Форум В шутку и всерьёз

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



ФСБ

Сообщений 61 страница 76 из 76

61

Американские спецслужбы защитят Щербакова от «Меркадера» ("MSNBC", США)

Шпионская драма, связанная с раскрытием российских нелегалов в США, продолжает развиваться. Сейчас нам стала известна вероятная личность двойного агента – сотрудника российской разведки, который помог следствию раскрыть это дело.

Подробнее об этом расскажет Андреа Митчелл, ведущий международный корреспондент NBC.

Доброе утро, Андреа.

АНДРЕА МИТЧЕЛЛ, ведущий международный корреспондент NBC: Доброе утро, Мэтт. Эта история словно сошла со страниц романа Джона Ле Карре. Человек, руководивший деятельностью российских шпионов, переходит на сторону США, а теперь, по имеющимся сведениям, московское начальство отправило по его следу убийцу.

Именно он направил Анну Чапман – женщину из «Бондианы» – и ещё 9 человек в США, где они работали под глубоким прикрытием, пока ФБР не арестовало их и не отправило домой. Российская газета сообщает, что их начальником был полковник Щербаков, двойной агент, который, по всей видимости, начал работать на США прошлым летом.

Сообщается, что сейчас он находится под защитой ФБР, опасаясь российского убийцы, известного как «Меркадер» (так звали сотрудника сталинской тайной полиции, который в 1940 году в Мексике убил ледорубом Льва Троцкого).

ДЭВИД УАЙЗ, эксперт по вопросам разведки: Когда важный перебежчик оказывается в Соединённых Штатах, он, разумеется, беспокоится за свою безопасность. Но ЦРУ отлично помогает таких людям устроиться в новой жизни: прячет их и снабжает поддельными документами.

Председатель правительства Владимир Путин, сам когда-то служивший в разведке, этим летом высказался о двойном агенте крайне серьёзно, сообщив прессе, что россиян выдал предатель.«Предатели всегда кончают под забором: от пьянки, или от наркотиков, - добавил Путин. – Вот недавно один так и кончил своё существование где-то там за границей».

Но эксперты утверждают, что в США перебежчик начнёт жить как совершенно другой человек: документы ему предоставят ФБР и ЦРУ. Для них двойной агент дорого стоит.

ДЭВИД УАЙЗ: То есть глава контрразведки в этой области – из российской разведслужбы, бывшего КГБ – перешёл на сторону Соединённых Штатов. И если это так, то для русских это большой удар.

Больше всего пользы из этой драмы сумела извлечь Чапман. В России она стала знаменитостью, снялась для российской версии журнала MAXIM, открыла роскошный бутик и запустила видеоигру: покер с виртуальной Анной. Теперь даже есть кукла с её лицом.

АНДРЕА МИТЧЕЛЛ: Разумеется, официальные лица США воздержались от комментариев. Но они не отрицают, что для Америки это стало, возможно, одной из величайших побед на поприще разведки со времён холодной войны. Разве что этот русский был двойным агентом… Но точно мы этого всё равно не знаем.

0

62

Шпионская история ("Time", США)

Если история бегства на Запад полковника Щербакова окажется правдивой, это будет значить, что США одержали необычную победу над Россией в области агентурной разведки. Традиционно в этой сфере русские превосходят американцев, зато США обыгрывают Россию в области средств связи и вообще технической разведки. Такой расклад, кстати, далеко не всегда на руку Вашингтону – достаточно вспомнить, как Роберт Ханссен (Robert Hanssen) сообщил русским о нашем туннеле под их новым посольством в Вашингтоне, который обошелся Америке в 2 миллиарда долларов.

Если Щербаков действительно перешел на сторону США, это, скорее всего, была его инициатива. Одна из причин того, что мы проигрываем России в агентурной работе, состоит в нашем неумении вербовать россиян. Даже если они к нам приходят, мы их иногда прогоняем, как мы поступили с принесшим феноменально ценные сведения Василием Митрохиным, архивистом из КГБ, которого отказалось принять американское посольство в Латвии. Имевшиеся у него 25 000 страниц информации о тайной деятельности российских агентов во времена Холодной войны были бы утеряны, если бы он не принес их британцам, которые и вывезли его из страны. Книга Митрохина в дальнейшем стала исключительно полезным источником данных о российской программе «невидимок» (глубоко законспирированных агентов, подобных тем, которых якобы выдал Щербаков).

Однако даже, если Щербаков находится у нас, вопрос в том, сможем ли мы его удержать. В этом году один из таких перебежчиков – ученый-атомщик Шахрам Амири (Shahram Amiri) изменил свое решение и сбежал обратно в Иран, причем непонятно - по собственной воле или из-за давления со стороны иранцев. Самым известным «дважды перебежчиком» был Виталий Юрченко, который сначала выдал русских шпионов Рональда Пелтона (Ronald Pelton) и Эдварда Ли Говарда (Edward Lee Howard) однако затем решил, что американцы с ним плохо обходятся, встретился в джорджтаунском ресторане Au Pied du Cochon (сейчас на его месте фаст-фуд Five Guys) с агентом КГБ и вернулся в Россию.

Российская газета «Коммерсант» опубликовавшая историю полковника Щербакова, считается заслуживающим доверия источником и не склонна распространять фальшивки. При этом, она сама предполагает, что шум вокруг Щербакова может стать поводом к новому объединению внешних и внутренних российских спецслужб, которые были разделены при Борисе Ельцине, пытавшемся таким образом демонтировать советский аппарат слежки и контроля.

0

63

Бывшие сотрудники КГБ и ЦРУ обсуждают дело русского перебежчика ("The Washington Post", США)
Джефф Стейн (Jeff Stein)

Его зовут Александр Васильевич Щербаков.

А, может быть, и нет. Настоящее имя этого высокопоставленного сотрудника разведки, якобы сбежавшего летом этого года, является одной из загадок этой далеко еще не завершенной шпионской истории, обсуждение которой  развернулось в четверг на страницах московских газет.

Однако два находящиеся в настоящее время на пенсии шпиона, обладающие большим опытом работы – один из них русский, а другой американец, - полагают, что знают этого человека.

Газета «Коммерсант» считает, что речь идет о «полковнике Щербакове» - главе американского отдела Службы внешней разведки, который, как говорят, сбежал в Соединенные Штаты в июне и выдал 10 русских агентов, арестованных  этим летом ФБР.

ЦРУ хранит молчание

Однако находящийся в отставке оперативный сотрудник ЦРУ, специализировавшийся на противодействии российской разведке, уверен «от 90 до 100 процентов» в том, что названный «Коммерсантом» высокопоставленный сотрудник разведки и есть Александр Васильевич Щербаков, и именно с ним, помимо прочих офицеров разведки, он встречался в Москве «девять или десять лет назад».

Олег Калугин, возглавлявший в КГБ шпионские операции за рубежом во время холодной войны, также подтвердил, что это имя ему знакомо.

«Я помню молодого парня с этим именем, который работал у меня во внешней контрразведке, а позднее с нелегалами», подчеркнул Калугин, имея в виду глубоко законспирированных шпионов, которые пытаются внедриться в иностранные общества, используя фальшивые паспортные данные.

«Я помню это имя, но на улице я бы его не узнал», добавил Калугин.

«Коммерсант» приводит мнение заместителя председателя российского парламентского комитета по безопасности Геннадия Гудкова. «Такого провала в американском отделе управления «С», который возглавлял Щербаков, раньше никогда не было», отметил Гудков.

Однако многие наблюдатели, особенно русские, считают эту газетную статью сомнительной по нескольким причинам.

«Коммерсант», подчеркнул бывший руководитель корпункта этой газеты в Вашингтоне Дмитрий Сидоров, «очень близок к Кремлю». Опубликованная статья, по его мнению, это «намеренная утечка» и, скорее всего, плохо скрываемая атака на Михаила Фрадкова. Он возглавляет СВР – так теперь называется эта разведывательная служба – с 2007 года и в последнее время «подвергается интенсивным атакам» со стороны его противников.

«Весь смысл этой публикации состоит в том, чтобы сделать из СВР посмешище», утверждает Сидоров.

По его словам, в этом может быть заинтересован Сергей Нарышкин – главный кремлевский администратор и «правая рука» российского президента Дмитрия Медведева.

«Ему нечего будет делать в Кремле после 2012 года», когда заканчивается срок полномочий Медведева, добавил Сидоров. Смещение Фрадкова может расширить контроль Медведева над этой могущественной разведывательной службой.

В статье, опубликованной в «Коммерсанте», приводятся сведения о нескольких промахах СВР в области безопасности, и самый необъяснимый из них состоит в том, что Щербакову было разрешено руководить шпионскими операциями в Соединенных Штатах, тогда как его дочь проживала в этой стране.

Чиновников смещали со своих постов за менее значимые вещи в менее секретных ведомствах, подчеркивает «Коммерсант».

«Одного человека однажды уволили из Совета безопасности, так как его дальний родственник только собирался вступить в брак с иностранкой. Предполагается, что Служба внешней разведки должна проявлять еще больше внимания к такого рода информации», отметил он.

По мнению газеты, никто не обратил внимание на то, что сын Щербакова (сотрудник федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков) неожиданно покинул Россию незадолго до того, как ФБР арестовало здесь в конце июня спящих агентов Москвы.

Защитники СВР быстро нанесли ответный удар и подвергли сомнению в других изданиях представленную «Коммерсантом» информацию, подчеркнул Андрей Соколов - известный российский журналист и соредактор веб-сайта, публикующего материалы о работе российских и зарубежных спецслужб.

«Внутренние источники сообщили, что Щербаков – это не настоящее имя», подчеркнул Солдатов, являющийся также соавтором книги «Новая аристократия: восстановление полицейского государства и живое наследие КГБ» (The New Nobility: The Restoration of Russia’s Security State and the Enduring Legacy of the KGB).

«У меня есть некоторые сомнения на этот счет, так как обвинения в том, что Щербаков – это вымышленное имя, появились только после публикации, и это было озвучено источниками внутри СВР…, которые могли посчитать, что они нашли хороший способ для компрометации опубликованной статьи».

Однако у Солдатова «есть также некоторые сомнения относительно статьи в «Коммерсанте». Он обращает внимание на обвинения в том, что один из шпионов СВР, арестованных этим летом, «был избит в американской тюрьме». Солдатов назвал их «смехотворными».

Сообщение «Коммерсанта» о том, что Кремль может направить «команду убийц» для того, чтобы расправиться с Щербаковым, также представляется преувеличенными, однако один из ветеранов службы контрразведки ЦРУ заметил, что это «отнюдь не повод для шутки».

ЦРУ отказалось от комментария, то же самое сделал высокопоставленный сотрудник Совета безопасности Белого дома, а также официальный представитель сенатского комитета по разведке.

«Я думаю, что единственный реальный факт, который мы имеем, - сказал Солдатов, - состоит в том, что некто по имени Щербаков сбежал в США, и это все, в чем мы можем быть уверены».

0

64

Охота на двойного агента ("Der Spiegel", Германия)
Шпионские проблемы в России
Беньямин Биддер (Benjamin Bidder)

Москва. Предатель оказался в собственных рядах: скорее всего, именно двойной агент российской Службы внешней разведки (СВР) выдал летом в Америке Анну Чапман и других тайных агентов. В секретных службах поползли страхи – Москва замышляет месть.

Российские внешние разведчики умеют ценить покой и скрытность. Даже для своей штаб-квартиры Служба внешней разведки, в которой работает, по оценке немецкого Ведомства по охране конституции, 13 000 человек, выбрала особенно тихое местечко. Российский аналог штаб-квартиры ЦРУ в американском Лэнгли расположен в районе Ясенево на самой окраине Москвы, и когда кремлевских шпионов вызывают в Центр, то они говорят, что «надо ехать в лес».

Однако с покоем покончено с тех пор, как ФБР в июне этого года арестовало «глубоко законспирированных» российских агентов, в том числе и весьма успешно реализующую себя в последнее время в условиях рынка Анну Чапман. Всех шпионов, часть которых в течение десятилетий проживала в США по фальшивым паспортным данным, быстро обменяли.
 
Разведчиков, по словам российского премьер-министра Владимира Путина, выдал предатель из собственных рядов. «Предатели всегда плохо кончают», предупредил Путин, которому, как бывшему сотруднику КГБ в Дрездене, прекрасно известны законы этого цеха. «Как правило они подыхают от пьянства или от наркотиков».

Московские спецслужбы также иногда помогают человеку отправиться в мир иной. Так, например, советский агент Рамон Меркадер в 1940 году в Мехико убил при помощи альпенштока соперника Сталина Льва Троцкого, а в 2006 году сбежавший сотрудник ФСБ Александр Литвиненко умер в Лондоне от отравления радиоактивным полонием.

По мнению газеты «Коммерсант», по следу предателя уже идет киллер

Новый «Меркадер» в эти дни вновь отправился в путь, сообщает своим читателям солидная и уважаемая газета «Коммерсант», ссылаясь на анонимного сотрудника спецслужбы СВР, а это означает, что новый киллер уже идет по следу предателя.

По данным «Коммерсанта», предатель – это полковник Щербаков, который до недавнего времени был начальником управления «С» Службы внешней разведки, отвечавшим за разведывательную работу в США, а также за руководство тайными агентами. Судя по всему, ни у кого не вызывало подозрений то обстоятельство, что дочь Щербакова проживала в США и что его сын вдруг спешно покинул Россию, тогда как сам предполагаемый предатель в 2009 году отказался от повышения. Этот скромный полковник, как сообщает «Коммерсант», опасался прохождения теста на детекторе лжи. В начале этого года он и сам перебрался в Америку.

Теперь «в лесу» опасаются того, что это дело будет стоить некоторым сотрудникам спецслужбы «головы или погон».
В любом случае российские внешние разведчики, начиная с лета, уже испытали несколько провалов:

·    В начале месяца стало известно, что в Грузии была раскрыта российская шпионская сеть, состоявшая из 13 человек. После этого грузинская пропаганда издевательски заметила, что российскому шпионажу за границей лучше самому прекратить свое существование.

·    Затем в августе Москва потеряла еще и заместителя главы военной разведки ГРУ. Высокопоставленный генерал Юрий Иванов «трагически погиб» во время купания, сообщила тогда армейская газета «Красная звезда».

На самом деле Иванов утонул во время ныряния у берегов Сирии.

Русские имеют в этой стране пункт технической поддержки, а недавно – несмотря на протесты со стороны Израиля – Москва согласилась продать Дамаску ракеты «Яхонт».

На пути к созданию супер-спецслужбы

В Москве уже слышны голоса тех, кто выступает за реформу СВР или даже за роспуск этой службы и ее присоединение к ФСБ. В этом случае будет создана супер-спецслужба, сравнимая с советской КГБ, которую в 1990-х годах разрушил Борис Ельцин. «Отделение СВР от КГБ часто подвергается критике», пишет «Коммерсант». В поддержку подобного рода реинтеграции выступает прежде всего председатель российского Совета безопасности Николай Патрушев. Патрушев долгое время был главой ФСБ.

Московские эксперты в области разведки также удивлены интонацией напечатанной в «Коммерсанте» статьи. По их мнению, причиной провалов на самом деле является полная деградация московских секретных служб. «Мы работаем уже 30 или 40 лет, используя, по сути, те же самые методы и структуры», подчеркивает  главный редактор Интернет-сайта Agentura.ru и эксперт в области разведки Андрей Солдатов. «Мне не совсем понятно, насколько дело Щербакова может свидетельствовать в пользу слияния» - отметил Солдатов. Этот случай «может быть также интригой, разыгранной между собой нашими спецслужбами».

0

65

Арестованный российский шпион желает вернуться к прежней жизни ("The Wall Street Journal", США)
Ричард Будро (Richard Boudreaux)

МОСКВА. В течение 34 лет, во время и после холодной войны, он работал под покрытием на двух континентах, под одним единственным вымышленным именем. А его московское руководство вознаграждало такую железную выносливость одной лишь мягкой лестью.

В Перу он был Хуаном Ласаро — новостным фотографом, имеющим черный пояс по каратэ, который женился на звездной тележурналистке. После того, как пара переехала в Нью-Йорк, он превратился в Хуана Ласаро, доктора философии и адъюнкт-профессора политологии. А дома, в пригородном Йонкерсе, он оставался безумно любящим отцом своего сына Хуана Ласаро-младшего — талантливого молодого пианиста.

Жизнь Шпиона

Никто ни о чем не подозревал, пока он не был арестован Федеральным бюро расследований (Federal Bureau of Investigation), разоблачен как Михаил Васенков и выслан домой в рамках громкого обмена шпионами между США и Россией месяц назад.

Премьер-министр Владимир Путин устроил праздник в честь 10 высланных агентов, в числе которых присутствовала и роковая женщина Анна Чапмен (Anna Chapman), спел с ними патриотические советские песни и пообещал приличную работу и «яркую жизнь» на родине.

Но самый старший в этой группе шпион не испытывает никакой благодарности по этому поводу. Такое редко встретишь в истории шпионажа, но он хочет вернуть свою фальшивую личность и снова стать Хуаном Ласаро.

Есть одна проблемка. По словам родственника, настоящий Хуан Ласаро умер 63 года назад в Уругвае в возрасте 3 лет. Шпион использовал свидетельство о рождении умершего малыша для выстраивания легенды.

Бывалый агент, ныне проживающий в московской квартире, куда правительство России спрятало его от внимания общественности, сообщил, что он и его жена, высланная вместе с ним в процессе обмена шпионами, а также разлученный с ними 17-летний сын, хотели бы воспользоваться своими перуанскими паспортами, чтобы в ближайшие недели возвратиться в Перу и снова зажить как семья Ласаро.

«Он не хочет оставаться в России, — говорит его американский адвокат Генесис Педуто (Genesis Peduto), которая общается с ним по телефону. — Он говорит, что его имя Хуан Ласаро, что он не из России и по-русски не говорит. Он хочет отправиться со своей женой в ее родную страну, где Хуану-младшему, живущему в Нью-Йорке, будет легче их навещать. Семья для него стоит на первом месте».

Педуто говорит, что ей ничего не известно о мертвом Хуане Ласаро, поэтому комментировать это она не будет. От интервью ее клиент отказывается. Российская Служба внешней разведки отказывается давать какие-либо комментарии по поводу любого из 10 высланных агентов.

Раскрытие агентурной сети озадачило Соединенные Штаты и стало испытанием для российско-американских отношений. Группа агентов оказалась довольно странной: это были четыре пары с детьми, живущие обычной жизнью американских пригородов,  и, в то же время, тайно отсылающие радиограммы, обменивающиеся чемоданчиками с деньгами во время чистки обуви и передающие послания, написанные невидимыми чернилами.

Казалось, будто бы они искали в потаенных местах ту информации, которая выложена в Интернете и находится в открытом доступе. По словам представителей американских властей, они в течение десяти лет находились под наблюдением ФБР, и умудрились за все это время не получить даже толики секретной информации.

Хуан Ласаро  — это отдельная история. Молодость шпиона окутана тайной. Но его документальные следы, тянущиеся через Испанию, Уругвай, Перу и Нью-Йорк, дают возможность на мгновение заглянуть в мир московских «нелегалов» — агентов, работающих под глубоким прикрытием — и отследить его путь через испаноязычный мир в Америку. Из-за всех этих фальсификаций, «краж личности» и необходимости лгать семье, остается неясным, знала ли вообще его жена и пособница шпиона Вики Пелаез (Vicky Pelaez) о настоящем имени.

С самого начала холодной войны советские и российские агенты, работающие под глубоким прикрытием, приезжая в США, проводили там по нескольку лет, не имея за плечами никакого дипломатического прикрытия или иммунитета от уголовного преследования. В 1970-ых многие агенты жили в Перу, которой в те дни правили дружественные Москве офицеры. По словам бывших сотрудников КГБ, там они занимались созданием легенды перед тем, как просачиваться в США.

Успешные «нелегалы» возвращаются к любящим семьям, кремлевским наградам и своим настоящим личностям. А Ласаро, будучи агентом лояльным, но неэффективным, судя по всему, работал под покрытием настолько долго, что успел слиться с вымышленной личностью.  Выдуманный латиноамериканец превратился в настоящего.

