Форум В шутку и всерьёз

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум В шутку и всерьёз » Российские и советские спуцслужбы » Агенты российских и советских спецслужб


Агенты российских и советских спецслужб

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Моррис и Леонтина Коэн – супруги-разведчики, предотвратившие третью мировую...
http://www.allkriminal.ru/images/1(713)2012/triller_main-k01-10-11.jpg
Супруги-разведчики Моррис и Леонтина Коэн родились в США, но всю жизнь считали себя гражданами Советской России. Они сделали очень многое для предотвращения третьей мировой войны, которую едва не развязала Америка. Обладая атомной бомбой, американские политики были уверены в своем превосходстве и вовсю бряцали оружием. Лишь после появления у русских такого же оружия в США сдали назад. Супруги Коэн были одними из тех, благодаря кому в СССР появилась атомная бомба. Лишь после развала Советского Союза их имена были рассекречены, а супруги удостоились званий Героев России. Посмертно.

УВЛЕЧЕНИЯ ЛЕВЫМИ ИДЕЯМИ

Моррис Коэн родился 2 июля 1910 года в пригороде Нью-Йорка Ист-Сайде. Его родители были родом из Российской империи, а в США уехали, спасаясь от еврейских погромов. Которые в начале 20 века довольно часто случались на Украине, где и жили Коэны-старшие. Но свою Родину не возненавидели и любовь к России передали сыну.

Моррис еще в школе показывал хорошие результаты в регби и сумел получить спортивную стипендию в Колумбийском университете. Почти сразу после окончания университета отправился в Испанию, где разгоралась гражданская война. В октябре 1937 года, во время сражения при Фуэнтес-де-Эбро, был ранен в обе ноги и оказался в госпитале. Где привлек внимание советского разведчика Александра Орлова, который завербовал молодого американца. В Испании в те времена существовало несколько школ, в которых советские разведчики из самых разных стран проходили обучение азам разведывательной деятельности. Там после выздоровления Моррис и прошел обучение.

У Леонтины путь в разведчицы оказался более извилист. Она родилась 11 января 1913 года в семье выходцев из Польши. Взросление Лоны, как ее называли друзья и родственники, пришлось на период экономического кризиса, названного Великой депрессией. Этот кризис затронул не только США, но и многие европейские страны. А СССР в это же время демонстрировал потрясающий экономический рост. Что как бы доказывало превосходство социалистической модели над капиталистической. Леонтина с ранней юности была активисткой профсоюзного движения, а в 18 лет вступила в коммунистическую партию.

Морриса и Лону познакомил их общий друг на антифашистском митинге в Нью-Йорке в 1939 году. Молодой интербригадовец, только что вернувшийся из Испании, поразил молодую коммунистку в самое сердце. Молодые люди быстро нашли общий язык, а затем и полюбили друг друга. Моррис некоторое время колебался, но в конце концов признался любимой в том, что работает на советскую разведку. И предложил Лоне стать его женой и напарницей в нелегальной работе.

Решение работать на разведку далось Леонтине нелегко. Так как это означало обрыв всех связей с коммунистической партией и вообще с людьми, придерживавшимися «левых» (то бишь социалистических) взглядов. Но в конце концов Лона согласилась. По воспоминаниям людей, знавших Коэнов в те времена, из супругов получилась просто идеальная пара разведчиков. Один из разведчиков, работавших в Нью-Йорке в начале сороковых годов, Юрий Соколов, позже писал:

«Моррис и Лона были неразделимы и как любящие супруги, и как друзья, и как соратники в разведывательной работе. Почти всегда, когда мы говорим о Моррисе, фактически имеем в виду обоих».

Излишняя поначалу импульсивность и любовь к риску Лоны уравновешивалась хладнокровием и осторожностью ее мужа. Моррис и Лона стали связниками между нелегалами в США и советской резидентурой. Но постепенно супружеской паре стали поручать весьма серьезные задания.

НОВЕЙШИЙ ПУЛЕМЕТ И «АТОМНЫЕ» САЛФЕТКИ

В 1941 году Коэнам поручают добыть документацию нового авиационного пулемета, который выпускался на заводе в Хартфорде. В то время США официально еще не вступили во Вторую мировую войну (это произойдет в декабре 1941 года, после нападения японцев на Пёрл-Харбор), а потому не особо делились своими военными разработками с союзниками.

