освобожденного населения). На Украине НАТО получало враждебную России армию в 200 тысяч человек. Независимо от результатов боестолкновений с обеих сторон гибли русские и нарастала социальная рознь. Несмотря на то, что Россия быстро купировала боевые действия на Украине, нам все-таки был нанесен урон. Политические элиты Белоруссии и Казахстана напряглись. Необходимо было срочно менять место острого противостояния с коллективным Западом.

Сирийская кампания, сколько бы не пытались начитанные соотечественники исчислять ее значение в новых трамваях для Екатеринбурга или Пскова, спасла Россию и русский мир от огромных потерь. Невозможно даже представить себе как Россия нанесла бы удар 26 крылатыми ракетами по пригородам Мариуполя, а не по базам боевиков под Пальмирой. Как российский спецназ оттачивал бы навыки быстрого освобождения городов не в Алеппо, а в, не дай Бог, Одессе. Российская армия получила возможность два года вести скрытое/неофициальное, но прямое противостояние с войсками спецназначения США, Британии, Франции, Германии, с самолетами и системами ПВО НАТО. Россия за два года смогла переподготовить и перевооружить более 50000 бойцов Сирийской армии, что позволит в будущем конфликте снизить русские потери в сухопутных боях. И с арабскими повстанцами, вооруженными странами НАТО на земле Сирии будут сражаться сирийские и иранские бойцы.

ВТОРОЕ. Союзники, общественное мнение и политические последствия

Привычно повторяя фразу о том, что у России нет союзников, мы подразумеваем вечных и безусловных. Ведь с ситуативными союзниками в Сирии у России все хорошо. За время Сирийской кампании Россия смогла провести подготовку будущего театра военных действий. Иран уже был вовлечен в конфликт, разделяет с Сирией основную нагрузку по потерям среди сухопутных войск. Население Ирана - 70 миллионов человек и это сопоставимо с мобресурсами Польши и Украины вместе взятыми. В случае проигрыша России и падении Сирии Иран - следующий кандидат на “демократическую” интервенцию, поэтому сепаратные переговоры почти исключены. Турция - обладатель крупнейшей сухопутной армии НАТО в Европе, держатель ядерного оружия НАТО на авиабазе Инджерлик. За два года в Сирии России удалось, пусть и на время, превратить Турцию из острия копья НАТО на Черном море в нейтральный буфер с левого фланга. Турция даже в 2003 году не дала самолетам НАТО воздушного коридора для бомбардировок Ирака, а после попытки госпереворота в Турции авиабаза Инджерлик блокирована и США выводят оттуда свои самолеты. На прошлой неделе Турция пообещала разбомбить те районы Сирии, в которые вдруг Франция решила ввести свой спецназ. Россия смогла найти общие интересы у Турции с Ираном, улучшить отношения с Ираком и Саудовской Аравией, получить поддержку Египта и Катара, с территории которого США срочно выводят свою вторую по значению авиабазу в регионе.

Итак, если боевые действия в Донбассе напрягли отношения России даже с привычными союзниками, то два года войны в Сирии открыли для Москвы много новых дверей в регионе. Этот раунд Россия выиграла у НАТО с сухим счетом.

ТРЕТЬЕ. Качество и количество вооружений, опыт боевых действий, новизна

Все выше перечисленные мною системы вооружений, которые страны НАТО сконцентрировали для интервенции в Сирию, они могли также применить и десять лет назад. У России же в 2007 году многих современных систем вооружений или не было совсем, или они были в малом количестве. В 2018 году в Сирии (или в двух часах полета от Сирии) Россия сконцентрировала полтора-два десятка носителей крылатых ракет морского базирования, от нескольких десятков до полутора сотен носителей крылатых ракет воздушного базирования с радиусом поражения до 2,500 километров и более. Несколько десятков установок береговых противокорабельных ракетных комплексов со сверхзвуковыми средствами поражения. На авиабазе в Сирии и в двух часах лета от нее сгруппированы от нескольких десятков до полутора сотен самолетов: истребителей, разведчиков, летающих радаров, бомбардировщиков, противолодочных самолетов и вертолетов. Небо над регионом контролируют от двух до четырех дивизионов С-400, неизвестное число российских и сирийских дивизионов С-300 (несколько самолетов ВВС Израиля было сбито комплексами С-200), неизвестное количество ЗРК Панцирь-С1, Тор-М1 и М-2. Совокупно эта группировка средств ПВО способна нанести непоправимый ущерб авиагруппировке из нескольких сотен самолетов НАТО. Неизвестным параметром для НАТО остается количество и качество систем радиоэлектронной борьбы, способные сбивать с курса крылатые ракеты (меняя им координаты в системах навигации), самолеты и даже ракетные эсминцы, способные отключать системы управления самолетами и кораблями вплоть до повреждения электроники, способные блокировать все системы связи противника в радиусе от 300 до 3000 километров, способные ослеплять военные спутники разведки и связи, и наконец делать электронно “невидимыми” как отдельные самолеты и объекты, так и целые войсковые подразделения.

Россия в 2018 году в Сирии создала группировку сил, которую по многим параметрам не смог бы создать Советский Союз. (Без США все страны Европы вместе взятые не могут создать подобную группировку.)

ЧЕТВЕРТОЕ. Другие театры военных действий, стратегические фланги, возможность применения ядерных боеприпасов

Многие “начитанные” соотечественники могут привести цифры вооружений стран НАТО или размер их ВВП (очень забавный аргумент, как десятки триллионов долларов долга стран Европы делают их мощными бойцами), чтобы показать, что пока Россия собрала все свои силы в Сирии страны НАТО или, как принято говорить, все мировое сообщество нападет на Россию “везде” и накажет ее тоже “везде”.

Здесь необходимо пояснить, что делала Россия в последние четыре года в Крыму и Калининраде. Нападать на Россию везде нельзя. Если хоть одна неядерная ракета НАТО упадет на один объект гражданской инфраструктуры России, Россия получает моральное право немедленно ответить ударом по гражданской инфраструктуре Европы (Америка далеко и придется задействовать стратегические силы). Один удар по крупному аэропорту, логистическому хабу, водохранилищу или газопроводу принесет крупнейшим странам Европы экономический коллапс невиданный со времен Второй мировой войны. Пяти-десятиминутная задержка вылетов во Франкфурте или Хитроу в Лондоне обычно приводит к недельным судорогам авиаперевозок в Европе. Одномоментное удаление из европейской транспортной сети франкфуртского аэропорта, не только немыслимо как событие, но и не мыслимо по своим экономическим последствиям. Поэтому “начитанные” люди на Западе знают, что сначала надо лишить Россию возможности ответить силой, причем сделать это столь эффективно, чтобы единственным выбором были переговоры и сдача позиций.

Армии НАТО не могут атаковать Россию везде, так как натовские танки не могут транспортироваться по железным дорогам. Они шире железнодорожных платформ и будут цепляться с любыми поездами встречного направления. Танки НАТО весят более 60 тонн каждый и их не выдержат большинство малых и средних мостов в Европе. НАТО не сохраняет советский стандарт высоты техники в четыре метра, а значит их техника не сможет пройти под арками мостов, акведуков, развязок и так далее. Это оставляет один вариант перемещения бронетанковых дивизий в Европе - по федеральным автомагистралям. Передислокация одной такой дивизии из Германии в Польшу показала, что:

а) немецких дорог не напасешься на такие перемещения;

б) переход в 500-600 километров по шоссе снижает моторесурс танков в случае боевых действий;

в) немецкий, чешский, словацкий избиратели, грубо говоря, гадят в штаны, понимая что вслед за американскими сюда могут приехать русские танки;

г) ну и наконец, хотя американская оккупация стран Европы и, особенно, Германии и не прекращалась с 1945 года, но в межгосударственных договорах стран Европы нет пункта разрешающего американским танкам свободно пересекать их границы, да еще и по федеральным шоссе.

