Форум В шутку и всерьёз

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум В шутку и всерьёз » Экономика » Нанотехнологии


Нанотехнологии

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Зачем «тандему» реальная экономика, когда есть Чубайс
Пятница, 12 Авг. 2011

Одна из самых загадочных окологосударственных структур, возглавляемая одним из самых нелюбимых народом субъектов, преподнесла очередной сюрприз. Глава Минэкономразвития Э. Набиуллина внезапно высказалась за приватизацию вотчины г-на Чубайса. Многие уже и забыли, что есть такое Роснано, когда-то обещавшее завалить РФ нанопродукцией на несусветную сумму 900 млрд. руб. в год. Конечно, не просто так, а в обмен на 130 млрд. рублей. На «нано» – из госкармана.

Немногие знают, на что пошли бюджетные средства. Узок и круг тех, кто в курсе, какие именно прорывные проекты все эти годы развивал г-н Чубайс. Совсем загадка – почему именно сейчас понадобилось приватизировать бывшую госкорпорацию, недавно превратившуюся в ОАО? «АН» решили разложить нановопросы по полочкам.

Самая ценная профессия

Есть или нет нанотехнологии – вопрос непростой. Многие ученые уверены – их существование примерно так же достоверно, как наличие на Земле инопланетян. Говорят о «нано» много, в сомнительной рекламе эту тематику эксплуатируют напропалую. Но, с точки зрения серьезных ученых, предмета разговоров просто не существует. Реальных, а не вымышленных нанотехнологий вроде юдашкинских нанопортянок нет и в ближайшие 50–70 лет не предвидится.

Зато есть более 120 млрд. руб., вложенных государством в капитал небезызвестной нанокорпорации. Сначала собирались потратить 180 млрд. руб. – помешал кризис. Но и в чуть меньшем масштабе израсходованные бюджетом миллиарды – штука более чем ощутимая. По крайней мере, была до недавнего времени.

Дело в том, что за четыре года существования Роснано половину средств смело «нанопургой».  «Все понимают, что нанотехнологий, как и драконов, не существует. Зато на них можно делать огромные деньги», – поясняет доктор технических наук Алексей Шварев.

Пурга постепенно улеглась, а вскоре грянул наногром. В конце июля 2011 г. на беду наноиндустрии появился отчет ревизионной комиссии. В ее составе – замминистра образования, глава комитета Госдумы по экономической политике, замдиректора Курчатовского института и многие другие уважаемые люди. Документ они выдали страшной силы. В начале августа с ним ознакомились заинтересованные лица, многим стало не по себе.

Разумеется, мало кто сомневался, что нанотехнологии сводятся в основном к химическим манипуляциям с госфинансами. Но какова формула этой химии? Что именно творится за стенами офиса Роснано, внешне напоминающего неприступную крепость? Госкомиссия железный занавес прорвала.

Приведем только несколько выдержек из доклада. «Расходы на оплату труда одного работника Роснано в целом в 3,5 раза превышают размер заработной платы работников московских организаций, занятых в финансовой деятельности». Надо сказать, профессия банкира считается самой высокооплачиваемой в РФ. Как выяснилось, нанотехнологи по доходам давно обошли финансистов. Руководители в Роснано в среднем получают 508 тыс. рублей. В месяц! Менеджеры среднего звена зарабатывают 168,6 тыс. руб., рядовой персонал – 102,4 тыс. рублей. Всего на корпорацию не покладая рук трудятся 375 человек, их средний оклад – 250 тыс. руб. в месяц. Все – за бюджетный счет!

Анатолий всемогущий

Государство выделило на «поддержку нанотехнологий» 180 млрд. рублей. Этими средствами управляет госкорпорация «Роснанотех». Контроль над ней осуществляется правительством. При этом прибыль от деятельности ГК Роснанотех не подлежит изъятию и распределению правительством. Кроме того, Роснанотех выведен из-под действия закона «О банкротстве».

По закону корпорация получила право заниматься любыми видами предпринимательской «или иной приносящей доходы» деятельности. Главное – чтобы они способствовали развитию инноваций в области нанотехнологий. Правительству разрешается напрямую финансировать Роснанотех из бюджета. На управленческие расходы организация может тратить до 10% от суммы бюджетного финансирования. С другой стороны, возможность корпорации тратить собственную прибыль на управленческие расходы не ограничена.

Также корпорации разрешено расходовать любые средства на покупку ценных бумаг (в рамках поддержки нанотехнологических проектов). Также она имеет право инвестировать свободные средства в любые финансовые инструменты. Размер таких инвестиций утверждается наблюдательным советом Роснанотеха раз в год. Наблюдательный совет корпорации (15 человек: пять депутатов или сенаторов, пять членов правительства или администрации президента, пять представителей науки, бизнеса или Общественной палаты) назначается правительством и, в свою очередь, назначает на пятилетний срок гендиректора ГК «Роснанотех». Он же по представлению гендиректора утверждает правление корпорации.

Таким образом, Роснанотех выглядит как гигантский некоммерческий фонд, подчиненный правительству и почти не ограниченный в своих действиях. Отметим, Роснанотех получит право и создавать в своем составе целевые капиталы (эндаумент-фонды) и создавать за счет своего имущества другие НКО – это сделает вывод средств из капитала Роснанотеха и вовсе простым делом.

Перестройка офиса

Любому понятно – настолько большие деньги могут платить только очень ценным персонам. Неудивительно, что и комфорт таких полезных для страны специалистов тоже влетает в копеечку. На обслуживание одного (!) автомобиля замгендиректора корпорация Роснано тратит до 456,7 тыс. рублей. Каждый месяц. За год обслуживание и заправка каждого начальственного лимузина обходится в 5,48 млн. рублей. То есть дороже стоимости самой машины. В целом в 2008 г. на аренду разнообразных транспортных средств госкорпорация потратила 152 млн. рублей. Годом позже траты по этой статье были скромнее, но тоже внушительные – 22,12 млн. рублей. Автомобили предоставлены загадочным ООО «Авто Спец Транс», не замеченным в другой деятельности, кроме обслуживания нанотехнологов.

Когда от души наслаждаешься зарплатами в 2,5 раза выше среднеевропейских и всласть катаешься на дорогих машинах – впору задуматься о безопасности. И правда: на собственную безопасность корпорация «Роснано» тратит более 200 млн. руб. в год. В пересчете на каждого сотрудника выходит 530 тыс. руб. в год, или 44 тыс. руб. в месяц. Что вдвое выше среднего заработка по РФ.

Вероятно, ради пущей безопасности «гнездо Чубайса» свито в том самом офисе-крепости. Это внушительное сверхсовременное здание на проспекте 60?летия Октября в Москве, облицованное стеклами приятного зеленоватого оттенка. Внутренности штаб-квартиры Роснано соответствуют внешнему антуражу. Наверное, по старой памяти Чубайс уделил особое внимание освещению рабочего пространства. Помещения заливает свет смонтированных по особому заказу 3,3 тыс. светодиодных ламп. Естественно, банальные диодные лампочки были объявлены очередным «достижением нанотехнологий». Во сколько они обошлись – не уточняется. Но, надо думать, в десятки раз дороже обычных экономичных лампочек без всяких наценок за «нано».

Теперь красноватый лик автора реформы российской энергетики озаряет наносвет. Между тем госкомиссии, раскопавшей финансовые отчеты госкорпорации, стали известны общие траты на тот офис. Всего ничего: какие-то 4,3 млрд. руб. (!) в год. Иными словами, только за аренду помещения новая вотчина А. Чубайса платит сумму, равную пятой части годового дохода Ивановской области.

Вообще история решения корпорацией «Роснано» своих жилищных проблем представляет особый интерес. В самый разгар начала экономического кризиса, когда безмерно раздутые цены на столичную недвижимость рушились на глазах, нанотехнологи вдруг собрались выкупить офис. Не все здание, а с третьего по девятый этаж. По скромной цене 5,664 тыс. долл. за квадрат (более 175 тыс. руб. по тогдашнему курсу). Всего – 15 тыс. кв. метров. Кроме того, госкорпорации понадобились места в подземном гараже ценой 70,8 тыс. долл. за каждое (2,2 млн. рублей). В августе 2009 г. Роснано заключила договор о покупке части здания и перечислила собственнику аванс – более 300 млн. рублей. Затем нанотехнологи щедро оплатили ремонт в новом офисе. Только стоимость проведения конкурса по выбору подрядчика составила 8,95 млн. рублей. Аванс за ремонт заплатили – 288 млн. рублей. Выходит, не менее 20 тыс. руб. за каждый квадрат. Можно только догадываться, какими мраморами и персидскими коврами выстелили те квадратные метры за эти деньги. И совсем необязательно, что в этом самом офисе.

