Форум В шутку и всерьёз

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



ФСБ

Сообщений 1 страница 30 из 74

1

Федеральная служба безопасности России (ФСБ)

http://s41.radikal.ru/i094/0912/85/a76525bd9244.jpg
Штаб-квартира ФСБ.
Адрес: 101000 ул. Б. Лубянка, д.1/3. Центр общественных связей - 914-39-08, Дежурная служба - 921-07-62

Сегодня ФСБ является самой могущественной спецслужбой России. Выходцы из этого ведомства приходят в самые разные государственные структуры, а 11 марта 2003 года ФСБ вновь стала главной спецслужбой страны. В этот день президент В.В. Путин подписал указ, согласно которому упразднил ФСНП и ФАПСИ, и передал функции Пограничной службы в ведение ФСБ. 18 июня 2003 года Государственная Дума приняла в третьем чтении закон, направленный на законодательное обеспечение реализации указов Президента от 11 марта 2003 года.

Законодательное обеспечение:

Согласно закону "Об органах федеральной службы безопасности в РФ" ФСБ является составной частью сил обеспечения безопасности Российской Федерации и в пределах предоставленных им полномочий обеспечивают безопасность личности, общества и государства. ФСБ является федеральным органом исполнительной власти, подведомственным непосредственно Президенту РФ. Деятельность органов ФСБ осуществляется по следующим основным направлениям:
- контрразведывательная деятельность
- борьба с преступностью. 

ФСБ также имеет право заниматься разведывательной деятельностью - "в пределах своих полномочий и во взаимодействии с органами внешней разведки Российской Федерации в целях получения информации об угрозах безопасности Российской Федерации". Кроме того, в ФСБ возрождена система политического сыска.

Для документирования деятельности органов федеральной службы безопасности и ее результатов могут использоваться информационные системы, видео- и аудиозапись, кино- и фотосъемка, другие технические и иные средства.

0

2

Из Норвегии высланы пять дипломатов, в том числе резидент КГБ

Осенью 91-го персонами нон грата были объявлены пять российских дипломатов, в том числе и резидент внешней разведки КГБ в Норвегии. Поводом для высылки стало предательство сотрудника норвежской резидентуры Михаила Буткова, перебежавшего на сторону англичан.

0

3

Побег Митрохина

В 1992 году майор КГБ в отставке Василий Митрохин появился в посольстве США в Риге и попросил политического убежища. Американцы ему сгоряча отказали: перебежчиков тогда был пруд-пруди. Тогда Митрохин решил попытать счастья у англичан, и успешно. Британская спецслужба MI 6 мгновенно поняла его ценность. Дело в том, что Митрохин работал в архиве КГБ. Десятилетиями он тайно переписывал все проходившие через его руки документы, прятал конспекты в носках и выносил с Лубянки. Добытую информацию Митрохин закапывал у себя на даче. После побега возникла проблема: документы по-прежнему хранились на подмосковной даче Митрохина, а сам он был уже в Англии. Пришлось прибегнуть к помощи агентуры, действовавшей в России. В конце-концов англичане выкопали архивы и даже смогли переправить их в Лондон.

Спецслужбы немедленно приступили к изучению документов, обнаружив для себя немало нового и любопытного. В частности, выяснилось, что в недрах КГБ разрабатывался план ареста кардинала Кароля Войтылы, ставшего позднее Папой Римским Иоанном Павлом II; бежавшего на Запад танцора Рудольфа Нуриева хотели покалечить, чтобы он никогда не смог выйти на сцену. В США советские спецслужбы как бы от лица местных расистов распространяли фальшивки, в которых темнокожие американцы назывались "обезьянами из Африки". Целью такой компании было спровоцировать волнения на расовой почве. От советских спецслужб получали оружие и североирландские террористы из Ирландской республиканской армии (ИРА). В "архиве Митрохина" есть даже документы о плане КГБ завербовать самого Збигнева Бжезинского, советника по национальной безопасности при президенте США Дж. Картере.

В сентябре "Архив Митрохина" (соавтором выступил известный британский историк спецслужб Кристофер Эндрю) был издан в Великобритании, вызвав не один шпионский скандал.

В Италии обнародован "Архив Митрохина"
В числе советских агентов фигурируют многие известные политики

1999-10-13 / Сергей Старцев

ПОСЛЕ острейшей политической дискуссии в понедельник вечером в Италии все-таки были обнародованы документы из так называемого "Архива Митрохина", свидетельствующие об исключительно активной деятельности КГБ на Апеннинах в 50-70 годы. Правда, вопреки ожиданиям многих политиков на свет вышел вовсе не список тайных агентов, работавших на СССР, а огромное досье на 645 страницах, повествующее о том, как советской разведке удалось в послевоенные годы создать в Италии разветвленную и весьма эффективную шпионскую сеть, привлекая к сотрудничеству политиков, государственных чиновников, дипломатов и журналистов. К числу наиболее известных персонажей, упоминаемых в этом обширном досье, относятся видный деятель компартии, возглавляющий ныне входящую в правительство Партию итальянских коммунистов Армандо Коссутта; бывший заместитель главы правительства, один из исторических лидеров соцпартии Франческо Де Мартино; бывший председатель Итальянской социалистической партии пролетарского единства Лелио Бассо; депутат Европарламента от правых сил Яз Гавронский и многие другие.

Как и предсказывала "НГ" еще три недели назад, "Архив Митрохина" вызвал подлинный политический шок на Апеннинах, предельно обострив противостояние между левоцентристской правящей коалицией и правой оппозицией. Недаром сразу же после обнародования секретных досье ряд влиятельных представителей правых сил потребовали от премьер-министра Массимо Д"Алемы немедленно объявить об отставке своего кабинета, поскольку одну из партий правящей коалиции возглавляет советский шпион (речь идет о Коссутте). Совершенно очевидно, что премьер прекрасно представлял себе подобное развитие событий и потому всеми силами стремился не допустить публикации взрывоопасных материалов без предварительного разбирательства со стороны следственных органов. Это у него не получилось.

Напомним, что нынешний шпионский скандал разгорелся в Италии после того, как в Лондоне было объявлено о предстоящей публикации книги историка Кристофера Эндрю "Архив Митрохина". В этой работе, основанной на секретных документах, которые бывший архивист КГБ Василий Митрохин в 1992 году передал британским спецслужбам, немалая часть была посвящена именно деятельности советской разведки в Италии. На недоуменные вопросы общественности о том, почему об этом стало известно лишь теперь, то есть через семь лет после бегства Митрохина на Запад, официальный Рим поначалу отвечал, будто ничего не знал о существовании этих досье. Однако под нажимом прессы в начале октября представители правительства вынуждены были признать, что "Архив Митрохина" существует и был передан Великобританией Италии с марта 1995 по ноябрь 1998 года.

Что же в конечном счете вышло на поверхность? В "Архиве Митрохина" упоминается 261 агент, причем большинство этих людей обозначены под кодовым именем. Как уже рассказывала "НГ", в их числе есть журналисты (в том числе руководители некоторых газет и информационных агентств), дипломаты (в том числе бывший итальянский посол в Москве), чиновники различных государственных ведомств (в том числе МВД и даже секретариата президента), а также ученые и предприниматели (они занимались промышленным и коммерческим шпионажем). Что касается политиков, то они, как правило, проходят в документах как источники информации, с которыми устанавливались "конфиденциальные контакты". Что понималось под этим термином, точно казать трудно. Скажем, в досье упоминается секретная встреча между Коссуттой и бывшим советским послом в Риме Никитой Рыжовым в 1975 году. Но смело можно предположить, что такого рода секретные встречи с различными советскими представителями Коссутта, курировавший в ИКП отношения с КПСС, в том числе вопросы финансирования, проводил достаточно часто. Сам коммунистический лидер отреагировал на разоблачение с желчной иронией, заметив, что не раз встречался с Брежневым, Сусловым, Горбачевым, Пономаревым, которых вряд ли можно назвать кураторами из КГБ.

Тем не менее проблема выяснения ответственности каждого персонажа из "Архива Митрохина" остается, а это чревато созданием в стране атмосферы "охоты на ведьм". Кстати, это в полной мере относится не только к левым, но и к правым. Один пример Гавронского, который, согласно досье, долгое время "находился в разработке", говорит о многом, ведь этот известный журналист, бывший корреспондент гостелевидения РАИ в Москве в годы премьерства Сильвио Берлускони был его пресс-секретарем, а также имел тесные контакты в Ватикане, включая встречи с Папой Римским. Таких примеров в опубликованном досье очень много, и теперь следственным органам все равно придется выяснить, кто действительно за деньги работал на КГБ, а кто лишь стал объектом пристального внимания советской разведки, возможно, вовсе не подозревая об этом.

0

4

01.03.2000
ЖИЗНЬ СПЕЦСЛУЖБ
Николай ДОЛГОПОЛОВ.
РАЗВЕДКИ СОШЛИСЬ В РУКОПАШНОЙ

В последние несколько месяцев между разведками разных стран развернулась настоящая битва. Особенно усердствуют в ней
наши экс-союзники по варшавскому блоку. О причинах размышляет знаменитый советский разведчик генерал-майор Борис
СОЛОМАТИН.

ПРЕДСТАВЛЯЕМ СОБЕСЕДНИКА. Генерал-майор Борис Александрович Соломатин 37 лет проработал в советской внешней
разведке. Из них почти 22 года за границей. Был резидентом в Дели, Риме. Возглавлял резидентуры в двух важнейших для КГБ
точках - в Нью-Йорке и Вашингтоне. Бывший заместитель начальника первого Главного управления КГБ СССР - предтечи
Службы внешней разведки. Вышел в отставку в 1988 году.

- Борис Александрович, как вы относитесь к тому, что в последнее время на Западе появились архивы и документы типа тех,
что вывез полковник Митрохин
? *

- Во-первых, он был не полковником, а майором. Человек ущербный, обиженный семейной и служебной жизнью, Митрохин
пошел на предательство, пытаясь солидно заработать у новых хозяев. Интересы клиента и хозяев совпали, и появился предлог для
очередной антироссийской кампании. Во-первых, это не архив в обычном понимании, а отрывочные рукописные выписки из
каких-то якобы документов советской разведки. Достоверность их, разумеется, должна вызывать большие сомнения. Я не
удивлюсь, если завтра появятся другие подобные "архивы".

- Почему вы не удивитесь?

- Возникло целое новое направление в проведении активных тайных мероприятий спецслужбами. Заполучив тем или иным
путем подборку бумаг, похожих на секретные документы, западные спецслужбы могут убирать из них те, публикация которых
не в их интересах. И одновременно вставлять умело подготовленные фальшивки и выдавать их на весь мир вместе с другими
бумагами. Если раньше использовались фальсификаты отдельных "документов", то, представляется, теперь производство их
поставлено на поток - публикуются целые "архивы".

- В захваченных не западными немцами, а именно американцами архивах бывшей восточногерманской разведки значится
чуть ли не несколько десятков тысяч агентов. Какова, на ваш взгляд, судьба этих списков?

- Давно известно, что западные разведки активно работают друг против друга и взаимоотношения между ними далеко не
безоблачные. Пример - давняя грызня между американцами и немцами по поводу архивов Штази, которые захватило ЦРУ и
долгие годы отказывалось вернуть их немцам. Недавно списки агентуры вроде бы вернули. Но тут главное не то, что вернули, а
кто в этих списках. Нет сомнений, что списки были американцами тщательно изучены. На это, видимо, время и потребовалось.
Имена потенциально ценных для них агентов изъяты из этих переданных списков для того, чтобы иметь возможность попытаться
перевербовать этих людей для работы на ЦРУ, используя шантаж, угрозу разоблачения. В списках остался один "мусор": те, кто
по разным причинам не представляет оперативного интереса ни для американских, ни для немецких спецслужб.

- Как вы оцениваете шпионский скандал, разыгранный в Польше? Объявить сразу девятерых российских дипломатов персона
нон грата... Шаг довольно неожиданный. Да и в Чехии, если судить по сообщениям чешской прессы, тоже поднялся некий шум.
Пишут, будто из 104 сотрудников посольства России в Праге 63 занимаются шпионской деятельностью. Одного дипломата из
Чехии выслали. И вроде бы отыскались там некие "архивы Гавела", содержащие, в частности, "документы" о подрывной
деятельности КГБ в Италии.

- Что для нас здесь нового? Почему в этих государствах пошли на такой шаг именно сейчас, тоже ясно. Идет непростой
процесс вхождения этих стран в конкретные структуры НАТО, нужны натовские дотации на обеспечение перевооружения. И
некоторые деятели в Чехии, в Польше хотят показать, что они "более святы, чем папа римский": мы - полностью с Западом, и
вот наш вклад. И вся логика. Кроме того, видимо, Западу через поляков хотелось выяснить, какова будет реакция нового
руководства России: даст оно слабинку или нет. Наш ответ ими получен: девять польских сотрудников отправились в Варшаву.
Причем для них это не только ответ, но и урок.

- Но откуда же такие цифры: из 104 российских дипломатов в Чехии 63 - разведчики?

- Я отношусь к этому абсолютно спокойно. Чем фантастичнее цифры, используемые для компрометации, тем прочнее
западают они в людские головы. Берутся с потолка и вбрасываются на всеобщее обозрение. Иногда, делается ссылка на какое-то
более или менее известное лицо. Теперь, как правило, обходятся и без ссылок. Как для профессионала ничего особенно
неожиданного для меня здесь нет. В конце концов американцы десятилетиями твердили, будто половина или даже большее
число всех наших дипломатов за границей - это разведчики. Причем, как правило, даже не пытаясь доказать это на конкретных
фактах.

Однако вернемся к архивам. Есть одна характерная деталь. Все эти вытащенные сегодня "архивы", документы относятся в
основном к временам "холодной войны". Появилась на Западе вся эта стряпня лет десять назад. "Архивы Митрохина"
провалялись вдалеке с 1992 года и, нате вам, вброшены только теперь. Не хочу казаться ни консервативно мыслящим человеком,
ни апологетом старого, но я считаю это важной частью широкой антироссийской кампании, которая сегодня развернута
Западом по всем направлениям - политическому, экономическому, военному, информационному. И вся эта кампания
подпитывается, конечно, с помощью спецслужб, через имеющиеся в их распоряжении средства и возможности.

Мне лично представляется, что всем этим деятелям, руководящим работой по вытягиванию на свет Божий таких "архивов", надо
бы призадуматься: а не появятся ли в ответ и в России архивные документы, содержание которых прозвучало бы и погромче, и
поубедительней всяческих списков майора Митрохина?

- Что вы имеете в виду?

- Пытаюсь намекнуть: руководители некоторых западных спецслужб должны помнить, что они слишком уязвимы. Что у нас
есть факты, документы, которые в достаточной степени могут показать миру крайне неблаговидную деятельность их служб и
сегодня. Не хотелось бы возвращаться в "холодную войну", но, возможно, настанет момент, когда нам придется ответить.

- Вы возглавляли резидентуру в Риме, когда было совершено покушение на папу римского. Оно имело огромный
международный резонанс. Были попытки вовлечь в это дело и Москву, обвиняя тогдашних союзников - болгар в организации
покушения. Как бы вы это прокомментировали?

- Да, действительно такие попытки были. Причем это преподносилось как доказательство причастности СССР к
международному терроризму вообще. За все 40 лет "холодной войны", несмотря на отчаянные усилия западных спецслужб, ни
один факт нашей моральной или материальной поддержки международного терроризма не был доказан. И что интересно, сами
западные спецслужбы имеют полное и реальное представление о том, что ни прямо, ни косвенно к террористическим
организациям мы никакого отношения не имели и не имеем.

Вот вам крайне показательный факт. В 1981 году после покушения на президента Рейгана тогдашний директор ЦРУ Кейси создал
группу из аналитиков своего ведомства и независимых экспертов, которой предстояло дать ответ на вопрос: действительно ли
СССР вовлечен в международный терроризм, поддерживает ли его? И после анализа всей информации группа пришла к
выводу, что никаких доказательств не существует. Справку послали в Белый дом, где она была засекречена и благополучно
полеживает в сейфе. Мы узнали о ней из американских материалов годы спустя. Но вот 13 мая 1981 года известный уголовник и
террорист Агджа стреляет в папу, и тут же американский президент заявляет по телевидению: покушение - дело рук мирового
коммунизма, который руководит международным терроризмом. Вот вам, пожалуйста, затравка. К делу тут же подключаются
спецслужбы. У них задача доказать, что это действительно так. О нашей причастности твердят, вдалбливают в сознание, и в умах
простых людей невольно складывается впечатление, что, быть может, и вправду дыма без огня не бывает. Обвиняют болгар, нас,
и оправдаться сложно прежде всего потому, что обвинение - фантастическое, ложь - неимоверная.

- Организатором того покушения называли болгарина Антонова. Наверняка ваша служба поддерживала связи с болгарской.
Попытка связать все это в единый узел очевидна.

- С болгарами мы контакт поддерживали, точно так же, как, скажем, американцы со своими союзниками по НАТО, в том
числе и по линии разведки. Но наши контакты с болгарами не касались покушения на папу, ибо они не имели к нему в
действительности никакого отношения. И длительный процесс следствия и суда в конце концов не пришел к выводу о
виновности Антонова. Будучи более или менее объективным, итальянский суд вынужден был признать: доказательств
причастности Антонова, то есть спецслужб Болгарии, а отсюда и наших, нет. Болгарина отпустили за отсутствием достаточных
доказательств его вины, и дело фактически развалилось. Однако расследование идет до сих пор, дело не закрыто.

- А что это все-таки за "архивы Гавела", публикации о которых появились в западной прессе, да и у нас?

- Эти "архивы" - еще один наглядный пример того, как западные спецслужбы пытаются создавать громкие дела и как эти дела
затем лопаются подобно мыльным пузырям. Недавно появилась вторая часть так называемых "архивов Гавела". Сегодняшние
чешские спецслужбы сообщили в специальной подборке "документов" итальянским коллегам о том, что и как они вместе с КГБ
якобы делали во время "холодной войны" в Италии, каковы были планы подрывной деятельности КГБ и в Италии, и в Ватикане:
В этих "архивах" утверждалось, что в квартире кардинала Казароли, отвечавшего за восточную политику Ватикана, была
установлена чешская прослушивающая аппаратура. А сделали это завербованные КГБ племянник самого кардинала и его жена
- чешка по национальности. Комментируя эти сведения, Ватикан несколько лет тому назад официально опроверг факт
нахождения аппаратуры в его помещениях. Больше того, у кардинала не оказалось племянника, а у того, следовательно, и жены
чешки, которой приписывалась закладка аппаратуры.

В 1984-1991 годах военной разведкой и контрразведкой Италии руководил адмирал Мартини. Он также официально опроверг
инсинуации, содержавшиеся в "архивах".

И если же разговор получился у нас откровенный, то я сам, без ваших вопросов, затрону еще одну тему, вызывающую у меня
по меньшей мере удивление, если не возмущение.

- В устах человека спокойного и уравновешенного это звучит как-то уж очень эмоционально.

- Вы знаете, мне непонятно, почему некоторые наши СМИ, скорее всего, в погоне за сенсацией, с такой готовностью
заглатывают информационные наживки, подготовленные западными спецслужбами. В иных публикациях не просматриваются
даже попытки сохранить объективность. Недавно в одной из наших газет был опубликован материал, в котором автор с
заметным удовольствием добросовестно переписывает все то, что было запущено в иностранную печать чужими
спецслужбами о неких конкретных "планах подрывной деятельности КГБ в Италии" в период "холодной войны". Возникает
вопрос: почему бы автору, сохраняя объективность, наряду с этой информацией здесь же не сообщить читателю, что
изложенные в материале сведения официально, в печати, опровергнуты еще два года назад солидными итальянскими
источниками?

0

5

22.06.2000
НАТАЛЬЯ ГОЛИЦЫНА
Британские спецслужбы взяли слишком много суверенитета
Парламентарии обязали их отчитываться о проделанной работе

     Комитет по безопасности палаты общин британского парламента
закончил расследование действий контрразведки МИ5 в связи с
разоблачением бывших агентов КГБ в Англии.