«Кажется, он перестал быть русским и начал думать о себе как о Хуане Ласаро», — говорит бывший советский офицер разведки Борис Володарский, ныне работающий в Лондоне независимым аналитиком.

Личность сформировалась 13 марта 1976 года, когда человек с обвислыми усами вылетел из Мадрида в Лиму по уругвайскому паспорту на имя Хуана Хосе Ласаро Фуэнтеса (Juan Jose Lazaro Fuentes).

С ним было письмо, написанное на бланке Испанской табачной компании, в котором говорилось, что он был нанят для проведения рыночного исследования в Перу. Эта информация содержится в его личном деле, сохранившемся в Министерстве внутренних дел Перу, которое было заведено после подачи им заявления на получение гражданства.

Два года спустя после прибытия, он подал копии паспорта и уругвайского свидетельства о рождении, датированного 1943 годом, вместе с письмом, в котором просил военного диктатора Перу сделать его гражданином «самой гуманной страны» в Латинской Америке. В письме, которое не изобилует деталями, говорится, что он жил в Уругвае до семилетнего возраста, а затем отправился в Испанию, где учился и работал.

«Ласаро говорил по-испански со славянским акцентом, но никогда не упоминал о своем прошлом», — вспоминает Дельфина Приэто (Delfina Prieto), журналистка, работавшая с ним в Перу. После поверхностной проверки данных, в 1979 году Перу предоставило ему гражданство.

В 1983 году, он женился на Пелаез. А два года спустя они, вместе с ее сыном, который появился еще до ее отношений с Ласаро, переехали в Нью-Йорк. Она стала обозревателем нью-йоркской испаноязычной ежедневной газеты El Diario, получила американское гражданство и родила Хуана-младшего. Дома они говорили по-испански. Хуан-старший, законный американский резидент, заработал докторскую степень в области политологии в New School.

«Я не замечал ничего странного, — говорит Томас Хэлпер, который нанимал его на должность преподавателя Baruch College при Нью-йоркском университете (City University of New York). — Он был всецело поглощен своим сыном — казалось, он посвящает ему все свое время и очень им гордится».

Его история всплыла после ареста пары, произошедшего 27 июня.
ФБР сообщало о записанной при помощи жучков беседе, произошедшей в доме Ласаро в Йонкерсе, в котором он упомянул, что его семья переехала в Сибирь вскоре после его рождения.

Как утверждает ФБР, за последние десять лет пара несколько раз выезжала из Нью-Йорка в Южную Америку, чтобы получать от российских агентов наличные деньги и передавать им сообщения. Тем не менее, в одной из полученных Бюро записей,  Ласаро жаловался на то, что, по мнению агентов, «моя информация не представляет никакой ценности».

В рамках соглашения по обмену шпионами, он, его жена и остальные восемь человек признали себя виновным. По словам защищавших их адвокатов, он назвался именем, которое ему велели назвать представители российской стороны — Васенков — зачитав его в суде по бумажке.

Так кто такой Васенков? Бывшие сотрудники КГБ говорят, что это имя может быть таким же подлинным, как Ласаро. Поиск в российских справочниках и сайтах не выдает ни одного подходящего по заданным параметрам Васенкова. «У парня, возможно, было несколько имен, — говорит бывший генерал Олег Калугин, который когда-то заведовал операциями КГБ в США.

Каким бы ни было его настоящее имя, то поручительное письмо от табачной компании шпион, очевидно, подделал. Мадридская Altadis SA, ныне владеющая этой компанией, говорит, что дела Хуана Ласаро в своих документах не обнаружила.

В Испании шпион оставил один единственный след в качестве Ласаро: в начале 1976 года он ненадолго въехал в страну по трехмесячной визе, по пути в Перу. Об этом говорят печати в его уругвайском паспорте.

Перу занимается расследованием на предмет того, прибегнул ли он к мошенничеству для получения гражданства. Представители уругвайских властей, помогающие своим перуанским коллегам в расследовании, говорят, что свидетельство о рождении настоящего Хуана Ласаро, мог присвоить любой человек из его окружения.

Именно это, очевидно, и произошло. Элида Панисса Фуэнтес (Elida Panizza Fuentes) из Уругвая сказала Journal, что Хуан Ласаро был ее единокровным братом. Она говорит, что он умер от дыхательной недостаточности в 1947 году.

Ева Ирэне Фуэнтес (Eva Irene Fuentes) в свидетельстве о рождении, которое использовал шпион, записанная как мать ребенка. Овдовев, она снова вступила в брак и в 1948 году родила Паниссу. Перед ее смертью мать рассказала Паниссе историю болезненного мальчика, которого семья помнила как «Хуансито».

«Всякий раз, рассказывая о ребенке, она не могла сдержать слез, — говорит Панисса.  Она была опечалена, узнав, что шпион использовал для прикрытия личность ее брата: «Как они могут творить такое?»

Пелаез тоже задала свой собственный резкий вопрос. По словам двух присутствовавших при этом адвокатов, ожидая депортации в камере, она вплотную приблизилась к мужу и задала вопрос: «Как тебя зовут? Как тебя зовут на самом деле?»

Ее адвокат Карлос Морено (Carlos Moreno), говорит, что в ответ муж рассмеялся и сказал, что его зовут Хуан Ласаро. По его словам, эти двое стоят друг за друга и за имя Ласаро. «Мне кажется, она ничего не знала о других его личностях», — добавляет адвокат.

0

66

Россия сегодня: жертва или страна шпионов? ("Right Side News", США)
Тоби Уэстерман (Toby Westerman)

Как следует относиться к России: как к жертве советского тоталитаризма или как к стране, где нынешняя российская элита ведет работу по возрождению неокоммунизма? Очень влиятельный ученый Эдвард Лозанский (Edward Lozansky) считает ее жертвой и ведет свою работу в данном направлении, игнорируя коммунистическое возрождение в этой стране.

В настоящее время весьма уважаемый и пользующийся влиянием ученый Эдвард Лозаннский работает над тем, чтобы Соединенные Штаты Америки согласились со следующей идеей: что российская нация была жертвой советского гнета, как и многие другие нации и народности.

Американская безопасность напрямую зависит от того, как мы расцениваем Россию – как жертву собственного прошлого или как страну, которая под руководством своей элиты посвятила себя делу возрождения марксизма и мирового господства. 

Америка готова в гигантских масштабах передавать России свои технологии, которые дадут российским военным целый ряд огромных преимуществ, а также могут уничтожить техническое лидерство Америки.

Лозанский, который является  президентом Американского университета в Москве и руководителем Всемирного российского форума, опубликовал письмо в популярной российской газете, в котором он утверждает, что Соединенные Штаты Америки должны считать Россию жертвой советского тоталитаризма, и что такое признание окажет "широкое и огромное воздействие" на "перезагрузку" в американо-российских отношениях.

Заявления Лозанского важны, и их следует воспринимать серьезно, поскольку они представляют собой влиятельное направление в мышлении американского бизнеса и власти. У Лозанского есть масса влиятельных знакомых как в Соединенных Штатах, так и в России, и он занимается обучением специалистов, которые дают рекомендации людям, отвечающим за принятие решений как в американском правительстве, так и в частном бизнесе.

Американский университет в Москве был основан в 1990 году с согласия Михаила Горбачева и Джорджа Буша-старшего. Всемирный российский форум это тот центр, где происходит обмен информацией и мнениями между руководителями бизнеса, представителями государственной власти, учеными, занимающимися проблемами государственной политики, и экспертами по американо-российским отношениям.

Уже несколько лет Лозанский выступает за то, чтобы считать Россию жертвой советской тирании.

В своем письме ученый заявляет, что в сентябре 2005 года он написал тогдашнему российскому президенту Владимиру Путину послание, призвав его публично заявить, что Россия "понесла огромный ущерб" от советского гнета.

Лозанский признает, что пока он "прямого" ответа от Путина не получил.

Правоверный Путин

Путин заявил в 2005 году, что распад Советского Союза  стал "величайшей катастрофой 20-го столетия".

В ноябре 2007 года он вручил Орден дружбы Джорджу Блейку – одному из самых ценных шпионов Советского Союза. Британцы в 1961 году приговорили Блейка к 42 годам тюремного заключения по обвинению в шпионаже. Контрразведка НАТО считала, что Блейк виновен в разоблачении сотен британских агентов, что могло привести к их гибели в советских застенках.

При помощи своих просоветски настроенных друзей Блейк устроил дерзкий побег из тюрьмы "Вормвуд" через несколько лет после своего заточения. Затем он бежал в СССР, где ему было присвоено звание полковника. Блейк помогал готовить советских шпионов, и в том момент, когда он удостоился награды Путина, этот человек все еще читал лекции в российской академии разведки.

Песни со шпионами

А совсем недавно, в июле, Путин встретился с десятью российскими разведчиками, действовавшими под мощным прикрытием, которые были арестованы в США и затем обменяны на четырех людей, находившихся в российских тюрьмах.

Согласно имеющимся сообщениям, Путин пообещал им "хорошую работу" и сказал, что этих людей ожидает "яркое будущее". С необычной для него откровенностью Путин заявил, что спел вместе со шпионами несколько патриотических песен, однако отказался сообщить, где и когда происходила данная встреча.

Одна из песен носит название "С чего начинается Родина" и является "неофициальным гимном" российских офицеров-разведчиков.

В словах песни говорится о товарищах, о матери, о пасторальных сценах России. Но там также есть строки о найденной в шкафу "отцовской буденовке" и о "клятве", которую ты дал в юности и пронес через годы в своем сердце.

Буденовка это остроконечный головной убор, который носили военнослужащие большевистской армии с 1918 по 1921 год, и это напоминание о том, что отец/дед был солдатом-коммунистом во времена большевистской революции или в период Гражданской войны. Вера в то, что необходимо хранить традиции верности и служения коммунистическому государству зародилась с самых первых дней его кровавого существования.

А клятва, несомненно, означает самопожертвование во имя "великого дела" успеха России и коммунистического государства.

Коммунизм: то он есть, то его нет

Письмо Лозанского для прессы начинается с восторженного цитирования недавнего выступления главы Комитета по международным делам Государственной Думы Константина Косачева.

Дума это нижняя палата российского законодательного органа, и публичное заявление Косачева, в котором он называет Россию жертвой "сталинского тоталитаризма", несколько противоречит официальной кремлевской линии с ее почтительным отношением к несуществующему ныне советскому государству.

Лозанский признает, что заявление Косачева несколько спорно, и полагает, что на него дал свое "добро" Кремль.

Но раздражающий многих вопрос остается без ответа: как и почему просоветская элита разрешает публично осуждать Советский Союз в стенах самого влиятельного органа законодательной власти России?

Косачев заявляет, что Россия "отторгла" коммунизм. Безусловно, США поддерживают такое объяснение, но есть люди, которые смотрят на это иначе.

Фидель Кастро, который вне всяких сомнений, является  экспертом по всем коммунистическим вопросам, заявляет, что распад Советского Союза  был следствием "наивности и случайности".

Если взгляды Кастро верны, то легко увидеть в нынешней российской элите пережившую советский распад группу людей, которая пытается возродить то, что уже давно не существует.

Действия российской элиты становятся понятнее, когда осознаешь, что в российской власти господствуют ее спецслужбы, то есть, ее шпионы.

Действующие или "бывшие" сотрудники российских разведывательных служб контролируют и влияют почти на все важнейшие сферы жизни российского общества.

Безусловно, Россия это шпионское государство.

Обман и НЭП

Допускать обвинения в адрес коммунизма и одновременно продвигать его идеи – это элементарная задача для тех, кто мастерски освоил искусство обмана.

Существует даже советский прецедент, облегчающий нынешней российской элите ее работу в этом направлении.

В начале 20-х годов Советский Союз крайне нуждался в западной помощи. Большая часть крестьянства открыто бунтовала, промышленность была парализована забастовками, война с Польшей шла из рук вон плохо, а Россия еще не оправилась от последствий большевистской революции и начавшейся затем Гражданской войны.

Основателю советского государства Владимиру Ленину надо было действовать, причем действовать быстро. Военный коммунизм, представлявший собой систему бартера и государственных реквизиций, потерпел полную неудачу. Ленину и советскому государству нужен был запас времени, но западные страны не без оснований с подозрением относились к стране, преданной идее мировой коммунистической революции.

Ленин выдвинул идею, которая предполагала отказ от коммунизма, а сам тем временем отчаянно кинулся спасать этот самый коммунизм.

Ленин на том этапе провозгласил Новую экономическую политику (НЭП). Она допускала существование капитализма в ограниченном виде, хотя государство по-прежнему должно было контролировать все самые важные отрасли промышленности страны.

Уже на следующий день Ленина начали хвалить за "свержение коммунизма" и возрождение капитализма в России. Многие на Западе были уверены в том, что коммунизм потерпел крах, и что скоро большевики будут уже не у власти.

New York Times информировала своих читателей 13 августа 1921 года, что "Ленин отказывается от государственной собственности как от советской политики". А автор статьи Уолтер Дюранти (Walter Duranty) начинал свое сообщение со слов о том, что "Ленин выбросил коммунизм за борт". Дюранти знал, что лжет в своем репортаже, однако решил подыграть Советам.

Поскольку советское правительство не разрешало западным репортерам приезжать в Россию, Дюранти писал о событиях в этой стране из столицы Латвии Риги. Благодаря сотрудничеству с Советами он получил разрешение на въезд в Советский Союз и стал одним из первых иностранных корреспондентов, работавших непосредственно в Москве.

Позже Дюранти стал пламенным поклонником ленинского преемника Иосифа Сталина и скрывал многочисленные сталинские зверства, включая гибель миллионов украинцев во время "массового голода" начала 30-х годов. Биограф Дюранти озаглавила свою работу о нем "Апологет Сталина".

НЭП существовал до тех пор, пока ленинский преемник Иосиф Сталин не объявил декретом о его окончании, что вызвало недовольство у многих коммунистов, которые как и Ленин понимали преимущества такой политики.

Уроки прошлого в сегодняшнем применении

У Москвы имеются огромные ресурсы для продвижения своих интересов в Соединенных Штатах. Ее главный интерес заключается в наращивании российской технической и военной мощи в ущерб США. Москва в этих целях использует широкий круг самых разных людей, от шпионов-нелегалов до ученых с самыми добрыми намерениями.

Нынешняя российская элита делает все, чтобы сегодняшнее плавание по морям капитализма не прекратилось. При этом она старается обрести максимум преимуществ, от военных до технических и технологических.

Америка должна отвергать любые попытки представить российское государство и тех, кто им руководит, в качестве  жертвы. Да, Россия пострадала от советской тирании, как и многие другие страны; но сегодняшняя московская элита по-прежнему твердо верит в эту тиранию.

Сегодняшнюю Россию надо рассматривать как несчастное орудие агрессивной прокоммунистической элиты, вступающей в союзы со всеми антиамериканскими странами мира. Ее цель заключается в продвижении марксистской идеологии в ее сегодняшнем виде в ущерб богоданной человеческой свободе совести и поступков.

Америка должна извлечь уроки из прошлого; но при этом она обязана четко понимать, что из всего этого является уловкой на пользу тем, кто хочет нас уничтожить.

0

67

СМИ: во время операции спецслужб РФ убили лидера кавказских боевиков Доку Умарова
29 марта 2011 г.

Среди боевиков, уничтоженных в результате спецоперации в Ингушетии, может быть главарь бандподполья Доку Умаров, пишет газета "КоммерсантЪ" со ссылкой на участников операции.

28 марта в результате точечного удара ВВС России и наземной операции была уничтожена база боевиков, на которой готовили террористов-смертников, в том числе для терактов на территориях Республик Северная Осетия (Алания) и Ингушетия. НАК заявил о ликвидации в общей сложности 17 боевиков, их личности пока не установлены.

По данным издания, участники операции предполагают, что среди ликвидированных могли быть готовивший смертников Аслан Бютукаев и, возможно, сам глава "Имарата Кавказ" Доку Умаров. Последний, в частности, брал на себя ответственность за теракты в московском метро (совершенными ровно год назад) и столичном аэропорту "Домодедово".

Операция в Сунженском лесу проводилась в два этапа. Сначала с вертолета был нанесен ракетный удар по блиндажу. Как доложили в штаб вертолетчики, было уничтожено до шести боевиков. Однако потом они доложили, что наблюдают отход еще одной группы, в которой было еще человек двенадцать. Ее ракетным ударом накрыл экипаж второго вертолета.

При зачистке местности спецназ ФСБ столкнулся с сопротивлением выживших при авиаударах боевиков, погибли два спецназовца.

Издание также приводит подробности ликвидации активного пособника бандитов Аслана Цечоева в ингушском селении. Когда его дом окружили силовики, оттуда вышли жена и двое детей Цечоева. Сразу после этого боевик открыл огонь из пулемета по омоновцам: один был убит, второй тяжело ранен. После этого дом из крупнокалиберных пулеметов БТР буквально сровняли с землей, уничтожив и пулеметчика.

Россия обвиняет лидера кавказских боевиков Умарова в теракте в "Домодедово"

Следственный комитет России вынес постановления о привлечении Доку Умарова и Аслана Бютукаева в качестве обвиняемых по делу о теракте в аэропорту "Домодедово" 24 января 2011 года, сообщил РИА "Новости" официальный представитель СК Владимир Маркин.

Обвинение планируется предъявить по признакам преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 209 и ч. 1 ст. 210 УК РФ (создание устойчивой вооруженной группы и преступного сообщества).

"По уголовному делу следователями СК РФ вынесены постановления о привлечении в качестве обвиняемых в отношении активных членов бандформирований, в том числе Доку Умарова и Аслана Бютукаева. Кроме того, Адама Ганижева, Ислама Евлоева и Аслана Цечоева обвиняют в участии в устойчивой вооруженной группе и преступном сообществе (часть 2 статьи 209 и часть 2 статьи 210 УК РФ)", - сказал Маркин.

Максимальная санкция по этим статьям - 20 лет лишения свободы.

Напомним, взрыв в международном терминале московского аэропорта "Домодедово" произошел днем 24 января. По предварительным данным, террорист-смертник, находившийся в толпе встречающих, привел в действие начиненное металлическими поражающими элементами взрывное устройство. Его мощность составила до 7 килограммов в тротиловом эквиваленте. Погибли 37 человек, более 120 были госпитализированы.

По данным источника, близкого к расследованию, смертником был уроженец Ингушетии Магомед Евлоев. По делу о теракте уже задержаны трое человек, в том числе сестра и брат Евлоева. Все они арестованы. Ответственность за организацию теракта взял на себя лидер северокавказских боевиков, глава самопровозглашённого Эмирата Кавказ Доку Умаров.

Спецслужбы РФ "убивают" Умарова часто и регулярно

Операции, направленные на ликвидацию лидера северокавказских боевиков, проводят регулярно. В январе этого года появилась оперативная информация, что Умарова вместе с группой боевиков накрыли в горах авиаударом. Однако после поисковой операции в местах вероятного уничтожения бандгруппы данные не подтвердились, передает NEWSru.com.

В прошлом году в январе началась очередная спецоперация в том же, что и сейчас, Сунженском районе Ингушетии. Тогда были уничтожены 14 боевиков, в том числе бывший личный телохранитель Умарова Исраилов и лидер бандподполья Сунженского района Иса Дзейтов. Однако самого Умарова среди них не оказалось.

Стоит отметить, что тогда властям пришлось оправдываться за гибель мирных жителей, которые попали под перестрелку между боевиками и спецслужбами. Представитель силовых структур заявили, что боевики использовали их в качестве "живого щита". Президент Ингушетии Юнус-Бек Евкуров тогда ездил к семьям погибших и пострадавших и лично выражал соболезнования и обещал материальную помощь.

В январе прошлого года спецоперация по поимке Умарова проходила в Чечне и проводилась под непосредственным руководством главы республики Рамзана Кадырова. Лидера боевиков тогда найти также не удалось, зато был уничтожен амир Чингисхан Гишаев, входивший в ближайшее окружение Доку Умарова.

В июне 2009 года сообщалось, что лидер северокавказских боевиков уничтожен в ходе спецоперации на границе Ингушетии и Чечни. Однако позднее выяснилось, что эта информация не соответствует действительности.