История на 130 миллиардов

В докладе госкомиссии – немало других примеров жуликоватых трат нанотехнологов, не щадящих бюджетных рублей ради собственного роскошного существования. Глядя на эти бесстыжие расходы за бюджетный счет, у любого голова пойдет кругом.

Все началось в августе 2008 года. Этот месяц запомнился двумя вещами. Во-первых, редкой чередой совпавших по времени кошмарных катастроф – от падения «Боинга» в Перми, пожара в туннеле под Ла-Маншем и краха банков «Меррилл Линч» и «Леман Бразерс» до аварии на Большом адронном коллайдере. Во-вторых, неожиданным возвращением из карьерного небытия А. Чубайса, накануне успешно распылившего на атомы энергетического гиганта РАО ЕЭС. 22 сентября он был поставлен на прокорм в качестве главы Роснано, сменив скоропостижно покинувшего кресло доктора медицинских наук, экс-президента сотовой компании МТС Л. Меламеда.

Спустя несколько недель на РФ накатил мировой экономический кризис. А. Чубайс тут, разумеется, ни при чем. Суть в том, что из-за чрезвычайных обстоятельств поначалу он не смог пристроить к делу все до единого казенные миллиарды. Правительству срочно потребовались деньги, чтобы заткнуть дыру в банковской системе. Оглядевшись по сторонам, Минфин решил изъять их у тех, кого, вероятно, счел самыми бесполезными – Роснано и Фонда реформирования ЖКХ. Счета жилищной госкорпорации похудели на 19 млрд. рублей. Роснано вернула бюджету чуть больше половины денег – 66,4 млрд. рублей.

Нанокапитал г-ну Чубайсу удалось восстановить нескоро, зато с лихвой. Поскольку правительство вроде как должно корпорации изрядную сумму, она получила госгарантии по кредитам. И немедленно наделала долгов: разместила облигации на 33 млрд. руб. и заняла у банков еще 10 млрд. рублей. Кроме того, загадочная добавка на сумму 1 млрд. руб. капнула из госбюджета.

Деньгами распорядились с умом. Первым делом разразился скандал по поводу неумеренно бесстыжей зарплаты самого Чубайса. Депутат Госдумы, справедливоросс Иван Грачев заглянул в декларацию о доходах Анатолия Борисовича и оторопел. В непростом для экономики 2009 г. оклад главы Роснано превысил 1 млн. руб. в месяц. Особенно возмутил народного депутата тот факт, что средний заработок федерального министра, работу которого тоже оплачивает бюджет, почти в 8 раз меньше чубайсовского (130 тыс. руб. в месяц). Шума было много. Поэтому в следующем году наноначальник хоть ни на копейку не понизил себе оклад, но показательно пожертвовал половину зарплаты на благотворительность. То есть послал народного депутата в ж…, хотя и с некоторыми потерями зарплаты «в белую».

Справедливости ради – доходы иных государственных банкиров в десятки раз выше, чем у г-на Чубайса. Да и некоторые депутаты с министрами официально получают такой доход, рядом с которым заработок Анатолия Борисовича жалок. Но все же внимание к его заработкам на таком посту понятно.

Поэтому на всякий случай «АН» подробно изучили самый свежий финансовый отчет Роснано – за 2010 год. Разумеется, и там не обошлось без странностей. Например, нанотехнологи ухнули 110,6 млн. руб. на «аналитические исследования и прогнозирование». Надо было очень постараться, чтобы найти настолько дорогих аналитиков. Трудно сказать, какой от их работы был толк. Но точно – не финансовый. Потому что, по итогам I квартала 2011 г., чистый убыток нанокорпорации достиг 124,46 млрд. рублей.

Но аналитики, за год «надумавшие» почти на 4 млн. долл., – не самая подозрительная статья нанобюджета-2010. На «спонсорство» за год ушло 95,7 млн. руб., фонд материального поощрения сотрудников похудел на 186,7 млн. рублей. Любой бухгалтер подтвердит – по этим статьям можно провернуть что угодно. Другой сакраментальный вопрос: не слишком ли дорого обходится Роснано собственное содержание? По этой статье уходит 7,2 млрд. руб. в год. Такими темпами «распила» выделенных правительством 130 млрд. руб. хватит лишь на 11 лет безбедного существования Роснано. С учетом инфляции – того меньше. При этом на развитие «прорывных технологий» средств уже не останется.

Государственное наношарлатанство

Что обещают нанотехнологи в обмен на госфинансирование в размере более 130 млрд. рублей? Правительство утвердило «Стратегию развития нанотехнологической отрасли». В этом документе можно найти очень занятные цифры. В обмен на гигантские инвестиции государству сулят золотые горы. Объем российского «нанопроизводства» будет ежегодно удваиваться. К 2015 г. он должен достигнуть 900 млрд. рублей. Тогда наша страна займет 3% «мирового рынка нанопродукции».

Поверить в это невозможно. В свое время нанотехнологиями увлекались правительства многих развитых стран. 12 лет назад президент Билл Клинтон объявил о старте «Национальной нанотехнологической инициативы». На самом деле для 42-го президента США Клинтона это было попыткой отвлечь внимание избирателей от скандала с Моникой Левински. Однако во многих странах лоббисты от науки быстро сообразили, что в воздухе запахло большими деньгами. Они начали давить на военные структуры, усилия дали плоды. Вплоть до кризиса 2008 г. правительства США, ЕС и Японии вкладывают в нанотехнологии по 1 млрд. долл. в год.

С опозданием к этой гонке подключилась Россия. Правда, у нашей государственной программы развития нанотехнологий есть одно принципиальное отличие от зарубежных аналогов. Американцы и европейцы никогда не делали ключевую ставку на это направление. Достаточно сказать, что господдержка нанотехнологий составляет всего 2% американского бюджета на необоронные исследования и разработки.

Вложения в нанотехнологии приносят сплошные убытки. Вот показательный пример. «Ричард Смайли, который открыл пока довольно бесполезную модификацию углерода, сумел сделать на этом чудовищные деньги, выступив с пламенной речью перед Конгрессом», – рассказывает Алексей Шварев. Смайли выбил для своей корпорации, обещавшей научный прорыв, финансирование в 180 млн. долларов. Спустя три года его фирма разорилась и была продана за гроши.

Само собой, у отца-основателя нашлось немало последователей. Некоторые ученые начали переименовывать в «нано» старые добрые области химии и материаловедения. Они обещают правительствам «молочные реки и кисельные берега». И в результате успешно получают миллиардное финансирование под сомнительные проекты.

Деньги – на Солнце

Давно обещанные «прорывные технологии» – цель существования Роснано. Как идут дела на этом фронте? «АН» заглянули в отчеты. С 2008 г. госкорпорация получила 1884 заявки на общую сумму более 4 трлн. рублей. 1246 заявок благополучно завернули, некоторые подвисли, но 49 проектов получили финансирование. На это ушло 64 млрд. руб., из них 34 потрачено в прошлом году. Какие научные и технологические прорывы финансирует г-н Чубайс?

Если исключить в действительности ничего не значащую приставку «нано», которой пестрят описания проектов, останется следующее. Больше всего денег – 16 млрд. руб. – от Роснано досталось финансовому фонду Rusnano AG. В общей сложности под его управлением – 32 млрд. рублей. Эта компания, директором которой, разумеется, также числится А. Чубайс, «призвана привлекать глобальных инвесторов». Неясно одно. Зачем понадобилось регистрировать фирму, получившую миллиард бюджетных долларов, в швейцарском налоговом раю, неохотно выдающем информацию даже о самых сомнительных вкладах?

Скандалы преследовали
Rusnano AG с самого начала. Немедленно всплыл такой факт: одним из членов правления назначен швейцарский юрист Ханс Бодмер, который с 2003 г. находился под уголовным преследованием в США. Его подозревали в даче многомиллионных взяток высшим чиновникам Азербайджана в ходе приватизации нефтяной отрасли. Кроме того, судили по обвинению в отмывании денег. Как раз это, по-видимому, и стало причиной того, что А. Чубайс даровал гр. Бодмеру право финансовой подписи и назначил одним из руководителей фонда, распределяющего средства российского бюджета.