     СВЕДЕНИЯ о советской агентуре, работавшей в европейских
странах, содержались в опубликованной осенью прошлого года книге
под названием "Архив Митрохина". Книга была написана на основе
копий документов из секретного архива КГБ, переданных британской
разведке бежавшим в 1992 году на Запад бывшим сотрудником КГБ
Василием Митрохиным.
     Книга стала сенсацией в Англии. Выяснилось, что контрразведка МИ5
скрыла от правительства и парламента не только содержание архива
Василия Митрохина, но и решила не привлекать к суду разоблаченных
агентов КГБ, полагая, что английский суд не примет в качестве
доказательства их вины полузашифрованные копии митрохинских
документов. Причем сделано это было без консультаций с
правительством.
     Особую известность получило дело 87-летней Мелиты Норвуд
(агентурная кличка Хола), которая до выхода на пенсию в течение
сорока лет работала на КГБ и была награждена орденом боевого
Красного Знамени за передачу СССР секретной информации о
разработке британского ядерного оружия. Работая секретаршей в
одной из английских научно-исследовательских корпораций,
убежденная коммунистка Норвуд имела доступ к британским военным
секретам. Когда журналисты из "Таймс" отыскали престарелую
шпионку, которая благополучно жила в собственном доме на окраине
Лондона, та призналась, что действительно работала на КГБ, и
заявила, что ни в чем не раскаивается.
     Британская контрразведка МИ5 подчинена министерству
внутренних дел, а внешняя разведка МИ6 находится в ведомстве
министерства иностранных дел. В сентябре прошлого года глава МВД
Великобритании Джек Стро встретился с директором МИ5 Стивеном
Линдером и выразил ему крайнее недовольство правительства
действиями его службы в связи с архивом Митрохина. Тогда же
министр внутренних дел обратился в комитет по безопасности палаты
общин парламента с просьбой провести независимое расследование
деятельности британской контрразведки, дать ей оценку и
представить свои рекомендации по реорганизации этой спецслужбы.
Комитет под председательством бывшего министра обороны Тома Кинга
получил доступ к оперативным документам МИ5, опросил ее
руководство и через восемь месяцев опубликовал отчет о своем
расследовании. В отчете резко критикуются действия МИ5 в отношении
бывших советских агентов и называется достойным сожаления решение
не привлекать их к ответственности.
     Парламентский комитет, состоящий из представителей всех
парламентских фракций, отметил, что МИ5 превысила в этом случае
свои полномочия, ибо сделала это без санкции юридической службы
правительства. "Мы полагаем, - говорится в отчете, - что отказ
службы безопасности допросить в свое время Мелиту Норвуд
предотвратил возможное привлечение ее к суду". Парламентарии
отметили, что в своих действиях по делу Норвуд МИ5 прикрывалась
превратно понятыми общественными интересами и нанесла серьезный
ущерб доверию к своей деятельности со стороны парламента и
правительства. Такой же критике подверглось отношение МИ5 и к делу
другого разоблаченного Митрохиным агента КГБ - Джона Симондса.
Парламентский комитет по безопасности, критикуя чрезмерную
засекреченность и неподконтрольность МИ5, отметил в своем отчете,
что нынешняя практика работы этой спецслужбы привела к тому, что у
президента США оказался больший доступ к работе британской
контрразведки, чем у премьер-министра Великобритании.
     После публикации отчета было объявлено об ужесточении
правительственного и парламентского контроля над работой
британских спецслужб. Отныне им предписано представлять в МВД и
МИД ежегодные отчеты обо всех выявленных иностранных агентах и
делах, связанных со шпионажем. Кроме того, намечена реорганизация
и самой структуры британских спецслужб.
Лондон

     Не означает ли сам факт слушаний в палате общин по "делу
Митрохина" некоторого осложнения в отношениях между Россией и
Великобританией? С таким вопросом "ОГ" обратилась к бывшему главе
резидентуры КГБ в Великобритании Олегу ГОРДИЕВСКОМУ, проживающему
сейчас в Лондоне. Вот что он сказал:

     - НИКАКОГО обострения в отношениях России и Великобритании в
связи с деятельностью их спецслужб сейчас не наблюдается, хотя
число российских шпионов в Лондоне во много раз превышает
количество британских шпионов в Москве. Такого обострения между
двумя странами, которое наблюдалось в 1971, 1985, 1989 годах,
сопровождавшегося массовой высылкой российских агентов, сейчас
нет. Англичане ознакомили с митрохинскими документами разведки
своих союзников - в частности, в США, Германии, Франции, Италии -
с тем, чтобы совместными усилиями выявить и нейтрализовать
российских шпионов, многие из которых проходили по документам КГБ
лишь по своим кличкам. Архив Митрохина нанес колоссальный урон
внешней разведке России. Подумайте сами: значительная часть
сверхсекретного архива зарубежной деятельности КГБ оказалась в
руках британской разведки! И дело не только в раскрытии этих
секретов. Публикация в Лондоне книги "Архив Митрохина" была
воспринята многими - в частности, действующими агентами российской
разведки - как доказательство того, что в КГБ и СВР возможна
утечка даже самой секретной информации и доверять им до конца
нельзя. Это стало своего рода предупреждением и для потенциальных
агентов российской разведки, и, конечно, нанесло огромный урон
зарубежным операциям СВР и ее авторитету. Кстати, ведомство это,
на мой взгляд, остается самым прокоммунистическим из всех
спецслужб новой России.

0

6

Побег в Великобританию полковника СВР Виктора Ощенко

24 июля 1992 года бежал в Великобританию советник посольства России во Франции, полковник внешней разведки Виктор Ощенко.  В 10 часов вечера Ощенко с женой и 14-летней дочерью  прогуливались недалеко от посольства. В субботу и воскресенье семейство планировало прокатиться по долине Луары и полюбоваться старинными замками на западе Франции. Поэтому в воскресенье, 26 июля, когда в посольство в Париже позвонила из Санкт-Петербурга 19-летняя старшая дочь Ощенко, беспокоившаяся о судьбе "Волги", которую отец приобрел незадолго до предполагавшегося возвращения домой, его отсутствие не вызвало никаких вопросов. Коллеги ждали Ощенко до вторника, после чего сообщили о его исчезновении в  полицию, а затем МИД Франции. А неделю спустя, 5 августа, французские сыщики вышли на след: "рено" с российскими дипломатическими номерами стоял в парижском аэропорту Орли. К этому моменту Ощенко с семьей был уже в Великобритании и, по заявлению британского Foreign Office, наотрез отказался от встреч с российским консулом.

13 августа Служба внешней разведки России сделала официальное заявление о том, что ее бывший сотрудник и советник российского посольства во Франции Виктор Ощенко находится в Великобритании. По мнению экспертов, косвенные данные свидетельствуют о том, что Ощенко был двойным агентом и занимался во Франции промышленным шпионажем в пользу Москвы и Лондона.

Виктор Ощенко, 52 года, кадровый сотрудник КГБ, а затем Службы внешней разведки России, специалист по промышленному шпионажу. С 1985 года работал в советском посольстве во Франции сначала секретарем, а затем советником. Занимался вопросами внутренней и экономической политики Франции. 8 августа 1992 года должен был сложить полномочия в связи с сокращением штата посольства. По некоторым данным, он долгое  время работал на MI-6.

8 августа английскими спецслужбами были арестованы супруги Майкл и Памела Смит, которых обвинили в "связях с КГБ" и промышленном шпионаже против компании British Aerospace, занимающейся секретными  аэрокосмическими проектами. Кроме того, Ощенко выдал англичанам бывшего французского физика Франсиса Темпервиля, бывшего сотрудника Комиссариата по атомной энергии (СЕА), завербованного КГБ в 1988 году. Те по-соседски поделились информацией со своими французскими коллегами из DST, которые немедленно арестовали Темпервиля.

0

7

Арест агента КГБ Майкла Смита, сотрудника GEC Marconi

8 августа английскими спецслужбами были арестованы супруги Майкл и Памела Смит, которых обвинили в "связях с КГБ" и промышленном шпионаже против компании British Aerospace, занимающейся секретными аэрокосмическими проектами. Майкл стал первой жертвой ушедшего в Великобританию полковника СВР Виктора Ощенко.

45-летний инженер Майкл Смит в молодости был коммунистическим активистом и 20 лет назад его завербовал офицер КГБ Виктор Ощенко, работавший под дипломатическим прикрытием в советском посольстве в Лондоне в 1972-79 году. Ощенко приказал Смиту прекратить посещать коммунистические собрания и жениться, чтобы не привлекать к себе внимания.

18 ноября 1993 года жюри лондонского суда Олд Бейли признало Макйла Смита виновным в шпионаже в пользу СССР. Он был осужден на 25 лет тюремного заключения. Смит обвинялся в продаже военных секретов Комитету государственной безопасности СССР в период, когда он работал в секретном военном учреждении - исследовательском центре Хирота. Смит скрывал свое коммунистическое прошлое при поступлении на работу, но когда оно стало известно, он потерял допуск и был переведен в медицинский отдел фирмы. На суде Смит сначала не считал себя виновным в том, что был "агентом КГБ" на протяжении 20 лет, но под неопровержимыми уликами признался, что получил от КГБ 19 тыс. фунтов стерлингов. 2 тыс. фунтов стерлингов у него было найдено в спальне при аресте. Смит признал, что "он занимался промышленным шпионажем".

Жюри совещалось более 10 часов и единогласно вынесло вердикт "виновен" сначала по двум из четырех пунктов обвинения. Майкл Смит признан виновным в "передаче документов и информации в период между 1 января 1991 года по 1 мая 1992 года" и "в сборе секретных материалов в период между 30 апреля 1992 года по 8 августа 1992 года", то есть по день ареста Смита сотрудниками Скотланд Ярда. На этом процессе на стороне обвинения дал показания бывший полковник внешней разведки Виктор Ощенко.

Благодаря Ощенко, французская контрразведка также разоблачила целый шпионский центр во Франции, во главе которого стоял физик Франсис Темпервиль.

0

8

Арест Темпервиля по наводке Ощенко

В августе 1992 года сбежавший в Великобританию Виктор Ощенко выдал англичанам бывшего французского физика Франсиса Темпервиля, бывшего сотрудника Комиссариата по атомной энергии (СЕА), работавшего на СВР.

В 1987 году молодой доктор ядерной физики Темпервиль, дававший частные уроки, познакомился с неким "англичанином" по имени Серж. Новый знакомый проявлял интерес к физике и начал брать уроки у Темпервиля, в ту пору работника Национального института науки и ядерной физики (INSTN). Знакомый стал другом, его интерес к науке явно усиливался, и за небольшую плату - 2-4 тыс. франков - ученый стал приносить пытливому ученику интересующие его документы из своего института. Загадочным "английским другом" был офицер КГБ Сергей Жмырев, второй секретарь посольства СССР.

Вскоре Темпервиль, как человек вне всяких подозрений, перешел в Управление по военным разработкам СЕА. Это особо секретное заведение, окруженное забором с колючей проволокой, готовило ядерные испытания на атолле Муруроа (Тихий океан), а потом анализировало их результаты. В итоге благодаря помощи услужливого француза в руках советской разведки оказались все секретные отчеты о ядерных испытаниях на Муруроа 1970-78 и 1989-91 годов - Темпервиль выносил документы целыми сумками, предварительно отксерокопировав их на работе. Вынеся документы из своего учреждения, ученый-простачок превращался в шпиона. Секретные бумаги он клал в пакет с мусором и этот пакет оставлял рядом с мусорным баком в условленном месте. Сигналом того, что "товар прибыл", служила брошенная неподалеку корка от апельсина. Темпервилю оставалось только вернуться через полчаса, чтобы убедиться в том, что "товар принят". О чем неизменно свидетельствовала лежащая вместо сумки пачка от сигарет Dunhill.

Когда руководство СЕА в конце концов обнаружило, что виновником исчезновения многих документов является Темпервиль, ему было предложено... уйти с работы. Что тот вскоре и сделал.

В сентябре 1991 года "англичанин" Серж познакомил Темпервиля со своим преемником, "шведом" с французским именем Рене. Естественно, он тоже был офицером КГБ и официально работал третьим секретарем представительства СССР при ЮНЕСКО, настоящее имя "шведа" - Валентин Макаров. Ему Темпервиль недорого (по 1000 франков) продавал оставшиеся секретные документы. Кто знает; сколько бы еще продолжался этот бизнес, только в августе 1992 г. попросивший политического убежища полковник СВР Виктор Ощенко выдал бывшего физика англичанам. Те по-соседски поделились информацией со своими французскими коллегами из DST, которые немедленно арестовали Темпервиля.

Следствие по делу 40-летнего Темпервиля продолжалось пять лет, и все это время он провел в парижской тюрьме Sante. В октябре 1997 года Парижский суд приговорил Франсиса Темпервиля к 9 годам тюрьмы за шпионаж в пользу СССР и России.

По словам представителей DST, они располагают данными о том, что Темпервиль получил от КГБ-СВР гонораров на 2 млн. франков, хотя доказательства этого в деле отсутствуют. Подсудимый настаивает на том, что получил за все годы лишь 160 тыс. франков. Его адвокаты утверждают: их подопечный не руководствовался никакими политическими мотивами, а деньги ему были нужны для создания собственной научной школы. Суд, как явствует из приговора, с доводами защиты согласился лишь частично и приговорил Франсиса Темпервиля к 9 годам заключения вместо 15, на которых настаивал прокурор.

10 января 1998 года Франсис Тампервиль вышел на свободу. Тампервиль провел в тюрьме практически весь полагающийся ему срок, который был несколько сокращен по представлению тюремной администрации, отметившей "примерное поведение" заключенного.

0

9

01.11.1997
  ВИТАЛИЙ ДЫМАРСКИЙ
Французский суд вынес приговор по делу Франсиса Тампервиля, обвиненного в
сотрудничестве с советскими спецслужбами

  ПАРИЖ

В ЭТОЙ истории все выглядело, как в детективе. Была урна, служившая
'дуплом', через которое передавались сверхсекретные документы, был
опознавательный знак - разбросанные рядом с урной апельсиновые корки,
сигнализировавшие, что получатель может прийти за 'товаром'. Были,
наконец, коварные агенты КГБ, соблазнившие наивного ученого. А все вместе
это называлось 'дело Франсиса Тампервиля' - французского
инженера-ядерщика, завербованного в конце 80-х годов советскими
спецслужбами.

В течение недели слушалось оно в особом суде присяжных, который в конце
концов вынес приговор, далекий от того, что требовало обвинение: 9 лет
лишения свободы с зачетом 5 лет, проведенных Тампервилем в
предварительном заключении. Для изменника был запрошен максимальный срок
- 15 лет тюрьмы, обвиняемого заклеймили в предательстве и государства,
давшего ему образование, и друзей, и коллег, которые оказались под
невольным подозрением. В общем, этакий показательный процесс.

Все же суд значительно смягчил наказание. Неужели на него повлияли
наивные объяснения и аргументы обвиняемого? Тампервиль оправдывался и
тем, что советские агенты угрожали жизни его семьи, состоящей из мамы и
бабушки, и тем, что он вообще не знал, с кем имеет дело. Но все же свои 2
миллиона франков за услуги, оказанные КГБ, он получил. Правда, вложил их
не совсем обычно - в создание собственной физико-химической школы,
открыть которую ему так и не удалось. В 1992 году инженер был арестован
французской контрразведкой. 'Заслуга' в его раскрытии принадлежит бывшему
сотруднику советского посольства Виктору Ощенко, который осенью того же
года перебежал на Запад со всеми данными по агентуре КГБ.

Со страсти Франсиса Тампервиля к преподаванию и начались все
неприятности. За частными уроками к нему обратился некий Серж, работавший
'под крышей' советского посольства на 'соседнее' ведомство. Дальше -
больше. Занятия перерастают в постоянное общение с посещением ресторанов,
от чего скромный инженер и, по его собственному признанию, 'большой
гурман' отказаться не может. Вскоре Тампервиль, занимавший невысокий пост
в Комиссариате по атомной энергетике, был переведен в военный отдел этого
ведомства и получил доступ к сверхсекретным документам, касающимся
результатов французских ядерных испытаний и других военных программ. Мать
Франсиса считает, что здесь и была совершена фатальная ошибка. 'Моего
сына, известного своими антимилитаристскими взглядами, - заявила она на
суде, - нельзя было назначать на столь ответственную должность, тем более
в 33 года'. Тем не менее молодого, но очень полезного агента приметили в
Москве, и говорят, что им занимался тогда даже сам Горбачев.

Анализируя психологический портрет Тампервиля, суд вспомнил и то, что на
службе он был замечен в мелких кражах. Особо его притягивали
канцпринадлежности - от блокнотов до карандашей, которые он приворовывал
не для себя, а для матери, держащей небольшой киоск по продаже периодики
и сувениров. Так что ни на 'шпиона века', ни даже ни 'шпиона десятилетия'
Тампервиль явно не тянет. Кто же он? Клептоман? Человек, одержимый
деньгами? Французский Деточкин, ворующий и продающий секреты не просто
для собственного обогащения, а ради любимого дела - преподавания точных
наук - и столь же любимой матери, у которой Франсис - единственный сын,
воспитанный без отца? Суд, скорее всего, склонился к последней версии,
вынеся относительно мягкий вердикт. Впрочем, не исключено и то, что на
приговор повлияло поведение собственных, французских, спецслужб,
передавших дело Тампервиля в суд, но не подкрепивших его достаточным
количеством документов под тем предлогом, что многие из них несут на себе
гриф 'совершенно секретно', а значит, не для ушей и глаз присяжных и
собравшейся в парижском Дворце Правосудия публики.

Вряд ли дело Франсиса Тампервиля свидетельствует об очередном всплеске
шпиономании, хотя высказывается мнение, что его рассмотрение в суде по
времени весьма неудачно совпало с визитом в Москву французского премьера
и вообще резким потеплением двусторонних отношений. С другой стороны,
процесс над инженером можно расценить и как окончательное прощание обеих
стран с прошлым.

01/11/1997

0

10

Дело Эймса

21 февраля 1994 года Олдрич Эймс, высокопоставленный офицер ЦРУ, был арестован сотрудниками ФБР. В течение девяти лет - с 1985 по 1994 годы Олдридж Эймс, высокопоставленный чиновник американской разведки, имеющий доступ к информации любого уровня секретности, был агентом КГБ. Его супруга, как раз заканчивающая диссертацию о философии Хайдеггера, - тоже. После того, как расследование было закончено, и Эймс водворился в уютную тюремную камеру, которая теперь принадлежит ему пожизненно, ЦРУ признало, что это был самый крупный оперативный провал за все годы существования американской разведки.

Самая серьезная неприятность заключалась в том, что никто в Управлении даже отдаленно не мог себе представить, сколько конкретно и какую именно информацию успел продать Олдридж Эймс. Теоретически - любую. Возможностей и времени у него было предостаточно. Вероятные размеры постигшего американскую разведку несчастья были таковы, что кто-то из самых главных в истерическом припадке потребовал на шестьдесят дней прекратить все финансовые операции между США и Россией, пока не будет определен денежный ущерб от деятельности семейства. Выяснить, какой именно убыток понесли Соединенные Штаты, следователям, впрочем, так и не удалось. В чем они бесспорно преуспели, так это в расследовании финансовых успехов самого Рика Эймса.

Эймсы купили собственный дом в Арлингтоне и заплатили за него 54 тысячи долларов (часть из этой суммы наличными). Honda, на которой ездила Мария дель Розарио, стоила двадцать тысяч, а Jaquar Рика -- около сорока. По пятьдесят тысяч долларов ежегодно супруги тратили только со своих официальных кредитных счетов. Прочие расходы уточнению не подвластны. Заработки простого американского шпиона, пусть даже и очень высокопоставленного, отнюдь не способствуют подобным излишествам. Другое дело - заработки шпиона-совместителя.

Как высокопоставленный сотрудник ЦРУ Рик Эймс получал 70 тысяч долларов в год. Что, за пресловутые девять лет, составило бы, учитывая налоги, менее 600 тысяч долларов. В качестве сотрудника КГБ он получил за тот же самый период два с половиной миллиона долларов. Тоже, в общем, не слишком много за такую нервную работу. Однако всегда и на все вопросы финансового свойства Эймс неизменно повторял рассказ о супруге, унаследовавшей в Колумбии значительное состояние. Эта непревзойденная по своей наивности и чистоте история, на которую в шпионском романе не попался бы даже ребенок, обеспечивала ему личную безопасность на протяжении изрядного времени. Помимо дома, автомобилей и гувернантки, которые были у всех на виду, семейство Эймсов делало и более законспирированные капиталовложения.

0

11

18.03.2000
Николай ДОЛГОПОЛОВ
В ЦРУ ХОТЕЛИ БЫ ЗАБЫТЬ ОБ ЭЙМСЕ

Наш корреспондент встретился с Дэвидом Мерфи - в течение десятка лет он возглавлял берлинскую оперативную базу
Центрального разведывательного управления, а затем стал начальником "советского" отдела ЦРУ. Если попросту, то и в
Германии, и в США руководил всей разведывательной деятельностью своей страны против Советского Союза.
Во времена "холодной войны" именно в Берлине сошлись в жестокой схватке советская разведка и ее западные противники. А
сегодня участники тех невидимых миру баталий мирно беседуют в тихом московском особнячке, что принадлежит Службе
внешней разведки России. Пожимают друг другу руки, обмениваются приветствиями и впечатлениями на мешанине из
английского, немецкого, русского и трогательно передают приветы женам и общим знакомым.

