Форум В шутку и всерьёз

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум В шутку и всерьёз » Личности » Леонид Брежнев


Леонид Брежнев

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Мистический кот из Тибета был единственным преданным телохранителем генсека

http://s017.radikal.ru/i415/1112/d4/4355b0ba1ba4.jpg
Леонид Брежнев и Индира Ганди во главе российско-индийской делегации.
Фото РИА Новости

Испокон веков так повелось на Руси: царь при жизни был либо иконой, либо никем. Среднего, полутонов быть не могло. Но будь доморощенные вожди хоть иконой, хоть никем – все равно в нас очень живуче любопытство к их слабостям. И всяк из нас не прочь поглядеть на эти слабости сквозь замочную скважину. И вот когда внимательнее всмотришься в наших вождей – батюшки святы! Да у них, оказывается, было не только «белое» и «черное», у них были и «полутона». И не только всепоглощающие страсти, но и мелкие пристрастия. И не только всепобеждающая вера, но и житейские суеверия. И не только сильная воля, но и тщедушное безволие.

ВСТРЕЧА С ДАЛАЙ-ЛАМОЙ

В течение последующих пяти лет после прихода Брежнева к власти в 1964 году Индира Ганди, премьер-министр Индии, не одиножды посещала СССР. Каждый раз в конце своего визита она неизменно задавала один и тот же вопрос: когда Леонид Ильич нанесет ответный визит, который пойдет на пользу дружбе двух великих народов. И наконец, Генеральный решился. В первых числах января 1969 года состоялся его первый официальный визит в Индию. Брежнев до глубины души был тронут оказанным приемом. Так, как встречали его, встречают только истинных друзей.

На одном из приемов во дворце Индиры Ганди Чрезвычайный и Полномочный Посол Советского Союза в Дели Михаил Пегов показал Леониду Ильичу невзрачного, маленького роста человечка неопределенного возраста. Пояснил, что последний – первосвященник ламаистской церкви в Тибете Далай-лама в изгнании, которого приютила у себя Индира Ганди. О нем ходят легенды по всей Юго-Восточной Азии.

Например, он в совершенстве владеет гипнозом. Вводя людей, страдающих астмой, язвой желудка и сердечными заболеваниями в гипнотический транс, он за пару сеансов излечивает их навсегда от этих недугов. Может по запаху купюры определить ее номинал. Читает книги с завязанными глазами, прикасаясь к тексту кончиками пальцев. И что уж самое невероятное – во время упражнений йогой Далай-лама способен отрываться от поверхности земли и в течение нескольких мгновений парить в воздухе!

Брежнев крайне заинтересовался рассказом посла и попросил представить его тибетцу. Когда их руки сомкнулись в рукопожатии, первосвященник долго не отпускал ладонь Леонида Ильича, а затем через переводчика сообщил, что высокий гость 13 лет назад перенес инфаркт, да и вообще, у него есть проблемы с сердцем, которые в будущем серьезно осложнят ему жизнь.

«Ну надо же! – воскликнул Леонид Ильич в состоянии крайнего возбуждения, – действительно, в 1956 году, будучи 2-м секретарем ЦК Компартии Казахстана, я перенес инфаркт! Это было ровно 13 лет назад. Да и сейчас сердчишко нет-нет, да и пошаливает. Ну-ка, ну-ка, пусть продолжает этот ясновидящий!».

«Судя по рисунку линий на ладони моего гостя, – продолжал первосвященник, – его в ближайшем будущем подстерегают смертельные опасности». «Наверно, самолет, на котором я буду возвращаться домой, потерпит крушение», – в шутку сказал Леонид Ильич. Далай-лама, вперив пронзительный взгляд в зрачки собеседника, внимательно выслушал перевод и ответил, что со смертельной опасностью Брежнев встретится не в небе, а на земле. И не раз.

После этого первосвященник сделал знак переводчику наклониться и что-то прошептал ему на ухо. «Господин Генеральный секретарь, – с пафосом произнес переводчик. – Его Святейшество Далай-лама спрашивает, не соблаговолите ли вы принять от него некое существо, которое наделено даром провидения. В будущем оно сможет уберечь вас от многих напастей». «Отчего ж не принять, – Леонид Ильич тряхнул роскошной шевелюрой. – Из рук такого человека и яд принять – святое дело. Приму обязательно!».

ОХРАННЫЙ ТАЛИСМАН

Первосвященник что-то сказал мальчику-монаху, и тот стремглав помчался к выходу. Через минуту он вернулся, двумя руками неся объемистую клетку, в которой сидел невероятных размеров пушистый черный кот, которого Леонид Ильич сначала принял за пантеру.

Далай-лама, тихо и ласково произнося какие-то слова, похожие на заклинания, поднес ладонь Брежнева к клетке, и кот принялся тщательно ее обнюхивать, время от времени поднимая свои огромные желтые глаза-блюдца то на Леонида Ильича, то на первосвященника.

Закончив ознакомление с ладонью Брежнева, кот выгнул спину и, подойдя к дверце, стал скрести ее когтями. Мальчик-монах открыл клетку, и животное с неожиданной для его размеров грацией спрыгнуло на пол. Помахивая хвостом, он уверенно сел у ног Брежнева. Едва посол попытался ближе придвинуться к Генеральному, как кот резко обернулся в его сторону и предостерегающе зашипел.

Первосвященник широко заулыбался, одобрительно закивал головой и произнес длинную тираду. «Господин Генеральный секретарь, – начал переводчик. – Его Святейшество сказали, судя по поведению кота, который не только признал в вас своего нового хозяина, но и сразу приступил к охранным обязанностям, Далай-лама считает, что нисколько не ошибся в своем выборе. В последующем, господин Генеральный секретарь, имейте в виду: если кот подойдет к вам и станет тереться о ваши ноги или вцепится зубами в штанину – это значит, он предупреждает вас о беде. Если вы намерены держать его у себя в доме, то кормить его следует только сырым мясом и только лично с ваших рук. Ваши биополя должны слиться воедино. Лишь в этом случае инстинкт самосохранения животного распространится на вас. Таким образом, при возникновении угрозы вашей жизни кот будет вести себя так, как если бы спасал свою».

«Вот те на! – в сердцах воскликнул Леонид Ильич. – А если мне придется на неделю уехать в заграничную командировку, тогда что? Голодом морить животное прикажете?». Переводчик огласил мнение Далай-ламы: «Его Святейшество считают, что кот не будет для вас обузой в поездках – не тяготит же вас в пути личная зубная щетка. Считайте, что кот – это ваш охранный талисман, он неотлучно должен находиться при вас, в противном случае он утратит свой дар провидения и станет лишь частью домашнего интерьера. Вы не находите, что тогда весь ритуал дароприношения теряет смысл?»

«Очень убедительно сказано! – с восхищением произнес Брежнев. – Ему бы, Далай-ламе, у меня в ЦК отдел пропаганды возглавить. Я бы с его помощью всех империалистов в коммунистическую веру обратил. Стоп-стоп! – спохватившись, воскликнул Генеральный, обращаясь к переводчику. – Это переводить не надо!».

РЫСЬ В ЗАРЕЧЬЕ

На даче в Заречье, где большую часть года проживал Леонид Ильич с семьей, Ламе – так назвали кота в честь Далай-ламы – отвели целую комнату. Кот начал с того, что настороженно обошел два этажа дачи, затем вышел наружу для ознакомления с окрестностями.

Кот никого, кроме Леонида Ильича, к себе не подпускал. Единственное исключение он делал для младшего внука Брежнева, четырехлетнего Андрея. Ему он позволял не только ездить на себе верхом, но и, что уж совсем невероятно, – дергать за хвост. Со временем кот так привязался к мальчику, что сделал своим жилищем его комнату. Однако пищу – а это был, как правило, огромный кусок телятины с кровью – он принимал только из рук хозяина – Леонида Ильича.

Мясо Лама получал дважды – утром и вечером. Но, видимо, этого ему не всегда хватало, поэтому время от времени он устраивал «охотничьи рейды» по дачному участку. Как уж кот под снегом находил змеиные и кротовые норы – одному Богу известно. Охране же во время обхода территории оставалось лишь собирать трофеи – головы ужей, гадюк и кротов. Удивлению телохранителей и прислуги не было предела: оказывается, на даче процветал целый подземный террариум. Об этом можно было судить по количеству собранных змеиных голов: к концу зимы Лама съел около 20 змей!

