Форум В шутку и всерьёз

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум В шутку и всерьёз » Личности » Шарль де Голль


Шарль де Голль

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Русские симпатии генерала де Голля
«Белые пятна» советско-французского союза

http://s53.radikal.ru/i139/1010/93/4e84b4d48567.jpg
В сентябре 1950 г. генерал Шарль де Голль, который находился в отставке с 1946-го, подготовил лаконичный документ «Перспективы наших отношений с Россией». В нем генерал остался верен своей долгосрочной линии на стратегическое сотрудничество с Москвой. Он полагал, что это позволит уберечь «Францию и ее империю» от подчинения интересам США.

Как отмечалось в этом документе, «коммунистическая суть политики России в последние годы приобретает всё более «русскую начинку». Это в какой-то мере перекликается с русско-французским союзом до 1917 года… Быстрой ремилитаризации Германии, что поощряют США и Англия, и планам США быстро прибрать к рукам многие регионы мира может эффективно противостоять союз Франции и новой России…».

Характерно, что этот документ был подготовлен после перевода советского рубля с долларовой на золотую основу и подписания 30-летнего советско-китайского договора о взаимопомощи. Данные решения обозначили качественно новый этап в экономической и внешней политике СССР. Причем такие меры частично переняла деголлевская Франция: перевод французских денег, опять же, с долларовой на золотую основу был повторен де Голлем в начале 1960-х…

А линия антифашистской «Сражающейся Франции», возглавляемой де Голлем, и политика СССР, направленные на возрождение российско-французского союза, привели к подписанию между ними в декабре 1944 г. военно-политического договора. Это произошло в ходе визита Шарля де Голля в Москву и Сталинград.

Британский министр иностранных дел Энтони Иден не обошёл вниманием это событие, отметив в своем дневнике, что «…в недрах антигерманской коалиции уже формируются два блока: англо-американский и русско-французский. Восстановление национального величия Франции и России, возведенное в ранг их государственной политики, - есть суть восстанавливаемой русско-французской дружбы».

В канун визита эмиссары «Сражающейся Франции» в Москве информировали свое руководство, что СССР выступает за удаление англо-американских войск из французских колоний и протекторатов по окончании войны.

А также – за равноправное участие Франции в мировых делах. Всему этому противились Лондон и Вашингтон, не без помощи которых генерал де Голль был вынужден уйти в отставку с поста премьер-министра уже в январе 1946 года.

Москва, разумеется, всячески способствовала организации визита генерала в СССР. Он направился в Советский Союз через Французский Левант (французские до 1946 г. Сирия и Ливан) и Тегеран. Кстати, де Голль в 1943 г. требовал включения войск «Сражающейся Франции» в союзнический военный контингент в Иране, причем СССР это предложение поддерживал. Однако Великобритания, США и Канада настояли на том, чтобы деголлевских войск в Иране не было.

Из Тегерана де Голль в конце ноября 1944-го прибыл в Баку, где пробыл почти неделю. Там он встретился с руководителем Азербайджана Мир-Джафар Багировым, близким сподвижником Сталина (13 мая 1956 г. он был расстрелян за «нарушения социалистической законности»).

Багиров заявил де Голлю, что СССР придаёт важнейшее значение взаимопониманию и долгосрочному сотрудничеству с Францией. По словам Багирова, стороны могут плодотворно сотрудничать и в экономической сфере, а также создать постоянно действующие группы по конкретным направлениям взаимодействия. Де Голль согласился с такими проектами, добавив, что Франция считает дружбу с Россией, скрепленную общими жертвами в войне, одной из основ своей долгосрочной политики. К тому же генерал высказался за сотрудничество с Москвой и в международных организациях.

Понятно, что заявления Багирова были согласованы со Сталиным и Молотовым. О позитивной реакции де Голля на предложения руководителя Азербайджана было сразу же доложено высшему руководству страны.

В начале декабря генерал прибыл в Москву, где провел переговоры со Сталиным и Молотовым. В СССР генерал пробыл до 10 декабря, посетив перед отъездом Сталинград.

В последний день визита И.В. Сталин и Шарль де Голль подписали в Кремле Договор «О Союзе и военной помощи» сроком на 20 лет.

Как отмечал впоследствии де Голль, значение этого документа было прежде всего в возвращении Франции статуса великой державы и включении её в число государств-победителей.