В общем, существование Rusnano AG – лучшее доказательство того, что «чубайсовы нанотехнологии» имеют больше отношения к химии, чем к физике. Впрочем, физике тоже кое-что досталось. На втором месте по объему финансирования – разнообразная микроэлектроника. Больше всех получил завод по производству солнечных батарей Оерликон (бюджет – 20,12 млрд. руб.). Трудно не заметить – выпуск солнечных батарей в холодной России – затея сомнительная. К тому же мировой рынок таких элементов перенасыщен, на нем трутся локтями десятки компаний-монстров, включая таких промышленных гигантов, как «Боинг», «Шарп», «Панасоник» и «Митсубиси».

До кризиса 2008 г. мировые продажи солнечных батарей росли за счет субсидий от правительств стран «большой семерки». В США, Германии, Италии и Франции государство субсидировало владельцев домов, оснащающих здания солнечными элементами. Выгода все равно получалась сомнительная, потому что такие батареи – удовольствие очень дорогое, а их энергетическая эффективность низкая. В любом случае тот поезд с субсидиями давно ушел – в кризис даже самым богатым странам стало не до солнечных технологий. И тут – в самый неподходящий момент – производством мало кому теперь нужных элементов озаботилась Роснано. Кстати, как отмечается в докладе ревизионной комиссии, «независимая экспертиза бюджета проекта Оерликон не проводилась». При этом он сразу получил от Роснано льготный заем в полном объеме, хотя объективных причин для этого не было.

По другим проектам, одобренным госкорпорацией и сдобренным ее деньгами, картина схожая. Никто не возьмется предсказать, сыграют ли в финансовом плане вложения в центр по разработке микросхем компании «Ситроникс» (общий бюджет – 16,566 млрд. руб.). Пока эта компания, входящая в небезызвестную АФК Система, запомнилась многолетней чередой крупных убытков. Также не осуществившимися обещаниями по запуску современного производства микрочипов в РФ. Про большинство других проектов Роснано можно сказать одно. Полезной информации о них слишком мало. Возможно, среди них действительно есть настоящие технологические жемчужины. Но это станет известно нескоро. Возможно, только после смерти отцов-основателей.

Если вообще станет. Взять, например, проект «Усолье-Сибирский Силикон», обещающий наладить в РФ выпуск кремниевых подложек для микросхем. Роснано предоставила ему финансовое поручительство на 700 млн. рублей. Имея такого гаранта, можно получить дешевый банковский кредит. Но «Силикон» ухитрился занять деньги по грабительской ставке 22% годовых, причем проценты выплачиваются ежеквартально. Это резко снижает вероятность, что предприятие выживет, встанет на ноги, вдобавок принесет прибыль.

Каков итог? Заметно – руководство Роснано работает не покладая рук. Еще бы не пахать, если ближайшая цель – собственный комфорт и скорейшее личное финансовое процветание. У корпорации осталось еще немало непристроенных бюджетных миллиардов, есть над чем потрудиться. Что касается обещанных научных, технологических и финансовых прорывов – с ними, видимо, придется подождать. Какие научные проекты, пока в Роснано такое веселье. Компания запросто потратила 4,054 млн. руб. на празднование собственного дня рождения и спустила 6,96 млн. руб., празднуя Новый год. Кто-то заметит – этих денег хватило бы на открытие нескольких новых научных лабораторий. Но зачем они корпорации, само название которой противоречит науке?

Гимн А. Чубайса

Генеральный директор ОАО «Российская корпорация нанотехнологий», бывший председатель РАО ЕЭС, бывший глава администрации президента Анатолий Чубайс ведет собственную страничку в микроблоге Твиттер. 21 июля 2011 г. он опубликовал выдающееся сообщение. Эффективный менеджер решил, что будет очень смешно переиначить на нанолад гимн Российской Федерации. Вариант Борисыча выглядит так: «Россия – священная нанодержава, Россия – любимая нанострана. Могучая нано, великая нано. Нана, нанана, нанана!  :D ». (Цитируем с точностью до знака.)

0

2

Get Adobe Flash player

Зря его не пристрелили еще "младореформатором", прости Господи...

0

3

Круто ты его, Паш.
Но если честно, мне не понятно зачем и почему тратятся такие сумасшедшие деньги в отрасль (хорошо, если в отрасль), которая не доказала еще не только свою полезность, но и жизнеспособность.
Либо все не адекватны в погоне за "модернизацией", либо мафия прикрывает "своих".

0

4

Stargazer написал(а):

мафия прикрывает "своих

Судя по всему, многих она кормит...  И почему очевидного подонка и ничтожество "холят и лелеют" наши "сильные мира сего". Ответ очевиден - все кормятся из этой кормушки, но слишком уж дорого обходится он стране, зря его ГРУшник с сыновьями не "грохнул"... Ох, зря...

0

5

Нанотехнологи успешно осваивают государственный бюджет
Бизнес поскромничал с инвестициями в разработку наукоемкой продукции
2012-03-07 / Игорь Наумов

Спрос на наукоемкую продукцию должен увеличиться в будущем – надеются разработчики.

Вчера в Москве нанотехнологи отпраздновали первую пятилетку щедрого бюджетного финансирования. Инноваторы уже давно чувствуют общественный интерес к их деятельности. Ведь пять лет – немалый срок, за который в современном мире создаются не только принципиально новые продукты, но и целые отрасли. В России же экономический эффект от бюджетного стимулирования нанотехнологов невелик. Рыночный спрос или частные инвестиции в супертехнологии пока не проявляются. Однако госкорпорация «Роснано» уже зафиксировала свой вклад в ВВП в 36 млрд. руб. (менее семи сотых от одного процента ВВП).

В России создание высокотехнологичных и наукоемких производств в рамках модернизации экономики все еще зависит главным образом от государства. Именно с этой целью создавалось «Роснано», год назад преобразованное из госкорпорации в ОАО. Вклад компании в ВВП пока скромный – 36 млрд. руб. по итогам прошлого года, но уже через три-четыре года должен вырасти почти в 10 раз.

«Нанотехнологии: итоги первой пятилетки» – видеомост на такую тему состоялся вчера в РИА Новости. Чиновники, ученые из Москвы и Томска обсуждали ход и специфику развития отечественной нанонауки, достижений и планов научных учреждений в области нанотехнологий, которые представлены в трехлетнем проекте Минобрнауки. Директор Центра фотохимии РАН Михаил Алфимов, представитель Курчатовского института Владимир Жулего, директор департамента научно-технической экспертизы «Роснано» Сергей Калюжный и другие участники высказали свои мнения о прошлом, настоящем и будущем наноиндустрии в России.

Ученым хотелось верить в светлое будущее того дела, которым они занимаются. Тем более что реальность пока не вселяет особого оптимизма. Так, за весь прошлый год в России не защищена ни одна диссертация по проблематике, непосредственно связанной с нанотехнологиями. Статистика корпорации «Роснано» по итогам 2011 года более оптимистична – одобрено к софинансированию 134 проекта из более чем 2 тыс. заявок. Общий бюджет реализуемых проектов достиг 535,5 млрд. руб. При этом собственные затраты «Роснано» составили более 200 млрд. руб., остальное – деньги предприятий и частных инвесторов. Проекты реализуются в 37 регионах, 33 проекта выполняются с участием иностранных компаний.

Впрочем, экономический вклад «Роснано» пока выглядит скромно. За последние два года запущено 13 заводов по производству наукоемкой продукции, сообщают в компании. Частные инвесторы с опаской относятся к этой сфере деятельности, считая нанотехнологии черными дырами для вложения денег. Что не мешает главе компании Анатолию Чубайсу рапортовать об успехах. По его словам, прошлогодний план, который составлял 25 млрд. руб., удалось выполнить и перевыполнить. По факту компания заработала 36 млрд. руб. При этом в 2010 году этот показатель не превысил 4 млрд. руб. Однако, согласно планам правительства, к 2015 году суммарный объем производства всей российской наноиндустрии должен быть доведен до 900 млрд. руб. Из них объем производства нанопродукции предприятиями, в которые инвестирует «Роснано», должен будет составить не менее 300 млрд. руб. в год.

По мнению экспертов, эти рубежи реалистичны. Главный экономист «Тройки Диалог» Евгений Гавриленков признался, что не вполне понимает, как следует оценивать так называемую нанопродукцию. «Если по нанотехнологиям изготовлен крохотный подшипник, который затем был установлен в огромный экскаватор, то следует ли считать этот экскаватор также продуктом нанотехнологий?» – задаются вопросом аналитики. Между тем цена подшипника явно ниже цены экскаватора. Отсюда – и возможный произвол в оценках эффективности государственных вложений в нанотехнологов. «Эти прогнозные цифры, возможно, валовый оборот, а не добавленная стоимость», – предположил Гавриленков. Если это так, то они могут быть легко достигнуты. Объем ВВП к 2015 году увеличится примерно до 70–80 трлн. руб. На этом фоне даже огромные 900 млрд. руб. не кажутся прорывным достижением.