Наконец, те факты, ради которых я и совершил данный экскурс в историю сухопутных держав. Армия НАТО - это армия великих морских держав Америки и Британии, а, следовательно, вся их ударная мощь в том числе и сухопутная доставляется или по морю, или по воздуху. Для сколь-нибудь приличной атаки на Россию, особенно с контролем территорий им нужны хорошо оборудованные глубоководные порты. Внимание, в Балтийском и Черном морях. В Балтийском море это порты Прибалтики. Отсюда такое стремление принять их в НАТО, а не потому что 8000 их солдат укрепят оборону США. Отсюда же и борьба Гитлера и Сталина за Прибалтику. Это не диктаторская жадность, а борьба за возможность или недопущение стратегических десантных операций. От Прибалтики, как плацдарма стратегического сосредоточения против России приходится отказаться, русские танковые дивизии возьмут под контроль прибалтийские порты быстрее, чем выйдут морские транспорты НАТО из Германии. Вспоминается анекдот американского летчика, который говорил новичку: “Не думай, что если, ты сбил в воздухе все русские самолеты, то по прилете на свой аэродром, не обнаружишь, что русский танкист доедает твой завтрак”. Порты Германии тоже не подходят, как мы выяснили раньше. Остается Польша и ее всегда открытые для НАТО порты. Но здесь есть две неприятности: Калининград и Искандеры. Калининград не случайно не был возвращен Германии, но и не передан в республиканское подчинение ни прибалтам, ни белорусам, в отличие от Севастополя, который пришлось срочно возвращать. Так вот размещение в Калининграде оперативно-тактических ракетных комплексов “Искандер-М” с радиусом действия в 500 км (некоторые западные эксперты утверждают, что 1,500 или даже 2,500, но кто же им поверит) делает разгрузку американских и британских транспортов с бронетехникой в портах Польши практически бессмысленными. Для обороны самого Калининграда добавлены комплексы ПВО С-400, береговые ракетные комплексы “Бал” и “Бастион” и множество другой современной техники. Кроме того крылатые ракеты Калибр (те которые в Сирии, под телекамеры для достоверных наблюдений были запущены на расстояние 1500 км и более) развернуты на кораблях, подводных лодках и самолетах Балтийского флота, чтобы оттуда быть способным поражать цели в портах Великобритании.

Второй стратегический фланг, Южный, Россия прикрыла с помощью непотопляемого авианосца полуострова Крым. Высадка транспортников НАТО в Черном море сегодня невозможна. Порты полуострова Крым для них утрачены, попытки создать военно-морские базы в Одессе носят скорее провокационный характер. Даже ракетные эсминцы НАТО входят в Черное море с большой опаской. В случае начала боевых действий даже проход отдельных американских кораблей через Босфор будет невозможен. Десятки противокорабельных систем “Бал” и “Бастион”, десятки крылатых ракет с кораблей, подводных лодок и самолетов, самодостаточная (то есть способная без дополнительной помощи решать свои задачи) группировка ПВО, истребительной авиации и сухопутные силы численностью в 50 и более тысяч человек делают попытку наказать Россию “везде” крайне дорогостоящей. Желающих вспомнить об украинских нацбатах, остановлю несколькими сообщениями. Три новых дивизии, сформированных в Ростовской области, специально для решения украинского вопроса, воссозданная (единственная в мире) ударная танковая армия, и соединения Южного военного округа, прозванные в Донбассе, как “Северный ветер” - решают не только вопрос нацбатальонов, но и передачу власти на Украине другому правительству в течение 7-14 дней. Так, что ближайшие порты для высадки экспедиционных сил НАТО находятся в Румынии и танкам по их дорогам до России или даже Днепра быстро не добраться.

Довершает картину на Южном стратегическом фланге военно-морская база в Тартусе и военно-воздушная база Хмеймим, которые должны осложнить силам НАТО даже подход к Босфору. Бомбардировщики Ту-22М (с аэродромов Крыма) и корабли с ракетами Калибр простреливают Южную Европу до портов Франции.

ПРОТИВОСТОЯНИЕ (Когда, Где и Чего ждать?)

Начиная эту статью, я и не думал ее так затянуть, но общение с близкими для меня людьми показало мне, что современные образованные граждане не обладают многими знаниями об окружающем нас мире и потому их суждения о сегодняшних событиях по-детски наивны.

Вообще для современного человека свойственна безграничная гордыня. Все события происходят вокруг него, дня него или против него. Он обладает конечными сведениями обо всем происходящем и может мгновенно выдать абсолютное суждение.

Интересна неспособность большинства думающих людей осознать себя внутри процесса истории. Не через 100, 200 или пятьсот лет после события, а здесь и сейчас по мере разворачивания исторического процесса. Если Франция за 200 лет, прошедших со времен Наполеона, называет себя уже Пятой республикой, и не считает эксперимент Робеспьера и Дантона, неудавшимся. Если Наполеон, закрывший французский “Красный проект”, а потом проигравший войну за гегемонию в мире англосаксам и отправленный ими в ссылку на остров Святой Елены, является частью непрерывной французской истории. Если последовавшая за этим реставрация и “Парижская коммуна”, наряду с коллаборационистской Францией Виши и гордой Францией Де Голля - это одна страна, а не пять ли шесть. Так почему моя сегодняшняя Россия - это не Пятая русская республика, считая правительства Керенского, Ленина-Сталина, Хрущева-Брежнева, Горбачева, Ельцина, а теперь и Путина? Почему гибель значительной части гражданского населения в обязательной гражданской войне после революции Кромвеля, “санкюлотов”, “федератов-конфедератов” или китайского “Великого похода” - это часть исторического процесса, где за буржуазной революцией обязательно следует кровопролитная, братоубийственная гражданская война. И только в головах моих соотечественников русский проект никогда не продолжается, и им каждое десятилетие хочется то, что-то закрыть, то снова открыть.

Для меня “красный проект” Второй русской республики, не умер вместе с Третьей и Четвертой республиками. Ибо исторический процесс, создавший альтернативный способ бытования индустриального общества впервые после Британской промышленной революции, не может умереть из-за концептуальной и пассионарной паузы одного двух поколений. Китай, которому красный проект позволил стать первой экономикой мира, никак с исторической карты не сотрешь. И в ближайшее время, таково мое видение, мир увидит альянс Китая и России, похожий на партнерство США и Британии в 20-ом веке, где финансовая мощь была уже на стороне Америки, а идеологию и пассионарность обеспечивала Британия.