Случались и курьезы. Однажды утром из заповедника Завидово, куда по традиции выезжал на охоту Леонид Ильич, в Заречье прибыл старший егерь Василий Петрович Щербаков. Двигаясь к дому, он вдруг заметил на краю расчищенной от снега дорожки свежую и довольно впечатляющую горку экскрементов (о том, что Брежнев привез из Индии кота, егерь не знал).

Профессионал высокого класса, Василий Петрович, конечно же, не мог оставить без внимания невесть откуда взявшиеся фекалии неизвестного происхождения. «Рысь, на участке была рысь! Сейчас же возьмите собак и вперед. Надо ее найти и уничтожить! В противном случае она может наделать таких бед – не отчитаешься!» – показывая кусок кошачьего дерьма, прокричал Щербаков телохранителю, сидевшему у входной двери.

Охранник заулыбался. «Успокойтесь, Василий Петрович, это не рысь, а кот, которого Леонид Ильич получил в подарок в Индии. Не волнуйтесь – все в порядке, лишних зверей в Заречье не наблюдается. А если бы даже и появились, кот их быстренько спровадил бы отсюда. Мы считаем, что в бригаде телохранителей появился еще один «боевой штык», вольнонаемный сотрудник без офицерского звания!».

ПРОРОЧЕСТВО СБЫЛОСЬ

22 января 1969 года вся Москва ликовала по поводу возвращения на Землю космонавтов Владимира Шаталова, Евгения Хрунова, Алексея Елисеева и Бориса Волынова. Десятки тысяч москвичей встречали героев на всем пути их следования из аэропорта «Внуково-2» до Кремля. Из радиотрансляторов, установленных на улицах, неслись голоса дикторов Гостелерадио, информировавших слушателей о передвижении космонавтов и правительственного кортежа. Странно, но дикторы почему-то не единожды сообщили и о том, что именно во второй машине находится Генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Ильич Брежнев.

Как только кавалькада правительственных «Чаек» подъехала к Боровицким воротам, из шеренги оцепления навстречу второй машине бросился некто в милицейской форме с пистолетами в обеих руках и открыл огонь на поражение. Однако атакующий не знал, что незадолго до подъезда к Кремлю в кортеже произошло перестроение, и из окна второй машины теперь выглядывал не Брежнев, а очень на него внешне похожий космонавт Георгий Береговой.

Как признали потом специалисты, перестроение и внешнее сходство с Береговым спасли жизнь Леониду Ильичу. Но он-то знал, кто был его истинным спасителем. Дело в том, что в день покушения Лама поднялся раньше обычного и стал скрестись в дверь спальни хозяина. Вопреки увещеваниям жены Леонида Ильича, Виктории Петровны, кот во что бы то ни стало намерен был прорваться внутрь. Когда же его, наконец, впустили, он тут же вспрыгнул на супружеское ложе Брежневых и, неотрывно глядя своими лунообразными желтыми глазищами на спящего Леонида Ильича, начал жалобно мяукать.

Все утро Лама ни на шаг не отходил от Брежнева, терся о его ноги и время от времени издавал жалобные звуки. Перед отъездом хозяина в Кремль кот стал буйствовать – хватал зубами и лапами его штанину, да так настойчиво, что его пришлось посадить на цепь.

Всю дорогу от аэропорта до Кремля Леонид Ильич недоумевал: что могло вывести из себя всегда спокойного и уравновешенного Ламу? Наконец, его осенило – он вспомнил наставления тибетского первосвященника. Отменный актер, Брежнев с напускным простодушием сказал сидящим напротив Алексею Косыгину и Николаю Подгорному: «А что это мы, товарищи, так рвемся вперед? Кого встречают люди, нас или космонавтов? А ну-ка, Николай (обращение к водителю), немедленно перестройся и стань в конце колонны!»

Так 22 января 1969 года Брежнев впервые воочию столкнулся с мистическим явлением – провидческим даром Ламы. Через некоторое время Леониду Ильичу представился еще один случай убедиться в предназначении Ламы оповещать его о смертельной опасности.

Через год произошел другой случай. Рабочий день Брежнева на даче в Заречье начинался в 8.30, когда он в сопровождении телохранителей выезжал в Кремль. 20 февраля 1970 года, ровно в 7.00, Лама вновь ворвался в спальню хозяина и стал тереться о его ноги, а при каждой попытке Брежнева выйти из помещения хватал его зубами за манжеты брюк. Леонид Ильич, вспомнив, что именно так вел себя кот в день покушения 22 января, решил проверить свои догадки и поэкспериментировать.

«Ребята, – заявил он «прикрепленным» телохранителям, торопящимся сдать смену другой бригаде, ожидавшей Генерального в Кремле. – Вы поезжайте, а я здесь поработаю еще с документами. А за мной пришлите ваших сменщиков». Слово охраняемого – приказ. Уехали без него. На трассе сбоку вылетела военная грузовая машина – солдатик за рулем не посмотрел влево. В итоге водитель правительственного «ЗИЛа», на котором должен был ехать Генеральный, от столкновения ушел, но машину развернуло и ударило о стоящий на обочине трейлер. В «ЗИЛе» находились шесть сотрудников, пятеро из них бодрствовали, поэтому сумели скоординироваться и уцелели, хотя и получили травмы различной степени тяжести: сломанные ребра, сотрясение мозга, ушибы, ссадины. Володе Егорову, который спал, сидя на месте отсутствующего «охраняемого», снесло полчерепа.

Когда о происшествии доложили по радиотелефону Брежневу, тот не раздумывая затребовал с кухни дополнительный кусок телятины с кровью для Ламы. Вслед за этим Леонид Ильич попросил дежурного телефониста соединить его с Индирой Ганди. Ничего не объясняя, попросил ее найти предлог и наградить Далай-ламу каким-нибудь достойным его статусу индийским орденом.

http://s017.radikal.ru/i418/1112/be/0dbc3b36a26f.jpg

КОТ БЫЛ ЧЕСТНЕЕ АНДРОПОВА

В 1971 году Брежнев окончательно уверовал в провидческий дар Ламы. В начале года он получил приглашение от президента Франции Жоржа Помпиду посетить страну с официальным визитом. Помощники и советники Брежнева стали готовить его к поездке. Оказалось, что не только они готовились к встрече двух глав государств. Недобитые прежним президентом Франции, генералом де Голлем, члены террористической организации ОАС, перешедшие на нелегальное положение в Алжире и Франции, задумали напомнить о себе двойным покушением на Помпиду и Брежнева.

Лама вел себя спокойно до тех пор, пока Леонид Ильич не собрался сесть в машину, которая должна была доставить его во «Внуково-2» для вылета в Париж. Кот тут же пришел в состояние крайней нервозности. Как это бывало и раньше, он зубами хватал Брежнева за манжеты штанин, буйствовал, а в промежутках вдруг затихал и неотрывно смотрел на хозяина своими огромными желтыми глазами. Леонид Ильич попытался успокоить Ламу. Увы! Тот даже не позволил надеть на себя ошейник, к которому привык, выезжая с Брежневым в заграничные поездки. Уже одно это обстоятельство заинтриговало и заставило Брежнева проявить повышенную бдительность.

Брежнев позвонил председателю КГБ Юрию Андропову и, ничего не объясняя, спросил, нет ли новых сведений из Франции. Андропов после секундной паузы сообщил, что получасом ранее получил от нашей внешней разведки сведения о готовящемся оасовцами покушении на Помпиду и на него, Генерального секретаря ЦК КПСС.

Брежнев, разумеется, отдал указание перенести поездку. Действительно, через два дня зачинщиков заговора арестовали, и французские газеты раструбили на весь свет, что на Брежнева и Помпиду готовилось покушение.

ПОТЕРЯ КРИТИЧЕСКОЙ ОЦЕНКИ

В середине 70-х годов Леонид Ильич по настоянию жены впервые поставил на заседании Политбюро вопрос о своей отставке. Однако «старики» Николай Тихонов, Михаил Соломенцев, Андрей Громыко и Константин Черненко не допустили этого: больной и немощный Брежнев был удобен. Они хором декламировали: «Да что вы, Леонид Ильич! Вы еще полны творческих сил. Не может быть и речи о вашем уходе на пенсию. Вы просто поменьше себя утруждайте. Мы сами будем на себя больше брать».