Французская сторона была убеждена в том, что именно благодаря этому договору, во-первых, генерал де Латр де Тассиньи вместе с полководцами других союзных держав принимал в Карлсхорсте в ночь с 8 на 9 мая 1945-го капитуляцию германских вооружённых сил. А во-вторых, - для Франции были выделены оккупационные зоны на западе Германии, в Западном Берлине и на юго-западе Австрии. Причем на этих французских зонах в ходе Ялтинской и Потсдамской конференций настаивал только СССР.

Что же касается переговоров в Кремле, то они в нарушение регламента продолжались более семи часов. После подписания документов Сталин отметил: «Нам пора вспомнить, насколько важным был союз России и Франции, понять его изъяны и предотвратить попытки разрушить наш новый союз. Во имя жертв этой войны и во имя будущих поколений».

Генерал, в свою очередь, заявил, что «другим державам придется считаться с военно-политическим союзом России и Франции».

Как свидетельствуют архивные документы, мемуары и дневники де Голля, он искренне уважал Сталина.

Генерал считал, что именно Сталин остановил в России послереволюционную анархию и создал индустриальную державу, которая была способна разгромить гитлеровскую Германию.

А не распасться, как Российская империя уже на третий год Первой мировой войны.

Де Голль признавал важный вклад французской компартии в деятельность Движения Сопротивления. Будучи руководителем Франции, он, с учетом специфики своей страны, использовал опыт последнего сталинского десятилетия. Были, к примеру, национализированы многие крупные компании, телевидение стало государственным.

Но, увы, после отставки де Голля в 1946-м советско-французский договор стал едва ли не фиктивным. Ибо пришедшие к власти во Франции проамериканские политики включили ее в НАТО; спровоцировали эскалацию войны с антиколониальными движениями во Французском Индокитае (Вьетнам, Лаос, Камбоджа); добились участия Франции в войне в Корее и в британско-израильской агрессии против Египта (1956 г.). А также сделали Францию, с ее зарубежными владениями, полноправной участницей американских планов войны с СССР и Китаем.

Как известно, различные французские политические группировки уговорили де Голля снова возглавить Францию весной 1958-го. Тогда экономика страны оказалась в глубоком кризисе, а внешнеполитические позиции Парижа были подорваны в большинстве регионов мира.

Но к тому времени Москва уже отказалась от внутри- и внешнеполитической линии сталинского СССР. И, если Сталина де Голль характеризовал как «лидера России, возвращающего ей русские державные принципы и позиции на мировой арене», что было созвучно деголлевской идеологии и политике, то о Хрущеве он был, мягко говоря, невысокого мнения.

В рамках конференции лидеров США, Великобритании, Франции и СССР в Париже весной 1960 г. состоялись встречи Шарля де Голля и Н.С. Хрущева. По свидетельствам очевидцев, де Голль разочаровался в Хрущеве. У него сложилось мнение, что тот - «хитрый мужичок». Ему, по мнению генерала, этот визит был нужен, прежде всего, для того, чтобы показать своим подчинённым по Политбюро, как торжественно его, Хрущева, встречают за границей. Де Голль впрямую заявил советскому гостю: «Франция намеревается не всегда оставаться в НАТО и основывать на НАТО свою политику». Однако Никита Сергеевич так и не понял, или сделал вид, что не понял генерала…

А внешняя политика деголлевской Франции конца 50-х - второй половины 60-х была явно антиамериканской. Шарль де Голль не только вывел Францию из военной организации НАТО, но и поддержал наряду с СССР, Китаем и Швецией борьбу народов Индокитая против США.

К тому же он отказывался принимать небезызвестного Аллена Даллеса, когда тот просил его о личной встрече.

Любопытно, что де Голль благоволил послевоенной Албании, зная, что ее лидер Энвер Ходжа в первой половине 30-х жил и учился во Франции (окончил университет в Монпелье) и в совершенстве владел французским языком. Кстати говоря, многие станции парижского метро, включая станцию «Сталинград», вымощены албанскими мрамором и гранитом. Известно также о длительной переписке де Голля с Э.Ходжей.