Вот этот исторический процесс, я, возможно ошибочно, интеллектуальная гордыня мне тоже свойственна, и наблюдаю в ПРОТИВОСТОЯНИИ у Восточной Гуты. Стояние у Восточной Гуты должно подорвать один основополагающий принцип англо-саксонского, а если считать Испанию и Португалию, европейского проекта, длящегося вот уже 500 лет. Это принцип Больших Кораблей. Не умаляя научных, технических и общественных достижений Европы, ее неспособность создать один большой народ и мощная воинственность оставляли только один вариант развития - приобретение значительных ресурсных вливаний из заморских территорий. Походы по суше требовали больших затрат и необходимости сражаться с сухопутными армиями других народов. Технологии строительства больших кораблей позволяли безопасно приближаться к границам целевых стран; 85% мировых торговых столиц исторически расположены на побережье. Забирать или обменивать (нужное подчеркнуть) при поддержке огневой мощи кораблей нужные ресурсы и безопасно отходить в море. Вероятность ответных сухопутных походов ацтеков, египтян, индусов или полинезийцев в Европу равна нулю. Единственными конкурентами могут быть только другие европейцы: испанцы, португальцы, голландцы, опоздавшие к разделу пирога французы и очнувшиеся в конце 19-ого века немцы. После свержения Наполеона попытки ограничить доминирование англосаксов на мировых торговых путях прекратились. Мировая валюта, мировая торговля становятся англо-саксонскими. Их обеспечивают сначала пароходы, затем броненосцы и линкоры и, наконец, авианосцы. Военный флот Британии, а затем и США, на пике развития по размеру превышает суммарное водоизмещение всех остальных флотов мира. Все войны, будь то военные или торговые - для англосаксов прибыльны. Никто не может устроить адекватные разрушения на территории Британии или США, не уничтожив их флот, никто не может победить их в торговой войне, так как 80-85% мировых поставок идет по морю, через проливы контролируемые англосаксами: Суэцкий, Панамский, Малакский, Гибралтарский, Кильский и т.д. Сверхдоходы вкладываются в науку и технологии, прежде всего оборонные, доминирование в военной области должно быть безоговорочным, особенно на море, а потом в воздухе и космосе. Технологии сухопутной войны носят второстепенный характер. Технологическое лидерство под прикрытием военной мощи позволяет устанавливать нужные обменные курсы своих товаров на ресурсы варваров, напрямую или через фондовый рынок.

Главный принцип - Большие корабли. Двенадцать авианосных групп с авианесущими кораблями по 100000 тонн каждый и по 60 самолетов на борту, двенадцать экспедиционных групп с вертолетоносцами, десантными кораблями и кораблями обеспечения, 54 ракетных эсминца с 50-60 крылатыми ракетами каждый. Формируется самоусиливающийся круг обратной связи: Большие корабли (большое количество больших кораблей) - огромные доходы от контроля за мировой торговлей, огромные доходы - возможность разрабатывать и строить большие корабли.

Администрация Обамы еще до переворота в Киеве объявила о начале сдерживания Китая, который после 40 лет инвестиций в него для создания противовеса русскому проекту, достиг уровня начала морского противостояния. Китай начал строить авианосцы, десятки эсминцев, современные истребители и баллистические противокорабельные ракетные комплексы. Да, еще китайцы объявили о создании сухопутного торгового пути в Европу. Англосаксы никогда не теряли этого из виду и объявили о создании новой военно-морской базы в Австралии, в дополнение к базам в Японии, Южной Корее и Диего-Гарсия. Обама объявил о повороте на Восток. Он сказал, что не хочет отвлекаться на “ржавую бензоколонку” с ракетами после событий в Крыму не со зла, а потому что сдерживание Китая готовилось уже целое десятилетие.

В 2015 году Пятая русская республика создала событие, которое сначала озадачило англосаксов, затем замедлило их планы, а сейчас поставило их на грань геополитической катастрофы. В день рождения Путина Россия запустила 26 крылатых ракет «Калибр» по объектам в Сирии. По легенде это был сигнал США, чей авианосец “Теодор Рузвельт” (26-ой Президент США), находился в составе своей авиаударной группы у берегов Сирии. После залпа русских, авианосец покинул акваторию Средиземного моря. На непрофессионалов это не произвело особого впечатления, у американцев и британцев давно есть такие ракеты “Томагавк”. На профессионалов это подействовало отрезвляюще. Россия и во времена СССР создавала крылатые ракеты, но они были тяжелые и дорогие. Американцы знали, что по договору о сокращении ракет малой и средней дальности России запрещено иметь сухопутные ракеты с радиусом действия от 500 км до 5500 километров. Морские и воздушные разрешены, но носителей больших крылатых ракет в России мало: 3-4 крейсера, несколько ракетных катеров, пару десятков бомбардировщиков. Против сотен и даже тысяч крылатых ракет на кораблях НАТО - это не страшно. А если русские захотят нарастить количество ракет, то им понадобится построить большие корабли за большие деньги. Экономические санкции и падение цен на нефть надежно блокировали эти попытки. (Разрыв контрактов с Украиной блокировал строительство кораблей и транспортной авиации.) Сюрприз состоял в том, что русские смогли сделать крылатую ракету по размеру торпедного аппарата и страна сразу получила десятки кораблей, ракетных катеров и подводных лодок носителей ракет «Калибр». Еще большим сюрпризом стал запуск КРМБ с катеров водоизмещением 900 тонн, то есть американский эсминец водоизмещением 7500 тонн и стоимостью 1,5-2 миллиарда долларов может быть потоплен русским катером стоимостью 50-100 миллионов долларов. Это первое нарушение принципа Больших кораблей. Теперь, чтобы потопить 50 ракетных эсминцев, надо запустить 150-200 крылатых ракет с двадцати катеров, по стоимости равных одному эсминцу.

В марте 2018 Президент России объявил о втором событии, которое объясняет, почему послание было перенесено на несколько месяцев, и возможно, почему нам удалось проголосовать на выборах, до активного столкновения в Сирии. Гиперзвуковые ракеты. Не важно, как они называются, “Кинжал”, “Циркон” или даже более медленные “Брамос-Оникс”, а так же крылатые ракеты Х-101 и т.д. Главный смысл - одна ракета - один корабль. Гиперзвуковая ракета даже без взрыва боевой части раскалывает эсминец пополам, а авианосцу наносит необратимые повреждения. Две гиперзвуковые ракеты раскалывают авианосец пополам. Защиты от них на сегодняшний день нет. Ракеты имеют дальность 1000 км и более и выпускаются вне зоны действия авиации с авианосцев. Главком вооруженных сил России так торопился объявить о постановке систем “Кинжал” на вооружение войск Южного округа, чтобы НАТО успело переосмыслить свои планы. Десять таких ракет означают гарантированное потопление десяти ракетных эсминцев. И размер экономики здесь не причем, США в принципе не может снова построить 10 эсминцев или авианосцев быстрее, чем Россия произведет 10 гиперзвуковых ракет.

КОГДА?

Молюсь, чтобы никогда, но истерика с делом Скрипаля говорит о крайнем цейтноте. Каждый лишний месяц позволяет России увеличивать арсенал гиперзвуковых и крылатых ракет. Заявление начальника Генерального штаба Герасимова, что в случае атаки российских военнослужащих в Сирии, Россия будет уничтожать не только ракеты, но и системы, которые их запустили (корабли, самолеты, подводные лодки), было воспринято профессионалами однозначно, Россия к столкновению готова без всяких “highly likely”. Называются два срока: инаугурация Президента РФ и начало чемпионата мира по футболу. Но начаться столкновение может в любой момент с теракта, национального бедствия или техногенной катастрофы в любом уголке мира.