В конце января 2005 года спецслужбы также распространили информацию о гибели Доку Умарова. Тогда утверждалось, что Умаров был тяжело ранен в бою с федеральным спецназом в высокогорном Итум-Калинском районе, близ административной границы с Грузией. Позднее его состояние якобы резко ухудшилось (у него было прострелено легкое и задеты другие жизненно важные органы), и он скончался. Вскоре выяснилось, что Умаров, хотя и был ранен, но не смертельно.

В последние месяцы на сайтах чеченских сепаратистов от имени Умарова публиковались признания едва ли не во всех крупных терактах на территории России. Так было и с подрывом "Невского экспресса". Однако следственные органы сомневаются в его причастности.

Вместе с тем следователи не исключают, что Умаров причастен к покушению на президента Ингушетии Юнус-Бека Евкурова в июне 2009 года. Против лидера чеченских боевиков возбуждено несколько уголовных дел.

Его имя также связывают с наиболее громкими терактами последнего времени: с взрывом в московском метро в марте прошлого года и терактом в аэропорту "Домодедово". Он выпустил очередное видеообращение в феврале этого года, в котором взял на себя ответственность за теракт в аэропорту. Вместе с Умаровым в ролике фигурировал амир Хамзат, командующий батальоном смертников "Рийядус Салихийн", которого, предположительно, также уничтожили спецслужбы в ходе спецоперации 28 марта. В видеообращении после терактов в метро он также заявлял, что они были организованы по его приказу.

0

68

СМИ: чеченцев, причастных к теракту в "Домодедово", убил в Турции российский киллер
22 сентября 2011 г.

Двое из троих чеченцев, расстрелянных в Стамбуле 16 сентября, могут оказаться известными боевиками из окружения Доку Умарова, которых российские спецслужбы подозревают в организации ряда терактов, в том числе в московском аэропорту "Домодедово". Один из них - Рустам Альтемиров - числился в федеральном розыске и был заочно арестован Басманным судом Москвы. Помимо теракта, его подозревают в убийстве.

По уточнённым данным стамбульской полиции, жертвами неизвестного киллера были, помимо Альтемирова, Заурбек Амриев и Берг-Хаж Мусаев (ранее они фигурировали в СМИ как Рустам Алтемирол, Завбек Амриев и Мсаеви Беркхаз, - ред.).

Как сообщил газете источник в правоохранительных органах, Берг-Хаж Мусаев - не кто иной, как амир Хамзат - правая рука Доку Умарова. Как считают, именно он с помощью гипноза и наркотиков превратил Магомеда Евлоева в живую бомбу, которая рванула в "Домодедово". В Турции он уже полтора года находился на лечении после ранения.

Лицо Берг-Хаж Мусаева действительно похоже на лицо амира Хамзата с видеозаписи, появившейся вскоре после теракта в "Домодедово". На ней приближённый Умарова сидит по правую руку от него, смертник Евлоев - по левую.

Впрочем, стоит отметить, что настоящее имя амира Хамзата, которое тогда называли СМИ, ссылаясь на информационный центр Национального антитеррористического комитета, - Аслан Бютукаев.

Между тем у стамбульских полиции и спецслужб, которые ведут расследование этого дела, уже появился подозреваемый в расстреле чеченцев - 55-летний российский гражданин Александр Жирков. Он въехал в Турцию 2 сентября по дипломатическому паспорту, выданному ему в МИДе РФ в 2008 году.

Жирков уже бывал в Стамбуле в марте 2009 года. Тогда там были убиты несколько известных северокавказских боевиков. Среди них был и Муса Атаев - представитель Доку Умарова за рубежом.

По версии следователей, 4 сентября убийца и двое его подручных арендовали машину в районе Аксарая (пригород Стамбула) на две недели для поездки в Анталью. Жирков покинул номер отеля за несколько минут до прибытия спецназа, и задержать его до сих пор не удалось. В его комнате полицейские нашли документы, пистолет с глушителем, маску и прибор ночного видения. Уже установлено, что стрельба по чеченцам велась именно из этого пистолета.

Турецкие силовики считают, что Жирков может быть членом так называемой "берлинской группы" - глубоко законспирированной команды ликвидаторов, которых якобы спонсирует некий состоятельный российский олигарх и курируют спецслужбы РФ. Ячейка занимается убийствами чеченцев в Европе и в Турции, ее штаб-квартира располагается в Берлине - отсюда и название, объясняет сайт "Кавказ-Центр", на который ссылается "Грузия Online".

Российские силовики осторожно комментируют это убийство в Турции. "Нам про них ничего не известно", - заявил официальный представитель Национального антитеррористического комитета Николай Синцов. Власти Чечни также утверждают, что они ничего не знают о погибших. "Мы слышали про это убийство в Турции, но имена погибших нам неизвестны", - сказал советник Рамзана Кадырова Альви Керимов.

В то же время руководитель рабочей группы по делам Северного Кавказа Общественной палаты России Максим Шевченко высказал мнение, что если убитые действительно были причастны к взрывам смертников, "объявили войну российскому государству", то "логично, что у спецслужб в ответ есть группы ликвидаторов и чистильщиков". В этом случае "всё произошедшее - нормальное явление на войне", заключил он.

С 2006 года российские власти "легально" уничтожают террористов за рубежом

Напомним, с одобрения российского парламента президент страны наделён правом "использовать Вооружённые силы и спецподразделения за пределами страны для борьбы с терроризмом". Соответствующий проект постановления ещё летом 2006 года внёс на рассмотрение Совета Федерации тогдашний глава государства Владимир Путин.

А 10 августа 2009 года президент России Дмитрий Медведев внёс в Госдуму законопроект о порядке применения вооруженных сил РФ за пределами страны. 9 сентября Государственная дума РФ единогласно в первом чтении приняла инициированные президентом России Дмитрием Медведевым поправки к закону "Об обороне". За принятие закона проголосовали все 448 депутатов, зарегистрированных в зале.

В свою очередь МИД Украины потребовал от России официального разъяснения по этому законопроекту.

0

69

Инженера-испытателя с Плесецка признали виновным в работе на ЦРУ  
10 февраля 2012

Третий окружной военный суд в пятницу признал виновным старшего инженера-испытателя космодрома Плесецк подполковника Владимира Нестерца в передаче ЦРУ США данных об испытаниях отечественных стратегических боевых ракетных комплексов и назначил ему наказание в виде 13 лет лишения свободы, сообщает центр общественных связей ФСБ России.

«В ходе судебных заседаний Нестерец признал себя виновным в передаче за денежное вознаграждение представителям ЦРУ США сведений об испытаниях новейших российских стратегических боевых ракетных комплексов, составляющих государственную тайну», – говорится в сообщении, передает РИА «Новости».

Инженера судили по статье «государственная измена». «Нестерец приговорен к 13 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима, лишению воинского звания «подполковник», – сообщает ЦОС.

Инженер занимался испытаниями боевого ракетного комплекса «Тополь-М» и был на хорошем счету у начальства. Его ежемесячный заработок составлял около 100 тыс. рублей в месяц, пишет «Комсомольская правда».

Нестерец по собственной инициативе установил контакт с сотрудниками ЦРУ и предложил им свои услуги.

«Владимир Нестерец выдал американским разведчикам  секретные и совершенно секретные  сведения об испытаниях новых  боевых ракетных комплексов, чем нанес  серьезный ущерб безопасности и обороноспособности государства», - сообщили в ФСБ России.

Примечательно, что, передав документы, Нестерец согласился на символическую предоплату в 1 тыс. долларов. Основной «гонорар» сотрудники ЦРУ обещали выплатить военному инженеру после проверки проданной информации специалистами Пентагона. При этом американские разведчики звонили Нестерцу с подставного номера в США прямо на домашний телефон в закрытом военном городке, что привлекло внимание российских контрразведчиков.

Нестерец сознался в преступлении.

Слишком грубая работа со стороны ЦРУ. Похоже либо на двойную игру (наши забрасывали дезу), либо на запланированный слив шпиона-инициативника ЦРУшниками по какой-то причине, что происходит крайне редко. Подозрительная история.

0

70

Немецкий "Друг" Советского Союза
Для работы на чужую разведку необязательно быть предателем своей страны
2012-02-17

http://i062.radikal.ru/1202/4e/b02ca11b9cc5.jpg
Вальтер Франц Мария Штеннес.

В нашей стране о Рихарде Зорге слышали все. О его современнике Вальтере Штеннесе известно гораздо меньше. Между тем судьба этого немецкого офицера, сотрудничавшего с советской разведкой в годы Второй мировой войны, довольно интересна.

Вальтер Франц Мария Штеннес родился в 1896 году в семье государственного чиновника из Вестфалии. Штеннес или Стеннес (как его неправильно называют в нашей стране, игнорируя правила фонетики немецкого языка) приходился двоюродным братом Генриху Брюннингу – рейхсканцлеру Веймарской Германии, которого сменил на этом посту фон Папен в мае 1932 года. Дядей Штеннеса был кельнский архиепископ Шультес.

МАСТЕР ДИВЕРСИЙ И СПЕЦОПЕРАЦИЙ

В роду Штеннесов было немало военных, что, вероятно, и определило зачисление Вальтера в Королевский прусский кадетский корпус. По его окончании Штеннес пошел служить младшим офицером на фронт – в разгаре была Первая мировая война. На войне Вальтер проявил себя сорвиголовой и в то же время талантливым и умелым офицером. В секретных характеристиках для служебного пользования начальники Штеннеса из полка Die Hacketauer, в котором он проходил военную службу, сделали пометку «U.u.», что означало «неудобный подчиненный».

После окончания неудачной для Германии Первой мировой войны пехотный капитан Штеннес вернулся домой настоящим героем: его грудь украшали Железный крест 1-й и 2-й степеней и Рыцарский крест с мечами, а также еще три боевые награды. Бравый боевой офицер привлек к себе внимание тогдашнего министра внутренних дел Пруссии Карла Северинга. В 1919 году Штеннесу, сотруднику берлинской полиции, было поручено создать роту особого назначения – элитное подразделение в структуре полиции безопасности. В кратчайшие сроки, уже к началу 1920 года, Штеннес выполнил поставленную перед ним задачу: в Берлине появилось полностью моторизованное и боеспособное спецподразделение.

На новом поприще Штеннес снискал не меньшую славу, чем на полях сражений Первой мировой. В феврале 1921 года инспектор полиции в Пруссии фон Прессдорф так отзывался о своем подчиненном: «Использовался мною и министром внутренних дел для выполнения самых трудных особых поручений». Генерал-лейтенант фон Ваттер вспоминал: «Целый ряд лучших офицеров был передан полиции. Штеннес был одним из лучших офицеров, выполняющих особые задания».

Вскоре Вальтер Штеннес принял предложение генерала Ганса фон Секта участвовать в организации «черного рейхсвера», что позволило бы немцам в обход Версальского мирного договора 1919 года создать теневые военные структуры и в перспективе возродить германскую армию. В рамках этой программы Штеннес создал егерский батальон, в который набрал самых буйных немецких вояк. Основной задачей Штеннеса была организация саботажа и диверсий на оккупированных победителями Первой мировой войны территориях, и прежде всего в Рурском бассейне, занятом французскими войсками. Известно, что диверсанты Штеннеса успели пустить под откос четыре поезда. Весной 1923 года генералы Людендорф, Штюльпнагель и Бок рекомендовали Штеннеса Курту Янке, являвшемуся на тот момент государственным тайным комиссаром Рурской обороны.

В период Первой мировой войны (а также до этого) Курт Янке работал на немецкую военную разведку в США в контакте с генералами Гансом фон Сектом и Александром фон Фалькенхаузеном. После Первой мировой войны Янке создал частное разведывательное бюро. Будучи крупным землевладельцем, он избирался в прусский ландтаг в 1924–1928 годах. Также известно, что Янке руководил разведкой при министре иностранных дел Густаве Штреземане. В период с октября 1925 по апрель 1930 года Штеннес выполнил целый ряд «особых поручений» Курта Янке, который был доволен работой своего подопечного.

ЗАКЛЯТЫЙ ВРАГ ФЮРЕРА

Впервые Штеннес увидел Гитлера в марте 1920 года в Берлине в доме графа Эрнста Ревентлофа. «В парне ничего особенного. Он не выглядит ни Мессией, ни даже лже-Мессией» – таким было первое впечатление правого монархиста Штеннеса. В том же году, но чуть позже, Гитлер и Штеннес познакомились в Мюнхене, в салоне Хелены Бехштайн. Их представил друг другу генерал Эрих Людендорф. Но сближения не произошло: Штеннес отказался участвовать в пивном путче Гитлера–Людендорфа в ноябре 1923 года и долго не соглашался вступать в НСДАП. Он не считал политиков людьми дела, а только интриганами, чья деятельность не шла на пользу Германии. Напротив, Гитлеру для роста популярности его партии были нужны сильные и авторитетные личности, такие как Вальтер Штеннес. В конце концов, Штеннес поставил условие: он вступит в нацистскую партию только в случае своего назначения на пост руководителя штурмовых отрядов (СА) группировки «Ост». Гитлер был вынужден согласиться. Так Вальтер Штеннес стал во главе самого мощного территориального формирования штурмовиков, дислоцированных восточнее Эльбы. В его зону ответственности входили семь провинций, включая Восточную Пруссию и столицу Берлин. Отряды СА, подчинявшиеся Штеннесу, насчитывали 36 тысяч человек и располагали большим количеством оружия. Кроме того, Штеннес занял должность заместителя начальника штаба СА.

В нацистскую партию Вальтер Штеннес вступил только в декабре 1927 года. «Почему я это сделал? – вспоминал впоследствии Штеннес. – У меня не было выбора. Люди из окопов 14-го года хранили верность мне и таким, как я. Но Гитлеру между тем удалось завоевать молодежь. Для нее только он что-либо значил».

ПУТЧ ШТЕННЕСА

Уже к 1930 году стало ясно: дороги Штеннеса и Гитлера расходятся. Штеннес вспоминал: «Я должен быть честным. Я противопоставил себя Гитлеру не из-за жестокости. Я оказался в открытой оппозиции к нему в 1930 году – более чем за два года до создания первых концлагерей. Отторжение возникло на основе многочисленных бесед с ним, моих знаний о так называемом руководящем корпусе и понимания того, что от этого движения и его представителей нельзя ожидать ничего хорошего». Осенью 1930 года отряды Штеннеса, поддержанные 20 тысячами штурмовиков в других частях Германии, отказались подчиняться приказам Коричневого дома в Мюнхене – штаб-квартиры НСДАП. Причина была проста: верхушка НСДАП растрачивала партийную кассу на сомнительные проекты, в то время как штурмовикам все больше приходилось затягивать пояса. Тогда и произошли первые стычки между штурмовиками Штеннеса и отрядами СС Гитлера. Между Гитлером и Штеннесом назревал открытый конфликт. Гитлер заявил Штеннесу: «Вы становитесь все более независимым от меня. Слишком независимым, чтобы это было хорошо для вас. У вас слишком много собственных идей в политике».

Руководителем СА Гитлер назначил Эрнста Рема – заметного участника «пивного путча» 1923 года. Несмотря на то что Штеннес и Рем были старыми знакомыми, Рем не смог затмить своего заместителя, он оказался неспособен на это. Как записал Геббельс в своем дневнике в ноябре 1930 года, «вчера приходил капитан Рем. Отличный парень, но до Штеннеса не дорос».

Весной 1931 года Штеннес вновь выступил против Гитлера. Путч оказался неудачным, у Штеннеса не было серьезной финансовой поддержки, и как следствие большая часть штурмовиков перешла на сторону Гитлера. В конце концов, Штеннес был арестован и брошен в тюрьму. Из тюрьмы его вытащил Герман Геринг (оба воевали на фронтах Первой мировой). Оставаться в Германии было небезопасно (Штеннеса убили бы), и в декабре 1933 года он прибыл в Китай военным советником к Чан Кайши. С 1928 года при Чан Кайши действовала группа немецких военных советников во главе с генералами фон Сектом и Фалькенхаузеном – сторонниками союза Германии, России и Китая. Большую роль в назначении Штеннеса советником при Чан Кайши сыграл Курт Янке. Он хорошо знал как главных немецких военных советников, работавших в то время в Китае, так и супругу Чан Кайши, имевшую большое влияние в стране.

ГЛАВА ЛИЧНОЙ РАЗВЕДКИ ЧАН КАЙШИ

По приезде в Китай Штеннес был приписан к личному штабу Чан Кайши и должен был подготовить личную охрану китайского руководителя по образцу «прусской гвардии». Позже Штеннес получил должность «руководителя европейской информационной службы генералиссимуса», иными словами, начальника личной разведки. Являясь начальником личной охраны Чан Кайши, Штеннес был назначен еще и руководителем авиационного отряда генералиссимуса. В 1937 году, когда японцы начали активную фазу войны против Китая, Чан Кайши стал поручать Штеннесу разведывательные задания. Для получения нужной информации Штеннес использовал свою агентуру в Ханое и в Хайфоне, установил деловые отношения с британским губернатором Гонконга, куда периодически уезжал в командировки. Кроме того, в Китае Штеннес курировал военно-строительные работы. Он имел прямой доступ как к самому Чан Кайши, так и к его жене, игравшей важную роль в делах гоминьдановского Китая и приходившейся сестрой вдовы основателя партии Гоминьдана Сунь Ятсена. Штеннес стал ее переводчиком и советником.

Летом 1938 года миссия генерала Фалькенхаузена прекратила свое существование в Китае (нацистская Германия была заинтересована в поддержании хороших отношений с Японией), а сам генерал отбыл в Германию. Штеннес не мог последовать его примеру, остался в Китае и тем самым превратился в частное лицо. В этот период Штеннес и предложил свои услуги советской разведке. Во время встречи с советским разведчиком Николаем Тищенко Штеннес так объяснил свои действия: «Моя основная цель – свержение Гитлера и создание новой, демократической Германии, правительство которой должно опираться на коалицию всех партий. Власть только тогда будет крепкой, когда будут допущены свобода и равенство». Штеннес предоставлял советской разведке конфиденциальную информацию по проблемам германо-японских отношений, политики Германии и Японии в отношении гоминьдановского Китая. Наиболее важными были прогнозы Штеннеса о сроках нападения нацистской Германии на СССР и по вопросу о вступлении Японии в войну против Советского Союза.

В апреле 1940 года Штеннес сдал в Чунцине дела своему преемнику в группе оставшихся немецких советников Штельциеру и переехал в Шанхай, чтобы полностью сосредоточиться на добывании разведданных. Оттуда он руководил разведкой Чан Кайши и располагал радиостанцией для передачи важных сообщений. Периодически он приезжал в Чунцин для личного доклада генералиссимусу Чан Кайши. Штеннес сообщал советской разведке, что немцы открыли в Шанхае свою резидентуру, разведывательная деятельность которой охватывала весь Азиатско-Тихоокеанский регион, включая США и Австралию.

В беседах с представителями советской разведки Штеннес подчеркивал, что у него есть информаторы как в Азии, так и в самой Германии и что он готов делиться этой информацией на безвозмездной основе.

После разгрома Японии и окончания Второй мировой войны Штеннес в декабре 1948 года отправился к Чан Кайши на Тайвань, а уже впоследствии перебрался в Германию и поселился у своей сестры в Хагене, в британской оккупационной зоне. Он стал издавать еженедельный информационный бюллетень, в котором публиковал получаемую им из разных стран информацию. Этот еженедельник был рассчитан на ведущих германских промышленников и банкиров. Штеннес предложил советской разведке продолжить сотрудничество, но «только на чисто немецкой основе и исключительно в интересах Германии». К такому повороту наша разведка оказалась не готова, возможно, посчитав, что в новых условиях можно обойтись и без связей Штеннеса. В итоге в 1952 году личное дело Штеннеса под псевдонимом «Друг» было сдано советской разведкой в архив за ненадобностью.

Вальтер Штеннес умер в 1989 году в возрасте 93 лет и был похоронен в городе Люденшайд, земля Северный Рейн-Вестфалия. Он никогда не был ни соратником Гитлера, ни агентом советской разведки, ни тем более «дальневосточным Штирлицем», как пытаются его изобразить некоторые исследователи. Он также отказался работать на американскую и британскую разведки ни во время, ни после Второй мировой войны. Это был немецкий националист старой имперской закалки, талантливый и умелый организатор, главным врагом которого был нацизм и лично Гитлер. Своеобразным политическим завещанием этого интересного человека можно считать следующие слова, сказанные им советскому разведчику Николаю Тищенко в марте 1939 года: «Когда Гитлер будет низвергнут, необходимо, учитывая особенности нынешней международной обстановки, заключить союз, какое-то соглашение между Германией, СССР и Китаем. Этот альянс станет базой их успешного экономического развития». Эти слова актуальны и сегодня.