Общих знакомых немало. Это агенты и разведчики, сражавшиеся за секреты, столь нужные всем государствам. А повод для
встречи, ей-Богу, приятный. Издательство "Терра - Книжный клуб" представляет первое русское издание 550-страничной
книги "Поле битвы - Берлин". Работа продолжалась целых четыре года. Написано повествование тремя авторами. Нашу
сторону и, соответственно, точку зрения представляет бывший заместитель начальника Первого главного управления (ныне
СВР), ведущий эксперт по Германии, генерал-лейтенант в отставке Сергей Александрович Кондрашов. Его оппоненты, точнее,
соавторы - Дэвид Мерфи из ЦРУ плюс экс-директор "Радио "Свободы" Джордж Бейли. Насколько все же мы с Западом
продвинулись в своих отношениях, если асы двух разведок вот так спокойно, хотя и не без споров-разногласий, обсуждают и
даже иногда сходятся в оценке событий, героями и участниками которых они были в те годы.

Джордж Блейк - герой на все времена

Без Блейка советской разведке ни за что не выиграть бы операцию "Берлинский туннель" у американского ЦРУ и английской
Секретной разведывательной службы (СРС). Джордж Блейк, значившийся в советских документах как агент Диомид, работал на
Москву. И когда в декабре 53-го года в Лондоне состоялось сверхсекретное совещание руководства британской разведки и ЦРУ,
то уже в январе 54-го протоколы этой встречи лежали на столе Сергея Александровича Кондрашова. Цель операции бывших
западных союзников была определена так. Устроить подкопы под советские линии связи в Германии, чтобы получать самое
ценное, что может быть в разведке, - информацию, которая шла из Москвы в Берлин и обратно. Кто передал протоколы?
Конечно, источник КГБ в английской СРС Блейк.

Представляете, сколько разведигр затеял КГБ с противниками? И с каким удовольствием их выиграл. Генерал-лейтенант
Кондрашов и сегодня считает, что операция "Туннель" была самой грандиозной по масштабу из всех проведенных разведкой
США против СССР в период "холодной войны". А Блейк передал Кондрашову 90-страничный доклад о результатах
подслушивания советских линий связи. После этого всем нашим офицерам отдали приказ: болтать надо меньше.

Да, роль Блейка неоценима. Его всячески берегли. Ведь он, руководитель отдела английской разведки, поставлял сведения не
только о туннеле. Иногда шли даже на то, чтобы важную, секретную информацию довести до чужих ушей. Лишь бы не
подставить ценнейшего сотрудника. И не вина советской разведки, что суперагента вычислили. Как это почти всегда случается в
спецслужбах, навел на Блейка перебежчик. Заместитель директора Польской военной контрразведки Михаил Гонелевский, он
же агент КГБ Снайпер, перешел на чужую сторону и помог вычислить Блейка.

Судьба Блейка фантастична. Приговоренный к 42 годам заключения, он совершил немыслимый побег из наиболее охраняемой
тюрьмы в Лондоне. Был вывезен КГБ в Москву, где здравствует и поныне.

"Советский" отдел ЦРУ зря времени не терял

Были успехи и у противостоящей стороны. Сергей Александрович Кондрашов признается:

- В Берлине американская разведка внедряла технику подслушивания в кабинеты наших важных лиц. Да, было и
проникновение ЦРУ в наш берлинский аппарат. Американцы здесь много работали и все это здорово фиксировали.

Дэвид Мерфи поглядывает при этом на свою супругу Стар, сидящую напротив. Та улыбается. Уж она-то, как и ее муж, в курсе.
В течение долгих лет миловидная Стар Мерфи занималась делом не совсем женским. Была редактором журнала ветеранов ЦРУ.
И все-таки об организации лучше побеседовать с самим Дэвидом Мерфи.

- Господин Мерфи, с объединением двух Германий остается ли Берлин по-прежнему главной и безусловной столицей борьбы
разведок - западных и российской?

- В этом город навсегда утратил свое прежнее первенство. Теперь Берлин реконструируется. Стройка на каждом шагу. Дома
растут быстро. Я бы назвал его также и городом с развивающейся промышленностью. И людям моей профессии работы там
сегодня не много.

- Как вы оцениваете своих прежних или, быть может, и сегодняшних оппонентов по российской разведке?

- Они всегда были сильны. Очень настойчивы.

- Вопрос наверняка не из приятных: как вы относитесь к Джорджу Блейку?

- Лично я его не знал. И даже когда мы с Кондрашовым начали работать над русским изданием этой книги, было ясно, что
встретиться с Блейком и притвориться, будто мы старые друзья, будет сложно. Но как могу я относиться к агенту КГБ? Он
совершил великий подвиг, но - для вас. А для нас - ну, что сказать: это вечная проблема разведки. Для одних агент - герой,
для других - предатель.

- Ваш соавтор, генерал-лейтенант Кондрашов, уверен, что операция "Берлинский туннель", которая осуществилась благодаря
Блейку, была одной из самых выдающихся в истории разведки. А что думаете по этому поводу вы?

- Я бы так не сказал. И оценка Кондрашова, по-моему, относится скорее к тому периоду, к определенному временному
отрезку, точнее, к 50-м годам. Да, тогда эта была операция широкого масштаба.

- Мистер Мерфи, как сложилась ваша карьера после того, как вы покинули Берлин?

- Дорогой мой, я возглавил "советский" отдел. Потом ушел в частную компанию. Можно сказать, вышел на пенсию. Но как
бывает в разведке? Вы не рвете с ней связи насовсем. Иногда приходится и возвращаться. Мне, к примеру, дали специальное
задание. И я возвратился. Можно сказать, что я уходил три раза и столько же раз возвращался. Я перестал работать в разведке и в
отделе аналитики развединформации в конце восьмидесятых.

- И чем вы занимались там в самое последнее время?

- Ну как вам сказать. Анализ работы советских командных пунктов. Мы старались узнать, где и как они существовали, каковы
их цели и задачи. Нас интересовали пункты и военные, и гражданские.

- В предисловии к книге "Поле битвы - Берлин" написано, что для получения доступа к документам, касающимся времен
"холодной войны", вам снова пришлось пройти проверку на детекторе лжи. Почему? Вам что - не доверяли?

- Нет, тут иное. Мне хотелось получить доступ к архивам. А когда ты уходишь из ЦРУ, такой доступ закрывается. Обычная
процедура в разведке: ты возвращаешься к секретам - и тебя опять должны проверить со всех сторон. Что ж, и меня проверили.
Сложность заключалась в другом. Раньше, когда я был начальником, всю черновую работу проделывали секретарша и мои
сотрудники. А тут пришлось все взвалить на себя.

- Мистер Мерфи, у вас очень хороший русский. Не зря вы руководили в ЦРУ "советским" отделом.

- Да нет, я сейчас его здорово подзабыл. Живу теперь в свои 79 лет во Флориде. И там, на берегу Мексиканского залива, у меня
не слишком много собеседников, говорящих на этом языке. Так что давайте беседовать и на русском, и на английском.

- Почему бы и нет? На вашем веку вы видели в ЦРУ столько... А как бы вы оценили поступок вашего коллеги по ЦРУ Олдрича
Эймса? Фактически он, как и вы в свое время, был руководителем русского отдела ЦРУ.

- Ну, не совсем.

- Но Эймс выдал СССР, России немало ваших агентов и разведчиков.

- Я бы сказал, что известие о совершенном Эймсом повергло меня в абсолютный шок. Это было просто ужасно, страшно. Но
знаете, где я находился в тот момент, когда Эймса арестовали?

- Откуда же?

- Здесь, в Москве, договаривался о начале работы над этой книгой.

- Вы были одним из руководителей ЦРУ. Можно ли сказать, что работа Эймса была самым крупным ударом по вашей
организации за все годы ее существования? Самым жестоким предательством?

- Я бы сформулировал иначе: наиболее масштабным. Даже вспоминать не хочется.

- Эймс приговорен к пожизненному заключению. Есть ли у него, по-вашему, шансы на помилование?

- Очень в этом сомневаюсь. Но все же какая-то возможность, быть может, остается. Мне 79, он на 20 лет моложе. Кто знает,
что может произойти? Но помилование - нет, вряд ли. Мне бы вообще хотелось позабыть об Эймсе, и поскорее.

0

12

05.02.1998
Ценнейшего советского агента подставили ради чужой карьеры

Утверждает чекист-ветеран, "работавший" с Олдричем Эймсом
Темно-серые глаза и гранитное лицо придают облику Виктора
Черкашина сходство с аскетичной и как бы таящей угрозу долгой
русской зимой. Когда он говорит, то внутренний самоконтроль,
кажется, никогда не изменяет ему. Он создает вокруг себя ауру
человека, который будет чувствовать себя как дома и за карточной
игрой в казино Лас-Вегаса. Черкашин провел свою жизнь в игре
с бесконечно более высокими ставками. Он был шпионом, и шпионом
исключительно хорошим.
В последние годы "холодной войны" Черкашин являлся ключевым
игроком в одном из самых важных для Советского Союза шпионских
дел. Он был человеком КГБ в Вашингтоне, имевшим дело с "кротом"
в ЦРУ (так на языке спецслужб именуют агентов, работающих
против своей страны. - Ред.) Олдричем Эймсом.
История Черкашина началась в 1985 году, который и поныне
известен на Западе, как "год шпиона". После работы в Индии
и Ливане он получил повышение, став в Америке человеком КГБ
N2 - заместителем резидента и руководителем контрразведки
в резидентуре КГБ в Вашингтоне, когда апрельским днем 1985
года Олдрич Эймс вошел в здание советского посольства и добровольно
вызвался быть зачисленным на кошт КГБ.
Эймс ведал контрразведкой в советском отделе ЦРУ и имел
доступ практически ко всем наиболее охраняемым тайнам агентства
касательно его операций против Москвы, включая список имен
агентов, которые работали на ЦРУ в Советском Союзе. Черкашину
не потребовалось много времени, чтобы осознать, какой замечательный
улов представлял собой Эймс и насколько важно было сохранять
информацию о нем внутри КГБ в максимальной тайне. Опасаясь
утечки от "кротов", расположившихся в КГБ, Черкашин решил
не посылать телеграммы или какого-либо сообщения по поводу
Эймса из советского посольства в Вашингтоне в штаб-квартиру
КГБ. Вместо этого он вылетел в Москву, чтобы лично доложить
об этом Крючкову, возглавлявшему в то время Первое главное
управление, занимавшееся иностранной разведкой.
Как теперь вспоминают сотрудники американской разведки
в Вашингтоне, ФБР, внимательно отслеживавшее все перемещения
Черкашина, взяло на заметку его внезапное исчезновение из
Соединенных Штатов. Но в то время американские эксперты заявляли,
что не в состоянии вычислить, куда и с какой целью он уехал.
Крючков немедленно ухватился за дело Эймса, чтобы укрепить
свои пошатнувшиеся позиции внутри комитетской иерархии. Смерть
его многолетнего наставника, бывшего главы КГБ Андропова,
и серия обескураживающих побегов сотрудников значительно ослабили
вес Крючкова. Но теперь, обладая информацией от Эймса о "кротах"
в своей организации, Крючков мог показать новому советскому
лидеру Михаилу Горбачеву, что он в КГБ ведет дела как надо.
Черкашин с горечью вспоминает, что именно Крючков решил
быстро арестовать и казнить двойных агентов, выданных Эймсом
и работавших внутри КГБ на ЦРУ. Эти поспешные действия в конечном
счете, видимо, натолкнули ЦРУ на подозрение, что произошло
нечто неладное. Как бывшие сотрудники ЦРУ, так и офицеры КГБ
сейчас убеждены, что если бы КГБ действовал более постепенно
и хитроумно против "кротов", скажем, в течение нескольких
лет кормил их дезинформацией или превратил в "тройных" агентов
против США, ЦРУ никогда не смогло бы вычислить, что пострадало
от внезапной измены.
До сего времени западные аналитики считали, что именно
давление со стороны советского политбюро заставило руководство
КГБ действовать поспешно с арестом "кротов" и казнью по крайней
мере 10 человек, подставив таким образом Эймса. По утверждению
Черкашина, это был Крючков, и только он. После всех неприятностей
теперь он мог показать политбюро, что действует решительно,
"чистит дом". Он не думал об Эймсе или о Черкашине, или о
чем-нибудь другом. Он думал только о себе.
Предосторожность Черкашина, решившего отправиться непосредственно
к Крючкову с делом Эймса, окупилась сполна после его секретной
поездки в Москву три месяца спустя, когда 1 августа 1985 года
Виталий Юрченко, заместитель начальника контрразведки в американском
отделе Первого главного управления КГБ, вошел в американское
посольство в Риме, став таким образом самым высокопоставленным
офицером КГБ, когда-либо перебежавшим на другую сторону.
Юрченко быстро сообщил ЦРУ все, что знал, включая и то,
что уволенный из ЦРУ офицер Эдвард Ли Говард являлся шпионом
Москвы. Говарда уволили как раз перед направлением в московскую
резидентуру ЦРУ, и из-за горькой обиды он переметнулся к Советам
и вывалил им значительный объем сведений относительно операций
управления в Москве. Однако благодаря Черкашину Юрченко не
знал, что Эймс являлся агентом КГБ. Вскоре Черкашину удалось
умерить страхи Москвы по поводу того ущерба, который мог причинить
Юрченко КГБ. К большому удовлетворению Черкашина, Эймс был
назначен ЦРУ для допроса Юрченко. Эймс исправно отсылал в
КГБ копии своих отчетов, составлявшихся для ЦРУ.
История Юрченко получила необычный оборот, вызвавший широкий
резонанс. В ноябре 1985 года он выскользнул из рук своих "опекунов"
из ЦРУ в вашингтонском ресторане, помчался в советское посольство
и вернулся в Советский Союз. Юрченко настаивал, что убежал
от американцев, которые похитили его, опоив наркотическими
средствами и принудив рассказать секреты КГБ.
Обвинения, выдвинутые Юрченко, не только выставили ЦРУ
в черном цвете в глазах третьего мира и восточного блока.
Тогда многие поверили, что американское шпионское ведомство
занимается похищением людей. Кроме того, его возвращение в
СССР вызвало замешательство в Соединенных Штатах, поставив
под сомнение все "дело" Юрченко и его секреты. Вскоре Юрченко
покинул КГБ. В настоящее время он работает в охранной службе
одного московского банка. От интервью он отказался.
Из газеты "Лос-Анджелес таймс", США.
* * *
Ради той же карьеры быстро расстреливали "своих"
Дата, о которой пойдет речь, не для календарей. Вряд ли
о ней широковещательно напомнят у нас и в Америке, мы одинаково
заинтересованы - хотя и по разным причинам - в ее тихом забвении.
Слишком уж громким скандалом прозвучало тогда, четыре года
назад, в феврале 1994 года, известие об аресте Федеральным
бюро расследований Соединенных Штатов Олдрича Эймса, высокопоставленного
сотрудника ЦРУ, оказавшегося агентом советского КГБ.
Казалось бы, все уже известно и о самом Эймсе, и о его
тайной работе сначала на "империю зла", а затем на новую Россию.
Но как показывает сегодняшняя публикация из газеты "Лос-Анджелес
таймс", точки над "i" далеко еще не поставлены, и выявляются
все новые и новые подробности этой истории, которая по сюжету
смело может соперничать с самыми изобретательными шпионскими
детективами и кинотриллерами.
За четыре года, которые провел в изоляции отбывающий пожизненный
срок заключенный тюрьмы особого режима в штате Пенсильвания,
кардинально изменился мир. И можно только догадываться, какие
мысли об этом посещают в тюремной камере Олдрича Эймса, ставшего
по своей воле агентом злейшего врага своей страны, который
вдруг превратился в ее партнера. Да, Эймс получал за это деньги.
Но взамен заплатил карьерой, судьбой, даже жизнью, которую
по приговору до последнего дня должен провести за решеткой.
Эквивалентен ли такой "обмен" с позиций сегодняшнего дня?
Корреспондент "Лос-Анджелес таймс" Джеймс Райзен, побывавший
в минувшем году в России и напечатавший серию материалов под
общим заголовком "Призраки из КГБ", в статье, посвященной
Олдричу Эймсу (мы перепечатываем ее с некоторыми сокращениями),
морального аспекта дела Эймса не касается вовсе. Но такой
аспект, безусловно, существует. И именно с него начал беседу
в редакции Виктор Иванович Черкашин, главное действующее лицо
этой публикации.
Но сначала отметим, что в своем обширном и трудоемком исследовании
американский журналист не удержался, чтобы не отдать дань
ходячим литературным стереотипам времен "холодной войны",
когда "люди КГБ" даже внешне изображались твердокаменными
пришельцами из "страны холода", от которых веяло устрашающей
Сибирью.
Свидетельствуем со всей объективностью - Виктор Черкашин
вовсе не похож на тот его портрет, с которого начинается публикация.
Правильные черты его мужественного лица привлекательны, и
улыбаться он умеет, да и холода в редакционном кабинете от
его присутствия мы не ощутили. А теперь ему слово:
- Статья американского журналиста хотя и содержит некоторые
неточности, написана довольно объективно. Но из нее ничего
нельзя узнать о мотивации поступка Эймса. Во многих публикациях,
появившихся на Западе, его изображают алкоголиком, человеком
заурядным и уж во всяком случае не интеллектуалом. На самом
деле это не так.
Он прекрасно учился, получал самые высокие отметки, да
и затем, работая в ЦРУ, проявил незаурядные профессиональные
качества. Достаточно напомнить, что в свои сорок с небольшим
лет Эймс стал начальником контрразведки по СССР - ведущего
направления деятельности ЦРУ. И не случайно, конечно, ему
было поручено работать с крупнейшими советскими агентами,
завербованными американскими спецслужбами, такими, как Шевченко
и Федоренко.*
Порой приходилось встречать суждения, что, дескать, Эймс
проявил непростительную неосторожность, явившись в советское
посольство в Вашингтоне. Ведь за посольством велось круглосуточное
наблюдение, и его визит не мог остаться незамеченным для ФБР.
В действительности Эймс совершенно легально перешагнул порог
посольства СССР, так как у него была легенда, согласно которой
он шел на встречу с советским дипломатом в целях последующей
"разработки". ЦРУ такие действия санкционировало.
Другой вопрос, как отнестись к высказанному желанию сотрудничать
с нами. Ведь история спецслужб знает примеры, когда, не поверив
добровольному предложению о сотрудничестве и заподозрив провокацию
со стороны противоборствующей разведки, такого человека попросту
сдавали. Так случилось с офицером Второго главного управления
КГБ Черепановым, который передал в посольство США в Москве
письмо с предложением своих услуг. Там сняли с него копию,
а оригинал отослали в. КГБ. Черепанов был арестован, осужден
и по приговору суда расстрелян.
Что же касается истории с Эймсом, то могу сказать, что
действия разведки были четкими и безошибочными, в результате
чего на нас стал работать бесценный источник информации. Еще
раз повторяю, что высокие профессиональные качества Эймса
не вызывали у нас сомнений, и человеком он был, безусловно,
неординарным. На его решение перейти на нашу сторону, видимо,
повлияли семейные и финансовые проблемы, вызвавшие в нем душевный
надлом. Но не это являлось основным.
Главной причиной внутреннего разлада, поразившего не только
Эймса, но и других разведчиков и агентов обеих стран, мне
кажется, стала тупиковая ситуация противостояния двух главных
противников в "холодной войне". Если говорить о Соединенных
Штатах, то на протяжении десятилетий смыслом существования
Центрального разведывательного управления была борьба с коммунизмом,
советской системой, СССР. А с исчезновением главного врага
ЦРУ становилось "голым королем".
Умные люди в его недрах не могли не видеть, что руководители
этого монстра, годовой бюджет которого составлял тогда свыше
3 миллиардов долларов, попросту морочат головы и законодателям,
и налогоплательщикам, по-прежнему запугивая своих сограждан
советской угрозой. Все силы были направлены на создание видимости,
что Советский Союз - мощный агрессивный противник. Хотя на
самом деле в ЦРУ знали, что это далеко не так - ни по потенциалу,
ни по стратегическим устремлениям СССР.
То же самое происходило и у нас. В условиях, когда рушился
общественный строй и жизненные устои, летели за борт идеологические
постулаты, на которых воспитывалось не одно поколение советских
людей, очень больно было вдруг осознать, что твоя работа лишается
высшего смысла и становится просто самоцелью. По существу,
противостояние на государственном уровне все больше принимало
характер противостояния спецслужб. Это поломало не одну человеческую
судьбу. Именно в обстановке брожения и смятения, утраты ориентиров,
считает Виктор Иванович, и произошло невиданное прежде число
"уходов" с обеих сторон.
- А как вы думаете, Эймсу суждено закончить свои дни за
решеткой или у него есть шансы на помилование?
- Я спрашивал у американцев: "Что будет с Эймсом?" Ответ
был таков: "Из-за него пострадали люди, и поэтому он будет
сидеть". Я же считаю, что с самого начала и в американской
прессе, и в общественном сознании явно завышался размер ущерба,
причиненного Эймсом своей стране. Дескать, он продал чуть
ли не все государственные секреты Соединенных Штатов, развалил
ЦРУ и т.п.
В действительности сферой той информации, которой он снабжал
советскую разведку, были специфические секреты спецслужбы.
Он не выдал ни тайн Белого дома, ни Пентагона, короче говоря,
всего того, что составляет круг вопросов национальной безопасности
США. Вот конкретный пример: инженер Адольф Толкачев, передавший
американцам чертежи секретного истребителя, был разоблачен
как шпион и казнен в СССР в 1985 году. ЦРУ утверждало, что
именно он возглавлял список тех агентов, который Эймс передал
КГБ. В действительности он никогда о Толкачеве нам не говорил.
"Холодной войны" больше нет, но остались ее жертвы. Корить
американцев за излишнюю суровость приговора справедливо. Но
и у нас с гуманностью обстояло не лучше. Случалось, разоблаченных
предателей приговаривали к расстрелу за преступления, которые
по своему характеру и последствиям вовсе не требовали лишения
жизни. Сейчас другая крайность: президент помиловал нескольких
двойных агентов, отбывавших наказание, и им дали возможность
уехать за океан. За что, скажите, такая милость?!
На этом можно было бы закончить. Но мы решили, что журналистская
этика требует участия в разговоре еще одного человека, имя
которого - и исключительно со знаком "минус" - неоднократно
упоминается Черкашиным. Этот человек - бывший председатель
Комитета государственной безопасности СССР В.Крючков, непосредственно
принимавший участие в истории с Эймсом. По нашей просьбе Владимир
Александрович ознакомился со статьей в "Лос-Анджелес таймс",
но заявил в телефонном разговоре, что от комментариев воздержится.
Крючков явно поосторожничал. Разве не являются своеобразным
комментарием ко всему сказанному выше его слова для "Известий":
- Там, конечно, много чепухи, и у меня есть существенные
замечания. Но говорить что-либо - значит вступать в полемику
со своим бывшим подчиненным. Когда-нибудь по этой теме я выскажусь.
Но в свое время и в другом месте.
Р.S. По сведениям из хорошо информированного источника,
В.Крючков сейчас готовит для крупного американского издательства
книгу воспоминаний, в которой излагает свою версию событий
вокруг Эймса.
Борис ПИЛЯЦКИН, Геннадий ЧАРОДЕЕВ, "Известия".
* А.Шевченко, выдвиженец А.А.Громыко, работал заместителем
генерального секретаря ООН, имел ранг чрезвычайного и полномочного
посла.
С.Федоренко, сотрудник советского представительства ООН
в Нью-Йорке.