Леонтине удалось познакомиться с неким молодым инженером (его имя до сих пор не рассекречено, известен лишь псевдоним «Фрэнк»), который согласился сотрудничать. Вот только доступа к документации он не имел. Зато отвечал за контроль качества выпускаемой продукции. В течение нескольких дней «Фрэнк» по отдельным деталям выносил новейший пулемет с завода и передавал их Лоне. Когда все детали были вынесены, супруги Коэн упаковали вынесенное с завода в футляр из-под контрабаса и переправили в консульство СССР в Нью-Йорке. Опытные разведчики, работавшие в то время в США, просто обалдели от такого. Они думали, что Коэны добудут чертежи, а те приволокли им сам пулемет.

В 1942 году Морриса призвали в армию. Моррис принимал участие в операциях американских войск в Алжире в 1942 году, высадке десанта на Сицилии в 1943-м. После высадки союзных войск в Нормандии в 1944 году корпус, в котором служил Коэн, был переброшен в Европу. Окончание войны он встретил в чине капрала, с несколькими боевыми наградами. Победу праздновал на Эльбе, совместно с советскими солдатами.

Пока Моррис сражался в Европе, Леонтина продолжала работать на советскую разведку в США. В 1943 году она получает задание сосредоточиться на «Манхэттенском проекте». Так в США называли работу над атомной бомбой. Основные разработки велись в засекреченном и закрытом городке Лос-Аламос. Среди ученых, работавших над проектом, у советской разведки имелся источник информации. Но вот связь с ним была затруднена. Ученых из Лос-Аламоса выпускали в соседние города лишь раз в месяц.

Леонтина умудрилась купить у нью-йоркского врача направление на лечение заболевания легких в Альбукерке, расположенном неподалеку от Лос-Аламоса. Лоне четыре недели пришлось ожидать встречи с источником. За это время она успела вызвать подозрение у сотрудников ФБР, которых в Альбукерке было просто неприличное количество.

После того как документы наконец были получены и Леонтина попыталась выехать в Нью-Йорк, прямо у поезда сотрудники ФБР решили тщательно обыскать подозрительную особу. Документы были запрятаны в коробку с салфетками, и ее обязательно бы перетряхнули. Но Лона не растерялась. Она спокойно предоставила сумку для досмотра, а потом начала оглушительно чихать. Достала из досматриваемой сумки коробку с салфетками, вытащила парочку, а саму коробку отдала агенту ФБР. Тот машинально взял и продолжал держать все время, пока его коллеги досматривали вещи девушки и даже обыскивали ее саму. А Лона эпизодически обращалась к нему за очередной салфеткой, чтобы высморкаться. Когда поезд уже отъезжал от платформы, сотрудники ФБР наконец отпустили Леонтину. Уже проходя в вагон, Лона «неожиданно вспомнила» о салфетках, выхватила их из рук фэбэровца и вскочила в отъезжающий поезд. Через несколько дней секретные документы уже были доставлены в Москву.

АМЕРИКАНСКАЯ УГРОЗА И ПОДВИГ СОВЕТСКИХ РАЗВЕДЧИКОВ

В феврале 1945 года, когда было уже абсолютно понятно, что с нацистской Германией фактически покончено, состоялась Ялтинская конференция лидеров трех стран: СССР, США и Великобритании. На которой решалась судьба послевоенной Европы. Президент США Франклин Рузвельт, испытывавший симпатию к коммунистам и понимавший, что самый большой вклад в победу над Германией внес именно Советский Союз, согласился на требования Иосифа Сталина по поводу обустройства Восточной Европы. Фактически отдав Советскому Союзу все страны, которые были завоеваны советскими войсками.