0

71

"Красная селедка" от КГБ для дядюшки Сэма
История о том, как шпион у шпиона тайну украл

http://s017.radikal.ru/i429/1202/f1/7f03b1f94ddc.jpg
Оперативная съемка. Агент "Сфиэ" (Толкачев) перед задержанием.

Red herring (англ. буквально – «красная селедка») на жаргоне американских спецслужб – операция по дезинформации, отвлекающий маневр.

В марте 1981 года по инициативе главы резидентуры ЦРУ Гарднера Гаса Хэттавэя в Москву в порядке эксперимента с новым проектом под кодовым названием «Чистая лазейка» прибыл молодой офицер, разведчик «глубокого прикрытия». Наши контрразведчики и сыщики наружного наблюдения называли таких разведчиков подснежниками.

Его появление имело предысторию. Дело в том, что Хэттавэй, возглавив московскую резидентуру, обратил внимание, что его разведчики практически лишены возможности покидать здание посольства незамеченными. Всякий раз за ними увязывалась «наружка». В то же время несколько человек, так называемые чистые дипломаты, занимавшие невысокие посты в посольстве, могли беспрепятственно передвигаться, куда им вздумается.

Одной из причин, почему КГБ всегда знал, за кем следить, а кого можно оставить без присмотра, заключалась в том, что разведчики всегда работали только в помещениях, предназначенных для ЦРУ. Кроме того, будучи в почтенном возрасте – от 40 до 45 лет, они уже успевали побывать в других странах, то есть «засветиться».
Также в разделе:

Как правило, советская контрразведка задолго до приезда того или иного цэрэушника в Москву уже располагала на него исчерпывающей информацией.

ОПАСНАЯ ЛАЗЕЙКА

Идея Хэттавэя состояла в том, что новичка-цэрэушника, никогда ранее не работавшего за границей по линии разведки, вычислить намного сложнее. Особенно если он будет молод – 30–35 лет – и не будет не только участвовать в повседневных «играх» своих коллег, но и посещать помещений резидентуры, а весь рабочий день будет заниматься чисто посольскими делами.

На «тропу войны» разведчики «глубокого прикрытия» должны выходить только в решающий момент, и то лишь, если имеется абсолютная гарантия, что они не «засветятся».

Разведчикам «глубокого прикрытия» вменяется в обязанность молниеносно появиться в нужном месте в нужное время и так же молниеносно исчезнуть. Они обязаны действовать, как призраки. Вместе с тем результаты их действий всегда должны быть не только материальны, но и весьма осязаемы.

Об их принадлежности к разведке осведомлены только в штаб-квартире ЦРУ, резидент и посол США в Москве. Использовать такого «подснежника» можно только в случае крайней необходимости – когда шефу резидентуры понадобится, чтобы кто-то из его офицеров покинул посольство, не увлекая за собой «хвост».

Проект Хэттавэя «Чистая лазейка» успешно был апробирован, и на смену первопроходцу решено было послать следующего молодого офицера – Эдварда Ли Ховарда. Он удовлетворял всем требованиям, предъявляемым к кандидатам на эту должность.

Так как трудно было прогнозировать, с какими чрезвычайными обстоятельствами Ховарду придется столкнуться в Москве, он был тщательно проинформирован не только обо всех наиболее важных операциях, проводимых американской резидентурой ЦРУ в Москве, но и о наиболее оберегаемых источниках, в числе которых фигурировал Адольф Толкачев, ведущий конструктор Всесоюзного НИИ «Фазотрон» Министерства радиопромышленности СССР.

Однако в московские окопы холодной войны Ховард так и не попал, поскольку в мае 1983 года рутинный тест на полиграфе показал, что он солгал в ответ на вопрос об употреблении наркотиков во время службы в Корпусе мира. Его отвели от поездки в СССР и тут же уволили из ЦРУ без объяснения причин.

Вместе с любимой женой Мэри он переехал в местечко Эль-Дорадо близ Санта-Фе, столицы штата Нью-Мексико, нашел там подходящую работу – устроился экономистом в законодательном собрании штата Нью-Мексико, но так и не смог побороть в себе обиду на управление. У него начались запои, по ночам он стал донимать бывших коллег телефонными звонками, выражая им свое неудовольствие и критику в адрес руководства ЦРУ, да и вообще впал в депрессию.

В феврале 1984 года, во время ссоры в баре, Ховард выхватил пистолет и выстрелил в потолок. Суд признал его виновным. В прошлом судимостей он не имел, поэтому его освободили под подписку о невыезде, ограничившись пятилетним условным наказанием и назначением принудительного лечения в психиатрической клинике. Во всем случившемся, как и в своих психических расстройствах, бедняга по-прежнему винил только ЦРУ.

Через три месяца после лечения у психиатра Эдвард Ховард, нарушив подписку о невыезде, приобрел недельный тур и вылетел в Европу якобы для закрепления реабилитационного курса.

21 сентября 1984 года, прибыв в Вену, он переступил порог советского консульства и выразил готовность поделиться известной ему информацией о деятельности московской резидентуры ЦРУ, действовавшей под прикрытием посольства США. За оказание необычной услуги Ховард просил всего каких-то 150 тыс. долл.

Сделка состоялась. Доброволец стал обладателем требуемой суммы, а Комитет госбезопасности СССР – информации особой важности. Кроме прочих сведений Эдвард Ховард представил данные о Толкачеве и о совершенно секретном проекте «Чистая лазейка», который к тому времени перестал уже быть проектом, превратившись в полновесную секретную операцию, регулярно проводимую резидентурой ЦРУ в Москве.

Получив требуемую сумму, Ховард поместил деньги на секретный счет в швейцарском банке, и уже 23 сентября в компании любимой жены шумно праздновал акт возмездия над ненавистным управлением у себя дома в Эль-Дорадо.

Ховард полагал, что сделка носила единовременный характер, но в КГБ считали по-другому. Хотя контакт и не был оформлен письменным договором о взаимных обязательствах, комитет не собирался в дальнейшем отказываться от услуг добровольного рекрута, постоянно держа его в поле зрения. 

http://s018.radikal.ru/i514/1202/c8/930bb810daa8.jpg
Задержание Толкачева бойцами «Альфы» 9 июня 1985 года.

АГЕНТ ЦРУ В СЕКРЕТНОМ НИИ

Получив наводку от Ховарда, наши контрразведчики осторожно выяснили, к разработке каких научных программ и проектов конструктор Толкачев имеет непосредственный доступ, а к каким проявляет повышенный интерес, не обусловленный служебной необходимостью, заказывая спецлитературу в секретной библиотеке НИИ «Фазотрон».

Выяснилось, что интерес его к сведениям, составляющим военную и государственную тайны, беспределен, а доступ к ним неограниченный. Было от чего схватиться за голову – за последние пять лет через руки Толкачева прошло множество документов под грифом «Совершенно секретно» и «Особой важности». Значит, решили эксперты, оригинальные идеи, с которыми успел ознакомиться шпион, уже нашли достойную оценку за океаном и теперь усовершенствуются в тамошних секретных лабораториях или же, будучи материализованы, уже работают на нашего противника.

Черт подери, все, что нами достигнуто в результате неимоверных усилий и лишений, за бесценок скуплено американцами, а своими успехами в военной радиоэлектронике они обязаны нам и своему агенту!

В воображении контрразведчиков возникали картины дорогого ресторана, где за столами с крахмальными скатертями сидят богатые посетители-американцы, а на кухне, не покладая рук, только и успевая смахивать пот со лба, трудятся русские повара-ученые. Между кухней и залом снует половой по прозвищу «Сфиэ», подтаскивая клиентам на блюдечке с голубой каемочкой деликатесы согласно сделанному заказу.

Вскоре панические настроения сменились трезвым расчетом. Центр приказал: «Носа не вешать, разработать план мероприятий, нейтрализующих или сводящих до минимума нанесенный урон!»

И умные головы комитета вспомнили об операции «Хоровод».

ОПЕРАЦИЯ «ХОРОВОД»

Впервые операция по дезинформированию главного противника под кодовым названием «Хоровод» была успешно запущена в мутные воды американских спецслужб в 1955 году. Да так удачно, что в итоге позволила нам опередить Соединенные Штаты в области ракетостроения и освоения космоса на целое десятилетие.

Во время авиационного парада, проводившегося в третье воскресенье августа 1955 года, в присутствии иностранных дипломатов и военных атташе стран, с которыми мы находились в состоянии холодной войны, над Красной площадью в течение 15–20 минут на сверхнизкой высоте, звено за звеном, пролетала армада тяжелых бомбардировщиков нового типа. Этих самолетов оказалось гораздо больше, чем могли предполагать иностранные разведчики, действовавшие в Москве под дипломатическим прикрытием. В результате у них сложилось впечатление, что с конвейеров наших авиазаводов самолеты такого сверхмощного типа сходят десятками и сотнями, как сосиски на мясокомбинате.

В действительности одна и та же эскадрилья этих самолетов-монстров летала по кругу, через каждые три минуты вновь и вновь появляясь над головами ошеломленных иностранцев.

Цель этого отвлекающего маневра заключалась в том, чтобы создать видимость, будто СССР намерен увеличить мощь своих наступательных сил, бросив весь ресурс своего военно-промышленного потенциала на производство сверхтяжелых бомбардировщиков, то есть упор в вероятной войне мы собираемся сделать на использование авиации. В действительности же Советский Союз ускоренными темпами строил межконтинентальные баллистические ракеты.

Обман удался. В итоге Соединенные Штаты, несмотря на то, что в их распоряжении находились вывезенная из послевоенной Германии технология производства ракет и ее создатель Вернер фон Браун, перестали уделять должное внимание развитию ракетостроения, а занялись разработкой новых типов самолетов, массированным выпуском и усовершенствованием средств ПВО – русские же в вероятной войне намерены наносить авиационные удары сверхмощными бомбардировщиками!

Успешно проведенная в 1955 году операция «Хоровод» имела серьезные и далеко идущие последствия. Настолько серьезные, что запуск Советским Союзом в октябре 1957 года первого искусственного спутника Земли привел администрацию США и американские спецслужбы в состояние шока. Они не могли поверить, что мы способны так быстро прийти в себя после войны, и уж тем более в такой короткий срок создать столь мощную ракету-носитель. США бросились вдогонку, но время-то упущено!

Триумф операции по дезинформации главного противника стал особенно очевиден по прошествии шести лет, когда 12 апреля 1961 года в космосе первым оказался русский, а не американец!

Через неделю Аллен Даллес, глава Центрального разведывательного управления, был отправлен в отставку. И хотя формальным поводом для его устранения считалась неудачная попытка свергнуть коммунистический режим на Кубе, в американской администрации все хорошо понимали, что президент Кеннеди не может простить ему просчетов шестилетней давности и отставания в разработке космических систем.

Операция «Хоровод», проведенная Главным разведывательным управлением (военная разведка) Генштаба ВС СССР совместно с Комитетом госбезопасности, стала классикой контршпионажа и искусства дезинформации.

ИГРА НА ДОВЕРИИ

Играть, так уж играть по-крупному, решили в КГБ СССР. Нанести удары нужно было одновременно в нескольких направлениях.

Прежде всего надо было превратить Толкачева в канал продвижения противнику внешне заманчивых, но по сути дезориентирующих или тупиковых идей. Таким образом, мы сумели бы замкнуть исследования американцев на «негодный объект», заставив их распылить материальные ресурсы и научный потенциал.

Планируя использовать «Сфиэ» в своих целях, КГБ исходил из того, что тот за время многолетнего и безупречного обслуживания своих заокеанских хозяев заслужил их безусловное доверие и настолько приучил их к употреблению изысканных яств – сверхценных сведений, что они, не задумываясь, проглотят и другие, но уже приготовленные на комитетских кухнях. Почему бы и нет? Ведь глотают же больные вместо наркотических таблеток плацебо – пилюли-пустышки. Главное – чтобы пациент доверял эскулапу!

И началось. Толкачев, оставаясь «официантом», стал еще и мальчиком, подающим мячи на поле, где шел решающий матч за первенство между двумя командами: Комитет госбезопасности СССР – с одной стороны, ЦРУ и военно-промышленный комплекс США – с другой.

Толкачев снабдил американцев подробной информацией об электронных системах управления, используемых нашими истребителями МиГ, а также о контрмерах, применяемых ими для того, чтобы ускользать от американских самолетов и радаров.

До разоблачения «Сфиэ» ЦРУ успело аккумулировать на его счетах в американских банках более 5 млн. долл. С поправкой на сегодня они превращаются в 25 млн. долл. – ничтожная сумма по сравнению с той, что могла быть затрачена США на соответствующие исследования в области электроники. Таким образом, шпион сэкономил американским налогоплательщикам многие миллиарды долларов!

Американцы поделились секретами, полученными от «Сфиэ», со своим основным союзником на Ближнем Востоке – Израилем, и вскоре арабы, чьи военно-воздушные силы были на 99% укомплектованы советскими военными самолетами, обнаружили их уязвимость и досягаемость для средств израильской ПВО.

Измена прибыльна. Никогда еще за всю историю Соединенным Штатам не удавалось заполучить более рентабельного агента. Прибыль, полученная США от совместного предприятия «ЦРУ–Сфиэ», составила более 100 млрд. долл.

Измена убыточна. Многомиллиардные контракты на поставку советской авиатехники и средств ПВО арабским странам были сорваны. 

МИРАЖИ ДЕЗИНФОРМАЦИИ

В ходе изучения абонентских карточек секретной библиотеки НИИ «Фазотрон» контрразведчики установили, что с 1981 года Толкачев неизменно проявлял повышенный интерес к технологии создания нашими специалистами бомбардировщика-невидимки. Именно в это время американцы начали активно разрабатывать свой вариант летательного аппарата, который невозможно засечь радарами. Американский «Стелс» был полным аналогом нашего «Невидимки». Мы значительно опережали США в этом направлении, поэтому услуги «Сфиэ», подрядного поставщика сверхсекретных сведений, относящихся к нашему проекту, явились бы для противника подарком судьбы.

Хотите секреты самолета-невидимки? Они есть у нас! В течение десяти месяцев (октябрь 1984 года – июнь 1985 года) Толкачев исправно снабжал своих заокеанских заказчиков сведениями, состряпанными по рецепту КГБ на специальных «кухнях» – в секретных лабораториях филиалов НИИ «Фазотрон» Министерства радиопромышленности СССР. На американских ученых и техников, работавших над проектом «Стелс», вдруг обрушился шквал информации.

«Водокачка», «артезианская скважина» – вот лишь некоторые из прозвищ, которыми наградили в штаб-квартире ЦРУ Толкачева, имея в виду обилие получаемых от него материалов, относящихся к новому летательному аппарату. Американским экспертам потребовался не один год, чтобы сделать заключение, что калейдоскоп данных, полученных ЦРУ от своего агента, – всего лишь искусительные миражи, уводящие от магистрального пути. В итоге нам с помощью «Сфиэ» удалось помешать завершению работ над «Стелсом» в намеченные американцами сроки и вынудить военно-промышленный комплекс США пойти на неоправданно высокие затраты.

Но самое главное состояло в том, что благодаря усилиям комитета американский вариант нашего «Невидимки» представлял для нас угрозу не большую, чем дирижабль. В этом американские генералы смогли убедиться уже во время первых полетных испытаний «Стелса».

Обескураживающее открытие: «Стелс» являлся невидимкой только для американской национальной системы ПВО! Да это же самолет-самоубийца, а не чудо ХХI века – русские собьют его при первом же вылете! Это груда металлолома по баснословной цене (в первоначальном варианте «Стелс» весил 180 тонн, на его создание было затрачено около 30 млрд. долл.).

Как случилось, что «Стелс» оказался мертворожденным дитятей?! Объяснения просты. Не в силах заставить американцев отказаться от идеи создания летательного аппарата, который невидим для радаров, мы постарались, чтобы он был заведомо уязвим для наших средств ПВО. Для этого Толкачеву в секретной библиотеке подсовывалась специально разработанная техническая документация. Остальное доделывал «человеческий фактор».

Доложенческий пыл интернационален и не имеет идеологической окраски. Стараясь как можно быстрее отчитаться о завершении строительства чудо-самолета, инженеры корпорации НОРТРОП – главного подрядчика-изготовителя – зачастую бездумно, механически копировали ту самую технологию, которую им поставлял «Сфиэ», даже не подозревая, что своими же руками загоняют в боевые ангары ВВС Соединенных Штатов троянского коня.

На корректировку данных, попавших в лаборатории корпорации НОРТРОП стараниями Комитета госбезопасности, американцы затратили в общей сложности около восьми лет. Впервые «Стелс» был применен лишь в 1991 году в ходе боевых действий против Ирака, во время проведения операции «Буря в пустыне».

Американцы любят шутить, что джентльмен – это человек, который, увидев, как рядом стоящая женщина уронила чашку, толкает на пол и ее, чтобы ей легче было поднять осколки. Похоже, в случае с созданием американцами самолета-невидимки КГБ по отношению к ЦРУ поступил в духе этой шутки – по-джентльменски.

0

72

Яков Серебрянский – легенда Лубянки и трижды ее узник
Жизнь и подвиг разведчика могут стать сюжетами многих приключенческих фильмов

http://s45.radikal.ru/i109/1202/26/b248e3b84216.jpg
Полковник Яков Исаакович Серебрянский. Москва.

30 марта 1956 года в Бутырской тюрьме на допросе у следователя Военной прокуратуры СССР генерал-майора юридической службы Цареградского от сердечного приступа скончался один из организаторов советской внешней разведки Яков Исаакович Серебрянский, трижды становившийся за время своей чекистской деятельности узником Лубянки. Не выдержало сердце даже видавшего виды разведчика-нелегала, имя которого в 1920–1930-е годы было покрыто легендами в чекистской среде. Активный и талантливый разведчик Яков Серебрянский прожил полную тревог и опасностей героическую и в то же время трагическую жизнь.

НАЧАЛО ПО ГОРОДАМ И ВЕСЯМ

9 декабря 1892 года в Минске в семье подмастерья у часовых дел мастера Исаака Серебрянского родился сын, которому родители дали имя Яков. Он рос, как и все выходцы из еврейской бедноты, не зная особого достатка. Мальчику было шесть лет, когда его отцу удалось получить место приказчика на сахарном заводе. Материальное положение семьи несколько улучшилось, что позволило Якову поступить в Минское городское училище. В 1908 году он успешно закончил обучение.

В 1907 году, будучи учащимся городского училища, Яков вступил в члены ученического эсеровского кружка, а спустя год – в партию социалистов-революционеров, где он стал активистом ее наиболее радикального крыла – эсеров-максималистов. Именно максималисты организовывали покушения на царских министров, губернаторов, генералов, высших чинов полиции и других представителей власти.

В мае 1909 года Яков, которому едва исполнилось 17 лет, был арестован полицией за «хранение литературы преступного содержания» и по подозрению в соучастии в убийстве начальника Минской тюрьмы. В заключении он провел один год, после чего был административно выслан в Витебск. С апреля 1910 года работал электромонтером на Витебской электростанции.

В августе 1912 года Яков был призван в армию. Служил рядовым 122-го Тамбовского полка в Харькове. После начала Первой мировой войны с июля 1914 года воевал на Западном фронте рядовым 105-го Оренбургского полка. Однако служба в действующей армии для молодого человека длилась недолго. Уже в августе, во время Самсоновского прорыва в Восточной Пруссии, Серерянский был тяжело ранен. Почти полгода он находился на излечении в госпитале, а затем был демобилизован из армии. С февраля 1915 года работал электромонтером на газовом заводе в Баку.

После Февральской революции 1917 года Серебрянский становится активистом эсеровской организации, членом Бакинского совета. От партии социалистов-революционеров он был избран делегатом Первого съезда Советов Северного Кавказа. С марта 1917 года – сотрудник бакинского Продовольственного комитета. После освобождения Баку от мусаватистов, Серебрянский служил в Красной армии – начальником отряда бакинского Совета по охране продовольственных грузов на Владикавказской железной дороге.