Руководитель аналитического отдела компании Broco Алексей Матросов убежден, что инвестиционный интерес к нанотехнологиям растет. Однако нынешний уровень остается низким. Так, вклад российских ученых в мировую нанонауку можно оценить всего в единицы процентов. «Области применения нанотехнологий можно перечислить кратко: элементы наноэлектроники и нанофотоники – полупроводниковые транзисторы и лазеры; фотодетекторы; солнечные элементы; различные сенсоры. Нанотехнологии позволяют создавать устройства сверхплотной записи информации, телекоммуникационные, информационные и вычислительные технологии, суперкомпьютеры и т.д.», – уверен Матросов.

Сам Чубайс смеется над "нанороссийской" отраслью, пора их призвать к наноответу за нанодеятельность.

0

6

http://s019.radikal.ru/i601/1204/e8/729042e518b5.jpg

0

7

http://s019.radikal.ru/i627/1204/57/6b5d6d3f5900.jpg

0

8

«Кризис убогой фантазии»
Максим Калашников, писатель-футуролог, ведущий телеканала «Нейромир-ТВ»

В мире явно наступил кризис инновационного жанра. Многочисленные попытки скопировать Кремниевую долину проваливаются. Как и вариации на ту же тему.
Везде одно и то же: замедление научно-технического развития, отсутствие эпохальных проектов, способных сформировать Будущее.

БЕСПЛОДНОЕ КРУЖЕНИЕ НА МЕСТЕ

Недавно уважаемый мною Дан Медовников написал, что во всех этих технополисах наступил кризис жанра. Все они – старательные попытки воспроизвести Кремниевую долину в США. Вложено в это умопомрачительно много средств по всему миру – а реального выхода крайне мало.

Уже и около заводов пытаются строить клоны Силиконового дола, и около университетов. Или создают университеты при клонах-долинах – а Калифорнии никак не получается. Уж не знаю, пробуют ли многочисленные исполнители клонов еще и свингом да групповым сексом по-калифорнийски заниматься в поисках желанного фактора успеха. А если и пробуют, то ничего не выходит. Не в сексе, конечно, в инноватике.

Оно и понятно: все, как идиоты, пробуют воспроизвести внешнюю форму, не замечая сути. Карго-культ в чистом виде. Дикарская попытка добиться успеха за счет имитации внешних признаков. Никто никак не хочет понять, что технопарки и чудесные долины успешны лишь тогда, когда создаются под великие, запредельные цели. Под грандиозные задачи.

Кремниевая долина в Калифорнии родилась на волне космическо-электронной американской мечты 1950–1960-х. Тогда США стремились быть выше, быстрее и сильнее. Кеннеди в 1961-м ставит великую цель – высадку человека на Луну до конца 1969 года. Америка соревнуется с СССР, наращивает преимущество в телевидении и электронике. Вот именно в этой атмосфере глобальной гонки и порыва в космос и родился феномен Силикон Вэлли. Каковая сегодня все больше напоминает застойное болото – ибо умер Дух Великого Времени и более нет сравнимых суперзадач.

Итак, чтобы что-то получилось, сначала необходимо поставить захватывающие дух, поражающие воображение цели. А потом под них и выстроятся инновационные структуры нового времени. В процессе свершения конкретных исторических деяний.

Но сегодняшний мир господства неолибералов, монетаристов и финансовых спекулянтов уныл и лишен фантазии. Правящие элиты Запада смертельно боятся прорывных проектов и сверхзадач. Ибо это грозит пошатнуть их власть. Нет – им выгоднее бесконечное копание в старом научно-техническом заделе. Новое – смертельно опасно. Они, по меткому наблюдению Сергея Переслегина, похожи на элиту из «Конца вечности» Айзека Азимова, что остановила развитие рода людского.

То же самое – и в военной сфере, где еще недавно оборонные разработки обеспечивали стремительный научно-технический прогресс. Увы, и тут фундаментальный задел исчерпался. Нужны изобретения столь же принципиально новые, как когда-то – порох, огнестрельное оружие, самолет или атомное оружие. Их нет.

Потому – застой, кружение на одном месте, падение полезной отдачи от всевозрастающих затрат. Мир без фантазии и дерзости попал в опасную стагнацию.

ОГЛЯДЫВАЯСЬ НА КОНКУРЕНТОВ

Если мы посмотрим на Японию и Китай, то узрим: ничего прорывного в их приоритетах, в общем-то, и нет.

Глобальная стратегия развития, объявленная японским правительством в июне 2010 г.:

– технологии охраны окружающей среды;

– здравоохранение;

– различные бизнес-направления в Азии;

– туризм;

– информационно-коммуникационные технологии;

– развитие человеческих ресурсов;

– финансовые технологии.

Приоритеты Китая на 12-ю пятилетку (с 2011-го по 2015 год):

– технологии «чистой» энергетики;

– новое поколение телекоммуникационного оборудования;

– биотехнологии;

– высокотехнологичное оборудование;

– новая энергетика;

– новые материалы;

– гибридные и электрические автомобили.

Комментарии тут, пожалуй, излишни. Мы видим топтание в нынешнем технологическом укладе – и не более того. Роботехника – не в приоритете. Нет даже компьютера пятого поколения. Застой налицо. Конечно, четкость китайских задач выигрывает на фоне невнятицы в РФ. Но быть лучше русских сегодня – легче легкого. РФ – не СССР. Японцы сдвинули мозги набекрень, играя с сознанием, рисуя мангу и анимэ. Только это не помогает. У них уже пошла психопандемия: старение нации с одновременным впадением в инфантилизм.

А вот в Америке с приоритетами дело обстоит несколько посерьезней.

Давайте заглянем в доклад Национального совета по разведке США (2008 г.). Здесь мы найдем, конечно, не полную картину технологического будущего, но изрядную подсказку относительно грядущих научно-технических приоритетов.

Итак, первое ключевое направление – создание Интернета Вещей (Internet of Things). Все в мире приготавливаемого нам будущего должно получить радиометки, сенсоры-идентификаторы, микрочипы.

Второе направление – технологии очистки воды.

Третье направление – совершенные устройства для запасания энергии.

Этот класс устройств, будучи достаточно дешевым, емким и компактным, поможет окончательно отказаться от ископаемого топлива. Ведь тогда можно будет запасать энергию из альтернативных источников, дешевых, но «прерывистых» – тех же солнца и ветра, прибоя – и получать ее равномерно. Или «по требованию». То же самое касается и дешевых топливных ячеек для водородной энергетики.

Четвертое направление – «биогеронтехнология».

То бишь технологии остановки физического старения человека на молекулярном и клеточном уровне.

Пятое направление – технологии «чистого угля».

Это превращение угля в довольно чистое топливо с пониженным выбросом углекислого газа. Такая технология – смерть для нефтяных стран.

Шестое направление – увеличение силовых возможностей человеческого организма.

Это касается новых механизмов. Например, экзоскелетов. Или актюаторов, что работают, будучи вложенными в сгибы локтей, колени и другие сочленения человеческого скелета. Используя эффект «памяти металла», они могут развивать усилия в сотни килограмм, превращая человека в богатыря. В идеале актюаторы сочетаются с экзоскелетом – внешним роботом – порождая человека-киборга.

«Японцы сдвинули мозги набекрень, играя с сознанием, рисуя мангу и анимэ. Только это не помогает»
Седьмое направление – биотопливо нового поколения.

Оно должно вырабатываться не из пищевых культур, а из отходов сельского и лесного производств, а также из морских микроводорослей. И это тоже – нож в печень всяким «петрогосударствам». Естественно, в случае создания энергоэффективных технологий получения такого растительного горючего.

Восьмое направление – сервисная роботехника.

По сути, это широкая программа создания механических слуг с теми же актюаторами, компактными источниками энергии, с искусственным интеллектом и способностями к самообучению. Как считают эксперты НСР, это приведет к резкому уменьшению надобности в неквалифицированном труде, во всяких нелегальных мигрантах и гастарбайтерах. Это еще и домашние слуги-роботы, и возросшие боевые возможности в войнах.

Девятое направление – повышение когнитивных способностей человека.

Сюда эксперты НСР отнесли специальные медикаменты, импланты, системы виртуальной реальности, изучающие окружающую среду и всякие носимые устройства, обостряющие умственные способности человека.