Однако Леонида Ильича такой поворот событий заставил призадуматься. Покушение в январе 1969 года, инцидент с Володей Егоровым, которому в аварии снесло полчерепа, заговор оасовцев в 1971-м. Все эти происшествия внушили Брежневу мысль о том, что за ним по пятам следует злой рок, уготовивший ему насильственную смерть. А единодушный отказ ветеранов Политбюро отпустить его на заслуженный отдых? Это что? Не свидетельство ли тому, что они держат его в качестве «живой мишени для отстрела»?

Не найдя объективных доказательств своим подозрениям, Леонид Ильич поделился ими с женой. Вердикт Виктории Петровны был резким и бескомпромиссным: «Да, Леня, надо уходить. Ты ведь ничего уже не можешь. А тем, кто еще что-то может, – ничего не нужно, кроме собственных кресел. Поэтому они тебя и держат. Возможно, как «живую мишень», а возможно, потому что очень боятся, чтобы кто-то из молодых, тот же Григорий Романов, не вырвался вперед, ведь тогда им всем придет конец. Уходи!»

Однако атеросклероз сосудов головного мозга и увлечение наркотическими средствами сделали Брежнева неполноценным не только физически, но и умственно. Он стал безвольной игрушкой в руках хитромудрых соратников из конклава – Политбюро, потеряв способность критически оценивать свои поступки.

Весной 1982 года произошли события, которые оказались для Леонида Ильича роковыми. Он отправился в Ташкент на празднества, посвященные вручению Узбекской ССР ордена Ленина. 23 марта 1982 года по программе визита Брежнев должен был посетить несколько объектов, в том числе авиационный завод. С утра после завтрака состоялся обмен мнениями с местным руководством, и все вместе решили, что программа достаточно насыщена и посещение завода будет утомительным для Леонида Ильича. Договорились туда не ехать, охрану сняли и перебросили на другой объект.

По словам личного телохранителя Леонида Ильича, Владимира Медведева, со всеми запрограммированными посещениями управились довольно быстро. Возвращаясь в резиденцию, Брежнев посмотрел на часы и обратился к первому секретарю ЦК Компартии Узбекистана Шарафу Рашидову: «Время до обеда еще есть. Мы обещали посетить завод. Люди готовились к встрече, собрались, ждут нас. Нехорошо. Возникнут вопросы. Пойдут разговоры. Надо ехать!»

Разговор зашел при подъезде к резиденции. Вмешался начальник охраны Брежнева, генерал Александр Рябенко: «Леонид Ильич, ехать на завод нельзя. Охрана снята. Чтобы ее вернуть, нужно время. Да и потом, мне докладывают из резиденции, что ваш питомец Лама просто с ума сошел, управы на него никакой, беснуется, не приведи Господь, покусал уже всех «прикрепленных».

Это был последний козырь Рябенко, он ничего не придумывал, сказал, как было, ибо для него уже не являлось секретом, что все встречи и визиты Брежнев осуществляет либо отменяет в зависимости от поведения тибетского кота накануне поездки.

Генеральный, уязвленный вторжением подчиненного в сферу его самых сокровенных тайн, жестко ответил: «Ты вот что. Возвращай охрану, а мой питомец – не твоя забота. О нем я позабочусь сам. На все про все даю 15 минут».

Как рассказывал в последующем полковник Котов, бывший начальник 2-го Управления Комитета госбезопасности Узбекской ССР, выйдя из машины, Брежнев с Рашидовым и телохранители двинулись к цеху сборки. Когда проходили под крылом почти готового самолета, народ на лесах также стал перемещаться. Леонид Ильич уже почти вышел из-под самолета, когда вдруг раздался жуткий скрежет. Стропила, окружавшие строящийся самолет, не выдержали, и огромная деревянная площадка – во всю длину самолета и шириной четыре метра – под неравномерной тяжестью перемещавшихся рабочих рухнула! Люди по наклонной покатились на делегацию. Брежнев и Рашидов, вместе с сопровождавшими, были накрыты рухнувшей площадкой и скатившимися с нее рабочими.

Леонид Ильич лежал на спине, рядом с ним Рашидов с разбитой головой. Тяжелая площадка, слава Богу, не успела никого раздавить. Генерал Рябенко, повинуясь какой-то внутренней инерции, взглянул на часы. Было 13 часов 23 минуты. Эти цифры он запомнил на всю жизнь. Телохранители с большим трудом подняли Генерального.

Ехать в больницу Брежнев отказался, и телохранители, усадив его на заднее сиденье правительственного «ЗИЛа», рванули в резиденцию. Думали как лучше, а оказалось, привезли шефа к новой для него трагедии. В 13 часов 23 минуты Лама, перекусив металлический поводок и искусав до крови пытавшихся удержать его «прикрепленных», выбежал на улицу и бросился под колеса проезжавшей машины.

2011-12-16 / Игорь Григорьевич Атаманенко - журналист, писатель.

+1

2

Неизвестный Брежнев

14 октября 1964 года в истории советского государства произошёл последний дворцовый переворот, по итогам которого генеральный секретарь компартии СССР Никита Хрущёв был смещён со всех руководящих постов и отправлен на пенсию. Новым генеральным секретарём стал энергичный Леонид Брежнев, тогда малоизвестный публике. Никто не догадывался, что правление Брежнева станет вторым по продолжительности за всю историю СССР, и за эти 18 лет появится целая брежневская эпоха, которую было принято ругать застойной в 80-е годы и положительно относиться к ней в нулевые. Хотя в различных соцопросах его регулярно называют лучшим правителем страны за последние сто лет, его личность до сих пор хранит немало загадок. Лайф вспомнил самые малоизвестные факты из биографии генсека.

Происхождение

Казалось бы, столь простой вопрос не может остаться неотвеченным, когда речь идёт о человеке, 18 лет руководившем огромной страной. Однако это так. В различных документах и анкетах Брежнев называет себя то украинцем, то русским. В паспорте он был записан как украинец, однако в наградных листах времён войны он записан как русский. Сталин при первой встрече вообще принял его за молдаванина. Впрочем, путаница в документах всё равно не объясняет некоторых других фактов.
В частности, близкий друг Брежнева, Эдвард Герек, возглавлявший Польшу в брежневскую эпоху, по секрету поделился с французским президентом д’Эстеном, что Брежнев в совершенстве знает польский язык и по телефону они общаются только на этом языке. По словам Герека, польский был для Брежнева родным языком с детства, поскольку его мать была полькой. Польский лидер пояснял, что Брежнев держит это в секрете, поскольку в России слишком сильно укоренилось подозрительное отношение к полякам. Позднее бывший французский лидер сообщил об этом в своих мемуарах.

Сам генсек никогда о своей семье и родословной не распространялся, в официальных мемуарах он рассказал об этом крайне скупо: "По национальности я русский, по происхождению — коренной пролетарий, потомственный металлург. Вот и всё, что известно о моей родословной".

http://s1.uploads.ru/t/1fy2G.jpg

На фото Наталья Денисовна Брежнева – мать Леонида Ильича, Илья Яковлевич Брежнев – отец Леонида Ильича.

Брежнев всегда позиционировал себя выходцем из пролетариата, что было разумно в условиях советской страны, однако его родители были не совсем типичными представителями своего класса. И отец, и мать Брежнева были хорошо образованными. Но если в случае с отцом это не вызывает удивления (многие мужчины, особенно на заводах, были грамотны), то грамотность матери весьма необычна. Женщины в провинции крайне редко получали образование, если, конечно, не относились к дворянскому сословию.

Также необычен тот факт, что ещё до революции Брежнев поступил учиться в гимназию, что также было не очень распространено у детей рабочих, они учились в учебных заведениях попроще. В случае, если бы революции не произошло, Брежнев был бы весьма обеспеченным (по меркам своего окружения) человеком, даже если бы не стал продолжать обучение в университете. Гимназия была хорошей путёвкой в жизнь и практически гарантировала безбедное существование.
[b][b]
Непутёвый брат
[/b]

Родной младший брат Брежнева Яков занимал должность начальника цеха на одном из провинциальных заводов, но после своего взлёта Леонид помог ему и устроил в Министерство цветной и чёрной металлургии.

У Якова Брежнева была слабость к алкоголю, которая отягощалась тем, что многочисленные знакомые, пытаясь добиться через него каких-нибудь привилегий (братья тесно общались), устраивали ему банкеты с возлияниями. Всё это переросло в тяжёлый и непристойный алкоголизм с прогулами работы и длительными запоями, на генсека стали посматривать с укором, поэтому он прекратил общение с братом (во многом усилиями жены, не любившей брата генсека), хотя и предпринимал попытки определить его на принудительное лечение.