0

13

Деньги
14.05.1995
Story
Олдридж Эймс: Невозвращение резидента

На прошлой неделе был отправлен в отставку директор Центрального
разведывательного управления Джеймс Вулси. Своей отставкой он обязан коллеге
по ЦРУ -- Олдриджу Эймсу, которому служебные успехи принесли два с половиной
миллиона долларов и пожизненное тюремное заключение.

Агент 008

Мария дель Розарио Эймс, улыбчивая супруга вашингтонского чиновника, была до
чрезвычайности любима соседями и друзьями. Стройная эффектная интеллектуалка
родом из Колумбии делала стремительную академическую карьеру.
Она писала литературоведческо-философские труды о смутных веяниях в
европейской и американской поэзии Нового времени. Бодлер, Гарсиа Лорка,
Элиот, а заодно и Гегель, были предметом ее ученых изысканий. Она
интересовалась мистикой, гадала на картах Таро и внимательно следила за
показаниями своего гороскопа.
Кроме того, она была весьма и весьма состоятельна. Продолжение образования в
Джорджтаунском университете стоило 25 тысяч долларов в год. Однако ее
высокопоставленная колумбийская семья не была стеснена в средствах. Мария
дель Розарио обожала одежду от престижных европейских кутюрье и дорогие
автомобили. Содержание одной лишь гувернантки для сына -- Пола обходилось
семейному бюджету в 11 тысяч долларов ежегодно.
Ну и, разумеется, муж. Он где-то там работал, утром уходил, вечером
возвращался, вечно таскал с собой портфель с документами. Служил по казенной
части.
Семья часто отправлялась путешествовать. В Италию, в Колумбию -- к
родственникам, в Мексику. Для отдыха и перемены обстановки. Благо,
финансовые обстоятельства позволяли.
И только сотрудники американского Центрального разведывательного управления
знали, как сказал бы Ефим Копелян в известном телесериале, -- что за всем
этим кроется.
Очаровательные супруги были профессиональными разведчиками.
Общий стаж работы Рика Эймса на американскую разведку в 1994 году составил
32 года. Более того, он был потомственным разведчиком -- его папа тоже
работал на Управление. Агентом ЦРУ Рикки Эймс стал в год своего
совершеннолетия, еще при Гувере.
Пик его карьеры пришелся на 1985 -- начальник отдела, координировавшего
контрразведывательную деятельность ЦРУ в Советском Союзе.
Звучит, разумеется, весьма детективно. На практике, впрочем, это не
означало. что Олдридж Эймс самолично прокрадывался по укромным закоулкам
советской столицы в черных очках и просиживал московские вечера возле здания
на Лубянке с наушниками.
В несколько более прозаичном интерьере собственного кабинета в штаб-квартире
ЦРУ он проводил дни, водрузив ноги на стол, в неизменной американской
манере, и анализировал депеши оперативных агентов, изредка снисходя до того,
чтобы лично завербовать кого-нибудь из советских дипломатов.
Колумбийскую супругу он тоже завербовал сам. Если только она уже не была
завербована до их знакомства. Так или иначе, уже в 1985-м она работала в
Мексике культур-атташе посольства Колумбии, подрабатывая по совместительству
в ЦРУ.
Вскоре Мария дель Розарио стала законной супругой Олдриджа Эймса.

Тройная бухгалтерия

21 февраля 1994 года среди сотрудников ЦРУ воцарился траур, а среди циничных
газетных карикатуристов -- неистовое веселье. И у тех, и у других день
выдался до чрезвычайности хлопотный.
Эймс сидел на чемоданах и готовился вылететь по маршруту
Анкара-Будапешт-Франкфурт-Москва. Целью его путешествия было, разумеется,
совместное с российскими спецслужбами совещание, посвященное борьбе с
международной наркомафией. Поездку санкционировало самое высокое начальство.
В этот момент конкурирующее ведомство (ФБР) арестовало и Рика Эймса, и его
супругу. По в высшей степени уважительной причине.
В течение девяти лет -- с 1985 по 1994 годы Олдридж Эймс, высокопоставленный
чиновник американской разведки, имеющий доступ к информации любого уровня
секретности, был агентом КГБ. Его супруга, как раз заканчивающая диссертацию
о философии Хайдеггера, -- тоже.
После того, как расследование было закончено, и Эймс водворился в уютную
тюремную камеру, которая теперь принадлежит ему пожизненно, ЦРУ признало,
что это был самый крупный оперативный провал за все годы существования
американской разведки.
Самая серьезная неприятность заключалась в том, что никто в Управлении даже
отдаленно не мог себе представить, сколько конкретно и какую именно
информацию успел продать Олдридж Эймс. Теоретически -- любую. Возможностей и
времени у него было предостаточно.
Вероятные размеры постигшего американскую разведку несчастья были таковы,
что кто-то из самых главных в истерическом припадке потребовал на шестьдесят
дней прекратить все финансовые операции между США и Россией, пока не будет
определен денежный ущерб от деятельности семейства.
Выяснить, какой именно убыток понесли Соединенные Штаты, следователям,
впрочем, так и не удалось. В чем они бесспорно преуспели, так это в
расследовании финансовых успехов самого Рика Эймса.
Эймсы купили собственный дом в Арлингтоне и заплатили за него 54 тысячи
долларов (часть из этой суммы наличными). Honda, на которой ездила Мария
дель Розарио, стоила двадцать тысяч, а Jaquar Рика -- около сорока.
По пятьдесят тысяч долларов ежегодно супруги тратили только со своих
официальных кредитных счетов. Прочие расходы уточнению не подвластны.
Заработки простого американского шпиона, пусть даже и очень
высокопоставленного, отнюдь не способствуют подобным излишествам. Другое
дело -- заработки шпиона-совместителя.
Как высокопоставленный сотрудник ЦРУ Рик Эймс получал 70 тысяч долларов в
год. Что, за пресловутые девять лет, составило бы, учитывая налоги, менее
600 тысяч долларов.
В качестве сотрудника КГБ он получил за тот же самый период два с половиной
миллиона долларов. Тоже, в общем, не слишком много за такую нервную работу.
Однако всегда и на все вопросы финансового свойства Эймс неизменно повторял
рассказ о супруге, унаследовавшей в Колумбии значительное состояние.
Эта непревзойденная по своей наивности и чистоте история, на которую в
шпионском романе не попался бы даже ребенок, обеспечивала ему личную
безопасность на протяжении изрядного времени.
Помимо дома, автомобилей и гувернантки, которые были у всех на виду,
семейство Эймсов делало и более законспирированные капиталовложения.
Секретность их, впрочем, тоже была относительной. Эймс, как
разведчик-профессионал, не слишком высоко ценил меры предосторожности и
полагал, что известное разгильдяйство гораздо эффективнее защищает от
нескромного любопытства коллег, чем самая изощренная конспирация.
В общей сложности у Эймсов было 12 счетов в различных банках -- один в
Италии, три в Швейцарии и восемь в США. Единственная мера предосторожности,
которой супруги не пренебрегали -- они никогда не вносили на счет более 9000
долларов за раз. О переводах больше, чем на десять тысяч, банк в США обязан
проинформировать налоговое ведомство. Платить же американские налоги с денег
КГБ было бы, по-видимому... как бы это выразиться точнее... цинично, что ли.
Кроме того, время от времени чета приобретала недвижимость в разнообразных
райских уголках. Квартира в Боготе, поместье в Картахене, ранчо на Карибском
побережье.
Как могло случиться, что все это девять лет оставалось незамеченным в
штаб-квартире ЦРУ, под окнами которой Эймс ежедневно парковал свой
коммунистически-алый Jaguar. Нет ответа.

Охота на кротов

На языке любой страны двойной агент, который работает против собственного
ведомства, называется очаровательным словечком "крот". Поскольку роет,
понятное дело, втихую и изнутри. Ловля кротов -- любимое занятие мировых
разведок.
Рик Эймс был "кротом" совершенно классического образца. Его провал нанес
непоправимый ущерб именно американской разведке еще и потому, что сделал ее
объектом издевательств. Издевательства посыпались, как только стало
известно, с какой анекдотической небрежностью Эймс обустраивал свои
"подземные" контакты.
Он открыто брал секретные документы, которые не имели к его деятельности
никакого отношения.
Он оставлял дискеты, на которые перегонял информацию, валяться, в буквальном
смысле слова, где попало.
Перепечатывая информацию для КГБ на машинке, он не трудился уничтожать ленту
и копирку. Да, да, копирка тоже существовала -- Эймс скрупулезно
коллекционировал вторые экземпляры любой отправленной в Москву информации.
Для отчетности, что ли?
Он открыто заходил в советское посольство и не утруждал себя докладами по
этому поводу начальству, хотя докладывать был обязан.
Свои встречи с курьером, забиравшим информацию, он назначал, поставив мелом
крест на некоем почтовом ящике возле самой оживленной магистрали.
Его супруга чрезвычайно невысоко ценила его конспиративные таланты и вечно
придиралась к его небрежности. Что стало известно после того, как ФБР все же
заподозрило в нем перебежчика и стало прослушивать все разговоры в доме.
По логике событий, господин Олдридж Эймс не то что девяти лет -- девяти дней
не должен был оставаться безнаказанным.
Эймс не был агентом в литературном смысле этого слова. Он был
разведчиком-бюрократом. Соседи и знакомые, предполагавшие в нем безобидного
госслужащего, в сущности, не слишком заблуждались. В эпоху технического
прогресса, когда секретная информация в основном извлекается путем взлома
компьютерных сетей, разведка превратилась в профессию программистов и
чиновников.
А ЦРУ, маниакально озабоченное чистотой своих рядов, по-прежнему разыскивало
перебежчиков, пользуясь детективными стереотипами.
Сотрудников проверяли на пресловутом детекторе лжи. За годы работы на
советскую разведку Эймс прошел такую проверку в ЦРУ дважды -- и оба раза ее
выдержал. Что не удивительно. Служащих ЦРУ, оказывается, специально обучают,
как обмануть несчастный детектор. На случай, если их заловит КГБ и
попытается выведать правду. Трогательная предусмотрительность.
Кроме того, исходя из послевоенного опыта, ЦРУ разыскивало идеологически
неустойчивых сотрудников, которые могли бы попасться на коммунистическую
удочку. Типа всем нам памятного Кима Филби, боровшегося в рядах разведки
Соединенного Королевства за коммунизм во всем мире.
Эймс идеологически был совершенно безупречен. Он боролся только за
собственный двухэтажный домик с тремя спальнями, садом и гаражом.
Короче говоря, искали Штирлица, а следовало искать нечистого на руку
бухгалтера.

КГБ знает, что ЦРУ знает, что КГБ...

Хорошо, конечно, быть умным задним числом. Дело было, разумеется, все же
несколько сложнее. Два события сыграли в нем решающую роль. Одна отставка и
один побег.
Эймсу поспособствовал, а американской разведке сильно подгадил один из самых
известных деятелей ЦРУ послевоенного времени по имени Джеймс Джизус Энглтон.
Именно Энглтон отвечал в ЦРУ за "ловлю кротов". Будучи подозрителен от
природы, в разведке он превратил это природное свойство в манию. Он с
какой-то особой надсадностью влезал во все щели, предполагая буквально в
каждом предателя, и разрушил карьеру десяткам ни в чем неповинных
сотрудников Управления. Если бы он все еще занимал свой кабинет в 1985 году,
у Эймса не было бы шансов на совместительство.
Но Энглтона отправили на пенсию. Не то, чтобы он оказался как-то особенно
стар или немощен. Просто "достал" всех в ЦРУ до чрезвычайности. Сотрудники
Управления объявили Энглтона параноиком и стали прятать от него любую
информацию, которая могла показаться ему подозрительной. То есть,
практически всю.
Вскоре последовала почетная отставка.
В ЦРУ воцарился вольный дух школьной перемены. Сказочка Рика Эймса про
наследство жены сошла с рук.
Второе событие, которое сильно облегчило Эймсам их семейный бизнес,
состоялось в том же 1985-м. Оно и придает истории собственно детективную
окраску.
В августе 1985 года, через несколько месяцев после того, как Рик Эймс
перевел на свой банковский счет первые девять тысяч долларов неизвестного
происхождения, ЦРУ получило прямо-таки бесценный подарок.
Виталий Юрченко, сотрудник КГБ, ведавший контрразведкой в США и Канаде,
сбежав из Москвы, отправился непосредственно в штаб-квартиру ЦРУ. Он заявил,
что готов работать на американцев.
Встречать самолет, который доставил Юрченко в Вашингтон, отправили
побледневшего от недобрых предчувствий Эймса.
Больше всего на свете один "крот" боится другого "крота" -- пришедшего с
противоположной стороны. Эймс справедливо полагал, что первым делом Юрченко
объявит своим гостеприимным хозяевам все, что ему известно о советских
шпионах в Америке.
Советский крот немедленно "сдал" ЦРУ одного двойного агента -- Эдварда Ли
Говарда. Но об Эймсе не сказал ни слова. Более того, проторчав в Америке три
месяца, внезапно объявил, что передумал и хочет в Москву, на родную Лубянку.
Просьбу не без изумления исполнили. Юрченко прощально помахал гостеприимной
Америке с трапа лайнера "Аэрофлота" и отбыл на родину. Где его не только не
расстреляли, но взяли обратно в разведку. Наказав, впрочем, понижением в
чине.
Эффект от этого события оказался двойным. Во-первых, все сомнительные случаи
в деятельности ЦРУ были надолго списаны на пресловутого Эдварда Ли Говарда.
Он, кстати, успел предусмотрительно исчезнуть и, говорят, с тех пор
благополучно обитает на хорошо охраняемой подмосковной даче.
Во-вторых, с Эймса были косвенно сняты возможные подозрения -- он месяц
работал с Юрченко в качестве следователя и тот ни словом не обмолвился, что
знает о его деятельности в качестве информанта Лубянки.
По сию пору аналитики ЦРУ ломают голову над тем, что означала эта
причудливая гастроль. Передумал ли Юрченко на самом деле? Был ли послан
специально, чтобы подставить пешку-Говарда и отвести подозрения от
ферзя-Эймса?
Тогда, в 1985, голову себе никто не ломал. Говарда не поймали, Юрченко
отбыл, Рикки Эймс остался, американские агенты в России терпели одно
поражение за другим. В начале девяностых стали проваливаться агенты, о
существовании которых сбежавший Говард знать уже не мог.
Вмешалось ФБР и составило список подозреваемых. Сначала из двухсот фамилий,
затем из шестидесяти. Только к 1993 кто-то из сослуживцев обратил все-таки
внимание на привычку Олдриджа Эймса почитывать документы, которые по службе
его никак интересовать были бы не должны.
Агенты ФБР пару раз порылись в доме Эймса (в его отсутствие), установили
круглосуточное наблюдение и вскоре сократили свой список до одной фамилии.
Арестован Эймс был, впрочем, лишь девять месяцев спустя. Ему не светило
ничего, кроме пожизненного заключения, но он ухитрился спасти жену.
Пригрозив, что если ее не отпустят, он вообще не станет говорить, что именно
продал Москве.
Судили Олдриджа Эймса за измену родине и... уклонение от уплаты налогов.
В камере -- пять фотографий с подмосковным сосновым пейзажем и дачным
домиком. Русская надпись на обороте гласит: "Мы приобрели этот райский
уголок на Ваше имя, теперь он навеки Ваш."
Мария дель Розарио в средствах, очевидно, не стеснена по-прежнему. Один
миллион долларов из пресловутых двух с половиной миллионов обнаружить ФБР
так и не удалось.

Ангелина СИРИНА

0

14

Неизвестные подробности операции "Мордой в снег"

Как Владимир Гусинский засветил свою "крышу"

Скажи мне, какая у тебя охрана, и я скажу, какой ты президент. Именно такого принципа придерживался Александр Коржаков в середине 90-х годов. Поэтому он и создал при службе безопасности президента Центр специального назначения (ЦСН).

Диверсант-подводник Виктор Портнов стоял у истоков создания ЦСН и не понаслышке знает о нюансах работы самого элитного спецназа России.

- Виктор, многие специалисты, знающие о работе спецслужб, считают, что ЦСН в середине 90-х годов был самой мощной и дееспособной силовой структурой России. Если можно, расскажите об операции, которая говорила бы о возможностях Центра специального назначения?

- Наверное, все хорошо помнят банковскую «заваруху» конца 1994 года, в которой фигурировал «МОСТбанк». Тогда еще Владимир Гусинский заявил, что на пост президента они могут посадить того, кого захотят. На что Александр Коржаков ответил: «Не вам выбирать президента». Одним словом, перед нашим подразделением стояла задача спровоцировать Гусинского на активные действия и узнать, чьей поддержкой он заручился во властных структурах, прежде чем делать подобные заявления.

Работали так. Утром 2 декабря дождались, когда кортеж (бронированный «мерседес» и джип охраны), направлявшийся с дачи Гусинского в Москву, выехал на Рублевско-Успенское шоссе. На повороте джип замешкался, и наша «вольво» втиснулась между ним и первым автомобилем. Машина сзади начала мигать -уступите место! Мы не реагируем. Потом они попытались выбить нас с дороги, но и это не получилось. Водитель у нас был от бога, таких специалистов можно по пальцам пересчитать. Так, хвост в хвост, на скорости 100-120 км/ч и выехали на Кутузовский проспект. Дистанция между машинами -20-50 см. Тут сбоку подъезжает банковский «броневик». Как оказалось, это была машина прикрытия. Открывают окошко и стволом пистолета машут: уходите, мол. Я им в ответ показываю спецназовский автомат. Тогда у них открывается боковая дверь, а там парни тоже с автоматами и в камуфляже. Я достаю гранатомет «Муха»... В общем, они поняли, ушли.

Остановились мы прямо между мэрией и «Белым домом». Стоим ждем, что охрана предпримет дальше. А в это время господин Гусинский, как мы потом узнали, позвонил начальнику управления ФСБ по Москве и Московской области Евгению Севастьянову и начальнику ГУВД Москвы. Первый прислал ребят из департамента по борьбе с терроризмом, второй - Специальный отряд быстрого реагирования (СОБР). Короче, Гусинский свою «крышу» засветил по полной программе. Собровцы, приехав на место и увидев нас, ввязываться в заваруху не стали. Умные ребята, посмотрели, все поняли и уехали. Фээсбэшники же пошли на контакт: вылетели и стали по нам стрелять. Весь низ машины прошили. Хорошо, что никто не пострадал.