В конце 1961-го, когда Хрущев, в отместку за «сталинизм» Ходжи, отказался дополнительно продать Албании около 30 тыс. тонн зерна (издевательски заявив Тиране, что «у нас столько крысы съедают зерна, сколько понадобилось албанцам»), ее выручила Франция. Де Голль распорядился поставить в эту страну 20 тыс. тонн по низким ценам в обмен на албанские сельхозтовары и ткани. Ещё 8 тыс. тонн зерна Албании подарил Китай…

После отставки Хрущева (октябрь 1964 г.) новое руководство СССР демонстрировало намерение вернуться ко многим направлениям сталинской политики. В том числе по отношению к Франции. К тому же Москву и Париж сближала их общая позиция по поводу агрессии США в Индокитае.

По приглашению тогдашнего главы Верховного совета СССР Н.В. Подгорного в конце июня 1966-го состоялся 11-дневный визит де Голля в СССР. В ходе визита генерал посетил Ленинград, Киев, Волгоград, Новосибирск, космодром Байконур. Причем по приезде в Волгоград он не преминул заметить представителям французской прессы: «Как бы ни назывался сегодня этот город из-за идеологической конъюнктуры в СССР, в мировой и советской истории он всегда будет только Сталинградом».

Ему даже позволили выступить с балкона Моссовета, в этом выступлении де Голль призвал «крепить, обогащать, беречь и развивать дружбу Франции и России».

Он подчеркнул также «выдающуюся роль Советского Союза в разгроме фашизма, что позволило ускорить победу Французского Сопротивления над фашистскими оккупантами». Более того: Шарль де Голль добился разрешения на «частное», то есть личное посещение могилы И.В. Сталина. Там генерал, возложив венок, пробыл в скорбном молчании около 20 минут.

Де Голль в ходе того визита встречался с Л.И. Брежневым, но предпочел не распространяться о своем мнении насчет нового советского руководителя. В то же время он уважительно высказывался о премьер-министре А.Н. Косыгине, считая его «деятелем, который многое хочет изменить к лучшему не только в советской экономике, но и в советско-французских отношениях».

Косыгин был главным «переговорщиком» с де Голлем, он подписывал, вместе с Подгорным, все соглашения об экономическом, научно-техническом и культурном сотрудничестве СССР с Францией. Но, по имеющимся данным, предложение генерала продлить советско-французский договор 1944 г., переименовав его в договор о дружбе и сотрудничестве, поначалу поддержанное Косыгиным, было впоследствии отклонено брежневским большинством в Политбюро. Хотя оно согласилось на прямую линию связи между Кремлем и Елисейским дворцом.

Новое советское руководство так и не решилось на стратегические прорывы как в экономике СССР, намеченные «косыгинскими» реформами тех лет, так и во внешней политике. В связи с этим примечательно высказывание А.Н. Косыгина в беседе с премьер-министром Чехословакии Любомиром Штроугалом в Праге весной 1971-го: «Ничего не осталось, всё рухнуло. Все работы по реформам остановлены… Реформы торпедируют. Людей, с которыми я разрабатывал материалы по реформированию экономики, уже отстранили, а призвали совсем других. И я уже ничего не жду. Есть «шатания» и в идеологии, внешней политике…».

После ввода войск СССР и большинства его восточноевропейских союзников в Чехословакию (август 1968-го) де Голль сокрушался: «…даже робкие реформы и предложения Дубчека вызвали вторжение. В то же время Москва помогает Вьетнаму и Индокитаю в их борьбе с американским вторжением – как всё это можно сочетать?..».

По мнению генерала, даже Сталин не помышлял о вторжении в Югославию при Тито, хотя тот « бросил прямой вызов Сталину и СССР. Вызов более опасный, чем политика Дубчека…».

Как полагал де Голль, видимо, в советском руководстве возобладали силы, которые хотят дискредитировать СССР, что, в свою очередь, затруднит и советско-французское сотрудничество.

Увы, последующие десятилетия подтвердили правильность такого прогноза…

Приходится признать, что планы Шарля де Голля по формированию блока стран, отстаивающих свой экономический, идеологический и военно-политический суверенитет, не сбылись. И, не в последнюю очередь, - вследствие экономико-политической линии хрущевско-брежневского СССР.

0

2

Генерал де Голль против американского доллара
Как президент Франции менял «зеленые фантики» на золото

http://s001.radikal.ru/i195/1010/3a/4231690b18d2.jpg
Когда говорят о крахе Бреттон-Вудской системы международных валютных расчетов, всегда вспоминают президента Франции генерала де Голля. Именно он, как считается, нанес самый сокрушительный удар по БВС – как ее называют.