Известно даже, что Якова вызывал к себе на ковёр могущественный глава КГБ Андропов и настойчиво рекомендовал одуматься и взяться за ум, но все предпринятые меры не смогли помочь. После смерти брата Яков окончательно деградировал. Он умер в начале 90-х.

Добрый ангел Грушевой
[/b]

Брежнев очень поздно вступил в партию (в 1931 году), и никакой блестящей партийной карьеры ему не светило, в 1937 году он трудился инженером на провинциальном металлургическом заводе. В том же году он назначается зампредом Днепродзержинского горкома (т.е. вице-мэром по нынешним временам), а уже в 1939 году он работает в Днепропетровском обкоме (по нынешним меркам — в администрации губернатора). Такой взлёт был невозможен без протекции, и она у него была. Однокурсник Брежнева Константин Грушевой, с которым он был дружен во время учёбы, начал делать партийную карьеру и взял Брежнева с собой. Став первым секретарём горкома, назначил Брежнева своим заместителем, а вскоре Грушевого выдвинули главой Днепропетровского обкома, и он взял к себе Брежнева.

Война

Брежнев участвовал в войне, но не как солдат, а как политработник. Партийных руководителей среднего ранга часто мобилизовали в армию на эту должность. В его функции входили подбадривание солдат перед атакой, идеологическое разъяснение войны, приём желающих солдат в партию, ведение личных дел и тому подобные вещи.

Отношение к военному опыту Брежнева достаточно противоречиво. Его поклонники утверждают, что он героически воевал, тогда как противники оценивают его заслуги более скептически, указывая на то, что все свои награды военного времени он получил за грамотно поставленную политработу, а вовсе не за боевые подвиги. Кроме того, должность дивизионного комиссара не предусматривает непосредственное участие в боевых действиях. К тому же выглядит странным тот факт, что бригадный комиссар Брежнев при переаттестации получил лишь полковника, тогда как эквивалентом бригадного комиссара было звание генерал-майора, которое Брежнев всё же получил, но только в самом конце войны.

Не является правдой и легенда о том, что дикция Брежнева была следствием ранения в челюсть, якобы полученного им во время боёв за Малую землю. Эту легенду запустили уже после его смерти близкие Брежнева, а потом подхватили журналисты. Однако во всех сохранившихся наградных листах Брежнева времён войны, в том числе и датированных периодом после боёв за Малую землю, указано, что Брежнев ранений не имеет. Нашивок за ранения, полагавшихся солдатам и офицерам, Брежнев тоже не носил, хотя они были предметом особой гордости, иногда даже считались значимее медалей.

В "Малой земле" Брежнев также ни разу не вспоминает о ранении. Кроме того, после войны Брежнев не имел никаких проблем с дикцией, она ухудшилась только в последние годы его жизни из-за общей дряхлости, а также чрезмерного употребления снотворного.

Тем не менее стоит отметить тот факт, что значительная часть партийных руководителей среднего звена провела войну в тылу, а Брежнев, хотя и не бегал с винтовкой на передовой, но всё же был на фронте.

[b]Парад Победы
[/b]

Брежнев принимал личное участие в самом знаменитом Параде Победы, который прошёл на Красной площади 24 июня 1945 года. Брежнев маршировал в составе частей 4-го Украинского фронта, начальником политического управления которого он был назначен сразу после окончания войны (до этого, на завершающем этапе войны, был заместителем начальника). Будущий генсек маршировал впереди сводного полка, бок о бок с командующим фронтом генералом Ерёменко.

Брежнев очень гордился своим участием в параде и любил его пересматривать. Однако он очень стеснялся того, что из всех генералов, участвовавших в параде, у него было едва ли не наименьшее количество наград. Позднее он компенсировал это уже во времена правления, когда получил столько всевозможных наград, что даже если сложить награды всех советских лидеров ХХ века, Брежнев в одиночку их опередит

Добрый ангел Хрущёв и арест Берии

Послевоенному взлёту карьеры способствовал Никита Хрущёв, которого позднее Брежнев сместит с его поста. Хрущёв в первые послевоенные годы считался полновластным хозяином Украины, и без его согласия не могло состояться ни одно назначение руководителя обкома. И сразу же после войны Брежнев назначается сначала главой Запорожского обкома, а затем Днепропетровского.

Более того, Хрущёв не только покровительствовал Брежневу, но и рассматривал его как надёжного "своего" человека. Малоизвестный факт: Брежнев был одним из генералов, принимавших непосредственное участие в аресте некогда всесильного Лаврентия Берии. Хотя традиционно считается, что главную роль в аресте играл Георгий Жуков, Брежнев приехал на арест в одной машине как раз с Жуковым, и его роль не стоит недооценивать, он незадолго до этого был назначен заместителем начальника главного политического управления армии и флота, то есть он был одним из первых лиц в политической (но не военной) иерархии советской армии.

Позднее Брежнев был назначен Хрущёвым руководителем Казахстана. Это стратегически важный регион для Хрущёва, поскольку именно там планировалось организовать политически важную для него программу освоения целины. Кроме того, Казахстан играл ключевую роль и в советской космической программе: космодром Байконур был построен именно в этом регионе.

Эти назначения были бы невозможны, если бы Хрущёв не считал Брежнева безусловно лояльным себе. И до некоторого времени он был предан. В 1957 году Брежнев активно поддержал Хрущёва, когда т.н. "Антипартийная группа" Молотова, Кагановича и Ворошилова попыталась сместить Хрущёва. Позднее Брежнев поддержал Хрущёва в его борьбе с "культом Жукова", которая закончилась смещением маршала.

Благодаря этому Брежнев из кандидатов в члены Президиума (так тогда называлось Политбюро) стал его полноправным членом. Кроме того, Хрущёв назначил Брежнева главой Президиума Верховного Совета СССР. По Конституции это была высшая советская должность (хотя на деле всем руководит генеральный секретарь партии), однако за границей главу Президиума принимали как первое лицо государства, что Брежневу очень понравилось. Позднее, уже став генсеком, он также добился и поста главы Президиума, поскольку за границей его встречали по более высокому рангу, чем генсека.

Всё это не помешало Брежневу воспользоваться удобной возможностью и сместить столько сделавшего для него Хрущёва. Заручившись поддержкой других членов Политбюро и прочих высокопоставленных партийцев, Брежнев от имени партии сместил Хрущёва, пока тот был в отпуске, под предлогом его преклонного возраста и ухудшения здоровья.

Воля к власти

Хотя все привыкли воспринимать Брежнева как безобидного и даже безвольного тюфяка, энергии которого хватало лишь на то, чтобы не заснуть во время произнесения скучной речи, это совсем не так. Брежнев обладал ярко выраженной волей к власти (пока не одряхлел), что и продемонстрировал, разделавшись сначала с Хрущёвым, который некогда был его покровителем, а затем и со многими друзьями-соратниками, которых начинал воспринимать как угрозу. Один из ближайших соратников Брежнева Николай Подгорный, оказавший ему большую поддержку в смещении Хрущёва, считавшийся одним из его ближайших друзей и ставший важной политической фигурой в первые годы правления Брежнева, был безжалостно отправлен им в отставку без лишних разговоров, едва только Брежнев и окружение заподозрили, что Подгорный может попытаться возглавить партию из-за проблем со здоровьем у генерального секретаря.

Брежнев учёл ошибки Хрущёва, который так и не создал свой клан по сталинскому образцу и в трудную минуту остался без поддержки и лишился власти. На значимые посты Брежнев расставил лично знакомых ему с молодости людей, большая их часть была его друзьями-сокурсниками времён юношества. Все они были обязаны своим возвышением непосредственно Брежневу и хранили ему верность. Так появился Днепропетровский клан, весьма влиятельный в СССР и до сих пор сохраняющий влияние в современной Украине.

Однако при своей воле к власти Брежнев не был жестоким человеком. Во многом он был похож на Сталина: оба знали толк в аппаратных интригах, оба умели работать с кадрами и оказывать влияние на нужных людей (хотя и разными методами), оба создали культ личности (хотя брежневский смотрелся скорее пародийно), но Брежнев был лишён сталинской кровожадности. Если Сталин запросто мог расстрелять половину съезда ВКП(б), и даже личных друзей, то Брежнев даже своих политических противников не подвергал репрессиям, лишь отправляя их на почётную пенсию.