То есть здесь неявно, но все же выстраивается вектор – к транс- и постчеловеческому будущему. К киборгизации человека. К созданию разных моделей «постлюдей» и «транслюдей».

Но и это американцам слабо помогает. Незаявленная глобальная цель не существует. Нет единой логики развития.

ОБХОД НА ВИРАЖЕ: «РОССИЯ-2045»

Вот тут-то русские и должны обойти всех на крутом вираже.

Если во всем мире боятся поставить великую цель – это должны сделать мы. «Россия-2045» – вот подходящая суперпрограмма. Создание нового человечества, причем по нескольким линиям. Скажу больше – это создание новых земли и неба, обретение высшего могущества и бессмертия.

Если у нас многое погибло в науке, технике и промышленности, то только постановка фантастической задачи, организация этого дела и помощь государства создадут потрясающий эффект: русские начнут втягивать в себя гениев и разработки со всего мира. Выступят организаторами великих работ и конечными сборщиками. Одно лишь это катапультирует нас на новый уровень развития, превратит в мировую державу, даст цивилизационное лидерство. Здесь окажется востребованным все: новая космонавтика, новая энергетика, нанотех, психология. В проект «Россия-2045», проще говоря, органично вписываются и полет на Марс, и новая ядерная энергетика Острецова, и аэромобили «Ларк», и «Новая Гардарика» Крупнова (футурополисная, усадебная урбанизация), и прорывные технологии образования, и роботехника, и медицина-здраворазвитие новой волны, и ускорители элементарных частиц. Более интегрирующего буквально все проекта сейчас просто не существует! Ничего подобного в мире на государственном уровне тоже нет. Именно в этом – шанс русских.

Понимаю, что нужна изрядная государственная смелость, чтобы решиться на такое. И необузданное воображение, воспитанное золотой эрой научной фантастики. Но в том и характерная черта нынешнего кризисного времени: в этом мире – дефицит не денег, ученых или технологий. Нет! Здесь – острая нехватка смелости, фантазии и воли. Неспособность слишком многих не только сказать: «Воображение – к власти!», но и свершить это.

Эти факторы сейчас и есть залог прорыва. Найдутся они у нас – мы сорвем банк, обойдем на вираже всех, сделаемся Меккой для гениев всего мира и круто выберемся из национального позора. Вырвемся из унылого сырьевого прозябания. Не найдется у русских воли и воображения – нам не жить. Нефть и газ – сие ненадолго. На Газпроме великую страну не создашь. Особенно когда появился сланцевый газ.

Если же этого не сможет сделать никто в мире, то горе этому миру. Впадение его в новое варварство и Темновековье уже ничего не остановит.

А пока кризис убогой фантазии продолжается. Практически повсеместно. И строят глупцы все новые и новые клоны Кремниевой долины. Как когда-то папуасы – подобия американских транспортных самолетов из пальмовых ветвей.

0

9

Сколково на заметку

http://copypast.ru/uploads/posts/1347261727_1347051161_1.jpg
Чубайс должен заинтересоваться...

0

10

Аудитор Счетной палаты: «Мы проверили работу “Роснано”. О результатах можно сказать лишь одно: увы»

Руководитель проверки ОАО «Роснано» Сергей Агапцов дал эксклюзивное интервью «Комсомолке»

Итоги проверки крупнейшей государственной компании, которая под руководствомАнатолия Чубайса должна обеспечить инновационный прорыв нашей страны не только на внутреннем, но и на мировом рынке, недавно были озвучены на заседании Коллегии Счетной палаты. И вызвали волну возмущений, в ответ на которую глава «Роснано» дал уже не один комментарий, суть сводилась к одному – все не так уж плохо, все идет по плану, а то и с превышением плановых показателей. За разъяснениями «КП» обратилась к аудитору Счетной палаты Сергею Агапцову, руководившему проверкой «Роснано», который любезно согласился ответить на наши вопросы.

ЗАГРАНИЦЕ МЫ ПОМОЖЕМ

- Давайте сразу с вами договоримся. Если вы рассчитываете услышать от меня, что стране не нужны нанотехнологии, то вам не по этому адресу. Когда мы приступали к проверке, то решали задачу получить ответы на два вопроса: соответствует ли расходование средств, полученных «Роснано» из бюджетных источников, установленным целям деятельности компании. И второй – насколько эффективно эта деятельность осуществляется. Не более того, но и не менее. А потому давайте будем обходиться без громких криков «Долой!» и «Даешь!» Наш отчет о проверке - это документ, в серьезности которого Анатолий Борисович Чубайс, как глава «Роснано», просто не может не отдавать себе отчета.

Мы смогли посмотреть за несколько месяцев проверки, как обстоят дела по 22 проектам (это 21% от общего количества). Но я бы говорил не о количестве проектов, а об объеме финансирования. На эти проекты пришлось более 80 млрд. рублей. Львиная доля. И не наша вина в том, что по большинству у нас сложилось отрицательное мнение. Ситуация такова, что в ряде случаев просто невозможно установить экономический эффект.

- Сергей Анатольевич, для начала читателям память освежим. О каких деньгах вообще идет речь с момента создания «Роснано», с учетом его предшественника – Госкорпорации «Роснанотех»?

- Общий объем финансирования за 2007-2012 годы составил 259 миллиардов рублей. 111 выделили из бюджета, 106 привлекли под государственные гарантии в виде кредитов и облигационных займов. 41 миллиард – прочие доходы, в основном от размещения свободных средств на депозитах. Расходная часть бюджета компании – 196 миллиардов рублей, из которых 134 пошли на финансирование проектов.

- И 47 миллиардов «Роснано» выделило всякого рода заграничным структурам. Я посмотрел отчет за 2012-й год, так там, не считая прямых «дочек», за рубежом у «Роснано» доли в десятках иностранных компаний, по меньшей мере, в 12 странах. Можно узнать – зачем?

- Предполагалось, как я понимаю, что в ответ для России станут доступны передовые зарубежные технологии, которых у нас нет.

- Пришли? Или как? Ну хотя бы парочка передовых технологий.

- Нам таковых найти не удалось. Там, понимаете, все настолько непрозрачно, что, как я полагаю, даже в «Роснано» не знают полностью, что творится с теми деньгами. После того, как мы обозначили претензию в этой части, на 20 с лишним миллиардов рублей были представлены документы. Но после того, как их тут зафиксировали на счетах, часть денег опять пошла за рубеж. И практически невозможно установить направления расходов. Нам не удалось получить ни одного документа, который бы подтвердил эффективность этих инвестиций. А тут ведь все достаточно просто – если нет отдачи или подтверждения эффективности, значит, расходы себя не оправдали, ввергли вас в убытки. Если бы мы что нашли, обязательно отразили бы в отчете.

- Кстати, об убытках. В вашем выступлении на коллегии было обозначено, что «Роснано» получило убыток в 24,3 млрд рублей, а Чубайс позже объяснял везде, что убыток на самом деле всего 2,5 миллиарда.

- Можно назвать это какими-то другими словами, спрятаться за тем или иным термином. Дескать, это резервы на случай обесценивания активов проекта. И Анатолий Борисович говорит, что потом возможны еще переоценки на рынке акций. Говорить можно что угодно. Но, дорогие товарищи, почему вы тогда не отнесете их в резерв по сомнительным долгам, не оформите еще как-нибудь иначе, а списываете. Списание идет на убытки. Значит, понимаете, что это безнадежно и что оттуда уже ничего не получите. По некоторым партнерам «Роснано» из оффшоров такой резерв сформирован под 100% стоимости проекта. А 2,5 миллиарда – это убытки от собственной хозяйственной деятельности «Роснано».

- А есть позитивные результаты?

- Из того, что мы проверили, могу отметить ООО «Данафлекс-Нано», проект по производству полимерной пленки и гибких упаковочных материалов в Татарстане. Там все составляющие удовлетворяют поставленных целям – и новые технологии производства, и эффективность. Больше порадовать нечем. Самим хотелось бы, но нечем.

САМ СЕБЯ НЕ ОЦЕНИШЬ

- Но ведь, Сергей Анатольевич, ОАО «Роснано» помогает строить именно бизнесы, это же не научные исследования, а новые производства, которые без экономической эффективности вылетят в трубу. Если общий объем инвестиций в проекты 265 миллиардов, из которых на долю «Роснано» приходится 134, то получается, что 131 миллиард инвестировали другие участники, частные партнеры. И партнеры «Роснано» тоже участвуют в этом процессе своими деньгами..