В 1918 году на квартире у своего друга и коллеги по бакинскому Совету и эсеровской партии Марка Беленького Серебрянский познакомился с его 18-летней сестрой Полиной. Впоследствии она стала женой Якова и разделила с ним все трудности непростой жизни разведчика-нелегала.

ЧРЕЗВЫЧАЙНЫЕ ЗАДАНИЯ В ПЕРСИИ И ВНОВЬ АРЕСТЫ

Вскоре Бакинская коммуна пала, город заняли английские интервенты. Серебрянский переехал в персидский город Решт, куда ранее, спасаясь от бедствий Гражданской войны, перебралась с родителями Полина. В мае 1920 года в Персию вошли части Красной армии, преследовавшие отряды белогвардейцев и англичан. 6 июня Решт был провозглашен столицей Гилянской Советской Республики.

Именно в это время судьба свела Серебрянского с видным чекистом того времени Яковом Блюмкиным, который в июле 1918 года по заданию ЦК левых эсеров убил германского посла графа Мирбаха. В Гиляни Блюмкин служил комиссаром штаба персидской Красной армии. Он посодействовал принятию Серебрянского на службу в созданный в ней Особый отдел. Так началась работа Якова Серебрянского в ВЧК.

После поражения Гилянской Республики Серебрянский переехал в Москву, где продолжил службу в центральном аппарате ВЧК в качестве оперативного работника. В сентябре 1920 года он становится секретарем административно-организационного отдела. Здесь он познакомился с руководителем отдела Вячеславом Менжинским и начальником Особого отдела Артуром Артузовым. Впрочем, служба Серебрянского в центральном аппарате ВЧК длилась недолго. В августе 1921 года он увольняется из ВЧК по демобилизации и поступает на учебу в Электротехнический институт.

Работая в ВЧК, Серебрянский продолжал поддерживать связь со своими бывшими друзьями-эсерами, что сыграло с ним злую шутку. Уже учась в институте, он был арестован своими же бывшими коллегами-чекистами. 2 декабря 1921 года Серебрянский зашел в гости к своему старому товарищу – правому эсеру Давиду Абезгаузу – и угодил в устроенную там засаду. Четыре месяца провел Яков в лубянской внутренней тюрьме. Следствие изучало вопрос о его возможной принадлежности к правым эсерам, находившимся в то время под фактическим запретом. 29 марта 1922 года Президиум ГПУ, рассмотрев его дело, вынес постановление: из-под стражи освободить, но «взять на учет и лишить права работать в политических, розыскных и судебных органах, а также в Наркомате иностранных дел».

Серебрянский устроился на работу заведующим канцелярией нефтетранспортного отдела треста «Москвотоп», однако в начале 1923 года был вновь арестован, на этот раз – по подозрению во взяточничестве. Следствие не подтвердило предъявленных ему обвинений, и Серебрянский был взят на поруки и освобожден. В октябре того же года Яков перешел на работу в редакцию газеты «Известия», где сделал окончательный политический выбор и стал кандидатом в члены ВКП(б).

СВЕРХСЕКРЕТНАЯ РАБОТА

И вновь в судьбу Серебрянского вмешался Блюмкин. В то время он собирался по линии внешней разведки на нелегальную работу в Палестину в качестве резидента и подыскивал себе заместителя.

Блюмкин предложил Серебрянскому, свободно владевшему английским, французским и немецким языками, ехать вместе с ним. Серебрянский дал свое согласие. Ранее принятое постановление Президиума ГПУ в отношении бывшего чекиста было отменено, и он был зачислен особоуполномоченным закордонной части Иностранного отдела. В декабре 1923 года разведчики выехали в Яффу (ныне район Тель-Авива). Однако в июне 1924 года Блюмкин был отозван в Москву, и его на посту резидента сменил Серебрянский. Руководство разведки поставило перед молодым резидентом довольно сложную задачу: создать глубоко законспирированную агентурную сеть в регионе. С поставленной задачей Серебрянский отлично справился.

Ему удалось привлечь к сотрудничеству большую группу эмигрантов из числа как сионистских поселенцев, так и из русских – бывших белогвардейцев, осевших в Палестине. Завербованные Серебрянским люди впоследствии составили ядро руководимой им специальной группы.

В 1924 году к Серебрянскому присоединилась жена Полина, направленная в Яффу помогать супругу по личному указанию начальника Иностранного отдела Михаила Трилиссера. Историк российской разведки Эдуард Шарапов по этому поводу пишет: «В 1924 году, когда Серебрянский уже почти год находился за границей, Трилиссер, бывший в то время начальником ИНО ОГПУ, вызвал к себе его жену – Полину Натановну.

– Вам нужно ехать к мужу, – сказал Трилиссер. – Ему трудно. Вам надо быть рядом.

– Не поеду, боюсь.

Несколько затянувшаяся беседа Серебрянской и начальника внешней разведки закончилась очень просто. Трилиссер после уговоров и объяснений положил свою ладонь на руку Серебрянской и мягко, но твердо сказал: «Ну вот что, Полина Натановна. Или вы поедете за границу к мужу, или вам придется положить на стол партийный билет».

Для нее, члена партии с 1921 года, работницы Краснопресненского райкома партии, это было просто немыслимо, и она поехала. И была с мужем в Палестине, Франции, Германии, США и Бельгии, везде помогая мужу в трудной и необходимой для страны работе. В 1925 году Серебрянского отозвали из Палестины и направили на нелегальную работу в Бельгию. В Москву он возвратился в феврале 1927 года и был принят в члены ВКП(б). В том же году его направили нелегальным резидентом в Париж, где он проработал до марта 1929 года.

Материалы о деятельности Серебрянского в Бельгии и во Франции до сих пор носят гриф секретности. Свидетельством его успешной оперативной деятельности может являться лишь тот факт, что по окончании загранкомандировки разведчик был отмечен высшей ведомственной наградой – нагрудным знаком «Почетный чекист» и серьезным повышением по службе, а ранее, в 1927 году и 1928 году, он дважды награждался личным боевым оружием.

Возвратившись в Москву, Серебрянский возглавил 1-е отделение ИНО ОГПУ (нелегальная разведка) и одновременно стал руководителем Особой группы при председателе ОГПУ, которая в чекистском обиходе неофициально именовалась «группой Яши». Это было независимое от руководства ИНО разведывательное подразделение, задачей которого являлось глубокое внедрение агентуры на объекты военно-стратегического значения в США, Западной Европе и Японии, а также подготовка и проведение диверсионных операций в тылу противника на случай войны. Одновременно одной из основных задач нелегального аппарата группы Серебрянского была организация специальных мероприятий за рубежом в отношении наиболее злобных врагов СССР, предателей и изменников Родины.

Особая группа действовала за границей только с нелегальных позиций. Ее сотрудники не использовали в качестве прикрытия официальные советские дипломатические или торговые представительства. Она подчинялась непосредственно председателю ОГПУ Менжинскому, по инициативе которого и была создана.

ОХОТА ЗА ГЕНЕРАЛОМ КУТЕПОВЫМ

Генерал-лейтенант Александр Павлович Кутепов (преемник Петра Николаевича Врангеля) возглавлял боевую организацию Русский общевоинский союз (РОВС), засылавшую террористов и диверсантов на территорию Советского Союза. В мае 1927 года боевики Кутепова попытались взорвать дом в Москве, в котором проживали сотрудники ОГПУ, в июне 1927 года был организован взрыв Дома политпросвещения в Ленинграде, в июле 1928 года была брошена бомба в бюро пропусков ОГПУ в Москве.

Летом 1929 года руководство ОГПУ вышло в ЦК с предложением о похищении и вывозе в Советский Союз председателя РОВС генерала Кутепова, активизировавшего диверсионно-террористическую деятельность организации на территории СССР. Это предложение было утверждено Сталиным. 1 марта 1930 года Яков Серебрянский и один из руководителей внешней разведки Сергей Пузицкий выехали нелегально в Париж для руководства этой операцией.

Следует подчеркнуть, что до середины 1960-х годов причастность советских органов государственной безопасности к похищению генерала Кутепова не афишировалась и даже отрицалась. Лишь в 1965 году газета «Красная звезда» – официальный орган Министерства обороны – рассказала об этой операции. А подробности ее проведения были опубликованы в 1997 году в третьем томе «Очерков истории российской внешней разведки».

Похищение генерала Кутепова было осуществлено в воскресенье 26 января 1930 года около 11 часов дня на углу улиц Удино и Русселе в 7-м квартале Парижа. Резидентуре ОГПУ было известно, что в этот день в 11 часов 30 минут Кутепов должен был присутствовать на панихиде по умершему генералу Каульбарсу в Галлиполиской церкви на улице Мадемуазель, что в 20 минутах ходьбы от его дома. Однако до храма генерал не дошел.

Накануне, 25 января, одним из сотрудников опергруппы Серебрянского была передана записка генералу Кутепову, в которой ему назначалась кратковременная встреча на пути к церкви. При этом разведчики учитывали, что генерал на встречи, связанные с агентурой и боевой деятельностью РОВС, всегда ходил один. Прождав некоторое время автора записки на трамвайной остановке на улице Севр, Кутепов продолжил свой путь.

Сотрудники группы Серебрянского, а также агенты парижской резидентуры ОГПУ, выдававшие себя за французских полицейских, задержали генерала под предлогом проверки документов и предложили проехать в полицейский участок для выяснения личности. Кутепов дал усадить себя в автомобиль, но, услышав русскую речь, попытался оказать сопротивление. Его усыпили хлороформом. Однако больное сердце генерала не выдержало последствий наркоза, и он умер от сердечного приступа.

Предпринятые французской полицией и лично начальником контрразведки РОВС полковником Зайцевым меры по розыску Кутепова положительных результатов не дали. Больше генерала никто не видел. 30 марта 1930 года за удачно проведенную операцию Яков Серебрянский был награжден орденом Красного Знамени. 

ГРУППА ЯШИ ДИВЕРСИОННОГО ПРОФИЛЯ

Сразу же после завершения операции по нейтрализации Кутепова Серебрянский приступил к созданию автономной агентурной сети в различных странах мира. Следует отметить, что уже к середине 1930-х годов группа Серебрянского имела за рубежом 16 работоспособных нелегальных резидентур, главным образом в фашистской Германии, Франции, США и на оккупированной японцами территории Северо-Восточного Китая.

Среди его помощников было немало лиц, особо отличившихся при выполнении заданий нашей Родины. К их числу следует отнести «Генри», возглавлявшего одну из нелегальных групп. По плану, разработанному Серебрянским, он сумел изъять архив Троцкого, за что был награжден орденом Красного Знамени. Другая нелегальная группа, руководимая «Эрнстом», сумела потопить семь германских судов с оружием, предназначенным для генерала Франко в период гражданской войны в Испании. Сотрудниками Серебрянского были получены весьма ценные данные о новых самолетах, военных кораблях и другом вооружении фашистской Германии.

13 июня 1934 года, то есть через три дня после создания НКВД СССР, «группа Яши» была напрямую подчинена наркому внутренних дел и преобразована в Специальную группу особого назначения (СГОН). При ней была создана школа разведчиков-нелегалов диверсионного профиля. Многие ее выпускники в годы Великой Отечественной войны стали крупными специалистами по проведению диверсий в тылу противника.

После начала гражданской войны в Испании группа Серебрянского, которому 29 ноября 1935 года было присвоено звание старшего майора госбезопасности, участвовала в нелегальных поставках оружия республиканскому правительству. Так, в сентябре 1936 года сотрудниками спецгруппы при помощи агента «Бернадет» удалось закупить у французской фирмы «Девуатин» 12 новых военных самолетов якобы для некоей нейтральной страны. Самолеты доставили на приграничный с Испанией аэродром, откуда их под предлогом летных испытаний благополучно перегнали в Барселону.

Разразился неслыханный международный скандал. Президента Франции Блюма и военного министра Пернэ обвинили в покровительстве республиканской Испании. А несколько позже, 31 декабря 1936 года, в советской прессе было опубликовано постановление ЦИК Союза ССР «О награждении за особые заслуги в деле борьбы с контрреволюцией тов. Серебрянского Я.И. орденом Ленина».

СМЕРТЬ ОТ АППЕНДИЦИТА

Одним из объектов разработки группы Серебрянского во второй половине 1930-х годов был сын Троцкого Лев Седов, проходивший в материалах ОГПУ–НКВД под псевдонимом «Сынок».

Седов, полностью разделявший политические взгляды отца, в 1937 году приступил к подготовке первого съезда IV Интернационала. А в Москве начали разработку операции по похищению Седова. Ее проведение было поручено Серебрянскому. Позже Серебрянский писал: «В 1937 году я получил задание доставить «Сынка» в Москву. Речь шла о бесследном исчезновении «Сынка» без шума и о доставке его живым в Москву». Как же планировалось провести операцию? В архивных документах внешней разведки говорится следующее:

«План похищения Седова был детально разработан и предусматривал его захват на одной из парижских улиц. Предварительно путем наблюдения были установлены время и обычные маршруты передвижения Седова в городе. На месте проводились репетиции захвата. Предусматривалось два варианта его доставки в Москву. Первый – морем. В середине 1937 года было приобретено небольшое рыболовецкое судно, приписанное к одному из северных портов страны. На окраине города-порта сняли домик – место временного укрытия, куда поселили супружескую пару сотрудников «группы Яши».

Подобрали экипаж. Только до капитана довели легенду, что возможно придется совершить переход в Ленинград с группой товарищей и взять там снаряжение для республиканской Испании. Капитан изучил маршрут, имел достаточный запас угля, воды, продовольствия. В ожидании команды экипаж судна совершал регулярные выходы в море за рыбой.

Второй вариант – по воздуху. Группа располагала собственным самолетом с базой на одном из аэродромов под Парижем. Летчик – надежный агент. В авиационных кругах распространили легенду: готовится спортивный перелет по маршруту Париж–Токио. Пилот начал тренировки, доведя беспосадочное время пребывания в воздухе до 12 часов. Расчеты специалистов показывали, что в зависимости от направления и силы ветра самолет мог бы без посадки долететь из Парижа до Киева за семь-восемь часов.

В подготовке оперативного мероприятия участвовали семеро сотрудников нелегальной резидентуры Серебрянского. Активная роль в операции отводилась самому Серебрянскому и его жене. Однако судьба распорядилась по-иному. Похищение Седова так и не состоялось – в феврале 1938 года он умер после операции по удалению аппендицита».

ПРИГОВОР К РАССТРЕЛУ

На родине разведчика во всю раскручивался маховик репрессий, которые вскоре коснулись и его самого. Летом 1938 года исчез прибывший по делам во Францию резидент НКВД в Испании Орлов. Неожиданно вызванный в Москву, он посчитал, что там его ждет арест, и вместе с семьей бежал в США. Бегство Орлова бросило подозрение на руководящие кадры разведки.

Осенью 1938 года Серебрянский был отозван из Парижа и 10 ноября вместе с женой арестован в Москве прямо у трапа самолета. Содержался разведчик под стражей во внутренней тюрьме на Лубянке. Характерно, что во время следствия, находясь в жутких условиях, он писал «Наставление для резидента по диверсии».

В ходе следствия, которое вел будущий министр госбезопасности Виктор Абакумов, Серебрянского подвергали «интенсивным методам допроса». В результате разведчик был принужден оговорить себя. В обвинительном заключении, которое 4 октября 1940 года было утверждено и направлено в прокуратуру Союза ССР, Серебрянский изобличался как агент английской и французской разведок, а также как активный участник антисоветского заговора в НКВД.

7 июля 1941 года, когда на просторах Советского Союза уже вовсю полыхала война, Военная коллегия Верховного суда СССР приговорила Серебрянского к расстрелу с конфискацией имущества, а его жену – к 10 годам лагерей за недоносительство о враждебной деятельности мужа.

На суде Серебрянский свою вину не признал, заявив, что на предварительном следствии он оговорил себя в результате физического воздействия со стороны следователей. Однако суд проигнорировал заявление разведчика. После ареста Серебрянского его специальная группа прекратила свое существование.

РЕАБИЛИТИРОВАН ПОСМЕРТНО

Великая Отечественная война, принявшая неожиданно для Сталина трагический оборот, потребовала концентрации всех сил для отпора врагу. В этих условиях органам государственной безопасности приходилось перестраиваться на военный лад. Враг был налицо, невиданно жестокий и могучий. В рамках НКВД было создано 4-е управление, в задачу которого входила организация зафронтовой разведки и развертывание диверсионной борьбы в тылу врага. Но из-за имевших место перед войной репрессий этому управлению явно не хватало профессионалов, подобных Серебрянскому. Начальник 4-го управления генерал Павел Судоплатов обратился к Лаврентию Берии с просьбой освободить из заключения ожидавшего расстрела Серебрянского и еще ряд чекистов.

Вот как Серебрянский позже вспоминал об этом в своих мемуарах: «Циничность Берии и простота в решении людских судеб ясно проявились в его реакции на наше предложение. Он задал единственный вопрос: «Вы уверены, что они нам нужны?» «Совершенно уверен», – ответил я. «Тогда свяжитесь с Кобуловым, пусть освободит. И немедленно их используйте», – последовал ответ. К несчастью, Шпигельглас, Карин, Малли и другие разведчики к этому времени были уже расстреляны».

Решением Президиума Верховного Совета СССР от 9 августа 1941 года Яков Серебрянский и его жена Полина были амнистированы. Они вышли из тюрьмы и были восстановлены в партии. 22 августа им были возвращены все награды. После двухмесячного отдыха и лечения Серебрянский был назначен начальником отдела в 4-м управлении НКВД. В годы Великой Отечественной войны он занимался подготовкой и заброской в тыл врага оперативных групп для выполнения разведывательно-диверсионных задач. За конкретные результаты в работе Серебрянский был повторно награжден орденами Ленина и Красного Знамени, а также медалью «Партизану Отечественной войны» 1-й степени.

В 1946 году министром госбезопасности СССР был назначен Виктор Абакумов, который в предвоенные годы вел дело Якова Серебрянского и лично участвовал в его допросах. Разведчику ничего не оставалось, как выйти в отставку «по состоянию здоровья». Однако боевой и профессиональный опыт Серебрянского вновь понадобился органам госбезопасности, и в мае 1953 года по ходатайству Судоплатова он восстанавливается на работе в 9-м отделе МВД СССР.

И вновь судьба оказалась неблагосклонной к Серебрянскому. В июле 1953 года был арестован Берия. А 8 октября решением генерального прокурора СССР арестован Серебрянский «за тяжкие преступления против КПСС и Советского государства».

В процессе следствия найти доказательства его причастности к «заговору Берии» не удалось. Однако и выпускать Серебрянского на волю власти не стремились. Тогда было реанимировано фальшивое дело 1938 года. 27 декабря 1954 года было отменено постановление Президиума Верховного Совета СССР от 9 августа 1941 года об амнистии, несмотря на то что уже начинался процесс реабилитации жертв необоснованных репрессий. Интенсивные допросы разведчика продолжались. Следователи, правда, мер физического воздействия к арестованному не применяли, однако на него постоянно оказывалось психологическое давление с целью получения признательных показаний. Такого поворота событий Яков Серебрянский не ожидал. 30 марта 1956 года на очередном допросе сердце Серебрянского не выдержало. Выдающийся разведчик-нелегал скончался на 64-м году жизни.

В 1971 году, в связи с подготовкой первого учебника по истории советской внешней разведки, председатель КГБ Ю.В.Андропов узнал о героической и вместе с тем трагической судьбе Якова Исааковича Серебрянского и распорядился провести дополнительное расследование. Его указание было выполнено. 13 мая 1971 года решением Военной коллегии Верховного суда СССР приговор в отношении Серебрянского от 7 июля 1941 года был отменен и дело прекращено за отсутствием состава преступления. Через неделю было прекращено и дело 1953 года в связи с недоказанностью обвинений в его адрес. Разведчик был полностью реабилитирован. Но только спустя четверть века, 22 апреля 1996 года, указом президента России Яков Серебрянский был посмертно восстановлен в правах на изъятые у него при аресте награды.