Эта система валютного регулирования была создана на основе соглашения, подписанного представителями 44 стран на валютно-финансовой конференции ООН, состоявшейся в 1944 году в американском Бреттон-Вудсе, штат Нью-Гэмпшир. Советский Союз не принимал участия в конференции и не вошел в созданный тогда Международный валютный фонд, потому-то вот наш рубль не принадлежал к числу конвертируемых валют. СССР приходилось буквально за все расплачиваться золотом. В том числе - за военные поставки по ленд-лизу, осуществлявшиеся в долг.

А Соединенные Штаты крупно нажились на войне. Если в 1938-м золотой запас Вашингтона составлял 13.000 тонн, в 1945-м 17.700, то в 1949 году он увеличился до рекордной отметки в 21.800 тонн, составив 70 процентов всех мировых золотых запасов.

Страны-участницы конференции БВС утвердили паритеты валют «в золоте как общем знаменателе» - но не напрямую, а опосредованно, через золотодолларовый стандарт. Это означало, что доллар практически приравнивался к золоту, стал мировой денежной единицей, с помощью которой, через конвертацию, велись все международные платежи. При этом ни одна из мировых валют, помимо доллара, не обладала способностью «превращаться» в золото. Была установлена и официальная цена: 35 долларов США за одну тройскую унцию, или 1.1 доллара за грамм металла в чистоте. Уже тогда у многих возникали сомнения: а способны ли США поддерживать такой паритет, ведь золотых запасов США в Форт-Ноксе, даже при их рекордных объемах, уже не хватало для обеспечения золотом продукции денежного станка американского казначейства, который работал на полную мощность. Практически сразу же после Бреттон-Вудса США принялись всячески ограничивать возможности обмена долларов на золото: он мог осуществляться только на официальном уровне и только в одном месте — казначействе США. И, тем не менее, несмотря на все уловки Вашингтона, с 1949-го по 1970-й золотые запасы США сократились с 21.800 до 9.838,2 тонны — более чем в два раза.

Первым против БВС и доллара взбунтовался Советский Союз. 1 марта 1950-го в наших газетах было опубликовано постановление Совета Министров СССР: правительство признало необходимым повысить официальный курс рубля.

А его исчисление вести не на базе доллара, как это было установлено в июле 1937-го, а на более устойчивой золотой основе, в соответствии с золотым содержанием рубля в 0.222168 грамма чистого золота. Покупную цену Госбанка на золото определили в 4 рубля 45 копеек за 1 грамм. А за американский доллар в СССР официально давали всего 4 рубля вместо прежних 5 рублей 30 копеек. И.В. Сталин, таким образом, первым попытался подорвать систему золотого стандарта доллара - и это всерьез насторожило Уолл-стрит. Но настоящую панику там вызвало сообщение о том, что в апреле 1952-го в Москве состоялось международное экономическое совещание, на котором СССР, страны Восточной Европы и Китай предложили создать зону торговли, альтернативную долларовой. Интерес к плану проявили Иран, Эфиопия, Аргентина, Мексика, Уругвай, Австрия, Швеция Финляндия, Ирландия и Исландия. На совещании Сталин впервые предложил создать трансконтинентальный «общий рынок», где действовала бы своя межгосударственной расчетная валюта. Стать такой валютой все шансы имел звонкий советский рубль, определение курса которого было переведено на золотую основу. Смерть Сталина не позволила довести идею до логического завершения, пришлось ждать более 50 лет, чтобы она вновь возникла в виде предложения президента Дмитрия Медведева о введении международных расчетов в национальных валютах, а не только в долларах.

Зато «дело Сталина» продолжил Шарль де Голль, который был избран в 1958-м президентом Франции, а в 1965-м переизбран с самыми широкими полномочиями, которых до него у президентов страны не было. Де Голль поставил задачу обеспечить экономический подъем и военную мощь Франции и на этой базе воссоздать величие своей державы. При нем был выпущен новый франк достоинством в 100 старых. Франк, впервые за долгие годы, стал твердой валютой. Отказавшись от либерализма в экономике страны, Де Голль добился к 1960-му бурного роста валового внутреннего продукта страны.

С 1949-го по 1965-й золотой запас Франции увеличился с 500 килограммов до 4.200 тонн, и Франция заняла третье место в мире среди «золотых держав» - без учета СССР, сведения о золотом запасе которого до 1991-го были засекречены. В 1960-м Франция успешно провела испытания атомной бомбы в Тихом океане и тремя годами позже отказалась от участия в объединенных ядерных силах НАТО. В январе 1963-го де Голль отверг «многосторонние ядерные силы», создаваемые Пентагоном, а потом вывел из-под командования НАТО атлантический флот Франции.