ГДЕ?

Основное место Сирия. Российские войска в Сирии, единственная в мире не НАТОвская экспедиционная группировка, должна потерпеть моральное или физическое поражение с последующей эвакуацией. Полное уничтожение группировки - крайний случай, который может поставить стороны на грань обмена ядерными ударами.

Отвлекающие или оттягивающие силы удары могут быть нанесены на Украине по Донбассу, в Молдавии по Приднестровью, на Балтике по расположению “Искандеров” и комплексов ПВО. Один из сценариев предполагает начало столкновения с удара по Северной Корее, чтобы связать Китай и не дать ему поддержать Россию. В этой связи интересен визит Ким Чен Ына в Китай, где возможно Китай даст гарантии безопасности Северной Корее в обмен на контроль за его ядерным оружием. Другой точкой обострения может стать Иран, по которому ударят Саудовская Аравия и Израиль, а потом уже подключатся страны НАТО.

ЧЕГО ЖДАТЬ?

Мягкий вариант

Еще возможен. Отдельные стычки и гибель десятков спецназовцев с каждой из сторон, падение одного-двух самолетов с каждой стороны (вместо американских падают израильские) в зачет не идут. Важны только залпы ракет с больших кораблей и гибель больших кораблей. Если этого не произойдет, то Россия и НАТО сохраняют и лицо и ресурсы, и оформляют распад старого порядка через политические и экономические кризисы отдельных стран и союзов. Хилари и глобалисты проиграли выборы в США с опережением графика, и Трампу с повесткой националистов приходиться срочно доигрывать чужую партию. Брекзит тоже опередил график и Британия уже соскальзывает в Новый мир, который она еще не подготовила.

Вариант средней жесткости

Обмен ударами в Сирии произойдет, возможно, одновременно с наступлением ВСУ на Донбасс под прикрытием невероятной по истерике кампании в СМИ и в ООН. Дело Скрипаля - это мягкая разминка. Предлог мы скоро узнаем из СМИ. Не дай Бог, но это будет или отравление десятков тысяч мирных граждан на Ближнем Востоке боевыми газами или взрыв ядерной станции в Бушере, после которых НАТО обязано будет защитить цивилизованные страны от режимов кровавых диктаторов …(фамилии диктаторов или названия режимов будут вписаны по ситуации.) Одну две недели будет казаться, что началась мировая война. При этом поставки газа будут продолжаться, торговые договора не будут разорваны, а туристы разных стран не будут интернированы.

Важным будет только соотношение потерь сторон. Не профессионалы не знают, что в мире пока был только один ракетный бой между относительно равными сторонами. Битва за Фолкленды в 1982 году между ВВС Аргентины и ВМС Великобритании. Несмотря на то, что конфликт выиграла Британия, ее потери в кораблях были непредсказуемо большими. Никакие учения и моделирование на компьютерах не заменят реальный бой. Потери будут исчисляться миллиардами долларов в минуту.

Если НАТО начнет осторожно с пуска 200-300 крылатых ракет и сотни-двух истребителей бомбардировщиков, то у сторон останется возможность, спустить войну на тормозах, как “Сирийский инцидент”.

Если НАТО удастся подавить 30-50% нашего ПВО и РЭБ, повредить взлетно-посадочные полосы авиабазы, сбить или разбомбить на земле 15-20 наших самолетов, и при этом потерять не более одного-двух больших кораблей и 15-20 своих самолетов (причем желательно, чтобы корабли были французские, испанские или голландские, а не американские), то стороны могут признать победу НАТО. Россия перестает прикрывать небо Сирии и Ирана, и НАТО начнет сухопутную операцию по принуждению Ирана и Сирии к миру и демократии.

Если России удастся сбить или электронно отклонить 50-80% крылатых ракет, сбить 40-50 самолетов и главное потопить 5-6 больших кораблей, потеряв не более 20% своих систем ПВО и самолетов, то стороны могут признать победу России. Запад скажет, что свержение сирийского и иранского диктатора не стоит жизней европейцев. В Сирии закончится война и будет объявлена подготовка к выборам в новый парламент неделимой Сирии.

Если НАТО начнет с пуска 600-800 крылатых ракет при поддержке 400-500 самолетов, то спустить на тормозах ситуацию не удастся. России придется ответить пусками всех гиперзвуковых и сверхзвуковых ракет в регионе. Для справки КРМБ “Томагавк” пролетает 1000 км за 70-80 минут, сверхзвуковые ракеты “Оникс”, “Гранит”, Х-55, Х-101 - за 20-30 минут, гиперзвуковая “Кинжал” - за 7-8 минут. То есть, то что НАТО ударит первым, не защитит его от встречного удара. Кроме того в течение часа будут подняты с территории России, Крыма и возможно с аэродромов Ирана русские стратегические бомбардировщики с сверхзвуковыми крылатыми ракетами с радиусом действия от 2000 до 5000 км. Причем значительная часть ракет НАТО должна будет подавить русское ПВО и береговые ракетные комплексы, а русские ракеты должны уничтожить ракетные корабли, и аэродромы, чтобы не допустить или сократить до минимума возможность второго залпа.

Понятно, что НАТО попытается первый удар нанести самолетами “Стэлс” 19 штук Б-2 и 184 Ф-22, чтобы не дать российской группировке подготовить ответный удар, хотя российские системы РЭБ вот уже две недели блокируют спутниковую навигацию и военную связь в регионе вплоть до Кипра.

Вы можете подумать, что это кошмар и мировая война. Необязательно. После конфликта на Фолклендах Британия и Аргентина не объявляли друг другу войны и не пытались перевести ее на другие театры военных действий.

Через час-полтора после нанесения встречных ракетных ударов стороны, а возможно и весь мир, что не факт, узнают о реальных потерях друг друга. В считанные десятки минут будут приняты решения о нанесении или ненанесении повторного удара. Если одна из сторон оценит свои потери как катастрофические, то она даст “стоп-сигнал” конфликту в данном регионе в виде готовности применения ядерного оружия.

В зависимости от размеров потерь у каждой из сторон может разразиться тяжелейший политический кризис. В дело могут вступить крупные мировые державы типа Китая, Индии с требованием остановить конфликт. Проигравшая сторона столкнется с целым каскадом кризисов. В случае ничьей по понесенным потерям, неофициальным победителем станет Россия, потому что НАТО впредь не сможет односторонне давить на страны-союзники, страны-партнеры России или на ее экономических клиентов.

Вариант высокой жесткости

Страны НАТО, уповая на большое преимущество в размере экономики, на нестабильность России, или не веря в готовность России задействовать ядерное оружие, продолжают ряд воздействий военного характера по всему периметру России. Вторжение на Донбасс в 100 тысяч и более солдат ВСУ, 2-3 тысячи советников/спецназовцев из США или Британии. Одновременно объявление присоединения Молдавии к Румынии с вводом румынских войск. Направление транспортов НАТО в Прибалтику. Переброска по просьбе президента Порошенко 20000 “миротворцев” из стран НАТО. Последующая наземная операция России в 150000 бойцов по броску до Днепра, высадка десанта в Одессе для пробития коридора в Приднестровье, пробитие коридора к Калининграду, взятие под контроль портов Прибалтики - в течение 5-7 дней должны поставить стороны на грань применения тактического ядерного оружия, и что более важно: отключения поставок газа и нефти, остановки системы платежей и аресту финансовых активов сторон.