Все изменилось 12 апреля 1945 года, когда умер Рузвельт и президентом стал Гарри Трумэн. Который считал, что коммунистическая идея не менее вредна для мира, нежели нацизм. Трумэн рассматривал СССР не как союзника, а как врага. Во время Постдамской конференции в июле-августе 1945 года президент США попытался добиться пересмотра ранее достигнутых договоренностей. И у него вроде как был козырь: на следующий день после начала переговоров, 18 июля 1945 года, Трумэн получил долгожданное сообщение. Первое испытание атомной бомбы прошло суперуспешно, и у американцев появилось супероружие. Именно об этом Трумэн пытался намекнуть Сталину, но советский лидер лишь ухмыльнулся.

В начале августа 1945 года американцы скинули две атомные бомбы на Хиросиму и Нагасаки. Погибли сотни тысяч японцев, города были буквально стерты с лица земли. И все это всего от двух бомб! Сталин, ранее относившийся к созданию атомного оружия довольно скептически, был впечатлен. Адекватного ответа на это оружие у СССР не было. Зато у них была армия, победившая нацистов и накопившая огромный опыт боевых действий. Которого, по большому счету, у американцев не было. Они и с японцами-то воевали довольно вяло. А как только в войну вступила Красная Армия и разгромила Квантунскую армию, мир воочию увидел, какая армия сильнее. Но атомная бомба была серьезным козырем.

Советским ученым было приказано в кратчайшие сроки создать нечто подобное. О том, что Курчатов еще в 1939 году говорил о возможности применения расщепленного атома в военной технике и о его разрушительной силе, а Курчатова послали куда подальше, было забыто. Ученым было приказано как можно быстрее создать советскую атомную бомбу. Но Советский Союз в этой гонке сильно проигрывал. Самые новейшие разработки в этой сфере были у США, Великобритании и Германии. Но американцы позаботились о том, чтобы немецкие ядерщики не попали в руки русских. Впрочем, кое-кого из немецких ученых советским войскам захватить и вывезти в Союз удалось. Но СССР все равно сильно отставал. Курчатов утверждал, что создание атомной бомбы может затянуться на десятилетие. Что в условиях сильно осложнившихся отношений с США было смерти подобно. Трумэн, уверенный в превосходстве американского оружия, все больше наглел, угрожая СССР ядерным оружием. От развязывания третьей мировой войны его останавливало лишь то, что атомных бомб у США было слишком мало.

На советских разведчиков в Америке было возложено почти невозможное: они обязаны были добыть как можно больше материалов по «Манхэттенскому проекту». Для осуществления этой цели в США был направлен прославленный советский разведчик Вильям Фишер, более известный как Рудольф Абель. Супруги Коэн стали его основными связниками.

В 1949 году в СССР провели испытание первой советской атомной бомбы. Эксклюзив США в области ядерного оружия закончился, и Трумэн моментально сбавил тон в угрозах Советскому Союзу. И в том, что у СССР появилось адекватное оружие, громадную роль сыграли именно разведчики. И супруги Коэн были в их числе.

ГЕРОЕВ НА РОДИНЕ НЕ ЖДАЛИ?

Но между капиталистическим и коммунистическим мирами началась «холодная война». Которая в Америке усугублялась «охотой на ведьм». Так называлось яростное преследование коммунистов и всяческих неблагонадежных (в основном с социалистическими взглядами) в конце 40-х — начале 50-х годов в США.

Репутация супругов Коэн была запятнана. Леонтина отметилась членством в коммунистической партии, а Моррис воевал в Испании на стороне республиканцев. Руководство советской разведки принимает решение вывести Коэнов из-под возможного удара. В 1950 году супругов-разведчиков перебрасывают в СССР. Где они изучают радиодело и учатся методам современной шифровки. В 1954 году, под именем выходцев из Новой Зеландии супругов Крогер, их перебрасывают в Великобританию. Где в то время весьма активно работал советский разведчик Конон Молодый (псевдоним Бэн). Умудрившийся в короткие сроки стать своим в самых высших кругах английского истеблишмента. Коэны-Крогеры стали ближайшими помощниками Бэна и его связью с Москвой.

Пять лет продолжалась работа в Англии, а потом Бэна арестовали. Это произошло в результате предательства сотрудника польской разведки Михала Голеневского. Михал довольно долго сотрудничал с американской и английской разведками, передавая им шифровки, которые проходили через него. Ни Коэнов, ни Молодого он не знал, но через Польшу проходило большинство шифровок, отправленных Коэнами из Англии. По этим документам английская контрразведка сумела вычислить Конона Молодого. А проверяя его связи, вышли и на супругов Коэнов-Крогеров.