В этот момент наш водитель, показывая на одного из нападавших, говорит: «Вить, а я этого парня знаю, мы вместе одно время служили». Видимо, тот мужик тоже признал знакомого, и стрельба прекратилась. Теперь представьте картину. Центр Москвы. Час дня. Я в бронежилете с бесшумным автоматом «ВАЛ» наперевес вылезаю из машины. Вокруг полно зевак, стрелять нельзя. И тут незаметно сзади ко мне подкрался «антитеррорист» и рукояткой «стечкина» дал по голове. Отключился. Мало помню, что происходило дальше, но до бойни дело не дошло. Фээсбэшники вовремя поняли, на кого мы работаем, и уехали. Меня же отвезли в больницу.

- А с охраной Гусинского как разошлись?

- Коржаков, узнав, что одного из нашей бригады отправили в больницу, дал приказ работать с ними до конца. Из джипа всех вытащили и мордой в снег. А вот молодец из «мерседеса»-лимузина выходить отказался. Мне потом ребята рассказали, как его оттуда вытащили. Сначала прикладом автомата попытались разбить стекло. Куда там, оно ведь бронированное.

Тогда один паренек, он раньше служил в дивизии Дзержинского, подходит с гранатой, выдергивает чеку и кладет под машину... На пальцах обалдевшему водителю показывает - четыре секунды! Тот в ужасе, как пробка из бутылки, вылетает из машины и попадает прямо... в «теплые» объятия. Граната была пустышкой.[...]

0

15

Буденновск

http://s04.radikal.ru/i177/0912/2e/ae5a24b76559.jpg

14 июня 1995 года в Буденновск вошли отряды чеченских боевиков под командованием Шамиля Басаева и захватили около 1500 заложников. Террористы, выставив условием освобождения заложников прекращение боевых действий и начало переговоров в Чечне, закрепились в городской больнице. Во время захвата заложников в городе в результате стрельбы боевиков имелись многочисленные жертвы среди мирного населения. 14 июня 1995 г. на территории Ставропольского края РФ грузовики, в которых скрывался объединенный отряд под командованием Шамиля Басаева, были остановлены на посту ГАИ и препровождены к городскому отделу внутренних дел Буденновска. Это учреждение, занятое после недолгого, но жестокого боя, и стало первым объектом нападения отряда Басаева. Затем последовало нападение на здание городской и районной администрации. Преднамеренно был подожжен Дом детского творчества.   

В общей сложности террористы собрали в больнице около 1600 заложников, в том числе 150 детей. Ш.Басаев заявил, что главный корпус заминирован и в случае штурма, если сопротивление станет невозможным, он взорвет больницу вместе с находящимися там людьми.

Условиями освобождения заложников были: прекращение боевых действий в Чечне, начало мирных переговоров, вывод федеральных войск из южных районов Чечни. Ш.Басаев потребовал обеспечить переговоры с президентом или премьер-министром РФ.

В тот же день террористами были расстреляны шесть заложников — три военных летчика, два милиционера и сотрудник военкомата. Нескольких милиционеров и летчиков спасли врачи, переодев их в гражданское платье и сделав соответствующие записи в больничных документах.

15 июня боевики потребовали пропустить в больницу журналистов для проведения пресс-конференции. Когда это требование не было выполнено, по распоряжению Ш.Басаева были расстреляны еще пять мужчин и последовала угроза продолжить расстрелы заложников. Лишь после этого журналисты были пропущены в больницу. Командиры поддерживали в отряде жесткую дисциплину и сообщили заложникам, что будут строго наказывать подчиненных за малейшую попытку любого насилия. Член чеченского отряда, накурившийся наркотика и попытавшийся отобрать часы у заложника, был немедленно расстрелян.

17 июня спецподразделениями МВД и ФСБ было предпринято несколько попыток штурма больницы. В ходе этих операций убитые и раненые были и у террористов, и у штурмующих, но больше всего (от огня штурмующих) пострадали заложники — погибли до 30 человек и многие были ранены. В реанимационном отделении умерла женщина, подключенная к аппарату искусственного дыхания, поскольку перед началом штурма больница была обесточена. Во время штурма террористы вынуждали заложников, в том числе и женщин, становиться к окнам и кричать российским военнослужащим: "Не стреляйте!" Впрочем, по рассказам заложников, во время второго штурма некоторые из них сами шли к окнам и кричали из них атакующим.   

После провала штурма 17 июня С.А.Ковалеву и членам его группы удалось получить от главы правительства РФ В.С.Черномырдина полномочия на ведение переговоров и связаться с Ш.Басаевым по телефону.

18 июня при посредничестве С.А.Ковалева начались переговоры В.С.Черномырдина с Ш.Басаевым, в ходе которых удалось достичь договоренности об освобождении заложников. Условиями их освобождения стали: прекращение военных действий на территории Чечни и решение спорных вопросов путем переговоров.

19 июня отряд боевиков выехал на предоставленных федеральной стороной автобусах в горное чеченское село Зандак. При этом в качестве "живого щита" использовались 120 заложников, вызвавшихся сопровождать террористов. "Добровольность" была весьма относительной — эти люди были вынуждены согласиться прикрывать собой террористов в пути следования с тем, чтобы спасти основную массу заложников, возможно, ценой собственных жизней.

Всего в результате этой террористической акции в Буденновске погибли 105 гражданских лиц, в том числе 18 женщин, 17 мужчин старше 55 лет, юноша и девочка младше 16 лет. Погибли также 11 милиционеров и, как минимум, 14 военнослужащих.

0

16

Буденновск: как это было. Юлий Рыбаков
"Вести", 1 июля 1995 г.

День первый - суббота
Я вылетел из С.-Петербурга в Буденновск, как только открыли аэропорт, одновременно с Сергеем Ковалевым, который отправился туда из Москвы. В 19 часов 18 июня мы были в Буденновске. До 23 часов вместе с депутатами С.Ковалевым и Б.Курочкиным были в здании администрации. Со штабом связаться не удалось, все уклонялись от контактов.

День второй - воскресенье
Без четверти пять утра я проснулся от взрывов. Стреляли из автоматического оружия, гранатометов, пулеметов. Ответной стрельбы почти не было - потом выяснилось, что боевики потеряли грузовик, и у них было мало оружия и боеприпасов. Мне удалось подойти к больнице на 120 м, и стали видны женщины в окнах, которые махали белым и кричали: "Не стреляйте!". Тем не менее стрельба продолжалась до 9 часов 30 минут. В 9.30 вышли два врача в белых халатах с белым флагом, которые требовали прекратить обстрел - там тысячи людей. Вместе с врачами мы прорвались к зданию администрации. Там был только Жириновский, заявивший, что надо превратить больницу в одну большую яму. Затем пробрались к штабу - на нас кинулись казаки и жириновцы с криком: "Предатели родины". В штабе не было никого, телефон Черномырдина не отвечал. В 11 часов дозвонились Гайдару, он позвонил Черномырдину. В результате Черномырдин сам позвонил Ковалеву и поручил составить группу для переговоров с Басаевым.
Сразу после этого нашлись и Степашин, и другие члены штаба. Они приняли нас, и выяснилось, что есть прямая связь с Басаевым. После звонка мы четверо - Ковалев с помощником Орловым, я и депутат Курочкин - отправились к Басаеву.

Ковалев и Басаев наедине обсудили текст соглашения, и быстро пришли к согласию: после подписания соглашения о прекращении военных действий будут выпущены женщины и дети - около 130 человек.

Через 2 часа по телевидению прозвучало заявление Черномырдина, и сразу после этого были выпущены женщины и дети, частично вынесены раненые.

Вечером по зданию опять стали стрелять снайперы. К ночи начали бить минометы, стали подходить БТРы. Вода в больнице осталась лишь в одном умывальнике, к которому можно было пройти только мимо окон, а по ним стреляли снайперы. В результате уже после подписания договора были ранены четверо - один боевик и три женщины.

День третий - понедельник
С утра начались долгие и нудные переговоры, хождение туда-сюда боевых командиров. Была продемонстрирована полная недееспособность военной машины: невозможность вовремя прекратить огонь, организовать транспорт и т.п. Террористы смеялись: с Россией нельзя воевать, ей нужна инвалидная коляска.
Жесткое условие Басаева - с ним поедут 140 добровольцев: столько же, сколько боевиков. Как выяснилось, Басаев обманывал, их было 70 человек. Чтобы найти добровольцев, врачи пошли по больнице. Сначала нашлось около ста человек, затем одна за другой встали две девочки по 18 лет, после них сразу появились мужики. Потом список добровольцев из заложников сократили, добавив в него шесть депутатов и 11 российских журналистов. Иностранные журналисты ехать без гарантий безопасности отказались.
Нас провожала толпа плачущих жителей Буденновска - никто не думал, что мы вернемся. Честно говоря, я тоже не думал, что доедем.
Сначала колонна шла строго по намеченному маршруту. Около Моздока перед нами опустился вертолет, из которого вышел офицер с приказом Куликова по согласованию с Черномырдиным изменить маршрут. Басаев приказывал ехать дальше. Через 500 метров боевой вертолет сбросил на дорогу что-то горящее. Дозвонились до Черномырдина, который подтвердил распоряжение - опасная ситуация в Осетии. Вполне возможно, что дело было в том, что первый маршрут проходил рядом с боевым аэродромом. Басаев приказывает повернуть назад.

День четвертый, последний - вторник
Утром приезжаем в Хасавюрт. Боевиков встречают с восторгом, всех угощают. На базарной площади стоим 8-9 часов. Басаев пытается дозвониться до Черномырдина и получить гарантии безопасного проезда от Хасавюрта до Зандага, но затем решает ехать дальше, боясь, что у него умрет раненый солдат.
От Хасавюрта шли по серпантину в сопровождении двух БТР с десантниками. Сломалось несколько автобусов. Когда меняли автобусы, чеченцы без команды разбежались по критическим точкам и блокировали БТР.
В горном селе Зандаг  Басаев простился и извинился перед заложниками, сказав, что он должен был спасти свой народ.
Очевидно, что чеченцы вполне могли попасть в Москву - если бы не 100 долларов, которых не хватило для последнего поста. Попав в Минводы, они могли захватить заложников с самолетом, прилететь в Москву, сесть, например, в Шереметьево-2 и захватить там заложников. В нашем всеобщем бардаке это кажется вполне возможным.

0

17

Пять лет после трагедии
Сегодня над Буденновском будет плыть скорбный колокольный звон

2000-06-14 / Мария Бондаренко

БУДЕННОВСК - уютный, дивно пахнущий полынью городок, предназначенный для мирной жизни. В старину он назывался просто и трогательно - Святой Крест.

Дом детского творчества находится в центре Буденновска. Добротное красивое здание, вокруг - пышные клумбы цветов. Из распахнутых окон доносится музыка. Не верится, что пять лет назад, спустя несколько дней после трагедии, здесь у сгоревших от чеченской гранаты стен под проливным дождем проходил митинг. Люди говорили о недоверии власти, которая не сумела защитить их от бандитов. Призывали подать в суд на Ельцина, Черномырдина, Ерина и Грачева.

- А вы верите в возможность такого судебного расследования? - спросила я тогда у одного из митингующих.

- Если честно, то нет. Конечно, террористы заслуживают самого сурового наказания. Но дело даже не в них. Дело в том, что мы не защищены, - был ответ.

В пятую годовщину со дня буденновской трагедии пройдет литургия в храме во имя Казанской иконы Божией Матери и в армянской церкви Сурб-Хач. 146 человек лишил жизней поход чеченского "Робин Гуда" Шамиля Басаева.

- Говорят, боль с годами притупляется, но не верьте этому, - сказала мне Светлана Синчук, симпатичная секретарь в приемной мэра. - Сейчас я еще острее осознала потерю своей мамы. За что ее лишили жизни? Впрочем, что для них значит чья-то жизнь? 14 июня на кладбище соберется весь Буденновск. Прямо здесь будут накрыты столы, чтобы помянуть тех, кто ушел из жизни в те черные дни. Это горе с нами останется на века...

Светиной маме, уважаемому в городе человеку, было 54 года. Услышав, что в город ворвались бандиты и расстреливают всех, кто находится на центральном рынке, она побежала спасать своего младшего сына - 22-летнего Костю, который работал в одном из ларьков. Женщина так и не узнала, что стало с ее сыном: очередь из автомата басаевца оборвала ее жизнь.

- Мы не хотели останавливаться в Буденновске. Мы шли на Москву. На всех постах нас пропускали. Шамиль расплачивался долларами - и дорога была открыта. Ваши буденновские милиционеры оказались самыми жадными. Они потребовали больше, чем им предложил Басаев, - об этом поведала заложникам в больнице бандитка по имени Раиса.

Молва о жадных милиционерах, которую активно подхватили телевидение и газеты, была продуманной ложью. Ее боевики распространяли по всей больнице. И только полуторагодовое следствие Генеральной прокуратуры РФ признало эту молву дезинформацией.

- Но почему тогда боевикам больше верили, чем мне, начальнику милиции? - спросил с горечью Николай Андреевич Ляшенко, нынешний мэр Буденновска. - Мы, милиционеры, не сомневались, что действовали правильно, достойно выполняли свой долг. Сколько раз моих ребят вызывали к следователям… Сколько седин прибавилось у наших жен и матерей!

Николай Ляшенко - один из немногих на Ставрополье, кто понес тогда наказание. Он был отстранен от должности и уволен из органов внутренних дел за то, что допустил "нарушения": надел на подчиненных бронежилеты и каски, а сам остался с автоматом и без средств защиты. Опальному полковнику милиции удалось отстоять свою правоту в краевом суде, где ответчиками выступали МВД России и ОВД Ставрополья.

Суду пришлось признать, что в мире не было подобного теракта с применением тактики уличных боев, когда на мирный город напали 183 головореза. 540 километров бандиты с развевающимися российскими флагами, как оказалось, трофейными, спокойно прошли от границы Чечни и только здесь были остановлены. В Буденновске им не поверили, что они перевозят груз-200. Колонне с чеченцами предложили развернуться и двинуться следом за милиционерами к зданию городского ОВД, чтобы там разобраться. Подъехав к милиции, чеченцы выскочили из машины, расстреляли милицейский автомобиль и ворвались в здание. Завязался неравный бой. Боевикам удалось занять лишь два нижних этажа, затем они покинули здание.

- Мы собрались в кабинете у Ляшенко, - вспоминает Лариса Пантелеева, начальник штаба ОВД. - Все были взволнованы, но не было ни паники, ни растерянности. Чувствовалась решимость: готовился план отражения нападения. Николай Андреевич сказал, что надо защищать свой город. Он давал нам указания, кому где быть и что делать. Его команды были точны, продуманны и взвешенны.

…В числе невинно убиенных тогда в день поминовения в Церкви назовут и имена 18 сотрудников милиции. У здания ОВД в этот день состоится траурный митинг и возложение цветов к памятнику погибшим милиционерам. Будут возложены цветы и к памятнику вертолетчиков, что в центре города, и к памятнику погибшим медработникам, установленному на территории больницы.

…Сразу после полудня 14 июня в вертолетный полк авиации Северо-Кавказского военного округа, дислоцирующийся в Буденновске, поступил звонок из ОВД: "Нападение на отдел! Нужна помощь!" Далее связь оборвалась.

Между вертолетчиками и милиционерами всегда были дружеские отношения. Было принято решение идти на выручку. В считанные минуты сформировалась группа из тридцати офицеров и прапорщиков. Вахтовый автобус вез вертолетчиков в неизвестность. Военные строили догадки: что же происходит в городе? Группа ехала навстречу смерти. За два квартала до здания ОВД, на перекрестке при подъезде к гостинице "Прикумск", вертолетчики приняли бой с группой бандитов. Потом на месте трагедии у убитых и раненых обнаружили пустые магазины пистолетов. Что можно было сделать с пистолетами против увешанных оружием бандитов? Тринадцать вертолетчиков были ранены, семь из них тяжело. Оставшимся в живых под непрекращающимся огнем удалось сосредоточиться в сквере Борцов революции и оттуда вести стрельбу по боевикам... Это лишь один из примеров мужества вертолетчиков в те дни.

Мужество проявляли и врачи буденновской больницы. Родильное отделение оказалось в самом центре обстрела и было первым разрушено. Но врачи сумели сохранить жизнь всем новорожденным.

- Трагедия преподнесла нам хороший урок. Я твердо убежден, что терроризм можно предотвратить, если вовремя сесть за стол переговоров за чашкой чая или стаканом чачи… Посмотрите, сколько жертв и разрушений в Чечне, а бандитизму нет конца, - говорит Николай Ляшенко.

Сегодня степной городок защищен военными. Здесь размещен не только вертолетный полк, но и 205-я мотострелковая бригада, выведенная из Чечни сразу же после первой чеченской войны.

О трагедии, случившейся здесь, сейчас мало что напоминает. Отстроена больница, капитально отремонтированы разрушенные здания. И только шрам, оставшийся на людских душах, не дает забыть о тех страшных днях.

Мэр Буденновска обратился через СМИ ко всем россиянам почтить минутой молчания в 12 часов 20 минут по московскому времени всех невинно убиенных 14 июня 1995 года. Он считает, что о здешней трагедии должны помнить не только в Буденновске.

0

18

Дело сотрудника МИД Платона Обухова

Вечером 11 апреля 1996 года после очередного сеанса связи сотрудники ФСБ арестовали 28-летнего Платона Обухова, сотрудника МИД, по обвинению в шпионаже на английскую разведку. Первое сообщение о задержании "молодого сотрудника МИДа, имевшего доступ к секретной информации, которую он передавал английской разведке", Центр общественных связей ФСБ распространил по каналам информационных агентств в начале мая 1996 года. Было заявлено о том, что пресечена крупномасштабная разведывательная операция, в ходе которой на связь с агентом выходило беспрецедентное число работников московской резидентуры МИ-6 - 14 человек! Разразился крупный дипломатический скандал. В итоге из Москвы и Лондона было выслано по четыре сотрудника посольств Великобритании и РФ - "за деятельность, не совместимую с их дипломатическим статусом". Между тем, персонами нон грата объявили девять сотрудников посольства Великобритании.

Все попытки журналистов официально либо неофициально узнать имя и подробности сенсационного дела в течение нескольких месяцев оканчивались ничем. Правда, из достоверных источников корреспонденту "НГ" стало известно, что арестованный является сыном крупного российского дипломата, работающего в одной из западноевропейских стран.

24 июля 1996 г. в еженедельнике "Аргументы и факты" вышла статья "Игра в смерть" журналиста Ю.Семенова, в которой впервые (как казалось на тот момент) прозвучало имя арестованного - Платон Алексеевич Обухов, бывший второй секретарь российского МИДа, сотрудник департамента Северной Америки. Естественно, сразу всплыло имя его весьма известных родителей. Прежде всего отца - Алексея Александровича Обухова, карьерного дипломата, работающего в системе Министерства иностранных дел с 1965 г.

Господин Обухов-старший в 1980-е гг. был активным участником советско-американских переговоров по Договору ОСВ-2. В 1990-1991 гг. он занимал пост заместителя министра иностранных дел СССР, после чего был назначен послом РФ в Королевстве Дания.

28 июля 1996 г. в программе НТВ "Итоги" было показано эксклюзивное интервью Платона Обухова и следователей ФСБ, занимающихся его делом. Заключенный Лефортовской тюрьмы предстал на экране в "дурацком колпаке" и носках разного цвета. Говорил и выглядел он как человек с явно расстроенной психикой. Правда, авторы сюжета высказали предположение, что Платон Обухов по понятным причинам "косит" под сумасшедшего. Именно этот сюжет, как выяснилось, "переполнил чашу терпения" родителей Платона Обухова и заставил их принять трудное для себя решение. 15 августа 1996 г. "Известия" опубликовали статью "Профессия - шпион, хобби - литератор, диагноз - паранойя", в которой со слов Алексея и Ольги Обуховых публике впервые стали известны сведения о тяжелой психической болезни их старшего сына. В материале упоминался московский врач-психиатр Александр Гимерверт, наблюдавший Платона Обухова с 1986 г. По его мнению, которое позже разделили специалисты Независимой психиатрической ассоциации России, Платон Обухов с детства страдает серьезной формой психической патологии - непрерывнотекущей вялотекущей шизофренией.

1 октября 1996 г. "Независимая газета" напечатала обращение супругов Обуховых к руководству российских и британских спецслужб, в котором, в частности, говорится: "...Мы призываем руководство СИС и ФСБ сойтись за столом переговоров и в спокойной обстановке, без шумных гипербол оценить свои усилия по "делу Платона Обухова". Ведь ясно, что объектом внимания обеих служб оказался душевнобольной человек, и по нашей оценке - родителей, знающих Платона лучше других, - наименее подходящий на роль современного супершпиона". Супруги Обуховы потребовали от ФСБ немедленной госпитализации их сына и начала независимой судебно-психиатрической экспертизы.