0

73

Предатель из ФСБ шокировал Запад: Российские шпионы наводнили Европу под видом мигрантов
10.02.2017

Немецкие СМИ решили окончательно запугать своих читателей рассказами о ФСБ России и всесильной «руке Кремля». Германская газета Die Welt, опираясь на слова некоего высокопоставленного офицера-перебежчика из ФСБ Игоря, сообщила, что российские спецслужбы направили в Европу под видом мигрантов множество тайных агентов.

«Нам удалось забросить в Европу шпионов, замаскированных под мигрантов. О результатах было доложено президенту, и он одобрил их», — рассказал перебежчик в документальном фильме, показанном на немецком телеканале ZDF.

Кроме того, он сообщил что ФСБ с 2002 года «снабжала чеченцев фальшивыми документами», подтверждавшими, что «их преследовали у себя на Родине». Затем эти политические изгои получали убежище в Европе, и в итоге Россия получила настоящую массовую подпольную агентурную сеть.

«Интегрировались в мусульманские диаспоры в Германии, Великобритании и Франции, и когда они понадобятся для того, чтобы повлиять на политическую ситуацию в интересах Кремля, эти агенты начнут свою работу», — утверждает бывший офицер российской контрразведки.

По информации перебежчика, эти разведчики «занимаются слежкой за критиками режима и потенциальными исламистами».

По словам журналистов, предатель служил в Москве в звании полковника ФСБ и находился на должности руководителя отдела (управления? — прим. РВ) по борьбе с терроризмом и политическим экстремизмом.

В этом же фильме германский телеканал ZDF рассказывает о судьбе председателя чеченского культурного общества в городе Киль Тимура Дугазаева. Тот хоть и отрицает свою причастность к российским спецслужбам, но признает, что осуществлял слежку за соотечественниками, а полученную информацию передавал руководству Чечни.

Ранее руководитель германской контрразведки Ханс-Георг Маасен заявлял, что «ФСБ целенаправленно способствует притоку радикальных исламистов в Германию для того, чтобы они дестабилизировали ситуацию в стране».

0

74

Как агент Ми-6 чуть не дослужился до генерала КГБ

Как высокопоставленный шпион умудрился работать на две разведки одновременно.
https://mtdata.ru/u3/photoB965/20523658994-0/original.jpg#20523658994
Контрразведчики, много лет занятые поисками предателей, отмечают, что на «продажу Родины» завербованные чекисты или сотрудники промышленных предприятий, правительства и других структур идут по трём основным причинам. Первые соглашаются на это ради денег, которых им не хватает по разным обстоятельствам. Вторые — из-за собранного на них компромата. Третья категория предателей наиболее сложна и наименее многочисленна — это идейные, не согласные с «генеральной линией партии» или мечтающие видеть мир в огне вне зависимости от того, кто от этого выиграет.

Сразу же нужно сделать уточнение и сказать, что дилетантов и людей с заурядными способностями к вербовке почти никогда не привлекают. Лишь в редких случаях, когда нужна информация «из первых рук», спецслужбы могут завербовать человека с неустойчивой психикой или проблемами с алкоголем. В разведке, как в высшем из искусств добывания информации, важна работа ума и логики, и по этой причине объектами вербовки часто становятся люди, которые хорошо понимают, что такое дипломатия и отношения между странами. Именно по этой причине в качестве агентов выбирают журналистов, сотрудников посольств, руководителей медиакорпораций, владельцев «заводов, газет, пароходов», имеющих доступ в кабинеты высших лиц государства.

Предатель рода

https://mtdata.ru/u3/photo9C98/20192877541-0/original.jpg#20192877541
Олег Гордиевский, работавший в Первом главном управлении КГБ СССР, происходил из рода потомственных чекистов, поэтому будущую профессию особенно не выбирал. Закончив МГИМО и поступив на службу в органы госбезопасности, Гордиевский быстро начал подниматься по карьерной лестнице. ПГУ КГБ СССР к началу 60-х представляло собой главный отдел по работе на внешний мир и прежде всего страны НАТО. Гордиевский, как и многие агенты того времени, работал под дипломатическим прикрытием — такой «колпак» нужен на тот случай, чтобы у контрразведки страны, в которой проходит работа, не было возможности и законных оснований задержать агента.
Забегая вперёд, стоит отметить, что сам Гордиевский был не вполне типичным шпионом той эпохи. На сотрудничество с британской разведкой Ми-6, по его собственному признанию, Гордиевского толкнули как минимум два обстоятельства. Во-первых, «ненавистный советский строй», который Гордиевский костерил на каждой встрече с британскими кураторами, во-вторых, стремление жить хорошо и «по-западному». Понятие «западного стиля жизни» агент Ми-6 под псевдонимом Ovation («Овация») почерпнул из пропагандистской литературы, которую удалось достать во время первой командировки в Посольство СССР в Данию с 1966 по 1970 год.

Чекист-суперзвезда

Вторую командировку в Данию Гордиевский провёл более успешно. За год успешный агент, которому на тот момент не исполнилось и 35 лет, привлекает внимание подразделения Ми-6 в Копенгагене. Ещё через год, как раз к своему дню рождения, Гордиевский получает должность заместителя резидентуры КГБ СССР в Дании. В 1974 году Гордиевский попадает в разработку датской резидентуры Ми-6 и получает предложение поработать «на благо мира». Под трудами на благо мира британские спецслужбы понимали передачу им информации о состоянии вооружённых сил, политических и экономических решениях, которые принимало руководство СССР.
На этом этапе важно пояснить, что любое значительное действие, способное вызвать тектонические изменения на целом континенте, и во время холодной войны, и теперь, когда мир потрёпан коронавирусом и санкционной войной, активно прорабатывается не только политиками, но и спецслужбами. Именно на основании добытых спецслужбами данных строится вся внешняя политика и стратегия даже небольших государств. Гордиевский ввиду особенного положения имел доступ сразу к нескольким источникам данных: военным, дипломатам, с которыми общался ещё со времён учёбы в МГИМО, и «экономическому блоку» в высших эшелонах власти, — поэтому сведения, добываемые Гордиевским, представляли для британцев исключительную ценность.

Течёт как из ведра

По словам бывшего офицера управления контрразведки КГБ Анатолия Козырева, главная проблема с такими предателями, как Гордиевский, состоит в сложном процессе поиска «крота», поскольку профессионалы высшего уровня почти никогда не совершают ошибки.
Гордиевский был человеком непростым, но очень деятельным. Он был на хорошем счету у начальства, регулярно показывал хорошие результаты, обладал незаурядным интеллектом и мог поговорить на любую тему: от физики до рыбалки. Кроме того, у него был врождённый от природы актёрский талант, поэтому он одинаково мог прикидываться простаком, а через минуту начать играть интеллектуала, приехавшего посмотреть город
Анатолий Козырев, бывший офицер КГБ СССР
Особенностью интеллекта Гордиевского стала способность писать целые научные работы, не теряя при этом навыков агентурной работы. За годы работы в управлении КГБ в Москве Гордиевский умудрился поучаствовать в разработке стандартов работы и сопровождения объектов для потенциальной вербовки и делал это уже после того, как был завербован британцами из Ми-6. Успешного советского чекиста вполне заслуженно называют «вторым после Пеньковского», поскольку благодаря «кроту» в резидентуре КГБ СССР британским разведчикам стали известны секреты, которые обычно сотрудники органов госбезопасности уносят с собой в могилу.
То, о чём Гордиевский докладывал в Ми-6, можно разделить на две категории. Информация из первой категории — это сведения о решениях, направленных на армию, Вооружённые силы СССР. Вторая категория — это работа по агентуре КГБ в странах Запада. Данные из второй категории представляли наивысшую ценность, поскольку найти и нейтрализовать «кротов» в собственных рядах мечтает любая спецслужба мира
Анатолий Козырев, бывший офицер КГБ СССР

Служба Её Величеству

В 1982 году «крот» британцев в КГБ, сумевший разоблачить с десяток американских агентов под дипломатическим прикрытием и нелегалов, за уникальные заслуги был назначен не кем-нибудь, а советником Посольства СССР в Великобритании. О большем подарке судьбы британские разведчики не могли и мечтать — уникальный агент, доступ к которому есть практически в любое время, теперь начал жить в шаговой доступности. Властолюбивый и беспринципиный Гордиевский при помощи британских хозяев активно «расчищал» себе дорогу по линии внешней разведки: стоило «кроту» передать список с именами своих конкурентов британским кураторам, как его более талантливые и преданные коллеги либо не получали визу, либо объявлялись персонами нон грата.
«Послужной список» Гордиевского велик. По словам бывших сотрудников КГБ, давно вышедших в отставку, но хорошо помнящих последствия работы «крота» Ми-6, на перечисление мероприятий, к которым Гордиевский имел прямое или косвенное отношение, уйдёт несколько килограммов бумаги.
• Передача данных о советских резидентурах на территории континентальной Европы.
• Список лиц, которыми интересуется советская разведка в университетах и госструктурах стран НАТО.
• Агенты КГБ, завербованные с 1976 по 1980 год в странах НАТО.
• Адреса основных и запасных явочных квартир в странах Западной Европы.
• Данные, собранные по Военно-морским силам НАТО в Европе с 1978 по 1981 год.
• Пул западных журналистов, работавших на КГБ и писавших материалы «антизападной направленности».
• Подробности планов советских военных манёвров в странах Варшавского договора в период с 1979 по 1981 год.
• Раскрыл Ми-6 и ЦРУ не менее 28 ценных агентов в высшем руководстве разведки и Вооружённых силах.

«Я остаюсь»

Бывшие чекисты говорят, что в некотором смысле Гордиевский сделал даже больше, чем «самый успешный крот» в истории ГРУ — генерал-майор Дмитрий Поляков, раскрывший ЦРУ и Ми-6 сотни тайных агентов в рядах армии и флота стран НАТО. Но контакты Гордиевского в военных структурах позволили ему «обменять» бывших сослуживцев и сотрудников военной разведки на безбедную жизнь, о которой Гордиевский всегда мечтал. В разработку контрразведчиков Гордиевский попал в 1983 году. Однако «довести» матёрого чекиста до ошибки оперативники так и не смогли.

«Вы должны проехать с нами»

В середине 80-х у внешней разведки КГБ СССР появился свой человек в ЦРУ. Им стал Олдрич Эймс — начальник контрразведывательного подразделения ЦРУ, которого, как и Гордиевского, завербовали исключительно на деньгах и тяге к люксовым вещам. После того как Эймс передал советской резидентуре список с завербованными агентами, начальство Гордиевского решило проверить, не подсовывают ли американцы дезинформацию, сознательно указывая не на тех. В 1985 году Олега Гордиевского отозвали в Москву под предлогом назначения на должность резидента. Почти сразу после прилёта Гордиевского доставили на допрос и после восьмичасовой беседы отпустили: предъявить сотруднику КГБ, раскрывшему десяток агентов США под прикрытием, было нечего, и все подозрения на счёт «двойной работы» были признаны несостоятельными.
Майор КГБ СССР в отставке Андрей Чистяков отметил, что, если бы не обмен данными между Британией и США и последующая передача списка предателей через завербованного КГБ Эймса, Гордиевский вполне мог пойти на повышение.
Он вполне мог стать вторым Поляковым, и у него были все шансы стать генералом. Масштаб его деятельности был таков, что, если бы он получил высшие допуски и стал руководить резидентурами, страна могла лишиться внешней разведки как таковой
Андрей Чистяков, майор КГБ СССР в отставке

Однако психика «крота» Ми-6 в рядах советской разведки пошатнулась. Сразу после допроса Гордиевский запросил у своих кураторов немедленную эвакуацию, и сотрудники московского подразделения Ми-6 вывезли «крота» в багажнике машины сначала до Финляндии, а затем переправили в Лондон. Разведчика с 23-летним стажем хватились почти сразу. Гордиевский ожидал такого развития событий, поэтому «похищали» его как можно более натурально: во время пробежки на него «набросились» люди в штатском, заклеили рот и завязали глаза. Искать Олега Гордиевского на Западе начали лишь через несколько недель безуспешного расследования. Полный список сотрудников нелегальной разведки, которых Гордиевский раскрыл за годы работы, почти наверняка никогда не будет опубликован.
https://mtdata.ru/u3/photoEF92/20862096088-0/original.jpg#20862096088
Гордиевский в парике и накладной бороде в отеле Лондона
На Западе из Гордиевского, как и из других предателей вроде Олега Калугина, как и полагается в таких случаях, сделали почти что национального героя. Гордиевский встречался с Маргарет Тэтчер — «железная леди» общалась по просьбе Гордиевского даже с Михаилом Горбачёвым и позднее вручила Гордиевскому орден Святого Майкла и Святого Георга «за служение безопасности Соединённого Королевства». Британского «крота» лично принимал в Овальном кабинете президент США Рональд Рейган. Ущерб стране бежавший на Запад полковник КГБ продолжил наносить и после того, как официально «вышел из тени». И хотя в СССР за измену Родине Гордиевского приговорили к смертной казни, это не мешало бывшему полковнику на протяжении десятилетий писать статьи в различные журналы на тему военно-технического и политического сотрудничества СССР/России с другими странами.
Последние годы жизни Гордиевский проживает крайне скромно. Небольшой дом в пригороде Лондона, отсутствие семьи и всяческого интереса со стороны спецслужб, мизерная пенсия за прежние труды, которая вынуждает бывшего предателя «продавать» экспертные заключения по 50 фунтов за «штуку». Никаких миллионов и роскоши, о которых Гордиевский мечтал всё время, он так и не получил.

0

75

Охрана генсеку не указ
19 декабря 2015

Как Михаил Горбачев остался без преданных ему людей
https://topwar.ru/uploads/posts/2015-12/1450120100_6_ohrana_gorbacheva_chast1_620.jpg

9-е Управление КГБ: 1985–1992

Изучение истории личной охраны в СССР выявляет четкую тенденцию: если у прикрепленных с охраняемым складывались хорошие отношения, то они оставались верны ему до конца, даже после его смерти. И наоборот: высокомерие, придирчивость и неблагодарность в общении с офицерами личной охраны могли в трудный момент оставить лидера огромной страны наедине с его проблемами и недругами.

«Я приеду сюда через год»

15 ноября 1982 года в Колонном зале Дома Союзов СССР состоялась церемония проводов в последний путь Леонида Ильича Брежнева. В этот день установилась знаковая для всех присутствующих в главном траурном зале страны традиция. Первым из «особой зоны» к гробу почившего генерального секретаря ЦК КПСС выходил его преемник. Этого момента с глубочайшим трепетом ждали все присутствующие без исключения. В том числе и лидеры ведущих держав мира, которые считали необходимым лично приехать на похороны главы Советского государства.

Похороны Юрия Владимировича Андропова прошли 14 февраля 1984 года. На них прибыли Джордж Буш (старший), тогда еще вице-президент США, и премьер-министр Великобритании Маргарет Тэтчер. Оба они в тот день присутствовали в Колонном зале. Нынешний президент НАСТ России Дмитрий Фонарев на том мероприятии отвечал за встречу высоких гостей у особого подъезда Дома Союзов и за их сопровождение к месту прощания в Колонном зале. По его словам, Маргарет Тэтчер, увидев, что первым из открытой двери в противоположном от нее углу зала появился Константин Черненко (начальником группы охраны у него был Виктор Ладыгин), сказала своим сопровождающим: «Я еще раз приеду сюда через год».

Так и получилось: Тэтчер выполнила свое обещание 13 марта 1985 года и на этот раз увидела, что первым из «сакральной» комнаты к гробу Константина Черненко вышел — именно вышел, а не появился, как его предшественник, — Михаил Горбачев (начальник охраны — Николай Землянский).

Чтобы дать читателю возможность лучше прочувствовать масштаб подобных траурных мероприятий, достаточно рассказать, какой объем работы ложился на 9-е Управление КГБ СССР в эти нерадостные для страны четыре дня.

Так, на похороны Брежнева по приглашению ЦК КПСС прибыли лидеры 35 стран. Количество же делегаций, представленных иными лицами, составляло до 170. Каждому главе зарубежного государства в обязательном порядке предоставлялась охрана из офицеров 18-го отделения и основной автомобиль ГОНа. Делегации высшего уровня из социалистических стран обеспечивались проживанием в госособняках, остальные размещались в своих посольствах и представительствах.

Точно так же, по планам охраны, составленным еще для похорон Иосифа Сталина, проходили и остальные траурные мероприятия.

Личный состав

К 1985 году 9-е Управление КГБ СССР представляло собой великолепно отлаженную систему, полностью соответствовавшую требованиям эпохи. В общих чертах его основную структуру можно описать следующим образом:

1-й отдел — личная охрана:

18-е (резервное) отделение
отделения охраны каждого охраняемого лица
2-й отдел — контрразведка (служба внутренней безопасности)

4-й отдел — инженерно-строительный

5-й отдел объединял три отделения:

1-е отделение — охрана Кремля и Красной площади
2-е отделение — охрана трасс проезда
3-е отделение — охрана городских мест жительства охраняемых лиц
6-й отдел — спецкухня

7-й отдел объединял два отделения:

1-е отделение — охрана загородных дач
2-е отделение — охрана гособняков на Ленгорах
8-й отдел — хозяйственный

Комендатура Московского Кремля:

Комендатура охраны 14-го корпуса Кремля
Кремлевский полк
Комендатура охраны зданий ЦК КПСС на Старой площади

Комендатура по охране зданий Совета министров

Гараж особого назначения

Отдел кадров

Отдел Службы и боевой подготовки (штаб управления)

Личный состав 9-го Управления насчитывал чуть более 5000 человек, включая офицеров, сотрудников (прапорщиков) и вольнонаемных. Кандидаты на должности сотрудников управления проходили стандартную полугодовую кадровую проверку по линии КГБ СССР и затем «курс молодого бойца» в специальном учебном центре «Купавна». Согласно установленному порядку, на работу в 1-й отдел допускались офицеры, за небольшим исключением, образцово проработавшие в управлении не менее трех лет. Прикрепленные — начальники групп охраны, как правило, назначались из офицеров 18-го отделения, имеющих опыт работы минимум десять лет.

Первый отдел возглавлял участник Великой Отечественной войны, генерал-майор Николай Павлович Рогов, которого офицеры с любовью и почтением называли Белым Генералом — за его благородную седину. Николая Рогова сменил легендарный Михаил Владимирович Титков, прошедший весь свой профессиональный путь от прапорщика до генерала именно в «девятке».

По сути, 9-е Управление КГБ СССР к середине 1980-х представляло собой мощную и жестко централизованную систему, руководитель которой имел прямой доступ к главе государства. При этом в его «распоряжении» была вся мощь и КГБ, и МВД СССР. Что касается армии, то министр обороны по должности входил в Политбюро ЦК КПСС и поэтому тоже охранялся офицерами 9-го Управления КГБ СССР. При этом офицеры — прикрепленные министра обороны СССР работали в военной форме майоров — это соответствовало их званиям в КГБ, и можно представить себе, сколько курьезных ситуаций возникало в их работе, когда они указывали должное место многозвездным армейским генералам…

https://topwar.ru/uploads/posts/2015-12/1450119999_6-ohrana_gorbacheva_chast1_vrez.jpg
Сотрудник службы охраны КГБ СССР на посту. Фото: Николай Малышев /ТАСС

14-е отделение 1-го отдела 9-го Управления КГБ СССР

Со дня смерти Константина Устиновича Черненко в руководстве «девятки» началась буквально авральная работа по подбору кадров в группу охраны вновь назначенного генерального секретаря ЦК КПСС Михаила Горбачева. Традиционной кузницей кадров для всего 1-го отдела было его 18-е отделение, которое на тот момент возглавлял Владимир Тимофеевич Медведев.

Необходимо было найти человека, который в соответствии со своим профессиональным опытом был бы способен возглавить главную группу охраны и при этом и по возрасту, и по человеческим качествам подходил бы чете Горбачевых. Именно чете, а не супругу. Это прекрасно понимал начальник «девятки» Юрий Сергеевич Плеханов. Кандидатура Владимира Тимофеевича подходила как нельзя лучше. Оставалось определиться с количеством и качеством офицеров для выездной охраны генерального секретаря ЦК КПСС. Эту работу возложили на руководство 1-го отдела и отдела кадров «девятки».