В середине 1961 года Моррис и Леонтина выслушали приговор британского суда: мужу — 25 лет, жене — 20. Английская и американская разведки долго пытались перевербовать супругов, но тщетно. А в 1969 году в СССР провалился английский разведчик Джералд Брук. Руководство советской разведки предложило англичанам обмен: Брук на супругов Крогер. Англичане согласились.

Леонтина и Моррис в октябре 1969 года прибыли в Москву и подали прошение о предоставлении советского гражданства. Но тут вдруг на дыбы встал всесильный (в то время) идеолог КПСС Михаил Суслов. Узнав, что какие-то американцы награждены советскими орденами (оба супруга были награждены орденами Красного Знамени и Дружбы народов), а теперь требуют себе советское гражданство, он резко выступил против. Суслов не понимал, за какие такие заслуги американцы могут стать гражданами СССР. Но Юрий Андропов, возглавлявший в то время КГБ СССР, не побоялся пойти на конфликт с Сусловым и добился личной встречи с Леонидом Брежневым. На которой кое-что рассказал. Коэны получили советское гражданство. До начала 90-х годов они работали в школах подготовки советских разведчиков.

Леонтина умерла в конце 1992 года, Моррис ушел в иной мир в июне 1995 года. Всего месяца не дожив до присвоения ему звания Героя Российской Федерации. Леонтина Коэн была удостоена этого звания в 1996 году.

0

2

Друзья! Был какой то крот в ЦРУ. Работал кажется в отделе собственной безопасности. Его разоблачили. В качестве доказательства его вины было ему предьявленно его же письмо с просьбой работать на КГБ, написанное собственноручно. Как имя и фамилия этого человека? Перерыл весь интернет, не могу найти. Помогите!

0

3

Умер Маркус Клингберг – израильский ученый и советский шпион

http://newsru.co.il/pict/id/789690_20151201060925.jpg
В понедельник, 30 ноября, в возрасте 97 лет во Франции скончался Маркус Клингберг – израильский ученый, осужденный в 80-х годах за шпионаж в пользу СССР.

Маркус Клингберг. Краткая биография

Авраам Маркус Клингберг родился в 1918 году в Варшаве в религиозной еврейской семье. Уже в молодости заинтересовался наукой, однако его учеба на медицинском факультете Варшавского университета была прервана войной. Клингберг бежал в СССР, продолжил учебу в Минске, начал работать эпидемиологом. В 1941 году вступил в ряды Красной армии и большую часть войны прошел в медицинских частях. Ближе к концу войны был послан в Москву для повышения квалификации. По одной из версий, уже в этот период он вступил в контакт с советскими спецслужбами.

По окончании войны Клингберг вернулся в Польшу и узнал, что вся его семья и родные погибли в Треблинке. В 1949 году Клингберг, после недолгого пребывания в Швеции, приехал в Израиль с женой Вандой, специалисткой по микробиологии.

В Израиле Маркус и Ванда вступили в ряды ЦАХАЛа, причем Маркус, имевший опыт военной службы, дослужился до звания подполковника, после чего ушел работать в институт биологии в Нес-Ционе, где проводилась разработка средств защиты от химического и биологического оружия.

Согласно официальной версии, Клингберг был завербован после того, как обратился к советским властям с просьбой предоставить ему справку о высшем медицинском образовании, однако, судя по всему, в своей книге он опубликует настоящую историю его вербовки.

В годы "холодной войны" СССР сотрудничал с арабскими государствами. Власти Израиля решили, что информация о вакцинах попала в распоряжение арабских разведслужб, что лишило страну возможности эффективно защищаться.