15 октября 1996 г. в "НГ" было опубликовано интервью следователей Следственного управления ФСБ Александра Шабунина и Александра Чередилова, а также начальника ЦОС ФСБ Александра Здановича. По их словам, во время наблюдения за Платоном Обуховым и в момент его ареста, как, впрочем, и в ходе первых допросов, у следствия не возникало подозрения в нормальном психическом состоянии Платона. Правда, затем в его поведении стали заметны некие аномалии, которые работники ФСБ объясняли распространенной в таких случаях тактикой поведения задержанных по подозрению в шпионаже, а также тем, что в тюрьме Платон Обухов, возможно, действительно заболел. Было официально заявлено о том, что судебно-психиатрическая экспертиза Платона Обухова пройдет "в ближайшее время". Она началась осенью 1996-го и проводилась силами специалистов Государственного научного центра специальной и судебной психиатрии имени В.П. Сербского с привлечением экспертов Центральной судебно-медицинской лаборатории Министерства обороны РФ.

Официально судебно-психиатрическая экспертиза Платона Обухова была закончена 5 февраля 1997 г., по ее итогам Платон Обухов был признан вменяемым на момент совершения преступления.

28 июля 1997 года состоялось первое заседание Московского городского суда по делу Обухова. Защиту Обухова взял на себя Анатолий Кучерена. Мосгорсуд признал его невменяемым и отправил на принудительное лечение. Но в петербургской психиатрической клинике у Обухова в личных вещах нашли рукописную инструкцию, как симулировать шизофрению. Эксперты-психиатры пришли к заключению, что Обухов - "психопатическая личность", но это не диагноз, а патология характера. То есть признали Обухова дееспособным.

27 июля 2000 года Мосгорсуд признал Обухова приговорил бывшего сотрудника МИД России Платона Обухова к 11 годам лишения свободы за шпионаж в пользу британской разведки.

16 января 2001 года вторник судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда России удовлетворила кассационную жалобу адвокатов бывшего российского дипломата Платона Обухова, приговоренного за шпионаж в пользу британской разведки МИ-6. Суд отменил приговор Мосгорсуда от 27 июня 2000 года, по которому Обухов был приговорен к 11 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима и конфискацией имущества и направил дело на новое рассмотрение в Мосгорсуд.

0

19

28.07.2000
Шизофрения не прошла
Платон Обухов признан обычным предателем

Вчера Мосгорсуд приговорил бывшего сотрудника МИД России Платона Обухова к 11
годам лишения свободы за шпионаж в пользу британской разведки. В течение трех
лет родственники и адвокаты Обухова пытались доказать его психическую
неполноценность. Но суд решил, что он симулирует шизофрению.

Рассмотрение "совершенно секретного" дела Обухова продолжалось с 1997 года.
Первоначально Мосгорсуд признал его невменяемым и направил на принудительное
лечение. Но в петербургской психиатрической клинике у Обухова в личных вещах
нашли рукописную инструкцию, как симулировать шизофрению. Эксперты-психиатры
пришли к заключению, что Обухов - "психопатическая личность", но это не
диагноз, а патология характера. То есть признали Обухова дееспособным.

Во вчерашнем приговоре суд отметил, что на протяжении всего судебного процесса
Обухов симулировал психическое расстройство. Между тем никто не сомневался в его
вменяемости, когда сын кадрового дипломата, бывшего замминистра иностранных дел
Алексея Обухова, поступил в МГИМО, благополучно закончил институт и поступил на
работу в департамент Северной Америки МИД России. По материалам уголовного дела,
в начале лета 1995 года во время стажировки в Женеве Обухов получил предложение
работать на британскую разведку, посулившую ему большие деньги, и был завербован.

Обухову выдали шпионскую технику, закамуфлированную под проигрыватель
компакт-дисков и магнитолу, и обучили, как с ней обращаться. Английские
разведчики договорились с агентом, что при передаче сообщений он будет делать
определенные грамматические ошибки, сигнализирующие, что он работает не под
контролем российских спецслужб. Всего с августа 1995 года по апрель 1996-го
Обухов провел 15 сеансов связи, в ходе которых, в частности, передал секретные
сведения о концепции российско-американских отношений, а также о поручении
Бориса Ельцина силовым структурам, касающемся охраны и защиты информации. В
ответ кипрский радиоцентр английской разведки отправлял агенту шифрованные
благодарности и выписки с его пополняемого счета в зарубежном банке. Всего, по
данным следствия, Обухову было перечислено $300 тыс.

Вечером 11 апреля 1996 года после очередного сеанса связи Платона Обухова
задержали с поличным в центре Москвы. Он признался в своей шпионской
деятельности и назвал известных ему сотрудников английской резидентуры,
работавших в Москве под видом сотрудников посольства Великобритании (от первого
секретаря политотдела до секретарей-машинисток и архивистов). Для ФСБ эти
фамилии не были новостью: к тому времени за английскими разведчиками уже велось
наружное наблюдение с санкции суда. После показаний Обухова сразу девять
сотрудников посольства Великобритании в Москве были объявлены персонами non
grata (правда, выслали из них лишь четверых).

Однако в суде Обухов от своего признания отказался, заявив, что ФСБ положило в
основу дела его собственные черновики полностью выдуманного шпионского романа
(уже находясь в заключении, Обухов написал и издал пять шпионских романов). Тем
не менее суд решил, что Обухов нанес реальный ущерб безопасности страны, и
приговорил его по статье "измена Родине" к 11 годам лишения свободы в колонии
строгого режима с конфискацией имущества. Двухчасовое оглашение приговора Обухов
выслушал в полудреме, опираясь на прутья клетки. Вчерашнее заявление его
адвокатов о намерении обжаловать приговор было воспринято в ФСБ как вполне
понятное стремление оттянуть отправку осужденного из Лефортовского изолятора,
где условия содержания значительно комфортнее обычных тюрем, в колонию строгого
режима.

0

20

Платон Обухов на свободе
И возможно, уже не в России

Как стало известно, Платон Обухов, осужденный за шпионаж в пользу британской разведки, в настоящее время находится на свободе. В 2002 году Мосгорсуд признал Обухова невменяемым, после чего его отправили из Лефортово в психиатрическую больницу на принудительное лечение. Но спустя год, 18 июля 2003 года судья Нина Кузнецова приняла решение освободить Обухова. Однако эта новость не афишировалась, и вопреки сложившейся практике ни суд, ни ФСБ не сообщили новостным агентствам никакой информации на этот счет.

Мы связались с мамой Обухова, Ольгой Ивановной, которая не стал опровергать тот факт, что Платон действительно уже давно покинул клинику:

- Ольга Ивановна, скажите, пожалуйста, где сейчас Ваш сын? 

Он дома. 18 июля прошлого года было решение суда, на основании которого Платона отпустили из клиники, где он проходил принудительное лечение, и разрешили проходить лечение амбулаторно на дому.

- Так Платон свободен в своих передвижениях?

Я лишь могу сказать, что он регулярно посещает психдиспансер, где стоит на учете.

- Мы ничего не знали о том, что Платон Обухов освобожден. Это не афишируется?

Могу только выразить свои соболезнования Вам по этому поводу.  Ваша информация - это прошлогодний снег. О том, что Платона выпустили было сообщение ТАСС еще в прошлом году. Это точка, больше говорить ничего не буду.

Между тем, Ольга Ивановна явно лукавит. Такого сообщения на ленте агентства ИТАР-ТАСС не было ни в прошлом году, ни в этом. Адвокат Платона Обухова Галина Крылова в беседе с нашим корреспондентом подтвердила факт освобождения своего подзащитного, но отказалась раскрыть хоть какие-то детали. "Из соображений адвокатской этики я Вам ничего не скажу, разговаривайте с родителями Платона. Я не имею права говорить", - раздраженным тоном ответила Галина Крылова, хотя ранее она охотно давала комментарии журналистам на эту тему.

Между тем, по некоторым данным, российская Фемида проявила невиданную снисходительность по отношению к английскому шпиону: наши источники утверждают, что Обухову даже позволено выехать за границу для последующего лечения. Факт примечательный и совершенно нехарактерный для нашей судебной системы.

К примеру, Валентин Моисеев, российский дипломат, осужденный за шпионаж, после освобождения был поставлен под административный надзор. Его зарегистрировали в местном ОВД и потребовали, чтобы раз в 3 месяца он являлся в участок, где с ним проводили беседы, "исключающие рецидив преступления". Журналисту Григорию Пасько, также отбывавшему срок за шпионаж, сразу  после освобождения отказали в выдаче загранпаспорта.

С Платоном Обуховым ситуация совершенно другая, несмотря на то, что он единственный из всех фигурантов громких шпионских процессов признал свою вину. Ранее обвинение неоднократно заявляло, что на иностранных банковских счетах Обухова находятся значительные средства - около 300 тыс. долл., которые за переданные сведения ему перечислила британская разведка. То есть в настоящее время Платон Обухов является не только свободным, но и небедным человеком.

Кроме того, не исключено, что и сейчас Обухов вполне может быть заграницей. Нам не удалось подтвердить или опровергнуть эту информацию, поскольку нам не дали возможности пообщаться с самим Платоном.

Таинственные обстоятельства его освобождения наводят на мысль о том, что между Россией и Великобританией могут существовать некие договоренности. Ведь фактически, Обухов - это единственный фигурант шпионских процессов, ответственность за которого взяла на себя иностранная разведка - СИС.  В своей книге "Большой провал" бывший сотрудник британской разведки Ричард Томлинсон описал, как сотрудники СИС работали с агентом MASTERWORK, и кто в отделе SOV/OPS принимал решения о вербовке Обухова.
Комментарий Ричарда Томлинсона:
Я подозреваю, что СИС очень расстроена тем, что случилось с Обуховым - это была, конечно, небрежность с их стороны. Я также подозреваю, что они (СИС) помогают ему переехать в Великобританию. Я не знаю, ведут ли они на этот счет переговоры с ФСБ/СВР. Возможно, это имеет место, как это имело место в прошлом.
Справка

Сын бывшего замминистра иностранных дел СССР, посла России в Дании Алексея Обухова, 30-летний дипломат Платон Обухов был арестован в апреле 1996 года по подозрению в шпионской деятельности. В 1997 году Мосгорсуд направил его на принудительное лечение в психиатрическую клинику. Спустя год комиссия экспертов установила, что обвиняемый вменяем, и рассмотрение его дела в Мосгорсуде было продолжено. Летом 2000 года Обухова приговорили к 11 годам лишения свободы за шпионаж. Однако 16 января 2001 года судебная коллегия Верховного суда РФ по уголовным делам, куда с кассационной жалобой обратились адвокаты осужденного, отменила этот приговор и направила его дело на новое рассмотрение в Мосгорсуд. В 2002 Обухов был признан невменяемым и отправлен на принудительное лечение в психиатрическую клинику.

0

21

За шпионаж в пользу России арестован сотрудник ФБР Эрл Питтс
http://s51.radikal.ru/i133/0912/6e/351802c96758.jpg

18 декабря 1996 года по обвинению в шпионажев пользу российских спецслужб был арестован сотрудник ФБР Эрл Эдвин Питтс. Следствие утверждало, что Питтс получил от российской разведки 224 000 долларов. Питтса взяли в результате 16-месячной операции своих коллег, в ходе которой агенты ФБР, выдававшие себя за российских разведчиков, предложили Питтсу возобновить сотрудничество, прерваннное в 1992 году. В результате Питтс передал 22 секретных документа сотрудникам ФБР, выдававшим себя за российских агентов. Кроме того, было объявлено о предстоящих арестах не менее пяти сотрудников ФБР и Агентства национальной безопасности США, заподозренных в шпионаже. По неофициальным данным, источник же небывалых успехов американской контрразведки один - высокопоставленный агент ЦРУ в Москве, имеющий доступ к спискам иностранцев, сотрудничающих с нашей внешней разведкой.

В марте 1997 года Питтс признал себя виновным в том, что в период с 1987 по 1996 год продавал СССР, а затем и России секретные документы по проблемам национальной безопасности. Заявление экс-шпиона прозвучало в пятницу вечером в ходе предварительных судебных слушаний. Чистосердечное признание стало следствием договоренности между обвинением и защитой, которую можно считать взаимовыгодной.

43-летний Эрл Питтс, прослуживший в ФБР 13 лет и отвечавший в последнее время за 'русское' направление в ее нью-йоркском отделе, стал всего лишь вторым сотрудником этой организации за всю ее историю, обвиненным в шпионаже.

0

22

Разоблачен сотрудник АНБ Стефан Липка

В феврале 1996 года арестован Роберт Стефан Липка, сотрудник АНБ. Рядовой, прикомандированный к штаб-квартире АНБ в Вашингтоне в конце 1960-х годов. Согласно официальной информации ФБР, передавал советским агентам копии ежедневных и еженедельных докладов АНБ, которые готовились для Белого дома, а также данные о передвижениях американских войск. За время работы на КГБ получил $27 тыс. После окончания службы в АНБ в середине 1970-х годов стал профессиональным игроком в азартные игры. В документах ФБР, обосновывающих арест Липки, подчеркивается, что его деятельность нашла свое отражение в книге бывшего генерала КГБ Олега Калугина "Первый директорат".

Липка был разоблачен по такой же схеме, что и сотрудник ФБР Эрл Питтс - после многолетнего перерыва на них под видом сотрудников СВР на них вышли фэбээровцы и предложили возобновить сотрудничество.

Комментируя разоблачение Липки, пресс-секретарь СВР Юрий Кобаладзе отметил, что его коллеги из ФСБ не действуют так грубо, хотя "у нас тоже можно найти контрразведчиков с блестящим знанием английского языка".

0

23

4.05.1996
Юрий ЩЕКОЧИХИН
Сотрудники КГБ бежали на Запад десятками...
Темна и загадочна шпионская жизнь

Олега Калугина обвинили в том, что именно он сдал американского солдата,
работавшего на КГБ. Калугин же - при встрече со специальным корреспондентом
"ЛГ" - заявил, что его решили подставить для того, чтобы скрыть истинных
виновников очередного шпионского скандала, и назвал имена высокопоставленных
перебежчиков, еще неизвестных российской общественности.
"ХОЛОДНАЯ война" благополучно закончилась, неизвестно уж, чьей победой, но,
как на настоящей, горячей, нет конца войне, пока не похоронен последний солдат,
так и эта, "холодная", наверное, никогда и не закончится, пока не будет
разоблачен последний шпион.
Целые гроздья советских шпионов посыпались со страниц американских газет в
1996 году. Прежде всего это связано с рассекречиванием архивов ЦРУ, касающихся
атомного шпионажа. В последнее время самой главной сенсацией стал арест Роберта
Липки. Непосредственно связан с этим скандалом Олег Калугин.
Потому-то первым вопросом, который задавали мне после недавнего возвращения из
Вашингтона был следующий:
- А ты там случайно не видел Калугина?
Никого особенно не интересовали, скажем, перспективы российско-американских
отношений или кто победит на выборах - Клинтон или Доул и даже, как ни странно,
будущее судьбоносных для России "ножек Буша". Нет, всем было интересно,
является ли предателем опальный генерал КГБ Олег Калугин, который - по версии
российской печати - стал виновным в том, что именно его книга послужила поводом
для ареста Роберта Липки. Говорят, что Липка во время солдатской службы в
Агентстве по национальной безопасности в начале шестидесятых годов передавал
КГБ наисекретнейшие сведения.
- Да, - отвечал я. - Видел. Встречался. Разговаривал. Вот диктофонная запись
нашего разговора - можете послушать.
Тем более что найти Олега Калугина в Вашингтоне проще простого: он
представляет (с российской стороны) знаменитую компанию "Эй-ти-ти", пытающуюся
сейчас телефонизировать Россию и другие страны СНГ, находится в Америке в
служебной командировке и - по его словам - не собирается пускать корни за
океаном.
ИТАК, очередной шпионский скандал напомнил нам о времени холодной войны, когда
весь мир с жадным любопытством следил за тем, кто, когда и почему шпионил друг
за другом.
В Америке к этому скандалу отнеслись со здоровой долей иронии. Больше всего
шпионство Липки поразило жителей маленького городка Милерсвиля, не
подозревавших, что сосед, во дворе которого стоял патриотический флагшток с
американским флагом, оказался такой знаменитостью.
"Когда я включил новости и увидел его фотографию, то присвистнул от удивления.
"Ничего себе!" - воскликнул мистер Разини. А завсегдатаи скачек (куда Р.Липка
приходил три-четыре раза в неделю) тут же сменили Роберту кличку: с "Большого
Боба" на, естественно, "ОО7".
Чем больше я читал о Р.Липке в американских газетах, а потом уже - в докладе
агента ФБР Джона Фатсайда, тем больше мне казалось, что погружаюсь в
замечательный шпионский мир Грэма Грина. (Помните, "Наш человек в Гаване"?)
От того, что советский нелегальный агент Фишер, завербовавший Липку в начале
шестидесятых, на самом-то деле был майором КГБ Геннадием Петровичем Блядманом
(я не выражаюсь - так написано!), до того, что шпионить Липка начал из
абсолютно гуманных убеждений: ему очень хотелось стать школьным учителем, а
денег на колледж не было. От того, что те 27 тысяч долларов, которые ему
заплатило КГБ, не шли ни в какое сравнение с 250-тысячами, которые Липка
получил в виде компенсации за увечье (на него упал стол на ипподроме), до того,
что эта неслыханная удача позволила ему говорить соседям, что он получает
пенсию как государственный служащий.
Но самое смешное - это подробное донесение агента ФБР, который вступил в
контакт с Липкой в мае 1993 года (спустя три десятилетия после окончания его
краткосрочной шпионской работы) под именем агента ГРУ "Сергея Никитина".
Мало того, что "Сергей Никитин" сказал Липке, что письма он будет получать от
"Карла Макса" (на другой, менее марксистский псевдоним, фантазии у ФБР не
хватило)! Он, сотрудник ГРУ, в отличие от Липки не знал даже, кто такой Павел
Грачев (везет же людям!). Цитирую доклад:
"Липка спросил Никитина, почему ему неизвестно, кто такой Павел Грачев, тогда
как он включил это имя в список трех имен, которые назвал Никитину во время их
второй встречи 13 мая. Никитин снова сказал, что ему неизвестно это имя. Но
Липка сказал Никитину, что Грачев - это глава ГРУ. (Грачев на самом деле
является министром обороны России. - Прим. ФБР). Никитин пытался объяснить свою
ошибку тем, что он думал, что эти имена относятся к людям "28-летней давности",
и Липка утвердился в своих сомнениях в отношении Никитина".
Но, естественно, в документах ФБР (а это 25 страниц убористого текста,
раздобыть его мне помогли друзья из "Ю.С. ньюс энд Уорлд рипорт") меня больше
всего интересовало, насколько же Олег Калугин (вернее, книга, написанная им)
послужил причиной ареста Липки - всеми забытого агента КГБ, не нужного сейчас
ни одной спецслужбе мира.
Так вот, "Сергей Никитин" был подведен к Липке в мае 93-го - за полтора года
до того, как книга Калугина вышла в Штатах, и за полгода до того, как рукопись
попала в американское издательство. И книга послужила последним детонатором для
того, чтобы завершить операцию "Сергея Никитина".
Цитирую документ ФБР:
"15 сентября 1994 года ФБР выслало Липке по почте экземпляр книги бывшего
генерал-майора КГБ Олега Калугина " ". На странице 82-й этой
книги описывался Липка как молодой солдат в Агентстве по национальной
безопасности, который предоставлял огромное количество совершенно секретных
документов в КГБ в середине шестидесятых. В письме "Карл Макс" советовал Липке
в случае, если потребуется помощь, обратиться к инструкции по установлению
срочного контакта".
На этом письме "контакт" подставного грушника с Липкой заканчивается. А спустя
еще полтора года (!), зимой 96-го, разразился новый шпионский скандал.
Для чего же была вынесена на белый свет эта история?
ВОТ запись нашего диалога с Олегом Калугиным в Вашингтоне.
- Олег, насколько Липка был великим разведчиком (так сейчас его представляют в
прессе)?
- Начнем с того, что не знаю, был ли разведчиком этот Липка. Псевдоним агента,
который мне был известен (а фамилию я никогда не знал), был совсем другим. Но
даже если бы знал, все равно бы никому не сказалТ Когда я приехал в Вашингтон,
агент уже работалТ Он был человеком довольно важным - с точки зрения
информации, которую поставлял. Ведь дело не в положении - в социальном,
общественном или служебном. Иногда секретарша может дать больше, чем министр,
потому что она ведет документацию. Пример - Джон Воркер, который был для нас
агентом номер одинТ
- А он где работал?
- Шифровальщиком в штаб-квартире военно-морского флота США - всего лишь
младшим офицером. Но тем не менее, в течение многих лет он был агентом номер
один, так как поставлял информацию стратегического характера, что позволяло
нашим политикам решать величайшие вопросы обороны. Человек же - любой, -
работающий в Агентстве национальной безопасности и имеющий доступ к получаемой
информации, представлял большую ценность. А Агентство по национальной
безопасности всегда было одним из главных объектов проникновения КГБ.
- Когда ты писал книгу, то имел ли в виду, что в Агентстве был не один агент
КГБ?
- Совершенно верно. На моей памяти их было около десяти - на протяжении
пятидесятых, шестидесятых, семидесятых годов. Последний разоблаченный,
насколько я помню, - Пэлтон. Его сдал Юрченко, которого Крючков в свое время
наградил знаком "Почетный чекист", хотя всем известно (и об этом писали в США),
что он сдал многих, включая Ли Харварда, бывшего сотрудника ЦРУ. Юрченко был
замом начальника первого американского отдела, он сбежал в 1985 году.
- Судя по документам ФБР, Липка имел активные контакты с КГБ в течение всего
лишь двух лет, когда он служил солдатом. После этого он перестал быть нужным
КГБ. Почему же только в 1993 году ФБР начало с Липкой свою игру?
- Многое, быть может, связано с побегами многочисленных сотрудников КГБ. С
80-го по 92 - 93-й годы сбежало двадцать с лишним человек. Это сотрудники и
нелегальной разведки, и политической, и научно-технической, и контрразведки.
Часть этих людей являлась агентами ЦРУ в течение многих лет, часть была потом
расстреляна по информации Эймса (семеро - сотрудники внешней разведки). И мы
еще не знаем, всех ли сдал Эймс. Американцы ведь не дремлют, при нашем развале,
безысходности и деморализации политических и государственных структур сейчас
самое время приобретать "источники" и внутри страны, и за ее пределами - среди
работающих там российских сотрудников.
- А есть среди тех, кто перебежал, неожиданные и широко не известные имена?
- Ну, например, Кутергин, помощник Крючкова. Крючков как начальник внешней
разведки располагал наиболее важными данными об агентуре.
- Вернемся к книге. ФБР начало игру с Липке в мае 1993 года, а твоя рукопись
книги появилась в издательстве осенью 1993 года...
- Вообще книга была подготовлена на русском языке в 1991 году. Потом я ее
отдал американцам в первоначальном российском варианте. Им не понравилось, что
в рукописи не было мокрых дел. Я сказал, что о тех, про которые знал, написал,
а новых выдумывать не собираюсь. Мы расстались с издательством, было затишье, и
книга никуда не шла. В 1993 году появился американский соавтор - с ним мы
начали адаптировать русский текст для американского читателя, расширили
некоторые эпизоды. Например, дело о солдате из Агентства по национальной
безопасности. Если в российском тексте идет пять строчек о том, как молодой
солдат в середине шестидесятых годов начал давать нам обширную информацию, то в
американском тексте сказано, какого рода информацию мы получали. Повторяю,
текст появился в издательстве осенью. А судя по документам ФБР, американцы
вышли на Липку в мае. Значит, эту подготовку операции начали еще раньше. Так
что ясно: с моей рукописью операция "Никитина" не была связана.
- Чем же тогда объяснишь шум, который поднялся вокруг твоего имени?
- Я думаю, было две причины. Во-первых, обстановка в России такова, что
многие, почувствовав ветер перемен, начинают громко заявлять о своей
лояльности, бдительности, преданности и указывать пальцем на тех, кого они не
сумели добить в 1991 году. К ним я отношу и самого себя. Крючков тогда хотел
меня посадить, но Горбачев ограничился лишением звания, пенсии и наград.
Конечно, среди врагов и предателей числюсь не только я, но и Александр
Николаевич Яковлев, и Горбачев, и Бакатин. Наверное, у Зюганова есть уже целый
список. А второй причиной поднявшегося шума считаю то, что наша славная
разведка пытается скрыть собственные провалы путем обвинения уже известных и
досаждавших когда-то лиц - вроде Калугина. На нас сваливается
безответственность и преступная халатность спецслужб. Повторяю: за последние
пятнадцать лет сбежали на Запад, были завербованы ЦРУ двадцать с лишним
сотрудников внешней разведки КГБ. Эти люди унесли с собой все, что только
можно. Удивляюсь, как Эймс продержался десять лет. Может, потому и продержался,
что сумел вовремя разоблачить агентов ЦРУ в КГБ?! Наша разведка была сильно
оголена. Если помощник Крючкова Кутергин сбежал в восьмидесятых годах, если
зам. начальника американского отдела Юрченко сбежал, если зам. начальника
американского отдела Акселенко живет сейчас в Америке (не знаю уж, как он здесь
оказался), то надо бы честно признаться в собственных ошибках, но вместо этого
грязь метут под ковер и ищут козлов отпущения. КГБ должен был почистить свой
состав еще в 91-м году. Этого не сделали. Кстати, я говорил Примакову (а мы с
ним были в дружеских отношениях еще с 1959 года), когда он стал начальником
внешней разведки: "Женя, чего ты ходишь по Ясеневу в обнимку с Кирпиченко? Это
же типичный сталинист, бериевец". А мне в ответ: "Знаешь, на первых порах надо.
Он же тут главная фигура". Но ведь, попав в эту среду без знания объективной
информации, ты становишься жертвой этой среды.
- А для чего американцам потребовалось раздувать дело Липки? Активным агентом
он был очень давно и короткий срок?
- Американцы сейчас поднимают совсем древние дела. Недавно подняли материалы
по атомному шпионажу и еще кого-то, кто якобы сотрудничал с советской разведкой
в сороковых годах, откопали. Между прочим, и Эймса десять лет копали, хотя
провалы ЦРУ в Москве были всем очевидны и американцы давно уже занимались
поиском агентов КГБ в своих рядах. Мы до сих пор не знаем, как Эймс провалился
и кто его сдал. Есть подозрения, что сдали в Москве.
- Но ты-то знаешь: не только в Москве, но и в Америке арест Липки связывают с
выходом твоей книжки...
- Американцам, вероятно, и выгодно сослаться на меня, потому что не надо
объяснять, что, может быть, кто-то из ныне действующих агентов ЦРУ в Москве
сдал Липку. Или очередной перебежчик, имя которого не хотят раскрывать. Кстати,
многие наши беглецы просили, чтобы не сообщали прессе об их побеге, дабы не
сказалось на семье. Руководитель бюро СВР, работающего с прессой, Ю.Кобаладзе
продемонстрировал достаточно здравого смысла, когда сказал, что все случившееся
с Липкой выглядит попыткой прикрыть истинный источник информации. Таким было
его первое, спонтанное заявление. Это уже потом Кобаладзе обвинил меня во всех
грехах.
ТАК закончился наш разговор с Олегом Калугиным в Вашингтоне, и потом, уже в
Москве, встречаясь с бывшими коллегами Калугина, я убеждался: никто из них
особенно не верит, будто именно его книга стала причиной нового шпионского
скандала. Одни говорили о том, что на самом-то деле публикация послужила лишь
ширмой для реального источника информации. Другие - о том, что надо было чем-то
компенсировать провал Эймса. Третьи (например, Михаил Любимов) считают, что
причина в совместном проекте электронной игры в шпионаж, консультантами которой
выступили бывший шеф ЦРУ Билл Колби и Олег Калугин (надо же было как-то ФБР
насолить ЦРУ).
Не знаю, в чем и где правда.
Для меня эта история - последние волны того шпионского моря, в котором так
долго купались мы все, радуясь, как дети, подвигам штирлицев и джеймсов бондов.
Честно, к тому времени возвращаться больше не хочется, хотя оно и притягивает
к себе, как занимательная история, прочитанная тобой в детстве.
ВАШИНГТОН - МОСКВА