- Активами.

- Простите?

- Это «Роснано» участвует в проектах деньгами, полученными от государства, или по госгарантиям. А партнерские компании, которые и реализуют проекты, могут вкладывать свою долю и нематериальными активами. Чем и активно пользуются. 80 миллиардов из 131 – это как раз и есть объекты интеллектуальной собственности, акции иностранных компаний, которых вы не найдете на рынке ценных бумаг и так далее. И манипуляции с оценкой активов партнеров – явление нередкое.

- Слушайте, но здесь ведь такой простор открывается для контор типа «Рога и копыта» и прочих махинаций!

- А вот вы как оцените эффективность компании, которая получает деньги от «Роснано», а тратит их преимущественно на то, чтобы избежать банкротства, на погашения своих более ранних задолженностей, а то и на подкуп компаний-контрагентов? Какие здесь нанотехнологии? А такое тоже имеет место быть. Когда вносится в качестве доли имущество, которое уже в залоге у банков.

АЛЛО, МИНИСТР, ВАС НЕ СЛЫШНО

- Но ведь в руководстве компании не мальчики-тюльпанчики и девочки-припевочки. Там люди все солидные опытные. Получается, что кому-то надо было в силу каких-то причин давать деньги таким «партнерам»?

- Не исключаю, но это уже не наша компетенция. Мы отметили наличие сделок с заинтересованностью. И могу вам сказать, что в ходе проверки ряд сотрудников «Роснано», занимавших ответственные должности, уже уволились сами.

Меня, например, тоже поразило, когда были ситуации, в которых возражали против проектов не только эксперты со стороны ( а система экспертной оценки, справедливости ради отметим, налажена), но и член Совета директоров «Роснано», глава «Внешэкономбанка» Владимир Дмитриев, когда, вообще, министр экономического развития России Эльвира Набиуллина выступает против, но решение все равно продавливается. Или отрицательный отзыв дает руководитель «Курчатовского института» Михаил Валентинович Ковальчук, но его мнение игнорируется.

- Господин Дмитриев, во всяком случае, сохраняет другие рычаги влияния на некоторые проекты. Обратились к ВЭБу с просьбой дать кредит в более чем 13 миллиардов рублей на проект «Роснано» для завода «Хевел», а Дмитриев отказал, еще и раскритиковал идею.

- И имел на это полное право. Проект по строительству завода по производству солнечных модулей нельзя отнести к инновационным, поскольку выпускаемая продукция не соответствует мировому уровню, себестоимость производства выше рыночной мировой цены, он не ориентирован ни на экспорт, ни на замещение импорта. И есть там еще одна особенность. Оборудование для завода, кстати, устаревшее, сейчас уже оборудование следующего поколения производится, поставила швейцарская компания «Орлекен», мажоритарным акционером которой является группа компаний «Ренова», одним из основных владельцев которой, в свою очередь, является руководитель российского фонда «Сколково» миллиардер Вексельберг.

- Человек сам не бедный, и почему бы ему не обратиться к своим ресурсам, если все так хорошо с проектом. Как интересно складывается, «Роснано» выделило «Хевел» почти 4 миллиарда рублей в уставный капитал, дало еще кредит в 9,8 млрд. И если бы «Роснано» решило выйти из проекта, то кредит ВЭБа вполне мог стать возвратом средств в «Роснано». Чубайс был бы весь в белом, а кто вернул бы деньги ВЭБу?

- Знаете, это вы выстроили эту конструкцию, а не я.

- А если еще вспомнить, что один из членов Совета директоров «Роснано» Алексей Бельтюков одновременно был еще и старшим вице-президентом фонда «Сколково», правда, его недавно отстранили от должности после того, как в отношении него возбудили уголовное дело о растрате...

- Александр, меня эта сторона дела совершенно не касается, как и ваша предыдущая конструкция. Кто Бельтюков, где Бельтюков, какой Бельтюков - это вопросы вне моей компетенции. Наша проверка преследовала две цели – выяснить, насколько деятельность «Роснано» отвечает заявленным целям и насколько эффективно ведется эта работа. А Бельтюковы - вне этого, а потому на этот вопрос я ничего не могу ответить.

- Сергей Анатольевич, а может, все дело в том, что система ваших оценок просто не совпадает со шкалой «Роснано». Я помню, что Чубайс говорил про «лукавые цифры», явно намекая на важность подхода в подсчетах.

- У кого-то лукавых, может, и цифра - вещь лукавая. А для меня цифры - упрямые факты. Понимаете, в чем дело: если бы мы использовали какую-то другую методику, то для ответных претензий могла бы быть какая-то почва. Но в том-то и дело, что мы в своей проверке использовали методику расчетов, принятую «Роснано». Мы брали лишь те критерии и параметры, которые, по данным проектам, установило само «Роснано». Есть целевые показатели выхода на объемы, ввода того или иного завода, выход на проектную мощность, динамика выручки по контракту и так далее. И эту кальку, которая определялась в начале проектирования, мы накладывали на данный проект и смотрели, соответствует результат планам или нет. Все. Результаты оказались из тех, про которые принято говорить «увы».

И одно из самых главных разочарований, проект, на который возлагалась масса надежд, - проект «Усолье Сибирский Силикон».

- Но ведь, если не вспоминать безвременно почивший планшет от «Пластик лоджик», призванный якобы заменить все учебники (амбициозный проект «Роснано», на поверку оказавшийся пустышкой, состоящей из импортных деталей - прим. ред.), именно «Усолье» было одной из главных надежд компании.

- Вы знаете, «Усолье» - это одна из самых больных тем. При этом я хотел бы отметить, что проект изначально имел отрицательные отзывы от экспертов. Это вообще фантастика, почему он появился в сфере деятельности «Роснано», потому что там никакими нанотехнологиями и не пахнет. Этот проект имеет производственную базу, которая начала функционировать в 60-х годах во времена СССР. Там можно много говорить о том, что почти 14 млрд рублей, направленных «Роснано» в проект, использовались для отмывания и легализации средств, получения необоснованной налоговой выгоды, необоснованного возмещения НДС, занижения налогоооблагаемого дохода (каждое из данных явлений тянет на конкретную статью УК РФ - прим. ред.). Главное, что получается из анализа деятельности проекта и финансирования его со стороны ОАО «Роснано» - основная часть инвестиций в проект оказалась неэффективной и шла знаете на что? На сокращение долгов убыточной группы компаний ООО «Группа Нитол», владельцами которой являлись некие оффшорные компании.

При этом, ладно уж, буду откровенен до конца, спасая через «Усолье» вот этих офшорных владельцев, не без некоего гешефта оказывались и руководители местных компаний. Знаете, какую зарплату получил гендиректор ООО «Усолье Сибирский Силикон» в прошлом году? 33 миллиона рублей, из которых 11,3 млн в январе 2012-го.

КОМУ ВЫРУЧКУ, А КОМУ ЗАРПЛАТЫ

- Зарплаты в «Роснано» и у компаний-партнеров, Сергей Анатольевич, это, по-моему, отдельная песня. Читаю отчет, словно Зыкину слушаю, «течет река Волга»: компания со штатом в 300 сотрудников и средней ежемесячной зарплатой под 400 тысяч рублей, по 15 миллионов в среднем – выплаты членам правления «Роснано» за год неплохие вознаграждения членам Совета директоров… За 5 лет только на содержание конторы в 300 человек (с административными и прочими расходами) израсходовать более 60 миллиардов рублей государственных средств! Благодать. И бесконтрольность. Ваша проверка Счетной палатой – первая за 5 лет.

- Анатолий Борисович признал, что затраты на сопровождение деятельности «Роснано» чрезмерны, и они их за последние годы стали сокращать.

- Но ведь это цифры за 2012-й год!

- Знаете, я бы не хотел, чтобы мы говорили в таком ключе. Мы не даем оценку персоналиям. Это не наша задача. Мы оценивали эффективность расходования государственных средств и менеджмента компании. И оценка прозвучала – менеджмент на нынешнем этапе неэффективен. Но это вовсе не значит, что проект надо ликвидировать. Мы предложили ужесточить контроль для повышения эффективности. Может быть, повысить роль экспертов надо, не знаю. Компания должна сама исправлять ошибки. Понимаете, мы не лекари, мы диагносты. А терапевты и хирурги – это Правительство, Генеральная прокуратура, Следственный комитет, МВД, Госдума, в конце концов. Кстати, представители всех силовых структур на заседании коллегии присутствовали.

- Выручка за прошлый год проектных компаний «Роснано» составила 23,5 млрд. рублей. А в 2015-м она обязана составить не менее 300 миллиардов. Вы верите в это?