Далее Россия и НАТО или объявляют друг другу полноценную войну (до этого, поскольку боевые действия велись на территории третьих стран, война не объявлялась) и это уже другая история, или боевые действия останавливаются на занятых войсками рубежах и созывается новая Ялтинская или Потсдамская конференция, которая фиксирует зоны интересов в мире. Китай, или Шанхайская организация сотрудничества и Евразийский союз по приглашению России могут принять участие в конференции.

СТОЯНИЕ У ВОСТОЧНОЙ ГУТЫ

У каждого народа в его истории есть какое-либо великое стояние: на Угре, на Роне, на Рубиконе. Как бы мала не была преграда, позднее оказывалось, что она отделяла одну эпоху от другой. И шансов на возврат к предыдущему порядку вещей уже не оставалось. Когда от подобного исторического водораздела нас отделяют сотни и тысячи лет, наше сознание легко рисует себе величественную атмосферу накануне события и осмысленную погруженность всех участников в разворачивающийся сюжет. Тем тяжелее представить себе, что ты сам находишься в шаге от театра, где развернутся действия, которые потомки посчитают рубежными. Буду искренне рад ошибиться, если стояние у Восточной Гуты окажется просто одним из эпизодов борьбы с вооруженными повстанцами.

Какие экономические возможности открываются у России, после стояния у Восточной Гуты, как могут выглядеть совместные действия Китая и России по строительству нового порядка в Евразии и как можно конструктивно принять участие в развитии нового экономического пространства Большой Евразии - я попробую описать в следующей статье.

Сергей Хапров

0

73

Да... Картинка - не дай Боже!!!
Очень не хочется, что бы эта статья оказалась пророческой...

0

74

Бунт на корабле: Германия отказалась платить ежегодную дань США
30.04.2018

Американская внешнеполитическая традиция немного напоминает внешнеполитическую традицию Блистательной Порты эпохи расцвета. В том смысле, что любой визит лидера вассального государства воспринимается не более чем как повод для публичной демонстрации его готовности служить великому султану или, в современных условиях, выполнять требования президента США.

При этом визитер обязан еще и широко улыбаться и максимально эмоционально говорить о том, как он счастлив, что ему дали возможность поцеловать тапок султана. Или, выражаясь современным языком, «почувствовать лидерство США и лично вдохновиться энергией американского президента».

Любые другие конфигурации просто не укладываются в голове вашингтонского истеблишмента, и потому в нынешнюю эпоху увядания американской гегемонии идеальными визитерами Белого дома становятся президенты Украины и стран Балтии.

Все остальные мировые лидеры, которые приезжают в Вашингтон, включая лидеров ЕС и даже некоторых африканских президентов, ведут себя с точки зрения американской имперской традиции как наглые выскочки, которые не стоят по стойке смирно, льстят без огонька и восторга, и самое главное — не торопятся выполнять пожелания руководителей американской империи.

https://cdn4.img.ria.ru/images/151962/63/1519626319.jpg
Президент США Дональд Трамп и канцлер Германии Ангела Меркель во время совместной пресс-конференции в Вашингтоне. 27 апреля 2018

Если смотреть на вещи прагматично, то Трампу от Меркель нужно было получить несколько уступок. Во-первых, ему требовалось согласие канцлера Германии как минимум на возвращение санкций (а как максимум — согласие на войну) против Ирана, потому что для нынешней вашингтонской администрации ликвидация «иранской сделки» и последующая война с Ираном — это главный элемент внешнеполитической повестки.

Во-вторых, Трамп должен был «дожать» Меркель по вопросу повышения финансовых взносов Германии в бюджет НАТО. По мнению Белого дома, Германия должна ежегодно платить два процента ВВП в бюджет альянса (то есть в портфель заказов американских компаний из сферы ВПК).

Как поэтично выразился Трамп по этому поводу, «НАТО — это великолепная вещь, но НАТО помогает Европе больше, чем нам, почему же мы оплачиваем большую часть расходов?»

В-третьих, США нужно было добиться капитуляции европейских лидеров, и особенно Меркель, в вопросах тарифных войн между США и ЕС, а в самом лучшем случае — получить от Евросоюза содействие в торговой войне с Китаем, которую Трамп недавно инициировал.

В плане результативности президенту нечем похвастаться. По всем трем пунктам Меркель привезла в Вашингтон вежливый отказ. Судя по итоговой пресс-конференции, у нее не было выбора: выполнение этих требований было абсолютно невозможным по внутриполитическим причинам.

Еще пять лет назад такую ситуацию было трудно себе представить, но сейчас это уже объективная реальность, к существованию которой не могут привыкнуть ни американские эксперты, ни значительная часть российского и европейского медиакласса, который до сих пор считает Евросоюз эдаким «большим Пуэрто-Рико».

То есть неинкорпорированной территорией США, которая фактически управляется из Вашингтона, но не имеет права влиять на американскую политику. Кстати, официальный дискурс Вашингтона по поводу Евросоюза уже радикально изменился и по версии самого Трампа оказывается, что Евросоюз «был создан для того, чтобы с выгодой использовать США», хотя до этого в официальном западном нарративе ЕС описывался исключительно в терминах «идеалов свободы», «защиты демократии» и некой «общеевропейской судьбы и ценностей».

На требование Трампа поддержать разрыв «иранской ядерной сделки» Меркель ответила плохо завуалированным отказом, заявив, что она одобряет дополнительные меры по ограничению иранской ядерной программы, но «ядерная сделка» — это один из «кирпичей», из которых нужно построить отношения с Ираном.Очевидно, что эта позиция радикально противоречит взглядам самого Трампа, для которого главной проблемой в отношениях с Ираном как раз и выступает та самая «сделка», которую он собирается разорвать уже 12 мая.

Более того: нежелание Германии выходить из соглашения означает еще и то, что Германия против введения новых антииранских санкций, ибо они противоречат тем обязательствам, которые взяли на себя его подписанты.

Обсуждение вопроса о финансировании американского ВПК из немецкого бюджета прошло еще хуже. Трамп требовал повышения расходов до уровня двух процентов немецкого ВВП. В переводе на живые деньги можно сказать, что американская сторона хочет, чтобы отныне и навсегда конкретно Германия покупала американского оружия и вкладывала в НАТО примерно 73 миллиарда долларов ежегодно (номинальный ВВП Германии за 2017-й по данным МВФ — 3684 миллиарда долларов).

Проблема в том, что у Меркель уже подписано коалиционное соглашение, в котором ничего подобного не предусмотрено, и шансов на изменение этого контракта нет никаких, даже если этого будет требовать Вашингтон. Дополнительная проблема заключается в том, что Германия прямо под носом Вашингтона уже организовала некий прообраз «параллельного европейского НАТО» без США и Великобритании, и на финансирование этого немецкого военного проекта нужны деньги, взять которые можно только из того самого военного бюджета, на который претендует господин Трамп.

Именно по вышеизложенным причинам госпожа канцлер на итоговой пресс-конференции просто подчеркнула, что Германия — прекрасный член НАТО, без прямых комментариев по поводу «двух процентов Трампа».

В плане торговой войны с Европой лидеру Америки тоже нечем похвастаться — ему не удалось добиться капитуляции Макрона и не удалось добиться капитуляции Меркель.