0

24

Из Швейцарии выслан русский дипломат Душак

1 апреля 1996 года швейцарские спецслужбы задержали на улице Цюриха первого секретаря российского посольства в Берне Ростислава Душака по обвинению в шпионаже. Утверждалось, что с поличным. 9 апреля Швейарцы распространили коммюнике о его высылке. Российские спецслужбы в лице пресс-секретаря СВР Татьяны Самолис и начальника ГРУ Федора Ладыгина комментировать инцидент отказались, сказав, что в соответствии с мировой практикой не идентифицируют своих сотрудников. 

11 апреля МИД РФ устами своего официального представителя Михаила Демурина заявил, что квалифицирует действия швейцарских властей как недружественную акцию и оставляет за собой право 'адекватного реагирования'.

0

25

Арест сотрудника ЦРУ Николсона

16 ноября 1996 года, по обвинению в шпионаже в пользу России был арестован сотрудник ЦРУ Гарольд Николсон. 46-летний Николсон был обвинен в передаче секретных документов ЦРУ агентам СВР. На его банковском счете были обнаружены 120 тысяч долларов, происхождение которых он не смог объяснить. Но арестовали Николсона прежде всего потому, что он слишком настойчиво интересовался тем, что делает ЦРУ в Чечне. Незадолго до этого, в марте 1996 года, представитель СВР официально запросил в ФБР информацию о чеченском терроризме. А в апреле 1996 года Николсон приехал в штаб-квартиру ЦРУ и попытался получить данные по Чечне для "тренировочного задания". Но никаких тренировок ЦРУ по чеченским материалам не планировалось, и Николсон попал под подозрение. В июле он вновь проявил интерес к чеченским материалам. По компьютеру ЦРУ ФБР выяснило, что Николсон сделал множество электронных запросов по ключевому слову "Чечня" и пытался получить доступ к другим информационным базам ЦРУ. На этом его карьера закончилась. Николсон был приговорен к 23 годам тюрьмы.

0

26

24.02.00
По Чечне шпионы ходят хмуро...
Мировые разведцентры изучают Россию через северокавказский бинокль

АНДРЕЙ СОЛДАТОВ

ПО ИНФОРМАЦИИ "Сегодня", российские контрразведчики намерены во чтобы то ни
стало доказать, что задержанный при выходе из Грозного гражданин Турции Али Йаман
является кадровым сотрудником иностранной спецслужбы. Еще в первую чеченскую
войну ФСБ и СВР начали искать подтверждения тому, что чеченский сепаратизм взращен
не столько Дудаевым или Басаевым, сколько зарубежными разведцентрами, а сама Чечня
является одной огромной резидентурой едва ли не всех разведок мира. Однако прямых
доказательств, кроме сомнительных радиоперехватов да "утечек" о переброске на Кавказ
иностранных наемников, пока не найдено. Впрочем, нет гарантии, что задержание Али
Йамана даст российской контрразведке какие-нибудь козыри - его причастность к
шпионажу в пользу Турции доказать почти невозможно. Как утверждают наши
источники, после того как пропагандистский потенциал задержания Йамана будет
исчерпан, его без лишнего шума попросту депортируют на родину.

И тем не менее вопрос, участвуют ли иностранные разведки в чеченской войне, остается
открытым. За комментариями мы обратились к профессионалам спецслужб - в недавнем
прошлом высокопоставленным офицерам отечественной внешней разведки. Выяснилось
много интересного.

Кому война, а шпиону - мать родна

Начнем с того, что по канонам и спецслужб, и дипломатов "мятежные территории"
являются идеальным плацдармом как для осуществления разведдеятельности против
сопредельных государств, так и для проведения активной внешней политики. Ведь здесь
концентрируется масса ценной информации, на которую, как мухи на мед, и слетаются
сотрудники иностранных спецслужб. Не брезговала этими "плацдармами" и советская
разведка.

Так, в недалеком прошлом мы сами разыгрывали карту сепаратизма, поддерживая курдов.
А еще в 1947 году вооруженные отряды курдов под командованием муллы Мустафы
Барзани, отступая под натиском иранских войск, появились на территории Азербайджана.
Для переговоров с Барзани срочно вылетел Павел Судоплатов - главный диверсант СССР.
Из мемуаров Судоплатова известно, что "разработанный по поручению министра
госбезопасности Игнатьева план заключался в том, чтобы сформировать из курдов
специальную бригаду - полторы тысячи человек - для диверсионных операций на
Ближнем Востоке... В 40-50 годы наша цель заключалась в том, чтобы использовать
движение курдов в конфронтации с Западом. Идея создания Курдской республики
позволила нам проводить политику, направленную на ослабление британских и
американских позиций на Ближнем Востоке". И за прошедшие полвека в курдской
политике России мало что изменилось. Только теперь главным врагом курдов является не
Иран, а Турция. Так, в конце ноября 1999 года турецкое информагентство "Анатолия"
сообщило, что турецкие спецслужбы арестовали командира Курдской рабочей партии
Кемиля Байика. Его обвинили в том, что он использовал контакты в России для покупки
оружия и амуниции для продолжения вооруженной борьбы против Турции. А чего стоят
"невероятные приключения Оджалана в России" - лидер курдов, как выяснилось,
скрывался одно время в подмосковном Одинцово. Не удивительно, что поддержкой
курдов Россия добилась только того, что теперь турецкие спецслужбы начинают
поддерживать чеченских сепаратистов.

Как утверждают аналитики спецслужб, стоит обратить внимание на опыт, который
приобрели турки в борьбе с терроризмом, пусть и с нашей "помощью". Особенно в поиске
международных террористов. Ведь после того, как военная фаза операции в Чечне
закончится, Службе внешней разведки, возможно, придется гоняться за Басаевым и
Хаттабом по всему миру, также как МИТ (турецкая разведка) гонялась за Оджаланом.

Гнев Андропова

Во времена Советского Союза функции защиты от проникновения террористов на
территорию страны выполняли два подразделения. Первое входило в "Пятое управление"
КГБ, действующее на территории СССР. А второе работало в рамках "Управления К"
(внешней контрразведки) Первого главного управления (ПГУ) КГБ и отвечало за
отслеживание террористов за рубежом и недопущение их в Союз. Ныне ПГУ
преобразовано в Службу внешней разведки. В начале 80-х антитеррористическое
подразделение в "Управлении К" возглавлял ВИКТОР БУДАНОВ, в 1991 году генерал-
майором вышедший в отставку в ранге начальника одного из управлений СВР.

"Мы занимались отслеживанием деятельности террористов, - рассказывает Буданов. - В
моем подразделении работало меньше десяти человек - впрочем, тогда и проблема
терроризма так остро не стояла. Выезжали за рубеж. Например, мне пришлось побывать в
Сирии по проблеме "Братьев-мусульман" - экстремистской исламской организации. А
проникновением в террористические организации занимались американцы, французы,
немцы, израильтяне. Как для разложения изнутри (так французы и немцы уничтожили
организацию знаменитого международного террориста Карлоса по кличке Шакал), так и
для использования их в информационных целях. У нас тоже была мысль заняться
агентурной работой в таких организациях для получения упреждающей информации о
готовящихся акциях. Мы даже отправили "бумагу" с таким предложением на имя
Андропова. И тот ее в довольно резко форме завернул. Андропов аргументировал отказ
тем, что если мы начнем вербовать террористов, то можем получить обвинения в
поддержке террористических организаций. Действительно, нас обвиняли в том, что мы
поддерживали АНК, курдов, палестинские организации, но никогда - в поддержке ИРА,
басков или "Братьев-мусульман". Хотя был один случай, когда англичане задержали
корабль с контрабандой оружия советского производства, которое чехи предназначали
ирландцам... Кстати, еще в 1984 году у нас были секретные контакты с ЦРУ как раз по
защите наших общих интересов от террористов. Тогда это касалось деятельности широко
известной организации "Хезболлах". Дело в том, что в 1983 году это движение похитило
нескольких американцев в Ливане, в том числе и резидента ЦРУ Уильяма Бакли.
Несколько позднее эта организация захватила в заложники двух сотрудников нашей
внешней разведки, которых потом удалось освободить".

Лингвисты из ЦРУ

Как считают наши собеседники, хотя советская система антитерроризма сегодня,
безусловно, устарела, но в тех условиях она была достаточно эффективной, в том числе и
для того, чтобы отсекать попытки проникновения иностранных разведок в потенциальные
горячие точки национальных конфликтов. При этом эксперты утверждают, что
пристальное внимание к Северному Кавказу "чужие" спецслужбы проявляли еще задолго
до распада СССР.

Полковник ОЛЕГ НЕЧИПОРЕНКО на рубеже 70-80-х годов возглавлял один из отделов
Управления внешней контрразведки Первого главного управления КГБ. В его задачи
входило недопущение проникновения международных террористов на территорию СССР.
"Я помню, - говорит он, - что еще в 60-е годы ЦРУ проявляло большой интерес к
Северному Кавказу и его национальным проблемам. Американцы работали по этим темам
в рамках "проектов изучения национальных меньшинств" - проводили якобы
социологические исследования. "Крышей" для таких программ являлся так называемый
"Летний лингвистический институт". Он имел центры во многих странах, в том числе в
Латинской Америке. Когда я был в Мексике, по Латинской Америке прокатилось
несколько громких скандалов вокруг этого института и его связей с ЦРУ. Его сотрудников
даже выдворили из Перу. Люди из этого "института" как раз и стремились попасть на
Северный Кавказ. В частности, один из его видных сотрудников в конце 60-х рвался
приехать в Союз под предлогом изучения диалектов Дагестана. Мы его пустили, но
информацию о нем передали во внутреннюю контрразведку. И в результате во время его
пребывания в Дагестане КГБ получил подтверждения, что он выполнял задания ЦРУ. А
недостатками "антитеррора по-советски" я прежде всего считаю боязнь агентурного
внедрения в террористические организации. Мы вышли на Андропова с таким
предложением как раз в то время, когда международный террорист Карлос был проездом
в Москве. И мы предложили провести с ним переговоры - заключить как бы "пакт о
ненападении". Но Андропов отказал. Он запретил нам даже проводить встречи с
разведками социалистических стран по вопросам терроризма, так как знал, что немцы,
чехи и другие внедрялись в террористические организации, а наше руководство очень
опасались компрометации. В этих условиях информацию о террористах мы добывали
через наши источники в иностранных спецслужбах. Ведь вакуума не бывает,
террористические группы всегда находятся в поле внимания какой-нибудь спецслужбы.
Например, "антикастровцами" занимались как ФБР, так и ЦРУ. Но цэрэушники
стремились их использовать для своих целей, а ФБР - в целях предупреждения их
возможных акций на территории США".

Чеченец Николсон

Между тем можно предположить, что метод добывания информации о террористах через
"кротов" (перевербованных сотрудников иностранных спецслужб) СВР держит на
вооружении и сейчас. К примеру, вскоре после завершения первой чеченской кампании,
16 ноября 1996 года, по обвинению в шпионаже в пользу России был арестован сотрудник
ЦРУ Гарольд Николсон. 46-летний Николсон был обвинен в передаче секретных
документов ЦРУ агентам СВР. На его банковском счете были обнаружены 120 тысяч
долларов, происхождение которых он не смог объяснить. Но арестовали Николсона
прежде всего потому, что он слишком настойчиво интересовался тем, что делает ЦРУ в
Чечне. Незадолго до этого, в марте 1996 года, представитель СВР официально запросил в
ФБР информацию о чеченском терроризме. А в апреле 1996 года Николсон приехал в
штаб-квартиру ЦРУ и попытался получить данные по Чечне для "тренировочного
задания". Но никаких тренировок ЦРУ по чеченским материалам не планировалось, и
Николсон попал под подозрение. В июле он вновь проявил интерес к чеченским
материалам. По компьютеру ЦРУ ФБР выяснило, что Николсон сделал множество
электронных запросов по ключевому слову "Чечня" и пытался получить доступ к другим
информационным базам ЦРУ. На этом его карьера закончилась.

Похоже, что во вторую чеченскую войну российская разведка пошла по тому же пути. В
декабре прошлого года в американской печати появились сведения со ссылкой на
Госдепартамент, что акценты в разведывательной деятельности России в США
переместились с экономической и технической информации на отслеживание позиции
Америки по чеченскому конфликту. И это не случайно. Как утверждают независимые
эксперты, сегодня СВР придется все настойчивее наращивать усилия в борьбе с
терроризмом прежде всего потому, что ее главный конкурент - ЦРУ - как раз собирается
заняться тем же, а значит, и расширять шпионскую сеть на Северном Кавказе.
Подтверждением тому служит, например, такой факт: 29 декабря 1999 года бывший
директор ЦРУ Джеймс Вулси заявил о том, что эффективность работы ЦРУ против
террористических организаций сильно страдает от собственных правил ЦРУ. По мнению
Вулси, Клинтон должен отменить инструкцию, принятую в конце 1995 года, которая
запрещает вербовку иностранцев в качестве осведомителей, так как это "нарушает права
человека"...

Как заявил нам бывший начальник Первого Главного управления КГБ СССР Леонид
Шебаршин, все это указывает на то, что в отрядах чеченских боевиков и сегодня есть
люди, связанные с американской, турецкой, английской разведками.

Может быть, и есть. Но вряд ли могут быть сомнения в том, что это следствие, а не
причина очередной чеченской войны.
 