- Трудный вопрос. Тут понимаете, в чем дело. Даже о нынешней нановыручке мы можем судить весьма относительно. Допустим, была компания, которая без всякого нано производила товары на 6 миллиардов. И вот она стала партнером по проекту «Роснано» и увеличила в прошлом году выручку на 200 миллионов. По идее, нужно вычленять, но ведь можно и все чохом записать в нужную графу. И отразить в отчете как успех именно в наноиндустрии. В предоставленных нам отчетах очень много путаницы и противоречий. Или взять проект склада в Москве для фармпрепаратов. Что там от нанотехнологий? А ведь проходит как проект «Роснано».

Анатолий Борисович верит, что они выйдут на плановую цифру. Мы – нет.

- А ведь никто не говорит пока, что возврат средств «Роснано» компании-партнеры, чтобы не рушить свой бизнес, смогут возвращать не из выручки, а из прибыли. То есть, вложив 196 миллиардов, государство получит их назад при всех благополучных раскладах вообще через десятилетия?

- Вы здесь не совсем правы. Экономический эффект таких программ не только в прямом возврате государственных средств, но и в увеличении ВВП за счет новейших инновационных технологий, в создании новых рабочих мест, в повышении уровня жизни населения и не только тех, кто работает в наноиндустрии, но и за счет удешевления продукции, созданной с применением новых технологий.

Меня больше заботит другое. Понимаете, наши расчеты можно было бы оспорить, если бы мы пользовались какой-то иной методикой расчетов, альтернативной. Но, повторю, дело в том, что мы пользовались теми критериями и параметрами, которые для своих проектов установило само «Роснано». И все равно получили картину неэффективности. Вот это все гораздо грустнее, потому что получается, что пока не стоит ждать не только возврата средств, но и всего того сопутствующего объемного эффекта, о котором я говорил выше.

http://www.kp.ru/daily/26077/2982650

0

11

Паш, это надо в тему "нет слов".)
И еще говорят, что Сталин не прав, когда вот такие Чубайсы шли валить лес на Колыму в результате подобных проверок их работы!

0

12

Экс-глава «Роснано» предложил государству 227 млн рублей в качестве возмещения ущерба
3 августа, 2015
http://ruposters.ru/images/news/55bf262b51bf0_eks_glava_rosnano.jpg
Бывший руководитель госкорпорации «Роснанотех» («РОСНАНО») Леонид Меламед, обвиняемый в растрате 227 млн рублей, предложил государству компенсировать нанесённый ущерб, передаёт РБК.

Адвокат Меламеда Руслан Кожура сообщил, что его подзащитный открыл по согласованию со следствием специальный счёт, на который поместил сумму, достаточную для возмещения нанесённого ущерба. Сразу после этого средства были арестованы.

«Если, не дай бог, суд определит, что преступление было совершено, то эти деньги вне зависимости от личного мнения моего подзащитного будут взысканы в пользу потерпевшего», — заявил адвокат.

В то же время экс-глава «Роснанотеха» вновь заявил о своей невиновности. Утверждается, что средства для возмещения ущерба он взял в долг у друзей.

Леонид Меламед был задержан 3 июля в рамках уголовного дела о нецелевом расходовании госсредств и в тот же день отправлен под домашний арест. В отношении него возбуждено дело по статьям 160 и 285 Уголовного кодекса («Присвоение или растрата» и «Злоупотребление должностными полномочиями»).

0

13

Чубайс: «Мир перевернулся. Такой ужас в Давосе я припомню только раз»

«Самое точное описание нынешнего Давоса — это ощущение ужаса от глобальной политической катастрофы», — заявил председатель правления ООО «УК «Роснано» Анатолий Чубайс.
О чем говорят на полях Давосского форума и в кулуарах, как банкиры относятся к Трампу, что ожидает Россию в плане «санкционных шагов»? Эти вопросы главный редактор Business FM Илья Копелевич задал председателю правления ООО «УК «Роснано» Анатолию Чубайсу.

Анатолий Борисович, все происходит у нас под знаком завтрашней инаугурации Трампа, и я скажу так: читая привычные нам западные издания — от CNN до Financial Times, Wall Street Journal — мы видим, что Трампа критикуют от лица прогрессивной элиты. Ваши впечатления? Его учат тому, что протекционизм — плохо, что с глобальным потеплением надо бороться, что будущее не за индустриальной экономикой, а все-таки за новыми технологиями и так далее. Его всему этому учат. Вот такое впечатление, если смотреть за этой прессой. По вашему впечатлению, Давос так же критикует Трампа, или там на это смотрят по-другому?

Анатолий Чубайс: Я думаю, что тема Трампа — это, конечно, принципиально важная вещь, с учетом завтрашней инаугурации. Но мне, честно говоря, он важен не столько сам по себе, сколько как отражение общей картинки, даже не отражение, а, может быть, концентрированное выражение этой общей картинки. Поэтому, если можно, я чуть-чуть шире отвечу на ваш вопрос, посмотрев на этот Давос в целом. Я бы начал с того, что такого ужаса, какой я ощущаю сейчас в Давосе у абсолютного большинства участников, я за все мои годы участия в Давосе припомню только один раз. А поскольку в Давосе я давно — я с ужасом посчитал, что оказывается, я 25 раз уже здесь, то, соответственно, есть длинный исторический период, в котором, пожалуй, был только один Давос с таким же ощущением ужаса. Это был Давос 2009 года, когда разворачивался глобальный мировой финансовый кризис, у всех на устах был вопрос: что это такое, это кризис в системе или кризис системы в целом? Оказалось, что это все-таки кризис в системе, а не системы в целом. Мы его как-то пережили. Так вот, степень ужаса сейчас, в 2017 году, равна степени ужаса в 2009 году. Все это выражается формулами: мир, построенный после Второй мировой войны, рушится, его больше нет. Вот, собственно, простая иллюстрация, очень хорошая: посмотрите, Давос открывал генеральный секретарь Компартии Китая — господин Си Цзиньпин речью, которая просто была великолепной, одой рыночной экономике с яркими призывами о необходимости отменять межстрановые торговые барьеры, снижать пошлины, и еще в завершение с заявлением о том, что Китай открывает целый ряд рынков, которые раньше были закрыты. То есть такая суперлиберальная речь, построенная в лучших традициях чикагской школы. Это произошло два дня назад, и практически в это же время Трамп в своем интервью заявляет, что Америку все обижают, что он будет повышать импортные пошлины, и что если немецкие или другие автомобильные концерны построят заводы в Мексике, то им придется платить гигантскую импортную пошлину, которую он введет в Америке. Мир перевернулся. Еще одна-две иллюстрации тому, что такое Трамп. Как сказала одна из крупнейших американских участниц, у Трампа-президента есть только две опции: либо он откажется от всего того, что он сказал до сих пор, либо он приведет нас всех к катастрофе. И еще одна любопытная деталь — изменение даже не просто тональности, а изменение терминологии. Авторитетнейшие мировые лидеры, аналитики, журналисты используют в описании всей нынешней ситуации термины, которые вообще запрещены были в публичной речи: «идиотское решение», «решение, сделанное идиотами», «дебилы» и так далее. Вот, пожалуй, самое точное описание нынешнего Давоса — это ощущение ужаса от глобальной политической катастрофы. Причем, заметьте, по экономике ничего катастрофического не происходит, глобальная экономика росла в прошлом году, в 2017 году ожидается рост — 3-4%, поэтому вся эта нынешняя катастрофа — это чисто политическое явление, что, пожалуй, впервые за 25 лет.

Какое у вас лично отношение к этой теме? Вы тоже воспринимаете это как катастрофу, или, может быть, это просто эффект неожиданности, испуг, и мы привыкнем и все осмыслим — не так все страшно?