Два разных Брежнева

Хотя Брежнев воспринимался большинством страны как её главный руководитель, а в западных странах — как советский диктатор, он был совсем нетипичным советским лидером. Из всех руководителей советской страны Брежнева можно назвать лидером в наименьшей степени. Скорее это была компромиссная фигура для партийной номенклатуры. Если Ленин считал партию своей собственностью и на основании этого обладал в ней непререкаемым авторитетом, Сталин в результате переворота сверху физически уничтожил всех потенциальных соперников и сосредоточил в своих руках необъятную власть, а Хрущёв хоть и гарантировал номенклатуре отсутствие репрессий, всё же старался перетянуть одеяло на себя и постоянно перетряхивал номенклатурные кадры, то Брежнев передал бразды правления другим людям, а сам выполнял в основном представительские функции.

Если поначалу он ещё был полновластным руководителем страны и энергично взялся за дело, то на рубеже 60—70-х годов он стал всё больше отходить от государственных дел, и вокруг него появился так называемый ближний круг людей из Политбюро. Эти несколько человек де-факто правили страной коллегиально. Все решения принимались на неформальных заседаниях ближнего круга, Брежнев поначалу принимал в них участие в качестве полноправного члена, но к концу правления всё чаще ограничивался лишь тем, что "подмахивал" бумаги ближнего круга.

Со временем Брежнев превратился в заложника ближнего круга. Если в 1964 году энергичный Леонид Ильич сместил энергичного Хрущёва под предлогом его возраста и состояния здоровья, то в конце 70-х дряхлого, с огромным трудом говорившего и пережившего клиническую смерть Брежнева ближний круг продолжал держать, поскольку он был им удобен. Не исключено, что именно группа из Политбюро подсадила советского лидера на снотворное, чтобы сделать его ещё более удобным и управляемым. Брежневская политика в полной мере соответствовала интересам номенклатуры, многие высокопоставленные должности превратились в несменяемые на долгие годы, а сами партийные деятели наконец перестали стесняться своего богатства.

Брежнев не имел харизмы лидера, не обладал выдающимся интеллектом, не был блестящим оратором, он даже не внушал никому страх и трепет — именно поэтому он и был удобен номенклатуре. Брежнев знал её нравы, умел расположить к себе людей, где надо — пошутить, где надо — промолчать, благодаря этому он и стал любимцем партийной номенклатуры.

Таким образом было как бы два разных Брежнева. Один — энергичный и волевой, вникающий во все дела в первые годы своего правления. Второй — дряхлый и с трудом говоривший старик, практически устранившийся от правления страной, находивший утешение в получении бесчисленных наград и подарков.

0

3

Неизвестный Брежнев. Окончание. Шикарный автопарк

http://static.life.ru/posts/2016/10/917057/28dbbf0049859fd906be06bd4fbeabb7__1300x.jpg

Многим известно, что Брежнев очень любил всевозможные награды и подарки, но не все знают, что он имел шикарный автопарк, которому могли позавидовать многие западные лидеры. Коллекция автомобилей Брежнева превосходила все предыдущие и последующие автопарки советских лидеров вместе взятые. По различным оценкам, в автопарке генсека было от нескольких десятков до нескольких сотен автомобилей, включая весьма дорогие и престижные иномарки.

Все эти машины Брежнев получал в подарок. В других странах знали о страсти Брежнева получать подарки, и к очередному визиту генсека обязательно готовили новую машину, чтобы задобрить советского лидера и сделать его более сговорчивым. Иногда принимающая сторона даже заранее советовалась по дипломатическим каналам с советским МИД: какую машину подарить Леониду Ильичу? У него в коллекции такой ещё нет? А она ему понравится?

Немцы дарили Брежневу "мерседесы", американцы — "кадиллаки", итальянцы — "мазератти", а англичане — "роллс-ройсы". В СССР для Брежнева разработали несколько лимузинов "Чайка".

Чтобы соблюсти формальности, автомобили зачислялись на баланс аппарата ЦК, однако де-факто они были брежневскими, и только он мог ими распоряжаться.

Операция "Преемник"

В столь специфическом обществе, как советское, где полноценных выборов никогда не было, и будущий правитель определялся в результате подковёрной борьбы и интриг, вопрос, кто будет преемником, всегда был одним из первостепенных. В разные годы в преемники Брежневу прочили несколько кандидатур. По более поздним свидетельствам некоторых членов политбюро, Брежнев действительно намеревался передать власть преемнику, но не успел этого сделать из-за смерти.

В 1976 году в политбюро вошёл Григорий Романов — многолетний хозяин Ленинграда. Многие прочили его в преемники, но считается, что в подковёрной борьбе его "съел" Андропов, после чего Романов перекочевал в разряд вечных преемников.

Наиболее ожидаемым преемником Брежнева был Владимир Щербицкий — выходец из днепропетровского клана. Считается, что его кандидатуру одобрил лично Брежнев и даже планировал передать ему власть на одном из пленумов, но не успел дожить до этого момента. После смерти генсека к телу прибыл Андропов, который забрал с собой чемоданчик Брежнева, о котором тот шутил, что хранит в нём компромат на Политбюро.

Впрочем, близко общавшийся с генсеком Эдвард Герек утверждал, что Брежнев сначала планировал назначить своим преемником Романова, а потом передумал и выбрал Черненко, который в итоге к власти пришёл, но уже после смерти Андропова и совсем ненадолго.

Тайна популярности

http://sa.uploads.ru/t/uFzXD.jpg

Брежнев не обладал харизмой, блестящим умом, государственной мудростью, словом, у него не было ничего из того, чем политики обычно привлекают к себе. При этом он оставался у власти 18 лет, не прибегая к чрезмерным жестокостям. Про Брежнева сочинено, пожалуй, наибольшее число анекдотов среди всех советских правителей. При нём пышным цветом расцвели коррупция, цеховики и теневая экономика, номенклатура совсем перестала стесняться своего привилегированного положения. В последние годы своего правления полуживой и с огромным трудом говорящий старик, увешанный всевозможными орденами и медалями, мало кем воспринимался с симпатией. И тем не менее, по всевозможным соцопросам, Брежнев — лидер симпатий среди всех правителей ХХ века. Как объяснить этот парадокс?

Дело в том, что эпоха Брежнева действительно оказалась самой счастливой и стабильной для советских людей. Его эпоха пришлась на молодость и зрелость людей, которые родились в голодные 30-е, выросли в военные 40-е. Кто-то потерял родителей в ходе репрессий 30-х, кто-то на войне. На этом фоне почти двадцатилетнее затишье и стабильность сами по себе были благословением. В свою очередь, родившиеся при Брежневе дети были одним из первых советских поколений, не знавших ни голода, ни войн, ни раскулачиваний, ни прочей смуты.

Брежнев был первым из советских лидеров, кто разрешил людям пожить для себя, прямо здесь и сейчас, а не ради абстрактного светлого будущего, которое, может, и не наступит. Произошла настоящая реабилитация мещанства, которое нещадно травилось революционерами в предыдущие 50 лет. Если герои производственных романов сталинской эпохи призывали отрекаться от личного счастья и комфорта ради партии и светлого будущего, то герои брежневских времён уже ни к чему не призывали, а устраивали свою жизнь.

Подорожание нефти и увеличение государственных доходов позволило часть из них распределить между гражданами и повысить их уровень благосостояния. В быт советских людей стали входить такие доселе неведомые им вещи, как дачи и автомобили, телевизоры и стиральные машины. Дефицит многих товаров сохранялся, но по сравнению с голодным детством большинства населения страны это был сущий пустяк.

Уже то, что по ночам чёрные воронки не приезжают ни за кем просто так, без всякого повода, в магазинах есть еда и её можно купить, нет никаких войн и никого не гонят в тайгу на ударные стройки, было для тех поколений таким прорывом, что за это Брежневу прощались все недостатки, которых у него было не так уж мало. Если ещё учесть, что вскоре после смерти Брежнева началась перестройка, а следом очередные социальные потрясения, эпоха Брежнева оказалась единственной тихой гаванью советского века, обошедшейся без исторических катаклизмов.

0

4

Учась в ВУЗе я писала доклад про Брежнева, очень интересная личность! Могу сюда залить много инфы про него

0

5

Kapitosha написал(а):

Могу сюда залить много инфы про него


Было бы очень неплохо... Будьте любезны...