В 2008 году израильская военная цензура, по просьбе газеты "Едиот Ахронот", разрешила к публикации новую секретную информацию о поимке Маркуса Клингберга, более 30 лет хранившуюся в глубокой тайне. Согласно опубликованной тогда информации, в 1972 году КГБ СССР удалось внедрить в израильскую элиту своего шпиона, который стал двойным агентом и привел, в конечном итоге, к поимке сотрудника биологического института в Нес-Ционе Маркуса Клингберга. Тогда в Израиль были посланы сразу три человека. Первый из них – Шабтай Калманович, долгое время водивший ШАБАК за нос и арестованный только в 1988 году. Еще два агента, позднее получившие кодовые имена "Юпитер" и "Шомрони" ("Самаритянин"), были вызваны на допрос в ШАБАК вскоре после репатриации, как и все, кто приезжал в те годы из СССР. Их данные вызвали подозрение следователей, и бывшему ведущему следователю ШАБАКа Йоси Гиносару удалось расколоть их. Обоим было предложено стать двойными агентами. Очень скоро "Самаритянин" стал ведущим агентом КГБ в Израиле, поставляя в Советский Союз огромное количество информации, обработанной специалистами ШАБАКа. В 1977 году, когда Клингберг оборвал связь со своими кураторами, в КГБ решили обратиться к "Самаритянину", чтобы тот попытался связаться с ним. "Самаритянин" оставил в почтовом ящике дома Клингберга открытку с шифром, попросив о встрече. Именно эта встреча, задокументированная сотрудниками ШАБАКа, и стала поводом для ареста Клингберга. Имя и любые другие данные, касающиеся "Самаритянина", по-прежнему запрещены к публикации, однако, по словам одного из тех, кто с ним работал, этот человек обязан своей карьерой ШАБАКу, и если бы не его работа двойным агентом, он бы не достиг и десятой доли того, что он имеет.

Израильские спецслужбы подозревали, что Клингберг шпион, однако арестовать его удалось лишь в 1983 году. На закрытом судебном процессе Клингберг был приговорен к 20 годам лишения свободы за измену родине и шпионаж, но вплоть до 1991 года факт его ареста хранился в строжайшей тайне. Семья Клингберга хранила молчание.
После выхода из тюрьмы в 1998-м году (по состоянию здоровья) Клингберг был переведен под домашний арест. По окончании срока заключения выехал в Париж, к своей дочери.

Жил в Париже в однокомнатной 35-метровой квартире, на левом берегу Сены. Раз в день его навещала дочь, раз в неделю он виделся с внуками. Клингберг получал от Израиля пенсию более 2.000 евро как подполковник Армии обороны Израиля, но жаловался, что этого едва хватает на оплату съемной квартиры, питание, медицинскую страховку, лекарства и частые госпитализации.

Жена Маркуса Клингберга, Ванда, умерла в 1990 году. В последние годы Маркус говорил, что не боится смерти и считает себя израильтянином.

0

4

СМИ: Кинозвезда времен Третьего Рейха была советской разведчицей

http://s5.uploads.ru/t/y3pHc.jpg

Знаменитая немецкая киноактриса и певица Марика Рёкк была советской разведчицей. Это следует из рассекреченных документов архива Федеральной разведывательной службы Германии, пишет таблоид "Бильд".

По информации скандального немецкого издания, Рёкк в 40-х годах прошлого века входила в агентурную сеть МГБ СССР, и отвечала за передачу военной разведывательной информации. Якобы, кинозвезду завербовал ее директор Хайнц Хоффмайстер, работавший к тому моменту на советскую разведку. Ее муж -  кинорежиссер Георг Якоби, вероятно, также был завербован. Руководил агентурной сетью, в которую входили 35 человек из высшего света послевоенной западной Германии, легендарный советский разведчик Ян Черняк.

Судя по документам, свою разведку Рёкк начала в 1951 году, незадолго до окончания актерской карьеры. 

Марика Рёкк родилась в 1913 году, и в возрасте 22 лет снялась в первой картине. Ее называли одной из любимых актрис Гитлера и приписывали роман с Геббельсом. По окончании войны прошла денацификацию: ей на  два года было запрещено сниматься в кино. Скончалась в 2004 году.

Примечательно, что трофейные фильмы с Марикой Рёкк пользовались популярностью в СССР, и, по воспоминаниям окружения, их также ценил Иосиф Сталин.

0


Вы здесь » Форум В шутку и всерьёз » Российские и советские спуцслужбы » Агенты российских и советских спецслужб