Говорить об исламском терроризме недопустимо, утверждает генерал-лейтенант
ЛЕОНИД ШЕБАРШИН, бывший начальник Первого Главного управления КГБ СССР
(ныне Служба внешней разведки), в беседе с корреспондентом "Сегодня" АНДРЕЕМ
СОЛДАТОВЫМ. В 1989-1991 гг. Шебаршин работал в Пакистане, Индии, Иране,
Афганистане.
- Тезис об исламском терроризме и вообще об исламской угрозе нам
подсовывают извне. На самом деле ислам, а скорее арабский национализм, опасен только
одной стране мира - Израилю.
- А как же угроза создания исламского государства?
- Единое исламское государство - это миф. Между мусульманскими странами больше
различий, чем между европейскими.
- Тогда кто поддерживает чеченцев извне, если не братья по вере? Есть к тому же
указания на то, что в этом конфликте участвуют разведки других государств.
- Трудно допустить, что спецслужбы направляют деятельность
боевиков. Ведь контролировать такие организации практически невозможно. Царская
охранка имела агентуру в террористических организациях и пыталась их контролировать.
Как мы знаем, ничего из этого не вышло. Это не удавалось и американцам. К примеру, в
Афганистане часть "стингеров" мы и военная разведка купили на следующий день после
того, как это новое оружие поступило к моджахедам. А несколько лет назад, насколько я
знаю, уже сами Соединенные Штаты объявили, что с удовольствием выкупят "стингеры".
Правда, я не знаю, чем кончилась эта затея.
- Тогда как именно спецслужбы участвуют в таких конфликтах?
- Степень участия иностранных спецслужб может быть разной.
Первое: они должны осуществлять сбор информации с мест. Поэтому сейчас турки и
американцы с территории Турции и Персидского залива контролируют эфир над Чечней.
Второе: материальная помощь. К примеру, благотворительное общество "Катар", ныне
активно помогающее боевикам, я помню еще по Афганистану, где оно оказывало помощь
моджахедам. Однако спецслужбы предпочитают давать террористам не деньги, а
расплачиваться оружием. Все понимают, что "живые" доллары, попав в руки какому-
нибудь непримиримому горцу, могут быстро превратиться в замок где-нибудь в Южной
Франции. И, наконец, третье: непосредственное вмешательство. Не думаю, что сегодня в
Чечне много эмиссаров иностранных разведок - тогда были бы живые свидетели. Скорее
всего, сейчас вмешательство носит опосредованный характер через исламистские организации.

0

27

Из Эстонии выслан дипломат Андреев

В апреле 1996 года МИД Эстонии принял решение о высылке из страны экономического советника посольства России в Эстонии Сергея Андреева - за "деятельность, не совместимую со статусом дипломата".  По словам министра иностранных дел Эстонии Сийма Калласа, эстонская полиция безопасности КАПО давно следила за г-ном Андреевым, ранее высланным из Финляндии за подобную деятельность. Как только КАПО зафиксировала на пленку факт передачи секретной документации от агента, завербованного российскими спецслужбами еще год назад, МИД Эстонии принял решение о высылке дипломата.

В Таллине не хотели раздувать скандала и собирались выслать г-на Андреева без огласки. Как сообщил канцлер эстонского МИДа Индрек Таранд, МИДы Эстонии и России договорились об отправке 'проколовшегося' дипломата домой в первых числах мая. Однако сразу после этого российский МИД неожиданно изменил позицию и 'сыграл на опережение', громогласно заявив о высылке из Москвы второго секретаря консульского отдела посольства Эстонии Арго Кююнемяэ.

Что же касается Сергея Андреева, то, как выяснилось, документы, содержащие 'военно-политическую тайну', российский дипломат получил от советника председателя парламентской комиссии по иностранным делам Тыну Рандла. 'Изменник', однако, до сих пор не арестован: он заявляет, что действовал по заданию КАПО, в результате чего все его встречи с Андреевым и оказались зафиксированными на пленку. По словам Рандла, 'операцией по выявлению офицера российской разведки' лично руководил заместитель директора полиции безопасности Мати Ээрик. Г-н Рандла не сомневался, что КАПО снимет с него обвинения в измене, однако не тут-то было. Вместо этого заместитель директора КАПО г-н Ээрик порекомендовал ему на время выехать из страны, чем 'агент и не преминул воспользоваться, перебравшись с семьей в Финляндию'.  Удрученный всем происшедшим, г-н Рандла полагает, что контрразведка цинично использовала его для разоблачения российского шпиона, а затем бросила на произвол судьбы.
В самой полиции безопасности на вопрос о том, сотрудничал Рандла с ними или нет, предпочитают отмалчиваться.

0

28

15.05.1996
"Шпионский скандал" в прибалтийских тонах
Мартин ШАККУМ, первый вице-президент Международного фонда экономических и
социальных реформ, доктор политологии

Две недели назад МИД Эстонии решил выслать из страны экономического советника
российского посольства Сергея Андреева.
По имеющейся информации, эта высылка была "запланированной" и согласованной с
Россией, поскольку речь шла о явно "проколовшемся" дипломате, к тому же
введенном в заблуждение эстонскими спецслужбами. Но российская сторона внезапно
по-своему воспользовалась этой ситуацией и превентивно выслала из страны
второго секретаря консульского отдела эстонского посольства Арго Кююнемяэ. Цель
наших властей была очевидна - подогреть российско-эстонские отношения в
преддверии выборов и предстать перед общественностью в роли защитника
национальных интересов России. Немудрено, что эстонцы ответили арестом одного
из лидеров русской общины, председателя Союза российских граждан Юрия Мишина.
Вспомним, как упорно нам навязывался образ "маленьких, свободолюбивых народов,
мечтающих вырваться из-под советского гнета и строить демократическое
общество". Вспомним, как нас звали на демонстрации "за нашу и вашу свободу". В
результате россияне перестали чувствовать всю остроту русского вопроса в
Прибалтике, упорно отказывались верить информации о дискриминации. Да и многих
русских, наивно веривших в "демократию", тогда можно было привлечь к участию в
национальном движении прибалтийских народов. Благодаря их поддержке прибалтам
удалось обеспечить большинство голосов на референдумах по вопросу о
государственной независимости. Русскими попользовались, а в парламентских
выборах большинству из них участвовать уже не пришлось, их исключили из
политической жизни. Эстонцы и латыши действительно стали строить демократию, но
только для себя, этакую своеобразную этнократическую демократию, политический
строй для избранной части населения, для граждан первого сорта. На этом фоне
произошел отход от политики многих "народнофронтовских" деятелей
"романтического" периода, на смену которым пришли радикальные националисты и
прагматики, все - заинтересованные в дальнейшем опускании русского населения.
В России прибалтийская тема снова сегодня стала картой в политической игре. Но
уже в прошлом те времена, когда защита русских была козырем национал-патриотической оппозиции.
Сейчас эту карту пытается разыграть Кремль.
С некоторых пор российские власти нашли в маленьких прибалтийских государствах
удобный объект для показной демонстрации мускулов. Именно с резких слов в адрес
прибалтийских властей начинал свое явно запоздалое возвращение в лоно политики
национальных интересов А.Козырев. Уступая в других, не менее важных частях
света, отыгрывалось на Прибалтике российское руководство, показывая избирателям
свою якобы заботу о национальных интересах страны и перехватывая лозунги
оппозиции о защите русских в ближнем зарубежье. Но можно ли доверять людям,
которые в свое время сделали все возможное для того, чтобы максимально
облегчить прибалтам выход из состава СССР, ни слова не сказав о гарантиях для
русского населения? К тому же все заявления по поводу ситуации в Прибалтике
остались пустыми декларациями, ничего реального сделано не было.
...Урок из "шпионской истории" один. Проблема русских в Прибалтике несомненно
существует и должна быть одной из приоритетных в российской внешней политике.
Мы не можем бросить своих соотечественников на произвол судьбы и должны наконец
возвысить голос и призвать эстонскую и латвийскую стороны уважать их
гражданские права (русским в Литве повезло, что их там оказалось немного; по
этой причине власти "даровали" им гражданские права). У нас есть хороший рычаг
давления через принятие русскими в этих странах российского гражданства,
которое должно перестать быть пустым звуком и стать гарантией защиты русских за
рубежом, предметом гордости. Но нельзя разыгрывать эту карту в предвыборной
игре, как это делают российские власти, нельзя ставить священные вопросы защиты
соотечественников в зависимость от политической конъюнктуры. Позиция России
должна, наконец, стать принципиальной, должна быть выработана определенная
модель поведения с прибалтийскими государствами, с тем чтобы каждый русский мог
в них чувствовать себя спокойно, под покровительством своей исторической родины
- России. Для этого у нас есть экономические рычаги (заинтересованность
прибалтов в транзите российских грузов и торговле России через их порты,
активные позиции русских в местном бизнесе, возможности для интенсивных
торговых отношений, включая заинтересованность прибалтов в рынках сбыта своих
товаров) и политические рычаги (консолидация русского населения, создание ими
своих партий и движений, их борьба за гражданские права, лоббирование
российских интересов в международных организациях - Совете Европы, Совете
государств Балтийского моря, который только что успешно прошел в шведском
городе Висбю). Надо пользоваться всеми этими рычагами, а не устраивать
демонстративные скандалы.
Эффект будет куда большим.

0

29

ФСБ против Никитина

Дело против Александра Никитина, капитана 1-го ранга в отставке, эксперта норвежского общественного движения "Беллуна" было заведено УФСБ по Санкт-Петербургу 5 октября 1995 года. В тот же день сотрудники ФСБ провели обыск в российской штаб-квартире Bellona, в Мурманске, Северодвинске и Санкт-Петербурге, изъяли дискеты, компьютеры, документы и другое имущество экологов. У некоторых из них провели обыски на дому, многих вызывали на допросы.

В ноябре того же года ФСБ конфисковала загранпаспорт Никитина и несколько раз допрашивала его в связи с публикациями отчетов экологов о загрязнении северо-востока Европы ядерными отходами Северного флота. 20 ноября выяснилось, что государственная тайна содержалась и в первой версии доклада Bellona об источниках радиоактивного загрязнения в Мурманской и Архангельской областях (по этому проекту работал и Александр Никитин).

6 февраля 1996 года Никитин был заключен под стражу. Он обвинялся в измене родине и разглашении государственной тайны за участие в составлении доклада объединения "Беллона": "Северный флот - потенциальный риск радиоактивного загрязнения региона". В его квартире провели обыск, арестовали имущество. Следователь, ведущий дело Никитина, отказался представиться сотрудникам пресс-службы Социально-экологического союза (СоЭС), заявив, что проводит следственные действия и никто не имеет права мешать ему. Вместе в женой и дочерью Александр Никитин собирался эмигрировать в Канаду. Он уже получил официальный иммиграционный статус в посольстве этого государства.

Узнав об аресте Никитиная, Bellona начала действовать. Экологи сообщили о случившемся всем известным им экологическим группам и правозащитным организациям России. В защиту Александра Никитина выступил Правозащитный центр "Мемориал", СоЭС, экологи США и многие другие.

Никитин был освобожден только в декабре 1996 года по личному распоряжению Генерального прокурора РФ. 29 октября 1999 года Городской суд Санкт-Петербурга оправдал Никитина по всем пунктам обвинения. 17 апреля 2000 года оправдательный приговор был оставлен в силе Верховным судом РФ.

13 сентября 2000 года Верховный суд Российской Федерации решил протест Генеральной прокуратуры оставить без удовлетворения. Решение

Президиума Верховного суда окончательное и обжалованию не подлежит.

0

30

Секретные материалы (Санкт-Петербург)
02.10.2000
  ДЕЛО АЛЕКСАНДРА НИКИТИНА ОПРАВДАННЫЙ "ШПИОН"

Тринадцатого сентября этого года в зале Верховного суда Российской Федерации
прозвучали слова, которых почти пять лет ждали экологи и правозащитники многих
стран мира:

- Протест Генеральной прокуратуры оставить без удовлетворения. Решение
Президиума Верховного суда окончательное и обжалованию не подлежит.

Так закончилось длившееся более пяти лет дело Александра Никитина. Того самого,
которого одни считали шпионом, а другие - экологом и правозащитником. Его
обвиняли в том, что в докладе экологической организации "Беллуна" бывший
подводник изложил закрытые данные об авариях советских атомных подводных лодок.

В связи с гибелью "Курска" дело Никитина видится в новом свете.

ДЛЯ СПРАВКИ. Александр Константинович Никитин, капитан 1-го ранга запаса,
эксперт норвежского экологического объединения "Беллуна", был арестован 6
февраля 1996 года сотрудниками санкт-петербургского управления ФСБ и обвинен в
измене Родине в форме шпионажа и разглашении государственной тайны. Просидел в
следственном изоляторе ФСБ десять месяцев и восемь дней. Выпущен на свободу под
подписку о невыезде 14 декабря 1996года. Организацией "Международная амнистия"
был объявлен узником совести. За те годы, что длились
следствие и судебные процессы, получил семь международных премий. 29 декабря
1999 года по приговору городского суда Санкт-Петербурга был признан невиновным
по всем статьям обвинения. Дело Никитина пять раз рассматривалось в Верховном
суде России.

Окончательно оправдан 13 сентября этого года решением судебной коллегии
Верховного суда.

АВАРИИ, КОТОРЫХ МОГЛО НЕ БЫТЬ

Проблемой аварий на атомных подводных лодках я всерьез заинтересовался в марте
1993 года, когда, работая в газете "Час пик", побывал на пресс-конференции
благотворительного общества "Памяти погибшей лодки "Комсомолец"".

Им много лет руководит вице-адмирал в отставке, Герой Советского Союза Евгений
Чернов. И на этой пресс-конференции один за другим вставали офицеры и говорили:

- Я с погибшей лодки, наши ребята отдали свои жизни за Отчизну. И если была бы
сказана правда, проанализированы причины предыдущих аварий, не погиб бы
"Комсомолец". Флоту нужна правда, нужен честный, объективный анализ аваpий и
катастроф. Не скажем правды, скроем - снова будут гибнуть наши братья, сыновья,
внуки. Замалчивать, засекречивать катастрофы - преступление перед Россией.

У меня побежали мурашки по спине. Журналисты меня поймут. Пришло понимание - от
нас скрывают целую Атлантиду информации, скрывают правду о том, как погибали
субмарины и их экипажи.

Мой материал назывался "Подводные лодки всплывают из забвения". И в нем
перечислялись многие аварии и катастрофы дизельных и атомных подлодок.

После публикации ко мне пришли Евгений Чернов и капитан первого ранга Николай
Суворов. Он командовал К-429, потерпевшей аварию 23 июня 1983 года на Камчатке.
Тогда погибло 16 человек. А послал К-429 в море контр-адмирал Олег Ерофеев.
Лодка была неисправной, вдень выхода на нее согнали служивых из пяти экипажей.
Торпедные стрельбы были незапланированными, просто Ерофееву, видимо, приспичило
проводить их в июне. А должны они были быть в октябре. Суворов пытался
сопротивляться выходу в море, но его сломали железным доводом:

- Ты ждешь перевода в Военно-морскую академию? А в плавучую казарму не хочешь
пойти командиром? А партбилет не хочешь положить на стол?

И капраз Суворов вышел в море. И через полтора года после аварии ему дали десять
лет тюрьмы. За ошибку в кораблевождении.

Материал об этой тяжелейшей аварии вышел в "Часе пик" в июне 1993 года. Он
назывался "К-429 послали на смерть". А потом я написал материал о том, как и
почему погиб "Комсомолец". Технически неисправную лодку послали в море с
экипажем, который девять месяцев не был на субмарине. Такой экипаж на пушечный
выстрел нельзя было подпускать к уникальной лодке. В гибели К-278, на мой
взгляд, виноват бывший командующий Северным флотом адмирал Олег Ерофеев. И еще
целый ряд офицеров.

Уголовное дело заморожено. Ерофеев ушел от ответственности за гибель К-429, он
до сих пор не наказан за катастрофу

"Комсомольца", во время которой погибло 42 человека. Когда лодка уходила на дно,
молоденькие матросы кричали, бросаясь в ледяную воду:

- Дяденьки, спасите, не умею плавать! И, захлебываясь, тонули. Мы и это должны
засекретить, забыть, простить?

Я ждал, что адмирал Ерофеев подаст на меня в суд после этих публикаций. Но он
словно воды морской набрал в рот. В суд он подал только после публикации моего
материла "Дело Александра Никитина: ФСБ решило заткнуть рот экологам". Сужусь с
ним до сих пор. Очередное заседание городского суда состоится второго ноября.

В НАЧАЛЕ СЛАВНЫХ ДЕЛ

Храню в памяти каждый час дня 7 февраля 1996 года, когда в редакцию пришел факс
из пресс-службы санкт-петербургского управления ФСБ, в котором чеканными фразами
значилось: "Александр Никитин арестован 6 февраля, обвиняется в измене Родине в
форме шпионажа, раз глашении гостайны, нанес ущерб обороноспособности России". Я
стал обрывать телефоны пресс-службы ФСБ. Молчание. Стал звонить в пресс-службу
Северного флота. Молчание. В "Беллуну". Непробиться.

Стали обсуждать проблему с коллегами, и один из них рассказал, что есть такой
справочник "Джейнс". В нем публикуются все данные по ВМФ всех стран мира.
Абсолютно открытое издание, которое распространяется по подписке. Долгое время
он был доступен и у нас. А в начале восьмидесятых его вдруг закрыли грифом "Для
служебного пользования". Полнейшая чушь- сделал заключение коллега.

Первый закон экологии говорит - все связано со всем. Тринадцатого сентября года
нынешнего заместитель Генерального прокурора России Сабир Кехлеров цеплялся за
этот справочник, как за последнюю соломинку. Мол, адвокаты в судебном заседании
представили в качестве доказательства невиновности Никитина этот справочник без
перевода, поэтому надо снова возобновить следствие. На что адвокат Юрий Шмидт
возразил:

- Дело Никитина четыре раза было в Генпрокуратуре, за четы ре с лишним года
можно было перевести справочник на суахили, а потом на китайский. Кто вам мешал
это сделать? А перевод на русский мы давно представили.

ЭКОЛОГИ - ШПИОНЫ!

Владимир Путин еще не был президентом, когда на страницах "Комсомольской правды"
высказался о виновности Александра Никитина, а о деятельности отечественных
экологических организаций отозвался так: многие из них служат "крышей" для
иностранных спецслужб. Фактически он дал наследникам Дзержинского четкую
директиву.

И тем не менее совсем недавно, 17 апреля этого года, в крохотном зале Верховного
суда судья зачитывал решение:

"Судебная коллегия Верховного суда Российской Федерации определила приговор
Санкт-Петербургского городского суда от 29 декабря 1999 года в отношении
Никитина А. К. оставить без изменений, а кассационный протест прокуратуры
оставить без удовлетворения". К Александру бросились знакомые и друзья, он
обнимался со Шмидтом, его тормошили вопросами журналисты, а я подобрался с
диктофоном к представителю Генеральной прокуратуры Илье Ерохину и спросил: -
Ваше мнение о решении суда?

- Вот когда я прочитаю текст, тогда у меня и будет мнение, - буркнул Ерохин. -
Дело Никитина еще не закончилось! Мы сначала внимательно посмотрим текст
определения, сравним его со всеми документами, которые есть, и после этого будем
определяться - стоит вносить протест в порядке надзора или нет.

А тем временем улыбающийся Александр
Никитин вместе с довольными адвокатами вышел из здания Верховного суда, они не
скупились на интервью. Конечно, Никитина спросили, а что будет, если Ген
прокуратура все же внесет протест?

- Это будет неразумным решением, потому что этот шаг станет абсолютно
бесполезным. То определение, которое сегодня вынесено, совершенно законно, и
вряд ли Президиум Верховного суда сможет что-либо изменить, - ответил он.

В тот день всем, кто защищал ставшего известным эколога, казалось, что этот
мучительный судебный процесс наконец завершился.

Но прошли многие дни, пока не пришел день тринадцатого сентября, поставивший
точку в этом процессе.

ШПИОНОМ МОГУТ ОБЪЯВИТЬ ЛЮБОГО

Все связано со всем. Как забыть седьмое декабря прошлого года, когда на процессе
по делу Никитина, который проходил в городском суде, выступал эксперт Лейкин.
Его привлекали следователи ФСБ для определения - разгласил Никитин гостайну или
нет. На вопрос судьи Сергея Гольца, знает ли эксперт статью 7 Закона о
государственной тайне, в которой говорится о том, что все аварии и катастрофы,
которые причинили ущерб окружающей среде или угрожали жизни и здоровью граждан,
не должны секретиться, а лица, виновные в таком засекречивании, подлежат
ответственности вплоть до уголовной, Лейкин доложил по-военному четко:

- Все законы офицерам объявляет. министр обороны. Необъявленных министром
законов просто не существует!

А пятнадцатого декабря в суде выступал эксперт 8-го управления Генштаба
МО товарищ Романов. Он объяснил, что разглашенная гостайна (например, в газетной
публикации) продолжает оставаться гостайной до тех пор, пока ее официально не
рассекретят.

В результате - любой, кто процитировал даже открытый источник, может
подвергнуться уголовному преследованию, если Минобороны определит, что в нем
содержалась гостайна. Вопрос о том, будет ли человек привлекаться или нет,
решаетя в произвольном порядке.

0