0

6

мне тоже интересно

0

7

интересная статья

0

8

Как Брежнев выбрал преемника. Но не уcпел его назначить

Приоткрыта одна из главных тайн истории

Алексей БОГОМОЛОВ

Самое прямое отношение к этому событию имеет бывший комендант брежневской дачи в Заречье Олег Сторонов. Он вместе с Владимиром Мусаэльяном, личным фотографом Брежнева, долгое время добивался, чтобы этот памятный знак, снятый в 1991 году и проданный в Германию, восстановили. И в конце концов добился…

Сегодня у наших читателей есть уникальная возможность узнать из первоисточника некоторые малоизвестные детали жизни генерального секретаря, его отношения к собственному здоровью, а также подробности последних дней Брежнева.

ВОЛНОВАЛСЯ ИЗ-ЗА ВЕСА

- Олег Александрович, вы были рядом с Леонидом Ильичом с 1974 по 1982 год, причем практически все время. Как он относился к собственному здоровью?

- Пренебрежительно. Любил повторять: «Дела государственные для меня важнее собственных болячек». Если болел - не капризничал, не жаловался. И часто от врачей просто сбегал. Думаю, что недолеченные заболевания на его здоровье оказали негативное влияние.

- А когда он, что называется, начал сдавать?

- К семидесяти годам. У него ведь был целый букет отягощающих факторов. Ведь были и фронтовые ранения, и контузия, и инфаркт. А в 1976 году он пережил инсульт и клиническую смерть…

- И, несмотря на это, курил…

- Ему долгое время пытались запретить это. Даже изготовили специальный портсигар с таймером, чтобы перерывы были побольше. А во второй половине семидесятых он сам уже не курил, но заставлял нас, охранников, «обкуривать» его, чтобы хотя бы запах дыма чувствовать. Вот вы видите на фотографии: он в бассейне подплыл к бортику и попросил нас закурить и на него дым выпускать. Не мог он без пассивного курения.

- Но было еще и увлечение снотворным…

- Я считаю, что тут недосмотрели врачи. Наверное, в конце 60-х, когда у него только начались проблемы со сном, процесс можно было контролировать. Но генсека подсадили на сильнодействующие препараты. И он превратился в тяжелобольного человека.

- Но что-то Леонида Ильича все-таки волновало?

- Он очень следил за весом. Взвешивался каждое утро, после того как в бассейне поплавал. А потом и по несколько раз в день. Каждые лишние полкило его волновали, и он заявлял: «Сажусь на диету!» Ел действительно немного. Иногда на ужин - одну сосиску и чай…

Вообще он больше уделял внимания внешности, считая, что глава государства должен выглядеть достойно. Как-то раз он пожаловался Евгению Чазову, главному кремлевскому доктору, что начали выпадать волосы. Тот говорит: «Я поговорю с профессорами по этой теме». И вот собрался консилиум. Леонид Ильич зашел в кабинет, а минуты через две вышел со словами: «Они там все лысые сидят! Чего с ними разговаривать? Что они мне могут посоветовать?»

ДРУЗЬЯ ТОЖЕ БЫЛИ СЕРЬЕЗНО БОЛЬНЫ

- Брежнев в последние годы понимал, в каком тяжелом физическом состоянии находится?

- Конечно! Ему и ходить трудно было, и разговаривать.

- Но держался за власть…

- Я вам расскажу такую историю. Однажды в моем присутствии на даче во время просмотра телепрограммы «Время» жена Леонида Ильича Виктория Петровна почти в категорической форме сказала:

- Леня! Ты посмотри, как ты ходишь, как говоришь, я вижу, как тебе тяжело. Мне больно смотреть на это. Уходи!

- Витя! (Леонид Ильич так звал свою супругу. - Ред.) Я об этом не раз просил своих товарищей - отпустите, устал, не могу больше. А кого рекомендовать вместо себя, не знаю: все члены политбюро моего возраста, и у каждого куча болезней. Я уже разговаривал с Чазовым на эту тему. Те товарищи, о которых я с ним вел разговор, по его мнению, очень серьезно больны (Андропов, Черненко. - Ред.), а если на их плечи ляжет та нагрузка, о которой идет речь, то это окончательно подорвет их здоровье.

Так оно и вышло.

- Но преемника-то все равно нужно было выбирать…

- А он и выбрал. Щербицкого, первого секретаря ЦК компартии Украины. Ему на то время было 64 года, здоровый, крепкий, к тому же хороший хозяйственник-практик.

- А Владимир Васильевич Щербицкий сам знал об этом?

- Не мог не знать. Брежнев доверял ему, и понятно, что нового председателя КГБ вместо перешедшего на партийную работу Юрия Андропова он назначил по рекомендации Щербицкого. С дальним прицелом, так сказать. Андропов рекомендовал Чебрикова, а Леонид Ильич настоял на кандидатуре председателя КГБ Украины Федорчука. Им предстояло вместе работать.

ЗАГАДКА ПОРТФЕЛЯ ГЕНСЕКа

- Официальная версия гласит, что Андропова избрали генсеком на пленуме ЦК 12 ноября. Как было на самом деле?

- Я расскажу вам, что видел и о чем знал в то время. В ноябре Леонид Ильич готовился уйти в отставку. И готовился к пленуму ЦК, который назначили на 15 ноября. Скорее всего, с кандидатурой Щербицкого в качестве преемника Леонид Ильич определился еще в октябре 1982 года. До этого он долго раздумывал, даже с Викторией Петровной советовался, хотя обычно политические вопросы он с ней не обсуждал.

- Рассказывают, что в конце октября Леонид Ильич пригласил в свой кабинет секретаря ЦК КПСС по кадровым вопросам Ивана Капитонова и заявил: «Видишь это кресло? Через месяц в нем будет сидеть Щербицкий. Все кадровые вопросы решай с учетом этого»…

- Не могу ручаться за точность этой цитаты, но я об этом слышал еще до смерти Леонида Ильича...

- Как прошел последний вечер генерального секретаря?

- 9 ноября он был в «Завидово», наблюдал за охотой. Приехал в хорошем настроении. Мы с ним вместе прошли в кинозал, посмотрели кинохронику. После этого он сказал: «Я пойду спать. Завтра трудный день, разбудите меня пораньше». Это были его последние слова, обращенные к нам.

- А что он имел в виду под трудным днем?

- Я уже упоминал, что он готовился к пленуму ЦК, назначенному на 15 ноября по его просьбе. Нужно было ведь уйти достойно и обосновать представление Щербицкого в качестве преемника.

- Вы в свое время говорили, что будущего генсека определила тройка: Андропов, Устинов и Громыко, причем прямо у тела покойного Брежнева. Расскажите подробнее об этом.

- Мы делали Леониду Ильичу искусственное дыхание, непрямой массаж сердца, когда первым, еще до врачей, приехал Юрий Андропов. Затем прибыли Чазов, Громыко и Устинов. После тщетных попыток реанимировать Леонида Ильича врачи свернули свою аппаратуру и уехали.

В спальне после отъезда врачей остались четверо: я стоял на коленях около тела Брежнева, лежащего на ковре, а трое членов политбюро стояли. Устинов, обращаясь к Андропову, сказал: «Юра, так как ты являешься вторым человеком в партии и государстве, то должен взять все права в свои руки, определять дальнейший ход событий». Громыко его поддержал. Какими именно словами, вспомнить сейчас не могу. Юрий Владимирович ничего не сказал. Молча забрал портфель Леонида Ильича, стоявший у прикроватной тумбочки, и уехал.

- А что в портфеле было?

- Ну для нас такая информация была недоступна, но Леонид Ильич этот портфель всегда около себя держал. Домысливать ничего не хочу, но что-то очень важное. А что именно, спросить теперь не у кого.

0

9

Последние откровения бывшего председателя КГБ СССР Владимира Семичастного

Именно этого Генерального секретаря ЦК КПСС, который правил с 1964-го по 1982-й, многие считают главным виновником застоя. После разрушительных хрущевских реформ новый руководитель Советского государства на все предложения о необходимости перемен отвечал: «Больше ничего менять не надо!» Неизвестные моменты прихода Брежнего к власти в одном из последних интервью раскрыл бывший председатель всесильного Комитета государственной безопасности Владимир Семичастный.

Битва  титанов

- Когда вы наметили снятие Хрущева, как-то эту операцию называли? Как вы к этому готовились?

- Никак. В аппарате КГБ вообще мало кто про это знал. Мы даже и не называли это операцией, а тем более никак ее не именовали. Мы в КГБ на этот счет вообще нигде и никаких следов не хотели оставлять. Это делал Президиум ЦК. А мы были, как говорится, на подхвате. Мы фактически исполняли поручение политического руководства страны. Потому все это и не облекали в форму какой-то законченной операции...