Поскольку новый советский лидер, в отличие от предыдущих, был человеком активного возраста, динамичным, изменились и требования к личному составу отделения выездной охраны, уже получившего свой отдельный — 14-й — номер. Требования эти были сформированы не самим охраняемым, как принято думать в широких кругах, а именно начальником 9-го Управления Юрием Плехановым и начальником самой группы охраны Владимиром Медведевым.

Костяк выездной охраны Михаила Сергеевича Горбачева составили офицеры, уже имевшие опыт работы с первыми лицами государства. К ним добавились молодые офицеры 18-го отделения со спортивной квалификацией (в первую очередь по рукопашному бою), которые прошли не только строгую кадровую проверку, но и обладали необходимыми интеллектуальными и внешними данными.

Полный состав группы охраны генерального секретаря ЦК КПСС за период с 1985 по 1992 годы:

Медведев Владимир Тимофеевич, начальник отделения, старший офицер-прикрепленный;

Голенцов Борис Иванович, офицер-прикрепленный;

Горячих Евгений, офицер-прикрепленный;

Землянский Николай, офицер-прикрепленный;

Климов Олег, офицер-прикрепленный;

Лифаничев Юрий Николаевич, офицер-прикрепленный;

Осипов Александр, офицер-прикрепленный;

Пестов Валерий Борисович, офицер-прикрепленный;

Семкин Вячеслав, комендант группы охраны;

Беликов Андрей;

Воронин Владимир;

Голев Александр;

Голубков-Ягодкин Евгений;

Гоман Сергей;

Григорьев Евгений;

Григорьев Михаил;

Зубков Михаил;

Иванов Владимир;

Клепиков Александр;

Макаров Юрий;

Малин Николай;

Решетов Евгений;

Самойлов Валерий;

Тектов Николай;

Федулеев Вячеслав.

Начальник охраны и охраняемый уже были знакомы. Летом 1984-го Медведеву поручили сопровождать супругу Горбачева Раису Максимовну в поездке в Болгарию. При этом ему довольно прозрачно намекнули, что поручение может сильно повлиять на его дальнейшую судьбу. В КГБ уже знали, что на смену престарелому Константину Черненко придет молодой и перспективный Михаил Горбачев. Вопрос был только во времени. Свой «экзамен» в Болгарии Владимир Медведев сдал успешно.

Поначалу Владимир Тимофеевич был очень доволен новой службой. Работа с энергичным и молодым Горбачевым казалась гораздо более интересной, чем с больным Брежневым. Да и Раиса Максимовна изначально произвела на него хорошее впечатление. Но радость была недолгой.

Первая советская леди

В своей книге «Человек за спиной» Владимир Медведев отмечал, что, работая у Брежнева и выполняя порой не свойственные начальнику охраны функции, он все же никогда «не чувствовал себя слугой» и был убежден, что «телохранитель — профессия во многом и семейная». При супругах Горбачевых ему пришлось столкнуться с «высокомерной отчужденностью, скрытностью и внезапными всплески резкости Его» и «барственными прихотями и капризами Ее».

Как рассказывал старейший сотрудник государственной охраны, полковник в отставке Виктор Кузовлев, нелегко приходилось и Юрию Сергеевичу Плеханову: «По всяким — даже пустяковым — вопросам Раиса Максимовна взяла за правило звонить начальнику 9-го Управления Плеханову. Она постоянно требовала к себе его повышенного внимания, не считаясь с его положением. Все это его больно ранило. Он не раз просил перевести его на другой участок работы, но Горбачев отказывал, заявляя, что полностью ему доверяет и желает, чтобы службой безопасности его семьи и семей всех других руководителей руководил именно он».

За всю историю Советского государства не было принято, чтобы жены лидеров вмешивались в государственные дела. В семье Горбачевых эта традиция продолжения не обрела.

По словам Владимира Медведева, одной из непривычных и неприятных обязанностей, которые были возложены на него при Горбачеве, оказался набор обслуживающего персонала. Неприятных — потому что начальник охраны постоянно оказывался втянутым в конфликты первой леди СССР с поварами, горничными, работниками госдачи и другим обслуживающим персоналом.

Как отмечал Владимир Тимофеевич, Раиса Максимовна считала, что хорошие работники не имеют права болеть. На попытки начальника охраны возразить, что они живые люди и разное может случиться, она отвечала: «Не надо, Владимир Тимофеевич, меня ваше мнение не интересует». Однажды на дачном отдыхе в Крыму он отпустил двух работниц за школьными тетрадками для детей: в Москву они должны были вернуться к 1 сентября, и другой возможности подготовить ребятишек к школе у них просто не имелось. Узнав об этом, Раиса Максимовна устроила разнос всему обслуживающему персоналу, нажаловалась и мужу, который отчитал своего начальника охраны.

Вячеслав Михайлович Семкин, комендант группы охраны, по традиции работавший с супругой охраняемого лица и практически выполнявший функции прикрепленного Раисы Горбачевой, вспоминал такой эпизод:

«В 1988 году Горбачев поехал с визитом в Австрию. Охране было поручено проверить дом, в котором будут жить Михаил Сергеевич с супругой. Я вышел на балкон и увидел, что буквально все окна соседнего дома уставлены фотокамерами. Что делать — звонить куда-то? Нет, решаем все сами, и на месте. Я приказал заложить окна, чтобы не дать возможность фотографировать их в доме. Окна заложили, выход на балкон завесили драпом. Приехала Раиса Максимовна, я стал показывать дом, и она захотела выйти на балкон. И тут я сказал: туда, мол, нельзя. Ну и в ответ, конечно, услышал: «Кому нельзя?! Мне везде можно».

Вячеславу Семкину этот разговор чуть не стоил должности…

Впрочем, нельзя сказать, что взаимоотношения между четой Горбачевых и сотрудниками их охраны складывались однозначно плохо. Тот же Владимир Медведев вспоминал, что в некоторых вопросах и Раиса Максимовна, и Михаил Сергеевич были очень внимательны: например, никогда не забывали поздравить его и его жену с днями рождения. А с теми офицерами охраны, которые «научились» работать с ними, супруги Горбачевы соблюдали дистанцию, держались ровно.

Конечно, более всего доставалось Владимиру Тимофеевичу и Юрию Сергеевичу. Но это естественная ситуация, так как любые вопросы обеспечения безопасности, комфорта, отдыха, лечения и иных сфер личной жизни входили в обязанности руководства группы охраны и, естественно, 9-го Управления.

По мнению офицеров «девятки», основная проблема заключалась в том, что главный охраняемый страны не считал нужным принимать во внимание реальные обстоятельства всего происходящего вокруг и тем более выполнять разумные, а порой и крайне необходимые для него рекомендации группы охраны. Особенно это касалось зарубежных поездок, по числу которых Михаил Сергеевич стал абсолютным рекордсменом среди советских лидеров.

Он был у власти всего шесть лет — сначала только как партийный лидер, а в марте 1990 года он занял также новую и для себя, и для страны должность президента СССР, на которую его избрал III внеочередной Съезд народных депутатов. За это короткое время Михаил Горбачев успел нанести несколько десятков визитов в 26 стран мира. В общей же сложности он провел в зарубежных командировках почти полгода.

https://topwar.ru/uploads/posts/2015-12/1450119919_6-ohrana_gorbacheva_chast2_vrez1.jpg
Раиса Горбачева в окружении охранников во время прогулки по Нью-Йорку. Фото: Юрий Абрамочкин / РИА Новости

Несерьезные игры

По воспоминаниям Владимира Медведева, поездкам Горбачева за границу предшествовала огромная подготовительная работа. Сначала на место намеченного визита отправлялась группа из протокольных отделов аппарата президента и МИДа. Затем, за две-три недели до отбытия вылетала другая группа, куда входила и охрана, готовившая пребывание. За час-полтора до основного вылета отправляли еще один самолет — с питанием, сопровождавшими лицами, другой охраной. Отдельным самолетом доставляли основную машину Горбачева и машины прикрытия.

Так же, как и в свое время Никита Хрущев, Михаил Сергеевич любил общаться с народом. Это неудивительно: ему необходимо было показать всему миру свои демократические устремления. В этом не было чего-то из ряда вон выходящего: так же поступали лидеры западных стран.

Однако у тех же американцев было заведено: если первое лицо собирается «пойти в народ», оно должно заранее предупредить сотрудников охраны о том, что в ходе поездки будут мероприятия с участием большого количества людей. Благодаря этому охрана получала возможность выработать детально продуманный маршрут, четко запланировать все встречи «с народом» — где, во сколько, на какое время и т.д.

«А у нас президент выходил из машины там, где заблагорассудится его жене, — вспоминал Владимир Медведев. — Внушить ему, что это ни на что не похоже, не получалось: «Это что же, охрана будет учить генсека? Не бывать этому, не бывать!» В итоге ситуации получались безобразные, возникали давка, аварийные ситуации, люди получали синяки и ушибы».

По словам Медведева, Михаил Сергеевич говорил: «Я занимаюсь своим делом, а вы занимайтесь своим. Это для вас хорошая школа».

Из-за такого отношения Горбачева к вопросам охраны постоянно возникали сложные ситуации, и некоторые его экспромты с «выходами к народу» могли бы закончиться весьма плачевно. Если в СССР эта особенность просчитывалась и на случай подобных «неожиданностей» наряд резерва всегда был усиленным и по количеству офицеров, и по времени заступления на посты, то за границей такие решения Михаила Сергеевича понимания у зарубежных коллег не встречали. Прежде всего, ими были неприятно удивлены агенты американской Секретной службы.

«Во время визита в США, — пишет Владимир Медведев, — на одной из улиц Горбачева прикрывал американский охранник. Он просто навис над ним, закрыв его своим телом. Люди тянулись к советскому лидеру со всех сторон и получали в ответ резкие удары по рукам. Охранник буквально развернул нашего президента и стал подталкивать к машине. Когда мы вернулись в резиденцию, он показал мне, что весь мокрый, и через переводчика сказал: "Это очень несерьезные игры"».

Еще в 1985 году во время визита во Францию неожиданно для службы безопасности супруги Горбачевы решили выйти из машины на площади Бастилии. Публика, встретившая их там, была совсем не похожа на бомонд. Наоборот, это была «вершина парижского дна»: клошары, бездомные, безработные, наркоманы… Увидев богато одетых мужчину и женщину, вышедших из шикарного лимузина, вся эта братия ринулась вперед в надежде чем-нибудь поживиться. Началась давка, личная охрана Горбачева не имела в толпе возможностей для каких-либо быстрых действий. Как назло, в этот момент на площади оказались телевизионщики, немедленно начавшие снимать весь этот бардак. Кое-как сотрудникам охраны удалось подогнать лимузин и увезти Горбачева с площади. Но и это не помогло: буквально через какую-то сотню метров он… снова приказал остановиться со словами: «Я сделал ход, обманул корреспондентов». Толпа снова ринулась к нему, и охране вновь пришлось несладко…

https://topwar.ru/uploads/posts/2015-12/1450119972_6-ohrana_gorbacheva_chast2_vrez2.jpg
Генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачев (в машине справа) знакомится с продукцией автомобильного завода "Пежо" во время официального визита во Францию. Фото: РИА Новости

Изрядно пощекотал нервы охране и инцидент, произошедший во время визита Горбачева в Японию в апреле 1991 года. Поскольку одной из тем переговоров были Курильские острова, общественное мнение было крайне взбудоражено. В такой обстановке охранные меры требовалось усилить.

Перед поездкой посол Японии в СССР направил к Медведеву двух сотрудников японской службы безопасности. Они потребовали, чтобы охрана Горбачева уговорила его не выходить из машины там, где это не предусмотрено программой. Услышав, что сотрудники охраны советского лидера не могут на него повлиять, японцы были страшно удивлены: как шеф может капризничать, когда речь идет о его же безопасности?! Они настаивали на том, чтобы советские коллеги пошли и доложили о требовании японской стороны Горбачеву.

«Никуда мы, конечно, не пошли, — вспоминает Владимир Медведев, — и даже потом разговор этот Горбачеву не передали: бесполезно. Японцы крепко разнервничались… Дальше все пошло по заведенному беспорядку. Проезжая по улицам японской столицы, Раиса Максимовна предложила выйти из машины».

Прохожие тут же бросились к президентской чете и окружили ее. Японская молодежь скандировала враждебные лозунги, требовала возвращения Курильских островов. Обстановка была очень накаленная. Охране советского лидера с огромным трудом удалось образовать коридор, чтобы Михаил Сергеевич с супругой могли двигаться по улице.

Глава СССР и его супруга не пострадали, но сопровождавший советскую делегацию японский посол был крайней раздражен. В самом деле, как заметил Владимир Медведев, ситуация получилась некрасивая, а «с точки зрения безопасности — просто безобразная». Неудивительно, что об этом случае старались не писать в газетах — ни в советских, ни в японских.

На самом деле положение осложнилось еще и тем, что офицеры выездной охраны руководителя нашей страны были… без оружия — по японским законам оно подлежало сдаче на хранение при пересечении границы. Прикрепленные, впрочем, оружие имели. Это была заслуга руководства «девятки», которое при подготовке визита и переговорах с японскими коллегами аргументировало свою позицию тем, что агентам Секретной службы США японцы разрешали находиться в их стране с оружием. Компромисс по этому вопросу был найден. Тайной остался лишь последний аргумент чекистов. Что будет, если японцы не пойдут на соглашение? Состоится визит или нет? Это ведь не мидовский протокол, это вопросы безопасности. И это только маленький штрих к теме профессионализма той системы, которая называлась «девяткой».

Как КГБ охранял Рейгана

Продолжая тему профессионализма «девятки», необходимо вернуться в 1987 год, поскольку никак нельзя обойти вниманием реальный случай именно предотвращения террористического акта в отношении президента США Рональда Рейгана. Эту работу координировал помощник начальника 9-го Управления КГБ СССР Валерий Николаевич Величко. На должность Валерий Николаевич пришел в феврале 1986 года по приглашению Юрия Плеханова. По профилю должностных обязанностей он возглавлял многочисленные штабы управления, создававшиеся под каждое статусное мероприятие. А так как подобных мероприятий было более чем достаточно, то штаб «девятки» работал практически постоянно. Такой штаб Валерий Николаевич возглавлял и при визите американского президента в мае 1998 года.

«… Буквально за день до приезда Рейгана информацию о готовящемся покушении нам передала разведка, — рассказывал Валерий Величко. — Причем информация была очень скудная. Известен был только рост предполагаемого террориста — 190 сантиметров и то, что он в составе пресс-группы Белого дома прилетает минут за 40 до начала всех мероприятий. Так что времени у нас не было никакого. Вот тогда была выделена специальная группа под моим руководством, которая должна была предотвратить этот теракт. У нас были все мыслимые и немыслимые полномочия».

Об одном эпизоде работы по обеспечению безопасности этого визита вспоминает Дмитрий Фонарев, который тогда руководил специально созданной антитеррористической группой «девятки», приданной для повсеместного сопровождения охраняемого лица:

« … 25 мая 1987 года во время ответного визита в Москву Рональд Рейган должен был прогуляться по Арбату. Было заранее оговорено, на какой именно участок известной улицы он должен пройти, и на этом участке было проверено все, вплоть до каждого чердака. Наряд закрыл маршрут огромными силами. И тут вдруг Рейган решил пройтись по той же улице, но… в другую сторону. Видимо, вспомнил аналогичное решение Горбачева, которое он принял полгода назад в Вашингтоне, остановив кортеж на полпути в Белый дом и начав беседу с «народом». К Рейгану ринулась толпа страждущих просто его увидеть. Мы с американскими коллегами постарались образовать что-то вроде круга вокруг него, ориентируясь на выразительные взгляды офицера — прикрепленного Рейгана от советской стороны Валентина Ивановича Мамакина. Американцы смотрели на своего. Толпа начала не просто давить на нас, она сжималась к центру, под давлением, по моему впечатлению, всего особо многолюдного в этот прекрасный солнечный день Арбата. Еще чуть-чуть, и ситуация вышла бы из-под контроля... Валентин Иванович просто жестами показал Рейгану, куда нужно идти, и буквально по стенке мы сопроводили его в тот же переулок, откуда он свернул «не туда»…

https://topwar.ru/uploads/posts/2015-12/1450119914_6-ohrana_gorbacheva_chast3_vrez.jpg
Генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачев и президент США Рональд Рейган во время прогулки по Красной площади. 1987 год. Фото Юрия Лизунова и Александра Чумичева / Фотохроника ТАСС

В подобную ситуацию в июне 1999 года попала в разрушенном до основания Спитаке и Маргарет Тэтчер, когда толпа в 2 тысячи человек образовала вокруг нее тот же самый более чем «тесный» круг. Премьер-министра практически спас начальник ее охраны, прикрепленный к премьер-министру Великобритании Михаил Владимирович Титков. Тут нужно понимать, что Михаил Владимирович в это время был начальником 1-го отдела. Осознавая важность визита и следуя профессиональным традициям «девятки», он сам практически заступил на пост, хотя в его власти было назначить на этот пост любого офицера 18-го отделения. Понимая, что происходит, и представив, что может произойти, он чуть ли не силой посадил ее в машину и хитрым маневром, пообещав, что они едут смотреть на легендарные армянские кресты — «хачкары», увез ее… в аэропорт. Уже в самолете «железная леди» буквально пообещала уволить Михаила Владимировича, правда, не сказала, откуда и как…»

О том, как проходило оперативное обеспечение визита, рассказывает сам Валерий Николаевич:

«Мы начали с того, что перед каждым мероприятием с участием Рейгана перетасовывали наугад все 6 тысяч аккредитованных корреспондентов, определяли — кто из них где будет сидеть. То есть New York Times теперь не было гарантировано, что его журналисты будут сидеть в первых рядах, как они к этому привыкли, если жребий случайно пал не на них. Таким образом, неоднократное пребывание одних и тех же лиц рядом с Рейганом исключалось.

Далее была обычная методика проверки аппаратуры и людей с использованием служебных собак, газоанализаторов и так далее. Была масштабная контрразведывательная работа по местам жительства корреспондентов, за каждым велось серьезное наблюдение. Но бутерброд, как известно, падает маслом вниз. Наш террорист, как потом выяснилось, в последний день во Внуково-2 стоял в полутора метрах от президента Рейгана. Но рядом с ним находились сотрудники КГБ, которые были сориентированы на нейтрализацию любого, чьи малейшие действия могли бы вызвать у них подозрение.

До сих пор нет ясности, каким именно образом этот человек собирался совершить покушение. Вскоре нам поступила оперативная информация, что он отказался от своих намерений, но собрался во время официального мероприятия взорвать пиротехнический патрон. Представьте себе, что было бы? И та, и другая охрана на взводе. Кто-то с испугу мог и среагировать, выстрелить. Спровоцировать стрельбу с жертвами. Но мы этого не допустили».

В 2013 году Валерий Величко представил широкой публике свою книгу «От Лубянки до Кремля», которая ярко и подробно рассказывает о событиях этого периода от лица первоисточника. Очень интересными подробностями Валерий Николаевич дополняет картину всего происходившего в «девятке» в период ГКЧП и после него вплоть до ее упразднения.

Цветы и пули для президента

Всего через два месяца после неприятных событий в Японии произошел еще один достаточно серьезный с точки зрения оперативного обеспечения безопасности инцидент. На этот раз в Швеции, во время однодневного визита Горбачева (уже президента СССР и пока еще генсека КПСС) по случаю вручения ему Нобелевской премии мира. В конце выступления Михаила Сергеевича к сцене подошла женщина с букетом цветов. Охрана президента вежливо остановила ее. Поняв, что к выступающему ее не пропустят, женщина стала осыпать его проклятиями, из зала ее поддержал мужской голос. Мужчину и женщину задержали шведские спецслужбы.

Эта вся информация, ставшая общественным достоянием. За сценой происходящего разыгрывался совершенно другой «спектакль», и начался он более чем за год до визита усилиями западных спецслужб. При помощи спецтехнологий был подобран и должным образом «обработан» двойник одного из служащих скандинавского направления МИД СССР.