Анатолий Чубайс: Я попробую очень сжато описать свою позицию. Если говорить коротко, то мы говорим с вами о глобальном историческом процессе. Сейчас не поймешь, что происходит. В историческом процессе, в котором 1970-1980 годы прошлого века были апогеем либерализма, крах коммунистической системы, «тэтчеризм», «рейганомика», а поверх этого соответствующие идеологические работы, в том числе Фрэнсис Фукуяма с книжкой «Конец истории», смысл которой в том, что история закончилась, либерализм победил везде, и больше ничего не будет. После этого, как мы видим, происходит прямо противоположное. Вместо фундаментальных ценностей либерализма, таких как глобализация, демократия, мультикультурализм и другие, им на смену приходят прямо противоположные: ценности национальной идентичности, ценности страновых национальных интересов, приоритета национальной культуры и так далее. Тут сейчас как раз у меня была горячая дискуссия, на большой сессии один из участников напал на Россию, на Путина за то, что Путин строит новый мир, который основан на национальных интересах. На что я сказал, что, может быть, вы и правы, но, в принципе, он делает это не один, у него есть хорошие партнеры, например, народ Великобритании. Я это к тому, что это, конечно же, большой цикл, и во всем нынешнем глобальном кризисе либерализма можно усматривать либо его конец, как многим бы хотелось, либо, наоборот, старт для его обновления. Я как раз считаю, что мир однозначно демонстрирует необходимость обновления фундаментальных либеральных ценностей. Это, кстати говоря, требование не только к глобальному либерализму, но и к российскому либерализму, который прошел очень похожую историю за те же самые 25 лет. Я глубоко убежден в том, что, во-первых, у либералов сейчас при всей тяжести ситуации открывается очевидный вызов, очевидный запрос, очевидная необходимость на переоценку фундаментальных либеральных ценностей. Я считаю, что если либералы в мире, и российские в том числе, окажутся адекватны этому вызову, они смогут переосмыслить что-то из догм, которые не работают, тогда весь этот негатив обернется в позитив. Тем более надо понимать, что, помимо всех этих идеологических, культурных процессов, конечно же, важнейшее значение имеют технологии, которые на наших глазах глобализуют весь мир. Мы с вами говорим по телефону из Давоса в Москву, что даже 20 лет назад было сделать не так просто. И в этом смысле все равно технологии делают мир ближе, и речь, как мне кажется, скорее, идет не о катастрофе либерализма, а о кризисе либерализма. А это разные вещи. И в этом смысле, если либералы сумеют сделать правильные для себя выводы, это означает, что они сумеют не просто из нее выбраться, а сумеют оседлать и возглавить новую волну.

Парижское соглашение, глобальное потепление — тема для вас, как для главы «Роснано», важная во всех отношениях. В России, в Новосибирске, то ли уже развернуто, то ли разворачивается очень крупное производство нанотрубок, которое, я технически не очень понимаю, будет иметь большое значение в процессе понижения выбросов, причем это, с международной точки зрения, глобальный проект, который может иметь спрос по всему миру. Если он будет, естественно, в случае выполнения Парижского соглашения. Это преамбула, а в остальном я хочу вам дать слово за подробностями.

Анатолий Чубайс: Действительно, здесь, в Давосе, тематика Парижского соглашения и глобального потепления является одной из центральных, даже на фоне всех тех политических страстей, про которые я рассказал. Буквально вчера были обнародованы данные, что, по данным НАСА, прошлый год, 2016-й, на земном шаре в истории климатических наблюдений является самым жарким. И я еще сам помню, 10-15 лет назад это было дискуссионно: кто-то был «за», а кто-то был «против». На моих глазах ситуация радикально изменилась. Сегодня среди серьезных ученых, серьезных политиков, бизнесменов — нет таких в мире, кто считал бы, что этой проблемы не существует. К сожалению, в России ситуация другая, в России эта проблема общественностью вообще не поднимается, и не осознанно, в том числе и демократической общественностью так называемой. И это очень обидно, потому что я вчера сидел на сессии, на которой премьер-министр Бангладеш заявляет, что мы очень бедная страна, но мы сделаем все, что возможно и невозможно, чтобы внести вклад в борьбу с глобальным потеплением, вот наши действия по строительству альтернативной солнечной энергетики, вот наши другие действия.

Просто в Бангладеш жарко, а у нас холодно, поэтому у нас общественность, вы знаете, думает, потеплеет, станет только лучше.

Анатолий Чубайс:
Да, это правда. Вот вы сейчас на полуслове поймали. А ей вторит премьер-министр не очень южной страны, которая называется Норвегия, который заявляет, что Норвегия, благосостояние которой основано на экспорте нефти и газа, будет не просто развивать альтернативную энергетику, а считает, что ее национальный вклад в борьбу с глобальным потеплением является одним из приоритетов действующего правительства. В том-то и дело, что это диапазон — от Норвегии до Бангладеш. И в этом диапазоне у России не просто есть свое место, а у России есть своя миссия. Миссия эта, как мне кажется, все более и более ясно прочерчивается, особенно с учетом того, что Россия все-таки решила подписать Парижское соглашение, и президент Путин приезжал в Париж, что крайне важно было политически. В чем оно может состоять? Укрупненно говоря, все, что делает человечество для противостояния глобальному потеплению, делится на две части. Часть номер один — энергоэффективность и альтернативная энергетика. В этой части Россия тоже начала сдвигать ситуацию с мертвой точки. Национальный стартап возобновляемой энергетики в России развивается. Это хорошо, но мы не будем здесь лидерами. Мы здесь, скорее всего, перенимаем технологии, чем создаем новые. Есть вторая половина дела, не менее важная, чем энергетика и альтернативная энергетика, — это новые материалы. Даже на уровне здравого смысла, не будучи большим специалистом, понятно, что если человечество сумеет изобрести новые материалы с прочностными свойствами, превышающие нынешние, это будет означать снижение воздействия на окружающая среду, потому что автомобили можно будет делать легче, потому что дома можно будет делать легче, фундаменты можно делать меньше, меньше тратить материалов и энергии на их производство. Мы провели специальное исследование, которое показало, что наномодифицированные материалы способны внести вклад в борьбу с выбросами СО2 больше, чем вся альтернативная энергетика на земном шаре. И именно в этом, втором направлении, направлении материалоэффективности, если можно так сказать, мы действительно бурно продвигаемся вперед. И один из наших флагманских проектов — производство углеродных нанотрубок. Мы считаем, что созданная новосибирскими учеными промышленная технология является лучшей в мире. Мы считаем, что мы обогнали всех конкурентов минимум на три-четыре года, мы уже четвертый год ежегодно утраиваем объем производства. Мы произвели в прошлом году больше трех тонн, а в этом году произведем больше семи тонн и через год пустим новую установку — реактор мощностью 50 тонн. Ничего подобного на земном шаре не существует. И мы считаем, что в этой части борьбы с глобальным потеплением Россия может предъявить миру свой собственный вклад и всячески содействовать его распространению.

Вот эти углеродные нанотрубки, что это такое?

Анатолий Чубайс: Тут все просто. Нас в школе учили, что углерод может быть в форме графита, это один из кристаллов, которым мы пишем, когда пользуемся карандашом, а может быть и в другой — кристаллической решетке, и тогда он становится алмазом сверхпрочным. Так меня учили в школе.

А сейчас еще есть графен, тоже нам знакомое слово.

Анатолий Чубайс: Совершенно верно, вы как раз забежали вперед. А в 1990 годы выяснилось, что кроме этих двух форм, есть еще несколько кристаллических форм углерода. Одна из них — это углеродные нанотрубки, их открыл японский профессор, а другая — это как раз графен, за создание которого российские ученые, живущие в Лондоне, Гейм и Новоселов получили Нобелевскую премию. Так вот, и углеродные нанотрубки, и графен обладают уникальными свойствами прочностными, механическими, такими, что их добавка в основные материалы в долях процента радикально изменяет свойства основных материалов. Тут важно, что речь идет не о каких-то сверхуникальных материалах, каких-нибудь жаропрочных материалах для защиты спускаемого аппарата корабля при входе в плотные слои атмосферы. Речь идет о базовых материалах. Добавка в алюминий делает его прочнее, чем титан, добавка в пластик не только упрочняет пластик, но делает его электропроводным, причем речь идет о добавках в долях процента.
А в миллиардах долларов как бы вы оценили потенциал этого созданного в России производства, о котором люди должны знать?
Анатолий Чубайс: Я думаю, что если у нас будет ситуация развиваться в соответствии с нашими планами, то примерно к 2025 году капитализация компании будет измеряться несколькими миллиардами долларов, а к 2030 годам она может оказаться крупнейшей компанией в России и превысить по рыночной капитализации «Газпром», и еще может стать крупнейшим экспортером из России, но для этого нужна еще очень большая работа.

Вы могли бы назвать имена людей, чей научный и технологический вклад стал решающим?

Анатолий Чубайс: Да, конечно. Это Юрий Коропачинский, предприниматель сибирский, очень сильный и профессиональный, и Михаил Предтеченский, которого можно поздравить с тем, что на последних выборах Академии наук его избрали академиком Российской академии.

0


Вы здесь » Форум В шутку и всерьёз » Экономика » Нанотехнологии