- И все-таки раз не информировали Хрущева, что для него готовится, выходит, заговор был?

- Ну заговор был... но в таком смысле, что и любое самое плохое собрание тогда тоже заговор, раз оно заранее готовится и учитывается, кто как себя на нем поведет.

- Что было, когда Хрущев с Микояном приехали в Кремль?

- Около двух часов дня они пошли на заседание Президиума ЦК. И заседание это, как ни покажется странным, открывал Хрущев. Но первым попросил слово Брежнев и начал свое выступление с критики и с анализа недостатков, допускаемых Хрущевым. А за ним уже - Подгорный, и пошли все члены Президиума выступать. А выступали они по часу, по полтора И так продолжалось до глубокой ночи. Когда же закончилось заседание, мне позвонил Брежнев и говорит: «Куда Он поедет?»

«Да куда угодно пусть едет, - сказал я. Хочет на квартиру - на квартиру. Хочет на дачу - на дачу. Хочет - в особняк». (А он жил еще в то время в особняке на Ленинских горах. Там и Он жил, и Микоян...) Удивленного Брежнева я успокоил тем, что уже сменил везде всю охрану: и на даче, и на квартире, и в приемной, и водителей заменил... Все, понимаете, уже сделано так, чтобы никаких случайностей!..

- Но Хрущев же это заметил?

- Ну а как же... Из выступлений Брежнева и Подгорного уже было ясно - речь идет об освобождении его от обязанностей. Хрущев начал перебивать, огрызался, начал какие-то реплики бросать... Но его поставили на место: «Мы Вам дадим слово. А пока послушайте, что скажут Вам». Ну и вот так до ночи, а на другой день продолжилось заседание. Но на второй день начались уже ко мне звонки. Частые. От разных членов Центрального Комитета партии. Они съезжались в Москву, потому что из аппарата ЦК пошла информация: необходимо подтянуться в Москву для срочных дел. Ну и... стали звонить, что вот идет заседание, а мы не знаем, что там... Из руководства же никого, один я. Все члены Президиума и секретари ЦК на заседании.

Начали раздаваться такие предложения: «Вот... там Хрущев побеждает. Надо собрать группу и идти спасать других».

Но были и другие звонки... такого порядка: «Что ты сидишь? Там Хрущева снимают! Там уже все... А ты сидишь и не принимаешь меры...»

- А что отвечали вы?

- Что ничего не знаю - мол, там идет заседание Президиума ЦК. И моя задача - обеспечивать, чтобы все было нормально вокруг. Влиять на то, что происходит за закрытыми дверями, в мои обязанности не входит. Я там не присутствую и не обязан знать, кого там снимают или кого там хотят заменить. Я отвечаю за государственные дела, а не за партийные вопросы, которые там решаются...

Однако в районе часа дня под давлением таких звонков я связался с Брежневым. Рассказал, что вот такие, понимаете, звонки раздаются: «Имейте в виду, если пойдет группа членов ЦК, я не смогу остановить их. Физическую силу я применять не могу. Причем одни пойдут спасать вас, другие - Хрущева... В итоге - все закончится бучей и... свалкой. Другая сторона слишком активно требует, чтобы я вмешался и призвал вас к порядку: почему вы так наседаете на Хрущева?»

Брежнев мне ответил: «Все члены президиума уже выступили, остались кандидаты и секретари ЦК. Мы сейчас посоветуемся и дадим тем, кто не выступил, по 5 - 7 минут для того, чтобы они отметили свое отношение по обсуждаемому вопросу. Потом я тебе позвоню».

И через каких-то 30 - 40 минут позвонил: «Все! Договорились. Заканчиваем. В 6 часов Пленум ЦК».

Вторую ночь я вряд ли бы выстоял, так как все настойчивее стали раздаваться требования арестовать Брежнева и других организаторов выступления против Хрущева.

- Давно известно, что революции совершаются одними людьми, а пользуются их плодами другие. Победитель, стараясь обезопасить себя от возможного соперничества с соратниками, начинает от них избавляться. И тогда: кого-то отправляют на заслуженный отдых, кого-то - дипломатом за границу...

- К сожалению, вы даже не представляете, насколько правы. Вот говорят: революции пожирают своих детей, а я бы внес в это изречение свою поправку: революции отказываются от своих отцов! Так будет точнее.

- Так расскажите, что между вами и Брежневым произошло. Как получилось, что вы оказались в 14-летней ссылке?

- Понимаете, я, как никто, по роду своей деятельности знал о том, что и как делалось для освобождения Хрущева от власти, и как этой властью стал распоряжаться вновь испеченный генсек, и, конечно, через охрану все нехорошие подробности его личной жизни.

Можно сказать, таким образом, в голове само собою (независимо от моего сознания) стало складываться, как сейчас любят говорить, «Досье на Брежнева». И Брежнев это сразу понял. Однако поначалу, казалось, ничего не предвещало беду. Хотя нет - подождите! Так называемое «телефонное право» стало формироваться почти сразу. Чтобы было понятнее, начну, пожалуй, с...

Дочь за отца

- Начните, если можно, вот с какого вопроса: «Сильным ли было в годы вашего председательства в КГБ давление на вашу работу со стороны влиятельных людей или вам удавалось действовать достаточно самостоятельно?»

- Очень самостоятельно! Ведь я был на каком положении? Больше я докладывал и вносил предложения: как быть с тем или иным подозреваемым или с тем, за кем мы следим. Но со временем стали учащаться и такие случаи, когда, например, мы кого-то арестовали, а ко мне приходил следователь, который вел дело, и говорил: будет попытка через Галину Брежневу забросить ходатайство к Генеральному секретарю, чтобы вот относительно такого-то, такого-то смягчить дело. Ну, конечно, не совсем выпустить, а, как бывает в таких случаях, действовать в соответствии со словами «ты уж там повнимательней рассмотри, и ты имей в виду, что этот человек, может быть, и не заслуживает того, что может быть...».

Я к Брежневу: «Леонид Ильич, имейте в виду, будут пытаться на вас выйти через дочь Галю!» А он: «Вот хорошо, что ты меня предупредил».

Проходит какое-то время, звонит мне Цуканов, первый помощник Брежнева:

- Владимир Ефимович, вот у вас там сидит такой-то... так вы там...

- Георгий Эммануилович, - говорю я, - вам кто это поручил?

- Ну, тут письмо... и Леонид Ильич написал, попросил переговорить...

У меня это вызвало такое возмущение... Я снимаю трубку и говорю: «Леонид Ильич...»

- А вы могли в любое время звонить ему напрямую?

- В любое! Единственное, что я предварительно связывался с приемной и спрашивал, кто находится у Леонида Ильича, чтобы не ставить его в неловкое положение при посторонних...

И вот, значит, я его спросил... Он сразу:

- Как? А я что... разве? Так нет... Я же не тебе. Я ж Цуканову!

- Ну а Цуканов-то ведь мне звонит и говорит, что я вроде того, что... должен что-то исполнить и не принимать слишком жесткие меры... И это когда следствие еще идет, Леонид Ильич! И я еще не знаю, чем оно закончится. Если это вас интересует, я вам сразу доложу и скажу: какие будут предложения окончательно. Ну зачем вам в это влазить? Надо, чтобы вы были от этого подальше! А вас в это дело втаскивает Галя. Вы понимаете, что может из этого получиться?

Он тогда согласился, и закончилось тогда все нормально, но, видно, случай все-таки произвел на него какое-то неблагоприятное впечатление. Он это запомнил и крепко задумался...

Побег Аллилуевой

- Впрочем, ему моя самостоятельность, видимо, и до этого уже не давала покоя. И у него уже был свой расчет. Еще и года не прошло после освобождения от власти Хрущева, как он, Брежнев, звонит мне (а он меня звал Володя) и говорит: «Володь, ты как думаешь? Может, тебе пора в нашу когорту переходить?» Я говорю: «Леонид Ильич, а что вы имеете в виду, когда говорите «в нашу когорту»?»

- Наверное, он боялся повторения, что с вашим опытом может повториться то, что было с Хрущевым?

- Да! Да! И поэтому он уже заранее звал, точнее, отзывал меня из КГБ или в секретари ЦК, или, быть может, в замы предсовмина или как-то даже в Политбюро ввести, как потом Андропова, чтобы я у него всегда, так сказать, на контроле был.