Единственный «успех» заключается в том, что ни один из европейских лидеров не смог убедить американского президента отказаться от самой идеи трансатлантической торговой войны. Но это явно не тот результат, который мог бы удовлетворить самого Трампа и тех, кто еще верит в американскую гегемонию.

Вся суть новых трансатлантических отношений выражена в позиции Макрона, которую цитирует агентство Блумберг: «мы не будем разговаривать о чем-либо, если к нашей голове приставлен пистолет», то есть европейские политики требуют дискуссии на равных, чего Вашингтон в принципе не может себе позволить.

Более того, уже даже более мелкие европейские чиновники угрожают США применением экономической силы.

Французский министр экономики Бруно Ле Мэр заявил: «За неделю, которую я провел в США с президентом Макроном, я понял одну вещь: американцы уважают только демонстрацию силы».

Излишне говорить, что с настоящим мировым гегемоном в таких терминах не разговаривают.

https://cdn5.img.ria.ru/images/151932/82/1519328265.jpg
Президент Франции Эммануэль Макрон и президент США Дональд Трамп во время встречи в Белом доме, США. 24 апреля 2018

Независимо от того, чем закончатся все дипломатические и экономические конфликты между двумя берегами Атлантики, уже сейчас можно сказать точно, что Европа отбилась от рук США, а дальше взаимодействие между США и ЕС будет все более и более конфликтным.

Для России и Китая это просто прекрасные новости, а для самой Европы — еще и шанс обрести когда-то потерянную свободу.

Иван Данилов

0

75

Музеи 7 стран будут препятствовать фальсификации истории II мировой войны
11.05.2018.

Военно-исторические музеи семи стран заключили в Москве договор об учреждении Международного комитета по противодействию фальсификации истории Второй Мировой войны. Соответствующее заявление было размещено 8 мая на сайте Музея Победы, передает ИА Красная весна.

Как заявил подписант с российской стороны, директор Музея Победы Александр Школьник, целью Международного комитета истории Второй мировой войны будет «донесение достоверной информации о Второй мировой войне до граждан всего мира и, прежде всего, молодежи». Учредители комитета хотят объединить международную общественность для противодействия фальсификациям и героизации нацизма.

«Сегодня очень важно если и не выработать у стран-участниц единый взгляд на события Второй мировой войны, то сформировать общую систему ценностных координат и моральных принципов отношения к историческим фактам. Чтобы человечество больше никогда не столкнулось с ужасами и жертвами нацизма, оно должно знать правду об этой войне и о том, кем и какой ценой была добыта Победа» — подчеркнул на круглом столе, посвященном учреждению Комитета, Александр Школьник.

Кроме представителей России, документ был подписан представителями музеев США, Канады, Бразилии, Словакии, Венгрии, Люксембурга и Словении. К участию в Комитете приглашаются другие страны. Напомним, что Россия не первый раз выступает инициатором противодействия героизации нацизма.

Так, в декабре прошлого года представители России в ООН внесли на рассмотрение Генеральной ассамблеей очередную резолюцию о борьбе с героизацией нацизма. Резолюция была принята большинством в 133 голоса, ряд стран, среди которых Германия, Франция, Швеция, Польша — воздержались от голосования. США и Украина традиционно проголосовали против резолюции.

0

76

Обменный курс ракет
В конфликте между Ираном и Израилем Москве выгоднее стоять над схваткой
Сатановский Евгений
14 мая 2018

Объявление о выходе Вашингтона из ядерного соглашения с Тегераном, чем на протяжении длительного времени угрожал президент Трамп, и последовавший обмен ударами между Ираном и Израилем стали главной темой мировых СМИ.

Между тем характерно, что несмотря на возможность эскалации конфликта, большая ирано-израильская война и тем более прямое столкновение в Сирии не только Соединенных Штатов и России, но даже США и Ирана отнюдь не очевидны. Анализ происходящего заставляет говорить об определенной сдержанности сторон. Не случайно Иран обстрелял не международно признанную территорию Израиля, а Голанские высоты, которые никто в мире частью этой страны официально не считает. Причем исключительно военные объекты.

В то же время конфликт Тегерана и Иерусалима отнюдь не исчерпан, а факторов, которые могут повести его в непредсказуемом направлении, достаточно. В том числе вследствие борьбы за власть и перераспределение ресурсов в иранской элите, где местные силовики открыто противостоят людям президента Роухани. Что же до выхода США из ядерного соглашения – этот шаг Трампа нанес серьезный удар по «атлантической солидарности». Не исключено, что его основной задачей было подчинение Вашингтону союзников по НАТО и подрыв экономического потенциала ЕС, что вызывает жесткое неприятие в ведущих европейских столицах.

Тлеющее ирано-израильское противостояние перешло в практическую фазу. Рано утром 10 мая подразделения «Аль-Кудс» нанесли ракетный удар по военным объектам на Голанских высотах. Это событие последовало за неделями эскалации израильских атак на иранские позиции в Сирии, включая 9 мая, по цели, предположительно связанной с КСИР, в южных пригородах Дамаска. На первоначальный иранский и сирийский залп, состоявший, по данным израильских сил обороны, по меньшей мере из 20 ракет, был дан ответ контрударами по объектам в Западной Сирии, в том числе в районе Дамаска.

Пресс-служба ЦАХАЛ сообщила, что «Армия обороны Израиля атаковала десятки военных объектов, принадлежащих иранским силам «Аль-Кудс», на территории Сирии. В рамках крупномасштабной атаки подверглись нападению в Сирии позиции иранской разведки, которыми управляют силы «Аль-Кудс», штаб-квартира «Аль-Кудс», военный и логистический комплексы сил «Аль-Кудс», иранский военный лагерь к северу от Дамаска, склады вооружений сил «Аль-Кудс» в международном аэропорту Дамаска, интеллектуальные системы и установки, связанные с силами «Аль-Кудс», военные посты и пункты наблюдения в буферной зоне. Были нанесены удары по иранской пусковой установке, из которой выпущены ракеты по Израилю. ВВС Израиля атаковали сирийские установки ПВО, которые вели огонь, несмотря на предупреждение».

По данным разведывательных источников США, израильская авиация действовала из ливанского воздушного пространства, чтобы минимизировать возможные потери. По сообщению ЦАХАЛ, часть иранских ракет была перехвачена системой ПРО «Железный купол». Иранцы реально ответили на постоянные удары израильтян, и сам этот факт начинает новый отчет в сирийском конфликте, который усложняется противостоянием по линии Тегеран – Иерусалим. При этом Израиль тремя днями ранее привел все свои силы на Голанах в состояние повышенной боевой готовности, включая восстановление бомбоубежищ.

Премьерская разведка

Премьер-министр Б. Нетаньяху приехал в Москву с явной задачей прояснить для себя позицию России и степень ее военного участия в противостоянии Ирана и Израиля в Сирии. Главный вопрос – действия Москвы по модернизации средств сирийской ПВО, что максимально затруднит эффективность будущих воздушных ударов, а также ее возможности по удержанию Ирана от ракетных обстрелов. Но такое посредничество реально, только если Израиль откажется от профилактических бомбардировок, а он этого делать не собирается. Если же иранские обстрелы будут повторяться, это поставит на повестку дня проведение сухопутной операции ЦАХАЛ на северной границе Израиля с перспективой прямого столкновения с иранцами и ливанцами.