Лишь спустя десять лет суть произошедшего разъяснил Георгий Георгиевич Рогозин (с 1988 по 1992 годы работал в Институте проблем безопасности, затем стал начальником Службы безопасности президента РФ Б.Н. Ельцина). Непосредственно из Москвы через заместителя Юрия Сергеевича Плеханова генерал-майора Вениамина Владимировича Максенкова Георгий Рогозин по спецсвязи предупредил прикрепленного Горбачева Бориса Голенцова о реально готовящемся покушении на советского лидера. Это был первый случай, когда «девятка» имела дело с новыми психофизическими технологиями. Подробные сведения об этой истории есть в архивах НАСТ России.

В СССР общение Горбачева с народом тоже не обходилось без происшествий. К началу 1990-х многие люди уже разочаровались в его политике, на фоне дефицита и кровавых столкновений в ряде союзных республик недовольство нарастало. В Киеве Горбачев по своему обыкновению неожиданно для охраны остановил машину, вышел из нее и начал произносить традиционную речь. Вдруг откуда-то из толпы в его сторону полетел кейс. Офицер выездной охраны Андрей Беликов перехватил предмет и закрыл кейс своим телом. К счастью, это была не взрывчатка: в кейсе лежала очередная жалоба. Руководство КГБ СССР наградило Беликова ценным подарком.

Различных инцидентов за время нахождения Михаила Горбачева у власти было предостаточно, но тщательно спланированное реальное покушение на его жизнь случилось 7 ноября 1990 года, во время демонстрации на Красной площади.

План охраны торжественных мероприятий на Красной площади — это особо интересный и, пожалуй, старейший полный документ со времен Иосифа Сталина. Он представлял собой увесистую папку и к 1990 году, учитывая все дополнения и уточнения, особенно в пункте действия по тревогам, насчитывал более чем 150 страниц. И в этот день он сработал, как часы на Спасской башне.

https://topwar.ru/uploads/posts/2015-12/1450119830_6-ohrana_gorbacheva_chast4_vrez.jpg
Дмитрий Язов (слева), Михаил Горбачев (в центре), Николай Рыжков (справа) на параде, 1990 год. Фото: Юрий Абрамочкин/РИА Новости

В отличие от майской, ноябрьская демонстрация трудящихся начиналась сразу же после военного парада. Если присмотреться внимательно к проходящей по Красной площади восторженной массе людей, то можно увидеть, что они движутся организованными колоннами. Так вот, организовывали эти колонны сотрудники «девятки» совместно с приданными ей силами. При этом офицеры и сотрудники охраны выдвигались заранее обусловленным порядком вместе с демонстрантами от Исторического проезда, задавая, таким образом, направление их движению. Когда головная шеренга трудящихся заканчивала свой путь на Васильевском спуске, идущие вместе с ними сотрудники «девятки» (строго в штатском) останавливались еще у трибун Мавзолея. Так и образовывались те самые коридоры, которые можно увидеть в телевизионной хронике тех лет.

План охраны предусматривал, что при образовании коридоров центральные места в них — напротив Мавзолея Ленина — занимали офицеры — сотрудники «девятки». Всего коридоров было шесть, и в ближних трех из них имели свои посты именно профессиональные офицеры безопасности. Приданные силы образовывали продолжение коридоров.

Стоявший в четвертом коридоре напротив Мавзолея старший сержант милиции Мыльников вдруг увидел, как проходящий демонстрант достает из-под полы пальто двуствольный обрез и наводит его в сторону трибуны Мавзолея. Милиционер среагировал мгновенно: он блокировал руку злоумышленника, схватил стволы и рванул их вверх, а затем и вырвал оружие. Выстрелы прозвучали. На помощь Мыльникову подбежали офицеры «девятки» из ближних коридоров. Еще через мгновение стрелявший буквально «поплыл» на руках охраны в сторону центрального входа в ГУМ. Именно туда, согласно плану охраны, должны были эвакуироваться подобные «персонажи».

Террористом-одиночкой оказался младший научный сотрудник Научно-исследовательского института кибернетики Александр Шмонов. При обыске у него нашли записку, в которой он на случай своей смерти сообщал, что собирался убить президента СССР. Результаты теракта могли быть серьезными, поскольку стрелявший стоял прямо напротив трибуны Мавзолея, всего в 46 метрах от нее, а ружье было хорошо пристреляно. Из такого можно было со 150 метров уложить лося наповал. На допросе террорист заявил, что обвиняет Горбачева в захвате власти без согласия народа, а также в гибели людей в Тбилиси 9 апреля 1989 года и в Баку 20 января 1990-го.

История эта чем-то схожа с покушением Ильина на жизнь Брежнева в 1969 году. Мотивы у них были примерно одинаковые. Шмонов, как и Ильин, оказался психически болен. В обоих случаях действовали террористы-одиночки, и обоих удалось обезвредить благодаря профессионализму сотрудников «девятки». Это достигалось за счет неукоснительного выполнения всеми подразделениями фундаментальных положений плановой подготовки личного состава управления силами отдела службы и боевой подготовки. За этот отдел после покушения на Брежнева с 22 августа 1969 года отвечал Леонид Андреевич Степин. 6 ноября 1942 года Леонид Степин, тогда еще сержант, отражая нападение на автомобиль Анастаса Микояна при выезде из Спасских ворот Кремля, получил тяжелое ранение в ногу. За этот эпизод он был награжден орденом Красного Знамени.

Был, правда, во время правления Горбачева и еще один инцидент с обрезом, но уже, скорее, из серии курьезов. Как вспоминал начальник 1-го отдела 9-го Управления КГБ СССР Виктор Васильевич Алейников, в Красноярске во время традиционного общения лидера с народом Михаил Владимирович Титков увидел в толпе мужчину с обрезом под одеждой. Его задержали, но оказалось, что он никакой не террорист, а обычный охотник, который, возвращаясь из леса, увидел толпу и решил посмотреть, что происходит. После разбирательства мужчину отпустили, взяв с него обещание по городу с ружьем больше не расхаживать.

«Три минуты на сборы!»

Как это чаще всего и случалось в российской истории, наибольшая опасность для первого лица исходит не от каких-то злоумышленников-одиночек, а от своего же окружения. В августе 1991 года во время путча среди «заговорщиков» окажутся и начальник 9-го Управления Юрий Сергеевич Плеханов, и его первый заместитель Вячеслав Владимирович Генералов. Почему «заговорщики» в кавычках? Время расставило все по своим местам. Оба генерала реабилитированы.

По «делу ГКЧП» через три года Юрий Сергеевич был амнистирован, а реабилитирован в день своей смерти 10 июля 2002 года президентом России Владимиром Путиным. Ему были возвращены все награды и звание. Но он этого не узнал…

Уж кто-кто, а руководство «девятки» было гораздо лучше президента информировано о реальном состоянии дел в стране. Как отмечает Дмитрий Фонарев, Горбачев просто не хотел слышать о «негативных сигналах с мест». В оперативных справках объемом в три-четыре печатных листа для членов Политбюро ЦК КПСС, которые готовились в «девятке», «тревожные» новости были на последних страницах. На их прочтение у некоторых охраняемых порой просто не хватало ни времени, ни терпения. Да и желания анализировать реальность не хватало тоже.

Обратим внимание, что даже при своей приближенности к генеральному секретарю ЦК КПСС начальник 9-го Управления оставался подчиненным председателя КГБ СССР Владимира Александровича Крючкова. Формально именно Владимир Крючков был напрямую подчинен Михаилу Горбачеву и имел прямой доступ ко всем членам Политбюро ЦК и членам правительства. Именно он как руководитель госбезопасности был в курсе всего происходящего и, исполняя свои обязанности, своевременно информировал руководство страны. По мнению Дмитрия Фонарева, отъезд Горбачева в отпуск во время, когда страна буквально бурлила в котле противоречий, — это не просто беспечность, а уже чиновничья позиция.

ГКЧП ведь возник далеко не на пустом месте. В июне 1991 года на сессии Верховного совета СССР Владимир Александрович Крючков, который, как и Юрий Плеханов, был воспитанником и ставленником на пост председателя КГБ СССР Юрия Андропова, выступил с речью об «агентах влияния» и присоединился к требованию премьера Валентина Павлова о предоставлении Кабинету министров СССР «чрезвычайных полномочий». Крючков имел оперативные разработки на двух членов Политбюро, но, когда он положил эти документы на стол Горбачеву, тот распорядился прекратить подобную работу. Он не мог поверить в объективность профессиональной работы чекистов. Об этом эпизоде уже в начале 1990-х Владимир Александрович сам рассказал в телеинтервью программе «600 секунд». Поэтому Валентин Павлов и просил чрезвычайные полномочия для Совета министров, так как Совмину формально подчинялся министр обороны СССР.

https://topwar.ru/uploads/posts/2015-12/1450119823_6-ohrana_gorbacheva_chast5_vrez1.jpg
Юрий Плеханов отвечает на вопросы в зале Верховного суда. Фото: Юрий Абрамочкин / РИА Новости

Скорее всего, Владимир Крючков имел информацию именно о сути переговоров президента РСФСР Бориса Ельцина с руководителями пока еще союзных республик о «децентрализации» страны. Амбиции Бориса Ельцина были очевидны, и рост его влияния на ситуацию нарастал. Противодействовать этому нужно было решительно и очень быстро.

На 20 августа 1991 года Горбачевым было намечено подписание Союзного договора. Вероятно, он не думал о том, что главы республик будут только рады подписаться под идеей, которая приведет к развалу страны, а не к ее консолидации. Ведь для них сладкое слово «независимость» означало личную безграничную власть. Местные царьки путем простого росчерка пера становились царями. Всего через несколько месяцев эти устремления окончательно подтвердит соглашение в Беловежской пуще….

Но и до того цели местных элит были хорошо понятны здравомыслящим людям в руководстве СССР. Вполне наглядным примером служил процесс обретения независимости прибалтийскими республиками. Так, 11 марта 1990 года провозглашает независимость Литва, 4 мая декларацию о восстановлении независимости принимает Латвия, 8 мая Эстонская ССР переименовывается в Эстонскую Республику. 12 января 1991 года Ельцин подписывает в Таллине договор «Об основах межгосударственных отношений РСФСР и Эстонской Республики». На момент путча СССР еще не признал независимость республик Прибалтики, это произойдет чуть позже, но развал государства уже начался.

Чтобы противодействовать «децентрализации», те самые здравомыслящие люди из высших эшелонов власти и создали форму ГКЧП, снарядив делегацию к наслаждавшемуся отдыхом главе государства. И председатель КГБ, и руководство 9-го Управления присоединились к людям, не желавшим развала Союза. Будучи не просто патриотами, а профессиональными офицерами госбезопасности, дававшими присягу своей Родине, они не могли позволить пустить страну под откос. Ну а Горбачев, как считает наш эксперт Дмитрий Фонарев, когда понял, что происходит, просто «ушел в себя» и ждал, «куда все вывернется».

Впрочем, сколько людей, столько и мнений. Каждый, кто принимал участие и в «форосском сидении», и в «форосском вояже», имеет свою точку зрения по поводу тогдашних событий. При этом есть детали, которые не архивируются, а передаются только на словах и только тем, кому доверяет рассказчик-очевидец. Полная картина может быть восстановлена только при детальном изучении всех версий. Свою версию событий на объекте 9-го Управления КГБ СССР «Заря» выездная охрана Горбачева по его указанию озвучила тележурналистам.

Итак, 19 августа президент собирался вылететь в Москву, поскольку на 20-е было намечено подписание Союзного договора. По словам Медведева, при Горбачеве было заведено, что, когда он возвращался откуда-либо в столицу, за ним обязательно прилетал кто-то из руководителей московской «девятки».

https://topwar.ru/uploads/posts/2015-12/1450119731_ohrana_gorbacheva_chast5_vrez2.jpg
Охрана Михаила Горбачева во время встречи в аэропорту в Москве после возвращения с Фороса. Фото: Юрий Лизунов / Фотохроника ТАСС

И вот 18 августа в Форос прибыли Юрий Сергеевич Плеханов и его заместитель Вячеслав Владимирович Генералов. Только на этот раз не одни: к Горбачеву прилетела целая делегация. Это были люди из ближайшего окружения президента: заведующий отделом оргпартработы Олег Шенин, секретарь ЦК КПСС Олег Бакланов, начальник аппарата президента Валерий Болдин, замминистра обороны СССР генерал-лейтенант Валентин Варенников. Они посовещались с Горбачевым, затем Юрий Плеханов сообщил Владимиру Медведеву, что президент продолжит свой отдых в Форосе, а самому Медведеву приказал лететь в Москву. Вот как этот эпизод описан в книге «Человек за спиной»:

«Теперь с моей стороны речь шла об элементарной воинской дисциплине.

— Это приказ? — спросил я.

— Да! — ответил Плеханов.

— Вы меня отстраняете? За что?

— Все делается по согласованию.

— Давайте письменный приказ, иначе не полечу. Дело серьезное, вы завтра откажетесь, а я как буду выглядеть?

Плеханов взял лист бумаги, ручку, сел писать».

Медведеву дали «три минуты на сборы».

Далее он пишет: «Мои начальники хорошо понимали, что оставить меня на даче нельзя, на сговор с ними я бы никогда не пошел, продолжал бы служить президенту верой и правдой, как это было всегда».

Вот так глава «девятки» выступил практически против охраняемого государством лица, а прикрепленный к Горбачеву начальник охраны, который мог взять ситуацию под контроль и организовать отправку президента в Москву, оказался в мгновение ока отстранен от дел.

Охранный «треугольник»

Стороннему взгляду такое развитие событий может показаться из ряда вон выходящим. Но для тех, кто имеет отношение к личной охране, ситуация вполне понятна, если не сказать стандартна.

Любой руководитель страны берется под охрану по решению государства и за государственный счет. Решением руководства госохраны назначаются на должности ответственные за обеспечение личной безопасности лица. Руководители подразделений назначают исполнителей планов охраны — прикрепленных и так далее по структурной иерархии. При этом сохраняется руководящий принцип прямого подчинения.

Но исторически все начальники охраны (старшие офицеры-прикрепленные) руководителей нашей страны, как бы она ни называлась, всегда выполняли порученную им государством работу в интересах охраняемого лица. Такова психология профессионалов, которые ежеминутно отвечают за все, что происходит с доверившим им свою безопасность человеком. И так будет всегда, по-другому работать в должности прикрепленного просто нельзя. Под вопросом остается только ситуация, когда действия охраняемого лица будут явно и однозначно угрожать безопасности страны.

А вот руководители системы госохраны, если они профессиональны, всегда будут работать исключительно на государство, которое оказало им Доверие (именно так, с большой буквы), назначив на столь важную должность.

В этом и заключается вечное противоречие между отношениями в треугольнике охраняемое лицо — руководитель системы — прикрепленный.

Михаил Сергеевич с Раисой Максимовной в эти психологические тонкости не вникали. Вероятно, они воспринимали свою группу охраны как вооруженную универсальную обслугу за государственный счет. Понимая, для чего эта охрана им нужна, они не утруждали себя разграничением сферы частных интересов и интересов государственных.

Поэтому вполне закономерно, что, не найдя на привычном месте у себя в главном доме «Зари» начальника собственной охраны Владимира Медведева, Горбачев тут же счел его «предателем» и по прилете в Москву даже не пустил в свой автомобиль. Начальником охраны Горбачева стал заместитель генерал-майора Медведева майор Валерий Пестов, а его первым заместителем Олег Климов.

«Оторвавшийся от реального мира глава государства даже не задумывался о том, что его прикрепленный не является и никогда не являлся его собственностью, — отмечает Дмитрий Фонарев. — Безупречно профессиональный офицер личной охраны Владимир Медведев по сути гораздо лучше, чем чета Горбачевых, вместе взятая, разбирался в кремлевской (и не только) жизни. И поступил так, как и положено офицеру КГБ СССР, а не слуге вельможного правителя».

Нет системы безопасности — нет и государства

https://topwar.ru/uploads/posts/2015-12/1450119695_ohrana_gorbacheva_chast5_vrez3.jpg
Служба охраны КГБ СССР, организованная на основе упраздненного 9-го управления, сопровождает президента 1991 Год. Фото: Николая Малышева /Фотохроника ТАСС

Можно сказать, что к концу августа 1991 года судьба «девятки», да и всего КГБ была практически решена. Причем «дело ГКЧП» стало здесь не главной причиной, а скорее, лишь последним звеном в целой цепочке процессов, происходивших в те годы в высших эшелонах советской политики.

29 мая 1990 года Борис Ельцин был избран председателем Верховного совета РСФСР и занял кабинет в Белом доме на берегу Москвы-реки. Его деятельность была направлена на обособление полномочий РСФСР в составе СССР, что ярко подтверждает принятая съездом и подписанная Ельциным уже 12 июня 1990 года «Декларация о государственном суверенитете РСФСР». Этот документ резко повысил влияние Бориса Николаевича на политическом олимпе СССР. Ну а события августовского путча еще больше усилили его роль.

Поэтому сразу же по возвращении из Фороса в Кремль Михаил Горбачев задумался о реформировании системы личной охраны. По его замыслу, новая структура должна была входить в аппарат президента СССР. А внутри нее должно было быть два управления, отвечавших за безопасность ключевых на тот момент государственных деятелей — президента СССР Горбачева и председателя Верховного совета РСФСР Ельцина.

И вот уже 31 августа 1991 года 9-е Управление было переименовано в Управление охраны при аппарате президента СССР и, согласно названию, подчинено лично Горбачеву. С 31 августа по 14 декабря 1991 года начальником этого управления был 54-летний полковник Владимир Степанович Редкобородый, ранее уже упоминавшийся в публикациях этой серии, а его первыми заместителями стали начальник личной охраны президента СССР Валерий Пестов и начальник охраны председателя Верховного совета РСФСР Александр Коржаков.

Затем началось печально известное «реформирование» КГБ. После ареста членов ГКЧП события разворачивались стремительно. Почувствовавший свою силу Борис Ельцин навязал Горбачеву своего человека на должность председателя КГБ пока еще СССР, и 23 августа госбезопасность возглавил Вадим Бакатин. В своих мемуарах Борис Ельцин не скрывал, что «… этот человек должен был разрушить эту страшную систему подавления, которая сохранялась еще со сталинских времен». Что Вадим Викторович с успехом и осуществил.

Впоследствии он писал о семи принципах «реформирования» КГБ, основными из которых были «дезинтеграция» и «децентрализация». А в качестве последнего «принципа» значилось «ненанесение ущерба безопасности страны». Очевидно, что все «ельцинско-бакатинские» принципы в отношении системы госбезопасности были взаимоисключающими. Профессиональные офицеры безопасности знают, что при реформировании любого системного оперативного подразделения на период нового становления его эффективность снижается на треть. Ну а когда нет системы безопасности, нет и государства. Что со всей убедительностью и показали дальнейшие события…

3 декабря 1991 года Горбачев упраздняет КГБ СССР. Полномочия госбезопасности сохраняют республиканские комитеты безопасности. 8 декабря после подписания 11 главами союзных республик Беловежского соглашения Советский Союз прекратил свое существование, а 25 декабря Михаил Горбачев сложил с себя президентские полномочия.

0

76

ФСБ рассекретила документы войны. Больше всех зверствовали украинцы

Гитлеровская карательная группа ГФП-721 в годы Великой Отечественной войны отличилась изощрёнными преступлениями в отношении советских граждан. Группа действовала на оккупированных территориях юго-западной части СССР. Её костяк составляли уроженцы Украины.

Зверски замученных украинцами людей были многие сотни. Это следует из материалов, рассекреченных управлением ФСБ РФ по Ростовской области, сообщило РИА Новости.

По факту оккупации города Миллерово Ростовской области нацистами в 1942-1943 годах следователи возбудили дело о геноциде, рассказали в СК России. Там нашли массовое захоронение времён войны. В могилы были брошены в том числе женщины и дети, тела многих - со следами огнестрельных ранений.

В убийствах подозревают военнослужащих, принадлежащих к 6-й армии вермахта фельдмаршала Паулюса. Речь о служивших в группе тайной полевой полиции ГФП-721 (Geheime Feldpolizei) и их пособниках. Они совершали массовые убийства в Донбассе, Ростовской области, Харьковской и Черниговской областях, в Молдавии. Из архивов следует, что больше всего лютовали двое членов группы, предатели Леонид Лурга и Аркадий Сидоренко, оба из украинского города Ромны.

0