Но я говорю ему: «Да нет, знаете, Леонид Ильич, еще очень рано... только пленум прошел, надо, чтобы все, как говорится, утихомирилось, успокоилось, а со мной решить вопрос вы всегда успеете... Да я еще и не готов. Куда мне на такие посты? Дайте мне еще время подучиться и показать себя. Зачем так сразу прыгать? Тем более еще одно не успел как следует освоить, а тут сразу другое... Давайте не будем спешить?»

- А это его видно еще больше напугало?

- Ну да. Вы, как исследователь судеб всемирно известных людей, не хуже меня это понимаете? Вы совершенно правы. Он, конечно, побаивался, что если так легко справились с Хрущевым, то с ним еще проще будет! Говорят, «мавр сделал свое дело - и должен удалиться». Так и со мной получилось. Впрочем, это участь всех тайных советников у царей и вообще у руководящих лиц. Тайные советники очень много о них знают, и цари становятся как бы зависимыми от них. Поэтому от «советников» так хотят избавиться и тем самым... развязать себе руки.

Вот почему Брежнев всех (!) в конечном счете отодвинул от себя как можно дальше: бывшего передо мною председателя КГБ Шелепина задвинул в ВЦСПС, а меня так и вообще, можно сказать, сослал на 14 лет на Украину в «почетном звании» зампредсовмина к Щербицкому. Всех (!) со счетов сбросил... вплоть до того, что и Месяцева из Комитета по радиовещанию и телевидению отправил послом в Австралию. Короче, всех, кто работал со мною и с Шелепиным, убрал и разослал в разные стороны, чтобы ни при каких обстоятельствах не могли против него объединиться.

А все начиналось с того, что на Президиуме (так тогда называлось Политбюро) он заявил, что хочет приблизить КГБ к ЦК. На что я возразил: «А мы что? Действуем как-то отдельно от партии?» И все...

И тогда, чтобы все-таки избавиться от меня, был найден повод: побег дочери Сталина Светланы Аллилуевой в Индию.

Слухи, что преследования из-за отца довели ее до побега, - вымыслы! Никто ее при Брежневе не преследовал. А то, что она не могла себе позволять того, что позволяла при Сталине... ну это, как говорится, само собой разумеется. А вообще она сдурила... была неуравновешенная женщина. И этим, судя по всему, очень похожа на мать... Она вышла замуж за индуса, который работал переводчиком в «Политиздате». Он же был каким-то там родственником Сингха, министра иностранных дел Индии. И когда этот индус умер, она решила поехать туда, чтобы по их обычаям развеять прах мужа над Гангом. И с этой целью она уговорила Косыгина, чтобы ее выпустили. Я на всякий случай - хотя и не был обязан это делать - дал двух сопровождающих из КГБ. Получив паспорт, Светлана на полтора месяца уехала в деревню к дяде умершего. А в той деревне не было ни одной гостиницы. Короче, чекистам, приставленным к ней, негде было даже остановиться, и я был вынужден отозвать их в Москву. Она же обратно так и не вернулась.

Брежневым была дана команда на вопросы «За что освободили Семичастного?» отвечать: «За то, что по его недосмотру Светлана осталась за границей!»

На мое место поставили Андропова. Мало того что он был, что называется, «из своих», из секретарей ЦК, но и еще в одном... в еще более важном отношении он был, так сказать, благонадежнее меня. Если я, как говорится, слишком много знал о Леониде Ильиче и из-за этого Брежнев предполагал какую-то зависимость от меня, то с Андроповым было как раз наоборот. В распоряжении Брежнева находились две «тяжелые карельские тетради» - воспоминания бывшего первого секретаря Карелии Куприянова. Своеобразное досье об излишнем усердии Андропова в так называемом расстрельном «Ленинградском деле» - сфабрикованном Берия и Маленковым процессе против партийных руководителй города на Неве.

Так завершалось время самостоятельности председателя КГБ. Начиналось время Андропова.

ИЗ ДОСЬЕ «КП»

Владимир Ефимович Семичастный (1924 - 2001) - советский государственный деятель. Член КПСС с 1944 года. В 1946 - 1950 гг. - секретарь, первый секретарь ЦК ЛКСМ Украины. В 1958 - 1959 гг. - первый секретарь ЦК ВЛКСМ. В 1961 - 1967 гг. - председатель Комитета государственной безопасности. 1967 - 1981 гг. - первый заместитель председателя Совета Министров Украинской ССР.

P.S. Эти и другие исторические материалы содержатся в двухтомнике «Сталин и Христос» и «Как убивали Сталина», который в предновогодние дни появится в магазинах России.

0

10

История неудавшегося покушения на Брежнева

22 января 1969 года на торжественной встрече советских космонавтов, членов экипажей кораблей «Союз-4» и «Союз-5», младший лейтенант Советской армии Виктор Ильин совершил покушение на генсека ЦК КПСС Леонида Брежнева.
На следующий день в центральных советских газетах «Правде» и «Известиях» было напечатано сообщение ТАСС: «Совершен провокационный акт. Было произведено несколько выстрелов по машине, в которой следовали космонавты. Стрелявший задержан на месте преступления. Производится следствие». О деталях и противоречиях покушения Ильина – в нашем материале.
https://b.radikal.ru/b15/1803/ae/ca6d9b0dbb44.jpg

До покушения

Виктор Ильин родился 26 декабря 1947 года. Первые дни жизни он провел в Доме малютки, откуда его забрала бездетная пара. В юности его привлекала романтика профессии геодезиста, поэтому он поступил в Ленинградский топографический техникум, где проходил обучение на военной кафедре. В 1968 году Ильин был призван в Советскую армию.
Мысли о покушении появились у него задолго до службы. Виктор Ильин регулярно читал в газетах о перемещениях и встречах Леонида Брежнева. Узнав о готовящейся торжественной встрече летчиков-космонавтов в Москве, Ильин решил действовать.

Подготовка

Накануне покушения Виктор Ильин украл из части два пистолета Макарова и патроны и немедленно из воинской части отправился в Пулково. В аэропорту и при посадке на рейс до Москвы не было никакого досмотра, и Ильин беспрепятственно добрался до столицы.
Ночевать в Москве он остался у своих родственников, сказав, что приехал в отпуск. Утром 22 января в милицейской шинели и фуражке своего дяди Ильин едет к Кремлю. К тому моменту в воинской части уже искали сбежавшего с оружием младшего лейтенанта, однако ориентировки в Москву не были оперативно разосланы. Это одно из тех обстоятельств, которое порождает версию о том, что о готовившемся покушении знали, но не хотели препятствовать ему.
https://a.radikal.ru/a38/1803/ae/0d84ef0dc3ad.jpg

Нападение

В Кремль Ильин попал без проблем, сойдя за милицейского, охраняющего порядок на мероприятии. Хотя и тут у аналитиков возникают сомнения. А возможно ли пропустить незнакомого человека с примечательной внешностью прямо в ряды милицейских взводов? Как бы там ни было, Ильин ожидал приближения кортежей с двумя пистолетами в рукавах. И как только вторая правительственная машина оказалась рядом с Ильиным, раздались выстрелы. 11 пуль — в лобовом стекле автомобиля, в котором Брежнева, вопреки обычному процессу, не было. Вместо генсека Ильин стрелял в космонавтов Леонова, Николаева, Берегового и Терешкову. Выстрелы смертельно ранили шофера — он погиб.
Телевизионная трансляция прервалась. Зеваки из-за рева моторов мотоциклов и машин не успели понять, что произошло. А Виктор Ильин уже был задержан сотрудниками КГБ.
https://d.radikal.ru/d10/1803/49/0f388c8844f0.jpg

Суд

Ильину было предъявлено обвинение по пяти статьям. Уже через много лет после случившегося он скажет, что шел 22 января 1969 года к Кремлю и понимал, что это «самоубийственный поступок». Но он остался жив. Суд признал Ильина невменяемым — в СССР здоровый человек не мог покушаться на жизнь генсека, и он был направлен на принудительное лечение в Казанскую психиатрическую больницу. В 1990 году Виктор Ильин — человек, покушавшийся на Леонида Брежнева, был освобожден.

0

11

Сколько информации о нем! Богатая биография, но современники запомнят его именно по бровям! Шикарные! Признак темперамента :angry:

0

12

очень интересно как по мне

0

13

много про него читал раньше

0


Вы здесь » Форум В шутку и всерьёз » Личности » Леонид Брежнев