С другой стороны, сам визит Нетаньяху в Москву на празднование Дня Победы, его проход с президентом Владимиром Путиным в рядах «Бессмертного полка» должны бы продемонстрировать «близость позиций». Это сигнал для Ирана и США. Отъезд премьера за рубеж на фоне полной боевой готовности в связи с предполагаемым иранским ударом выглядел странным, если бы израильское руководство ждало серьезной войны. Однако обмен ракетами был предсказуемым. До последней по времени эскалации боевых действий израильские и американские источники подчеркивали растущую вероятность того, что иранцы ответят военным путем. Тегеран увеличил поставки техники и вооружения в Сирию. И неоднократно предупреждал, что удары Израиля по его позициям в Сирии не останутся без ответа.

При этом Иран склонен избежать крупной войны с Израилем, тем более что он пытается укрепить свои позиции в Сирии и сохранить боеготовность ее правительственных сил. Для него в первую очередь важна окончательная зачистка оплотов антиасадовской оппозиции в центральной и южной частях страны с переносом основной тяжести военных усилий не на израильское направление, а на провинцию Идлиб и регион восточнее Евфрата. Именно там решается вопрос саудовского присутствия в Сирии, что приоритетно для Ирана по сравнению с израильским направлением – для создания «шиитской дуги». Иерусалим в долговременном вооруженном конфликте с Тегераном также не заинтересован.

Ракетно-бомбовый спектакль

Де-факто Иран и Израиль разыграли на сирийской арене впечатляющий спектакль с целью донести до мирового сообщества свои позиции. Главное – это ядерная сделка с Ираном (СВПД), выход из нее США и политическая изоляция американцев со стороны их союзников. Это тревожит Израиль. Демонстрация «разведдокументов», организованная Нетаньяху накануне решения Вашингтона по выходу из СВПД с обвинением Ирана в нарушении условий сделки, никакого воздействия на ЕС не оказала. ЕС может проигнорировать санкции США. Провоцируя иранцев, израильтяне поддерживали высокий градус напряженности, осложняя для европейцев защиту СВПД на фоне «агрессивных действий» Тегерана.

Нанесение им ударов по израильским целям должно было ужесточить позицию США, стимулируя Америку на прямое противостояние Ирану в Сирии. Эксперты полагают, что самостоятельно на серьезные военные действия против Исламской Республики Израиль не готов, что он продемонстрировал в годы администрации президента Обамы. Это в Пентагоне просчитывали, откуда и относительно «спокойная» реакция Вашингтона на описываемые события. Соединенные Штаты не комментируют нанесение ударов иранскими силами «Аль-Кудс» по передовой линии Армии обороны Израиля на Голанах и рекомендуют обращаться по этому поводу к правительству Израиля. Это означает дипломатическую поддержку. Иранцы продемонстрировали Европе возможные последствия выхода США из СВПД и негативно отреагировали на шаги израильского премьера по демонстрации его растущего «понимания» с Москвой. По ряду данных, за этой акцией стояли сторонники «жесткой линии» из КСИР.

По оценке американских аналитиков, Иран и Израиль вряд ли попытаются расширить конфликт за пределы сирийского пространства, но остается риск того, что боевые действия между ними выйдут из-под контроля. Они полагают, что дипломатический подход к Москве не дал результатов. Но крайне важно не доводить в Сирии до конфликта с Россией, при этом поддерживать тесное сотрудничество с Соединенными Штатами и занимать более агрессивную позицию в отношении Ирана. Последний раунд ударов и контрударов между Израилем и Сирией представляет серьезную эскалацию конфликта, открывая Иерусалиму путь к активизации его усилий против присутствия своего оппонента в Сирии. Пока есть риск того, что боевые действия между Ираном и Израилем перейдут на ливанский театр или потенциально втянут в него Россию и США.

На востоке Сирии, по данным Пентагона, участились стычки между поддерживаемыми США отрядами «Сирийских демократических сил» (СДС) и шиитским ополчением. Иранская и сирийская ПВО рискуют перепутать самолеты возглавляемой Соединенными Штатами коалиции с самолетами израильских ВВС. Проиранские боевики в Сирии могут нанести удар по силам США. Приоритетом России в этой ситуации, несомненно, будет деэскалация конфликта между Ираном и Израилем, учитывая риски, которые он представляет для российских сил и целей в Сирии.

США также настроены на деэскалацию конфликта, который угрожает вовлечением их в широкомасштабные военные столкновения в Сирии, что Вашингтону не нужно. Его цель – сохранение относительной зоны стабильности в регионе восточнее Евфрата с созданием там альтернативных Дамаску структур исполнительной власти среди местных суннитов. Для этого нужны время и отсутствие локальных столкновений. С другой стороны – израильтяне своими ударами оттягивают проиранские силы на юг Сирии, а не на регион восточнее Евфрата. Но Израиль, видимо, не готов к постоянному конфликту на Голанах в дополнение к сектору Газа и Южному Ливану.

Больше озабоченности!

Основные вопросы дискуссии политологов в международных СМИ: ударят ли США по Ирану? Будет ли полномасштабная война в регионе? Приведут ли действия США к власти в Иране «ястребов» из КСИР, которые возобновят ядерную программу? Погрузится ли регион в хаос, которым на расстоянии будут управлять США, уйдя с Ближнего и Среднего Востока? Удастся ли США подчинить себе ЕС? Что делать в такой ситуации России?

Похоже, что Вашингтон не будет в настоящее время наносить удары по иранским целям ни в самой Исламской Республике, ни в Сирии. Это очевидно в период до 4 ноября, когда антииранские санкции будут возобновлены: американцы не для того их вводят, чтобы воевать. Тем более что их удары ничего не решают и ни на что повлиять не смогут. Основной упор политики США на иранском направлении заключается не в военном воздействии, а в попытках экономического удушения страны и стимулирования социальных волнений на фоне экономических трудностей. Без США никто из их союзников воевать с Ираном в полной мере не будет.

Такой конфликт означает, помимо потерь в людях и в экономическом потенциале, отказ от диверсификации экономики, которую провозгласили КСА и ОАЭ. Это справедливо и по отношению к Израилю, стремящемуся участвовать в противостоянии с Ираном только вместе с США, что он и пытается в конечном счете достигнуть за счет стимулирования Вашингтона к выходу из СВПД и превентивному удару. Такие шаги пока купируются Пентагоном, выступающим против любых военных операций минимум до тех пор, пока проиранские силы не начнут активно действовать против американских военных в регионе. Это главная гарантия того, что наносить удары по Ирану США в среднесрочной перспективе не собираются, несмотря на все прогнозы и риторику иранских руководителей.

Иранцы, европейцы и американцы будут искать пути достижения удобного для себя компромисса до 4 ноября. В Тегеране же станут ждать, не выходя из ядерной сделки, и зондировать позицию европейцев. Разговоры о приходе к власти «ястребов» из КСИР в Иране пока не имеют под собой оснований. Последняя их попытка усилить позиции во властной архитектуре ИРИ в период недавних социальных волнений провалилась. Лидер ультраконсерваторов и бывший президент Махмуд Ахмадинежад до сих пор находится под домашним арестом. Фронда КСИР была подавлена верховным лидером ИРИ аятоллой Али Хаменеи, никогда не допускавшим абсолютного доминирования во власти КСИР как основного конкурента духовенства Ирана в борьбе за верховную власть, которым являются именно они, а не реформаторы. Те и окрепли-то благодаря попыткам клерикалов использовать их в борьбе за власть с силовиками.