Впрочем, американцы и не догадывались, что это были только цветочки. Назревал самый серьезный за всю послевоенную историю конфликт де Голля с США и Англией. Ни Франклин Делано Рузвельт, ни Уинстон Черчилль де Голля, мягко говоря, недолюбливали.

Неприязнь Рузвельта к «высокомерному французу», которого он называл «скрытым фашистом» и «вздорной личностью, возомнившей себя спасителем Франции», полностью разделял Черчилль.

Сетуя на то, что «невыносимая грубость и нахальство в поведении этого человека дополняются активной англофобией», Черчилль, как свидетельствует опубликованные недавно архивные документы, активно пытался убрать де Голля из политической жизни Франции.

Но наступил час реванша Парижа. Де Голль выступает против приема Англии в «Общий рынок». А 4 февраля 1960-го объявляет, что его страна отныне в международных расчетах переходит к реальному золоту. Отношение к доллару, как к «зеленому фантику», у де Голля сформировалось под впечатлением анекдота, давно рассказанного ему министром финансов в правительстве Клемансо. Смысл его таков. На аукционе продается картина кисти Рафаэля. Араб предлагает нефть, русский - золото, американец выкладывает пачку банкнот и покупает Рафаэля за десять тысяч долларов. В итоге он получает полотно ровно за три доллара, потому как стоимость бумаги за стодолларовую банкноту - три цента. Поняв, в чем тут «трюк», де Голль стал готовить дедолларизацию Франции, что назвал своим «экономическим Аустерлицем». 4 февраля 1965 года президент Франции заявляет: он считает необходимым, чтобы международный обмен был установлен на бесспорной основе золотого стандарта. И поясняет свою позицию: «Золото не меняет своей природы: оно может быть в слитках, брусках, монетах; оно не имеет национальности, оно издавна и всем миром принимается за неизменную ценность. Несомненно, что еще и сегодня стоимость любой валюты определяется на основе прямых или косвенных, реальных или предполагаемых связей с золотом». После чего де Голль потребовал от США - в соответствии с БВС – «живое золото». В 1965-м, на встрече с президентом США Линдоном Джонсоном, он сообщил, что намерен обменять 1.5 миллиарда бумажных долларов на золото по официальному курсу: 35 долларов за унцию. Джонсону доложили, что французский корабль, груженный «зелеными фантиками», находится в нью-йоркском порту, а в аэропорту приземлился французский самолет с таким же «багажом». Джонсон пообещал президенту Франции серьезные проблемы. Де Голль в ответ объявил об эвакуации с территории Франции штаб-квартиры НАТО, 29 военных баз НАТО и США и выводе 35 тысяч военнослужащих альянса. В конечном итоге это и было сделано, но, пока суть да дело, де Голль за два года значительно облегчил знаменитый Форт-Нокс: более чем на 3 тысячи тонн золота.

Президент Франции создал опаснейший для США прецедент, другие страны также решили обменять имевшиеся у них «зеленые» на золото, вслед за Францией к обмену предъявила доллары Германия.

В конечном итоге Вашингтон вынужден был признать, что не может соответствовать требованиям БВС. 15 августа 1971-го президент США Ричард Никсон, в своем выступлении по телевидению, объявил, что отныне золотое обеспечение доллара отменяется. Заодно «зеленый» девальвировали.

Вскоре после этого наступил кризис системы фиксированных курсов, новые принципы валютного регулирования были согласованны в 1976-м, доллар остался ключевой валютой в международных расчетах. Но было решено перейти к системе плавающих курсов национальных валют, отойти от золотого паритета, сохранив за металлом роль валютного резерва. МВФ отменил и официальную цену золота.

После своего «валютного Аустерлица» де Голль долго у власти не продержался. В 1968-м массовые студенческие волнения захлестнули Францию, Париж был перекрыт баррикадами, а на стенах висели плакаты «13.05.58 - 13.05.68, пора уходить, Шарль». 28 апреля 1969-го, раньше положенного срока, де Голль добровольно покинул свой пост.

0

3

Спасибо за статью

0


Вы здесь » Форум В шутку и всерьёз » Личности » Шарль де Голль