Что до ЕС, характерны слова президента Роухани. В телефонном разговоре с Ангелой Меркель он произнес: «Я призываю Европейский союз, в частности Францию, Великобританию и Германию, проявить твердую позицию, чтобы гарантировать иранские интересы в рамках заключенного соглашения». Это касается таких вопросов, как продажа нефти, газа, нефтепродуктов и банковские отношения. Меркель подтвердила, что Берлин привержен соглашению по атому, пока Иран продолжает выполнять собственные обязательства. Она также высказалась за начало в расширенном составе государств переговоров с Тегераном о его баллистической ракетной программе, а также о действиях в регионе, в том числе в Сирии и Йемене.

Министр экономики и финансов Франции Брюно Ле Мэр, комментируя решение США о выходе из ядерной сделки по Ирану с последующим восстановлением санкций в отношении Тегерана, сказал в эфире радиостанции «Европа 1»: «Настало время перейти от слов к действиям с точки зрения экономического суверенитета». Европа, по словам министра, не должна быть вассалом США. Ле Мэр сообщил, что в конце мая встретится с британским и немецким коллегами, чтобы «посмотреть, что можно сделать в ответ на решение США». И отметил, что европейские страны уже ведут работу над тем, чтобы наделить Европу финансовыми инструментами, которые позволят ей быть независимыми от США. Он напомнил, что в 1996 году Советом ЕС было принято постановление о защите союза от воздействия экстерриториальных санкций. «Это превращает Соединенные Штаты в экономического жандарма планеты, и я считаю, что это неприемлемая ситуация», – сказал министр.

Что до России, любой серьезный конфликт на Ближнем Востоке автоматически играет на долгосрочный интерес Москвы как экономически (поскольку уходят с рынка источники углеводородов для Европы и Азии, которые американский сланцевый газ и сжиженные газы компенсировать не смогут), так и политически. В такой ситуации акцентируются возможности РФ как военной супердержавы и гаранта спокойствия границ той или иной страны, не говоря уже об активизации экспорта оружия. При этом конфликт напрямую Россию не затрагивает, но определяет конец системы однополярного мира.

Из этого следует ответ на вопрос, что делать Москве: ничего более чем то, что она делала до сих пор: стояла над схваткой, доводя до логического результата свою линию поведения в Сирии. СВПД – вопрос взаимоотношений между США, ЕС и арабским миром. Основная задача российских дипломатов тут – говорить правильные слова и выражать озабоченность. Во всем прочем работают иные формы дипломатии, прежде всего военно-политической, как в Сирии и Афганистане. Благо, играть на европейском недовольстве США или стать мостом для Европы в Иран, как к этому призывают некоторые отечественные эксперты, у России не получится.

В первой ситуации – не та степень критичности отношений в атлантическом блоке. США остаются ключевым партнером Евросоюза, несмотря на разногласия в том числе по торговым вопросам и в свете их выхода из ядерной сделки с Ираном. Главную роль тут играет объем экономических потерь от лояльности Вашингтону. Как только они вкупе с иранскими издержками, пошлинами на алюминий, сталь и автомашины, ростом собственных расходов на оборону и прочим начнут превышать уровень взаимной торговли с США, степень лояльности начнет слабеть в геометрической прогрессии. Во второй – Европа не нуждается в России для организации отношений с Ираном.

Дональд Трамп пытается восстановить полное доминирование Вашингтона над европейскими и арабскими союзниками США. Это стратегия, а не тактика. Поэтому разговоры об уходе американцев с Ближнего Востока бессмысленны. Пока там есть Россия, никуда они из региона не уйдут. Это вопрос геополитики. Другое дело, что Трамп как бизнесмен прежде всего старается финансировать это пребывание за счет союзников, и многое из того, что он делает, объясняется именно этим. Что не учитывается экспертами, которые пытаются объяснить его деятельность, опираясь на мнения политологов и дипломатов о том, как должны строиться международные отношения исходя из традиционных представлений о «правилах игры», выработанных ими самими.

Президент Трамп между тем традициями не скован. Он предприниматель, причем авантюристического типа. Именно это привело его к власти вопреки всем прогнозам и сопротивлению не только его политических противников, но и лидеров партии, от лица которой он пошел на выборы. Причем победа окончательно убедила его в том, что его курс правильный, поскольку ведет к необходимым ему результатам. В отношениях на международной арене он действует точно так же, как в спекулятивном бизнесе: повышает и понижает ставки, блефует, обрушивает ожидания партнеров, когда считает это выгодным.

Трамп не обращает внимания ни на что, кроме конечного результата, а если он оказывается иным, чем ожидалось, с легкостью заявляет, будто добивался как раз того, что произошло, и именно таковой идет на пользу Соединенным Штатам, просто этого никто пока не понял. Достаточно вспомнить историю с противостоянием Катара и «арабской четверки», которое он спровоцировал, получив прибыль от обеих сторон, заключивших с США военные контракты и взявших на себя беспрецедентные финансовые обязательства перед Вашингтоном вопреки их искреннему убеждению, что каждый из американских партнеров получит от президента Трампа то, что хотел. Нет сомнений, что и в ситуации с Ираном он имеет в виду отнюдь не то, что выдвигает на первый план.

Статья построена на материалах эксперта ИБВ Ю. Щегловина.

Евгений Сатановский,
президент Института Ближнего Востока

0

77

Чем больше в мире ядерного оружия, тем тише США, — европейская пресса
21.05.2018

Несмотря на то, что ядерное оружие приносит огромный ущерб и страдания, оно позволяет сохранять конфликты между странами в ограниченных масштабах, что говорит об определённой «пользе» ядерных бомб, пишет Contra Magazin.

Чем у большего числа стран будет ядерное оружие, тем у США будет меньше шансов «оккупировать любое государство», считает издание.

«Ядерное оружие — это страшное оружие массового поражения, которое приносит невообразимый ущерб, однако в этом оружии всё есть что-то хорошее», — пишет журналист Contra Magazin Марко Майер.

«Если бы у России и Китая не было ядерных бомб, то американцы вместе со своими союзниками давно бы напали», — поясняет автор.

Без ядерных бомб Индия и Пакистан уже давно бы друг друга уничтожили, а Израиль бы без этого оружия больше не существовал. Всё это — доводы, которые говорят о пользе наличия ядерного оружия и бомб.

Сейчас, в ходе иранского кризиса, вновь обострённого США, может показаться, что Иран и Саудовская Аравия всё же должны создавать свои ядерные бомбы. Можно быть уверенным, что эти два государства могут ввергнуть весь Ближний Восток в войну, которая способна привести к Третьей мировой.

В этом смысле лозунг «ядерное оружие для всех» должен звучать на всей Земле, считает автор материала. В таком случае такие конфликты, как между Индией и Пакистаном, или Индией и Китаем, будут происходить на очень ограниченном уровне, например, в виде небольших столкновений на границах. Большие военные кампании стали бы маловероятными.

«И американцы не смогли бы больше оккупировать любую страну», — резюмирует автор Contra Magazin.

0


Вы здесь » Форум В шутку и всерьёз » Политика » Геополитика